Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
13 декабря 2017, среда, 20:19
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

21 октября 2002, 16:24

Динамика общественных статусов за 20=лет

Проблемы социальной стратификации российского общества являются ключевыми для отечественной социологии. Различным аспектам этой проблематики посвящено много исследований. В том числе, во многих из них проводится анализ динамики и структуры субъективных оценок населением своего положения на воображаемой социальной лестнице. Динамический анализ таких данных, в силу характера имеющейся эмпирической информации, до сих пор проводился, во-первых, на основе сопоставления опросов общественного мнения, проведенных в разные периоды времени и не по панельной выборке. При таком подходе возможно только сравнение усредненных показателей по заранее выделенным группам опрошенных, и таким образом, нельзя учесть возможные структурные изменения внутри этих групп. Во-вторых, в ряде случаев эмпирические данные позволяли проводить сравнения субъективных оценок социального статуса респондентов в текущий момент и в некоторый период в прошлом или будущем на базе сравнения индивидуальных данных. Однако такие эмпирические данные имелись только для относительно кратких отрезков времени - не более 10 лет. Вместе с тем, изменение статусных позиций - это весьма инерционный процесс. Временные интервалы в 5 - 10 лет могут оказаться недостаточными для адекватной характеристики процессов, протекающих в России на протяжении всех лет социально-экономических перемен. Описание структуры сегодняшнего российского общества с точки зрения более долгосрочной динамики статусных самооценок образующих это общество людей может помочь точнее определить размеры и характер отношения различных групп населения к происходящим переменам.

Тема данной статьи - анализ структуры российского общества в разрезе динамики субъективных оценок общественного положения за 20 лет социально-экономических перемен в России - с начала 80-х годов до конца прошлого века. Информационной базой анализа послужили данные исследования социально-политических ценностей, проведенного в России весной 2000 года в рамках международной исследовательской программы, инициированной Университетом Виадрина (Франкфурт-на-Одере, Германия). В России было опрошено 1500 респондентов, репрезентирующих взрослое (старше 18 лет) городское и сельское население страны. Анкета включала, в том числе, традиционный для исследований по данной теме вопрос о самооценке своего положения на воображаемой общественной лестнице (1). Респондента просили дать оценку общественного статуса своей семьи для разных периодов времени: вначале респонденты определяли общественный статус своей семьи в начале 80-х годов, затем - в начале 90-х годов, и, наконец - в настоящее время.

80-е и 90-е годы представляют два разных этапа процесса социально-экономической трансформации российского общества. Условно можно охарактеризовать 80-е годы преимущественно как период распада прежнего общества, период отрицания старого, расцвета идеалистических надежд в социально-политической сфере жизни, период "первой волны кооперации" в области экономики. 90-е годы - это скорее этап становления нового общества, период, с одной стороны, утраты иллюзий 80-х годов, а с другой - практического создания нового хозяйственно-экономического устройства общества, становления российского бизнеса, политических структур, отличных от прежних, социалистических. Материалы данного исследования позволяют проанализировать, какие группы населения в большей или в меньшей мере смогли воспользоваться преимуществами и недостатками этих двух различных этапов трансформационного процесса. В конечном итоге, такой анализ покажет, какова история развития различных социальных слоев нынешнего общества.

Возможности использования данных о самооценках общественного статуса для анализа социальной динамики общества уже не раз обсуждались (2) и этот инструментарий является общепризнанным. Возражения может вызвать попытка "объективного" анализа воспоминаний респондентов 10-, а тем более 20-летней давности, которые, безусловно, отражают не только (или может быть, даже не столько) ситуацию прошлых лет, но и сегодняшнее положение респондентов. Кроме того, для части респондентов двадцатилетняя ретроспектива общественного статуса собственной семьи в значительной мере выходит за рамки личного социального опыта, поскольку они тогда либо были слишком молоды, либо вообще не родились.

Возражение первого рода не является существенным для данного исследования, задачей которого является анализ социальной структуры современного общества на основе выявления и описания групп населения с различной динамикой статусов за годы социально-экономических преобразований. С точки зрения данной задачи важны именно современные представления людей о том, что произошло с их семьями за эти годы. Для современного социального действия возможные "заблуждения памяти" не менее важны, чем реальные факты.

Второе возражение имеет непосредственное отношение и к данному исследованию. Действительно, уже по показателям количества ответивших "не знаю" можно полагать, что оценка 10- и 20-летней ретроспективы вызвала большие затруднения. Количество ответов "не знаю" возрастает почти в геометрической прогрессии: от 1,9% в ответах на вопрос о сегодняшнем статусе, до 3,5% - о статусе в начале 90-х годов и 7,3% - о статусе в начале 80-х годов. В 80-90% случаев ответившие "не знаю" на вопросы о статусе в прошлом - это, как и можно было ожидать, люди в возрасте до 40 лет. Чтобы проверить, насколько значимо влияние возраста респондентов на структуру анализируемых данных, все расчеты проводились одновременно как по всей выборочной совокупности, так и только по ответам респондентов старше 40 лет. В последующем изложении результаты расчетов приводятся одновременно: данные в скобках - только по подвыборке респондентов в возрасте старше 40 лет. Забегая вперед, скажем, что принципиальных различий обнаружено не было. Очевидно, это ставит под сомнение то преувеличенное значение, которое придается возрастным показателям при обсуждении проблем успешной или неуспешной адаптации населения в условиях социально-экономических перемен в России.

