Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
15 декабря 2017, пятница, 23:14
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

23 марта 2001, 18:36

Недобитый социализм: реструктуризация РАО ЕЭС как попытка спроектированного перехода к рынку

 

    Если бы знать, как работают рынки, то, вообще говоря, можно было бы обойтись и без рынка.
    Из дискуссии о реформе электроэнергетики на семинаре комиссии Кресса


Легкая политическая PR-бомбардировка, проведенная участниками борьбы вокруг энергореформы накануне обсуждения советом директоров РАО ЕЭС повестки дня собрания акционеров, благополучно отгремела. Кадрового вопроса на собрании не будет. Чубайс останется председателем правления РАО, хотя поправки к уставу и потеря возможности голосования ADR позволит председателю совета директоров и главе путинской администрации Волошину в гораздо большей степени контролировать состояние дел в компании. Большая борьба вокруг концепции реструктуризации энергохолдинга вступила в новую фазу - к 15 апреля так называемая "группа Кресса" должна представить Путину список разногласий и доклад об основных подходах к реформе электроэнергетики.

С точки зрения политических интересов и выгод бизнеса у борьбы за энергетику на данный момент три главных участника: это менеджмент РАО, отстаивающий свою концепцию и поддерживаемый Минэкономразвития; миноритарные акционеры, представляющие интересы игроков фондового рынка, скромную спекулятивную привлекательность которого поддерживают сегодня несколько политически обеспеченных суперкомпаний (в первую очередь - само РАО ЕЭС); а также Александр Волошин, заинтересованный, с одной стороны, в политическом ослаблении Чубайса, остающегося неформальным лидером российских правых политических партий, а с другой - в отстаивании интересов промышленников, прежде всего, алюминиевых олигархических групп, у которых вопрос электричества ключевым образом сказывается на прибыли. Остроту разворачивающейся интриге придало появление на поле боя экономистов-либералов, атаковавших концепцию Чубайса "справа" - они критикуют половинчатый характер предлагаемой либерализации, а также непрозрачность предполагаемой приватизации, проходящей под контролем менеджмента РАО.

Атака либералов, с одной стороны, стала огромным подспорьем для античубайсовского фронта в лице Волошина и профессионального миноритария Федорова, а с другой - инициировала вполне содержательную дискуссию о реформе энергетики. Как ни странно, самым внятным разговором на темы реформы электроэнергетики как таковой стал трехдневный семинар, организованный "группой Кресса" в первой половине февраля в "Президент-отеле" в Москве. Большинство участников семинара, несмотря на жесткую взаимную критику, считают его весьма полезным, а позиции сторон в ходе дискуссии - несколько сблизившимися. Второе заседание "группы Кресса", призванной систематизировать разногласия, пройдет в конце марта, однако за дымом политических фугасов (снимут - не снимут Чубайса) содержание дискуссии на первом семинаре осталось малоизвестным широкой публике. Между тем реформирование электроэнергетики - одного из крупнейших кусков полусоциализма посреди неразберихи российского полурынка - во многом предопределит дальнейшее направление эволюции российского экономического порядка или - по меньшей мере - определит для него вполне существенные ограничения. И как показала дискуссия в "Президент-Отеле" - вопрос перехода от социализма к капитализму там, где это до сих пор не сделано, остается сложнейшей интеллектуальной и менеджерской задачей.



"Полит.Ру" предлагает читателям уже сегодня картину того, о чем говорилось на семинаре, и обзор главных проблем и позиций, обозначившихся в ходе дискуссии, дабы без особой политической пыли попробовать объяснить, о чем, собственно, базар.

