Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
16 декабря 2017, суббота, 04:42
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

08 мая 2003, 22:17

За строкой солдатского письма

 

ВВЕДЕНИЕ. Великая Отечественная война были одним из переломных моментов 20 века. Она повлияла на судьбы миллионов людей, в том числе и наших земляков. Многие из них были призваны в армию и единственной связующей нитью с их родными были фронтовые письма. Матери , жены, сестры хранили письма солдат Но прошло время и сегодня многих из них уже нет в живых, вместе с ними уходит и память о погибших. Лишь письма напоминают нам о них, воинах Великой Отечественной. И поэтому, мы считаем своим долгом не только сохранить эти письма, но и попытаться понять, какими они были, что их волновало, о чем они мечтали вдали от дома на войне.

Целью данной работы явилось изучение возможности использования писем из фондов школьного музея и семейных архивов как источника по истории Великой Отечественной войны.

При раскрытии темы мы поставили перед собой следующие задачи.

1.= На основании фронтовых писем выявить наиболее общие темы, волнующие их
авторов

2.============= Определить факторы, влияющие на содержание писем.

3.============= Определить== возможности== восстановления== характера== автора== письма,'== его
восприятия войны, особенностей военного быта по письмам из действующей
армии.

4.============= С помощью документов и писем из семейного архива рассмотреть жизнь
сельской учительницы во время войны.

В работе были использовала фронтовые письма из фондов школьного музея. Большая часть писем поступила в музей в 1981г. во время операции «Фронтовое письмо», проводимой обкомом ВЛКСМ. Они носят разрозненный характер, судьбы их авторов и источник поступления неизвестны. Другая часть была передана в музей Лещинской Зоей Сергеевной. Это письма учеников ее класса 1-й школы, погибших во время войны. В прошлом году школы Шарипов Борис Иванович передал в музей письма своего дяди Демиденко Георгия. Помимо этого мы_ использовали фронтовые письма из семейных архивов учеников школы.

Работа разбита на две части. Первая часть написана Васильевой Татьяной. В первой главе «Война глазами солдата» я рассматриваю особенности фронтовых писем, их роль в жизни солдата . вторая глава посвящена истории жизни и судьбе Георгия Демиденко и учеников 8 класса школы »1 г. Новочеркасска 1941г.

Вторая часть работы написана Лукашовой Ириной. На основании семейного архива восстанавливается жизнь дедушки, его отца, офицера - воспитателя Суворовского училища, и тети, учительницы сельской школы, во время войны, рассматривается влияние войны на их судьбы.




=

Часть 1.

ЗА СТРОКОЙ СОЛДАТСКОГО ПИСЬМА.

ГЛАВА 1. «ВОЙНА И МИР» В СОЛДАТСКИХ ПИСЬМАХ.




=

Фронтовые письма... Небольшие пожелтевшие листы бумаги.

Как просты и бесхитростны они по содержанию. В них - солдатские новости, вопросы о жизни, здоровье, приветы родным. Порой написаны они с ошибками, наспех, непонятным почерком. Авторы этих писем не учились в Литературном институте, за грамматику и орфографию они получили бы множество замечаний от учителя. Но внимательному, вдумчивому читателю они расскажут о жизни человека на войне не меньше самого талантливого писателя, ведь их авторы пишут о своей жизни, своих чувствах, о пережитом, рассказывают не чужим людям, а тем, кто их любит и ждет, потому именно эти письма являются одним из наиболее интересных источников по истории Великой Отечественной войны.

Мы перечитываем эти письма вновь и вновь. И перед нами не просто открываются картины военной или мирной жизни, но, как живые, встают сами солдаты, разные по возрасту, по характеру, судьбе. Мы можем представить, какими они были - вчерашние школьники и взрослые мужчины, волею судьбы ставшие защитниками своих матерей, жен, детей. Они осознают свою роль, своё предназначение, иногда даже так и подписываются: « Твой верный защитник Гриша»1- или « Я буду драться, Любимая Нани, за нашу Родину, за тебя , дорогая, до тех пор, пока мои глаза смотрят, пока я могу двигаться, пока я могу дышать свободным советским воздухом», но еще чаще встречаются подписи из той, мирной жизни : « Ваш сын И. Здобнов», «Ваш муж: Илья Васильевич», «Ваш папка». Тем самым соединяется их новое состояние и довоенная, такая дорогая им жизнь. Воспоминания о ней по-разному отражаются в солдатских письмах. Иногда - в коротеньких фразах: «Скоро война закончится, и все будет no-старому» или «Помнишь, как раньше мы праздновали» . Для Кухалейшвили Вахтанга Арсеньевича эти воспоминания были связаны с самой большой любовью в его жизни, с планами на будущее. Его письма очень отличаются от всех остальных писем с фронта. Они наполнены любовью к его Нани, размышлениями о его роли и месте на войне. « Война была для нас неожиданностью, хотя мы знали, что она может разразиться в любой час. Мы форсированными темпами закончили тогда пятый курс, нас выпустили командирами и отправили на сухопутные фронты...Помнишь Нани, дни нашей учебы в Ленинграде? Ты готовилась стать врачом, а я инженером-кораблестроителем. Ты хотела еще остаться в аспирантуре, чтобы работать над проблемой рака. Частично наши мечты осуществились: мы получили высшее образование. Но как изменились наши жизненные пути по сравнению с тем, как мы санировали... Мы не хотели этой войны. Мы мечтали о мирном труде. Но сейчас нам приходится на время забыть о мирных делах. Теперь мы должны быть самыми воинственными людьми на свете, самыми смелыми, самыми сильными, самыми стойкими»»

Война объединила их всех общим словом - СОЛДАТЫ, но это изменение в жизни произошло не по их воле, а в силу необходимости защищать Родину. Солдаты оказались оторваны от дома, вырваны из привычной жизни. Им пришлось привыкать и приспосабливаться к новому, жить в условиях постоянной опасности. Это очень нелегко независимо от возраста, «Дела идут по старому каждый день одно и то же. Свыкся совершенно с распорядком дня с маршами». Так звучит рассказ о новой жизни 18-летнего Н. Кухарева. Вроде бы все в порядке, но при этом он употребляет слово «свыкся». Обычно так говорят о тех обстоятельствах, на которые мы не можем повлиять. Как не мог отказаться от «учбата» и маршей, отправки на фронт Н. Кухарев. Война лишила его права выбирать .

Потому письма стали для солдата не просто источником информации, новостей, а связующей нитью с родными, с домом и той, довоенной жизнью, когда все иначе. Часто, очень часто он подчеркивает значение письма: «Нина! Короткое мое письмо мне кажется для тебя должно быть дорого. Но твое письмо даже (если бы) состояло из одного слова и то мне дороже всего». Для солдат бывает важен сам процесс написания письма домой, т.к. он позволял ощутить себя в той довоенной жизни, когда они были просто сыновьями, братьями, отцами. Многие пишут письма при первой же возможности, часто не получая ответа иногда пишут даже через день. «Дорогие папа и мама! Пишу четвертое письмо, не получив от вас пи одного ответа». Так начинает свое письмо родителям И.Здобнов. Григорий Фанин обращается к жене и дочери: «Здравствуйте Нина и Валя! Пишу еще раз хотя ответов не получаю, но хотелось ответ получить» ,В другом письме он же пишет: «Уже пишу ежедневно по одному и по два, но получаю гораздо -меньше чем пишу тебе».

Я так же заметила, как влияет на солдата отсутствие писем из дому, как он волнуется, когда их не получает. «Здравствуйте ,дорогие мать и брат. Пишу уже не знаю какое письмо и ответа от вас еще не получил...я очень волнуюсь и скучаю по вас, как можно больше пишите, как у вас дела, как работаете.»5.Это из письма к матери Николая Кухарева. Он был призван в армию в 18 лет после освобождения нашего города в феврале 1943г. Попал в «учбат». Оттуда в июне 1943г. прислал матери и брату два письма. Больше известий о нем не было долгих три года. Родные надеялись, что он жив. Но в сентябре 1946г. семье сообщили, - пропал без вести в октябре 1943г.

Обращение к жене звучит чуть более требовательно. «Я должен получить хотя бы маленький ответ. Где ты и что с вами. И почему я не получаю от тебя писем».6 В этом слове «должен» заключена и тревога за семью: «Все ли в порядке? Почему не пишете, ведь город уже освобожден?» и потребность в подтверждении от жены: « У нас все хорошо, мы тебя любим и ждем». Испытание войной и разлукой выдержали не все семьи и в солдатской среде ходили рассказы о женской измене, потому так важно солдату было получить ответ. Надо отметить , что в письме от 11 июля 1943г. Григорий Фанин упоминает о полученном письме, но тут же снова обращается к жене: «Нина! Я уже стал скучать еще больше за письмами и что то ты редко стала писать».

=

Но есть и другие письма, наполненные уверенностью в том, что разлука не ослабила чувства. « Мы держим с тобой суровое испытание», - так обращается Вахтанг к своей любимой,- «Все наши чувства испытываются на прочность. Помнишь, я тебе говорил когда-то, что боюсь разлуки. Боялся, что разлука может ослабить наши чувства. Ты спорила со мной. Ты оказалась права. Мы не видимся уже одиннадцать месяцев, но я люблю тебя еще сильнее, чем раньше».

И все же отсутствие писем солдат объясняет тем, что все время переезжает, все время меняется его адрес и письма, приходящие в бывшую часть, чаще всего не пересылаются. Так же из-за плохой почты некоторые письма могут затеряться в пути и не дойти до адресата. «Здравствуйте, дорогие папа и мама!» -обращается в своем письме к родителям 27 марта 1943 Игорь Здобнов. «Пишу четвертое письмо, не получив от вас ни одного ответа. Но в этом я вас не виню. Это все зависит от того, что я последнее время был все время в разных частях, но, надеюсь, что теперь этого не будет. Я сейчас нахожусь на постоянной должности теперь вы можете спокойно писать, надеясь на то что я получу его» .

Получение писем из дома - настоящий праздник. «Добрый день, дорогая Нюра!!! Здравствуй, сынка Витя!!!...Нюра!... Получил от вас два письма за которые очень =благодарю и я очень рад» . Автор другого письма сообщает: «Вчера у меня был большой праздник, а именно: после обеда получил 7 писем и все они адресованы на гор. Кропоткин. Из них 2 твоих письма от 1.01. и 10.01.42г., 3 письма от Афони, одно от Степи и одно от товарища со ст. Насосная АзССР. Лидочка очень и очень благодарю тебя за внимательность и теплые слова твоих писем.. Дорогая Лидочка, много я изменил адресов

и менять их продолжаю, но письма все же догоняют и приветствуют нас».

Часто солдат передает приветы родственникам, соседям, знакомым, даже квартирантам. «Лидочка передай привет братьям, сестрам племянникам и племянницам. Передай привет всем знакомым и близким. Живы будем скоро увидимся. Верный Вам Ваш В. (подпись неразборчива)»

Такое же подробное перечисление кому следует передать привет, встречается и в других письмах: « Привет всем Маруси, Нюры, Паши и всем знакомым и родным»,

« Письмо от известного вашего мужа Илья Васильевича вапервых кланяюсь дорогой своей супруге Пелагеи К. и дарагим много любящим своим деткам Толи Вали Раи Нины еще передаю привет папаши Василию С. и мамаши Елены В. привет Матрене К. Тони Лени Вани Шуры привет Гриценки Лихобабиным Близнюковым». Иногда встречается и более короткий вариант: «Привет всем».

================================= Получение письма было событием в семье . О нем рассказывали родным, близким знакомым, давали прочитать. Так что обращенные к ним приветы были вдолне уместны. Солдаты это прекрасно осознавали. Кроме того, именно эти люди оставались, как бы, частью довоенной жизни и потому было важно сохранить с ними связь.

Так же воспринимаются и встречи на фронте с довоенными знакомыми. О них сообщают родным как о значимом событии. «Да сообщу еще одну новость. Я нахожусь ...с Борисом. Только когда я прибыл в полк, то мне сообщили что он ранен и в госпитале. Надеюсь, что он прибудет скоро обратно после излечения». Одной из примет расставания с прежней жизнью является потеря связи с земляками. Об этом пишет Смышляев Филипп Дмитриевич в единственном письме, пришедшем семье, 22 сентября 1941г. «Добрый день и час.здравствуйте моя дорогая женка Галя. Живу не тужу. Я жив, здоров того и всем желаю, всего хорошего. Галя товарищей Лебяжских я всех растерял, остался Лебяжский один. Пока досвидания»13. Филипп Дмитриевич родился в 1908г. в деревне Никонята Лебяжского района, Кировской области, окончил 3 класса, работал заведующим на складе. Привычную жизнь прервала война. 20 июля 1941г. он ушел на фронт. Попал в стрелковый полк, был там минометчиком. Для него, родившегося и выросшего в деревне, расставание с земляками стало символом тех изменений, что принесла война. Не случайно об этом сообщается в его единственном письме. Спустя полтора месяца, 10 ноября 1941 г., он погибает под Тихвином. Его товарищ впоследствии сообщил семье о том, что их часть попала в окружение. Они ползли через топкие болота, ели только клюкву, но смогли выйти к своим. Бои под Тихвином были столь ожесточенные, что солдаты не успевали убирать убитых с дорог. Снарядов не хватало. В одном из таких боев, оставшись без боеприпасов, и погиб Смышляев Филипп Дмитриевич.

Тоска по родным, по дому по-разному прорывается на страницы солдатских писем. Иногда она еле различима. «.Сейчас уже поспели вишни, их в этой местности очень мало». Одна строчка из письма Николая Кухарева. Что за ней? Вкус этих вишен, наверно, напоминал ему родной дом, где во дворе росли вишни. Он вспоминал те летние дни, когда они поспевали , ярко- красные, сладкие, их было вдоволь, они росли даже на улицах города. Вернется ли домой, к маме, к старым вишням? Мы уже знаем, что не суждено ему было вновь увидеть родной дом.

Порой встречается просьба выслать фотографию. «Нина»,- обращается к жене Г.Фанин,- «Я бы хотел чтобы ты выслала фото- с фотографировалась с Валей. Я давно Вас видел и хотел бы сейчас посмотреть на вас давно. Нина на этом я закончил свое маленькое сообщение. Живу по прежнему, только не достает твоего присутствия» О том же просит своих родных Шаповалов Илья: « Поля сходи з детьми сфотогрофировайся вроет. Иможау вотца иуматяри есть карточки маленький тожа пусть положат» Далее он в письме напрямую обращается к детям, как будто говорит с

ними. « Теперь я поговорю со своей доченькой Раей раскажи мне дарагая моя доченька

Рая как ты без мени поживаеш. С кем спиш я скоро приду тебя шапочку с лентами =костюмчик туфельки куплю и привезу... еще поговорю со своей масичкой дочкой которая папку не видала и папка ее невидан раскажи мне моя крошечка как ты там матери недаеш спать накавоже Нина похожа наверно на Раичку. Ну дарагия мои птенчики поговорил я с вами пока жив. И затем до свидания и заочно целую я вас дарагия мои птенчики» Простые искренние слова. Сколько в них любви к детям, тоски от разлуки с ними, предчувствия, что встреча с ними так и не состоится. В них нет никакой

=

фальши, слов о защите Родины. Просто отец пытается сгладить разлуку с дочерью обещаниями подарков, обращается с ласковыми словами к малышке, которую даже не смог увидеть. Он вынужден и говорить с ними и целовать их заочно, через строчки фронтового письма «пока жив». . Как много сказано всего лишь в двух словах «пока жив». Ни в одном другом письме я не встретила подобных слов, напротив, в письмах - надежда на то, что удастся выжить, слова о том, что будет после войны. А здесь v «пока жив». Все объясняет дата письма - апрель 1942 г. Страшные дни поражения. Можно представить, что творилось вокруг, что переживали люди. Отец так и не выполнил своего обещания детям, не купил Рае костюмчик и туфельки, не увидел на кого похожа Нина. Все, что им осталось -память о нем и этот короткий обрывок письма, его завещание. Мне кажется никто лучше не смог показать трагедию от разлуки с семьей, чем этот СОЛДАТ 1942г.

В таком же состоянии , без надежды на спасение, написала свою записку Мария
Филипповна Матюченко, бабушка моей одноклассницы. Она жила в Калининской
области. Росла без отца. Еще до войны вступила в комсомол. Когда началась война, она
окончила курсы пулеметчиц и ушла добровольцем в партизанский отряд. В деревне
Борисовка немцы схватили ее. Выдал ее кто-то из русских. Несколько дней допрашивали
Марию Филипповну. Не добившись ничего ,ее выпустили, но при этом за ней установили
слежку. Мария Филипповна попыталась скрыться и вернуться в отряд. Она снова была
схвачена. Начались пытки. Ей загоняли раскаленные иглы под ногти, выводили
полуголую на мороз, не давали воды и еды. Мария Филипповна была уверена, что скоро
наступит ее смерть. Ей было жаль свою мать. На клочке серой бумаги она пишет ей
небольшое письмо.===================

«Милая Мамочка!

Пишу тебе письмо перед смертью. Ты его получишь а меня уже не будет на свете. Ты мама обо мне не беспокойся, не плачь не убивайся, Я смерти не боюсь. Мамочка, ты у меня одна остаешься. Не знаю как ты будешь жить< Мама, я все же тебе немного завидую: ты хоть живешь уже пять десят лет, а мне пришлось прожить только 24 года. А как бы хотелось пожить и посмотреть какая жизнь будет дальше: какие дети, внуки. Писать заканчиваю, не могу больше писать: руки трясутся и голова не соображает ничего я уже вторые сутки не кушаю. Знаешь мама умирать обидно. Очень хочется взглянуть на тебя еще хоть разок. Ну все: целую и люблю . Твоя дочь Маша».

Можно представить, что чувствовала девушка, при мысли о неминуемой гибели. Она не видит в ней избавления от боли. Для нее смерть страшна и это вполне понятно, ведь это значит, что не будет будущей жизни, детей, счастья. В записке нет красивых

слов о том, что ради Родины не жалко жизни. Умирать всегда страшно. У Марии был выбор- предать и спасти свою жизнь, погубив чужие, или погибнуть самой. Ей было труднее, чем солдатам в открытом бою. Ведь она могла выбирать между жизнью и смертью. Это почти невозможно, наверно были минуты сомнения, но Мария сделала свой выбор. Она понимала, что передать записку ей не удастся и спрятала ее за подкладку пальто, надеясь , что кто-нибудь ее найдет. Но случилось невероятное - той же ночью партизанский отряд напал на деревню и Мария Филипповна была спасена полуживой. Она сохранила письмо и, вернувшись домой после войны, показала его маме. Потом они вместе плакали. Сейчас ей уже 86 лет. У нее трое детей, шестеро внуков. Два года назад она в третий раз вышла замуж.