Итак, судя по усредненным самооценкам общественного статуса за 20 лет социально-экономических преобразований в России происходило плавное и значительное снижение социального самочувствия (см. Табл. 1). Это общее направление движения фиксировалось и в других исследованиях на эту тему (3).

Таблица 1 Динамика общественных статусов за 20 лет
(% по столбцу, N=1500 (899))

Начало 80-х
годов
Начало 90-х
годов
Начало
2000 года
1 ступень (нижняя) 1(1) 4(5) 20(27)
2 ступень 5(4) 11(12) 25(27)
3 ступень 16(16) 26(28) 25(24)
4 ступень 33(33) 33(32) 19(15)
5 ступень 27(28) 17(17) 7(5)
6 ступень 12(12) 6(4) 3(2)
7 ступень (верхняя) 6(7) 2(3) 1(1)

Анализ плавного и, казалось бы, однонаправленного движения усредненных оценок позволил сделать вывод о том, "что в глазах большинства респондентов все общество целиком, всеми своими этажами "проседает"" (4). С другой стороны, большинство авторов, включая и автора только что упомянутой статьи, фиксируют и интенсивные процессы дифференциации социальных статусов, основываясь на данных о значительном росте числа тех, кто отмечает понижение своего общественного статуса, а также на некотором возрастании численности улучшивших общественный статус.

Что происходило с социальной структурой общества, а главное, как происходило?

Для анализа динамики социальных статусов для каждого респондента были рассчитаны индивидуальные показатели, отражающие изменения самооценок общественного статуса в разные периоды времени. Показатели рассчитывались на основе сравнения уровней самооценок, и выделялись три состояния: уровень самооценки снизился, повысился и не изменился. Таким образом, вне рассмотрения на этом этапе оставался вопрос об интенсивности изменений, т.е. не важно, например, произошло ли улучшение самооценки общественного статуса на одну ступень или на две, три и т.д. в начале 90-х годов по сравнению с началом 80-х, главное, что респондент зафиксировал улучшение общественного статуса. Таким образом, на основе сопоставления уровней самооценок отдельно для временного интервала "начало 80-х годов" и "начало 90-х годов", и для интервала "начало 90-х годов" и "нынешнее время (напомним, опрос проводился в начале 2000 года)" были построены два показателя, отражающие общее направление динамики общественных статусов на первом и втором этапе социально-экономических преобразований в России. Предварительный анализ показал, что примерно треть респондентов отмечала разнонаправленную динамику общественного статуса своих семей за эти 20 лет. Поэтому на основе совмещения этой пары новых показателей была построена еще одна новая переменная, отражающая динамику общественных статусов уже за весь 20-летний период в целом. Для анализа было выделено 7 групп респондентов, различающихся по характеру динамики самооценок общественного статуса за 20 лет реформ:

  • Непрерывно ухудшавшие статус на протяжении 80-х, и 90-х годов -30(37)%
  • Сохранившие статус в 80-е годы, но ухудшившие в 90-е - 19(20)%
  • Сохранившие неизменный статус и в 80-е, и в 90-е - 11(11)%
  • Сохранившие неизменный статус в 80-е и улучшившие в 90-е - 3(2)%
  • Непрерывно улучшавшие статус на протяжении 80-х и 90-х годов - 3(1)%
  • Улучшившие статус в 80-е годы, затем ухудшившие/не изменившие в 90-е - 9(8)%
  • Ухудшившие статус в 80-е годы, затем улучшившие/не изменившие в 90-е - 18(18)%
  • В совокупности выделенные группы описывают динамику социальных статусов 92(97)% всех опрошенных.

Сопоставление размеров выделенных групп подтверждает вывод о значительном преобладании нисходящей социальной динамики над восходящей. По размеру эти группы различаются на порядок (или более): 30(37)% против 3(1)% или 49(57)% против 6(3)%, в зависимости от того, причислять группы сохранявших неизменный статус в 80-е годы, а затем улучшавших или ухудшавших статус в 90-е к, соответственно, улучшившим или ухудшившим статус в целом за 20 лет, или нет.

На уровне анализа только этих показателей косвенно подтверждается вывод о некотором росте доли повысивших свой социальный статус в 90-е годы. Действительно, в совокупности доля тех, кто смог повысить свой статус в 90-е годы вдвое превышает долю тех, кто смог это сделать в 80-е годы (24(21)% против 12(9)%).

