Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
24 мая 2018, четверг, 03:50
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

21 июня 2001, 18:04

Сергей Вицин: Идея социалистического права, что суд должен установить объективную истину, - это демагогический бред

Сергей Ефимович Вицин - доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России, генерал МВД. Принимал активное участие в разработке Концепции судебной реформы 1992 года и возглавлял Совет при Президенте РФ по судебной реформе. Сегодняшняя должность - заместитель Председателя Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия. Член Комиссии по вопросам помилования при Президенте РФ.

Главным новшеством УПК считается возможность отказа подсудимого на суде от данных во время предварительного следствия показаний. Но такая норма существует и в действующем УПК. В чем нововведение?

Это все-таки нововведение. Дело в том, что в уголовном процессе есть специальное правило, даже целый процессуальный институт, который называется "допустимость доказательств". Несмотря на такой специфический термин, его содержание вполне предметно. Речь идет о том, что есть данные, которые не могут быть признаны доказательствами. С точки зрения здравого смысла это может показаться странным, но с точки зрения специального подхода - это совершенно необходимый элемент любой системы судопроизводства. Так, никакое судопроизводство ни в одной стране не может полагаться на признания, полученные под пыткой. Это, конечно, крайняя ситуация, но в Конституции есть положение, которое именуется "свидетельский иммунитет". Вообще, в интересах правосудия человек обязан свидетельствовать при расследовании дела, но Конституция предусматривает, что супруга(супруг) или близкий родственник обвиняемого могут отказаться от дачи против него свидетельских показаний. На первый взгляд кажется, что в интересах дела можно получить эти данные, но существуют законные препятствия.

Точно так же во многих странах существует правило, основанное на том, что состязательное уголовное судопроизводство обеспечивает обвиняемому право на защиту, и он может давать показания только в присутствии адвоката. В Америке есть правило "Миранды", названное по прецеденту в деле некоего Эрнесто Миранды, которому полиция не разъяснила, что он может не давать показания, а данные им показания могут быть использованы против него в суде. Нечто подобное этому правилу предполагается внести в новый УПК. Звучит это так: "Показания обвиняемого, данные на досудебных стадиях в отсутствие адвоката и не подтвержденные в суде, не могут считаться доказательством". Они исключаются из числа доказательств. Эта мера тоже кажется искусственной, но в тех нормах УПК, которые касаются суда присяжных, она уже есть. Судья, регулируя уголовный процесс, имеет право исключать определенные сведения из состава доказательств. Он или не доводит их до присяжных заседателей, или говорит, что это доказательство вы не должны принимать во внимание, так как оно получено с нарушением процессуальных норм.

Процессуальная норма, кажущаяся ненужной формальностью, имеет в судебном производстве принципиальное значение. Если эта норма будет принята, то это будет очень важным шагом в продвижении нашего закона к общепринятым стандартам судопроизводства. У органов дознания, у милиции пропадет стимул выколачивать признания. До недавнего времени суд фактически был частью стороны обвинения. Суд засчитывал эти показания и таким образом оказывал давление на подсудимого.

То есть норма об отказе от показаний была, но суд мог эти доказательства учитывать?

Да, именно так.

В чем основные компромиссы, на которые пришлось пойти при обсуждении нового УПК?

Тут очень много вопросов, связанных с организационно-техническими проблемами. Например, по Конституции и по всем международным нормам осужденный человек имеет право на пересмотр его дела вышестоящим судом. Это очень важная норма, она, кстати, имеет очень большое значение с точки зрения противодействия коррупции. Это своего рода контроль над действиями судей. Норма о пересмотре дела вышестоящим судом формально существовала, но фактически ее не было. Вместо пересмотра дела по существу была так называемая кассация, то есть пересмотр дела по формальным признакам: не нарушены ли по делу нормы закона. При этом фактически дело не пересматривалось. Очень жаль, что, к сожалению, сложившаяся судебная система не может обеспечить апелляционного пересмотра дел, поскольку для этого нужно менять всю судебную систему. Это связано с большими расходами. Потом у нас и традиции такой нет, что тоже существенно и важно.

Парадокс состоит в том, что апелляционные начала или пересмотр дела по существу все-таки предусмотрены нашим законом, но только по решению судей мировой юстиции. Получается явно парадоксальная ситуация: в мировых судах, где рассматриваются малозначительные дела, человек имеет право на апелляционный пересмотр дела, для него эта гарантия судопроизводства действует; те же, кто привлекается за тяжкие преступления, за которые и сроки наказания больше, не имеют права на пересмотр дела по существу. Им остается только кассация, которая рассматривает нарушение процедуры и к пересмотру дела по существу не ведет.

