Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
14 декабря 2017, четверг, 20:23
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

06 мая 2003, 16:15

«Система»: тексты и традиции субкультуры

1. Невербальные коды

Первый вопрос, возникающий при анализе символики того или иного сообщества: почему оно идентифицирует себя именно через данный набор символов? Символами геолога стали клетчатая рубашка, борода и бардовские песни у костра; Системы v феньки, ксивник и рок-музыка. Чем определяется выбор символики? Можно ли выявить какие-либо закономерности? Символика прежде всего служит средством передачи информации, и, чтобы отделить свою от чужой, любое сообщество должно осваивать символы, не задействованные другими сообществами, с которыми оно может пересекаться. Отсюда проистекает вероятность выбора в качестве групповых символов объектов, отторгающихся соседями или игнорируемых ими (не включаемых в число знаковых). Рассмотрим с данной точки зрения символику Системы.

1.1. Пространственный код

Пожалуй, основным кодом молодежной культуры можно считать пространственный. Место встреч обозначается в сленге тем же словом, что и сообщество: тусовка. Место в значительной степени определяет групповую принадлежность и идентичность: по клубу, кафетерию или пивному бару, куда ходит человек, судят, к какому течению молодежной культуры он принадлежит. Существуют клубы, где собираются рэйверы, битломаны или поклонники тяжелого металла, есть пивные, облюбованные скинхедами, футбольными фанатами и т. д.

Рассмотрим отдельные локусы, имеющие наиболее выраженное символическое значение.

Дорога. Культ дороги и других пространств перехода характерен для Системы в целом и практически всех ее тусовок. Культовое значение имеет практика путешествий. В хип-культуре, да и во всей Системе это прежде всего трасса ? путешествия автостопом, на собаках (перекладных электричках); шуточная клятва «Век трассы не видать!» означает что-то вроде «Не быть мне хиппи!» У футбольных и музыкальных фанатов культовую роль играют выезды (коллективные поездки в другие города вслед за любимой командой или исполнителем). Дорога, путешествие в мифических странах v сюжетная основа большинства ролевых игр, служащих ядром сплочения сообщества ролевиков. Классический пример v ставшая культовой книга Дж. Р. Толкиена «Хоббит, или Путешествие Бильбо Бэггинса туда и обратно», чьи сюжеты разыгрывали первые в России ролевики v толкинисты. То же можно сказать и о большей части компьютерных игр, конституирующих субкультуру геймеров на базе компьютерных клубов (в основном). Мифология странствий просматривается и в субкультуре хакеров, декларирующих смысл своей деятельности как свободное странствие по электронным сетям, преодоление всяческих препятствий, мешающих свободному передвижению. В их сленге немало заимствований из терминологии трассы (обычных для андеграунда «вольных» путешествий). Матрица трассы очевидна и в мифологии наркотического поведения. Свои ощущения после принятия наркотика (чаще всего травы v марихуаны) они описывают как trip (от англ. -путь, путешествие-), в измененном состоянии они гонят телеги: так называется особенная говорливость в измененном состоянии сознания. Растаманы открыто говорят о марихуане как средстве ухода от вездесущего мира Западной цивилизации v Вавилона: «Посредством травы, которую Создатель (почитаемый ими бог Джа v так они называют Яхве. v Т. Щ.) дал человеку... ЕГО слуга отделяет себя от Вавилона, даже находясь посреди него...»3

В конце 1980-х гг. ночные мотоциклисты назывались рокерами и были близки металлистам и Системе вообще. Сегодня они стали байкерами и должны рассматриваться, скорее, в рамках разговоров о бизнес-культуре. Однако же у байкеров осталась интерпретация дороги (стремительной мотоциклетной езды), очень близкая традиционным для прежней Системы: «позади ничего нет, впереди никто не ждет, есть только ты и дорога». Они переодеваются, меняют деловой костюм на почти андеграундные кожанки, иногда даже используют маски и накладные бороды v уходят от своего ежедневного окружения и обычного статуса.

Пространства перехода, движения v дороги, улицы, вагоны метро и подземные переходы v становятся местами тусовок. Известны, например, стритовые тусовки v собрания на улице (от англ. street v -улица-), тусовки в подземных переходах (знаменитая Труба в переходе под Трубной площадью в Москве; так же называются питерская тусовка в переходе под Невским проспектом и подземная тусовка в Киеве), тусовка в одном из вагонов на кольцевой линии Московского метрополитена и так далее.

Культ дороги просматривается и в современных клубных тусовках, отложившись в некоторых названиях, например, питерские «Аэропорт», «Трамвай», «Тоннель», «Трюм», «Цепеллин». В рекламной афишке «Цепеллина» его название расшифровано как апелляция к русской дорожной мечте: «Русская мечта: Бросить все и улететь!»

Для людей Системы характерно самосознание странников с частым повторением мотивов «пути» в прозвищах. Так, на тусовках 1980-х гг. были несколько Странников, три Сталкера (сталкер v персонаж повести А. и Б. Стругацких «Пикник на обочине», а также снятого по ее мотивам фильма А. Тарковского. Оба произведения стали в рассматриваемой среде культовыми). Среди корреспондентов «Сороки» были Вечный Тремпист (от англ. tramp v -бродить, бродяжничать, странствовать-), Ночная Прохожая, множество Странников и Бродяг.

Странническое самоощущение очевидно во внешней атрибутике: дорожный рюкзачок или холщовая торба через плечо; удобная запыленная обувь или ее отсутствие; длинные неухоженные волосы и общая потертость v облик хиппи воспроизводит образ странников, еще в начале ХХ в. во множестве бродивших по дорогам России 4. Система маркирует значимые точки пространства сквозными в хип-фольклоре и граффити мотивами странничества, пути. Они широко были представлены, в частности, в граффити Ротонды (1987 v 1990 гг.):



Люди! Остановите землю. Хочу сойти с нее. Странник.

Мы v бегство, а может быть, вызов, а может быть сразу
и бегство и вызов.

Следуй своей дорогой, и пусть люди говорят что угодно.

Дорога в небо v линия жизни.

Счастье v движение, познание.

А стало быть, счастлив гребущий на лодке по светлым каналам.

Мы бродим по жизни, как слепые котята.


Странническое самосознание материализуется в практике трассы, то есть путешествий автостопом и прочими способами. Трасса становится базовой практикой Системы и ее генеральной метафорой одновременно.

Пространство молодежной культуры v это бесконечная дорога, ведущая в разного рода значимые места. Дорога v основа пространства, определяющая его структуру.

Рассмотрим другие маркированные локусы. В значительной части своей они обнаруживают связь с дорогой v осознаются как пространства ухода (от давления взрослых, цивилизации, государственной и прочей власти, лжи, и так далее) и как цели путешествия, пункты назначения v также связываются с идеей «дороги». Среди наиболее значимых локусов v природное, подземное, виртуальное пространства, «иные» страны и фантастические миры ролевых игр v лежащие за пределами страны, цивилизации, наземного, видимого и осязаемого пространства повседневности.

Природа. «Лагерь на природе» v весьма характерный для молодежной тусовки тип пространственного самоопределения. В хип-фольклоре сохранилась память о летних тусовках в Гауе (Прибалтика) и Крыму, куда толпы волосатых людей съезжались автостопом и на перекладных электричках (на собаках). Однажды я видела у одного обветренного жизнью хипа феньку из желтых, синих и зеленых бисеринок. Ее значение он объяснял так: «Желтые бисеринки v это желтый песок Гауи; синие v ее синее море, зеленые v сосны, шумящие над желтыми дюнами». Гауя считалась символом настоящей хипповской жизни.

В лесу проводятся ежегодные ритуалы индеанистов v Пау-вау, v где происходит принятие новых членов, наделение их именем, очищение и другие церемонии, обеспечивающие обретение и смену статусов, разрешение конфликтов, поддержание структуры сообществ и передачу традиций. В конце 1980-х группа индеанистов попыталась реализовать мечту о природной жизни, поселившись в деревне Верхняя Кукуя на Алтае. Время от времени попытки заселения пустующих деревень осуществляются не только индеанистами, но и представителями других течений молодежной культуры. Как правило, они предполагают реализовать там общинный тип организации и образ жизни (образцом может служить как индейская, так и древнерусская, и средневековоевропейская общины v разумеется, их мифологизированный образ).

На природе происходят летние игры ролевиков. Они на несколько дней выезжают за город, разбивают лагерь (приняты особые правила на этот счет, в основе которых лежат хип-культурные традиции минимализации потребностей в одежде, пище и сне; общинные кассы; культивирование спонтанной и всеобъемлющей хипповской любви и т. д.). Во время игр проводятся посвятительные и другие ритуалы.

«Лагерь на природе» осознается одной из альтернатив городскому образу жизни, побег (хотя бы на время) от цивилизации. Обычно он связан с изменением социальной организации, стиля отношений, чаще всего v культивированием общинных форм.

Подземелье (underground). Еще один излюбленный локус Системы v подземелье (англ. underground), что может быть связано символически и с ее «андеграундным» самоопределением. Мы уже упоминали тусовки в подземных переходах, где Система зарабатывает на жизнь игрой на гитарах, флейтах, этнических (мексиканских, индийских) инструментах и продажей фенек; стены таких переходов покрыты граффити v эмблемами музыкальных групп, обращениями типа: «Ждали, не дождались, ушли туда-то». Все это v следы тусовок, маркирующие пространство как «свое».