Индивидуальные (на уровне каждого респондента) данные о динамике социальных статусов позволяют более подробно показать, с чего начинали и к чему пришли за 20-летний период все эти различные группы населения. На Рис.1 показана динамика субъективных позиций на социальной лестнице для выделенных групп населения (чтобы не загромождать рисунок, данные приводятся только по всей выборке; при обсуждении этого рисунка в тексте по прежнему в скобках приводятся данные по подвыборке "старше 40 лет").

Начнем с наиболее многочисленной группы - тех, чей социальный статус ухудшался на протяжении всего двадцатилетия (30(37)% опрошенных). Обозначим эту группу -80-90--. В среднем за двадцать лет представители этой группы спустились более чем на три ступеньки вниз по социальной лестнице. В 80-е годы их оценка социального статуса равнялась 5,1(5,1), а в настоящее время - 2,0(1,9). Можно сказать, что в этой группе собраны благополучные представители советской эпохи, которые в результате трансформаций скатились почти на дно общества. В начале 80-х годов никто из них не ставил себя на 1 и 2 (низшие) ступеньки социальной лестницы, в то время как сейчас к этим позициям себя отнесли 73(75)% опрошенных. Процесс потери социального статуса происходил плавно на протяжении всего двадцатилетнего периода.

Рис. 1. Изменения социальной структуры по группам динамики статусов

в 90-е положение ухудшалось

в 90-е положение улучшалось

Вторая по численности группа примыкает к первой и по смыслу. Она состоит из тех, кому удавалось сохранить общественный статус на протяжении 80-х годов, но в 90-е годы произошло ухудшение социального положения (19(20)% опрошенных). Обозначим эту группу -80=90---. В целом за 20 лет такие респонденты спустились вниз примерно на 2 ступени: с 4,5(4,4) в начале и 80-х и 90-х годов до 2,3(2,2) в настоящее время. Соответственно, интенсивность процессов потери социального статуса в последние годы в этой группе была выше, чем в предыдущей. Однако к настоящему времени их положение все же несколько лучше, чем у представителей первой группы. Чаще всего они ставят себя на 2 или 3 ступень общественной лестницы, а не на 1 и 2.

Значительное ухудшение социального положения в рассматриваемых двух группах, в совокупности составляющих половину взрослого населения страны, выражается в остром ощущении собственной ущербности. Это чувство отражается в том, что никто из представителей данных двух групп в настоящее время не поставил себя на высокие ступени социальной лестницы - шестую и седьмую. Лишь 4(3)% представителей из обеих групп отнесли себя к 5 категории (т.е. на одну ступень выше середины лестницы).

На противоположном полюсе оси перемен располагаются немногочисленные группы респондентов, отмечающих, во-первых, непрерывный рост общественного положения на протяжении 20 летнего периода (3(1)% опрошенных). Во-вторых те, кто смог повысить свой статус в последние годы, при этом сохранив его неизменным в первое десятилетие трансформаций (также 3(2)% опрошенных). Судя по самооценкам респондентов, это в полном смысле антиподы предыдущих двух групп.

Непрерывно повышавшие статус на протяжении 20-летия респонденты (обозначим эту группу -80+90+-) считают, что они поднялись чуть ли не с самого дна общества. В начале 80-х годов 40(27 (5))% из них ставили себя на 1 и 2 ступень социальной лестницы, а сейчас уже не ставит никто. В начале 80-х лишь 4(9)% из них щедро определили свою принадлежность к 5 ступеньке, а выше - никто не осмелился. Сейчас к 6 и 7 ступеньке общественной лестницы себя относят большинство представителей этой группы - 58(73)%. На уровне средних по группе показателей ситуация развивалась также впечатляюще стремительно: в начале 80-х годов в среднем статус равнялся 2,8(3,2), в начале 90-х - 4,1(4,5), и сейчас - 5,6(5,8). В среднем за 20 лет представители этой группы поднялись вверх по социальной лестнице на 3 ступени.

Вторая, столь же немногочисленная группа успешных представителей нашего общества, преуспевшая в 90-е годы и сумевшая сохранить неизменные позиции в 80-х года (обозначим эту группу -80=90+-), состоит преимущественно из представителей тех, кто склонен относить себя к середине. Эти люди никогда не относили себя к самому дну (к низшей ступени социальной лестницы). А сейчас лишь 15(18)% из них поставили себя на высшие, 6 и 7 ступени. Они скромно отмечают, что поднялись на одну ступеньку общественной лестницы: в среднем их статус равнялся 3,2(3,3) в начале 80-х и 90-х годов, а сейчас составляет 4,5(4,5). Если в начале и середине рассматриваемого периода представители этой группы довольно равномерно распределялись между 2, 3 и 4 ступеньками общественной лестницы, то сейчас они практически столь же равномерно переместились на 3, 4 и 5 ступеньки.