Надо отметить, что рассказы о войне, жизни в тылу, так или иначе проскальзывают на страницы писем, хотя никто не пишет об этом специально. Более того, как рассказывали фронтовики, они стремились избегать этих тем, чтобы не расстраивать родных, да и по соображениям цензуры. Так что открытого описания реальной жизни, боевых действий, того , что происходило в армии, мы в этих письмах не увидим, но если их внимательно перечитать, то некоторые стороны жизни на войне можно разглядеть. Описание боев в письмах встречается довольно редко, о них пишут лишь тогда, когда впечатления от пережитого становятся слишком сильными, возникает психологическая потребность рассказать о них. В этом случае лучшим слушателем может стать даже не товарищ, переживший то же, а бумага и далекий адресат.

Игорь Здобнов родился в 1923 г. 19 марта. До войны жил в Баку с родителями. Отец работал капитаном в порту, а затем стал бухгалтером. Мать Игоря, Евдокия Павловна, все жизнь посвятила сыну. Родители Игоря очень любили рисовать, и он уже в 3 года сделал свои первые рисунки. Он учился в школе для одаренных детей, в 16 лет поступил в институт Искусств. Его рисунки поражали и преподавателей, и художников.




=

=

 

У него было плохое зрение, и его не призвали в армию. Но Игорь не стал продолжать учебу и добился отправки на фронт. 27 марта 1943 г. пишет домой письмо и описывает бой 10 марта, даже в. эти минуты он остается художником. «Красивее боя, чем в тот день еще не видел я. Ох и дали перцу немцам. Артподготовка перемешала землю с воздухом на немецких позициях. Но и нам дали духу. Р1о все обошлось благополучно и сейчас движемся вперед -на ЗАПАД!» Казалось бы ничего особенного, если бы не несколько замечаний в письме. «Правда вот дней семь мы находимся на временном отдыхе из-за нехватки людских ресурсов. Но незнаю каким счастьем дожил я до этого времени, в особенности 10-го марта» Можно представить, что творилось в этот день, сколько погибло солдат, если часть вывели на отдых из-за « нехватки людских ресурсов», хотя он и не говорит об этом в письме открытым текстом. Впечатление от этих боев было настолько сильным, что Игорь даже не вспомнил в письме о своем 20-летии. Еще он замечает, « Надеемся после полного уничтожения таманьской группировки немцев получим долговременный отдых. Ну а в остальном все хорошо» . В том же, 43-г., он пропал без вести. Его мама. Евдокия Павловна, пишет в часть, где служил Игорь, пытается хоть что-нибудь узнать о сыне. Ей отвечает его друг. К сожалению, подпись его не разборчива и мы знаем только его инициалы А.И. «Дорогая Евдокия Павловна. Что я могу еще сказать о Игоре: могу только то, что ...Игорь - это человек, товарищ и друг, лучше которого я в своей небольшой жизни не встречал. Это был простой, жизнерадостный открытый молодой человек ? советский офицер. Несмотря на разницу нашего служебного положения мы с ним жили очень дружно. Мне навсегда в памяти осталась такая картина: тесный окоп на переднем крае перекрытый дощечками с небольшим слоем земли. В окопчике примитивное «электо»- полевой телефонный кабель, который мы жгли маскируясь и от которого страшно много копоти Мы с Игорем вдвоем полусидя .полулежа ,-

^-\ согнувшись...»19. На этом письмо обрывается и узнать, что произошло дальше невозможно, но о подобном «электро» мне рассказывал бывший фронтовик: « Мы для освещения жгли в окопах телефонный кабель. Он горел небольшим синим пламенем и коптил. Мы утром проснемся, а лицо все в саже. Показываем друг на друга, смеемся». Однако, можно представить, каким незащищенным чувствует себя человек в подобном окопчике, перекрытом дощечками с небольшим слоем земли, где нельзя даже разогнуться , встать в полный рост. Что он чувствует во время боя или артобстрела, как тот, о котором писал Игорь.

Его товарищ, вспоминая о нем, отмечает важную деталь- несмотря на то, что Игорь был офицером, а его товарищ - нет , они жили дружно. Эту сторону жизни на войне -взаимоотношения между солдатами и офицерами, - мы обычно не замечаем. Но видимо такая проблема существовала. Не случайно и в письмах Георгия Демиденко проскальзывают те же замечания. Оценку начальству он дает по тому же принципу - как относятся к нему, а не как воюют. « 21 01 44. ... все офицеры относятся с уважением и от себя никуда не оставляют. Всегда куда он, туда и ты». « 10.02.45. Начальство у нас очень хорошее. Вообще обращаются как с равными и таких специалистов как я , очень ценят.» В мирной жизни многие из них были равными, на войне они стали командирами и

подчиненными, офицерам были определенные льготы, доппайки. Далеко не всегда отношения с подчиненными были у командиров хорошими. Романов Роман Иванович вспоминает: «Было это в Прибалтике. Мы освободили Вильнюс и стояли недалеко от-города, километров 30. Ну ребята все молодые , захотелось город посмотреть, когда еще такая возможность будет, ну там и еще что-то. Решили смотаться быстро на машине. Я тоже собрался, да что-то живот прихватило, а ребята взяли и уехали без меня. Еще и издалека так посмеялись. Командир у нас был неважный, часто придирался, ругался с нами. Что он там написал, не знаю. Да только, всех, кто был тогда в машине, арестовали и расстреляли за дезертирство, кажется. А это вам уже не 41 был, а 44 год. Ну а он тоже не долго жил, его скоро убило, а мы и не жалели». Не все видимо смогли выдержать испытание властью, а рисковали жизнью солдаты больше, иногда они были и более «обстреляны», воевали лучше. Вот и возникла такая проблема. А вот товарищей Георгий оценивает по- другому: «72. 01.44. Ребята у нас все справные, боевые, имеют по несколько наград, т. что у них есть чему поучиться, да и они охотно делятся своими знаниями». Мне кажется, что тут для него важны и боевые заслуги и человеческие

качества. Наличие наград - важная характеристика. Георгий еще не имеет наград, видимо хочет их получить, вот и обращает на них внимание.

Письма часто писались при первом подходящем случае, не было возможности дожидаться нормальных условий. «Лидочка, прости меня за плохой почерк письма. Рад написать лучше, но условия и рука не пишут»,- оправдывается солдат.

Описание боевых действий встречается и в другой группе фронтовых писем. Они, как правило, составлены политработниками. В них сообщаются о «проявленном мужестве» и о представлении к награде. Конечно, родителям было приятно получить такое известие, хотя и писалось оно очень обезличено. « Уважаемый Сергей Николаевич и Нина Романовна! Наша часть получила ответственный боевой приказ...Подобранная группа смельчаков, в которую входил и ваш сын...с честью выполнила этот приказ. Героические действия Вашего сына вызывают восхищение и множат традиции Героической Красной Армии, Он первым ворвался в траншеи врага и завязал неравный бой с четырьмя гитлеровцами. Положение, казалось, безвыходным, превосходство было явное на стороне противника, но что кажется безвыходным вообще, воин Красной Армии выход находит. Жгучая ненависть к серо-зеленым немецким зверям и великая любовь к Родине помогла выйти победителем....Николая командование представило к

высокой правительственной награде ордену Славы III степени.... Зам. по политчасти - майор Лелеков. Комсорг части ст. лейтенант Зелетовский». Подобное письмо было отправлено родителям Николая его командиром ст. лейтенантом Макаровым Г.Ф. ещё 14 июля 1944 года. Оно носит менее официальный характер и содержит приписку, объясняющую, цель составления этих писем. «Передайте привет всем друзьям и подругам Николая. Пусть они узнают как живет и борется Ваш Николай, а наряду с ним и сотни таких лее молодых советских героев. Пусть они еще больше и лучше трудятся в тылу, чтобы совместными усилиями быстрее прийти к окончательной победе над врагом.» . Я думаю, командиры Николая писали письма его родителям только из пропагандистских целей, не от души. Подобное письмо мы находим и у Г.Фалина. Оно очень отличается от его других писем и по стилю и по содержанию. Видимо, что оно написано если не под диктовку, то по прямому указанию политработников. «... наша Красная Армия больше укрепляется и в борьбе закаляется. В приказе тов. Сталина говорится . Недалек тот день, когда Красная Армия своим могучим ударом отбросит озверелых врагов от Ленинграда, очистит от них города и села Белорусии и Украины, Литвы, Латвии, Эстонии и Карелии, освободит советский Крым и на всей советской снова будет победно реять Красное знамя. С этой задачей Красная Армия и красный флот справятся с честью. Больше для фронта: Пушек, Минометов, Самолетов, Пулеметов, Танков, Снарядов, Патронов, Винтовок, Автоматов, для быстрейшего

============ уничтожения врага свободолюбивого человечества... Необижайся, что я немножко пишу

больше писать почти нечего. На этом я заканчиваю своё письмо прошу ответь как можно скорее». На примере этого письма мы очень хорошо можем видеть , где начинается текст, написанный самим Фаниным. Больше всего удивляет то, что оно было написано в мае 1942г. Накануне тех дней, когда Красная Армия терпела серьезные поражения в Крыму и под Харьковом, попытка снять блокаду Ленинграда провалилась. Так что, говорить об освобождении советской земли было еще рано. Вместо честного признания неудач, в ход пошли пропагандистские приемы. Наверно, это можно было бы оправдать войной, но мне кажется, что непорядочно и неправильно применять подобные приемы по отношению к людям и так, отдающим все свои силы победе, теряющих близких.

Еще об одной беседе с бойцами можно судить из письма Вахтанга. Она тоже произошла в 1942г., в августе. Они говорили о письме русской девушки, угнанной в Германию, каким-то образом переданном на Родину и опубликованном, Вахтанг вспоминает о нем в письме к Нани. « Мы не забудем о русской девушке в Кельне. Она пишет, что ее увезли из родного села и продали в Германию, как товар. Она рассказывает дальше, что работает у немецкого хозяина от зари до зари и что лучше такой жизни - смерть. Наконец, она прощается со своими родными, пишет, что никогда их не увидит и просит, чтобы про нее не забывали. Когда читаешь эти ошеломляющие строки, сердце обливается кровью. Я прочел заметку вслух в своей роте. И бойцы в один голос заявили: - Пусть, товарищ старший инженер-лейтенант, она не прощается с родными навек. Мы освободим нашу землю от гитлеровцев и разыщем всех, кого насильно угнали в неметчину. Мои бойцы правы. Я твердо убежден: мы пройдем через все невзгоды и счастливая звезда еще будет светить нам». Этот оптимистический тон в дни страшных поражений кажется мне несколько наигранным. Однако, знаменитый приказ »227, принятый в летом 42-го, заставлял быть оптимистами. Но сквозь эти строчки прорывается тревога за судьбу любимой: «Иной раз думаю: может быть Нани уже нет в живых, может она отдала свою молодую жизнь за наше счастье? Может быть, об этом труднее всего думать, может быть ты попала в лапы гитлеровских палачей?». Письмо Вахтанга очень сильно отличается от всех исследуемых нами писем и по стилю и по содержанию. Он пишет и о любви, и о воинском долге, его письма так похожи на те, что впоследствии публиковались в сборниках фронтовых писем. В них нет места обыденности. Это можно объяснить несколькими факторами, С одной стороны, Вахтанг успел получить высшее образование, в то время как остальные авторы имеют низшее или среднее, он учился в Ленинграде. Это не могло не сказаться на стиле письма, грамотности. Кроме того, он из Грузии, республики, где люди умеют и любят говорить «красиво», возвышенно. Он сам, видимо, не раз пытался осмыслить свое новое положение, ответственность за жизнь людей, выполнение приказа. «Многое пережито за то время, многому научила нас жизнь. Трудно передать чувство ответственности, которые испытываешь на передовой. Ведь мне, как командиру минометной роты, защищая свой район, приходится думать не только о себе, а о всех людях, которые мне подчинены. И еще приходится думать о всей Грузии. Стоишь здесь и знаешь: от того, как ты будешь драться, зависит судьба и близких и далеких мест». Как офицеру, Вахтангу приходилось проводить беседы с бойцами, писать отчеты, возможно представления к наградам. Слова из этих бесед выплескиваются на страницы письма. «Сейчас немцы прут на юг. Они хотят овладеть богатствами Кавказа, бакинской нефтью. Они хотят осквернить нашу солнечную родину. Мне, как и всем кавказцам, конечно хотелось бы в эти дни сражаться на подступах к Кавказу. Но я поставлен Родиной на очень ответственный пост : я сражаюсь на берегах Дона и твердо знаю - сражаясь у Дона, я сражаюсь за Грузию. Мы, защитники Дона, поклялись, что не отступим ни на шаг, что враг сможет пройти только через наши трупы. Зачем мне жить, если враг победи? Лучше погибнуть смертью храбрых у берегов Дона, чем отступить и стать рабом немцев. Я буду драться, любимая Нани, за родину, за тебя, дорогая, до тех пор, пока я могу дышать свободным советским воздухом». Конечно, эти строки написаны под влиянием приказа » 227. Но есть в них и другое. Вахтанг не стыдится назвать себя кавказцем, не считает себя обезличенно просто советским человеком, сражаясь на Дону, он чувствует, что сражается за Грузию. Ветераны не раз нам говорили о том чувстве общности разных народов, которое родилось на фронте, в окопах. Тогда они действительно защищали общую Родину. Я думаю, Вахтанг очень искренен в своих чувствах, в своей любви и к Нани, и к Грузии: « За этот год мы много сражались, много пролили немецкой крови. Мы прольем ее еще больше теперь, когда немцы посягают на счастье Кавказа». Вахтанг не погиб на фронте, он вернулся к Нани, потеряв руку, получив осложнение на сердце. Сейчас его уже нет в живых, а письма с фронта хранит его сын Кухалейшвили Игорь Вахтангович.

Но намного сильнее всех политбесед действовали на солдат в их стремлении

покончить с врагом письма из дома, а так же увиденное на освобожденных территориях. Игорь Здобнов сообщает родителям: «...идем по разрушенным села и это сильно действует на психику. Немец все сжигает на своем пути, ничего не оставляет после себя. Весь скот , хлеб, и вообще все, что можно он вывозит с собой». Каковы же были чувства солдата, когда он возвращался в родной город и видел его развалины, узнавал, что родители угнаны и судьба их неизвестна! «Уменя тоже есть любимая мать, от которой я уже около 3-х лет не имею ни единой весточки, о которой не знаю, где она и что она», -пишет товарищ Игоря его маме, - «Мой город Новороссийск был оккупирован. Я участвовал в его освобождении и что же я увидел: вместо красивых корпусов и жилых зданий, вместо замечательных культурных учреждений- груды цемента, кирпича и пепелища. Мой дом был разбит. Отец и мать угнаны куда-то в Крым. Живы ли они - не знаю, но очень сомневаюсь. Я знаю фрицев».24 Разве нужны здесь призывы и беседы? Строчки из другого письма: « Лидочка, Вы пишете за деньги, то денег мне не нужно, ими делать нечего. Мы находимся там, где была немецкая грабармия и мы передвигаемся по ее следам так, что здесь покупать нечего. Здесь мы только видели развалины домов и т.п.»25 Судя по дате письма, автор его мог сражаться на Центральном направлении.

Несмотря на то, что домашние часто скрывали от фронтовиков свои трудности, (вспомним строчки Исаковского: « А в письмах на фронт уверяла, что будто б отлично живешь»), все же обойти эту тему было невозможно. Естественно солдаты пытались, как могли помочь своим семьям. Если не посылкой, то хотя бы советом. «Нюра!... не радует меня то, что вы плохо живете, берете один обед на двоих, куда это годится и зарабатывать 115 рублей в месяц. Что можно на них делать, ведь это только на хлеб а об остальном говорить не приходится. Нюра! Я считаю тебе нужно переехать обратно в Сталинград, почему, потому что если сейчас такие заработки, а что будет зимой, когда будет меньше работы, вам не хватит вашего заработка и на половину обеда, тем более у тебя нет своего огорода, а устроиться с жилищем я думаю можно ведь не обязательно строить себе одной жильем можно скем либо вдвоем или в общежитии в общем какими то судьбами нужно устроиться в Сталинграде я боюсь что вы будете голодать в этом своем совхозе. Да и для сына будет лучше ходить в школу, а у вас в совхозе будет школа или нет это еще вопрос» . Тревога за судьбу семьи, родных, обеспечение продуктами чаще звучит в письмах людей семейных, они лучше молодых ребят понимали с какими трудностями столкнутся их семьи в тылу «...я лично прошу тебя Лидочка...проведуй Стеню. Окажи ей помощь в приобретении всевозможных продуктов. Как-то купить или выменять их у колхозников. В общем Лидочка про Стеню не забывай, жив буду за все отблагодарю».'

Трудности, испытываемые семьями, гибель товарищей, разрушения сел и деревень
производили самое сильное впечатление на солдат. Оттого росло их чувство ненависти к
врагу.==================================================================================== __

В письмах возникает обобщенный образ противника. О нем упоминают как о едином целом, абсолютно обезличенно. Ни в одном письме нет какого-то упоминания о встрече с конкретным противником. Врагу дается общая характеристика - «немецко-фашистские оккупанты», «враг свободолюбивого человечества», «бегущие на запад фашисты», «гитлеровцы», «немецко-фашистские захватчики» иногда используют такое обозначение врага как «фрицы», «немцы» или «грабармия». Первая группа выражений, конечно же, связана со сводками Информбюро, газетными текстами, официальными сообщениями, вторая - также очень распространена, но в разговорной речи, исключение только слово «грабармия», кроме одного письма оно нигде не встречается. Солдаты

используют== их===== как=== ==привычные== выражения,== поскольку== создавать== собственные

определения у них еще нет ни времени, ни возможности. При этом под определение «немцы» попадают и венгры, и итальянцы, сражавшиеся на юге. Под определение «фашисты» так же попадают все солдаты, вне зависимости от того, были они фашистами или нет. А вот жители, побывавшие в оккупации, четко различают эти группы и дают им разные определения. Им пришлось общаться с немцами, итальянцами, венграми более тесно и часто как с людьми, а не просто противником. Нам в разных станицах приходилось слышать определения: «Мадьяры все голодные были, даже жалко их было», « Немец у нас в доме стоял, подойдет к детям , по голове гладит и плачет: « Кляйн, кляйн, маленький, по- ихнему, значит», «Итальянцы все жалостливые были и еще все лягушек ели», «Тот немец, что у нас в доме стоял, уже не молоденький был, семейный наверно, вытащил портрет Гитлера и говорит: " «Гитлер - капут, Сталин - капут, тогда гуд, хорошо значит, а это еще до Сталинграда было, когда они все поумнели» и т.д., конечно встречаются и абсолютно противоположные отзывы, но здесь важно то, что у жителей возникают различные представления о враге, иногда отличающиеся от принятых, официальных. Но даже в действующей армии, соприкасаясь с противником, солдаты видели разных немцев, понимали, что не все желали воевать, не все из них фашисты. Я думаю, что эти привычные определения помогали им избегать каких-то сомнений, чувства

жалости к противнику, сохраняли тот образ врага, который был привычен. Одно дело воевать с обезличенным «фашистом», другое - думать о том, что у него тоже есть дети, что его насильно забрали в армию.

