Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
17 декабря 2017, воскресенье, 14:47
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

29 июля 2003, 17:22

Трансформация образа врага в советских хроникальных кинофотодокументах июня-декабря 1941 года

Начиная с лета 1939 г. Германия перестала рассматриваться официальной советской пропагандой в качестве потенциального противника. Выступая 31 августа 1939 г. на внеочередной четвертой сессии Верховного Совета СССР, Председатель Совета Народных Комиссаров СССР В.М. Молотов заявил: «-Советско-германский договор о ненападении кладет конец вражде между Германией и СССР, а это в интересах обеих стран. Различие в мировоззрениях и в политических системах не должно и не может быть препятствием для устроения хороших политических отношений между обоими государствами- Только враги Германии и СССР могут стремиться к созданию и раздуванию вражды между народами этих стран»(1).

Установки на поддержание мирных отношений, прозвучавшие в данном заявлении, продолжали определять характер официальных отношений между двумя странами вплоть до нападения Германии на СССР 22 июня 1941 г. Последний раз правительство СССР декларировало свою приверженность духу и букве советско-германских соглашений 1939 года в заявлении ТАСС, прозвучавшем по радио 13 июня 1941 г, т.е. за неделю до вторжения Вермахта на территорию СССР(2).

Таким образом, в предвоенные годы германский нацизм практически не рассматривался официальными средствами советской массовой информации и пропаганды (в том числе кинематографом и фоторепортажами) в качестве врага. Напротив, даже те негативные тона, в которых начиная с 1920-х гг. описывалась жизнь фашистской Италии, а позднее и нацистской Германии, в этот период были резко смягчены и заменены на более дружелюбные(3). В конце 1930-х v начале 1940-х гг. главными врагами Советского Союза внутри страны оставались так называемые «троцкисты», а на международной арене v «белофинны», «белополяки» и «японские милитаристы», поддерживаемые и «подстрекаемые» «западными империалистами».

Ситуация резко изменилась сразу после начала Великой Отечественной войны. 22 июня 1941 г., выступая по радио от имени советского правительства, народный комиссар иностранных дел В.М. Молотов назвал агрессию Германии против Советского Союза «беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством» и «разбойным нападением», а противника v «зазнавшимся врагом». При этом в заявлении подчеркивалось, что «эта война навязана нам не немецким народом, не немецкими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы»(4). Далее звучал призыв к советскому народу подняться на Отечественную войну по примеру войны с Наполеоном(5).

Чрезвычайно важно отметить, что в данном заявлении врагом была объявлена не Германия и не немецкий народ, а «клика кровожадных фашистских правителей». Подобная риторика входила в явное противоречие с призывами к развертыванию всенародной Отечественной войны, единственной целью которой, согласно тексту заявления, была победа над «зазнавшимся Гитлером». Однако именно эта риторика во многом определила тот образ врага, который должен был предстать перед зрителями на экранах советских кинотеатров и на страницах газет.

Говоря о репрезентации врага, в данном случае мы имеем в виду репрезентацию солдата Вермахта, сражающегося против Красной Армии непосредственно на советской территории, так как хроникальные по своей природе кинофотодокументы не могли в тот период запечатлеть работу военной промышленности в тылу нацистской Германии или деятельность гитлеровского руководства. Из этого следует, что главный и самый страшный враг остался за кадром, а показать лицо нацизма возможно было только с помощью образов людей, не являвшихся врагами по своей сути.

Поэтому враг на начальном этапе войны не мог быть представлен в образе жестокого, кровожадного и коварного оккупанта, борьба с которым требует напряжения всех сил страны. И поэтому же, очевидно, не случаен тот факт, что к числу первых снимков, сделанных непосредственно во время Великой Отечественной войны и повествующих о ней, можно отнести фотографию, опубликованную 27 июня всеми центральными газетами Советского Союза. Она была сделана фотокорреспондентом В. А. Теминым и на ней изображен немецкий солдат-перебежчик Альфред Лискофф. Являясь солдатом саперного подразделения, направленного немецким командованием для проделывания проходов в проволочных заграждениях на советско-германской границе, 21 июня в 23 часа 00 минут (т.е. за 5 часов до нападения Германии на СССР) он перешел границу и сообщил советской стороне о намерениях Вермахта. Позже этот человек написал антивоенное обращение к немецким солдатам, которое и было опубликовано вместе с его фотографией.

В это время практически полностью отсутствуют фотоснимки, фиксировавшие собственно боевые действия. Их место в печати занимают фотографии типа: «Сбитый немецкий самолет» (Л. Великжанина)(6), «Четверка немецких летчиков-перебежчиков с Ю-88» (автор в газете не указан)(7) и т.д.