Весьма интересно положение в обществе группы респондентов, одинаково оценивающих свое положение на социальной лестнице на протяжении всего периода (11(11)% опрошенных). Обозначим эту группу -80=90=-. Как и предыдущая группа, это чаще всего те, кто склонен относить себя к середине (см. рис. 2) - 45(43)% респондентов в этой группе поставили себя на 4 (среднюю) ступень, в среднем статус этой группы равнялся на протяжении всего периода 3,6(3,6). Однако здесь следует ввести в рассмотрение одно внешнее обстоятельство, которого мы пока не касались. Речь идет о статусной динамике общества в целом. Как уже упоминалось выше, за рассматриваемый период произошло заметное снижение самооценок в обществе в целом. На рис. 2 линии показывают, как распределялись статусные позиции в среднем в обществе в разные периоды времени. На этом фоне субъективно оцениваемые как неизменные общественные позиции рассматриваемой группы респондентов выглядят иначе. Их уже можно оценивать как фактическое улучшение общественного положения. Действительно, если в начале 80-х годов статус этой группы респондентов был заметно ниже, чем в среднем по обществу (3,6(3,6) против 4,4(4,5)), то в настоящее время он уже оказывается столь же заметно выше (3,6(3,6) против 2,8(2,5)).

Рис. 2 Изменения социальной структуры общества за 20 лет и положение группы респондентов с неизменными статусными позициями

Казалось бы, группу респондентов, считающих свои общественные позиции неизменными, правомерно отнести к числу тех, кто фактически улучшил свое положение в обществе за 20 лет социально-экономических перемен.

Количественные сопоставления динамики статусных оценок отдельных респондентов (групп респондентов) с аналитически рассчитанными показателями в среднем по обществу имеют смысл постольку, поскольку они отражают различия в уровнях оптимизма (пессимизма) отдельных людей (групп людей) и всей совокупности общества. Относительное улучшение общественного положения группы тех, кто субъективно оценивает свой социальный статус как неизменный, еще раз показывает, что в современном российском обществе стабильность есть синоним успеха.

Еще более неоднозначна оценка динамики общественного положения за 20 лет оставшихся двух групп респондентов, чьи самооценки положения на социальной лестнице менялись разнонаправлено. В совокупности это весьма значительная часть населения - 27(26)% опрошенных, в том числе 18(18)% (т.е. две трети) полагали, что их положение улучшалось в 90-е годы после ухудшения в 80-е (обозначим эту группу -80-90+-), а 9(8)% (оставшаяся треть), напротив, отмечали ухудшение своего общественного положения в последние годы, хотя в 80-е им удалось улучшить свой статус (обозначим эту группу -80+90--).

Сегодняшний средний статус группы 80-90+ равен 3,1(2,9), а средний статус тех, кому это удалось сделать только в 80-х (группа 80+90 -) - 3,3(3,1). При одинаковых позициях сейчас, эти две группы (разнонаправленного движения статусов) начинали из разных исходных точек в начале 80-х. Терявшие статус в 90-е годы (после приобретений в 80-е) в начале 80-х имели заметно более низкий статус (3.3(3,4) по сравнению с 4,4(4,5) по обществу в целом) по сравнению с теми, кто улучшал свой статус в 90-е после потерь 80-х. Эти последние в начале 80-х годов занимали, как правило, высокие позиции в обществе (в среднем 4.6(4,6) по сравнению с 4,4(4,5) по обществу в целом). Терявшие свой статус в 90-е, практически не изменили его по сравнению с началом 80-х, т.е. потери 90-х и завоевания 80-х компенсировали друг друга. Напротив, приобретавшие статус в 90-е после потери в 80-е, не смогли возместить потери первого этапа трансформаций и восстановиться до уровня начала 80-х. Возможно, это есть косвенное свидетельство того, что глубокие потери этапа шоковой терапии (начала 90-х годов) еще не преодолены даже той группой общества, которая сумела продвинуться вверх после этой процедуры.

Таким образом, для 9(8)% населения, потерявших в статусе в 90-е годы, более долгосрочная - 20 летняя ретроспектива, оказалась стабильной. В то время как для вдвое более многочисленной (18(18)%) группы улучшивших свой статус в 90-е, долгосрочная ретроспектива оказалась, напротив, отрицательной.

Потери и приобретения 90-х годов представителей групп с разнонаправленной динамикой общественных статусов оцениваются совершенно иначе в зависимости от продолжительности ретроспективного периода. Однако во всех случаях представители обеих групп разнонаправленной динамики статусов в среднем сейчас оказываются в несколько более благополучном положении относительно общества в целом. При этом, если для группы 80+90- в двадцатилетней перспективе это не только относительный успех, но и абсолютная стабильность, то для группы 80-90+ успех только относительный; в долгосрочной перспективе они в среднем в проигрыше.