Стандартные фразы из сводок Совинформбюро используются и для описания окружающей обстановки, действия наших войск. Георгий Демиденко пишет домой «Мы стремительно наступая передвигаемся вперед, освобождая все новые и новые районы дружественной нам Польши». Определение «дружественной нам Польши» четко показывает солдату, как он должен относиться к этому государству, к населению, хотя мы знаем, что далеко не все жители Польши относились «дружественно» к Советской Армии. Читаем дальше «Таким образом, с каждым часом, с каждой минутой мы приближаемся все ближе и ближе к звериному логову». Здесь тоже все определено. Подобный призыв был напечатан на фронтовых открытках « Преследовать раненого немецкого зверя по пятам и добить его в собственной берлоге. И. Сталин».

Такое явление как «штампы» или как, говорят у нас на уроках литературы, «устойчивые выражения» вообще то довольно часто встречается во фронтовых письмах. Происхождение их различно. Мне кажется, что иногда это происходило из-за того, просто легче взять уже привычную форму, чем придумывать что- то самому. Да и некогда было погружаться в раздумья, потому что некоторые письма писались в окопах, может быть такие выражения были привычной формой для начала письма. Наиболее часто встречается «жив-здоров». Этими словами солдат так же успокаивает своих родных, для которых сочетание «жив-здоров» уже обо всем говорит. В письмах из дома, видимо, часто встречается тема о здоровье солдата. Скорее всего, он пишет об этом, потому, что в предыдущих письмах родственники спрашивали его о здоровье. Получается такой своеобразный ответ на вопрос: «Дорогая Лидочка сообщаю Вам, что я жив и здоров» и тут же может быть пожелание: «Спешу сообщить, что я жив и здоров, чего и вам желаю»29 Так же обращается к своим родным Георгий Демиденко : « Я жив, здоров, чего и вам желаю». Но интересно, что такой оборот встречается только в письмах Н.Кухарева, Г. Демиденко, В.Кобыш, т.е. новочеркассцев. Может он распространен только у нас, на Дону?

Но все эти «устойчивые выражения» хорошо вписываются в содержание писем. Однако стандартными обезличенными фразами написаны и другие письма - сообщения родным о гибели их близких. Чаще всего родственникам приносили лишь похоронки о смерти солдата. Но встречается и немало писем, которые писали командиры родителям погибших солдат. Это относительно грамотные письма. Но они написаны очень официальным языком по какому-то общему плану «дежурными» словами. «Уважаемый тов. Петрашень, Ваш сын Олег Владимирович находился в роте которой я командовал. Во время июльских наступательных боев проявил себя как дисциплинированного храброго и знающего свое дела. 31 июля 1943 г. в боях с немецко-фашистскими оккупантами погиб смертью храбрых за нашу Советскую Родину под деревней Мало-Петровская, Сталинской области и похоронен там же. Мы разделяем Ваше горе вместе, бойцы поклялись отомстить на него и мстят безпощадно уничтожая немецких оккупантов, очищая от них свою священную землю. Уважающий Вас гв.л-т Безугяый».

Видимо, офицерам не раз приходилось сообщать подобные вести родителям погибших, вот и выработалась стандартная форма сообщения. Менялись только имена погибших и названия мест гибели.

Есть письма, которые пишут друзья родственникам погибших, в основном, по их просьбе. Странно получается, но и здесь во многих письмах, где пишут о смерти солдата, его друзья выражаются стандартными фразами. В их письмах не чувствуется скорби о погибших, только одни слова «мы отомстим за смерть друга» или «мы продолжим бить фрицев». «Действующая армия 29.03.1943....

Погиб Миша 12 февраля от пули бегущих на запад фашистов, при выполнении боевого задания. Мы потеряли так же дорогого для нас человека, как и ВЫ сына. Миша проработал с нами больше года вместе, все приказы и распоряжения командования выполнял четко и добросовестно за что был награжден Правительственной медалью «За отвагу». Но Вы не грустите , дорогие родители, он погиб за Родину, за свободу своего народа... Мы заверяет Вас, дорогие родители, что еще не один десяток немцев положат свои головы за гибель Миши...С приветом к Вам Василий Петухов, Иван Загнойко»30.

Но происходило это все же не от душевной черствости, а оттого, что во время войны притупляются чувства, теряется понимание ценности человеческой жизни. Михаил Дудин писал так : «Смерть на войне обычна и сурова». Каждый из них надеялся выжить, но понимал, что может погибнуть в любой момент. Такое состояние было привычным, «...ваш брат при выполнении боевого задания погиб тоесть убитый ...хороший был паренек но ничего не поделаешь пуля не разбирает. Об этом не может быть никакого и разговора, а потому беспокоить самим себя не стоит», так сообщает о гибели Г.Демиденко его семье Н. Добарин в августе 1944 г. Смерть стала обыденностью и не потрясала. Это, мне кажется, самое страшное последствие войны. В том же сборнике поэтов - фронтовиков я нашла еще строчки о смерти в стихотворении С. Гудзенко:

Ты не плачь, не горюй, ты не маленький

Ты не ранен, ты просто убит,

Дай-ка лучше сниму с тебя валенки,

Мне еще воевать предстоит.

И Семен Гудзенко и Михаил Дудин написали эти строки спустя много лет после войны, но, видимо, такое отношение к смерти, восприятие ее как чего-то обычного, продолжало их волновать, потому они и обращаются не только к теме гибели товарищей, но и к восприятию смерти вообще. « Я славлю смерть во имя нашей жизни.

О мертвых мы поговорим потом».

Те же настроения мы находим в письмах с фронта. «...Мы не остановились, за верного сына Советского Союза, за нашего друга и товарища Демиденка мы поклялись взломать оборону немцев и Данциг взять. Свое слово мы исполнили...В память Вам от Жорика в нас не осталось никаких вещей. Вот в кратцах все». Это уже из другого сообщения и гибели Г. Демиденко. Борис Трушенко написал его в июне 1945. И в строчках письма чувствуется радость от того, что война уже закончилась, что удалось дожить до Победы. Он начинает его с пометки : « Пишу у моря ! 03.06.45 года». Так наверно, начинают письма об отдыхе у моря, а не о гибели товарища. Но

О мертвых мы поговорим потом, Смерть на войне обычна и сурова.

Однако, разговоры о смерти ведутся среди солдат. Их отзвуки мы находим в

письмах.= Лященко Василий, описывая гибель В. Кобыш, замечает: « Володя ваш погиб в

нехорошую погоду, был дождик и большая грязь». Затем он пишет: « Я вместе с ним

находился и почти с ним тоже не погиб». С немецкого танка бил пулемет, и Володя,

бежавший с ним рядом был убит. Семен Гудзенко пишет о том же:

Разрыв-========================================================

И умирает друг.=============================================

И, значит , смерть проходит мимо.

Трудно представить, что в эту минуту чувствует человек. Облегчение оттого, что. сам остался жив, страх, что чуть не погиб, горечь от потери товарища или что-то еще? Сколько раз потом он будет переживать заново это мгновение, сколько раз ему это будет сниться? Или же ни разу? Я задавала эти вопросы ветеранам, ответы были разные, но у каждого остался в памяти свой подобный случай. И еще одно замечание приписал В. Ляшенко к письму : « Володя непереносил никакой муки, только скрикнул ой и все». Вопрос о том, как умереть, мучиться или нет, тоже, видимо, обсуждался среди солдат, потому Ляшенко и делает такую приписку, чтобы хоть как -то утешить родных Володи.

Но были слова, которые, несмотря на частое употребление, так и не стали для ? солдат стандартными, каждое наполнялось собственным смыслом. Мне кажется, самым трогательным моментом в письмах является обращение к маме. Чаще всего солдаты передавали поклоны женщинам: сестрам, маме, бабушке, наверно, потому, что их отцы и братья воюют, кто-то сидит в тюрьме. Женщины же ждут и любят их. «Мама, мамочка, мать мамаша, мамусик»- обращаются к ним солдаты. Через эти обращения видно, как солдат относится к своей маме. Одни пишут это слово с большой буквы, даже если оно стоит не в начале предложения - Мама, другие называют таким ласковым именем, которого я даже никогда не слышала. Такое, например мусик, вроде бы очень просто, но, сколько любви, счастья и веры в то, что война закончится, и он снова увидит своего любимого мусика. Сколько бы не употреблялось это слово, оно не становится затертым, каждый наполняет его своим смыслом, своей любовью.

Очень страшно то, что письма все 43-45 г.г., мало встречается 42, а еще меньше 41. Я объясняю это тем, что в 41г. война только началась и некоторые письма терялись, может быть даже не было нужды писать, так как считали, что война продлится несколько месяцев, может быть потому, что те простые солдаты, которые защищали страну в 41г., почти все погибли или попали в плен. А письма 43-45 г.г. были написаны, когда врага гнали с оккупированных территорий. Нередко в своих письмах солдат заглядывает в




=

будущее: «Вот мы скоро победим врага и вернемся домой живыми и здоровыми». Наверно письмами солдаты ограждают себя от окружающего, не знакомого, страшного мира и мысли о будущем как-то их подбадривают, дают им надежду на лучшее.

Письма этого периода часто написаны на специальных бланках, а письма 45 г. на трофейной бумаге. Можно по стилю написания письма отличить офицера и рядового, горожанина и жителя деревни, предположить, какое получено образование. Например, в письме И. Шаповалова присутствуют « уважительные» обращения к родителям и жене с использованием отчества, что не свойственно горожанам, слова « матяри, вотца, можа» и т.д., упоминаются многочисленные знакомые и родные. Во многих письмах отсутствуют знаки препинания, предложения построены неправильно, допускаются орфографические и стилистические ошибки, чего почти нет в письмах [Сухарева, Демиденко, Здобнова, Кухалейшвили , т.е. тех , кто до войны окончил семилетку или получил высшее образование. Так что, по этим признакам мы можем сделать предположения об уровне образования автора письма. По содержанию писем и адресату мы можем отличить людей семейных и молодых солдат. Семейных солдат заботят вопросы обеспечения близких, они переживают о том, как питаются жена, дети, как будут учиться, а молодые солдаты пишут мамам, сестрам, стараются их успокоить, уверяют, что у них все хорошо, что скоро вернутся домой. В письмах редко встречаются размышления о войне, о долге и это объяснимо, т.к. они писались наспех, в свободную минуту, часто в неподходящих условиях. Кроме того, они рассчитывались на прочтение цензорами, знакомыми. Потому там не будет ничего личного, недозволенного. Но при всем при этом письма отражают многие стороны солдатской жизни на войне, их переживания, отношения с товарищами, восприятие новых стран, городов. Благодаря письмам мы можем восстановить многие картины солдатского быта.=

=

=

Глава 2.

ДО СВИДАНИЯ, МАЛЬЧИКИ

1. На улице Жертв-Революции.




=

Письма Георгия Демиденко были переданы в школьный музей его племянником, учителем нашей школы Шариповым Борисом Ивановичем. От него мы и узнали о судьбе Георгия. Георгий родился в 1926 году. Его отец был военным, затем работал в Литинституте. Он был по матери из рода Голицыных, сохранился даже обрывок

свидетельства о венчании , где указана девичья фамилия бабки Георгия. Настоящая фамилия его отца, видимо Пузыревский Андрей Иосифович, он был белым офицером, штабс-капитаном, награжден Георгиевским оружием за артдуэль в Галиции . Во время гражданской войны оказался в Новочеркасске, где и познакомился с Матроной Фирсовой. Она была дочерью атамана хутора Мало-Несветаевского, училась до революции в Мариинском Институте благородных девиц. Любовь оказалась сильнее всего, и Андрей Иосифович не эмигрировал, а вернулся в Новочеркасск, но уже под фамилией Демиденко. Дом у семьи Фирсовх забрали и они поселились в кузне во дворе своего дома. Улица Троицкая стала называться улицей Жертв-Революции. Там и родились их дети- дочь Лиля и сын Георгий, там провели свое детство В 1940 г. Георгий закончил 7 классов в школе »3. Здание школы было построено еще до революции для гимназии им. Платова. В ней учился еще его дед, Аверкий Фирсов. До войны Георгий учился и в музыкальной школе по классу скрипки.

В 1938 г. случилось несчастье - каким-то образом узнали о происхождении его отца, о Георгиевском оружии, Андрея Иосифовича арестовали, отправили в лагерь в Карагандинскую область. Затем началась война. После освобождения Новочеркасска от оккупации в 1943 г. Георгия призвали в армию. На улице Жертв-Революции его возращения остались ждать мама, сестра, бабушка.

Из- под Сталинграда он пишет домой первое письмо.

« cm Прудбой. 23.05.43. Здравствуйте, родные и дорогие мамуся , Лиля и бабушка. Я жив здоров,= а как вы не знаю.= Сегодня приехали хотунские трактористы...и сообщили печальные для меня сведения, что Новочеркасск бомбят каждую ночь. Ты ведь боишься бомбежек. Хорошо, когда Лиля дома, ведь она у нас в этом случае герой. Я очень беспокоюсь за вас...Я папе написал открытку и большое письмо...Как у вас погода, был ли дождь, не пропали огороды...Кормят нас хорошо, суп варят жирный так что я сегодня даже не доел. На днях обещают выдать обмундирование. У меня туфель в носке порвался , но это неважно. Деньги тратить некуда, если бы была возможность, то лучше бы переслать вам, а то пропадут... Если бы я был дома, то бомбежки были бы для меня бесопасными. Я б желал что бы нас бомбили, да вас не трогали».

Георгий всеми мыслями еще в родном доме. Он очень волнуется за маму и бабушку. Как они без него переживут бомбежки? Будет ли урожай на огороде, от этого зависит, как они проживут зимой. Думает о том, что было бы если бы он был рядом. Ему кажется, что он мог бы защитить родных. С ним бы они были в безопасности. Всячески успокаивает родных - кормят их хорошо, он даже не доел суп. Этот показатель сытости поймет тот, кто пережил голодное время оккупации. Солдатом он еще себя не почувствовал. И обмундирование еще не выдал, и слова использует еще не солдатские -«туфель порвался».

Новое письмо он пишет на следующий день: 24.05.43. Здравствуйте, родные дорогие и любимые мусик, Лилечка и бабушка....Я узнал, что в Новочеркасске, когда бросает «фриц» бомбы, то в вашем районе еще не падало. Это немного меня повеселило. » нашего полка 356 запасной полк 2-й стрелковый батальон 8рота 1 взвод...Обо мне не беспокойтесь. Я живу хорошо. Вообще нахожусь в бесопасности, не то как вы... у нас был один несчастный случаи из -за излишней ^любознательности» брать взрыватели бомб и разряжать. Пащенко взял запал от авиабомбч и начал крутить. Он разорвался и убил его насмерть. Я знаю вы начнете волноваться за меня, но не думайте: я этого никогда не сделаю. Из - за какой то пакости лишаться жизни не причиня никому пользы. Это очень глупо... Мусик береги себя, не делай непосильную работу.» Первая гибель товарища. Этот случай , я думаю, очень взволновал его. Заставил задуматься о возможной смерти, как это может произойти, при каких условиях. Он решил - если суждено погибнуть, то хотя бы с пользой. Но он же раскрывает и то, как небезопасно на самом деле было Георгию, несмотря на его уверения. Георгий разбирал завалы в Сталинграде, но не писал об этом домой, не хотел волновать маму. Ведь в завалах были неразорвавшиеся бомбы.

В следующем он сообщает, что им выдали саперные лопатки, а винтовки еще не дали. Первые солдатские новости: «Сегодня я иду в суточный наряд на кухню. Занятия у нас идут ежедневно. Позавчера были 2 часа ночных занятий и подъем был на 2 часа позже.» Этот рассказ о жизни в армии он прерывает теми мыслями , что тревожат его постоянно « От пусика тоже ничего не получал. Как вы поживаете? Неужели мои письма до вас не доходят, что вы ничего не пишете....Пишет вам что пусик? Я ему пишу так же часто, как и вам.» Тревога за отца была не напрасной, если вспомнить, где он находился. На следующий день он делает приписку. «Дежурить здесь хорошо. Хотя работаешь много, но и ешь хорошо...Сегодня воскресенье. Все работают: приводят в культурный вид землянки... как вы там поживаете? Говорят, что в ваших районах цены на продукты резко упали».

В письме Георгий подробно описывает новый для него режим жизни. « 18.06.43. В 6 часов подъем, с 7 до 8 завтрак, с8 до 12 занятия, с 12 до 2 обед, с 2 до 6 занятия, с 6 до 7-лекционный час, с 7 до 8 ужин, с 8 до 9 личное время, с 9 до 9-20 вечерняя поверка, в 10 часов отбой...Позавчера у нас были ночные занятия (3 часа). Вчера ходили купаться. Я сперва выкупался в бане, а потом в реке, постирал белье». Там же происходит первое знакомство с помощью союзников. « 17-06 мы ездили на автомашине за 12 км на станцию , разгружали американские мясные консервы. Там ели вдоволь, да еще по баночке привезли с собой». Но война все же напоминает о себе. «Сегодня ночью прилетал «фриц». Я спал и ничего не слышал. Говорят «Что он бросил немного бомб» Сегодня ночью тоже объявляли тревогу, но ничего не было. По тревоге надо одеваться и бежать в щель. Но для меня лучше было бы спать и не обращать на это внимание». Это уже не мальчишеское хвастовство ? «мне ничего не страшно». Видимо, усталость притупляет чувство страха, возможность попасть под бомбежку пугает меньше, чем необходимость подниматься среди ночи.

В этом же письме он сообщает о возможных изменениях. Эти изменения происходят в следующем месяце. Георгия отправляют на курсы радистов. Я слышала о том, что детям репрессированных не доверяли, отправляли служить только в пехоту, об этом писали в работах Второго конкурса. Что здесь повлияло, трудно сказать. Может абсолютный слух, которым обладал Георгий, может то, что его отец был арестован как Георгиевский кавалер, а не «шпион» , или к 1943 г. что-то изменилось. Неизвестно. Но Георгия отправили в п. Алкино2 Баш. А.С.С.Р. на курсы радистов. Оттуда и приходят следующие письма.