В Системной традиции значимы пещеры, часто становящиеся объектом паломничества и целью путешествия по трассе. Чаще всего в ее дискурсе фигурируют Саблинские и Крымские пещеры, с которыми связан обширный фольклор. Существует своего рода ритуал их посещения.

В Саблинские пещеры (в нескольких часах езды от Петербурга) ездят обычно небольшими группами от двух до десяти человек: один-два побывавших в пещере человека и несколько новичков, часто девушек. Путешествие считается «посвящением» в смысле приобщения к мистике подземного мира. Уже в пути (в электричке или на трассе) начинаются рассказы о таинственных свойствах пещер и необъяснимых случаях (См. подробнее: «Мистические жанры: мистика мест»). Приехав на место, разбивают лагерь, перекусывают, переодеваются. Договариваются о времени общего сбора и обратного отъезда. Отправляются в пещеры. Самый старший (олдовый)? опытный тусовщик и путешественник, знаток пещер и связанных с ними обычаев берет на себя роль проводника. Показывает вход, точнее, лаз, куда необходимо вползти и лишь затем можно выпрямиться. В одном из первых залов к стене пещеры прислонен дорожный знак «Внимание!» (символика пути); рядом лежит журнал, где посетители оставляют записи: «свои впечатления от пещер», «рисунки, стишки, пожелания» и «описание пути: что где открылось, где засыпало проход» (1996 г.). Входящие все вместе читают эти записи, самые смешные и интересные места v вслух, смеются. Общий смех консолидирует группу, по существу, случайных попутчиков; чтение журнала создает ощущение общности с предшественниками v приобщения группы к традиции.

Затем открывается пещера, где сооружена «могила Белого Спелеолога» v фольклорного героя, мифического хранителя пещер: насыпь из песка, над нею прислонен к стене пещеры настоящий могильный крест. У могилы обязательно останавливаются и слушают рассказы проводника. Стоят вокруг насыпи, держа свечки. Проводник кладет на нее сигареты по числу вошедших (1988 г.), коробок спичек или соли (1997 г.): «для тех, кто потом придет». На обратном пути можно сделать привал и выкурить эти сигареты.

Проводник говорит: «Почтим память Белого Спелеолога», затем «представляет» ему пришедших. И вновь налицо ритуалы групповой консолидации: акцентируется и символически фиксируется состав группы и ее единство (как внутреннее, так и с гипотетической общностью тех, кто был в пещере ранее v их олицетворяет образ Белого Спелеолога).

Здесь же выслушиваются рассказы о Белом Спелеологе, фиксирующие правила поведения в пещере, они же служат нормами внутригрупповых взаимоотношений, характерными для Системы, поэтому путешествие в пещеры имеет смысл приобщения не только к «пещерной», но и Системной традиции вообще.

Другая модификация подземного пространства v городские подземные коммуникации, освоением которых занимаются диггеры. Это течение весьма близко связано (генетически, идейно и личностно) с хип-культурной традицией «ухода». Наиболее громко заявило оно о себе в Москве. Для диггеров путешествия по речным руслам и тоннелям подземного города стали основой образа жизни v они составляют карты, изготавливают снаряжение, соблюдают особые ритуалы. В их среде сложился фольклор v легенды о чудовищных животных-мутантах и прочей мистике подземелий.

К диггерам примыкают поисковики v группы, занимающиеся поиском древних подземных ходов, кладов, исторических реликвий (например, широко распространилось движение поиска библиотеки Ивана Грозного: ее несколько раз «чуть было не нашли» сразу в нескольких местах Москвы и Подмосковья), а также черные следопыты, разыскивающие оставшееся после войны оружие.

Подземное пространство с его символикой «невидимости» и «скрытости» воспринимается как возможнсть ухода из поля зрения господствующей культуры в почти потустороннюю тень.

Виртуальное пространство. Другая модификация идеи невидимости/ухода v локализация сообществ в виртуальном пространстве. Пипл строят и заселяют воображаемые миры, присутствуя в них не столько телесно, сколько ментально и словесно.

В конце 1980-х гг. в Петербурге существовала одна из виртуальных тусовок v эфир. Набрав определенный номер, вы слышали сразу несколько голосов, и с ними можно было переговариваться. В этом эфире висели часами. Знакомились, назначали встречи. Некоторые ограничивались только общением в эфире. Все остальное происходило по законам обычной тусовки: безличность (по прозвищам) общения, сленг и т. п.

В начале 1990-х гг. роль «эфира» стала играть «Сорока», ведь в газетном пространстве люди присутствуют так же бестелесно v в виде словесных масок-образов. Любопытно, что постепенно виртуальное пространство «Сороки» приобретает собственную структуру и географию. Множество посланий формируют коллективный образ воображаемого Сорокограда (иногда название бытует в обратном написании Даргокорос): «Предлагаю на одной из площадей Сорокограда установить памятник Игнатику Яру», «А вот возьму и отстрою в Сорокограде музыкальный магазин. Типа «Сайгона». Там будут записи на любой вкус. А рядом, за соседней дверью, будет кафе. Небольшое такое. И выгонять оттуда никто никого не будет», «Есть в Сорокограде башня Харкера (жутко мрачное обиталище). Есть колокольня Звонаря (тоже не лучше), есть еще Фарфоровая Башня (та, что за лавочкой Ювелира), но мало кто слышал, что есть в Сорокограде старая-старая башня, под названием То, Чего Не Может Быть». (Сорока, 19.05. 1997 и 9.06. 1997).

Нетрудно заметить, что виртуальный мир Сорокограда пародирует реальный (правда, со средневековым налетом в жанре «фэнтези») город, а еще точнее v пространство тусовки, отмечая значимые для нее локусы: музыкальный магазин, кафе и точки, связанные с отдельными известными людьми тусовки: Звонарь, Ювелир и др. v это прозвища реальных сорокоманов. Фактически виртуальное пространство стало проекцией социальной карты тусовки.

Пост-хипповская традиция осваивает компьютерный мир v еще одну разновидность виртуального пространства. Более всего v бесплатную сеть ФИДОнет, несколько в меньшей степени v Интернет. Анекдоты о хакерах, циркулирующие в компьютерных сетях, часто скопированы с анекдотов о хиппи. Часть хакеров вышла из среды сорокоманов и поддерживала с нею связь. В фантастическом мире Сорокограда значилась, среди прочего, и Башня Хакера v понятно, что здесь эта фигура рассматривалась как один из «своих» социальных типов. Идеология хакеров v борьба за открытое пространство, стремление к безграничным путешествиям по электронным сетям, игнорирование или преодоление границ и замков, затрудняющих доступ, принцип бесплатности доступа v вполне совпадает с идеологией трассы. Еще одно проявление общности между тусовками в электронных сетях и традицией Системы v многочисленные заимствования в компьютерном сленге из лексики Системы 1980-х.

Лечебница и кладбище. Системный сленг маркирует еще один локус v психиатрическую лечебницу: дурка, дурник, крейза, скворешник и тому подобное Принадлежность к Системе вообще подразумевает крышесъезд или сдвиг v некоторое отклонение (иногда нарочито демонстрируемое) от общепринятой психической нормы (крыша v психика, мозг; крыша едет v обозначение измененного состояния сознания). С одной стороны, психиатрическая больница v пространство обретения необычного психического опыта, и здесь оно смыкается с виртуальным. С другой стороны, это пространство изоляции, символизирующее одну из форм ухода из мира повседневных истин, норм господствующей культуры.

Некоторые тусовки, главным образом, сатанисты и прочие оккультисты, а также примыкающие к ним отдельные группы ролевиков, проводят ритуалы на кладбищах, в заброшенных склепах. Например, на кладбище проходил обряд посвящения ребят, игравших по «Хроникам Эмбера» Роджера Желязны (сведения середины 1990-х гг.). Кладбище, как и лечебница, семиотизируется как пространство, лежащее за пределами территории социальной нормы, «нормальной жизни» v все это пространства ухода от нормы и повседневности.

Итак, пространство молодежной культуры v промежуточное, маргинальное, зыбкое и не вполне реальное: переходное (дорога во всех ее проявлениях, трасса, стрит, метро, переход, проходной двор), внекультурное (природа), невидимое (подземелье), изолированное (больница, кладбище), или вообще виртуальное. Полная идентификация с ним невозможна, реальна лишь временная и условная v как временна и условна самоидентификация маргиналов с позицией (часто зыбкой, низкостатусной и не признаваемой остальными), отводимой им обществом. В данном пространстве, которого скорее нет, чем есть, и разворачивается существование (не замечаемое либо отвергаемое общественным мнением) молодежной культуры.

1.2. Временной код

Столь же условно переживается и время v скорее как его отсутствие. От близких к Системе людей мне не раз приходилось слышать: «Система вообще вне времени». Время здесь идет по-иному, чем во внешнем мире: «А я чувствую, v говорил мне Владимерзкий, v что здесь время идет, но я не врубаюсь, как» (1987 г.). Некоторые предполагают зависимость времени от воли индивидуума и даже экспериментируют с его «сжатием» и «ускорением». Из «Сороки»: «Оправдание сорокоманства. Субъективное время ускоряется уже в глобальных масштабах. Большие объемы (имеется в виду v произведений. v Т. Щ.) не вписываются в реальность, и литература открывает бездонные карманы ассоциаций и ссылок, оставляя на поверхности несколько строк v выжатую цедру-» (Сорока, 9.06.1997). Напомню, что объем посланий в «Сороку» был ограничен несколькими строками. Письма в «Сороку» (форма общения) интерпретируются как средство «сжатия» и «ускорения» времени.