ПРИЗРАК РЕФОРМЫ, ИЛИ КТО ЗАКАЗЫВАЕТ МУЗЫКУ И КТО ЗА НЕЕ ПЛАТИТ

Призрак реформы.Знания о реальном состоянии энергетики в стране почти всеми участниками дискуссии признаются недостаточными, прежняя система хозяйствования и не предполагала наличия таких знаний. Минэнерго делает из этого вывод: для начала необходима детальная оценка резервов улучшения состояния отрасли, а не ее реформа. Так сказать, инвентаризация и приведение в порядок. Вообще, Минэнерго и Минатом настаивают на том, чтобы этапы реформы были максимально растянуты - чтобы было время на подготовку к вхождению в рынок. Наоборот, РАО ЕЭС считает, что этапы должны быть максимально спрессованы; более осторожную позицию занимает МЭРТ. Во всяком случае, считают в РАО, стратегическое решение о том, как пойдет реформа, должно быть принято достаточно быстро. Впрочем, "градуалистская" стратегия явно доминирует: практически достигнут консенсус в том, что решение о начале каждого следующего этапа должно приниматься только после оценки предыдущего, а потому их временные сроки можно заранее обозначить лишь очень условно. МЭРТ считает, что программы такого уровня сложности и с такой степенью неопределенности должны быть адаптивными. Звучало даже предложение предварительно опробовать реформу на одном из больших локальных рынков, не входящих в единую систему, однако выбор крайне затруднен тем, что отделенные от других региональные системы являются, как правило, энергодефицитными.

У Минэнерго есть еще один аргумент в пользу того, чтобы отложить реформу. Там считают, что дерегулирование смежных рынков - газа и угля - должно предшествовать дерегулированию энергетики. Иначе конкурирующие друг с другом компании-генераторы сразу столкнутся с ограничениями и неравными условиями: газ распределяется директивно, поставки угля в ряде регионов являются монопольными. РАО же настаивает, что откладывать реформу до либерализации рынков газа и угля нельзя - иначе везде наступит Приморье.

Кто заказывает музыку и кто за нее заплатит. Но главный вопрос, который постоянно возникает, таков: в чьих интересах проводится реформа и как согласовать интересы инвестора, потребителя и государства? Инвестору интереснее всего вкладывать средства и владеть естественной монополией, пользующейся всеми привилегиями, которые ей обеспечивает государство. Чуть хуже, но все еще приемлем вариант вложения в очень крупные компании, являющиеся локальными монополистами. Наоборот, потребителю интересна конкуренция, приводящая к снижению издержек. В то же время большинство потребителей не готовы сейчас оплачивать полный тариф, в который к тому же будут заложены затраты на введение новых мощностей, необходимых в будущем. Внешние инвестиции позволяют растянуть время внесения потребителями необходимых для поддержания и развития отрасли средств, т.е. отсрочить поднятие тарифа до уровня рыночной цены, - однако это означает, что в ближайшее время придется расплатиться собственностью РАО, а потом эти средства все равно возвращать из кармана потребителя. Если бы потребители могли в сжатые сроки заплатить необходимые для инвестиций деньги (через рост тарифа), то и нужды во внешних инвесторах не было бы. Авторам реформы все время приходится балансировать между двумя этими логиками. Внешние инвестиции позволяют смягчить ценовый удар по потребителю сегодня, зато вынуждают оплатить инвестору его сегодняшние издержки потом. Наоборот, внутренние инвестиции (через тариф) позволяют отказаться от внешних, но неприемлемы для потребителя сегодня.

Впрочем, и сама по себе необходимость внешних инвестиций и их размер - также предмет острой дискуссии. Оценки необходимых инвестиций у разных экспертов различаются на порядок. По мнению МЭРТ и РАО, на ближайшие 10 лет потребность составляет более $60 млрд (исходя из прогноза среднегодового роста ВВП в 5-5,5% и необходимости введения новых мощностей для обслуживания роста). Расчеты представителя миноритарных акционеров Александра Браниса ("Просперити Капитал Менеджмент") дают цифру в 10 раз ниже. При этом ни одна из спорящих сторон пока не готова обосновать свои расчеты ссылкой на то, какой объем мощностей и в какие сроки нужно ввести, каковы удельные расходы на введение одного гВт и т.д. РАО признает, что потребность в инвестициях рассчитывалась исходя не из рыночной цены энергии, а из сегодняшнего, регулируемого государством тарифа. Вопрос же о размере необходимых инвестиций важен для решения ключевой проблемы: какая доля этих инвестиций может и должна быть привлечена от внутренних инвесторов, а какая - от внешних, т.е. за счет продажи собственности.