«07.07.43. Здравствуйте родные, дорогие любимые мусик Лилечка и бабушка. Я жив, а вот не совсем здоров. Сейчас нахожусь в санчасти, болею желудком. Когда ехали всяко приходилось: выпил сырой воды и заболел поносом». Здесь Георгий не называет причину своего заболевания. Он заболел дизентерией не из-за сырой воды. Он разбирал завалы, трупы в Сталинграде и там заразился. Об этом рассказали его родным родители, навещавшие ребят из Новочеркасска. Дорога до Алкино была довольно долгой. «Дорогой написать не было возможности. От Сталинграда до Куйбышева ехали пароходом 4 дня. От Куйбышева до Алкино по ж.д.- 1 день. Меня зачислили в 4 роту (стрелковую) 2 учебного батальона, 32 запасного полка». Я думаю, что он никогда не уезжал из дома так далеко, и впервые его оторвали от родных, потому Георгий подробно описывает новое место, где ему приходится жить, помещение, распорядок дня. «Лагерь находится в лесу. В землянках есть электроосвещение, радио. Есть духовой оркестр, кино. В этом отношении хорошо». Он отмечает.: «Кормят здесь еще лучше, чем в Прудбое, так что я сейчас даже не доедаю, а хлеб почти совсем не ем. Сегодня купил 2 стакана кислого молока на 10 руб». Он с удивлением отмечает: «Население большею частью нерусское»

Но как бы интересно не было в части, самое главное - «Только очень далеко от вас». Связь с домом для него по-прежнему важна. Он пишет о том, что в Сталинграде их навестили родители из Новочеркасска. Привезли письма другим ребятам. Как же обидно было ему не получить ничего. « Мусик, неужели вы не могли передать мне весточку. ..я о вас абсолютно ничего не знаю».

Осенью 1943 г. Георгия переводят в Бийск. Он описывает свои впечатления от города. « 18. 02. 44. Позавчера я был в городе, возил туда ветврача на лошади. Прокатался и на город посмотрел... Кирпичных зданий почти нет, а какие есть, те старинного - образца. Улицы кривые, вобщем мне он никак не понравился». Конечно, у него, выросшего в Новочеркасске, кривые улицы, деревянные дома вызывают удивление, но мне кажется, что дело вовсе не в них. В том же письме, вслед за рассказом, о том, что он поправился, весит уже не 49, а 53 кг, что у него осталось еще 200 руб. прорывается : «Счастливый Сева, что он сейчас находится в г. Новочеркасске, вот бы мне туда попасть». Георгий открыто завидует своему товарищу, оставшемуся дома. Он не рвался в армию. Я думаю, если бы у него была возможность остаться дома, он бы остался. Раньше об этом не говорили, но сейчас многие фронтовики признают, что пошли на фронт не добровольно. « Нас туда насильно загоняли»,- так мне сказал Коршунов А.П. Конечно было много добровольцев, но нужно признать , что не все хотели идти воевать, но не отказывались, потому понимали, что это необходимо. И потому они заслуживают не меньшего уважения.

В Бийске его не радует ничего, в каждом письме одно - быстрее бы уехать на Запад. Лишь известия о возможном отъезде радуют его. «Радостно на душе от того, что мы едем в родные края, и если удастся попасть на фронт, то будем с неописуемым остервенением добивать врага, чтобы скорее завершить победу и вернуться домой

целыми и невредимыми». В следующем письме он разочарованно замечает : «22.04.44. Живу постарому, не зная нужды на всем готовом...К сожалению, не похоже на то, что мы скоро будем уезжать, а сидеть в этом Бийске очень уж надоело». Его не радует, даже кино «..были во дворе, посмотрели кино: «Орловская битва», но пришли уже , когда шла 3-я часть и вообще она на меня никакого впечатления не произвела». Георгий мечтает о встрече с семьей: «Я надеюсь на нашу, уже быстро приближающуюся встречу, когда мы все вместе встретимся за нашим «круглым» столом». На внешней стороне треугольника он даже подписывает: «Лети письмо на родину, на Запад, где . течет привольный и красивый Дон, где растут роскошные хлеба».

./хъглХ^ы &.

С весной пришли два значимых для него праздника -Пасха и Первомай. Он не забывает их отметить: «Поздравляю вас с

прошедшим праздником Св. Пасхой и желаю всего хорошего, а главное не болеть и быть здоровыми. Этот праздник, здесь, в «Сибири» праздновали 16 апреля, да и у вас , наверно также». К 1944 году явно сказалось изменение политики государства в отношении церкви. Георгий открыто, через военную цензуру пишет о Пасхе и поздравляет с ней родных. Интересно, что в 1945 г. он так же в письме с фронта отметит Рождество. Эти праздники наверно всегда отмечались в семье. Но если Пасха остается личным праздником, то Первое мая отмечали всем полком. « 2.05.44. Наш полк празднует эти 2 -а дня 1и2 мая. Сегодня днем на дворе был концерт, который я частично слушал». Значительно больше эмоций, чем концерт вызвало у него письмо из дома. Он делает приписку, после его получения. «P.S. Сегодня вы меня поздравили с праздником. За обедом мне писарь сказав что мне есть письмо. Оно оказалось от Лили... В нем был маленький подарок, веточка подснежника Онамне напомнила, что то родное, близкое...» Маленькая веточка, но сколько чувств она вызвала, как напомнила о доме. Вместе сливаются радость от получения письма с цветком и тоска по дому. Чувствуется , что эта оторванность от родных переносится все труднее.

К маю 1944 исполнился год его пребывания в армии, подводя итог, Георгий с сожалением замечает: «.Время летит быстро, уже 1 год прошел с того дня, как меня призвали в армию. Время прошло много, а мы еще и на фронте не успели побывать, да может его и увидеть не придется».

Но следующее письмо Георгий написал уже с нового места . Как одного из лучших курсантов, еще до окончания курсов его отправили на фронт. Его племянник, передавший нам письма, предполагает, что Георгий был включен в десантную группу в качестве радиста. Во время одной из операций он, видимо, получил легкое ранение, был отправлен в госпиталь, а затем в батальон выздоравливающих Оттуда и пишет он письма родным.

Интересна такая деталь- в письме одним предложением он сообщает родным: « 14 июля 1944 г. я вступил в члены ВЛКСМ». Всего одна строчка о том, что должно было бы вызвать больше впечатлений, видимо, оно не было для него столь значимым. Но при этом , о природе на новом месте службы, о походах в кино, за ягодами он рассказывает более подробно. « Время проходит весело и незаметно. Ходили за ягодами, через день смотрим кино. Последние картины я смотрел: «Свинарка и пастух» и «Морской ястреб». Завтра должен быть концерт». Об этом же Георгий неоднократно упоминает в последующих письмах. « 6.08.44. я живу хорошо, время проходит быстро и незаметно. Часто бываю в кино, один - два раза на день ходим за-ягодами. Позавчера смотрел кино: «Котовский»,3.08. слушал концерт, правда плохенький, но для разнообразия и это




=

21




=

хорошо, вообще живу довольно весело, а о вашей жизни не имею и малейшего представления». « 30.08.44. Сейчас только что пришли, ходили в лес, за ягодами ( брусникой)». Георгий не случайно так подробно описывает природу, погоду. На него, выросшего на юге , простой поход в лес производит большое впечатление. Этими новыми чувствами, ощущениями он хочет поделиться со своими родными, рассказать им о красоте новых для него мест. « 6.08.44 Располагаемся мы на берегу озера, но я в нем еще не купался, да и покупаться, наверно, не прийдется. Сейчас я лежу на зеленой траве и пишу вам».

Несмотря на такую, внешне благополучную жизнь, он очень скучает по своим родным, он часто пишет им письма, даже не имея ответа, чтобы почувствовать себя рядом с ними. Отсутствие писем из дома было, видимо, связано с ошибочным сообщением о его гибели. Лиля, не имея писем от него, решила написать в часть с просьбой разъяснить, где находится====== Георгий,====== а= получала сообщение о гибели брата. « 15.08.44. Вы= спрашиваете,== где= находится= ваш брат. Я конечно могу прописать ваш брат при выполнении боевого задания погиб тоесть убитый.= Я конечно его хорошо== знаю== были== с== ним== в== одном подразделение хороший был паренек но - ничего не поделаешь пуля не разбирает. Об== этом== не== может== быть== никакого разговора а потому беспокоить самим себя не стоит..,.а я в настоящее время воюю===== мстим===== за===== своих===== павших товарищей.... Добарин».

Странное письмо. Никаких слов сочувствия. «Пуля не разбирает. Беспокоить самим себя не стоит». Можно представить, сколько горя оно принесло= на= улицу= Жертв Революции.

Так=== же=== остается=== непонятной=== сама причина=== подобной=== ошибки.=== Можно только предполагать, что она связана с выполнением какого-то задания, где Георгий был ранен и попал на месяц в госпиталь. Но он ничего не знал об этом и продолжал писать домой, недоумевая, почему нет ответов. « 1.08.44. Пишите мне как можно больше о себе и о своей жизни. Как имеете вы сейчас связь с пусиком?», « 6.08.44. О вашей жизни не имею и малейшего представления, т.к. последнее Лилино письмо имел от апреля месяца, что меня очень беспокоит, как говорят «неизвестность хуже всего». Пишите мне обо всем: как идут у вас дела, о всех соседях, что вы знаете о моих друзьях». Георгия переводят в другую часть , но письма очень важны для него, он договаривается с товарищем, чтобы их пересылали, но «от него я еще ничего не получал. Пишите мне ...обо всем подробнее о своей жизни начиная с апреля месяца, т.к. после этого от вас я ничего не получал». Его волнуют малейшие подробности из жизни родных, даже события месячной давности. Ведь это создает ощущение близости родного дома, да и сам процесс написания письма позволяет мысленно перенестись домой, поговорить с мамой. Может потому он так часто пишет письма.

Надо отметить странную путаницу в датировке писем. Ряд писем из Восточной Пруссии Георгий датирует не 1945 г., а началом 1944, хотя наши войска начали там наступление в октябре 1944 г. Причем все письма с ошибочной датировкой пришли в конвертах, так что на них нет почтовых штампов, а конверты не сохранились. Мы посчитали, что он просто по привычке пишет в январе 1945г. старый 1944г., но так ошибиться можно 1-2 раза, а подобных писем много не только за январь, но и за февраль, между ними написаны письма с датировкой 1945г., так что это маловероятно. Племянник Георгия считает, что ошибки в датах нет, и связывает это со службой в десантных войсках или каким-то приказом. Возможно, Георгий сознательно ставил старую дату, чтобы письма с пометками, где оно написано, проходили через военную цензуру. Мы так и не смогли решить эту загадку с датами написания писем.




=

2. НА ПУТИ К БЕРЛИНУ.

К октябрю связь была восстановлена, Георгий пишет уже с фронта. Он сообщает «

03.10.44. Вчера стирали свое обмундирование, а те 3 дня проделывали' небольшой марш (км 115)...Несмотря на то, что приходится много ходить, чувствую я себя очень хорошо. В отношении питания тоже обстоит дело замечательно. Нам сейчас готовят очень вкусную пищу, с большим содержанием овощей( в основном картофеля), а вы знаете, что это мое любимое кушанье». Ближайшее будущее кажется ему неопределенным: «куда я теперь попаду, даже сам не знаю, но в дальнейшем будем переписываться и я сообщу». Однако, он строит планы на более отдаленные, послевоенные дни. Видимо, у многих солдат возникает ощущение приближающейся победы, они начинают рассуждать о будущем, что было бы невозможно в 42 или 43 г.г. « Лиля, ты пишешь о моей дальнейшей учебе. Да то дело неплохое, и теперь уже можно призадуматься над этим вопросом, т.к. скоро, окончательно разгромив ненавистного врага, мы вернемся с победой домой. Я решил идти туда, где есть много математики или же в и-тут Железнодорожного тр-та, это дело неплохое. Довольно интересное, да и зарабатывают там немало».

Ожидание победы все больше и больше проявляется в его письмах с фронта. Чем ближе наши войска продвигаются к Берлину, тем чаще он об этом пишет. «22.11.44. в прошлое воскресенье смотрели кинокартину «Радуга», которая очень правдиво характеризует все те издевательства, которые творили гитлеровские палачи, издеваясь над нашим мирным населением. Это еще больше возвраждает в нас ненависть и воплощает на ратные подвиги. Мы все уверены, что тот час уже совсем близок, когда мы расплатившись сполна с ненавистным врагом и водрузив знамя победы над Берлином, возвратимся к родным пинатам целыми и невредимыми». До Берлина дойти мечтали почти все фронтовики, Георгий не исключение. Он нередко в своих письмах связывает продвижение войск со столицей Германии. « 21.01.44.Таким образом, с каждым часом, с каждой минутой мы приближаемся все ближе к звериному логову. Немцы под стремительными ударами наших войск в панике отступают, бросая вооружение и технику», «18.03.45.По Германской земле я немало прошел, но от Берлина сейчас довольно далеко, а побывать там не теряю надежды». Но, мне кажется, что пишет он так, чтобы успокоить родных, убедить, что вернется живым и невредимым.

Чем дальше уходит он от родного дома, тем острее ощущается разлука, от этого его не отвлекают даже довольно частые развлечения. Самой большой радостью остаются письма из дома. «22.11.44. Сегодня для меня незабываемый день, мне из части переслали 6 писем (последнее »7), правда 3-е где то затерялось, но огромное спасибо и за это. ..Сегодня смотрел армейский концерт. По правде сказать он мне очень понравился: были хорошие танцевальные номера, юмористические, а так же пение под аккомпонимент 3-х аккардионов...,Был так же и на танцах, правда сам хотя и не танцую, но у удовольствием смотрел на танцующие пары. На всех увесилительных вечерах присутствуют также и гражданские личности из польского населения, что немногим напоминает гражданскую жизнь» ,

Наиболее остро оторванность от дома чувствуется в праздничные дни. Он вспоминает, как встречали дома Новый год, праздновали его день рождения. «01.01.45. ...Лютик, я свое обещание сдержал, вчера все мысли были только о вас, а как ты? С вечера ходил в кино... Картина была ПетрI, 1 серия, смотрел я ее уже не в первый раз , а увидать хорошо без приключений не удалось ни разу. После кино можно было остаться на танцы, но пошли, немного погуляли и легли спать , раньше 12 часов. Настроение было печальное, какое всегда бывает в праздники, когда отдаленность от дома, особенно, ощущается. Если бы этот праздник прошел хоть бы и так лее , но в домашней обстановке, и то было бы легче. А тут еще на твоих глазах, видишь, как гуляют гражданские жители, много хорошеньких паненек». Посылка из дома скрасила одиночество и одновременно вновь заставила ощутить оторванность от дома. «12.11.44г. Лютик, перед праздником (6.01) получил два твоих письма. ..и заказную бандероль. Это меня очень обрадовало и тронуло до глубины души. Новогодний подарок и, сделанный по Новогоднему, ну прямо как с елки. Этот барбос очень оригинальный. Все это мысли мои перебросили далеко назад, в те детские годы, когда проснешься утром и лезешь под подушку посмотреть, что дедушка Мороз подарил к Новому году». Когда я прочитала -эти строки, то поняла, как сильно Георгий скучает по дому. Обычно ветераны войны не вспоминают об этом, а если и говорят, то как-то вскользь. Но ведь большинство из живущих ныне ветеранов - ровесники Георгия, они так же тосковали по дому, но забыли об этом или стыдятся рассказывать. Строчки из письма Георгия раскрывают новую сторону жизни на войне, о которой вроде и догадывались, но не обращали на это внимание. А может быть, для многих мальчишек разлука с родными была труднее, чем все остальные стороны войны.

Лучший подарок для него - это весточка от родных. «27.01.45. Да, время летит быстро, и час победы приближается. Через 3-й дня мне уже исполнится 19-ть лет. Но, в этом году , наверно, даже письмецом не порадует никто. Лиля, будет время, пиши. Ты знаещь как письма поднимают моральный дух. Как приятно было, когда я был в той части , прочитать письмо и родины и поделиться с товарищами радостями и горестями. Все же , хоть и печальные вести, но когда знаешь, легче». Он всякий раз просит родных писать чаще и более подробно. : « 18.03.45. Очень меня интересует ваша жизнь, ее радости и печали. Напиши мне о друзьях, чем кто занимается, кто живет дома. Если кто хочет, пусть мне напишут, я постараюсь ответить...» . Нередко он вспоминает об отце ; «22.11.44.Мусик, если кто из вас папе будет писать письмо, то от меня передавайте привет, я ему не писал еще ни одного письма после того как попал на фронт. Да и вообще, если он интересуется моей жизнью, напишите, я может быть возобновлю с ним переписку».

Не менее важны для солдата и встречи с земляками, ведь как приятно узнать, что человек из твоего родного города.: «12.01.44. Лютик, представь, что за все время моей •службы, в действующих частях, мне не удалось встретить ни одного земляка. Правда был один ростовский старшина Резван, да еще один немного работал на заводе им. Буденного, вот и все». « 18.03.45. ..в одном городе встретил земляка с Горбатой улицы, он тоже о знакомых ребятах ничего не знает». Даже такая случайная встреча напоминает о родном доме.

Георгий беспокоится о том, как живут без него мама, сестра, бабушка., пытается как-то помочь. « 22.1 Мусик, все что можно продать из моих вещей, продавайте, не жалея , абсолютно, ничего, это впоследствии все наживется. Мне ровным щетом ничего не жалко. А сапоги Лиля носит пусть на здоровье...». Солдатам, находившимся на территории Германии, было разрешено отправлять домой небольшие посылки. «26.01.45 Нам сейчас разрешено посылать посылки из трофейных вещей, весом до 5 кг. Не знаю, что и делать. Как-то не хочется пачкаться, возиться с этим. Напишите, нуждаетесь вы в этом? Если да, то в чем, именно. Что вам было полезней продукты или вещи». Затем Георгий сообщает родным: «Наши ребята посылают посылки. Я тоже взял справку на днях, думаю, собрать и выслать. Лиля напиши в чем вы больше нуждаетесь? Нам разрешено в месяц посылать 5 кг. Лютик ты знаешь, сколько я ищу, но не могу подыскать хороших открыток тебе для вышивания. Две более менее подходящих посылаю в этом письме»

«22.02.45. Я вам послал небольшую посылку, правда ценного там ничего нет . В то время можно было подобрать ценней, но она у меня была уже приготовлена раньше». Интересно проследить, как меняется его отношение к посылкам на протяжении месяца, когда он продвигается по Восточной Пруссии. В январе он сообщает о разрешении послать посылку, мы уже знаем, как они собирались. Но он осознает , что это нехорошо, потому сообщает : « не хочется руки пачкать», видимо воспитание не позволяло ему заняться мародерством. Он спрашивает совета у мамы, и , мне кажется, хочет чтобы она отказалась от таких посылок. Но из дома приходит другой ответ, вокруг все его товарищи без колебаний отправляют посылки домой, и он постепенно перестает чувствовать неловкость оттого, что берет чужие вещи. Мораль и война оказались несовместимы. Война тяжела не только физически, но и нравственно.