Время жизни человека неравнозначно. Взрослый период для пипла словно не существует. Лозунг и вера Системы v «Нам никогда не будет сорок!» Наиболее маркированное время v детство, возведенное в культ. Свой день рождения она празднует 1 июня v в День защиты детей. В легенде о ее происхождении детство играет роль матрицы, по которой должна строиться Система: «Было сказано: «Живите как дети, в мире, спокойствии, не гонитесь за призрачными ценностями-»» В одном из интервью волосатый по прозвищу Боб говорит, что Система строит «культуру на фундаменте детскости»: без корысти, соперничества, спешки и лжи, принятых во взрослом мире. «Культура на фундаменте детскости» v знак нежелания взрослеть: входить в мир взрослых, в общество, занимать там какую-либо позицию, v в научной литературе его определяют как «инфантилизм» контркультуры. Лозунг хиппи v «живите как дети» v материализуется в особом отношении Системы к детям. Некоторые хиппи берут в свои коммуны и семьи маленьких бродяжек, опекают беспризорников. Дальневосточный человек (Крот) писал мне недавно (в 2002 г.) об одной коммуне, которая «существовала года два назад, в течение шести месяцев. У них была тусовка беспризорников, которых они называли «фенечками». С некоторыми из них они потом продолжали общаться, но уже давно все стихло. В общем-то, достаточно короткий эпизод». Примечательно, что дети идентифицируются с одним из символов Системы v фенечками.

Тема продолжающегося детства относится к символическому времени. Реальное же время, в котором проходит повседневная жизнь Системы, структурирует, во-первых, стаж тусовок («системный возраст» человека обычно составляет до трех?пяти лет), во-вторых v цикл трассы. В рамках годичного цикла оно структурировано ритуализованными мероприятиями, обычно привязанными к сезонам трассы. Начало сезона передвижений отмечается весенними ритуалами и просто сборищами: анархисты выходят на демонстрацию и выезжают на природу по случаю 1 мая, считающегося анархистским праздником. Хип-культурные тусовки празднуют по традиции 1 июня v День защиты детей, считая себя «детьми Цветов»; битломаны отмечают 15 мая v день знакомства Пола и Линды Маккартни. В конце весны и начале лета индеанисты проводят проводят пау-вау, а Общество ирландской мифологии v обряды, посвященные Луне или Солнцу. Съезжаются по трассе и на собаках (перекладных электричках) люди из разных городов, подобные мероприятия для большинства служат лишь поводом к путешествию. Существуют и ритуалы окончания трассного сезона v осенью отмечают день рождения (9 октября), а в начале зимы v день гибели (8 декабря) Дж. Леннона. В целом структурирование времени привязано к сезонам трассы. Зимой жизнь затихает, перемещаясь на флэтовые тусовки, в парадные, кафе и переходы. Зимние путешествия считаются уделом единиц, фактически экстремальной (а не традиционной) практикой.

В рамках суточного цикла акцентируется темное (и наименее освоенное господствующей культурой) время v ночь, когда жизнь тусовки наиболее активна (дискотеки, мистические ритуалы, рок-концерты, гонки рокеров и байкеров).

Экспериментируют с «мистикой времени» v его «растягиванием» и «сжатием». ВременнаTя ориентация молодежной культуры v чаще всего про- и ретроспективная, тяготеет к исторической символике или конструированию схем будущего. Настоящего времени с его «злобой дня», словно не существует: Система уходит из времени господства «взрослого» мифа. И только на трассе открывается «здесь и теперь» v как точка вневременной свободы.

* * *

Итак, молодежная культура существует (на символическом уровне) вне конкретных координат пространства и времени, ускользая в промежуточные области, маркированные господствующей культурой как «невидимые» и «несуществующие».

1.3. Предметный код

Жилище. Жилища в вещественной форме для Системы практически не существует. Напротив, акцентируется мотив его отсутствия, ухода из дому (и тем самым из мира взрослых).

Из граффити Ротонды:

Я видел, как снесли мой старый дом,

Как стены падали и как упала крыша.

Я детство все свое оставил в нем

И в юность наступающую вышел.

Мой старый дом ушел во мрак...


Бездомность v символ социальной неопределенности, связанной с окончанием детства. Это образ одиночества и поиска идентичности/принадлежности:

В одном доме тебя помнят и ждут,

В другом гонят, не пустив на порог.

Если прочие так живут,

Стоит ли думать, что ты одинок?

Стоит ли думать v но вот вопрос:

В каком доме тебя принимают всерьез? В каком?..

(Ротонда, 1988 г.).


Показательны мотивы враждебности дома (как средоточия ценностей взрослого мира): «Мир v полное разъединение, v говорил известный в конце 1980-х гг. московский хиппи, художник и музыкант по прозвищу Сольми, живший тогда, к слову, в расселенном доме на 2-й Тверской-Ямской улице. v Квартирки v как гигантский муравейник. Если бомбочка упадет, то каждый сгорит в своей квартирке как в урне-»(М., 1987 г.). Из подобных утверждений и возникает хип-культурная программа: выйти из квартир, вернуться к природе, где «ветер гуляет в волосах».

Более предметно тема жилища возникает в связи с практикой трассы и, соответственно, устройства на ночлег, а потому существует как придорожное, временное пристанище на трассе, v а не постоянное жилье: вписка (ночлег в чужом городе, место, где вписываются: останавливаются ночевать) или флэт (от англ. flat v -квартира-). В наибольшей степени тематика вписки разработана в хип-культуре, как и сама практика трассы, но постоянно заимствуется вместе с этой практикой другими сообществами.

Флэт
v квартира, где живут молодые люди, как правило, без родителей или в их отсутствие, а посему сюда всегда можно вписаться. На тусовках обычно известно несколько подобных адресов, и обладающий некоторыми коммуникативными навыками приезжий может воспользоваться ими. Адресами запасаются и заранее, выходя на трассу. Впрочем, все это зыбко и ненадежно: бывалые путешественники говорят, что из десятка адресов «хорошо если сработают один-два». Флэт, вписка v не дом, а временное пристанище с принятыми совсем не домашними нормами поведения. Основные элементы дома: еда (хотя бы пачка чаю, хлеб, крупа в пластиковой бутылке v торпеде) и ночлег v спальный мешок, пенка (туристический коврик из пенопласта) v здесь отсутствуют, их приносят с собой, противореча русской пословице о том, что «ночлег с собой не носят». На флэту не принято зависать более, чем на два-три дня, обычно устраиваются (или, во всяком случае, договариваются вначале) «на одну ночь». Приходить лучше вечером, часам к девяти-десяти, чтобы «не досаждать хозяевам». Это не домашние и даже не гостевые v это нормы общения встречных в дороге, остающихся чужими, сохраняющих анонимность. Обстановка флэта скудна: из мебели сленг фиксирует (последовательно) лишь одну вещь v место для ночлега: трахта, траходром, сексодром, указывая и соответствующую программу поведения на флэту (молодые люди путешествуют часто парами). На реальных флэтах чаще всего можно обнаружить толко кровати или только матрасы v спальные места, но зато немало. Бывает, на ночь весь пол застилают матрасами, а днем скатывают в угол.

Еще один элемент обстановки флэта v стопки исписанных листов и тетрадок по углам: плоды и следы спонтанного творчества странников. Здесь можно обнаружить стихи, анекдоты, рассказы-телеги, приколы, крышеедство v всевозможные вербальные жанры (о них v чуть позже). На стенах и в углах v картины, рисунки, вышитые ксивники и тому подобное. Часть их ждет хозяина, либо того, кто сможет передать ему забытую вещь. Часть v подарки: существует обычай на прощание дарить что-либо гостеприимным хозяевам флэта: рисунок, феньку, реже ксивник. Со временем флэт становится своего рода хранилищем памяти, сгустком информации или в здешней терминологии v энергии. Иногда на флэтах устраивают выставки прикидов (забытой, оставленной кем-то или специально изготовленной одежды и атрибутики). Все это позволяет им играть заметную роль в передаче субкультурных традиций.

Маркированы в Системе (ее текстах и сленге) различные формы временного, суррогатного жилища: лесные шалаши и хижины у ролевиков, типи у индеанистов, обычные палатки у самодеятельных спелеологов и «черных следопытов». Распространена манера ночевать у костра (минимальное снаряжение v пенка v кладется прямо на землю) и устойчивое выражение найтать на травке. В чужих городах, не найдя флэта, ночуют в парадняке, на чердаках и в подвалах v т. е. в нежилых зонах домов. В Петербурге, где много расселенных и пустующих зданий, ночуют в них v на капиталке v что переживается как особого рода мистический опыт. В конце 1980-х гг. один такой дом на Фонтанке, недалеко от Московского вокзала, был настолько популярен, что вошел даже в хип-культурный фольклор под названием «Ленинградская зона» (отсылка к культовому фильму А. Тарковского «Сталкер»). Мне рассказывал о нем человек по прозвищу Дикобраз: «Дом на Фонтанке, разрушенный v над ним видят сияние: золото с голубым («Золото на голубом» v из песни Б. Гребенщикова. v Т. Щ.). А в нем... что-то... В подвале v вообще что-то творится. Один парень провел там ночь, точнее v шесть часов в Пасхальную ночь. Со свечкой. Я бы даже с кузбасским фонарем там не стал бы... Он интересуется биоэнергетикой: не занимается, но прикалывается... Там, в этой Зоне, человек может бесследно исчезнуть: «мясорубка», «ловушка» (символические понятия из к/ф «Сталкер». v Т. Щ.) v там это есть» (СПб, 1988 г.).