Представители РАН считают, что если основная инвестиционная нагрузка (допустим, порядка $50 млрд) будет лежать на плечах инвесторов, то надо быть готовыми к тому, что через несколько лет эти средства будут ими изъяты, причем стоимость привлечения капитала в энергетику вряд ли будет меньше, чем в соседних областях, т.е. - около 15% годовых в валюте. Соответственно, эти вложения нужно рассматривать как кредит и заранее просчитывать нагрузку на потребителей, которым придется впоследствии вернуть его. Представители атомной энергетики вообще считают, что реформа не должна быть ориентирована на деньги иностранных инвесторов. Если потребители будут оплачивать стоимость привлеченного капитала, электроэнергетика перестанет субсидировать другие отрасли промышленности, что нежелательно. Атомщики предлагают просто создать отраслевой инвестиционный фонд развития (наподобие того, как сами они консолидируют прибыль АЭС в "Росэнергоатоме"), в котором будет централизована "инвестиционная составляющая" тарифа - своего рода псевдоналог, а затем организовать конкурсный доступ к этим средствам для всевозможных энергопроектов. МЭРТ возражает, что фонд просто повторит другие подобные фонды - вложение "ничьих" денег почти никогда не бывает эффективным. Кроме того, попытка заложить средства на модернизацию в энерготариф предполагает, что он еще долго останется регулируемым.

Представители РАН, соглашаясь, что при нынешних тарифах энергетический рынок функционировать не может, предлагают начать с повышения тарифа до "обоснованного уровня", и только потом - заниматься созданием рынка. Эта логика предполагает централизованное планирование: предписать, сколько энергии должно производиться в определенное время в определенном регионе и какой должна быть ее цена. РАО и либеральные экономисты , естественно, считают административное установление цен безусловным злом, а централизованное планирование - изначально обреченным на неудачу, однако расходятся в оценке практической возможности полной либерализации тарифа. По мнению РАО, государство все равно не сможет оплачивать потребление электроэнергии бюджетниками в полном объеме: оно этого не делает сейчас, а при рыночной стоимости энергии неплатежи подскочат в разы.

НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ: ЧТО ТАКОЕ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО И ЧТО ТАКОЕ СЕТЬ

Концепция МЭРТ безусловно предполагает сохранение сети в 100%-ной госсобственности. Либеральные экономисты считают, что естественность сетевой монополии - весьма сомнительна, и это - наиболее принципиальная и интересная точка расхождений РАО и МЭРТ с, так сказать, независимыми либералами. Последние утверждают, что об электричестве вообще неправильно говорить как о товаре, предполагающем наличие цикла - производство, транспортировка, сбыт. Специфика электричества как раз в том, что оно является либо очень странным товаром, либо (что точнее) не является товаром вообще: электричество, как и тепло, нельзя складировать. А значит поставка энергии потребителю является услугой. Что влечет исключительно существенные последствия: нельзя разделять производство, транспортировку и сбыт, ибо потребительской стоимостью обладает именно оказание услуги - весь комплекс в целом. Недоставленного потребителю электричества не существует!