На страницы его писем нечасто, но проскальзывают упоминания о тяготах войны. «26.01.45. Погода сейчас стоит довольно холодная. Бывают порядочные морозцы, но к русскому солдату ничего не пристает. Передвигаемся мы быстро. Иногда в день приходится проходить до 30 км. Сегодня с утра отдыхаем и я взялся вам написать. Извините меня, что я вам редко пишу, но иногда бывает такое состояние, что рад где-нибудь приткнуться и спать».

Но при всех этих заботах он остается еще мальчишкой. Его интересуют новые страны, города, молодые девушки. «12.01.44... Вильнюс. Очень красивый город ,в нем очень много исключительно хорошеньких девушек. Вообще на своем пути я их встречал немало». Рассказывая о польских городах, он отмечает ту же особенность: «21.01.44. Располагаемся в одном из провинциальных городов. Конечно, их нельзя сравнить с нашими городами, но все-таки довольно приличные. Стоим на квартирах. Польское население относится к нам очень приветливо и хорошо. Встречают, действительно, как освободителей, вызволивших их из-под фашистского рабства. В особенности, среди городского населения, много хорошеньких паненек, есть на что посмотреть». ». Сестра, видимо, отметила внимание Георгия к девушкам и стала подшучивать над ним в письмах, что, смущает его и заставляет оправдываться ; «20.02.45. Лютя, напрасно вы строите какие-то догадки. И если я что писал про девушек, то отвечал на ваши вопросы, какое впечатление производят на меня новые города. Вообще же ты знаешь, когда я дома был, и то этими делами не увлекался. Да сейчас и не время об этом думать, будем дожидаться конца войны. У нас есть одна девушка-радистка, мы ее уважаем, как русскую девушку, которая воюет вместе с нами».

Польша ему понравилась, отношение к Германии совершенно иное. Он мечтает побывать там, чтобы быстрее завершить войну и вернуться домой. Настроения мщения охватывают всю армию и Георгий не исключение. «1.01.45. Хочется поскорее...ехать добивать фашистского зверя; к чему нас с каждым днем все более и более вдохновляют новые, неслыханные еще человечеству кровавые злодеяния мечущегося в бессильной злобе раненого зверя». Настроения эти усиливают не только пропаганда, ( вспомним фильм «Радуга»), но и- встречи с угнанными в Германию соотечественниками. « По дорогам нам на встречу, идут русские юноши и девушки, которых мы вызволили из фашистской неволи. Возвращаются поляки, которых, отступая, угоняли с собой немцы. Все они твердо теперь идут по земле, которая их будет кормить за честный труд». Интересно, Георгий, у которого отец находится в лагере, действительно верит в то, что этих юношей и девушек ждет на Родине прекрасное будущее? Его племянник, передавший нам эти письма, считает, что эти и некоторые другие строчки он пишет специально для цензуры. Потому в его письмах нет упоминания о грабежах, много «правильных» фраз. Я думаю причина в ином. Если бы Георгий писал в расчете на цензуру, то он не должен был бы спрашивать родных про отца, а он часто упоминает о нем, волнуется за него, старается наладить с ним переписку. Мне кажется, он просто счастлив тем, что освобождает оккупированные территории, он создает себе свое представление об окружающем. Чувство радости переполняет его и он не видит, не хочет видеть, то, что может помешать этому чувству. Ему нравится чувствовать себя освободителем, он замечает лишь то, что подкрепляет это чувство. Потому он не видит, что не все поляки счастливы от прихода Красной Армии, что в Пруссии солдаты занимаются грабежами, что судьба возвращающихся домой юношей и девушек не так уж безоблачна. Кстати, его родной дядя Фирсов Александр Аверкиевич, это хорошо понимал, и не вернулся в СССР после освобождения из концлагеря, уехал в Бразилию.

Города Восточной Пруссии удивляют его большим количеством брошенных вещей. Они сильно отличаются от разоренных сел и городов нашей страны. «26.01.45. Уже несколько дней я путешествую по самой Германии. Видел большие города, останавливался в них ночевал, и так смотрел. Немцы ничего не успели с собой увезти Брошено все: обстановка, одежда, продукты, скот. Всего очень много. Зайдешь, посмотришь, но с собой ничего не берешь, т.к. тяжело таскаться». Т.е. не берешь ничего, не потому, что это чужое, а потому, что не хочется таскаться. Если даже Георгий так рассуждает, то что говорить об остальных? ,0ч отмечает и реакцию немцев на приближение наших войск. « 29.01.45. нам по пути попадается немецкое население. Как все они запуганы и боятся русских. При виде русского солдата они все дрожат. Ну, а русские уж не такие звери, как они думают и не разобравшись убивать не будут, хотя они заслуживают этого». К февралю 1945г. войска получили приказ, запрещающий насилие над мирным населением, соответственно меняется и отношение немцев. «10.02.45. немцы, гражданское население, почти не убегают, а сдаются нам. Вывесят белые флаги и, таким образом, идут к нам. Много возвращается на родину русских, поляков, французов». Георгий, хотя и пишет о мщении, не стремится к уничтожению мирных жителей и этот приказ вполне отвечает его настроениям, чувству освободителя, который не будет убивать мирных граждан.

В письмах Георгий много внимания уделяет описанию погоды, по ним можно даже проследить приближение весны, И это не случайно , от погоды многое зависит для солдата. «21.01.45. Вчера день был такой хороший солнечный с морозцем, дорога красивая, часто по бокам идет лес, т.что двигаться приятно й-не замечаешь как проходишь километр за километром». Через несколько дней похолодало. «29.01.45.3десь сказывается резкое удаление на север. Морозы , особенно не убавляются, а снега навалило, в некоторых местах по колено. В такую погоду передвигаться труднее, но для русского солдата это не представляет особой препятствий . Раз ему поставлена задача быть в Берлине, он там будет». Потепление приносило новые проблемы. «15.03.45. Весны здесь можно сказать, еще не было. Снег лежит во многих местах, но дороги здорово развезло. Правда лед на Висле тронулся с пол месяца тому назад. Я не ожидал, что здесь такая поздняя весна». Передвигаться приходилось по грязи, это осложняло жизнь солдата, но впереди весна и приближающаяся победа, Георгий полон надежд. «17.03.45. Погода стоит отвратительная, грязь по колено, в некоторых местах не вылезешь.. Но да теперь это не страшно, дело идет к весне». Его последнее письмо наполнено весенним настроением « 25.03.45. Последние три дня у нас стоит настоящая весна. Земля быстро просыхает и это способствует нашему продвижению. Да и вообще очень приятно полежать на попе природы и погреться па солнышке, а дышать вольным воздухом у нас есть возможность... Мусик, извини меня за небрежность, но ведь я сейчас пишу не за столом, а под деревом».

Еще один важный момент в жизни солдата v его быт, питание, ночлег. Георгий попал на фронт в 1944 г. , был связистом. Ему не пришлось воевать в окопах, пройти через испытания 41-43 г., так что некоторых трудностей фронтового быта он избежал. В письмах домой Георгий всячески подчеркивает, что он хорошо питается (все мамы переживают из-за этого). Я думаю, что какие-то проблемы с питанием, ночлегом были, как и у всех солдат, но он хочет показать маме, что у него все благополучно, чтобы успокоить ее, да и вопросы о питании она видимо задает в своих письмах. « 21.01.44. Обо мне не беспокойтесь, живу я очень хорошо, лучшего и ожидать нечего. О питании и не думаешь, пищу готовим самую разнообразную, что только захочешь. Сладкого тоже вдоволь». « 27.01,45. ...Днем приходится готовить себе пищу, но мы все сами повара, и дружно возьмешься, быстро сделаешь. А у нас основные продукты свинина, картошка, то сделаешь котлеты, то так поджаришь. А мы , надо сказать, уже заелись и едим очень мало, но, зато чай употребляем в большом количестве». « 10.02.45. Продукты различные и в изобилии. Сготовишь, что-нибудь повкуснее, а едим, теперь очень мало. Единственно что, это молоко , которое пьешь вместо воды». При продвижении по Восточной Пруссии часть, где служил Георгий, останавливается в основном в городах. Он отмечает это в своих письмах. Он часто упоминает о «хороших условиях». «27.01.45. Сейчас уже вечер. У нас играет патефон, и мы сидим пишем, одновременно слушая музыку. Пластинки больше немецкие, но встречаются и русские. Марш «Торриадор» из оперы «Кармен», танго « 12 часов ночи» и др. так что время проводим весело. ..Погода сейчас не особенно приятная, дует ветер и идет снежок... А у нас, в комнате, горит печка и сидеть даже жарко. Только вот освещение сегодня неважное: горит один маленький керосиновый фонарик. Но, да это только сегодня, а завтра пойдем дальше опять все будет. У солдата так: куда пришел, там и дом, и кухонная утварь все готово. Располагайся и живи, пока не скажут: « Идти дальше, вперед на Запад». И действительно, спустя время Георгий отмечает в письме: « 21.02.45. Мы живем в очень хороших условиях. Имеется даже собственное электроосвещение». Как настоящее событие он описывает поход в баню: « 15.02.45. Сейчас уже вечер, я только что пришел из бани. ..Правда баня приметивная, устроили ее в подвале, но подвал хороший, большой, с окнами, как комната. Так что за столько времени хорошо было помыться. Я не знаю, как тут жили немцы, по крайней мере, за все время я у них не встретил ни одной подходящей бани», Георгий не случайно обращает на это внимание. Возможность хорошо выкупаться не часто представляется на фронте. То, что в мирной жизни является обычным, не заслуживающем внимания (ведь не стал бы он о походе в баню писать, если бы жил дома), на войне становится целым событием,

Удивительно, но именно на войне, сбылась его детская мечта, - он научился кататься на велосипеде. 26.01.45. Георгий пишет домой уже из Восточной Пруссии: « Наконец то моя мечта осуществилась. Уже несколько дней я путешествую по самой Германии. Видел большие города, останавливался g них ночевал, и так смотрел. Немцы ничего не успели с собой увезти Брошено все: обстановка, одежда, продукты, скот. Всего очень много. Зайдешь, посмотришь, но с собой ничего не берешь, т.к. тяжело таскаться. По дороге валяются машины, велосипеды. Возьмешь велосипед метров 200-300 проедешь и бросаешь в сторону. А ведь когда-то дома это была моя мечта». Солдаты, побывавшие на территории Германии, видели много оставленных домов, вещей. Но каждый вспоминает эти вещи по-своему. Крестьяне замечали добротные хозяйства, много скота, кто-то обращал внимание на дорогие сервизы, мебель, украшения, а Георгий видел велосипеды, именно они поразили его. Можно представить, как жалко ему было бросать их. Через несколько дней он сообщает домой: «Сегодня я добился того, чего хотел, т.е. научился кататься на велосипеде. Сам без посторонней помощи, сперва, отталкиваясь ногами о землю, а потом, работая педалями. И по большаку, а он в одном месте асфальтирован, уже быстро езжу. А то, что кругом стреляют, не обращаешь на это внимания, уже относительно , привыкли». Как и все мальчишки, он не может накататься на велосипеде, стрельба, погода ему не помеха. «15.02.45. Погода сейчас стоит переменная. То идет снег, то он тает. Но все же иногда выйдешь, хоть по снегу, проедешь на велосипеде вокруг дома». Конечно, такие поездки не прошли бесследно, Георгий застудил руку, но его не останавливает даже простуда, « 21.02.45. Я когда катался на велосипеде, наверно застудил левую руку. На ней было два чирия, которые болели дней 5, но вчера все же не вытерпел и возобновил это занятие, на руку не обращая внимания».

Он уже не боится в письмах строить планы на будущее: «21.02.45... Физиком я никогда не собирался быть, да и эта специальность меня не очень устраивает, гораздо лучше математика или радио дело, к которому я сейчас имею большое влечение. И согласился бы работать по этой специальности на гражданке». Казалось бы, мечта его осуществится. Но на улицу Жертв-Революции вновь приходит сообщение о его гибели. На этот раз верное. Товарищ Георгия Б. Трушенко сообщает семье о том, что Георгий погиб при штурме г.Данциг. « ...ворвались в одну из Церквей, он и еще его командир и другие, я яежал на против один в дому, - последние слова его, по радио он передал: « Больше связи не могу с вами держать, кругом немцы, иду в контратаку/». После этого бросил несколько гранат в фрицев и сам не покидал своего боевого поста был сражен вражей пулей, мгновенно скончался. Отразив группу немцев мы его подобрали и похоронен на местном кладбище». А он так хотел вернуться домой, к маме.

Смерть Георгия стала большим горем для его семьи. До последней минуты его мама не могла с ней смириться. Даже воспоминания о нем были для нее очень болезненны. Как самую большую ценность, хранила она его письма.

=

3. А ЗАВТРА БЫЛА ВОИНА...

В нашем школьном музее хранится пионерский дневник 7 класса шк. »1 г. Новочеркасска 1939-1940 г., переданный его классным руководителем Лещинской Зоей Сергеевной. В этом дневнике описана жизнь отряда » 11 им. Молотова. И с помощью него я хочу попытаться проследить судьбы некоторых мальчиков, учившихся в этом классе.

В дневнике подробно рассказывается о самых интересных мероприятиях, проводимых в отряде. В нем представлена жизнь семиклассников - пионеров. Никто из них не подозревал, что лишь через год начнется Великая Отечественная война.

Этот дневник представляет собой скорее парадный документ, нежели дневник для личных записей, секретов, оценок других людей и их поступков. Собственно этот .документ и дневником то назвать нельзя. Я думаю, в него записывали лишь то, что должно было быть, то, что хотели там увидеть взрослые, «политически правильные оценки». Это своеобразный отчет о том, что происходило в отряде. Из него мы можем узнать, какие мероприятия проводились, какая у них была направленность.

Обложка дневника, хотя уже совсем старая, но на ней сохранился красивый рисунок, на котором изображены два мальчика и девочка. В руках они держит модели планеров, которыми в то время «болели» большая часть ребят разного возраста.

На следующей странице - герб отряда, объединяющий символы звеньев. Звено » 1- « Парашютисты», звено »2 - «Танкисты», звено »3- «Краснофлотцы», звено »4 -«Летчики». Наверно, названия звеньев были выбраны не случайно. Мальчики предвоенных лет мечтали стать танкистами или парашютистами, видели себя за штурвалами самолетов или кораблей. Они исполнили свой долг, но сражаться им пришлось намного раньше, чем можно было представить, в пехоте, в войне тяжелой и страшной, совсем непохожей на их детские игры.

Мое внимание так же привлек список отряда. Интересно то, что Зоя Сергеевна после войны напротив каждой фамилии написала место работы тех, кто остался в живых, и указала, кто из ее учеников погиб. Из отряда им. Молотова погибли Новокрещенных

Алексей, Быкадоров Александр, Мамонов Владимир, Звонарев Шура, Кобыш Владимир, Петрашень Олег, Прошкин Петр. Им всем было по 18 - 19 лет.

Этот дневник был начат в сентябре 1939г., когда ребята пришли в 7 класс. На каждый месяц в нем написан план работы, включающий в себя сборы звеньев, отчеты и перевыборы, различные кружки, культурные мероприятия, походы в кино, музеи, поездки в Ростов, праздники, вечера, костры и т.д. Все записи в дневнике производились одним человеком, ответственным за его ведение. Некоторые записи, видимо, выполнены после редактирования Зоей Сергеевной, но большинство сочинялись самими детьми. Они наиболее ярко отражают жизнь пионеров, их отношение к учебе, настроения.

« 19 сентября. Были отчеты и перевыборы 4-го звена. На них отчитывалась звеньевая Валя Конева. Ее работу хорошо покритиковали. Говорили о том, что ее работа в звене была недостаточна. ...Потом выбрали нового звеньевого Геню Васильева.». Вслед за отчетами во всех звеньях прошел отчет в отряде. « После отчета ребята стали говорить о недостатках в работе. Много хорошего было сделано председателем, но много было и ошибок.... Отметили, что совсем не было экскурсий, мало вели общественной работы и много другого».

Пионеры предвоенных лет уже готовились к войне. В октябре, например, 12 раз собирались спортивный и стрелковый кружки, среди просмотренных фильмов -«Трактористы», « Три танкиста», « Путь корабля», был проведен сбор с приглашением красноармейцев из подшефной части, подготовлен доклад о пограничниках, фотомонтаж о летчике Коккинаки, фотогазета о « Военно-Морском флоте», оборонная работа на сборах звеньев рассматривается вместе с успеваемостью. Но при всей этой серьезности, ребята срывают уроки, плохо учатся. Об этом не раз упоминается в дневнике. «19 ноября. ..Было классное собрание, где решили по случаю сильного отставания по матиматте, разбиться на группы и заниматься», « 27 ноября . Совет отряда: Повестка дня: 1. Вызов пионеров: Новокрещенных, Атарову, Журавскую, Коневу...!. Все вызванные пионеры помощники звеньевых. Вызвали за неработу в звене, а Новокрещенных за дисциплину. Дали им срок исправления один месяц». (Новокрещенных Алексей погиб на фронте)Чтобы ликвидировать отставание по математике ребята проводят совместные занятия « 25 ноября. Проводили дополнительные занятия девочек у Аверьяновой, а мальчиков в школе».

Когда я познакомилась с текстом дневника, мне показалось, что он наполнен духом того времени, когда во всем была дисциплина, внешний порядок, строгий режим, прослеживается явная пропагандистская направленность мероприятий. Но все же, дети тех лет очень похожи на наших. Этого не может скрыть пионерский дневник. Они не хотят ходить на скучные для них сборы звена или отряда: «20 сентября. Были отчеты и перевыборы 2-го звена. Пионеры собрались не все». « 23 октября. 4-е звено провело звеньевые очень плохо. Звеньевой Васильев сам срывает дисциплину». « На нашем сборе о «Дружбе» присутствовало 18 человек. 2-е звено вместе со звеньевой Олей Желябиной не присутствовало».

В дневнике рассказывается о проведенных сборах. Ребята очень часто критикуют работу своих товарищей, поведение поступки, «11 ноября. Вечером были звеньевые 4-го звена. На звеньевых безобразно себя вели Васильев и Игнатенко». Геня Васильев довольно часто упоминается в дневнике. «25 февраля. Звеньвой 4-го звена Геня Васильев совершил с дневником звена непионерский поступок. Он относился к нему халатно и в конце концов потерял его. Как только нашли дневник на улице и передали нам, мы еще учли его (Васильев) поступки, решили снять его и заменить Коневой».