Предложенные в новый УПК изменения формы обжалования критикует и Верховный суд...

Там речь идет о такой своеобразной форме обжалования, как надзорное производство. Вообще-то, таких надзорных процедур в мире нет. Раньше по сложившемуся порядку надзорное производство было сугубо формальным. Оно производится уже за рамками законченного уголовного дела. Приговор вынесен, наказание назначено, человек его отбывает, причем уже несколько лет, а так называемое надзорное производство может начаться.

Поскольку апелляционного производства не было, то люди, не удовлетворившись кассацией, продолжали обжаловать приговор в надзорном порядке. И это стало обычной практикой. Это естественно: если дела не решаются в одной форме судопроизводства, то весь массив дел перетекает в иную, в данном случае сторону надзорное производство. Поскольку этих дел было очень много, то с 1954 года ввели надзорное производство даже на уровне областных и приравненных к ним судов. Создали президиумы областных судов и Верховных судов автономных республик. Там эти дела рассматривались. Но это не исключало того, что, если человек не был удовлетворен решением суда, эти дела направлялись в Верховный Суд. Таким образом, на Верховный Суд идет целый вал дел в рамках надзорного производства. Их там десятки тысяч, и по ним принимает решение не судья, а так называемый консультант. Что с точки зрения идеи судопроизводства совершенно недопустимо: человек обращается в суд, и получает ответ не от судьи, а от консультанта. Конечно, Верховный Суд сейчас обеспокоен тем, что эту массу дел придется рассматривать судьям.

По старому УПК вносить протест на вступивший в законную силу приговор могли прокуратура и председатели Верховных судов республик и областных судов. Но эта процедура совершенно нелогичная, даже нелепая, потому что не может судебная инстанция опротестовывать приговор своих коллег. В новом УПК право на протест остается только за прокурорами и, естественно, осужденными. Это соответствует принципам состязательности правосудия. Но дело в другом. У нас Верховный суд и так состоит из 115 судей, в то время как в Соединенных Штатах - стране с населением вдвое большим, чем у нас - в Верховном суде 9 человек. Это возможно потому, что рассмотрение дел заканчивается на уровне Штатов. Там Верховный Суд, который на самом деле имеет еще полномочия Конституционного суда, действительно соответствует своему названию. Мне уже давно приходится убеждать всех, что совершенствовать уголовный процесс, не перестраивая радикально и рационально систему судоустройства, невозможно. Если мы хотим улучшить правила функционирования системы, то следует изменить ее структуру.
Я неоднократно говорил, что должна быть введена система судебных округов, которая не должна повторять структуру административного деления страны. В России так и было. Московский окружной суд включал в свою юрисдикцию до 7 губерний. При принятии такой системы до Верховного Суда дела просто не доходили бы. И он стал бы тем, чем он должен быть. Но, видимо, надо признать, что мы пока к этому не готовы со многих точек зрения. В том числе и с точки зрения сложившихся представлений.

Серьезная дискуссия возникла вокруг вопроса о возможности пересмотра приговора в сторону ужесточения наказания. Насколько оправдана возможность таким образом пересматривать приговор?

Это абсолютно недопустимо. Здесь, конечно, можно исходить из формального подхода - если действует принцип состязательности, то обжаловать приговор могут обе стороны. Но в России в судах присяжных не было обжалования или отмены приговора, если суд признал человека невиновным. Этот вопрос касается того, что мы называем презумпцией невиновности. Если признали человека невиновным, то все. Если вам будут говорить: "Но если там выясняется что-то новое", - не поддавайтесь этой аргументации. Если открываются новые обстоятельства, то есть специальные процедуры возобновления дела "по вновь открывшимся обстоятельствам". Но если в рамках того обвинения, которое уже было, суд вынес решение об оправдании, человек признан невиновным окончательно.
Кстати, в новом УПК нет и формулировки, которая есть в статье 208 части 2 действующего УПК, где содержится положение об оправдании вследствие недостаточности улик. Этот институт сродни тому, что было в России до реформы 1864, когда человека могли оставить под подозрением. Ныне так невозможно: суд должен сказать, виноват человек или не виноват. Если доказательств нет, значит - не виноват. Тогда рушатся демагогические построения так называемого "социалистического права", когда считалось, что суд должен установить истину (объективную, материальную, реальную) - это демагогический бред. Если суд не находит доказательства достаточными, то присяжные выносят вердикт, или простой суд - приговор, что человек не виновен. Оставлять человека под подозрением нельзя.

Насколько, на Ваш взгляд, обоснованы претензии Верховного Суда к порядку отстранения судей?