В целом в рамках описываемой традиции жилье v придорожное, временное, эфемерно-ускользающее,? выражает не идею «дома», а скорее его отсутствия. Неопределенность пространственной идентификации становится метафорой социальной бесприютности. На символическом уровне носители этой традиции бездомны, основной локус v не дом, а дорога. Именно поэтому переживание бездомности обретает мистический смысл как опыт маргинального по сути и культового в рассматриваемой среде самоощущения.

Одежда. Не менее важный элемент материальной среды v одежда и разнообразные аксессуары. Молодежная культура маркирует как особенно значимые такие ее компоненты, как обувь, головные уборы, сумки, чаще всего выступающие в качестве групповых символов и опознавательных знаков. Определенная степень маркированности наблюдается в отношении поясной (джинсы) и плечевой (куртки, футболки) одежды, а также всего ее комплекса в целом под названием прикид.

Когда говорят «прикид», имеют в виду знаковую одежду, по которой можно определить групповую принадлежность ее обладателя: речь идет о символике целостного комплекса одежды и атрибутов. Прикинутый v «одетый как хиппи» (футбольный фанат, индеец, эльф...). В рамках молодежной культуры наиболее устойчивы следующие комплексы.

Комплекс «странника«, характерный для хип-культуры в первую очередь: одежда максимально удобная, естественная, несколько потертая, желательно пропахшая дымом костра и бензиновым духом попутных машин. Особое внимание уделяется удобству обуви (чаще всего старые, стоптанные кроссовки), хотя иногда демонстративно ходят босиком (впрочем, не в дальние путешествия). Характерны страннические сумки v холщовые торбы через плечо или рюкзачки, а также нагрудная сумочка v ксивник v для денег и документов (считается специально дорожным атрибутом). В целом прикид хиппи, в сочетании с длинными нечесанными волосами, воспроизводит облик странника аналогично зафиксированному в этнографических материалах XIX столетия. Страннические черты (тяготение к удобству, пренебрежение общепринятой элегантностью) прослеживаются и в одежде других тусовок.

Необходимо отметить комплекс или отдельные атрибуты «воина«: армейские камуфляжные штаны, кожаные летные куртки, тяжелые ботинки, металлические шипы, пряжки, браслеты, а также элементы вооружения (бутафорского или реального) v от средневекового рыцарского (толкинисты), индейского (индеанисты), российского, французского, немецкого (военно-исторические клубы и «черные следопыты»). Впрочем, идеи войны и дороги (война v «поход») всегда были тесно связаны. Военная одежда максимально приспособлена к неудобствам дорожной жизни, и, отправляясь в путь (на охоту, рыбалку, дачу...), мужчины предпочитают куртки, сапоги и ботинки армейского образца.

С образом «странника» связаны и такие черты молодежной одежды, как тяготение к черному цвету (русские странники в XIX в. часто носили черную монашескую одежду, даже не имея монашеского сана); самодельности; «естественности» и «близости к природе» (природные, минимально обработанные материалы: кожа, хлопок, шерсть; украшения из дерева, кожи, необработанного камня, керамики; цвета земли и дерева и т. д.).

Для многих направлений молодежной культуры, прежде всего восходящих к хиппи, характерен культ бедности, вполне отчетливо выраженный в Системе. Порванные джинсы и заплатки воспринимаются символом принадлежности к кругу «своих». Бритая наголо девушка по прозвищу Урфин Джюс так писала о различиях между хиппи и металлистами: «А соседи-металлисты все плевали друг в друга краской и сыпали рваным железом... «К чему?» v недоумевали мы v оно не годилось даже для заплаток на штаны. А мы очень любили это дело v ставить заплатки. Кропотливо трудясь каждый над своими штанами, мы даже становились как-то добрее. Теперь я толком не могу объяснить, как это получалось...» (1987 v 1988 гг.). В качестве символа металлистов фигурирует «рваное железо», у волосатых в этой роли выступают заплатки. Бедность для них v путь к духовному просветлению, опыт освобождения от материальных пут.

Обрисовав общую символику прикида, перейдем к его отдельным, наиболее значимым, компонентам.

Головные уборы. Хип-культура маркирует отсутствие головного убора: в волосах должен «свободно гулять ветер». Впрочем, для удобства, особенно в путешествиях, странствиях по пещерам и подземным коммуникациям, используется налобная повязка, чтобы волосы не лезли в глаза: хайратник (от сленгового хайр, англ. hair v -волосы-).

Рэйверы
носят на голове платки-банданы, чаще всего черные, с изображением желтого «пропеллера».

Головные уборы служат опознавательными знаками во время ролевых игр, выдавая игровой статус своего владельца («эльф», «гоблин», «рыцарь» и т. д. у толкинистов). Аналогичную роль они играют у индеанистов (роскошные уборы из перьев и бисера надевают только на ритуальных собраниях) или участников «военно-исторических клубов» (во время инсценируемых ими исторических сражений). Примечательно, что символика головных уборов проявляется чаще всего в игровом/ритуальном v внутригрупповом v контексте, указывая ситуативные (игровые и т. д.) роли.

Обувь в сленге обозначается как шузы (от англ. shoes v -ботинки-). Для молодежной культуры в целом характерно предпочтение обуви военного образца v грубой, прочной и удобной. Бритоголовые (скины, скинхэды) носят армейские сапоги с обрезанным голенищем или тяжелые ботинки с белыми или красными шнурками. Похоже на армейский обычай, когда дембеля подрезают голенища сапог и украшают их шнуровкой.

Большое внимание изготовлению обуви уделяют участники игровых и этноисторических (также в значительной мере игровых) объединений. Индеанисты, например, шьют себе кожаные сапоги и туфли v мокасы, по образцу мокасин американских индейцев.

Джинсы v едва ли не наиболее знаковый, культовый элемент, связанный с историей и мифологией возникновения молодежной культуры. Это потертые, заплатанные и расписанные дружескими приветами джинсы (у хиппи), грязные, рваные и заколотые булавками (у панков), черные (у анархистов, нацболов v национал-большевиков v и многих других), высоко закатанные или обрезанные (у скинхэдов). У последних, как и других военизированных группировок, популярны также камуфляжные штаны.

Плечевая одежда (футболки, куртки, жилеты) не столько обладает собственной знаковостью, сколько маркируется. Хиппи украшают ее вышитыми или написанными лозунгами типа: ««ove not War» и многочисленными значками, указывающими на их музыкальные пристрастия или посещенные города, или подаренными друзьями. Металлисты густо уснащены железными шипами, заклепками, цепями и цепочками, символизирующими их музыкальные пристрастия («тяжелый металлический рок»). Другие музыкальные фанаты (киноманы, алисоманы) носят футболки с портретами любимых исполнителей. Футболки с изображениями любимых групп («Король и шут», «Ministry» и т. п.) носят и скинхэды; но их отличительным знаком служат куртки типа «пилот» («куртка американских военных летчиков») или «бомбер», к которым они относятся с большой любовью. Рассказывают легенды о скинхэде, обнаружившем в кармане купленной на «секонд-хэнде» куртки записку v привет от финских (немецких и т. д.) скинхэдов русским единомышленникам. Скинхэдовский прикид включает также другие элементы военной одежды, например, армейские свитера и френчи.

Аксессуары. Знаковую роль играют страннические сумки и рюкзачки хиппи, особенно самодельные, заплатанные и украшенные значками, свидетельствующие о богатом дорожном опыте и многочисленных дружеских связях своего обладателя. Но первостепенное значение имеет ксивник, имеющий вид мешочка, сшитого из кожи, джинсовой или иной плотной ткани. Висящий на груди, вышитый, украшенный аппликациями, рисунками, значками и разного рода подвесками, ксивник v один из основных хип-культурных символов. Иногда это единственный опознавательный знак, но его бывает достаточно, чтобы найти в чужом городе хиппи и устроиться на ночлег.

Не менее значимы и аксессуары, украшающие чаще всего запястья. Футбольные фанаты носят полученные во время «фанатских войн» трофеи v полоски ткани, оторванные от шарфов и головных уборов противников (фанатов соперничающих команд). У хиппи, индеанистов, толкинистов и прочих ролевиков популярны, как правило, самодельные, плетенные из бисера, кожи, шерстяных ниток браслетики v феньки, несущие богатую символическую нагрузку, связанную не только с групповой принадлежностью или идейными пристрастиями своего обладателя, но и с его внутригрупповым статусом или степенью интеграции в мир тусовки. Им приписываются мистические свойства, в частности, способность «энергетического воздействия».

Феньки
v едва ли не самый значимый атрибут хип-культуры v играют большую роль в организации и фиксации межличностных отношений: служат оберегами, будто бы защищающими от контролеров на трассе и нападений гопников, норовящих привести пипл к общепринятой норме, заставляя насильно остричь их длинные волосы или отказаться от пацифизма. В Системе феньки дарят друг другу в знак добрых пожеланий и дружбы, на память, как знак установившейся межличностной связи. Особенно много фенек берут с собою на трассу. Их дарят:

а) самой трассе v вешают на указатель выезда из города, дорожные знаки и т. п. v в качестве «жертвы трассе»;

б) водителям, согласившимся подвезти v в знак благодарности;

в) обмениваются феньками с попутчиками на память. Дарят феньки друзьям, провожая в путь: «Эта фенька помогает машину застопить, хранит от гопников и всякого стрема, от контролеров в автобусе, с ней пошел на трассу-» v как талисман, воплощающий поддержку Системы.