Подобные тенденции преобладали и в кинопериодике. Так, в двадцати двух номерах «Союзкиножурнала» (СКЖ) (» 63?84)(8), вышедших на экраны страны с 8 июля по 31 августа 1941 г., показано 12 штук одних только сбитых немецких самолетов и ни одного сбитого или даже поврежденного советского. И это в то время, когда советская авиация была на грани исчезновения и несла самые страшные потери в своей истории. Интересно отметить, что из двадцати двух упомянутых номеров СКЖ три были полностью посвящены тылу (» 64, 65, 69)(9), а один номер был сдвоенным (» 66/67)(10). Т.е. в восемнадцати фронтовых сюжетах было показано двенадцать уничтоженных вражеских самолетов, и это уже не говоря о сожженных танках, захваченных трофеях, пленных и т.д.

Таким образом, в первые недели войны для изображения врага в советских кинофотодокументах использовались два основных визуальных образа: пленный немецкий солдат и разбитая техника Вермахта (чаще самолеты), на фоне которой обычно позировали жизнерадостные красноармейцы, олицетворявшие победоносную Красную Армию.

Необходимо подчеркнуть, что подобный характер репрезентации врага отвечал ожиданиям значительной части граждан Советского Союза того времени и способствовал восприятию ими нового действующего лица (германского нацизма) в привычном образе «побеждаемого врага». Дело в том, что сравнительно легкие победы, одержанные Красной Армией в конце 1930-х v начале 1940-х гг. на Хасане, Халхин-Голе, в Польше, Прибалтике и Бессарабии, а так же кровопролитная, но представлявшаяся победоносной Советско-финская война сформировали в стране военную эйфорию и легкое, романтическое отношение к войне. Фотографии разрушенных финских укреплений на линии Маннергейма»(11) и захваченных на Дальнем Востоке японских трофеев и пленных(12) служили наглядным подтверждением тезиса о том, что Красная Армия выиграет любую войну «малой кровью и на чужой территории». «Военнослужащие не без энтузиазма заявляли о своей готовности выступить на освобождение "трудящихся любого государства, которые хотят мирной жизни" и о своем желании "оказать братскую помощь зарубежным братьям"»(13). Июнь 1941 г. был встречен Красной Армией и советским обществом с теми же представлениями о войне и о враге, которые были сформированы в предыдущий период. В СССР (особенно среди молодежи) были очень сильны патриотические и даже милитаристские настроения. Поэтому достаточно было экстраполировать образ врага, сложившийся в предвоенный период в отношении «польских панов», «белофиннов» и буржуазных правительств Прибалтики на фашистскую Германию, и, по мнению советского руководства, задача мобилизации страны могла считаться решенной.

Инерция использования предвоенных стереотипов при формировании образа врага была настолько велика, что даже после тяжелейших поражений летних месяцев 1941 г., когда Красная Армия теряла в гигантских котлах сотни тысяч своих бойцов убитыми, раненными и пленными, зрителям продолжали демонстрироваться кадры, изображавшие картину жестокого разгрома Вермахта и его союзников.

В качестве примера можно привести кинофильм «Военнопленные»(14) оператором, режиссером и сценаристом которого являлся Р. Гиков. Разрешительное удостоверение на показ этого фильма «во всякой аудитории» было выписано 2 сентября 1941 г. Из этого следует, что его съемки были завершены не позднее августа месяца. Из истории мы знаем, что в конце августа v начале сентября 1941 г. шли очень тяжелые и упорные бои за Киев. Под угрозой окружения в это время находилось более шестисот пятидесяти тысяч советских солдат и офицеров, а еще за два месяца до этих событий на Западном фронте в плен попало около полумиллиона наших воинов. Вполне логично было бы предположить, что фильм под названием «Военнопленные» должен быть посвящен их судьбе. Однако в действительности он рассказывает о пленных солдатах противника.

Кинофильм начинается со сцены построения и поверки в лагере военнопленных. На плацу стоит несколько сотен немецких, финских и румынских солдат. Эти кадры сопровождает надпись в титрах: «Это стало обычным явлением в прифронтовых районах». При этом на крупных планах изображены солдаты в немецкой и румынской форме, а на общих в колоннах среди военных можно заметить людей в штатском. Из чего можно сделать вывод либо о том, что вместе с настоящими военнопленными, захваченными на поле боя, так же содержались и гражданские лица, задержанные по подозрению в измене, диверсионной деятельности и шпионаже (что нередко случалось в начале войны), либо о том, что Р. Гикову для демонстрации больших масс пленных просто не хватило реальных немцев, и он воспользовался услугами массовки, чтобы «организовать» этот факт.

Пленные проходят колоннами перед камерой, диктор перечисляет названия элитных частей вражеской армии, представители которых особенно активно сдаются в плен, среди них v Королевская лейб-гвардия Румынии? Очевидно, упоминание подобных частей должно было вселить в советских воинов и мирных граждан уверенность в том, что даже цвет вражеской армии уже наголову разбит и практически не способен сопротивляться, что победа близка и разгром противника неизбежен. Далее диктор рассказывает о том, что пленных разных национальностей приходиться содержать отдельно друг от друга, так как даже в плену союзники не ладят между собой и презирают друг друга. В закадровом тексте звучат слова: «Страх перед немецкими господами и их лакеями гонит еще на фронт румын и финнов, но здесь, в плену, пропадает боязнь. Обманутые румынские и финские солдаты проклинают Гитлера и его свору». Подобное утверждение, конечно же, указывает зрителю на то, что блок фашистских государств неминуемо развалится в ближайшее время и Вермахт, оставшись без финских, итальянских, румынских союзников, будет вынужден отступить под ударами Красной Армии.