Другое дело если предстоит поход в кино или в рощу. В течение года они, по-моему, пересмотрели все фильмы, которые шли в городе, тем более что кино рядом со школой. Многие фильмы производят на ребят большое впечатление и в дневнике отмечено. « 7 ноября. Вечером смотрели фильм « Ночь в сентябре». Этот фильм нам очень понравился.», «11 ноября. Ходили в кино, смотрели фильм о « Степане Разине»-фильм всем очень понравился». «27 ноября. После уроков смотрели фильм « Дети капитана Гранта». « 25 января. Днем ходили в кино на « Воздушную почту». Из кино все вышли в восторге от этой картины. Шли домой и всю дорогу разговаривали об ней». Я обратила внимание, что ребята смотрели самые разные фильмы. И по любовь, и патриотические и даже детские «Дети капитана Гранта», «Доктор Айболит». Мне кажется, нам такие фильмы было бы уже неинтересно смотреть, а пионерам того времени они нравились, да выбора развлечений у них особого не было. Во многом наша сегодняшняя жизнь интереснее, но в чем -то мы потеряли. Мы разучились радоваться простым вещам, просто общению друг с другом. А для ребят того времени праздником были просто поездка в Ростов, поход в рощу.

В дневнике дан подробный рассказ о них. «6 ноября. 6 часов 21 минута. ..Свисток. И все увидели в окна вагона, как полустанок остался позади. В дороге весело разговаривали и пели песни. Всем было радостно. Как только мы приехали в Ростов... пошли в столовую. И хорошо позавтракав, направились в Музей Революции. Когда в музее все осмотрели, то поехали в музкомедию ..Вечером... мы неохотно пошли на станцию. Домой приехали веселые и хорошо отдохнувшие». « 6 января .В РОСТОВ. Когда поезд тронулся... сердце наполнилось радостью и интересом к тому, что произойдет впереди. Поездка казалась еще более интересной, от того что ехали все вместе, с классом, с Зоей Сергеевной... В 12 часов пошли в театр им. Горького, где смотрели водевиль... « Иван Гурыч Синичкин». Водевиль нам понравилась, и мы потом долго вспоминали ее. ..После театра пообедали и пошли в кино « Учитель» на 1-й сеанс. ..Приехали домой поздно ночью усталые, но довольные». Несмотря на то, в дневнике о поездках сделаны записи явно под руководством взрослых, чувствуется, что ребята действительно были ими довольны. Еще больше интереса вызвал поход в рощу. «29 апреля. В роще. Сегодня экскурсия 1-го звена в рощу, но с ним пошел почти весь отряд». Уже по первым строчкам видна разница по сравнению со сборами отряда, на которые не приходило половины ребят. В рощу пошли все. « В роще было весело и интересно. Мазаное и Новокрещенных взяли фотоаппарат, а Атарова футбол и сетку. Этой экскурсией все остались довольны". (Мазанов Май погиб на фронте)

А вот рассказ о работе пионеров на избирательном участке записан как-то неестественно. «6 ноября. У нас большая радость. Мы сходили к председателю 17-го избирательного участка и просили чтобы нам дали работу. Сегодня же мы в первый раз разносили повестки избирателям». Мне трудно судить действительно ли ребята чувствовали при этом большую радость, я думаю, кто-то с удовольствием это делал, а кто-то нет, но никто не мог отказаться. Но таким образом пионеров включали в политическую жизнь государства, никто из них не задумывался о том что эти «выборы» на самом деле были лишь спектаклем, а, став взрослыми они, так же, не задумываясь, сами пойдут на «выборы». Таким образом, тоталитарное государство готовит себе будущее. « 1 0 декабря. Сегодня у нас счастливый день. Мы дежурим в детской комнате при избирательном участке »17. Избиратели приходят и приводят детей. Мы ...занимаемся с ними до конца собрания. Как весело в пионерской комнате!».

« 24 декабря. Сегодня у нас в отряде праздник. Ведь в такой день, день выборов в местные Советы... мы дежурим в детской комнате... Много было знакомых Они играли, пели, читали книжки, танцевали, слаживали кубики... После этого с гордостью исполненного долга пошли домой». После этого рассказа помещено стихотворение Бориса Медведева (он стал инвалидом на войне и умер в Доме инвалидов) о выборах , его даже напечатал журнал «Пионер». В нем есть такие строчки:

За лихих героев и чекистов,

За бойцов, кто шарит небеса

За беспартийных блок и коммунистов

Отдают народы голоса.

=«Депутат, - сказал т. Сталин, -

Должен быть таким, как был Ильич

Чтоб враги свирепые узнали,

Чей раздался над страною клич.

Я прочитала эти строчки, и мне стало страшно. Что же нужно вложить в головы детям, чтобы они по собственной воле с удовольствием писали о «свирепых врагах» и героях-чекистах? Я понимаю, что легко рассуждать об этом сегодня, но все же.. Надо отметить, что большая часть мероприятий в отряде носила такой же пропагандистский характер. «77 октября. Был сбор, посвященный 21-й годовщине ВЛКСМ. На этом сборе мы внимательно выслушали доклад заместителя политрука Яши Строева. Он подробно рассказал нам как комсомольцы сражались в гражданскую войну, били самураев на озере Хасан, и били польских панов». « 2 ноября. Прошел сбор, посвященный Великой Октябрьской социалистической революции». « 4 декабря. В школе был вечер, посвященный Сталинской конституции ...» Но, несмотря на такую работу, ребята остаются нормальными детьми. Им не хочется готовиться к скучным для них мероприятиям. Это и проявилось во время сбора, посвященного 60-летию Сталина. В дневнике об этом написали так: « 21 декабря. Стоял ясный тихий морозный вечер. В пионерскую стали собираться пионеры. Но они были чем-то недовольны. Лица их были сумрачны и они избегали смотреть друг на друга. Им было стыдно вспоминать, что сегодня сбор посвященный 60- летию со дня рождения тов. Сталина, а у нас на одно звено... не выполнило заданий» ...На линейке 1-е звено и знаменосец не были. Они опоздали и о них говорили на линейке после сбора». На этом «страсти» не закончились. Именно на этом сборе получал завершение маленький «бунт», начатый мальчишками. Им, видимо, не нравилось то, как ведет себя председатель отряда Зина Калабухова (наверно, она их постоянно воспитывала, была слишком «правильной»). Новокрещенных Алексей сказал ей, что ребята не хотят, чтобы она была председателем. После этого Зина подала заявление: « В совет отряда » 11 им.Молотова от Калабуховой Зины. Я прошу освободить меня от председателя, вследствие нежелания всего отряда и дать мне возможность подтянуть свою успеваемость». Я думаю, Зина обиделась на ребят, ведь она считала, что права. На сборе события развивались так, как будто были запланированы. «По поводу этого заявления говорило много ребят. Ее поступки критиковали, находили хорошие и плохие, давали советы. Здесь же выяснилось, что заявление данное Новокрещенных о нежелании всего отряда председателя, было ложно, и отряд ничего не знает. После дружной критики Зину оставили...». Так система преподнесла ребятам первый урок: « Что ни делайте, а будет так, как хотят старшие». Борьба за демократию закончилась поражением. На уроках истории мы не раз говорили о всеохватности тоталитарной системы, о ее контроле над личностью. Система пыталась, навязать ребятам свои представления о дружбе, пыталась контролировать. «21 марта. Говорили о некоторых фактах дружбы у нас в отряде. После этого разговора взяли на заметку пионеров: Сидорук, Буду, Дьяконову... Быкадорову (погиб в 1943 г.) научиться горнить».Мне кажется, сам разговор об этом с другими людьми неуместен, а тут еще кого-то берут на заметку. Да и само выражение «факты дружбы» чего стоит! Этого разговора оказалось мало. Пионеры готовят показательный сбор о «Дружбе» и на нем присутствует даже секретарь горкома ВЛКСМ, но интересно, что именно на него пришла только половина отряда. Я не думаю, что ребята сделали это специально, но факт очень примечательный. Он показывает, что им интересно, а что нет. « 31 марта. На нашем сборе о дружбе присутствовало 18 человек. ..На этом сборе секретарь горкома ВЛКСМ тов. Мельников рассказал о том, как дружили наша вожди Маркс- Энгельс- Ленин-Сталин. ...Рассказал о том, как надо дружить... разобрали как у нас в отряде дружат и оказалось, что у нас нет ни одной правильной дружбы. На этом же сборе говорили о безобразных поступках комсомольцев, в частности о Звонареве (погиб на фронте). Взрослые навязывают детям «правильные идеи», даже говорят им как надо дружить. Ну

какая может быть разница, как дружить, главное чтобы друзья были хорошие, а дружить по распорядку - это как -то неестественно. Но почему-то в то время дети воспринимают эту пропаганду серьезно. Я думаю, как можно так говорить: « Разобрали, как у нас в отряде дружат. И оказалось, что у нас нет ни одной правильной дружбы». Как дружба может быть «правильной» или «неправильной», кому какая разница, кто как дружит. Но самое странное, что ребята всерьез восприняли эти слова, не воспротивились такому разбору. Этим, наверно, мы отличаемся, от них в лучшую сторону. Наше время сделало нас более свободными, мы не стали бы даже участвовать в таком разборе, кому с кем и как дружить. Когда я прочитала эти строчки, мне стало страшно, кого же делали из ребят. Но война все расставила на свои места, показала, кто настоящий друг, а кто - нет, кто чего стоит как человек.

Судя по дневнику, ребята много времени проводили вместе. Они готовились к своим сборам, занимались в стрелковом и спортивном кружках, читали книги в литкружке, готовили спектакли в драмкружке, вместе выпускали газету « Пионер», работали на избирательном участке и т.д. Тем не менее, как и многих в этом возрасте, их волнуют вопросы дружбы, будущей профессии. В апреле в отряде прошел сбор « Кем быть». Это не случайно. После 7-го класса в то время некоторые ребята уходили из школы в техникумы, школы ФЗО. Многие из мальчишек мечтают о профессии летчика. Фильм «Истребители», который они посмотрели всем отрядом, произвел на ребят огромное впечатление. В дневнике ему посвящена целая заметка, написанная Б.Медведевым. В ней он приводит разговор из фильма между профессором и летчиком Тучковым : « - Мы любим работать в спокойствии и тишине, не если кто попробует нарушить этот покой, вот тогда... Тучков отвечает ему: - Можете работать спокойно. У вас очень хорошая профессия» Этот фильм привел нас всех в восторг». Не могли в тот момент знать мальчишки, что через год война разрушит все их планы, мечты, определит их будущее. Затем были новые сборы, походы, экзамены. 7 июня в дневнике была сделана последняя

запись.

В ней рассказывается о планах отряда на лето, ребятам было грустно от
расставания со своими товарищами, уходившими в техникум и другие школы.
Но все равно все веселились, строили планы. Они не знали, что это было их
последнее счастливое лето, когда все еще были живы. Впереди у них был еще один
мирный год, они учились в школе, дружили, мечтали, ходили в кино, уходили с
уроков. Ровно через год, в июне 1941 г перед расставанием на летние
каникулы ребята уже 8-го класса собрались вместе и сфотографировались с директором школы и классным руководителем Лещинской Зоей Сергеевной.

=

А ЗАВТРА БЫЛА ВОЙНА...

=




=

Есть последняя==== «мирная»==== фотография= 8-го= класса==== школы= им.= Горького.= Шесть мальчиков из десяти, сфотографировавшихся в июне 1941 г., погибли.

Саша Быкадоров очень дружил со своими одноклассниками. Они уважали и любили его, Часто ребята вместе собирались всем звеном « Парашютистов)) у Саши дома. Саше доверили быть горнистом отряда, наверно потому, что он был мальчиком открытым и искренне, с душой мог сыграть на горне, ведь это все-таки музыкальный инструмент. Я думаю, что все музыканты романтики.

Когда началась война, Саша был одним из тех, кто рвался на фронт. До 1942г. его не брали из-за возраста. Он устроился работать в военкомат -разносил повестки. Перед уходом наших войск из Новочеркасска принес себе домой повестку. Его мать вспоминала : «В июле, когда все войска отступали из города им пришлось идти пешком до Багаевского моста. Там он встретил свою одноклассницу Зину Калабухову. Зина с дороги прислала нам открытку, где писала, что видела нашего Сашу. Больше я Сашеньку никогда не видела. Когда наши войска вновь пришли в город, вернулся командир Сашиной части Хижняков. Нас, матерей, которые не нашли своих сыновей среди вернувшихся было очень много, и мы все обратились к Хижнякову. Он нам сказал, что и сам потерял брата. После этого мы к нему больше не ходили.». В 1946 г. матери сообщили, что Саша пропал без вести. Встреча с одноклассницей была последней весточкой для нее о Саше. Но меня удивило поведение Сашиного командира. Неужели нельзя было не грубить матерям пропавших ребят?

Лучшим другом Саши был Олег Петрашень. Учился он в школе хорошо. Увлекался музыкой и рисованием, рано лишился матери, был главным помощником в семье. Он был добрым и отзывчивым мальчиком и как мог, старался облегчить сестре потерю матери.

Сестра Саши= Быкадорова вспоминала,= что после ухода Саши он не только часто бывал в их доме, но даже помогал Сашиной маме по хозяйству. Я не знаю, вспоминали ли мальчишки тот предвоенный сбор «О дружбе», о том, как их учили «правильной» дружбе. Скорее всего- нет. Война расставила все на свои места и определила, что такое настоящая дружба. Во время оккупации города, Олег всячески увиливал от работ, на которые сгоняли немцы. Сестра Олега, Захарова И.В. рассказывала : «Один раз он убежал с аэродрома, на котором немцы заставили чистить снег. Немцы вслед ему стреляли, не ему удалось скрыться. Все последующее время оккупации Олег прятался. Последние дни оккупации Олег провел в подвале Политехнического института. Он сумел сохранить свой комсомольский билет и в первый же день освобождения встал на комсомольский учет». В конце февраля Олега призвали в армию и направили на учебу. Оттуда он сообщает домой: « 18 мая. 1943г. У меня все пока старое. Живем по-старому -учимся. Кормят хорошо. Вчера делали уколы против тифа. У меня поднялась температура...» Он делится приятными новостями : « Я по - старому командир отделения. У своих начальниках я на хорошем счету. Получил уже одну благодарность». Олег беспокоится о том, как живут без него родные: « Как вы живете. Я от вас не получил не одного письма. Где ли работаешь, ты папочка? Что делает Ия. Пишите». Он хорошо осознает, что ему предстоит, стремится поскорее попасть на фронт. «Заниматься приходится много. Надо учиться бить немцев. Скоро наступит наша очередь идти в бой». Это письмо было шестым, последним. Через два месяца, 31 июля 1943 г. Олег погиб под деревней Мало- Петровская Сталинской области. Его командир лейтенант Безуглый прислал сообщение: « Уважаемый тов. Петрошень! Ваш сын Олег Владимирович находился в роте, которой я командую. Во время июльских наступательных боев проявил себя как дисциплинированного храброго и знающего свое дела. 31 июля 1943 г. в боях с немецко-фашистскими оккупантами, погиб смертью храбрых за нашу советскую Родину, под дер. Мало-Петровская, Сталинской области и похоронен там же. Мы разделяем Ваше горе вместе, бойцы поклялись отомстить за него и мстят безпощадно уничтожая немецких оккупантов, очищая свою священную землю. Уважающий Вас гв. л-т Безуглый». У лейтенанта, наверно, не нашлось ни времени, ни желания чтобы написать отцу несколько искренних строк о погибшем сыне, только «дисциплинированный, храбрый, знающий свое дело».

Еще одним хорошим другом Саши Быкадорова был Кобыш Володя. Еще до оккупации города он вместе с мамой эвакуировался на Северный Кавказ. Они проживали в селении Кахун, около Нальчика. Володе тогда было 16 лет, он работал в колхозе трактористом. Но затем немцы приближаются к Нальчику, семье предстояла вторая эвакуация. Володя пошел в армию добровольно в 17 лет, а семья уехала в Армению. Володя сражался под Моздоком, но мать не получала от него письма, очень волновалась, переживала. Так прошел год. В феврале 1943 г. Новочеркасск был освобожден, и Марию Семеновну вызвали в обком партии. Ей предложили вернуться домой для восстановления Ростовской области. В дороге произошла удивительная встреча.

« В дороге меня ранило», -вспоминала Мария Семёновна, - « но тут ехал эшелон с ранеными бойцами, и меня подобрали в вагон, где оказали помощь. В этом же составе раненым ехал мой Володя, и мы случайно с ним встретились. Встреча была очень трогательной. В г. Баку мы с ним расстались. Пароходом всех раненых отправили в глубокий тыл, а я вернулась в Армению». И вновь целый====== год мать ничего не знала о сыне. Затем стали приходить письма.

17 января 44 года on пишет домой: «Спешу сообщить, что я жив и здоров, чего и Вам желаю.«Наш отдых кончился и теперь мы отправляемся на фронт. Беспокоиться особо не следует...На какойучасток поедем еще не известно». Он обещает аккуратно писать, надеется получать письма от родных, знакомых. Через три дня он отправляет новое письмо. « 20.01.44. пишу письмо с дороги со ст. Запорожье...Мамочка, за меня беспокойся поменьше. Едем мы на фронт и не первый раз приходится ехать. Ну, ничего. Скоро война кончится, может увидимся». В письме его чувствуется спокойствие, надежда на победу, на встречу. Это не случайно, ему надо успокоить маму, кроме того он уже был на фронте, имеет опыт. В нем нет нетерпеливости, а только уверенность и надежда на победу. Однако радоваться весточкам от сына матери пришлось недолго. 2 февраля 1944 г. он погиб под Днепропетровском. Его товарищ написал сестре Володи: «Володя это был мой первый друг с которым я вместе с ним находился и почти с ним тоже не погиб....Однажды мы наступали и немец пустил 27 танков мы не могли их отразить, пришлось нам отойти. Когда мы бежали с ним то с танка он бил с пулемета и его поразила пуля прямо в правую лопатку и н^чылет в грудь пробила гвардейский значёк». Две вещи отмечает его друг : « Володя ваш погиб в нехорошую погоду, был дождик» и « Володя непереносил никакой муки только скрикнул ой и все». Видимо, среди солдат были разговоры о том, что погибнуть лучше сразу, чтобы не мучиться. ( даже в песне пели: « Если смерти, то мгновенной»).

Новокрещенных Алексей, Быкадоров Александр, Мамонов Владимир, Звонарев Шура, Кобыш Владимир, Петрашень Олег, Прошкин Петр, Кухарев Николай, Демиденко Георгий. Мальчики из нашего города. Они не получили орденов и медалей. Многие из них погибли в первых же боях. Их имена не носят улицы родного города, в их честь не называли пионерские отряды. Но все они были героями. ГЕРОЯМИ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ.