Коммуникативные функции фенек мы будем рассматривать более подробно в одной из следующих глав. Функцию фенек в различных тусовках могут играть разные элементы атрибутики: у металлистов v кожаные браслеты-напульсники, часто с металлическими шипами и заклепками, у футбольных фанатов v элементы враждебной атрибутики (трофеи фанатских войн).

Пища также фигурирует в сленге, но обозначается, в основном, не конкретно, а собирательно и несколько пренебрежительно: хавка или ништяки (остатки на тарелках в пунктах общественного питания). Впрочем, питаться ништяками бывалые странники не советуют во избежание проблем со здоровьем, хотя наличие термина в сленге говорит о бытовании соответствующей реалии, особенно в условиях трассы, бездомности и беспрайсовости (безденежья), характерных для описываемой культуры. Понятие «хавка» конкретизируется иногда как крупа в пластиковой бутылке ?торпеде, которую путник носит с собой на совсем уже черный день.

В дороге пища добывается путем аска (выпрашивания) и на халяву (даром). Из отдельных блюд сленг отмечает немыслимо жидкий чай: вторяки, друганчик (вторично заваренный на старой заварке), белые ночи, киндерпис (от нем. Kinder v ребенок и рус. -писать-), да еще вино: косорыловку, вайн (от англ. wine), ботл (от англ. bottle, бутылка), дринк (от англ. drink v питье) и т. д. То и другое имеет скорее коммуникативную, чем питательную функцию: вино может стать центром случайной компании в скверике или на вокзале; чай v поводом к знакомству (прийдя на флэт, не обязательно проситься сразу на ночлег, лучше сказать v «чаю зашел попить» и выложить пакетик чаю, затем только оставаться на ночь). На вокзалах заходят «попросить кипятку» в диспетчерскую, стремясь разговорить ее обитателей и пристроиться в попутный товарняк. Пища v источник не столько телесного, сколько духовного насыщения:

Дао плавает в стакане,

Дао плавает везде:

И в Неве, в Оке и в Рейне,

В пиве, водке и портвейне, v


шутит самоироничный хип-фольклор (СПб, 1987 г.).

Заботиться о еде не принято: Бог даст. Впрочем, навязчивое желание поесть тоскливо проступает в афоризмах типа: «И вечный Пост, кулич нам только снится» («Сорока», 9.06.1997).

Отношение к пище, характерное для Системы, воплощено для меня лично в одном предмете v батоне, на котором был выпечен знак «пацифик». Один бродяга, приехав по трассе в Питер, всю ночь работал на хлебозаводе, чтобы поесть и заработать на обратный путь. Утром он показывал на тусовке выпеченный им батон с рельефным «пацификом» на корке. Батон пользовался общей популярностью, но через два часа все еще не был съеден, что явно свидетельствует о его знаковой функции, перевесившей утилитарную (СПб, 1989).

1.4. Телесный код

Тело: его облик, жесты и телесные практики v также вовлекаются в круг Системной символики. Названия многих молодежных течений указывают именно на телесные черты: волосатые (хиппи и примыкающие к ним обладатели длинных волос), бритоголовые (в Системе 1980-х еще не очень известные, а сейчас достаточно активные скинхэды), качки (обладатели гипертрофированных, накачанных с помощью тренажеров мышц).

Как в рассматриваемый период (конец 1980-х), так и ныне в молодежной среде отчетливо выделяются два направления телесной культуры: гипермаскулинное и «унисекс» (культивирование символической бесполости).

Замечу, что регулированию подвергается в большей степени мужская телесность. Гипермаскулинный облик характерен короткой стрижкой, накачанными мышцами, грубыми и резкими манерами, демонстрацией агрессивности, в том числе сексуальной. Сейчас этот комплекс культивируют футбольные фанаты, скинхэды, некоторые металлисты и пост-панковские течения. Многие из этих направлений так или иначе соотносятся с панком. Характерно, что многие фанаты и скинхэды говорят, что в юности панковали.

Стиль «унисекс», даже некоторая утрированная феминность, характеризует постхиповые тусовки ролевиков, индеанистов, собственно хиппи. Облик мужчин и женщин трудноразличим, у тех и других часто длинные волосы, тело скрыто под складками бесформенной мешковатой одежды, мало разнятся и нормы сексуального поведения, нет ярко выраженной установки на мужскую агрессивность v она допустима только в рамках условных миров игр (ролевики) или исторических реконструкций (индеанисты и другие историко-этнические сообщества).

Рассмотрим части, свойства и состояния тела, маркированные в Системе и включенные тем самым в ее знаковый мир. Можно указать два главных способа маркирования тела: вербальный (фиксация определенных деталей телесного облика в сленге) и идеографический (татуировка, пирсинг, скарификация, росписи по телу). Таким образом культура указывает наиболее значимые для нее аспекты телесности. Обратим на них внимание.

Голова. Голова и вся сфера психического обозначается на сленге крышей и фигурирует главным образом в рамках мифологии безумия (крышеедства, крышесъезда): постоянно едет или съезжает, что означает пребывание в измененном психическом состоянии.

Во внешнем оформлении головы первостепенное значение имеют волосы v хайр, во многих случаях именно прическа становится наиболее однозначным групповым признаком. Длинные волосы у мужчин и женщин v признак хип-культуры и всех примыкающих к ней тусовок. В 1980-х гг. этот признак был едва ли не группообразующим, во всяком случае именно он определял самоназвание: последователи хип-культурного образа жизни называли себя чаще не хиппи, а волосатые или хайрастые, а в порядке самоиронии ? хайранутые (что подразумевало и характерное смещение психики). Волосатый ? выражение не только групповой принадлежности, но и групповой оценки, синоним слова хиповый. Так, например, волосатый музон, волосатый флэт, волосатые джинсы v одновременно и хиповые, и положительно оцениваемые соответственно, музыка, квартира или штаны. Волосато означает одобрение (ср.: хипово ? в том же значении). Идентичность описывается в терминах прически: охайреть (отрастить волосы) означает -стать хиппи-, обхайраться (подстричься) v соответственно -перестать тусоваться-. То же значение придавали длинным волосам и неприятели: любера ловили хипов на дискотеках и выстригали им волосы; эту операцию проделывали и при задержании хиппи в милиции. Длинные волосы в хип-культурной среде v знак статуса («Чем длиннее хайр, тем круче«) или продолжительности пребывания на тусовке. Расставание с хайром весьма травматично: в изобразительном искусстве хиппи весьма популярен мотив «кровоточащих волос» при насильственной стрижке.

У классических панков опознавательным знаком служат выбритые виски и гребень-ирокез посреди головы, выкрашенный в экзотический (красный, желтый, зеленый) цвет; современные, впрочем, чаще просто бреют виски. Можно упомянуть обычай окрашивать в яркие цвета коротко стриженные волосы на рэйв-дискотеках. Бритая голова v отличительный признак скинхэдов, с чем связано и их самоназвание (англ. skinheads v -кожаные головы-). На выбритой коже головы они иногда татуируют изображение свастики или черепа. Коротко стриглись и любера, а также редставители ряда экстремистских молодежных группировок в настоящее время. Главным различительным признаком становится длина волос. Стриженые, а то и бритые волосы символически связаны с маскулинностью, идеологией и практикой активизма (вплоть до экстремизма), v длинные волосы, наоборот, с фемининной «мягкостью и слабостью», идеологией уступок, философской терпимости и плюрализма.

В хип-культуре символика и даже мифология волос разработана наиболее подробно. Волосы, растущие естественно, «без ножниц», в данной мифологии v символ свободы («стригли только рабов»), природы, естественности, важнейших хип-культурных ценностей. Впрочем, бритые головы в культуре пост-панка объясняются как «отказ», символ освобождения от гнета господствующих ценностей, а у молодых экстремистов v знак готовности к борьбе с существующим порядком вещей (национал-большевики, например, говорят, что коротко стриженному удобнее драться). В хип-культуре существуют поверья о волосах как «энергетическом куполе, по которому враждебная энергия стекает в землю», защищающем таким образом своего обладателя от разнообразных бед.

Последнее не так далеко от истины: длинные волосы в Системе, действуя как опознавательный знак, облегчают вписку в чужом городе, а на трассе v стоп: водители не боятся подсаживать с машины хиппи, зная их как интересных собеседников и убежденных пацифистов.

Лицо v фэйс (от англ. face v -лицо-), в агрессивной пост-панковской среде фигурирует лишь в составе глагола отфэйсовать и соответствующих насильственных практик, а у последователей хиппи v едва просматривается в дебрях волос: «Казалось, весь я состою из волос v рваных лохмотьев, обвисающих на реях, падающих на глаза, и среди этого волосяного клубка лицо v лишь крохотная точка «я» над отплевывающимися губами... Средний» (Сорока. 19.05.1997 г.). Время от времени вновь появляется мода на такие способы маркирования лица, как татуировка (на щеках и губах) или пирсинг (в нос, губы, веки продевают металлические украшения).

