Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
12 декабря 2017, вторник, 08:07
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

29 июля 2002, 00:00

Дефектология

- Роман Павлович, ходят слухи, что Министерство труда и социального развития готовит сейчас важные изменения действующего законодательства, касающиеся инвалидов вообще и детей в частности.

- Да, это так. Вопрос о необходимости таких изменений стоит уже много лет, однако лишь в последнее время в Министерстве началась активная работа над проектами документов.

Вкратце проблема состоит вот в чем. В законе "О социальной защите инвалидов", принятом в 1995 году, фигурирует понятие индивидуальной программы реабилитации инвалида (ИПР) - комплекса мер медицинского и социального характера, необходимых для максимальной интеграции инвалида в обществе. Если родители не смогли бесплатно получить в государственных учреждениях предусмотренные, например, реабилитационные услуги, необходимые их ребенку, согласно ИПР, и приобретают их где-то на свои средства, то государство должно им эти затраты компенсировать.

Что касается образовательных услуг, то такой же механизм предусмотрен законом "Об образовании" 1996 года и принятым постановлением правительства документе "Порядок воспитания и обучения детей-инвалидов на дому и в негосударственных образовательных учреждениях, а также размеры компенсации затрат родителей (законных представителей) на эти цели".

Прошло уже более шести лет, но эти механизмы до сей поры не запущены, потому что правительством не приняты два важнейших документа. Первый - федеральная базовая программа реабилитации инвалидов и, соответственно, перечень мероприятий, технических средств и услуг, предоставляемых инвалиду бесплатно или подлежащих компенсации за счет государства. Второй - норматив, определяющий размер компенсационных денежных выплат родителям, осуществляющим самостоятельно образование ребенка-инвалида.

Без этих документов система ИПР фактически неработоспособна, и в результате сейчас ИПР зачастую просто не составляют, а по немногим составленным ИПР не выплачивают компенсации. Иными словами, десятки тысяч детей-инвалидов с самыми серьезными нарушениями поражены в правах, не получают образования и реабилитации и лишаются шансов на достойное будущее.

Сейчас мы добиваемся того, чтобы нас ознакомили с проектами трех документов, над которыми работают в Минтруда: поправок к закону "О социальной защите инвалидов", федерального базового перечня и новых правил составления ИПР. Нам говорят: "Не волнуйтесь, мол, у нас профессора эти документы пишут", но у нас есть очень большие сомнения в том, что у них в итоге получится.

Из разговоров с представителями Министерства у нас сложилось впечатление, что они сами не очень разбираются в том, как эта система устроена, как она функционирует, и поэтому вряд ли они в ней что-то принципиально поменяют. А менять обязательно надо.

Скажем, у родителей просто нет денег, чтобы купить своему ребенку услуги, предусмотренные ИПР. Компенсация постфактум им не поможет.

Мы предлагаем две вещи: или создать систему кредитования для родителей, или предусмотреть такие договоры между семьями и организациями, оказывающими платные реабилитационные услуги, чтобы государство оплачивало их непосредственно этим организациям по безналичному расчету.

- В министерстве в курсе ваших предложений?

- Да, давно уже. Они принимают от нас бумаги, кивают, говорят, как все это замечательно, но вот только они не успели внести все эти предложения в тот документ, который готовился, но в будущем обязательно будут иметь их в виду-

На самом деле они просто не заинтересованы в том, чтобы что-то менять в отношении государства к нашим детям. И я боюсь, что в итоге с ИПР получится как с законом об альтернативной гражданской службе - формально закон примут, а воспользоваться им будет практически невозможно.

- Представления государственной системы социального обеспечения и неправительственных организаций, занимающихся проблемами детей-инвалидов, видимо, трудно совместимы?

- Практически противоположны. Мы беремся за очень сложных детей, занимаемся с ними, и они делают успехи, заметные для нас, но не такие, которые могут в чем-то убедить государственные органы. Чиновники считают, что раз это крайний по сложности диагноз, то тут даже пытаться не надо; то есть, если родители хотят что-то делать v пожалуйста, но государство на это ничего тратить не будет.