Я думаю, что они, конечно, обоснованы. Надо все-таки признать, что есть некоторая поспешность в изменении порядка привлечения судей к уголовной ответственности. Причем, на первых порах группа Козака предлагала совсем странные вещи. К примеру, возможность отстранять судью по факту возбуждения уголовного дела против его родственников. Это вообще нелепость: мы помним, как Виктор Иванович Илюхин возбуждал уголовное дело против Горбачева, а возбужденные уголовные дела против Ильюшенко и Скуратова прекращены. Мы видим, что возбуждение уголовного дела - это легко доступный инструмент для дискредитации человека. Ставить судью в зависимость от этого, конечно, нельзя. Мне представляется несомненным, что судья должен быть защищен более надежно, так как это было предусмотрено законом о статусе судей 1992 года. Надо идти по другому пути. Достаточно совершенствовать структуру и механизм функционирования квалификационных коллегий судей, чтобы они не действовали как корпоративные образования, всегда или почти всегда стоящие на стороне своих коллег, что бы они ни совершили. Я уже об этом не раз говорил.

Еще одним нововведением в УПК - является процедура сделки с правосудием. Говорят, что для России она не годится?

Почему не годится? Это проверено в целом ряде судебных систем. Сделка с правосудием - это вполне понятный и рациональный путь. Зачем громоздить судебную процедуру, если все достаточно ясно. Причем, тут надо иметь в виду еще одно обстоятельство. Ревнители принципов "социалистического правосудия" говорят, что нужны гарантии и что при сделке могут воздействовать на потерпевшего, чтобы он согласился примириться, или воздействовать на обвиняемого. Но все дело в том, что сделка возможна только тогда, когда все участники с ней согласны. Должна быть просьба подсудимого, согласие сторон, и, наконец, сделка разрешается по усмотрению суда. Если суд хоть на грамм усомнится в том, что в сделке все чисто, то он может отказаться и вести дело по обычной процедуре.

Но не надо забывать, что 4/5 всех дел - это не сложные кошмарные дела, а тривиальнейшее хулиганство - кража, мелкий грабеж, когда алкоголики друг у друга что-то отобрали. И нет необходимости запускать машину юстиции на полную мощь. Если же мы будем ориентироваться на развитие апелляционных начал, то появляется возможность пересмотра дела по существу, если после сделки потерпевшая сторона не будет удовлетворена. Здесь важно еще одно нововведение, связанное с расширением возможностей примирительного производства, когда подсудимый и потерпевший заключают мировую. Чаще всего потерпевшему, особенно при краже (а у нас за них осуждается до 400 тысяч человек), не интересно, чтобы преступник сидел, он ищет возмещения ущерба! И если такое возмещение последовало, к чему вся долгая процедура?

В чем смысл положения, которое не разрешает обжаловать приговор по сделке в сторону его утяжеления?

На мой взгляд, вполне логично, что раз уж все согласились и состоялось такое решение, то какой смысл от него отказываться? Иначе это может обернуться последующим торгом.

Почему авторы УПК на это не пошли?

Все эти положения воспринимаются нашими специалистами как новые, как необычные для нашего судопроизводства, для нашей судебной системы. Я могу предположить, что возражения со стороны консерваторов следуют как раз из-за того, что ранее действующий процесс проверен длительной практикой, кодекс действует 40 лет и поэтому они хотят исключения нововведений. Совсем уже неразумный вариант противодействия новому состоит в том, что нововведение это заимствовано на Западе. Если об этом пойдет речь, то нужно помнить, что фактически мы восстанавливаем ту систему судопроизводства, которая была в России с 1917 до 1920 года. Если объективно посмотреть на историю, то Россия была демократичным правовым государством с хорошо развитой судебной системой, которую после Первой мировой войны заимствовали многие страны.

Насколько важно исключение создания Федеральной службы расследований из УПК?

Это исключение объясняют тем, что необходимо еще время. И в этом состоит позиция президента. В том, что эта служба должна быть и все-таки будет создана, никто не сомневается. Идея создания следственного комитета излагалась еще в Концепции судебной реформы 1991 года. Совершенно очевидно, что неправильно, когда следствие находится в полицейских службах. Кстати, когда шла реформа правоохранительных органов, то ФСК, преемница КГБ, была лишена следственных полномочий, но потом постепенно они туда вернулись. Когда создали налоговую полицию, ей дали функцию предварительного следствия, это вообще было невообразимо! Полиция никогда и нигде не должна иметь на это права. Конечно, хорошо, что эти идеи пошли дальше, и речь уже идет не только о следственном комитете, но и о Федеральной службе расследований. Это вполне оправданно. Я думаю, что в конце концов такая структура появится.
("Полит.Ру" представлял Евгений Натаров)