Ответ на поставленный в начале статьи вопрос - "что и как?" происходило с социальной структурой российского общества за двадцать лет перемен, может быть получен двумя способами. Во-первых, путем анализа того, в каком направлении перемещались представители различных слоев общества образца начала 80-х годов, и во-вторых, какое положение в прошлом занимали те, кто в нынешнем обществе стоит на разных его ступенях. В рамках имеющегося эмпирического материала, отражающего сегодняшние воспоминания людей о своем прошлом, второй подход представляется единственно возможным. Нам кажется очевидным, что глубокое ощущение потерь, которое отразилось в самооценках респондентов с отрицательной динамикой статусов, равно как и преувеличенные оценки успехов - другими представителями нынешнего общества, не свободны от "заблуждений памяти". Самооценки статусных позиций, которые давали респонденты, есть концентрированное выражение и отношения к происходящим переменам, и оценка того, как эти перемены отразились на личной судьбе каждого. Поэтому такие ретроспективные оценки есть смысл анализировать только с позиции настоящего времени.

Итак, представители различных слоев сегодняшнего общества, судя по самооценкам, имеют весьма различные корни в прошлом. Для удобства рассмотрения в Таблице 2 семь ступенек социальной лестницы сгруппированы в три, обозначающие нижний (1 и 2 ступень), средний (3 - 5 ступени) и верхний (6 и 7 ступень) слои современного общества.

Таблица 2 Структура социальных слоев современного общества
(% по столбцу)

Группы динамики статусов Нижний слой
N=621 (462)
Средний слой
N=703 (388)
Верхний слой
N=54 (20)
80-90- 52 (54) 17 (21) - (-)
80=90- 26 (25) 17 (17) - (-)
80-90+ 13 (12) 25 (26) 17 (10)
80+90- 5 (5) 14 (11) 9 (5)
80=90= 4 (3) 19 (19) 11 (25)
80=90+ - (-) 5 (5) 13 (20)
80+90+ - (-) 3 (1) 50 (40)

Учитывая приведенные выше характеристики самооценок социального положения респондентов по группам динамики общественных статусов, можно сказать, что сейчас внизу социальной лестницы оказались те, кто занимал высокое общественное положение при социализме: 78(79)% представителей нижнего слоя общества относятся к двум группам понизивших свой статус за последние 20 лет. На самом верху, напротив, те, кому удалось вырваться почти из самых низов советского общества: 63(60)% относятся к двум группам повышавших общественный статус на протяжении периода трансформаций. Наиболее массовая середина сегодня чаще всего (58(56)%) состоит из тех, кто и при социализме занимал такое же положение, а годы трансформаций, по собственному мнению респондентов, либо не принесли никаких изменений, либо пришлось переживать и ухудшение и улучшение общественного положения. Вместе с тем, важно подчеркнуть, что на фоне значительных потерь, ощущаемых половиной населения страны, считающих, что их общественное положение ухудшалось, стабильность или разнонаправленность динамики общественного статуса серединной части общества выглядит как некоторое улучшение ситуации.

Итак, примерно половина населения страны существенно понизила свой социальный статус на протяжении 20 лет социально-экономических перемен и оказалась внизу социальной лестницы. Очевидно, это те, кого можно назвать проигравшими, обиженными. Небольшая часть (в наших расчетах порядка 6(3)%) смогла за это же время существенно улучшить свое положение, и сейчас, по преимуществу, занимает самые верхние статусные позиции. В промежутке между ними - середина, которая составляет практически вторую половину населения страны. С небольшими оговорками, обсуждавшимися выше, можно сказать, что такие люди и до и в результате перемен располагаются на том же самом месте в обществе - они составляли и составляют его середину. В дальнейшем будем рассматривать эти три укрупненные группы: "проигравшие" - 49% населения, "выигравшие" - 6% населения, и "середняки" - 45%. Поскольку уже было показано, что учет возрастных различий принципиально не меняет рассматриваемую структуру, данные будут приводится только по всему населению в целом.

Социально-демографический портрет выигравших и проигравших

в результате трансформаций групп населения страны был не раз описан в исследованиях на эту тему. Результаты данного опроса подтверждают, что среди проигравших - в основном пенсионеры, люди, как правило, чуть менее образованные, работники государственных предприятий и организаций, жители сельских районов. Среди выигравших, напротив, преобладают люди в трудоспособном возрасте, работники частных и приватизированных предприятий, городские жители.