- Здесь моральная проблема: видимо государство не готово тратить деньги просто для того, чтобы помочь тяжело больному ребенку, без надежды когда-нибудь получить в его лице полезного члена общества.

- Да, но есть и еще одна сторона. Если не простроена определенная социальная система, обеспечивающая жизненную перспективу детям-инвалидам, то семья, где рождается такой ребенок, независимо от того, сдаст она его или будет без всякого успеха держать у себя дома, все равно оказывается инвалидизированной. Семьи очень часто разваливаются и в том случае, когда оставляют ребенка дома, и в том случае, когда не оставляют. С каждым ребенком, которому не помогли, мы очень много теряем в качестве жизни семьи.

И еще - тем самым мы чрезвычайно увеличиваем расходы на медицину. Пребывание такого ребенка в больнице стоит очень дорого, а если мы обеспечиваем ему воспитание, образование, какие-то радости, то он просто неизмеримо меньше болеет.

С какой стороны ни посмотри, получается одна и та же закономерность - что правильно, то и дешевле. Оставить ребенка в семье и обеспечить ему нормальное образование и реабилитацию - это правильно, и это дешевле.

Мы больше десяти лет говорим об этом, но все это проваливается в черную дыру. Чиновники просто питаются нашими бумагами; мы много раз наблюдали как это происходит: мы вносим свои предложения, но ничего из них в итоге не используется и остается лишь в их отчетных материалах. Нам надоело "взаимодействовать с властными структурами" таким образом. Теперь мы будем действовать по-другому.

- По-другому это как?

- Идти по цепочке судов вплоть до Европейского.

- Вы рассматриваете возможности обращения в Международный суд по правам человека для защиты прав больных детей и их родителей?

- Да, но будет возможно только в случае отказа российских судов на уровне субъектов федерации. Кто знает, может быть, эта активность родителей в последнее время и заставила министерство более активно заняться этими проблемами?

Впрочем, один суд уже даже удалось выиграть, а по другим искам пока не вынесены решения, суды откладываются.

- Расскажите, пожалуйста, о выигранном деле.

- Семья Кондратьевых 14 июня выиграла суд против Комитета социальной защиты Москвы. Эти родители из числа самых активных. Их дочери десять лет, у нее очень серьезные проблемы, но они не отдали ее в интернат и пытаются помочь ей сами. Мы работаем с ними уже четыре года, а от государства они за это время не имели никакой помощи.

Дело в том, что в конце 2000 года фонды-доноры резко сократили количество грантов, которые они предоставляли российским, особенно московским организациям, и нам пришлось ввести частично оплачиваемую помощь. Мы начали вместе с родителями искать выход. Сначала они пошли к спонсорам, но потом осознали, что именно государство им должно выплачивать компенсацию за те необходимые (записанные в ИПР ) реабилитационные услуги, которые они покупают. Они попробовали отстоять свои права в суде и победили.

- Сколько примерно семей смогут воспользоваться этим прецедентом, хотя бы в Москве?

- Многие тысячи. Но им дойти до суда будет гораздо труднее. Им просто будут отказывать в составлении индивидуальной программы реабилитации, потому что компенсацию дают именно по программе, в которую внесены конкретные услуги, положенные данному ребенку. В случае Кондратьевых чиновники просто подписали тот ИПР, который составили родители, не понимая, что они тем самым берут на себя обязательства. Теперь они стали опытнее, и в результате сейчас от родителей подается много исков о несоставлении ИПР. Чиновники идут на прямое нарушение закона, который обязывает их в течение месяца после установления инвалидности составлять такой документ. Или посылают ребенка на переосвидетельствование. Короче, любым способом тянут время. Они знают, что всегда найдут способ отбиться от родителей. Поэтому мы собираемся начать тренировать родителей, развивать у них психологическую устойчивость, защищенность и способность постоять за себя.

- А юристы? Ведь они самые главные помощники этих родителей?