Некоторое опознавательное значение в Системе имеет выражение лица v взгляд и улыбка. Сленг фиксирует внимание на глазах: айсы, айзы (от англ. eyes v -глаза-), служащие в определенных ситуациях средством идентификации «своих». Объясняя, как найти ночлег на трассе, один Системный пипл говорил, что опознавательным знаком служит именно взгляд: «Вначале в глаза смотрю, а затем уже на все эти феньки... Узнаем v по улыбке-» (СПб 1987 г.). Взгляд, выражение глаз становится объектом культурной регуляции. Хип-культурный стереотип фиксирован, например, в граффити Ротонды: «Есть глаза у него v в них волшебная сказка-», «И стареющий юноша в поисках кайфа лелеет в глазах своих вечный вопрос», «Взгляд, уводящий в свою реальность» и т. д. (Ротонда, 1987 v 1988 гг.). В сообществах «стриженых» (от панков до скинхэдов) популярны, напротив, устрашающие гримасы с демонстрацией зубов и угрожающего выражения лица. В целом лицо воспринимается как знак v маска: «И мы смеемся всем назло, и не снимаем масок с лиц-» (Ротонда, 1987 г.).

Остальных частей тела (кроме головы) сленг касается редко, выделяя только руки и гениталии.

Руки обозначаются в сленге англицизмом хэнды (от англ. hand v -рука-). Хип-культура особено выделяет вены v веняки, помещая их в контекст суицида v веняки покоцать, попилить (вскрыть себе вены), наркомании (покоцанные ? поврежденные v вены служат знаком пристрастия к наркотикам). Существует также ритуал «братания»: двое надрезают себе вены на предплечье и прикладывают надрезы друг к другу, как бы обмениваясь кровью, или капают кровью в стакан с водою и выпивают вместе. Я видела хиппи с одиннадцатью шрамами от таких надрезов, что означало, вероятно, высокую степень интеграции его в хип-культурную общность: у него много «братьев». В данном случае покоцанные вены v знак межличностной связи и групповой принадлежности.

Значимы также некоторые жесты, положения рук и пальцев.

Некоторые жесты используются как приветствия: у хиппи v указательный и средний пальцы, поднятые и расставленные в виде латинской буквы «V» («Виктория» v победа Революции Цветов). У поклонников «тяжелого металлического рока» v энергично выброшенная вперед/вверх рука со сжатыми в кулак пальцами, причем указательный и мизинец выставлены вперед (жест связывается с инфернальной символикой и носит название «бык« или насмешливо v «коза«). Панкующая публика дразнит зрителей непристойным жестом, показывая кулак с выпрямленным средним пальцем. Эти жесты служат приветствием и опознавательным знаком в среде «своих», средством эпатажа «чужих», а на рок-концертах v выражением поддержки исполнителю знаковой (культовой) музыки.

Экскременты. Символика телесного низа особенно акцентирована у панков. Мотивы экскрементов постоянно повторяются в панковских приветствиях, обращениях, анекдотах, песнях и прочих текстах. В местах тусовок панков можно обнаружить граффити их любимым «дерьмом» (соответствующего содержания); на их флэтах разбросанные экскременты не вызывают удивления. Тем же составом бывает демонстративно испачкана их одежда («Отвалите от меня!»). Экскременты и v шире v «грязь» (символика мусора, свалки, отходов и отбросов) v становятся у панков символическими средствами социальной самоидентификации, осознания себя «отбросами общества». Символика экскрементов связана с их основным лозунгом v отказа от норм и требований, в том числе санитарно-гигиенических, культуры взрослых: выхода из-под ее власти. По замечанию московского исследователя М. Розина, у панков «везде «дерьмо» сопряжено с образом смерти», опять-таки ухода от непроходимой мерзости жизни: «Лопнули под колесами набитые калом и мозгом мешки; А рядом, плитой раздавлен, В луже мочи v хозяин...» и т. п.5

Генитальная сфера. Гениталии относятся, пожалуй, к наиболее маркированным участкам тела пипл. Маркируются они сленгом и татуировкой, пирсингом, росписями тела и скарификацией (украшением тела надрезами-шрамами), локализованными, как правило, в области гениталий и эрогенных зон. Считается, что это повышает остроту сексуальных ощущений. В хип-культурных сообществах генитальная символика соотносится с мотивами всеохватывающей хипповской «любви», пост-панк делает акцент на ее инвективном использовании. Сленговые слова, обозначающие мужской половой член (прик, болт), а также и противоположную часть v бэк, бэксайд (от англ. back v зад) или антифэйс, v звучат, как правило, именно в этом контексте. Ходят слухи о любимом панковском развлечении: «поединках на х-х». Панки, издеваясь над чужаками, показывают средний палец торчком; скинхеды иногда украшают выбритые затылки неприличной татуировкой.

* * *

Перейдем к рассмотранию телесных практик v способов функционирования тела, регулируемых Системной традицией и имеющих в ее рамках знаковый смысл.

Сексуальность. Для Системы, как и большинства молодежных группировок, характерны такие черты сексуальности, как акреативность: сексуальное поведение не преследует цели воспроизводства; имеет место рекреативная ориентация (цель v удовольствие, отдых, развлечение). Во многих сообществах, например, у хиппи сексуальность становится еще и значимым коммуникативным средством, медиатором, символом и внутренним механизмом межличностных связей. Именно поэтому постоянные разговоры о «любви» и «свободной любви», а также сексуальные демонстрации (типа хипповского «лета любви» или знаменитой «демонстрации в постели» Дж. Леннона и Йоко Оно) часто имеют характер призывов к объединению, дружбе, коммуналистскому братству v символов межличностных связей как таковых.

Для сексуальных практик Системы характерны пренебрежение табу, исходящими от общепринятой культуры, демонстративный отказ от ее норм. Но главная, пожалуй, особенность сексуальной стороны молодежной культуры v ее поисковая направленность, порождающая многобразие сексуальных практик в количественном и качественном смысле. Аскетизм, девственность, романтическая любовь получают в этой среде культурную санкцию равно, как и групповой секс, смена партнеров или гомосексуализм (мужской и женский). Все эти формы отражаются в текстах молодежной культуры, многие и в сленге (трахать, ~ся; фачиться, фак; голубые, розовые; групповуха, групповичок; шведская семья, фри-лавочка (от англ. free love, -свободная любовь-) и т. д. Многообразие форм сексуального поведения связано с его поисковым характером.

Один из главных смыслов молодежной культуры v гендерное самоопределение: освоение сцепленных с полом ролей, обретение гендерной идентичности. Неопределенность последней v одна из характерных особенностей молодежной культуры и молодости как возрастной категории вообще. Ее наглядное выражение v стиль «унисекс» в молодежной моде, символическая «бесполость» внешнего облика хиппи (классическое изображение хиппи v парочка в одинаковых мешковатых одеждах, джинсах, с одинаково лохматыми волосами), как и у панков или байкеров (пока девушка на мотоцикле в кожаных доспехах не снимет шлем, ее невозможно отличить от юноши). Впрочем, наблюдается и другая разновидность поиска гендерной идентичности мужской частью тусовки: демонстративное подчеркивание маскулинности, гиперболически противопоставляемой «женским» чертам. Речь идет, например, о металлистах или скинхедах, хотя в их тусовках всегда находятся девушки, воспроизводящие аналогичный мужественный облик.

В хип-культуре «любовь», в том числе v «свободная», как ее гиперболизация, v служит универсальным символом межличностных связей. Именно в этом смысле существует культ любви, которой посвящается значительная часть хип-культурного творчества, а также лозунгов, символов и граффити.

Агрессивность и насилие. В ряду телесных практик насилие (сленг фиксирует для него термины отфэйсовать, отпацифиздеть, загасить, гасилово, махаловка, махач) v один из самых значимых, среди прочих, различительных признаков, маркирующий границу между хип-культурным и постпанковским крылом молодежной культуры. Оно варьирует от демонстративной агрессивности (скинхеды, футбольные фанаты или любера конца 1980-х гг.), символизации и романтизации насилия (сатанисты, панки, металлисты, «военно-исторические клубы», «черные следопыты») до последовательного пацифизма (хиппи).

В ряде группировок насилие (практика и символика) играет роль средства поддержания и символа группового единства, особенно для «новых» течений молодежной культуры, на первых порах своего существования противопоставляющих себя другим. В наши дни это, в первую очередь, скинхеды, провозглашающие основой собственной идеологии насилие в отношении расово или этнически иных (чернокожих, выходцев с Кавказа). На практике это чаще всего выливается в стычки с рэпперами, потому что те «слушают африканскую музыку» или словесную агрессию, например, формулы приветствий/прощаний, типа: «Мы еще завалим не одну обезьяну!». Чтобы играть знаковую роль, насилие не обязательно должно реализоваться на практике; его бывает достаточно обозначить агрессивными манерами и военизированной атрибутикой. Аналогичную роль играют зачастую преувеличенные рассказы о будто бы реальных столкновениях с ментами, быками, иностранными студентами в общежитии v происходит вербальное дублирование, а затем и замещение насильственных практик6. Если насильственные практики имеют знаковый смысл (служат знаками принадлежности к определенному сообществу или даже шире v культурному пласту), то не важно, существуют они в действительности или лишь в виде вербального образа (мифа). Их знаковая роль сохраняется и в рассказах.

Практики насилия характерны для вновь образовавшихся молодежных сообществ v как способ наиболее недвусмысленно заявить о себе и утвердиться среди других группировок. Со временем насилие из практической формы, как правило, переходит в символическую: ритуальную; игровую; вербальную; изобразительную; вещественную.

Пример подобной символизации v спорт. В рамках молодежной культуры особенно значимы два его направления: силовые (единоборства, культуризм) и игровые (главным образом, футбол). Культ физической силы, как выражения маскулинности, нашел свое выражение в культуре качалок. Так называют иногда спортивные и военно-спортивные клубы, секции, школы, нередко полуподпольные. Характерен их авторитарно-патерналистский стиль руководства, вплоть до культа Учителя или Наставника. Выходцы из качалок v качки ? составляли большинство в движении люберов, громко заявивших о себе нападениями на хиппи, панков и металлистов в конце 1980-х гг.