Соответственно, ставятся под сомнение ключевые принципы концепций РАО и МЭРТ - разделение монополии "по горизонтали", а главное - понятие единого рынка и тезис о единстве сети. Противники принципа сохранения монополии на сеть, лежащего в основе логики РАО и МЭРТ, указывают, что реальные сетевые ограничения делают понятие единого рынка в известной мере фикцией. Единый федеральный рынок невозможен даже в европейской части, говорит Минэнерго - внутри нее существует по меньшей мере 7-8 "сечений", - укрупненных регионов - которые могут обмениваться энергией только при существенном увеличении транспортного тарифа, поскольку для этого нужно строить новые сети. Кроме того, при чрезмерной "длине" пути транспортировка вообще становится нерентабельной. В РАО это, в общем, знают, но считают, что максимальная связанность сети обеспечит максимальные возможности перетока в каждом ее сегменте. Впрочем, до сих пор нет (даже для европейской части страны) карты, которая показала бы, сколько в реальности может возникнуть укрупненных региональных рынков и в каких границах. Уже сейчас ясно, что в ряде локальных анклавов сохранится монополия на производство.

Но главное, говорят либералы - сеть не может быть естественной монополией, потому что у удаленного производителя нет товара, если он не может передать его потребителю. Фиксированная государством цена на транспортировку сразу приведет к структурным диспропорциям: сетевое хозяйство останется недоинвестированным (если только в сетевую услугу не будет заложена слишком высокая рентабельность), а генерация на месте будет "сверхинвестирована". Так произошло в Британии и Аргентине, где сетевое хозяйство, развивающееся медленнее других и не по законам рынка, стало тормозом для всей энергетики. Проблема конкуренции между сетевиками решается за счет долгосрочности контрактов потребителя и поставщика энергии. Если управляющий сетью администратор не является коммерческой организацией, получающей прибыль (а государство лишь устанавливает минимальный тариф на сетевую услугу), то вообще непонятно, на каких принципах будет построена ее деятельность, обеспечивающая как функционирование, так и развитие сетевой структуры. Это как если бы ресторанный бизнес был частным, а помещения под него выделялись бы только Единой Государственной Диспетчерской Ресторанной Службой (ЕГДРС). Соответственно, несмотря на успех вашей еды и хорошее обслуживания, вы не сможете расширить бизнес, пока не подадите заявку в ЕГДРС и она не построит или не выделит вам соответствующих помещений (причем, по фиксированной цене, то есть в порядке общей очереди).

Из этой почти философской проблемы во многом и проистекают дальнейшие разногласия либеральных экономистови либеральных функционеров по двум важнейшим вопросам современности: как делить и как регулировать.

КАК ДЕЛИТЬ: ВЕРТИКАЛЬНЫЕ И ГОРИЗОНТАЛЬНЫЕ, МАЛЕНЬКИЕ И БОЛЬШИЕ

ВИКи и горизонтали. Калифорнийский кризис стал мощным аргументом в руках тех, кто заявляет, что неправильно проводить реструктуризацию по отраслевому, горизонтальному принципу (конкурирующие друг с другом генераторы и конкурирующие сбытовики). Особенно, если при этом оптовые цены либерализуются полностью, а регулирование розничных сохраняется, как предполагает концепция РАО. МЭРТ даже солидаризировалось с оценкой ситуации в Калифорнии Джорджем Бушем (который считает, что кризис - это следствие незавершенности либеральных реформ, а не либерализации как таковой) и признало, что в ряде регионов целесообразно создание вертикальных компаний (ранее, в постановлении правительства от 15 декабря, устанавливался запрет на совмещение функций по генерации и сбыту в одной компании). РАО также соглашается, что причиной калифорнийского кризиса является неполная либерализация, но категорически отказывается видеть корнем проблемы горизонтальный принцип раздела. Менеджеры РАО признают, что в ряде регионов ВИКи могут существовать, но только там, где неминуемо возникновение локальных монополий (Сахалин, Камчатка, две локальные энергосистемы в Якутии). Впрочем, без сетевой составляющей вертикальная интеграция и там окажется изначально неполна. Идея ВИКов неявно подразумевает раздел сети.