- К сожалению, юристов, которые специализировались бы в области защиты прав инвалидов, особенно детей-инвалидов, мы не знаем. Нашим родителям помогают совсем молодые ребята - студенты, которые работают как волонтеры в свободное от основной работы время. Их интересуют живые гражданские дела, а мы легко можем дать молодому юристу возможность получить интересное дело и известность впридачу. К выпуску из института способный студент может иметь уже два-три выигранных дела. Для их профессионального роста участие в таких делах очень полезно, но молодые, талантливые ребята в итоге все-таки получают выгодные предложения, перед которыми не могут устоять, и оставляют нашу тематику. Дело Кондратьевых вел как раз такой недавний выпускник, но сейчас он уехал стажироваться в Штаты. По совсем другой специальности.

Мы рассчитываем найти какие-то гранты на разработку методических рекомендаций по ведению судебных процессов по таким делам. Хотим издать пособия как для юристов, так и для родителей. Но удивительно, что нам нигде не дают денег на эту работу. Никогда еще такого количества отказов мы не получали.

- Чиновничье равнодушие понятно, но чем объясняется такое равнодушие организаций-грантодателей?

- На мой взгляд, они просто боятся. Это же революция - вместо привычного тихого лоббирования - прямое народное давление на государственные структуры через суд.

- Точно по такой же модели строится борьба за альтернативную гражданскую службу. Там также в основе лежат интересы конкретных семей, конкретных призывников, с которыми персонально работают юристы, отстаивая их конституционные права в судах.

- Да, я внимательно слежу за тем, что делается у альтернативщиков. Но главное, чтобы у нас все не закончилось так же, как у них.

- Оказывают ли вам юридическую помощь какие-либо правозащитные организации?

- Мы регулярно делаем попытки передать правозащитную функцию в нашей сфере таким организациям. Но пока что-то не получается, хотя у нас были контакты, например, с Московской Хельсинкской группой. Одно время партия "Яблоко" собиралась выделить юриста, чтобы он занимался нашими делами, но потом денег на оплату специалиста они так и не нашли.

Вообще это странно. Мы ведь занимались не только лечением детей - мы как негосударственная организация вместе с другими негосударственными организациями прошли с самого начала весь путь, и с основными деятелями третьего сектора всегда были знакомы. Но о нас все время забывают.

А нам самим, честно говоря, не под силу должным образом вести работу в судах. Нужно и непосредственно работать с детьми, и обучать людей по всей стране, и самим учиться... С нами ведь работают видные нейропсихологи. Например, председатель нашего Экспертного совета Антонина Андреевна Цыганок - очень известный университетский ученый. По результативности, то есть по тому, как нам удается менять состояние детей, мы во всяком случае не отстаем от Европы и от США, а некоторые считают, что опережаем. И у нас еще много возможностей для усовершенствования.

- Может быть, проблема в том, что на первый взгляд у вас абсолютно неполитизированная тематика, и поэтому у людей, мыслящих политически, она просто как-то мимо сознания проходит? Но ведь это иллюзия. Это не просто проблемы частного человека - не случайно же Вы отмечаете много сходства проблем защиты прав детей-инвалидов с проблемой альтернативной гражданской службы.

Видимо, причина сходства в том, что среди многих систем нашего государства система социальной защиты - одна из самых архаичных, наименее затронутых изменениями, как и система призыва. И в вашей сфере, как и в случае АГС, происходит покушение на священную корову - отсюда такие трудности и такое сопротивление при попытках привнести что-то новое.

- Наша система соцзащиты просто не видит огромного количества инвалидов - тех, кто не подпадает под классификацию диагнозов, составленную в незапамятные времена.

Эта классификация рассчитана на слепых, глухих и еще несколько определенных категорий инвалидов; только когда у Косыгина родилась внучка, больная ДЦП - детским церебральным параличом, появилось упоминание об этом заболевании. Если же у ребенка другие проблемы или, выражаясь профессиональным языком, сочетанный дефект, то его как будто нет для этой системы. Количество детей с психоневрологическими нарушениями достигает трех четвертей от всех детей-инвалидов, но их специфические интересы при разработке законов до сих пор не учитываются, и даже для экспертизы новых актов привлекают только всероссийские общества, такие как Общество глухих, например. А нам приходится добывать для ознакомления эти документы с боем.