Можно добавить лишь несколько штрихов, характеризующих особенности трудовой жизни представителей рассматриваемых групп населения (они не часто рассматриваются при таком анализе). В Таблице 3 приведены данные о распределении ответов только работающих на момент опроса представителей выделенных трех групп населения с различной динамикой социальных статусов. Как видно, у группы выигравших обстоятельства трудовой жизни заметно более благоприятны. Данные не подтверждают, что наиболее распространенная стратегия выживания - поиски дополнительной работы, смена профессии и места работы, обязательно приводят к успеху. Выигравшие заметно реже, чем в среднем, имеют какую-либо дополнительную работу. Однако если уж они работают дополнительно, то, чаще всего, на постоянной основе (в отличие от остальной части работающих, которые в основном имеют случайные дополнительные приработки). Выигравшим заметно реже приходилось за последние 10 лет менять профессию или работодателя. Они чаще, чем в среднем, работают по той специальности, по которой получили образование. Соответственно, за это время они сумели значительно улучшить свои позиции на работе и существенно реже опасаются ее потерять. Однако работать им приходится несколько больше, чем всем остальным - у них наибольшая средняя продолжительность рабочей недели.

Некоторые характеристики ценностных ориентаций

Наверное, такое сочетание признаков позволяет сделать вывод, что выигравшие в результате трансформаций - это те, кто оказался "в нужном месте в нужное время", имел "нужные навыки/профессию" и, пожалуй главное, смог этим распорядиться. Это соображение подтверждается и анализом различий (точнее, во многом - их отсутствия) в представлениях рассматриваемых групп респондентов о том, что важно для достижения успеха в жизни (см. Рис.3)

Таблица 3 Некоторые характеристики положения на рынке труда
(работающие респонденты)

Проигравшие
N=367
Середняки
N=427
Выигравшие
N=66
Есть дополнительная работа (%) 19 22 18
в т.ч. постоянно 9 8 12
время от времени 11 14 6
Работает по той специальности, по которой получил образование(%) 39 40 49
Опасается потерять работу (%) 46 38 24
Позиции на работе сейчас по сравнению с тем, как было 10 лет назад (только для тех, кто имел работу и 10 лет назад) (%):
Улучшились 20 36 75
Не изменились 30 32 12
Ухудшились 50 32 12
Смена профессии за 10 лет (число раз в среднем) 1,3 1,4 0,9
Смена места работы за 10 лет (число раз в среднем) 1,9 1,8 1,1
Продолжительность рабочей недели (часов, в среднем) 45 43 47

Как видно, все группы населения примерно одинаково оценивают важность предложенных факторов жизненного успеха. Примечательно, что наиболее важными все люди считают индивидуальные качества, которые в наибольшей степени зависят от самого человека: трудолюбие, способности, образование, честолюбие, наличие нужных знакомств. Все это не столько дано от рождения, сколько может быть воспитано или развито самим человеком, независимо от его происхождения. Из предложенного респондентам списка в ряд индивидуальных качеств можно добавить только, пожалуй, занятие незаконной деятельностью и вероисповедание. Однако этим последним все опрошенные отводят скорее маловажную роль (средний балл выше 3).

Рис. 3 Факторы жизненного успеха
(среднее значение по 5-бальной шкале, где 1 - очень важно и 5 - совсем не важно)

  • 1 - Упорная работа;
  • 2 - Талант, способности;
  • 3 - Хорошее образование;
  • 4 - Честолюбие;
  • 5 - Наличие нужных знакомств и связей;
  • 6 - Происхождение из богатой семьи;
  • 7 - Образованные родители;
  • 8 - Занятие незаконной деятельностью;
  • 9 - Пол;
  • 10 - Часть страны, откуда человек родом;
  • 11 - Национальность, этническая группа;
  • 12 - Вероисповедание

Факторы жизненного успеха, самым непосредственным образом связанные с происхождением - богатая семья и высокообразованные родители, в большей мере ценятся проигравшими или середняками. Это не удивительно, поскольку выше уже было показано как выигравшие считают, что они смогли самостоятельно подняться наверх почти с нижних ступенек общества. Они как бы своим личным опытом опровергают исключительную значимость семейной помощи для достижения жизненного успеха. Удивительно другое. В настоящее время выигравшие в среднем имеют несколько более высокий уровень образования (по сравнению с остальными группами), однако как фактор успеха они оценивают его чуть ниже, чем в среднем.

Более всего заметны различия в оценках честолюбия и упорной работы как важных факторов жизненного успеха - выигравшие чаще, чем в среднем, обращают внимание на эти человеческие качества.

Другое значимое отличие связано с группой факторов, не зависящих от отдельного человека, - часть страны, откуда человек родом, пол, национальность или этническая группа. Выигравшие, также как и остальная часть населения, считают их в основном не важными. Но все же они придают гендерной принадлежности чуть большее значение, чем в среднем.

Как и следовало ожидать, выигравшие, повысившие в процессе трансформаций свой социальный статус члены общества чаще всего являются сторонниками демократических перемен и развития рыночной экономики в России. Более важно другое. Данные показывают, что они оказываются самыми горячими сторонниками происходящих перемен, опережая в среднем представителей верхних слоев сегодняшнего общества (т.е. тех, кто сейчас относит себя к 6 и 7 ступеням социальной лестницы). Напомним (см. Таблицу 2), что среди выигравших 37(40)% сейчас считают себя представителями средних слоев общества. Группа выигравших по численности на треть превышает верхний слой (см. Таблицы 1 и 2).