Исходящие из концепции единства сети МЭРТ и РАО ориентированы именно на модель горизонтальной интеграции. По прикидкам РАО, речь может идти о создании примерно 15 крупных генерирующих компаний, производящих только электричество, и еще 30?35, вырабатывающих электричество и тепло. При этом предполагается в сущности административное деление на такие компании сверху. Миноритарные акционеры опасаются, что при таком разделе наиболее лакомые куски - в частности, крупные электростанции федерального масштаба - останутся в собственности РАО, точнее - той компании, которая будет управлять остающейся в федеральной собственности генерацией. В этом случае, считают миноритарии, 70-75% генерации будет находится под контролем РАО, то есть демонополизации не происходит, и энергетика останется таким же объектом антимонопольного регулирования, как и сегодня.

Сторонниками ВИКов - вертикально-интергрированных компаний - являются прежде всего крупные потребители вроде "Русского алюминия", которые настаивают на том, что их потребность в энергии не может удовлетворяться никакой сбытовой организацией, и хотят контролировать и сбытовика, и производство, и транспортировку энергии. Но прежде всего они хотят, конечно, контролировать цену электричества, ибо от нее напрямую зависит их прибыль. Либералы также считают, что сама логика накопления прибыли подтолкнет генераторов к вертикальной интеграции. Генераторам нет смысла инвестировать в генерацию, снижая цену электричества, и для увеличения прибыли и минимализации издержек они начнут скупать сетевые и сбытовые компании.

В принципе, в создании энергетического ВИКа, обслуживающего нужды "Русского алюминия" (генерация-транспортировка), ничего страшного нет. Однако в реальности все может оказаться несколько менее аккуратно и красиво. Один из главных аргументов против вертикальной интеграции - тот, что она приведет к появлению многочисленных локальных монополий. Превратившееся в самостоятельную вертикально-интегрированную (т.е. контролирующую и сеть, и генерацию) компанию местное АО-энерго получает почти неограниченные возможности по переносу своих издержек на потребителя: оно просто не допустит в свои сети "чужую" энергию. ВИКи, как и единый сетевой администратор, могут манипулировать рынком: доказать отсутствие или наличие пропускной способности сети довольно сложно. А естественная конкуренция будет побуждать ВИКи, владеющие сетью, загружать только собственную генерацию. С другой стороны, возникает возможность кросс-субсидирования в рамках региона. Именно такое развитие событий возможно при приватизации тем же "Русским алюминием" условного красноярского ВИКа: алюминщики кровно заинтересованы в сдерживании роста цены электричества для своего производства и в условиях монополии получат максимум возможностей переложить эти издержки на "чужих" потребителей. Рынка в этом случае мы можем просто не получить.

В известном смысле это вопрос эффективности антимонопольного регулирования на локальном уровне. К примеру, Германия, где участники энергорынка - ВИКи, ввела для них раздельный учет затрат на генерацию, распределение и сбыт. Но в нашей системе в условиях локальной монополии вопрос недискриминационного доступа будет решить практически невозможно, во всяком случае - никак не проще, чем в случае наличия "независимой" общей сети. А учитывая известные особенности региональных российских экономик и политических систем, ВИКи станут очередным рычагом для установления тотального контроля в экономике, выкачивания монопольной ренты и перераспределения издержек.

Большие и маленькие: эффект масштаба. По мнению Минэнерго , в США удалось осуществить дерегулирование энергетики за счет того, что там перестал действовать эффект экономии от масштаба, и стало более выгодным строить небольшие энергоблоки. Произошло сильное снижение единичного размера вводимых мощностей, а это решительно меняет ситуацию в энергетике в целом - она действительно перестает быть естественной монополией. У нас пока по-прежнему выгоднее вводить мощные энергоблоки - в процессе эксплуатации они показывают меньшие издержки. Однако действие эффекта масштаба постепенно сходит на нет (диапазон наиболее экономичных по удельным капитальным затратам мощностей снизился с 800-1200 мВт до 150-450 мВт). Это заставляет еще раз задуматься об оптимальном числе самостоятельных хозяйствующих субъектов среди производителей энергии, т.е. об уровне дробления или объединения существующих структур. При этом следует учитывать, что горизонтальный раздел РАО ЕЭС ориентирован преимущественно на "большую" энергетику и будет препятствовать развитию "малой", ибо не подразумевает непосредственной увязки "потребитель-энергоблок".