Футбол, как форма игрового противоборства, стал основой консолидации движения футбольных фанатов (болельщиков). Заметим, что среди них на стадионах постоянно появляются металлисты, панки, скинхэды, проявляющие на матчах собственную агрессивность активнее других. Принадлежность к фанатскому движению выражается в агрессии по отношению к болельщикам команды-соперницы. Участие в периодически вспыхивающих фанатских войнах считается знаком и условием посвященности. В среде фанатов выделяются группировки ультрас, показавших себя во время драк особенно рьяно и пользующихся наибольшим авторитетом. Во время столкновений стараются отобрать у противника их атрибутику v шарфы, головные уборы, флаги с символикой соперничающей команды. Кусочки трофеев затем носят на запястье, как знак боевой доблести: они повышают статус своего обладателя в фанатской среде. Насильственная практика в данном случае сворачивается в вещественный символ v телесный код уступает место предметному.

Продолжая тему предметной символизации насилия, упомянем самодельное оружие и боевое снаряжение участников «военно-исторических клубов» и ролевых игр, а также оружейные коллекции «черных следопытов», скрупулезно восстанавливающих винтовки, пистолеты, кинжалы, штыки, элементы боевой экипировки, найденные в местах боев Второй мировой войны. Символика насилия очевидна в военизированной одежде и атрибутике металлистов, рокеров, байкеров, скинхедов. В оформлении их одежды, граффити и татуировках часто встречаются изображения оружия (пистолетов, пушек, ножей, у национал-большевиков v гранаты-»лимонки»), зубастых и когтистых животных и других знаков насилия. Фашистская символика, используемая скинхедами и рядом других молодежных сообществ, а также сатанистская символика панков, металлистов и в собственно сатанистских сектах также может рассматриваться как форма символической замены насильственных практик.

Совершенно противоположно отношение к насилию в хип-культуре и сообществах, находящихся в поле ее идеологического влияния (пост-хипповских). Хип-культура последовательно табуирует насилие и агрессию в любых проявлениях, провозглашая пацифизм как идеологию и практику ненасилия важнейшим элементом своей идентичности. Его знаками маркируется пространство v на стенах в местах тусовок, на трассе рисуют значки v пацифики v и пишут: ««ove not War» («Любовь, а не война»). С этого лозунга начиналось движение хиппи на прародине, в Америке, где среди прочего стало реакцией на Вьетнамскую войну. Интересно, что кафетерий, бывший много лет прибежищем хиппующей публики в Ленинграде/Санкт-Петербурге, назывался в этой среде «Сайгон», что указывало на аналогичные корни. В конце 1990-х гг. название закрепили официально за магазином музыкальной и видеопродукции, расположившемся в том же помещении.

Пацифистский пафос хип-культуры практически выражается в уходе от навязываемых обществом форм насилия, прежде всего v от обязательной воинской повинности. Хип-культура выработала множество приспособлений v обычаев и материальных условий, v позволяющих закосить армию (избежать призыва и долгое время от него уклоняться). Можно упомянуть, например, анонимность тусовки (все знают друг друга только по прозвищам, иногда годами), демонстративное сожжение документов и т. п. Сильно затрудняет розыск призывников и практика трассы; бродячий образ жизни облегчается хип-культурными обычаями аска и вписки; адреса флэтов всегда можно узнать на тусовке в любом городе v их узнают заранее у знакомых перед выходом на трассу.

Нередки случаи уклонения от призыва в течение нескольких лет. Другие способы уклонения, тоже популярные в хип-культуре v косить под шизу: два-три месяца лежать в крэйзе v психиатрической лечебнице v имитируя психическую болезнь, чаще всего шизофрению. Мы уже упоминали культ сумасшествия, со своеобразной мифологией и практикой крышеедства v своего рода тренировки навыков имитации психических отклонений. Демонстративная наркомания (особенно на вербальном уровне v разговоры на эту тему, использование словечек наркоманского сленга) v еще одно средство закосить армию. Во всяком случае, роли обязательной воинской повинности как стимула подобного рода практик в молодежной среде недооценивать нельзя. В последние годы, с отменой уголовной ответственности за гомосексуализм, популярным стало косить под голубого также с пацифистской целью. Весь комплекс ненасилия прослеживается и в более поздних течениях молодежной культуры, например в среде сорокоманов.

Люди, попавшие в зону насилия, например, оказавшиеся в армии, воспринимаются как «чужие», «иные», «непонятные», вызывающие отторжение: «Только что мне звонил мой друг, который сейчас в армии, v пишет один из сорокоманов в 1997 г.? Очень сложно было с ним разговаривать. Он стал совсем другим. Что происходит с людьми после армии? Они все так меняются или некоторые хотя бы остаются прежними?» Ненасилие приобретает характер основной ценности, становясь обязательной нормой отношений. Отклонения от нее вызывают тягостные переживания, внутренние конфликты и могут привести к распаду межличностных связей.

Несмотря на явно провозглашаемый отказ от насилия, в пост-хипповских тусовках культивируются его трансформированные (вербальные, игровые, виртуальные) формы. В качестве примера можно привести ролевые игры, чья сюжетная основа v «путь» и «битвы». Съезжаются в условленное место где-либо в лесу и разыгрывают сражение («взятие крепости», «битву эльфов с гоблинами« и т. п.), на заранее разработанный мастерами игры сюжет. Участники предварительно изготавливают снаряжение v воинскую атрибутику (мечи, арбалеты, копья и т. д.). Для каждого вида оружия правилами игры определена его убойная сила. Мастер игры оценивает его и сообщает число имеющихся у игрока хитов (единиц «жизненной силы», от чего зависит время его участия в игре и способность противостоять ударам врага), по существу его статус (игровые возможности). Таким образом, оружие становится для участников ролевых игр знаком статуса. Примечательно, что именно по торчащим из-за спины мечам ролевики узнают друг друга в метро и на улицах. Битвы (от легендарных рыцарских и реальных исторических сражений до «звездных войн») лежат в основе значительной части компьютерных игр, а именно они служат источником символики и своеобразного языка компьютерной субкультуры.

В общем, несмотря на весь свой пацифизм, хип-культура довольно подробно разрабатывает мифологию насилия, хотя и практикует его лишь в символических, виртуальных и игровых формах. Впрочем, глагол отпацифиздеть намекает на возможность и более ощутимых проявлений насилия.

Итак, мы выделили две стратегии по отношению к насилию. Стратегия хип-культуры v уход из зоны насилия, в то время как другие сообщества (скинхэды или фанаты-ультрас) идентифицируются через насилие, но демонстрируют его неуправляемость, как знак выхода из зоны общественного контроля.

Смерть. Продолжая разговор о символике телесных проявлений, тему смерти обойти нельзя. В Системе она становится символом окончательного ухода от общества. У хиппи смерть осознается как волшебное странствие в иные, духовные (астральные и другие) миры от фальши и тщеты материального мира. У панков это агония и разложение, одна из мерзостей, наряду с экскрементами или грязью. В определенном смысле можно говорить о культе смерти как одной из характеристик молодежной субкультуры.

В настенных надписях Ротонды «смерть» v одно из наиболее часто встречающихся слов: «Выход v жизнь, вход v смерть»; «Никто не выйдет отсюда живым»; «Все в мире тлен. Мы тленны»; «До встречи там, братья!»; «Все мы гости на этом свете» и т. п. Те же мотивы продолжаются и в «Сороке» десятью годами спустя: «Смерть она на самом деле молодая и прекрасная неземной красотой. И люди умирают потому, что у них нет сил с ней расстаться. ЗЛО вечно, потому что оно не ценит ПРЕКРАСНОГО» («Сорока», 9.06.1997).

Череп и кости характерны для атрибутики панков, рокеров, металлистов, сатанистов. Мотивы смерти пронизывают рок-культуру (от текстов песен до раскраски маек на дискотеках) и служат важной составляющей культа рок-звезд, особенно ушедших молодыми. Погибший в автокатастрофе В. Цой, выбросившийся из окна А. Башлачев, умершие от передозировки наркотиков и других причин мифологизируются; их могилы становятся объектами паломничества. У могилы В. Цоя в Санкт-Петербурге его поклонники и поклонницы много лет разбивали палатки и жили, оставляя свои граффити на соседних могилах, оградах и стенах. Смерть считается необходимым завершением культового образа.

В ролевых играх необходимый элемент v мертвятник: место, где собираются «убитые» участники (исчерпавшие в игре весь запас жизненной силы ?хитов). Примечательно, что смерть в таком случае становится символом маргинального положения из-за отсутствия статуса. Свой прежний статус (роль Гнома, Эльфа, Королевы, Феи, испольняемую им до «смерти») игрок уже потерял и ждет «возрождения» в новом, определяющемся мастером игры.

Элемент ритуального посвящения у индеанистов и некоторых групп мистической ориентации v переживание временной «смерти» v также символизирует промежуточное состояние между принадлежностью и непринадлежностью к группе.

В компьютерном сленге фигурируют вирусы v вредоносные программы v заражают файлы, в результате чего может сдохнуть операционная система «Windows», которую иногда так и называют: маздай v must die (англ. «должна умереть»). Неверные действия по усовершенствованию компьютера способны убить диск или материнскую плату.