Указанные различия в оценках видны по многим параметрам, отражающим отношение людей к развитию демократии, рыночной экономики в России. Для примера приведем лишь данные о представлениях выигравших в результате трансформаций и верхних слоев нынешнего общества об экономическом и политическом устройстве прежнего и нынешнего общества, а также в надеждах на будущее (см. Рис.3). Как видно, представления верхних слоев нынешнего общества не принципиально отличаются от остальной части населения. Те, кто сегодня стоит на верхних двух ступеньках социальной лестницы так же, как и все остальные, в среднем считает, что бывшая социалистическая система как и в экономике, так и по своему государственному устройству была лучше, чем то, что мы имеем сейчас. Отличия верхушки общества от остальной его части лишь в уровне оценок, а не в принципиальном их соотношении.

Рис.4 Оценки политической и экономической системы
в среднем по группам опрошенных, по шкале от "-100" (наихудшая оценка) до "+100" (наилучшая оценка)

Позиции "выигравших" в этом смысле принципиально иные. Они считают, что уже сегодня, по сравнению с социалистической эпохой, достигнуты значительные успехи в экономике и в государственном управлении. А в ближайшие 5 лет Россию ждут еще более очевидные достижения в этих областях.

Основательность, долгосрочность успеха имеет принципиальное значения с точки зрения различий в отношении выделенных групп населения к происходящим социально-политическим переменам в России. Это также наиболее ярко можно продемонстрировать на примере оценок прошлой, нынешней и будущей экономической и политической системы в стране.

Напомним, доля тех, кто отмечал положительные изменения своего социального статуса на протяжении 90-х годов весьма многочисленна - это четверть населения (25%). Однако большая их часть была отнесена нами все же к "середнякам" (группа -80-90+-), поскольку оказалось, что приобретения 90-х годов не смогли компенсировать потери социального статуса, которые были понесены в 80-е годы. На рис. 4 хорошо видно, что оценки происходящих в стране перемен существенно различны у тех, кого мы назвали "выигравшими" (улучшившими свое социальное положение за 20 лет перемен), и просто совокупности всех тех, кто отмечает улучшение своего социального статуса в 90-е годы. Оценки последних в наименьшей степени (из трех рассматриваемых групп: выигравших, имеющих в настоящее время высокий социальный статус и выигравших только в 90-е годы) отличаются от позиции населения в целом. Осознание людьми успешности развития собственного положения только в 90-е годы, на втором этапе социально-экономических преобразований в России, не обязательно сопровождается ростом приверженности к этим преобразованиям. Большая часть тех, кому удалось улучшить свое общественное положение в этот период, все же весьма критически настроено по отношению к происходящим переменам. Таких людей скорее можно назвать приспособившимися. Не зря они были отнесены нами к середнякам, которые в результате трансформации российского общества ничего особенно не приобрели, но ничего и не потеряли.

Таким образом, анализ долгосрочной динамики социальных статусов, возможность выделения группы населения, действительно выигравшей в результате произошедших в России трансформаций, позволяет точнее определить группу сторонников этих перемен. Становится понятно, что эта группа не равна ни верхушке нынешнего общества, ни тем более тем, кто осознает улучшение своего социального положения в 90-е годы (это традиционные признаки, описывающие "группы поддержки" происходящих в России перемен).

Подводя итоги, можно сказать, что в результате 20-летнего периода социально-экономических преобразований в России произошли существенные изменения социальной структуры общества. Эти изменения выразились в том, что примерно половина населения, причислявшая себя, в основном, к относительно благополучным слоям общества при социализме, оказалась внизу социальной лестницы. Несколько меньше по размерам доля тех, кто при социализме формировал среднюю часть общества и в результате трансформаций смог в целом сохранить свои позиции (6). Верхушку социальной лестницы (весьма малую по размерам) занимают сейчас те, кто при социализме относил себя к общественным низам (7). В совокупности, такие перемены привели к снижению средних статусных самооценок по обществу в целом.