Таким образом, выделение сети в отдельную распределительную структуру, с одной стороны, станет барьером на пути создания локальных монополий, но в то же время сохранит высокие барьеры входа на рынок. А это будет препятствовать развитию "малой энергетики", считающейся исключительно перспективным направлением. Так, академик Фаворский называет одним из основных направлений нашей энергетики строительство малых газотурбинных станций. Это - основа для децентрализации энергетики, тем более что авиационные двигателестроительные заводы могут производить энергоустановки (по тысяче в год), предназначенные для небольших ТЭЦ. За счет децентрализованной "малой" энергетики, считает Фаворский, за 10-15 лет можно обеспечить 30-40 гВт мощности и полное теплоснабжение. Маленькие станции могут быть собственностью поселка, мэрии, завода и т.д.

В связи с этим и был сформулирован тезис, который, по имени его автора, стали называть "тестом Кузнецова". Если с одной стороны дороги распложен завод, у которого есть парогазовая установка и который производит энергии больше, чем потребляет сам, а через дорогу - фабрика, которой нужна энергия, то могут ли они протянуть кабель через дорогу, или должны обратиться к РАО как владельцу сети, заказать работу и оплатить "естественно-монопольную" услугу сетевой компании? А Борис Львин и Геннадий Лебедев заметили: вся дискуссия вертится вокруг вопроса, как разделить то, что уже есть, в то время как главный вопрос, возможно, состоит в том, чтобы создать условия для возникновения и развития новых производств. Если приватизация "Русским алюминием" "Красноярскэнерго" с последующим возвращением своих инвестиций через установление разных условий на получение энергии для "своих" и не своих выглядит окончательным оформлением инфраструктуры олигархической экономики, то почему должно быть запрещено для тех же заводов "Русала" строительство собственной новой станции и соединение ее с заводом напрямую? В связи с этим было высказано мнение, что как минимум новые генерирующие мощности, новые сети, которые строятся без участия государства, должны быть абсолютно нерегулируемыми. В этом случае не должны действовать ни принцип единой и неделимой сети, ни регулирование тарифа.

РЫНОК И РЕГУЛИРОВЩИК

Единый торговый администратор и конфликт интересов . По идее РАО и МЭРТ, "организатором" рынка должен стать администратор торговой системы (на базе нынешнего ЦДУ), который будет заниматься диспетчеризацией, то есть сводить заявки производителей и потребителей и обеспечивать реализуемость торгов с учетом системных ограничений на переток энергии (ибо, как уже сказано, энергетический рынок уникален тем, что в каждый момент времени должно производиться столько энергии, сколько потребляется), а кроме того - формировать резерв мощности и управлять им в случае форс-мажора или отказа поставщика от своих обязательств.

Таким образом, по модели РАО ЕЭС в собственности РАО после реструктуризации будет часть генерации, а одновременно РАО будет являться сетью, администратором и диспетчерским центром. Однако в этом случае конфликт интересов между РАО как собственником (агентом государства по управлению его собственностью в компаниях-производителях) и его функциями диспетчера-регулировщика становится практически неизбежным. По сути, этот конфликт существует уже и сегодня. "Росэнергоатом", вырабатывающий энергию самостоятельно, но зависящий от РАО на этапе ее транспортировки и продажи, постоянно жалуется на ЦДУ и ЦДР (центр управления и центр расчетов): первый якобы ограничивает выработку энергии на АЭС, выводя на рынок более дорогую энергию электростанций, а второй недоплачивает за реализованную энергию. РАО ЕЭС постоянно опровергает эти обвинения, однако само наличие многолетнего спора, не находящего разрешения, показывает, что деятельность системного оператора может сопровождаться конфликтом интересов и - во всяком случае - нуждается в четко продуманном нормативном регламенте. Однако наиболее последовательным вариантом было бы полное отделение сетевой компании от бизнеса в сфере генерации. Если же администратор останется в составе РАО, от вопросов, почему были загружены те или иные электростанции никуда не уйти.