В Системном дискурсе особое место занимает тема суицида. Намерение покончить счеты с жизнью часто становится темой разговоров на тусовках. Сленг фиксирует самоубийство в ряду других маркированных практик: кинуться v покончить с собой; покоцать вены (веняки) v перерезать вены. Покоцанные вены заметны у многих из пипл и воспринимаются, как правило, с уважением. Попытки оставить здешний мир считаются в порядке вещей.

Проявление особого отношения к смерти v создание настенных панно, одеял, лоскутных скатертей со списком имен ушедших друзей. Это практиковалось еще в конце 1980-х гг., до широкого распространения поминальных лоскутных панно в память о погибших от СПИДа.

Мы уже отмечали, что смерть фигурирует в дискурсе Системы как символ бесстатусного, маргинального состояния, образ окончательного ухода. Это имеет, возможно, древние эволюционные основания. Психологи описывают «сформированный в результате биологической эволюции феномен «страха смерти», который может быть результатом исключения особи из стада, из стаи... Этот... социально обусловленный вид «страха смерти» опосредуется (отражается) в человеческом сознании часто очень неприятным представлением о нарушении (потере) своего социального статуса»7. Иными словами, в маргинальном состоянии может обостряться сформированный эволюционно реальный страх смерти. Исходя их этого, символизация смерти в Системной традиции может представлять собой попытку или способ освоения этого страха.

Еще одна характерная черта Системы v возведенное в культ безумие, как еще одна разновидность «ухода» от регламентирующих воздействий со стороны социума: безумный v значит, неуправляемый, свободный. Культ безумия фиксируется в сленге (крэйзи, крэйзанутый v безумный; шиз, шиза, крышеедство v мышление или говорение в измененном состоянии сознания) и в текстах Системы. Существует Системная поговорка: «Не хочу учиться, а хочу лечиться» (подразумевается психиатрическая лечебница). Безумие престижно. «Как правило, все, кто приходит в Систему, вначале шизуются, v говорила мне одна Системная герла (девушка). v Некоторые люди даже оскорбляются, когда не верят, что они психи». Безумие становится своеобразным символом Системы как непринадлежности к миру «нормальных» людей. Многие, кого я встречала на тусовках, действительно отлежали в психиатрии (чаще всего с неврозами и пограничными состояниями), что служит предметом их гордости. Кое-кто по крэйзе косил от армии.

Вместе с тем очевидно, что речь идет не о реальном, а символическом безумии («настоящих буйных мало-», как пел В. Высоцкий). Оно осваивается культурой и, как все, попадающее в ее орбиту, приобретает определенные, регламентируемые формы. В Системном дискурсе оформляется жанр крышеедства (синоним v гнать шизу) или крышесдвига (от крышу двигать, провоцирования измененного сознания у слушателей).

Аналогичные мотивы съехавшей или улетевшей крыши прослеживаются и в 1990-е гг. Очень близкие к виденным нами в Ротонде и слышанным в Сайгоне 1980-х сентенции повторяются в «Сороке», унаследовавшей многие из Системных традиций:

«Ум v это ограниченность. Безумие v это свобода и власть над рассудком, безграничность, отсутствие сдерживающих факторов»; «Крыши в холодные страны улетели-» (Сорока, 19.05.1997).

Глюки
(галлюцинации), иллюзии, сон v измененные и пограничные состояния психики v часто фигурируют в хип-фольклоре (анекдотах, приколах). Существует специальный жанр крышеедства (зауми), призванный вывести разум из привычного состояния. Его пример: «У меня не плоскостопие пальцев рук, а дифферамбически-склеротический настрой ума» (Сорока, 19.05.1997). Безумие (точнее, игра в него) в Системной среде культивируется тоже как знак неуправляемости («непонимания» идущих от социума программ). Это еще одна из форм обозначения границ молодежной культуры, ее противостояния культуре господствующей. Символика «безумия» и «смерти» v знаки и средства ухода: тело обозначается как «несуществующее» (смерть) и неуправляемое, не воспринимающее сигналы извне (безумие), недоступное таком образом для воздействия социума.

* * *

Итак, мы получили некоторое представление о символике Системы и ее месте в структуре культурных кодов: в пространственной структуре ее место периферийно и маргинально. Локусы Системы неустойчивы (дорога, переход), невидимы (подземелье, виртуальное пространство), находятся вне зоны культурного освоения (лес, природа), v она словно не имеет своей постоянной локализации в этом мире.

В предметной среде она также присутствует лишь условно. Характерны отказ от труда (особенно производительного), декларативное отвержение богатств и всяческой утилитарности, использование отходов большого общества v т. е. вещей и понятий, для социума словно уже не существующих.

Телесность также стремится ускользнуть из знакового мира. Символика «смерти» маркирует «несуществование» тела, а знаки «безумия» v его недоступность для управляющих воздействий. Характерно уклонение от социально санкционируемых форм активности. Система последовательно семиотизирует лишь один аспект телесности v сексуальность (именно тот, который общество табуирует). Символика любви в хип-культуре, например, служит основным медиатором межличностных отношений.

В целом присутствие в мире (телесное, предметное, пространственное) на символическом уровне минимализируется. Акцентируется скорее неприсутствие v уход, что считается типичным способом обозначения маргинальности. Заметим, что множество различных символов молодежной культуры v предметных, телесных, ментальных и прочих v так или иначе апеллируют к пространственному коду: символике дороги и программе ухода. Идеализация безумия и смерти, стоптанные шузы, потертый рюкзачок на плечах v символы как духовного, так и вещественного порядка интерпретируются как показатели «ухода» в бесконечный путь. Путь, дорога (трасса) служит центральным символом для самых различных сообществ молодежной культуры; к нему сводятся и через него определяются все остальные. Для Системы «дорога» v генеральная метафора, фактор целостности ее знаковой системы, что и позволяет нам говорить о пространственном коде как основном для данной традиции.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

20:04 Россельхознадзор запретил ввоз чая из Шри-Ланки из-за вредного жука
19:52 Apple начала продажи самого дорогого компьютера
19:30 Минтранс попросил Медведева уволить главу Росавиации
19:17 Дисквалифицированный лыжник Легков вошел в Putin Team
19:13 Биатлонистка из РФ выиграла спринтерскую гонку для Словакии
18:47 ЦИК насчитал 13-15 желающих баллотироваться в президенты
18:35 В московском воздухе зафиксировали тройное превышение сероводорода
18:19 КНДР пообещала США жесткие контрмеры за морскую блокаду
18:18 ЕЦБ и Банк Англии не стали менять ключевые ставки
18:12 Роскомнадзор пригрозил блокировать СМИ за «нежелательные» ссылки
17:44 WADA объявило о новом расследовании в отношении россиян
17:33 Прокурор напомнил Яшину о последствиях несанкционированной акции
17:25 Роскомнадзор пообещал постараться избежать блокировки YouTube
17:04 СКР открестился от дела в отношении Родченкова 2011 года
17:00 Сбербанк посулил акционерам триллион рублей дивидендов
16:48 Disney покупает кинокомпанию Twentieth Century Fox
16:27 Саакашвили отреагировал на критику Путина
16:17 Госдума отказалась сокращать новогодние каникулы
15:58 Тараканы меняют аллюр в зависимости от скорости движения
15:58 Греф признал наличие двух преемников
15:40 В употреблении допинга заподозрили 300 российских спортсменов
15:39 Суд в Бельгии закрыл дело об экстрадиции Пучдемона
15:37 Путин высказался о проблеме абортов
15:23 Сатурн обзавелся кольцами сравнительно недавно
15:16 Суд приговорил вербовщика террористов в Петербурге
15:15 Путин ответил Собчак на вопрос о страхе перед оппозицией
15:13 Рособрнадзор нашел нарушения на сайтах 95% вузов
15:03 Президент России назвал способ победить мировой терроризм
15:00 Британский суд признал WikiLeaks средством массовой информации
14:51 Парламент Британии получил право наложить вето на решение о Brexit
14:41 Путин обвинил Польшу в провокации конфликта из-за крушения самолета Качиньского
14:39 Путин отказался отвечать на вопрос о новом составе правительства
14:34 Путин назвал Китай основным стратегическим партнером
14:33 Роскомнадзор пригрозил YouTube блокировкой из-за «Открытой России»
14:26 Президент РФ назвал ЕАЭС выгодным для всех участников
14:17 В Думе обвинили Канаду в нежелании мира на Украине
14:11 Путин призвал к обмену заключенными и пленными с Украиной
14:08 Путин обвинил США в провокации по отношению к КНДР
14:00 Дума приняла закон о наказании за воровство на гособоронзаказе
13:53 Путин предложил ограничить кредиты коммерческих банков для регионов
13:42 Путин ответил на вопрос о Трампе и «российском следе» в президентских выборах в США
13:41 В Пхеньяне впервые собралась российско-корейская военная комиссия
13:34 СМИ назвали неполадки причиной взрыва на газовом хабе в Австрии
13:25 Путин рассказал о подготовке к ЧМ-2018
13:23 Биологи ищут устойчивые к опасному вредителю растения
13:22 Путин опроверг готовое решение вопроса о повышении пенсионного возраста
13:20 Путин связал допинговый скандал с грядущими выборами в РФ
13:15 Прокуратура проверит cведения о VIP-камерах в «Матросской тишине»
13:11 В ЦИК назвали самовыдвижение знаком доверия к избирателям
13:05 Путин отказался признавать военные расходы страны избыточными
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.