После подписания в конце 80-х - начале 90-х годов ряда международных соглашений в области прав детей и инвалидов Россия приняла несколько законов и подзаконных актов, гарантирующих права наших детей, в частности, на образование и реабилитацию. Но до сих пор в стране фактически отсутствует необходимая инфраструктура. Зато действует очень характерный формальный подход. Раз есть различные диагнозы (это называется дифференциальная дефектология), то и учреждения должны быть разными. Никто не объясняет, почему больного ДЦП нужно помещать в одно место, а ребенка с синдромом Дауна - в другое, хотя на самом деле для интеграции есть очень много показаний, и видно, как такие дети друг другу помогают. Их просто механически классифицируют, и ни с коррекцией, ни с терапией это не связано.

- То есть Вы хотите сказать, что в основе существующей системы социальной защиты инвалидов лежит идеология, по самой сути своей не реабилитационная? И фактически система видит свою задачу в том, чтобы просто аккуратно разложить этих членов общества по полочкам, потому что все равно не понятно, что еще с ними делать...

- ... и еще устроить так, чтобы они не были видны. В этом сказывается такая специфическая социалистическая закваска: раз общество движется к лучшему, то и качество народонаселения должно улучшаться. Отсюда вывод - "неправильных" детей как можно скорее изымать из семей и изолировать.

Принцип изъятия такого ребенка из семьи действует до сих пор. Прямо-таки рефлекс выработался у медсестер, и врачей в роддоме, и у всех, кто как-то связан с этой системой: как только рождается ребеночек с проблемами, его сразу же предлагают сдать в интернат. Говорят родителям: "Рожайте себе нового, с этим вы не справитесь, этого надо отдать специалистам".

Мы называем это системой интернирования. С проблемными детьми поступают как гражданами враждебного государства во время войны - немедленно интернируют, запирают в концлагерь.

Общество, которое идет к светлому будущему, должно быть очищено от плевел - это правило продолжает исполняться. А дети не просто деградируют в спецучреждениях. Они там гибнут. Огромное количество детей погибает после того, как их в возрасте 4-6 лет переводят из Дома ребенка в психоневрологический интернат.

- В интернате уже не думают о том, чтобы реабилитировать такого ребенка, а только о том, чтобы просто его кормить и хранить как картошку на овощебазе?

- Да. Это уже не медицинское учреждение, там на одного ребенка приходится гораздо меньше нянечек и другого персонала, там к ним уже не относятся как к маленьким детям. Работники Дома ребенка всегда со слезами отдают детей в собес, потому что они знают, что скоро им пойдут сводки: вот этот умер, тот тоже умер- А ведь значительная часть - больше двадцати процентов - детей из тех, кого родители сейчас сдают, на самом деле могут быть доведены до вспомогательных, а некоторые даже до обычных школ! Но для этого надо тратить деньги (кстати, не такие уж огромные) не на поддержание системы интернатов, а на новые реабилитационные технологии.

- Вы описываете ужасную ситуацию. Получается, что наша страна, которая сейчас пытается европеизироваться и идти в ногу со временем, в том, что касается самых беззащитных членов общества, находится в состоянии глубочайшей отсталости и варварства. А попытки современно мыслящих людей пробиться наталкиваются на стену, потому что внутри системы они не встречают союзника, который так же был бы заинтересован в обновлении.

- К сожалению, даже руководители этой системы продолжают жить еще советским мифом о том, что такие дети рождаются только у социально ущербных людей. Подразумевается, что общество в целом хорошее, а в рождении больного ребенка виновата асоциальная семья. Мы постоянно слышим одно и то же: "Сдают, потому что родители спились". То есть они уверены, что это семья якобы совершает какие-то преступления против общества - этакий социалистический грех, и за это получает наказание в виде рождения больного ребенка. И они уверены, что, забирая больного, дают родителям шанс исправиться и родить другого, нормального - на благо себе и обществу.

Когда мы работаем со студентами, то объясняем им, что есть три разновидности социальной философии, связанные с этой сферой. Современная западная социальная философия считает, что все общество в целом наносит ущерб экологии, но по некоторым семьям это бьет сильнее, чем по другим, и в них рождаются больные дети. При этом все вместе несут ответственность за то, что происходит. Родитель берет на себя миссию провести жизненным путем такого человека, и все общество ему помогает. В этой системе общество не стремится сбыть больных детей с глаз долой. Там не развивают систему интернатов и делают упор на воспитание и реабилитацию в семье. Бывает еще фашистская философия: инвалиды портят нацию, и их надо уничтожать. А бывает и нечто среднее - социалистическая философия: не убить, но изъять.