Примечания
1. Вопрос формулировался так: "Одни люди полагают, что они занимают высокое общественное положение, другие - что низкое. Вообразите себе лестницу из семи ступенек, каждая из которых соответствует определенной социально позиции. 1-я ступенька соответствует самой нижней позиции, а 7-я - самой верхней. На какую ступеньку Вы бы поставили свою семью- ?"
2. См., например: Левада Ю. "Средний человек": фикция или реальность? // Мониторинг общественного мнения. 1998. ¦ 2.
3. Cм., например: Россия на рубеже веков. М., 2000; Косова Л. Социальные реформы и динамика изменения статусов // Мониторинг общественного мнения. 1997. ¦ 6; Левада Ю. Пятилетние группы - пятилетние сдвиги (опыт ретроспективного лонгитюда) // Мониторинг общественного мнения. 1999. ¦ 2.
4. Косова Л. Социальные реформы и динамика изменения статусов // Мониторинг общественного мнения. 1997. ¦ 6. С. 38.
5. В силу крайней малочисленности этой группы, особенно в старших возрастах, трудно всерьез анализировать данные показатели. Однако здесь следует отметить, что респонденты в возрасте старше 40 лет заметно менее категоричны в оценках собственного прошлого - 63% из них в начале 80-х годов относили себя не к 1 и 2, а к 3 и 4 ступеням социальной лестницы. Однако свой нынешний успех старшее поколение оценивает заметно выше. Оно чаще, чем в среднем, относит себя к высшим ступеням социальной лестницы.
6. Не следует путать эту среднюю часть общества ("середняков") со "средним классом". Это именно середина, которая может (и хочет? Или должна, потому что нет другого выхода?) приспосабливаться в любых жизненных обстоятельствах.
7. Этот вывод не противоречит результатам исследований элит советского и нынешнего общества, в которых была показана их преемственность. В данной работе анализируются результаты массового опроса, который, по определению, не затрагивает ни элиту, ни социальное дно.


Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

20:13 ФСИН начала проверку после публикации о VIP-камерах в «Матросской тишине»
19:50 Канада разрешила поставку летального оружия Украине
19:30 У полковника Захарченко обнаружили замок в Лондоне
19:10 Совфед назначит президентские выборы на заседании 15 декабря
18:53 Лидеры исламских стран объявили Восточный Иерусалим столицей Палестины
18:35 Роскомнадзор пригрозил блокировкой за публикацию материалов нежелательных организаций
18:19 Bon Jovi и Dire Straits войдут в Зал славы рок-н-ролла
18:06 МВД предложило выплачивать деньги сообщившим о преступлении
17:40 Верховный суд Греции решил отправить российского совладельца криптобиржи в США
17:23 Навальный представил предвыборную программу
17:17 «Победа» отказалась от взимания платы за ручную кладь
17:05 «Титаник» и «Крепкий орешек» стали национальным достоянием США
16:59 Переселение по программе реновации начнется в первом квартале 2018 года
16:57 МИД рассказал о предложении РФ обменяться с США письмами о невмешательстве
16:41 В Красноярске отыскали прах Хворостовского
16:31 Ямальский депутат объяснила появление в ее запросе «города Бундестага»
16:17 Эрдоган призвал признать Иерусалим «оккупированной» столицей Палестины
16:05 Лидер Палестины призвал отменить признание Израиля
15:46 Google назвал самые массовые запросы россиян в 2017 году
15:22 Дума ввела штрафы до 1 млн рублей за анонимность в мессенджерах
15:14 Матвиенко подтвердила личное руководство Путиным операцией в Сирии
14:54 Усманов решил избавиться от доли в «Муз ТВ» и СТС
14:38 Дума ужесточила наказание для живодеров
14:31 ГП проверит снятый с «Артдокфеста» фильм
14:21 СМИ сообщили об утерянном в Красноярске прахе Хворостовского
14:07 Московский суд отказался принять иск Кашина к ФСБ по поводу Telegram
13:42 Роскомнадзор пригрозил «Открытой России» закрытием доступа к Twitter
13:40 В янтаре найден клещ и перо динозавра
13:16 Кремль ответил на заявление Трампа о победе над ИГ
13:01 Путин внес в Думу соглашение о расширении российской базы ВМФ в Сирии
12:47 Дума приняла закон об использовании герба России в быту
12:27 Дума одобрила закон о выплатах семьям за первого ребенка
12:09 «Яндекс» и Сбербанк подписали соглашение по новому «Яндекс.Маркету»
11:51 Полпреду Николаю Цуканову предложили стать помощником президента
11:34 ФСБ не нашла никаких призывов в речи Собчак о статусе Крыма
11:31 В России установят обязательные квоты для российских вин
11:07 Два участника теракта в Буденновске получили 13 и 15 лет колонии
10:45 В московской ячейке ЕР призвали не дать оппозиции участвовать в выборах мэра
10:35 50 миллионов лет назад в Новой Зеландии водились стокилограммовые пингвины
10:31 Социологи предсказали рекордно низкую явку на выборах президента
10:23 На развитие госпоисковика «Спутник» выделили еще четверть миллиарда рублей
09:57 Источники рассказали об отказе Сбербанка и Alibaba от создания СП
09:40 Транзит российского газа восстановлен после взрыва на австрийском хабе
09:39 США пообещали вернуться к вопросу Крыма
09:21 Украина задумалась об остановке поездов в РФ
09:17 Объявлены лауреаты премии «Большая книга»
09:08 На Олимпиаду поедут более 200 спортсменов из РФ
12.12 21:22 Саакашвили вызвали на допрос в качестве подозреваемого
12.12 21:11 Путин перечислил условия успешного развития России
12.12 20:50 Задержанного после взрыва в Нью-Йорке обвинили по трем статьям
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.