В принципе РАО согласилось, что во избежание такого конфликта системный администратор должен быть выведен из его собственности и принадлежать основным участникам рынка, но в то же время считает, что непосредственно центр диспетчеризации, обеспечивающий работу сети, должен принадлежать РАО как ее владельцу. В то же время, если рассматривать передачу энергии как комплексную услугу, предоставляемую монополией, то сеть, системный оператор и диспетчерский центр не должны быть разорваны. Ведь системный администратор, в варианте РАО, должен получить право разрывать контракты потребителя со сбытовиком, если их выполнение требует превышения возможностей сети, и корректировать их при необходимости, т.е. стать неким Госпланом и посредующим звеном между поставщиком и покупателем, от которого в значительной мере зависит исполнение контракта.Атомщики - чья позиция как "слабой" стороны в сегодняшнем механизме регулировании рынка, а потому заинтересованной в снятии ограничений входа на него, оказывается неожиданно либеральной - вообще говорят, что нужна не реформа собственности, а реформа отношений между существующими субъектами рынка - изменение системы хозяйственно-договорных отношений, нормативной базы и пр. Учитывая, что прообраз оптового рынка сегодня уже создан, формирование его правил и механизмов, снятие существующих правовых ограничений на рыночные отношения в рамках сегодняшних организационных форм и субъектов рынка будет наиболее осторожным вариантом перехода к реальному рынку, считают они.

Позиция атомщиков понятна: они не обременены всей системой обязательств и нерыночных гарантий, которые висят на РАО ЕЭС, их задача - продать свою энергию, в то время как РАО ЕЭС в действительности не только выступает как продавец энергии, но и как агент государства по гарантиям обеспечения страны электроэнергией. Именно эта двойственная роль делает попытки выстроить систему договорных отношений уже сейчас весьма условными и призрачными. Являясь формально акционерным обществом, РАО на самом деле является монопольным диспетчером, собирающим мзду с клиентов. Интересно, что при возникновении конфликтов и в качестве последней меры воздействия практикуется "выключение рубильника", а не разрыв контракта, как было бы нормально в коммерческих отношениях. Контрактные отношения фактически не распространяются на огромные сектора рынка, где РАО исполняет государственные, а не коммерческие функции.

Гарантирующие поставщики и инвентаризация обязательств. По концепции РАО и МЭРТ, в перспективе госрегулированию будет подлежать только цена монопольной услуги - передачи энергии, а цена на услуги генерации и сбыта формируется на конкурентном рынке. Однако МЭРТ считает, что в обозримом будущем конкурентное ценообразование возможно только на европейской части страны. На остальных территориях, сплошь характеризуемых как энергодефицитные, предполагается сохранить систему регулирования оптовых и розничных тарифов. При этом концепция МЭРТ предполагает не одномоментное освобождение цен - в ряде сегментов и регионов (например, на Дальнем Востоке) сохранятся регулируемые тарифы. Кроме того, в декабре правительство декларировало, что сначала (на первом этапе реформы) должен быть либерализован оптовый рынок, и только на третьем - розничный, однако затем, проанализировав калифорнийский опыт, отказалось от этой идеи - розничные и оптовые цены должны быть отпущены одновременно.