- Поселить в тихом месте, где они никому не будут мешать ...

- Однажды высокая соцзащитовская чиновница сказала нам, что таких родителей надо стерилизовать. Она прямо-таки выплескивала из себя поток социальных мифов. А ведь там работают люди с медицинским образованием! Но для того, чтобы действительно понимать ситуацию с этими семьями, нужно глубоко вникать в проблему, знать статистику.

- Вы упомянули о студентах. Значит Вы прилагаете какие-то усилия, чтобы атаковать эту систему хотя бы со стороны образования, то есть подготовки специалистов?

- Да, конечно. К нам на практику приходят студенты из самых разных вузов. Из МГУ, из Университета Натальи Нестеровой и других. Мы читаем для них обзорные лекции, некоторые наши специалисты постоянно преподают.

А не так давно мы целой командой ездили в Уфу, где башкирское Министерство труда, занятости и социальной защиты собрало на семинар представителей всех государственных реабилитационных центров. Мы рассказывали им про детей-аутистов, и о том, как с ними работать. Они вообще не знают, как к таким детям подступиться, и выбрали негосударственную организацию для того, чтобы республика познакомилась с этой работой.

- Значит процесс реформирования системы или хотя бы ее менталитета все-таки идет, но идет снизу?

- ... и процесс прорастания соответствующей инфраструктуры тоже. И мы активно вовлечены в этот процесс. Большую часть грантов мы получаем как раз на стажировки, на обучение специалистов из регионов, то есть на развитие этой инфраструктуры в России.

Парадокс - мы неправительственная организация, но у нас позиция государственная. На деньги наших грантодателей мы делаем то, что должно было бы делать государство.

- Опять сходство с альтернативщиками.

- И мы, кстати, тоже пострадали от того, что случилось с ними. К нам приезжают немцы и англичане, которые находятся на социальной службе, а наших ребят - альтернативщиков, которые могли бы работать с нашими детьми, мы, скорее всего, не получим, хотя некоторым из них, которые оказались бы к этому делу способными, мы могли бы даже дать профессию.

И у нас общая проблема с альтернативщиками - как проложить дорожку от отдельных судов до тысяч семей, находящихся в таком же положении? Как наладить информационные связи между людьми с "передовой" и всеми остальными, кого это касается? Довести определенные тексты и решения судов до родительских ассоциаций так, чтобы они поняли, что к ним это имеет непосредственное отношение, это непростая задача.

- На Ваш взгляд, родительская общественность не консолидирована, не осознает себя как субъект, который может отстаивать свои интересы?

- Родители разные. К сожалению очень многие чувствуют себя людьми, которые ничего не могут. У них страшный комплекс неполноценности, им говорят, что они виноваты, что их ребенка надо выбросить на помойку. Государство возвышается над ними как бесконечная сила - либо оно дает тебе что-то, либо нет, и если оно не дает, то ты ничего не можешь с этим поделать. А их еще и пугают: "Вы, мол, смотрите! Если что, мы можем и вообще инвалидность снять..." А тогда, значит, не станет даже тех льгот, которые сейчас действуют - на лекарство, на транспорт и проч.

Но все-таки сейчас родители стали намного сильнее. Значительно чаще, чем раньше, стали оставлять больного ребенка в семье. Это уже началось к моменту краха социализма в стране. Когда наш Центр только создавался 13 лет назад, уже поднималась эта волна. Родители, при том, что им государство ничего не давало, не хотели сдавать своих детей в интернаты. Так что наш Центр отвечает реальной социальной потребности.

- То есть значительная часть родителей потенциально готова к борьбе за собственные права, как это делает семья Кондратьевых?