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

23.05 20:59 Мария Захарова прокомментировала заявление Юлии Скрипаль
23.05 20:57 Правительство отчиталось о выполнении майских указов на 94%
23.05 20:37 Украину предупредили о масштабной атаке «русских хакеров»
23.05 20:06 В Новосибирске создали управляемую силой мысли инвалидную коляску-вездеход
23.05 20:01 Юлия Скрипаль дала первое интервью после выписки
23.05 19:49 КС РФ дал студентам колледжей право на третью отсрочку от армии
23.05 19:48 Путина позвали сыграть в хоккей с Ди Каприо на Северном полюсе
23.05 19:38 Новые санкции не сказались на прогнозе МВФ по российской экономике
23.05 19:20 В МИДе рассказали о подготовке визита Лаврова в КНДР
23.05 19:08 НКО призвали Госдуму наказывать депутатов за сексуальные домогательства
23.05 19:00 Индия может обложить криптовалюты налогом
23.05 18:53 Пхеньян определился с датой демонтажа ядерного полигона
23.05 18:45 Главный аналитик Sberbank CIB уволен после критики «Газпрома»
23.05 18:27 Уилл Смит исполнит официальную песню чемпионата по футболу
23.05 18:02 Росгвардия оснастит весь общественный транспорт «тревожными кнопками»
23.05 17:59 Сквер у посольства России в Вильнюсе назвали в честь Немцова
23.05 17:36 Порошенко сменил название ВДВ и цвет беретов морпехам
23.05 17:30 ЕСПЧ присудил россиянам 2 млрд евро компенсаций за 20 лет
23.05 16:58 Житель Кургана предстанет перед судом за призывы к массовым беспорядкам через Telegram
23.05 16:48 Генсек ФИФА выступила в защиту Оюба Титиева
23.05 16:42 Родственники пассажиров сбитого «Боинга» написали открытое письмо перед ЧМ-2018
23.05 16:25 Вместо одной вымирающей гигантской саламандры теперь будет пять
23.05 16:21 Россияне смогут жить на Кубе без виз до трех месяцев
23.05 16:12 Пресс-секретаря Навального арестовали за твит о митинге
23.05 15:55 Медведев поручил снизить акцизы на бензин и дизтопливо
23.05 15:50 В Госдуме не согласились с запретом на отдых в санкционных странах
23.05 15:32 В Москве арестовали бывшего мэра Ялты
23.05 15:15 Из УК РФ решили убрать «предпринимательские» статьи
23.05 15:14 Помощник Бастрыкина приедет в кубанский поселок после зверского убийства женщины
23.05 15:09 Более 80 процентов углерода в живых организмах приходится на растения
23.05 15:06 «КиноПоиск» превратился в платный онлайн-кинотеатр
23.05 14:40 Мосгорсуд оставил в силе приговор Навальному
23.05 14:38 Instagram позволит «отключить» посты выбранных пользователей
23.05 14:04 Дипломат США заявил об «акустической атаке» в Китае
23.05 14:03 Центр имени Хруничева привез на выставку новые «Протоны»
23.05 13:34 МИД России назвал сроки выхода Украины из СНГ
23.05 13:32 Изменение кислотности среды послужит тормозом для молекулярных машин
23.05 13:30 Роскачество нашло нарушения в 25% образцов сливочного масла
23.05 13:25 Бывший тренер «Спартака» и ПСЖ возглавил лондонский «Арсенал»
23.05 13:00 Просившую Путина о помощи онкобольную похоронят 24 мая
23.05 12:59 Девять сотрудников Мариинского театра госпитализированы с отравлением
23.05 12:40 Минкульт России открестился от планов запрета Booking.com
23.05 12:20 МИД РФ рассказал о мизерных зарплатах боевиков ИГ
23.05 12:19 Сбербанк в четвертый раз попытается продать украинскую «дочку»
23.05 11:51 Бизнес предложил отменить посадки за исполнение санкций
23.05 11:38 Хазанов готов озвучить попугая Кешу в полнометражке «Союзмультфильма»
23.05 11:32 В ДНР рассказали о попытке украинских военных захватить Горловку
23.05 11:21 Глава Сбербанка рассказал о переговорах с «Русалом» по долгам
23.05 11:13 В аварии школьного автобуса под Псковом пострадал 21 человек
23.05 10:51 В Совфеде ответили на заявление депутата Верховной Рады по Крымскому мосту
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.