=

вывод.

На основании изученного материала можно сделать ряд выводов. Солдатские письма являются ценным самостоятельным источником по истории Великой Отечественной войны. Они отражают некоторые психологические особенности восприятия войны солдатами, причем можно проследить и возрастные особенности. Возраст солдат, семейное, служебное положение так же определяет тематику писем. Большое влияние на содержание писем оказывают как личный опыт солдата, то , что он видит вокруг, так и политработа, проводимая в армии. Письма имеют огромное значение в процессе привыкания к новой для них роли, являются связующим звеном с прошлым. Солдаты старались не писать домой о тяготах фронтовой жизни, но на страницы писем выплескивается тоска по дому, родным, тревога за них. Через ответы домой можно узнать о жизни семей в тылу. Письма являются ценным источником по вопросам фронтового быта, взаимоотношений с командованием, товарищами. Интересным аспектом писем является использование в них устойчивых выражений, представлений о противнике, восприятие смерти на войне.

Благодаря письмам удается восстановить и сохранить память о новочеркасских школьниках, погибших на фронте, понять, что их волновало.

Васильева Татьяна

=

Часть 2.

Три истории из дедушкиного чемодана

или== жизнь моей семьи в годы войны по письмам и документам из семейного архива.

История 1. Офицер -воспитатель.

У нас дома хранится старый дедушкин чемодан. Он весь жесткий, некрасивый. С такими раньше ездили в отпуск, командировку, я видела похожие в старых фильмах. В нем хранились дедушкины бумаги. После его смерти мы с удивлением обнаружили там старые картонки, сплошь исписанные стихами. Среди них были разные. Одни были написаны как-бы «от нечего делать», да и дедушка никогда не говорил о них, другие связаны с детскими воспоминаниями: Ах мама, Ах мама

Какой ты была?

Мне лет было мало

Была лишь война

Стонали- гремели и ухали горы===== Зенитки от злобы хлебали прибой И прятались люди в отрытые норы Ах годы, Ах время меня успокоят?

Громаков Александр. (Шурик.)

Они заставили меня по-другому взглянуть на жизнь моего дедушки, задуматься о том, что
я многого о нем не знаю. Под картонками оказались письма и документы, в основном
военного времени. Они связаны с жизнью моего дедушки Александра, в письмах еще
Шурика, его отца Громакова Самуила Дмитриевича и тети Марты. До этого я даже не
задумывалась, какими они были людьми. В один из прекрасных дней я задала себе этот
вопрос, и решила обратиться к письмам и документам, оставшимся от моих предков. И я
нашла не просто истории жизни о моем прадеде и его сестре, а я нашла захватывающие
события в их жизни: переживания, обиды, разочарования, минуты радости и просвета в их
жизни.=================

Мой прадед, Громаков Самуил Дмитриевич родился в 1911 году в семье крестьянина бедняка в Милютинском районе Ростовской области. Он сам указал это в автобиографии, составленной в 1954 г. при поступлении на работу. Мне казалось, что в это время происхождение уже не играло важной роли, но видимо это не так. Может Самуил Дмитриевич хотел подчеркнуть свое «рабоче-крестьянское происхождение», а может быть он гордился тем, что он, сын бедняка, получил образование, стал партийным работником. В 1931 году окончил неполную среднюю школу, а в 1933 Каменский сельхоз ? техникум, получив специальность зоотехника и звание учителя начальной школы.

В техникуме изучали предметы, о которых я никогда не слышала, например: «История классовой борьбы, Полит-экономия и основы теории советского хозяйства». Названия некоторых предметов звучат довольно странно: «Породы свиней и экстерьер, Беконное дело, Сельско-хозяйственная метеорология, Экономика свиноводства и организация социалистического свиноводства с технонормированием и экономикой труда». Интересно, чем социалистические свиньи отличались от капиталистических, классовой сознательностью? В 1933 генетика ещё" не считалась лженаукой, и ее тоже




=

преподавали в техникуме. Но самое удивительное, что после изучения социалистического свиноводства и только основ «Марксистско-ленинской педагогики» выпускник техникума мог преподавать в школе! Видимо потребность в учителях была столь велика, что человек с таким образованием мог стать учителем. Сохранилась характеристика, выданная Бюро ячейки В.Л.К.С.М. комсомольцу Громакову, где я обратила внимание, что студентов не просто обучали, но и придавали большое значение политическому воспитанию. В характеристики сказано:

« За время учебы в техникуме он показывал образцы ударной работы как по теоретическому, так и практическому курсу, одновременно неся и добросовестно выполняя общественно полезные работы как внутри техникума,,., так и выезды на село по хоз. полит, кампаниям (хлебозаготовки, агропоходу, организации весеннего сева, выезд для работы в подшефсело по проведению культ м ассовой работы.) Напряженная работа выполнялась как большевиком, выковывая из товарища Громакова борца за идеи и мероприятия партии и Советской власти. Бюро коллектива ВЛКСМ надеется, что он также и на трудовом фронте будет застрельщиком и инициатором всех проводимых кампаниях станы, активным работником на фронте разрешения мясо жировой проблемы и снабжения рабочего класса продуктами животноводства».

Мне трудно воспринимать слова этой характеристики всерьез, что жизнь студента является ежедневной борьбой как фронте и что молодого человека волнуют мясо жировые проблемы в масштабе страны. Еще одна интересная характеристика были дана Самуилу Дмитриевичу политотделом, дирекцией и рабочкомом созхоза » 604. «На свиноферме »1т.Громаков проявил максимум внимания в деле борьбы с попытками вредительства ветфелъшера Сартакова. С фактами хищения кормов, с симулянтами подрывающим трудовую дисциплину, которые тем самым понижали качество и рентабельность свиноводства». Мне кажется, на самом деле все было просто. Молодой техник пытался хорошо себя зарекомендовать, не давал воровать корма . Одновременно он включается и в общественную работу. Становится комсоргом, «выполняет нагрузку пропагандиста. За это в 1936 г. его «как преданного делу партии, и классово выдержанного комсомольца» "отправляют на учебу в высшую школу. Я думаю, уже тогда он решил делать карьеру партийного работника. У него было образование, нужное происхождение. Но затем он, почему-то , уезжает в Джубгу, где до 1941г. работает учителем в семилетней школе. К этому времени у него уже родились сыновья Анатолий и Александр. В 1941г. Самуил Дмитриевич переходит на работу в Туапсинский Р.К. ВКП(б) а парткабинет. Затем начинается война. Интересно, что на фронт его призвали не сразу, только в 1942. До того он продолжал работать пропагандистом, хотя был призывного возраста.

В июне с 1942 году мой прадед был мобилизован в Красную Армию, воевал на Малой Земле в батальоне морской пехоты. Первоначально он служил в звании краснофлотца, но даже здесь он становится заместителем политрука, а затем секретарем парторганизации роты. Эта должность позволяет ему часто бывать в Джубге. В 1943г. ему было присвоено звание младшего лейтенанта. Присвоение офицерского звания изменило его положение в армии и, соответственно вещевое довольствие. В документах я нашла его вещевой аттестат. В нем список вещей, выданных мл, лейтенанту Громакову. Самуил Дмитриевич был ранен, видимо, выбывал из части . Поэтому был составлен этот список. Что же полагалось иметь мл. лейтенанту? Согласно аттестату:

«== 1. Шинель 1шт.

2.= Гимнастерка 1шт 

3.= Брюки== 1шт. 

4. Ботинки 1 пара

5. Рубашка ниж. 1 шт.

6. Кальсоны 1 шт.

7. Пояс 1шт

8. Шапка уш. 1 шт.

9. Обмотки 1 шт.
Кроме= того,= ему= было дополнительно выдано:

=

1.= Пилотка х/б 1 шт.




=

2.============ Гимнастерка= х/б== 1
шт.

Шаровары х/б 1шт. Полотенце 2 шт. Портянки 2 пары Вещмешок 1 шт. Плащпалатка 1 шт.

=

Ностаток=== 1 шт.

Помимо этого списка сохранилась и отдельная расписка




=

на пистолет, выданный после присвоения звания лейтенанта. Среди сохранившихся бумаг я нашла и несколько бланков командировок в Джубгу. Самуил Дмитриевич служил недалеко от дома, и старался, как можно чаще, там бывать. Это не случайно. Его жена его погибла во время бомбежки, там оставались двое сыновей, Александр и Анатолий, с ними жила их тетя Марта. Сохранилось очень трогательное письмо старшего сына Анатолия к отцу. Он пишет правильными большими буквами о том как скучает по отцу, как его ждет.

Затем мальчики были перевезены к родственникам в деревню. После ранения на
фронте Самуил Дмитриевич окончив курсы в Москве, служил====== офицером воспитателем в Суворовском училище с октября 1943 года. Если я не ошибаюсь, то когда он приступил к работе, это были первые наборы учеников данного учебного учреждения.

И= конечно= самое= главное - письма,== письма. . . их= безграничное множество. Все аккуратно подшитые письма матерей его воспитанников - суворовцев адресованные

моему=== прадеду== -== офицеру-воспитателю Самуилу Дмитриевичу .= До того, как я познакомилась с этими письмами, я почти ничего об этом училище не знала. Оказалось, что в нашем городе было создано в 1943 г. одно из первых училищ, сейчас даже существует объединение бывших суворовцев. До войны существовали военные спецшколы, но они были больше похожи на обычные школы с изучением некоторых спецпредметов. Суворовские училища были созданы по образцу старых кадетских корпусов. В Новочеркасске был такой корпус до революции, может потому и суворовское училище разместили в нашем городе. В училище принимали детей погибших солдат и офицеров, а так же сынов полка. Училище было достаточно престижным учебным заведением, многие матери стремились устроить туда своих сыновей. Бывший офицер - воспитатель Борис Изюмский написал впоследствии книгу о жизни суворовцев « Алые погоны», по ней был снят фильм. Изюмский работал в училище в то же время, что и мой прадедушка, они могли быть знакомы. Однако в книге не прочитаешь о том, что выплескивается на страницы писем. Это проблемы, связанные с оторванностью мальчиков от дома, с их отношениями с мамами, с успеваемостью суворовцев, с жизнью самих матерей. Бывшие суворовцы почти не вспоминают об этом, а вот преподаватель физики в училище Боева Тамара Михайловна сказала мне так: « Многие дети там были очень обижены на родителей. Они считали, что их «сдали» в училище, как сдают в детский дом». Хотя и государство, создавая училища, и матери, отправляя туда сыновей, считали, что действуют ради их блага, для их будущего. Но, как говорят англичане, каждая медаль имеет оборотную сторону. Еще один важный фактор, заставлявший матерей принять такое решение;" это материальный. Мать Пенькова Юрия так и пишет Самуилу Дмитриевичу: « 11.01.44. Сегодня он пишет, что...может отчислят из школы совсем. Знаете, как меня убило это последнее...Отчисление т школы за плохую отметку по русскому - это равноценно тому, что сына у меня больше нет! Что я с ним буду делать с нынешними материальными трудностями!». Вопрос об успеваемости часто возникает в письмах матерей. Я обратила внимание на ведомость успеваемости, оценки слабенькие, но зато у них есть те предметы, которых нет в нашей современной школе. Я считала, что в такие учебные заведения попадали лучшие ученики, самые достойные, но судя по письмам это далеко не так.

Вот строки из письма матери из Еревана Юдиной Зинаиды: « 28.02.45. Тов. гв. л-т Громаков!

Получила аттестационные листки на своего сына Юсма Анатолия /-// четверти 1944-45 уч. года, из которых узнала, что он второгодник и в текущем учебном году учится плохо, занимает даже последнее место в отделении. Меня это как мать, очень огорчает. Я далее не знаю, находясь на таком большом расстоянии, какие можно принять меры с моей стороны...

В чем кроется причина его отставания? Лень, плохая подготовка за прошлые годы или тупость. Вы его достаточно уже изучили и прошу, если не затруднит написать о нем все подробнее.

Передайте пожалуйста ему, что я приеду обязательно в феврале, пусть учится хорошо, чтобы мне не пришлось за него краснеть переживая такой позор». Я прочитала это письмо и так и не могла понять, почему о том, что сын второгодник его мама узнает почти через год. Но в письме есть и другое. Анатолий написал, что «.ему не дают из библиотеки книги читать, потому что он потерял одну». Если бы он учился дома, такая проблема бы не появилась, а в училище ему некому и помочь, он зависит от такой случайности. Матери пытаются воздействовать на сыновей, но расстояние является серьезной помехой. «16.12.44. Добрый день тов. Громаков!...Я сыну послала два письма и телеграмму и в каждом письме ему напоминаю о его успеваемости, что с ним делать уже не придумаю, но не теряю надежду на то, что он все таки подтянется и поймет, что это все нужно ему, а не мне и не Вам». Но очень часто их единственной надеждой остается офицер - воспитатель. Они обращаются к нему с просьбами воздействовать на воспитанников, помочь им. « Тов. Громаков!...Очень вас прошу помогите ему исправить эту отметку. Докажите ему, что он должен в свободное время заниматься над этим предметом со всей серьезностью и внимательностью...я надеюсь, что с вашей помощью он добьется хороших результатов». В таких строчках ощущается какая-то растерянность от собственного бессилия что-либо изменить, самим повлиять на детей. Многие пишут, что хотели бы приехать, но не могут из-за того, что не отпускают на роботе или нет денег. «27.12.43. ...Сейчас быть я никак не смогу, во - первых поездка очень и очень тяжелая, нужно сидеть на вокзалах по 2-3 дня, чтобы сесть на поезд, во-вторых: сейчас очень холодно, а ведь валенок у меня нет, в третьих сейчас меня не могут отпустить из завода, так как много работы». В наши дни до Ворошиловграда и
обратно можно съездить за один день на автобусе, а в 43 - м на такую поездку уходило 10
дней. Но даже если разрешение с работы получено, для поездки могли возникнуть новые
препятствия. « 28.02.45. Я должна была выехать в Новочеркасск, меня отпустила с
работы на 10 дней, но пропуска добиться не могла», - сообщает Юдина З.Д., мать
суворовца Юдина Анатолия. Но в апреле она решилась на поездку чтобы лично сообщить
сыну тяжелую весть о гибели отца. « Совсем недавно я узнала из письма незнакомой
гражданки к родным моего мужа, о том что он...был зверски убит в Керчи немцами во
время временной оккупации ими Крыма. Это горе никогда не забываемое. Очень
мучительное ».
Однако, встреча с сыном была очень короткой, так долго не видеть его и
встретиться всего на 2 часа! Можно представить, как обидно было и матери и сыну, о чем
можно успеть поговорить за 2 часа. « 16.04.45. С большим трудом добралась до дома;
никогда не думала, что трудно так будет ехать. Такие мучения а Толю видела меньше 2-
х часов в тот день, когда я была у Вас. В Ростове мне пришлось быть более 2-х суток, не
могла сесть на скорый поезд Москва- Тбилисси...Сильно похудела за дорогу. Опоздала на
работу на 6 дней...».
Но подобные поездки были очень редки, единственной связующей
нитью остаются письма, а именно они приходили от мальчиков очень редко. Все матери
волнуются, не получая писем от сыновей. Порой, читая, я замечаю, что адресаты далеко
не благополучные семьи и большинство, скорее всего не отвечают именно поэтому.
Матери переживают. Но почему остаются сердца сыновей каменными? Ответ прост...
обиды на жизнь, матерей. Да, но жизнь сложилась именно так. Надо учиться, но почему
именно при таких условиях. Отсутствие родительского тепла ожесточило детские сердца.
Неужели не могло быть лучше, но, увы, не могло, война определила их жизнь. Иногда
Самуилу Дмитриевичу приходилось даже приказывать своим воспитанникам написать
домой.= "

Как сами мальчики воспринимали свои неудачи в учебе? Мама Пенькова Юрия в письме к Самуилу Дмитриевичу приводит строчки из письма сына: « Завтра Новый год, у нас елка, ну а мне не до елки, ребята веселятся, а мне обидно». Его мать живет рядом в Ростове, но почему-то не может приехать к сыну. Она поручает узнать о нем «прокурору тов.Новечкову» и приводит для ответа не домашний адрес, а рабочий: Ростов-Дон. Облпрокуратура. Видимо считает, что так больше воздействует. Ну а остальным матерям приходилось надеяться только на офицера-воспитателя.: «17.01.45. Прошу вас, Самуил Дмитриевич. Очень прошу и умоляю написать хотя бы пару слов...,а так же заставить моего сына не забывать его матери. Виноградова Елена.» Иногда матери даже надеются , что он сможет заменить мальчикам погибших отцов: « 29.07.44. Я васпросила и снова

прошу заменить сыну моему погибшего отца, быть ему другом, воспитателем и быть может придется порой приласкать его..». Может в этом стремлении как-то восполнить сыновьям потерю отцов и кроется еще одна причина, заставившая матерей отправить их в училище. Во всяком случае разлука тяжела для всех .

Еще несколько интересных моментов я заметила в письмах к Самуилу Дмитриевичу. Его однополчанин Калашников Иван Павлович пишет с фронта: « 5.03.44. Рад получить от тебя известие, а так лее рад за то, что ты сейчас нашел свое место...Я сейчас в матушке пехоте. На такой же работе, только рангом выше, чем был в бригаде. Если бы ты знал как мне приелась моя работа, забежал бы к черту от нее. Какой-то стал « псих», вчера поругался с начальником, жду внушения». Война стала восприниматься как «работа», от которой невозможно отказаться. А вот из письма к нему племянника Алексея, находившегося в запасном артиллерийском полку в Саратове можно узнать подробности жизни молодых солдат. « 23.11.43. Мне не скучно, хорошо весело. Питание тоже ничего» . «8.01.44. Успехи мои хорошие. Изучаем ввереную нам технику...Питание хорошее хлеба дают по 700 гр, сахар 125 гр. на пять дней, кормят 3 раза в день, рыба по 1 кг. на 5 дней и мясо по 50 гр на обед». В последнем письме он приводит такие подробности: «15.01.44. Здесь кроме театров ничего особенного не имеется, а насчет баб приходится воздерживаться, т.к. многим нашим товарищам приходится посещать поликлиники...Вообще у нас отпускают только по блату..». Судя по этим строкам понятие «блат» существовало в армии и во время войны.

=

История 2 . Жизнь в Николо-Березовском.

Больше всего меня затронули письма из Николо-Березовки, небольшой деревни в Милютинском районе Ростовской области. Это переписка сестры Марты с братом Самуилом Дмитриевичем. Она воспитывает сына Симы Шурика, так как его мать погибла во время бомбежки. Марта молодая женщина, учительница, обучающая детей в школе, пишет письма моему прадеду, по ним слагается рассказ о жизни и Шурика и Марты, потому я не могу их разделить.