- Да, я надеюсь, что это так.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

08:03 КНДР провозгласила победу в противостоянии с США
07:41 СМИ рассказали о согласии США оставить Асада президентом Сирии
07:23 Роскомнадзор заблокировал сайт «Открытой России»
06:58 Суд в Киеве освободил Саакашвили
11.12 21:13 Тысячи пользователей скачали поддельный криптокошелек для iOS
11.12 20:45 Подрывник из Нью-Йорка рассказал о мотивах своего поступка
11.12 20:23 Участники беспорядков на Хованском кладбище получили по три года колонии
11.12 20:06 Роспотребнадзор нашел причину вони в Москве
11.12 19:48 Родченкова заочно обвинили в незаконном обороте сильнодействующих веществ
11.12 19:27 Комиссия Роскосмоса нашла причины аварии запущенной с Восточного ракеты
11.12 19:02 Власти Нью-Йорка признали взрыв в переходе попыткой теракта
11.12 18:41 Минтранс России допустил возможность полетов в Каир с февраля
11.12 18:23 «Нелюбовь» Звягинцева поборется за «Золотой глобус»
11.12 18:06 Взрыв в Нью-Йорке мог совершить сторонник ИГ
11.12 17:45 «Дочка» сколковского резидента привлекла $ 6 млн на лекарство от лейкоза
11.12 17:40 Путин не поддержал решение Трампа по Иерусалиму
11.12 17:20 Путин заявил о готовности возобновить полеты в Египет
11.12 17:14 Растения в первую очередь защищают от вредителей свои цветки
11.12 17:05 Полиция задержала подозреваемого во взрыве бомбы на Манхеттене
11.12 16:56 Собчак рассказала на Первом канале о фабрикации дел Навального для его отстранения от выборов
11.12 16:38 Запуск военного спутника с Плесецка перенесли на 2018 год
11.12 16:21 Михалков переизбран главой Союза кинематографистов России
11.12 16:07 Михаил Саакашвили назвал себя военнопленным
11.12 15:58 В Манхэттене прогремел взрыв
11.12 15:53 60 млн рублей выделены на развитие технологии трекинга для виртуальной реальности
11.12 15:46 ЦБ стал единоличным владельцем «Открытия»
11.12 15:30 Хакер из Екатеринбурга заявил о взломе Демпартии США по заказу ФСБ
11.12 15:14 МГУ попал в топ российского рейтинга мировых вузов
11.12 15:04 Лавров не увидел признаков достижения Трампом «сделки века» по Палестине
11.12 14:53 Изучен «бактериальный экипаж» Международной космической станции
11.12 14:37 Эстонский бизнесмен получил в России 12 лет за шпионаж
11.12 14:11 Экологи объяснили неприятный запах в Москве выбросом воды
11.12 13:51 Саудовская Аравия снимет 30-летний запрет на кинотеатры
11.12 13:20 Большинство российских спортсменов заявили о желании участвовать в зимних Играх
11.12 13:06 Путин прибыл в Сирию и приказал начать вывод войск
11.12 13:03 В Совфеде предложат наказание за привлечение детей к несогласованным акциям
11.12 12:38 Родителям двойняшек выплатят пособие сверх маткапитала только на одного ребенка
11.12 12:18 В Египте нашли две гробницы времен XVIII династии
11.12 12:14 «Дочка» «Ростеха» оспорила санкции из-за турбин Siemens в суде ЕС
11.12 12:01 Лидер SERB потребовал наказать организаторов показа фильма о Донбассе
11.12 11:51 В «Ленкоме» началось прощание с Леонидом Броневым
11.12 11:39 Матвиенко предложила оставлять больше денег в регионах
11.12 11:38 СК завел дело после смерти избитой в Красноярске школьницы
11.12 11:20 Мадуро отстранил главные оппозиционные партии от участия в президентских выборах
11.12 11:16 Биржа CBOE приостанавливала торги из-за спроса на биткоин
11.12 10:59 Путин наградил госпремией Людмилу Алексееву
11.12 10:50 Зарплату чиновников повысили впервые за 4 года
11.12 10:46 Вернувшийся с Маврикия президент ДС-Банка арестован по делу о растрате
11.12 10:43 Петроглифы Венесуэлы впервые нанесены на карты
11.12 10:24 Потраченные на санацию «Открытия» миллиарды вернутся в бюджет из ЦБ
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.