Отказавшись от первоначальной идеи "регулируемого рынка", МЭРТ все же решило подстраховаться введением понятия "гарантирующего поставщика". То есть часть энергосбытовых организаций будет гарантированно поставлять энергию стратегически важным потребителям либо потребителям, обладающим ограниченной платежеспособностью. Таким образом, на этот ограниченный круг организации переносится риск неоплаты поставок, который сейчас равномерно размазан по всей энергетике и который заставляет РАО субсидировать одних потребителей за счет других. В последние, удачные для бюджета годы Минфин пытается обеспечить полную оплату энергии бюджетниками и одновременно несколько снизить потребление ими электричества. Однако если бы правительство было действительно уверено в своей способности полностью оплачивать потребление бюджетников и контролировать его снижение, нужды в гарантирующих поставщиках не было бы. Их наличие в концепции (по оценкам РАО, 7-12% потребления должны отойти к таким поставщикам либо дотироваться правительством напрямую) говорит о том, что проблема неплатежей преодолена не будет. Причем, как откровенно признает МЭРТ, гарантирующие поставщики не смогут существовать только за счет того, что в их распоряжении будет наиболее дешевая энергия ГЭС и крупных станций. Их придется еще и субсидировать.

Со своей стороны, РАО, по-видимому, вполне готово было бы отказаться от гарантирующих поставщиков, будь оно уверено, что бюджетники будут оплачивать потребление. Однако, если некоторые неры

 

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
19:03 В Назарете отменили Рождество
18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
17:48 ФИФА пригрозила отстранить сборную Испании от ЧМ-2018 из-за действий властей
17:28 Задержанный в Петербурге планировал взорвать Казанский собор
17:25 Промпроизводство в РФ в ноябре упало максимальными темпами за 8 лет
17:01 Турция потребует в ООН отменить решение США по Иерусалиму
16:43 В посольстве США назвали ложью обвинение во вмешательстве в российскую политику
16:33 Букингемский дворец назвал дату свадьбы принца Гарри
16:29 Журналист сообщил о готовности Захарченко внедрить на Украину 3 тысячи партизан
16:14 МИД Украины опроверг ведение переговоров об экстрадиции Саакашвили
16:08 Страны ЕС согласились начать вторую фазу переговоров по выходу Великобритании
15:49 Дипломатов из США не пустят наблюдать за российскими выборами
15:47 Глава ЦИК назвала стоимость информирования избирателей о выборах
15:36 Гафт перенес операцию из-за проблем с рукой
15:21 В Кремле посчитали недоказанными обвинения в адрес Керимова во Франции
14:55 ФСБ задержала в Петербурге планировавших теракты исламистов
14:33 Сенаторы одобрили закон о штрафах за анонимность в мессенджерах
14:15 В Кремле признали нежелание Путина упоминать фамилию Навального
14:02 Дума отказалась ограничить доступ к сведениям о закупках госкомпаний
13:59 Минфин пообещал не допустить «эффект домино» из-за Промсвязьбанка
13:52 Алексей Улюкаев приговорен к восьми годам строгого режима
13:39 Госдума разрешила внеплановые проверки бизнеса по жалобам сотрудников или СМИ
13:36 ЦБ снизил ключевую ставку
13:24 Ученые заглянули в глаз трилобита
13:23 Власти Москвы отказали Илье Яшину в проведении акции 24 декабря
13:19 Индекс потребительских настроений по всей России вышел в «зеленую зону»
13:08 Прокуратура назвала самое коррумпированное подразделение силовиков
13:00 Лавров заявил о вмешательстве США в выборы в России
12:47 Совет Федерации подключился к поиску источника вони в Москве
12:40 Минтранс анонсировал возобновление рейсов в Каир в феврале
12:25 Дед Мороз заявил об отказе от пенсии
12:20 Дума приняла закон об индексации пенсий в 2018 году
12:07 Антитела к вирусу лихорадки Эбола вырабатываются через сорок лет после болезни
12:01 ЦИК снова пересчитал желающих баллотироваться в президенты
11:41 Улюкаев признан виновным в получении взятки
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.