«22.11.44. Шурик чуть свет ушел в школу. Он ходит в первую смену Рад зиме. Не хочет сидеть в комнате. Обещал сам написать тебе письмо. Говорит, опишу все, и то что дедушка сапоги мне делает, и то что уже папкины подштанники ношу(!) Бабушка отрезала низ, а остальное пришлось. Вечером он быстро снимает верхнее обмундирование, а утром долго не одевается, что бы сильнее возбуждать у нас зависть, что он в папкиных штанах и что он уже взрослый, ходит в школу и вместо трусов у него подштанники. Ты бы посмотрел на него...это одна умора, смех. А эти штаны о них только и разговор: « Вот у меня папкины, а у вас нету, а у меня... Мой папка, а я папкин.».

За этой смешной ситуацией кроется больше, чем просто желание ребенка стать взрослее. Во время войны Шурик сначала потерял маму, затем оказался разлученным с отцом. И Марта, и дедушка с бабушкой его очень любят, балуют, но ребенку нужно почувствовать любовь отца, почувствовать, что он не бросил его, тем более, что старший брат Шурика Анатолий находится рядом с отцом, в Суворовском училище. Потому он так настойчиво показывает всем, и самому себе, что он-папкин. Но ведь положение Шурика было намного лучше, чем тысяч других детей, ставших сиротами на войне, пережившим ее ужасы, что же тогда творились в их душах, какие трагедии они переживали?

На следующий день в Николо-Березовск приходит небольшая посылка. В ней были всего лишь тетрадки и альбом, но для Шурика это настоящие сокровища. « Шурик прыгает, рад....тебя обнимает и целует. Обнаружили альбом. Для Шурика это событие. Было три тетради и два пера и много промокательной бумаги. Теперь мы заживем». Как немного нужно было для счастья ребенку в военное время! Как не хватает им чувства защищенности, любви, маленьких радостей. Наверно потому каждый такой подарок был так важен, и не только в материальном плане, но и душевном.

Судя по письмам, видно, с каким теплом Марта относится к ребенку, заботится о нем и Шурик для нее отрада, и насколько ей честной доброй, возвышенной женщине трудно живется. Ее брат единственный человек, с которым она может поделиться своими переживаниями. «22.11.44. Сейчас я сама учитель и воспитатель. У меня два класса 2 и 4. Условия исключительно скверные. Но ничего не поделаешь. Преодолеваю. День «плохо», день хорошо, так и тяну лямку». Марта не хотела быть учителем, она вынуждена была пойти на работу чтобы помочь родителям, чтобы заработать денег. При этом она все время отказывается от помощи брата, хотя воспитывает его младшего сына « А денег не присылай, я же получаю зарплату. Тебе деньги самому нужны». Не всегда легко ей было и родителями, они очень гордились сыном, и, я думаю, недооценивали дочь, ее труд. Марта описывает одну ситуацию: «Обнаружили майскую газету «Молот». Там статья Гостева «Будущие офицеры». Читала своим старикам, рады .- а об Марфе нигде ничего не пишут - сказала мама. Ну и все остальное в таком же духе». Мне кажется обидным такое отношение, ведь Марты взяла на себя воспитание Шурика, помогала родителям, а они не ценят это.

Марта пытается заменить племянникам погибшую мать. Она переживает из-за учебы Толика в училище. Ее очень затронуло то, что он получает двойки. Марта пытается воздействовать на племянника через письма. « Топику, моему дорогому племяннику надо поднатужиться, и сказать самому себе: « Я не хуже того барбоса,(что его кровать рядом, запамятовала фамилию дружка) и что я догоню его в учебе, м что если я возьмусь за ум, так все пойдет на улучшение». Так скажи сам себе Толик и будь внимательнее на уроках...Трудолюбивый человек достоин уважения, а лентяй презрения.. Смотри, Толик, каждая твоя двойка - это мне огорчение». В подобном обращении нет ничего удивительного, мы видели, что многие матери суворовцев только так могли воздействовать на детей. Удивительна приписка, которую Марта сделала на полях письма: « Сима, ты пронаблюдай за Топей, почему он плохо учится. Проверь его душевное состояние, не плачет ли он, пронаблюдай ночью у постели. Если на него сильно влияет укоризна, не читай мое обращение к нему». Далеко не всякая мать в те годы была так внимательна к душевному состоянию ребенка, а Марта понимает, что Толик и так переживает, беспокоится о том, чтобы его сильно не обидеть. Может дело в том, что она сама страдает, плохо себя чувствует в Николо-Березовском, потому и понимает страдания другого.

Летние каникулы, кратковременный приезд брата с племянником лишь на время развеяли грустные мысли, они уехали, и все вернулось на старые места. Впереди зима, нелюбимая работа, причем неприятные ощущения у Марты вызывает не сама работа с детьми, а те.условия, в которые поставлен сельский учитель. 29 августа 1944год. «...мои дела таковы: наследующий день отправилась на конференцию. Прослушала доклад о международном положении, затем провели с нами некоторую секционную работу, и...я осталась очень не удовлетворенной и даже хуже - недовольной. Ты поверишь, весь коллектив их манеры дикарей - (особенно когда распределяли учебные пособия по школам), меня заставили широко раскрыть глаза от удивления и... мне сделалось тошно. Веришь мне?- дала бы лучше отрубить палец, чем чувствовать, что с того дня, и я стала овцой, тупицей, мелким склочником и проч. Но сожалеть уже поздно, т.к. и я помазана тем же «муром». На конференции она встречает своих подруг, и очень едко о них отзывается. «На конференции видела Тосю Кучмину, Марию Парфенову, Татьяну Морозову. Показала твою фотографию, где с Лялькой и Толиком ты. Они рады, хохочут, друг у друга вырывают смотреть. Ну не узнать их - позакутаны в платки, худые, злые...все они учителишки, у каждой куча детей, и забот. Вобщем и они стали серой массой».

Рассматривая письма, я обнаруживаю рядом с адресами штампы «проверено» или «проверено цензурой». В таком случае то, что пишет Марта это по меньше мере смелость или просто крик души. Меня удивляет ее позиция в жизни. Окружение людей, которым она не доверяет, которым не может раскрыть все «карты» на ты.

А вот еще несколько строк из письма, на которых остановилось мое внимание. Я замечаю, как меняется настроение Марты, когда она говорит о Шурике.

« Шурик зовет меня «учиха». Это он по - своему. Очень желает ходить в школу. Рад что дорос до этого. Букварь берет не прежде, чем помоет руки. На крышке букваря нарисован мальчик, идущий в школу и еще две девочки. - Это, говорит я, а то две куклятницы (II) Вот какой он у нас. Но жаль букварей по одному на трех, а тетрадей совсем нет. Сейчас пришла, хочу отдыхать, а Шурик дергает меня - Дайте другие книжки, хочу смотреть картинки, я не попачкаю, не бойтесь. Веселый парень, что надо». Несмотря на войну, дети продолжают играть, и Шурик воспринимает девочек именно играющими в куклы, даже название им придумал « куклятницы». Удивительно и отношение его к книге. Уважение к ней, понимание ее ценности, необходимости беречь ( нельзя брать грязными руками!) нами сейчас утеряно.

Следующее письмо Марты затронуло меня до глубины души и поэтому не могу удержаться, чтобы не привести его почти полностью:

« 4. 09.44.Веду два класса второй и четвертый. Кроме этого по школе веду военно-физ. подготовку. И вдобавок ко всем бедам буду учиться заочно в пед. институте. Проклинаю тот день, когда был создан мой мир. Нет ни одного учебника, нет методики, и в глаза ее никогда не видела, бумаги нет, дети пишут на газетах, да и сама тоже,..просто отчаиваюсь. Просила в Районо, чтоб хоть один класс хоть дали так нет, мол не полная нагрузка. Очень жалею что пошла в школу. При первом случае же ушла бы, но вот беда нет его. Уж думаю - не уехать ли мне в Джубгу. Лучше с голоду умереть, чем ждать, когда в тебя каждый будет пальцем тыкать.

Работаю и целый день, и ночь готовлюсь, готовлюсь. А планов сколько, а писанины. Потом ведь четвертый класс выпускной готовить к экзаменам. Ну, а учебников нет ни у детей, ни у меня, и на мои просьбы Рано руками лишь разводят. Думала купить в Морозовске, ну нет на базаре учебников для четвертых классов. Неужели Сима так и делают в Роно ? никакой помощи учителю. Представь - никакого пособия, ни доски, ни карты. Приезжал инспектор Березенко, стала ему говорить, а он ответил, что это не его дело он должен только поприсутствовать на уроке и сделать вывод...Поехать самой в Милютинскую нельзя классы оставить, а на письма не дают ответов. Что сделать, как быть может посоветуешь. Как их надо просить, куда писать. Даже программы не было... Заведующая школой, эвакуированная тетка, которая ради меня не хочет портить отношения с Роно... Прямо какие-то дебри здесь. Где ни кинь, без взятки и не глядят так рты и раскрыты. Вот так мне здесь хорошо, что уж лучше и быть нельзя».

Марта пишет письма брату в Суворовское училище, не- на фронт. Потому она откровенно описывает то, что наболело на душе, ничего не скрывая, не приукрашая. Этим отличаются ее письма от тех, что приходили на фронт. Кроме того, она хочет подтолкнуть его к принятию решения о покупке дома и переезде в другую деревню, поближе к железной дороге и к нему. Ей кажется, что тогда её жизнь изменится в лучшую сторону. Если бы она была учителем по призванию, то, может быть, стерпела бы все те трудности. Но она вынуждена была пойти работать в школу, война не дает возможности изменить жизнь, не оставляет право выбора. Все это осложняется отсутствием не только книг, тетрадей, методик (это можно перетерпеть), но и полным безразличием начальства к проблемам школы, отсутствием не только помощи, но и желания помочь. А вот выводы сделать они готовы. Раньше считалось, что учитель в деревне был уважаемым человекам, с ним считались, к его мнению прислушивались. Судя по проблемам, стоящим перед Мартой, требования к учителю предъявляли, а обеспечения для их выполнения не было, и с не еще и вымогали взятки, чтобы она могла нормально учить детей. Сейчас можно часто услышать, что , при Сталине был порядок, но, судя по письму Марты, и тогда взятки вымогали и охотно принимали.

Марта почти не пишет о материальных трудностях, хотя и они были, она испытывает унижение от такого отношения в школе и Районе, она страдает оттого, что война разрушила её планы на будущее. «9.05.45. Война разрушила планы жизни, надежды на хорошую жизнь пришлось на время войны отложить». Эта оценка войны дана в письме к прадеду его товарища Александра в День Победы. Мы знаем о гибели людей, о разрушениях, о других потерях, а что мы знаем о душевных страданиях, о разрушенных надеждах, о несбывшихся мечтах? Марта не может смириться с той жизнью, что определила ей война. Ее единственная отрада - Шурик.

Любопытно, что зимы в наших краях стояли морозные. В= письме от 18 декабря 1944 года Марта пишет:

« 18.12.44.Зима у нас лютая. Иногда Шурика оставляю дома. Сегодня он сказал: «Я дежурный в классе и еще холодней будет, надо привыкать!» Одела, как медвежонок пошел. Твоему письму рад. А на фото посмотрел, потом спросил: «На кого готовит папка ребят, на щикатуров? Что они все морды забелили?!» Смеется. На льду с мальчишками любит кататься». Новый год несет новые надежды. И главная -окончание войны. « Мы готовимся к Новому году. Вы как почетные члены у нас за столом тоже будете присутствовать. Заранее посылаем пожелания ? будьте *Г~* счастливы и здоровы, в делах имейте преуспеяние. В Новом году желаем видеть вас в своем доме гостями и больше уж никогда не говорить о войне»

Приход весны в деревне отмечается своими особыми признаками. В городе человек не может заметить такие особенности как:

«Чернеет одна полоса за другой. Гудят трактора. Снег сошел, и у нас в саду образовалось целое озеро. Плавают утки целыми стаями...

Шурик писал письмо и телеграмму Толику, _да разлилась река и снесла мост. Нет
сообщения с Николовкой уже 15 дней».

У нас не сохранилось ни одного письма Шурика к отцу и брату. Марта часто упоминает, о том, что он пишет письма, но не отправляет. « 17.06.45. Шурик написал вам писем шесть и ни одно не отослал. Обнаружил ошибки, рассердился на свою безграмотность, убежал на речку. Такой непоседа, не удержишь его дома. Говорит, что Толик наш наверно стал « Генерал Топтыгин». Завидует ему».

Марта чувствует себя в этом глухом забытом богом месте как в заточении и в каждом письме просит брата подыскать продажный дом поближе к железной дороге, Новочеркасску, к колхозам, где есть выпасы для скота сады, чтобы можно было иметь подсобное хозяйство.

"Мне здесь просто жаль отца и перед тем унижайся, и перед другим: одному сшил сапоги бесплатно, и другому, и третьему, и работает как вол, а все равно продолжает его доить как корову"

Жизнь сельского учителя, как и крестьянина, зависела от земли, от урожая.

"Сад наш начинает высыхать, половина усадьбы залито водой. Садить огород негде. Земле больше нигде не дают, так как числится за нами целый га земли.

Говорила отцу, откажись от этого пустыря. Жалко растет несколько верб. Корова принесла телочку. Будет тебе корова, когда вырастет "

Примечательно письмо, датированное 10 мая 1945года. Радость Победы была столь велика, что заставила, хотя бы на время, забыть о тех проблемах, что терзают Марту. « Родные наши Сима и Толик!

Поздравляю Вас и Ваших боевых товарищей с великим долгожданным днем... Днем Победы. Над фашизмом, над немецкими захватчиками! Слов нет для выражения чувств радости. Пусть будет стерт с яйца земли фашизм! Слава нашей любимой Красной Армии и Военно-Морскому флоту! Слава победителям/ Слава нашему Верховному главнокомандующему!

Газетные политизированные штампы звучат искренне из уст человека, которого непосредственно коснулось горе и несчастье от этой войны.

"Дорогой Сима, я считала, что живу в захолустье, но нет, совсем нет. События происшедшие в три часа девятого мая в городе Берлине были нам известны в 5 часов утра девятого мая. Люди в восторге обнимали друг друга, плакали от радости.

Дорогие наши, за семейным столом мы вспоминали вас. Шурик говорит пусть папка наш, и все чужие папки придут дома кушать яблоки.

А мне это долго - пусть придут, когда яблоки будут в цвету.

У нас весна запоздалая. Все время ветры несут туман с Запада. Деревья еще не цветут."

Читая такие строки, они переносят меня в то далекое время, и я ощущаю себя в том окружении, как будто это было совсем недавно.

Когда-то с родителями я оказалась на старом Новочеркасском кладбище на могилке моего прадеда Самуила Дмитриевича и деда Александра Самуиловича (Шурика) Громаковых. А в уголке - могилка Марты Дмитриевны. Для меня тогда это было мало значащее имя.

И вот теперь по прошествии стольких лет ее жизни, когда уже нет живых свидетелей, я узнала, что это была за женщина! Оказывается, жизнь моего деда Александра была близко связана с ее жизнью. Теперь мне стало ближе и понятнее то далекое время ? военное, о котором из учебников я знала больше о битвах и сражениях.

Теперь я понимаю, что в то грозное время параллельно текла жизнь мирных людей, которые воспитывали детей, встречали весну и собирали урожай, радовались мелочам и грустили.

Я читаю и перечитываю письма, и понимаю, что лучше передать ту атмосферу, чем зачесть их строки, я не смогу.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

15.12 21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
15.12 20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
15.12 20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
15.12 20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
15.12 20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
15.12 19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
15.12 19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
15.12 19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
15.12 19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
15.12 19:03 В Назарете отменили Рождество
15.12 18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
15.12 18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
15.12 18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
15.12 18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
15.12 18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
15.12 18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
15.12 17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
15.12 17:48 ФИФА пригрозила отстранить сборную Испании от ЧМ-2018 из-за действий властей
15.12 17:28 Задержанный в Петербурге планировал взорвать Казанский собор
15.12 17:25 Промпроизводство в РФ в ноябре упало максимальными темпами за 8 лет
15.12 17:01 Турция потребует в ООН отменить решение США по Иерусалиму
15.12 16:43 В посольстве США назвали ложью обвинение во вмешательстве в российскую политику
15.12 16:33 Букингемский дворец назвал дату свадьбы принца Гарри
15.12 16:29 Журналист сообщил о готовности Захарченко внедрить на Украину 3 тысячи партизан
15.12 16:14 МИД Украины опроверг ведение переговоров об экстрадиции Саакашвили
15.12 16:08 Страны ЕС согласились начать вторую фазу переговоров по выходу Великобритании
15.12 15:49 Дипломатов из США не пустят наблюдать за российскими выборами
15.12 15:47 Глава ЦИК назвала стоимость информирования избирателей о выборах
15.12 15:36 Гафт перенес операцию из-за проблем с рукой
15.12 15:21 В Кремле посчитали недоказанными обвинения в адрес Керимова во Франции
15.12 14:55 ФСБ задержала в Петербурге планировавших теракты исламистов
15.12 14:33 Сенаторы одобрили закон о штрафах за анонимность в мессенджерах
15.12 14:15 В Кремле признали нежелание Путина упоминать фамилию Навального
15.12 14:02 Дума отказалась ограничить доступ к сведениям о закупках госкомпаний
15.12 13:59 Минфин пообещал не допустить «эффект домино» из-за Промсвязьбанка
15.12 13:52 Алексей Улюкаев приговорен к восьми годам строгого режима
15.12 13:39 Госдума разрешила внеплановые проверки бизнеса по жалобам сотрудников или СМИ
15.12 13:36 ЦБ снизил ключевую ставку
15.12 13:24 Ученые заглянули в глаз трилобита
15.12 13:23 Власти Москвы отказали Илье Яшину в проведении акции 24 декабря
15.12 13:19 Индекс потребительских настроений по всей России вышел в «зеленую зону»
15.12 13:08 Прокуратура назвала самое коррумпированное подразделение силовиков
15.12 13:00 Лавров заявил о вмешательстве США в выборы в России
15.12 12:47 Совет Федерации подключился к поиску источника вони в Москве
15.12 12:40 Минтранс анонсировал возобновление рейсов в Каир в феврале
15.12 12:25 Дед Мороз заявил об отказе от пенсии
15.12 12:20 Дума приняла закон об индексации пенсий в 2018 году
15.12 12:07 Антитела к вирусу лихорадки Эбола вырабатываются через сорок лет после болезни
15.12 12:01 ЦИК снова пересчитал желающих баллотироваться в президенты
15.12 11:41 Улюкаев признан виновным в получении взятки
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.