Завершается кинофильм сценой, в которой немецкие солдаты 185-го полка пишут воззвание к своим товарищам с призывом сдаваться в плен: «Во второй половине июля месяца нас впервые бросили на передовые позиции, там мы могли убедиться в том, как красноармейцы умеют бороться. Наша рота была окружена, и мы считали самым правильным спасти нашу жизнь и сдаться в плен».

Как уже отмечалось, фильм начинается с надписи, указывающей на то, что действие происходит в «прифронтовом районе». Однако в последствии выясняется, что в одном лагере в месте с немецкими солдатами содержаться так же румыны и финны. Как известно, финские войска сражались с Красной Армией в Заполярье и на Северо-Западном фронте, а румынские v на Южном и Юго-Западном. Таким образом, встретиться в одном лагере эти пленные моги только в глубоком тылу Советского Союза, будучи перевезенными уже за несколько сотен километров от прифронтовых районов. Об этом же свидетельствуют и кадры, запечатлевшие выгрузку пленных из железнодорожных вагонов после одной из перевозок, и внушительный, фундаментальный вид лагерных строений, которые было бы очень сложно и к тому же не нужно возводить вблизи от быстро меняющейся линии фронта. Еще одним свидетельством того, что события фильма развивались далеко от советско-германского фронта, может служить тот факт, что в нем нет ни одного кадра, запечатлевшего сдачу неприятельских солдат в плен или допрос только что плененных врагов. Из всего этого можно сделать вывод о том, что Р. Гиков проводил съемки не в частях действующей армии, а на одном из тыловых сборных пунктов военнопленных. Вероятно, на то были объективные причины, основной из которых являлось отсутствие в то время в отдельных частях и подразделениях Красной Армии такого количества пленных, которое могло бы убедить зрителей в том, что армии фашистских стран разваливаются на глазах и близки к катастрофе.

Здесь мы видим, что образ вражеского солдата, созданный советской кино- и фотодокументалистикой с помощью перебежчика А. Лискоффа в июне 1941 г. продолжал активно использоваться советской пропагандой в различных вариациях достаточно длительное время. Этот образ формировал представление о германских солдатах как о слабых, безвольных, глупых и самовлюбленных людях, которые в массе своей не хотят и боятся воевать, и мечтают лишь о том, как бы поскорее сдаться в плен Красной Армии.

Однако события первых недель Великой Отечественно войны показали, что для того, чтобы поднять людей на борьбу с врагом, мало показать им уже достигнутые успехи. Так можно только усыпить любые опасения. Поэтому нужно было еще вызвать ненависть к врагу, желание не просто победить, а лично взяться за оружие и стоять на смерть. А такого эффекта можно достичь, лишь показав дикость и беспощадность врага, его зверства, не вызвав, при этом, панического страха перед ним. Этого можно было добиться, дозируя информацию о своих победах и вандализме противника, представляя ее в нужных пропорциях. Таким образом и действовали советские органы пропаганды.

В первые же недели войны на страницах газет появились снимки жертв фашистского вторжения. В газете «Правда» возникла регулярная рубрика «По следам фашистских людоедов». 11 июля читатели впервые увидели на страницах газеты снятых В. Теминым колхозников, угоняющих скот из занимаемых фашистами районов(15). Через две недели появился снимок без указания автора: «Советские дети, погибшие от налета немецкой авиации на псковском шоссе»(16). 12 августа был опубликован снимок М. Ананьина «Убитые в городе Острове после пыток красноармейцы и железнодорожник»(17). Подобные снимки можно встретить в «Правде» от 15 и 22 августа, 6, 13, 25 сентября и во многих других номерах. При этом легко заметить, что со временем они появлялись все чаще.

Интересно, что непосредственно в указанных кадрах «вражеские» солдаты зафиксированы не были. Тем не менее враг присутствовал в них имплицитно, в качестве означаемого, означающим для которого стали следы его злодеяний.

Одним из первых кинодокументов, запечатлевших «новый» образ врага можно считать снятые А.Г. Щекутьевым на Юго-Западном фронте в августе 1941 г. виды разрушенного безлюдного города (к сожалению, пока не удалось более точно атрибутировать этот фрагмент сюжета кинолетописи)(18).

Но все же в первые месяцы войны подобные документы были крайней редкостью. Даже эвакуация промышленных и сельскохозяйственных предприятий Советского Союза, которая лишь косвенно свидетельствовала о поражениях и отступлении Красной Армии, в начале Отечественной войны почти не нашла отражения в кинофотодокументах. В Российском государственном архиве кинофотодокументов (РГАКФД) за июнь?август 1941 г. был обнаружен только один такой снимок. Это v фотография Г.А. Зельмы «Эвакуация колхозов»(19), датированная в каталоге 23-м июня.

Новое в характере изображения войны стало появляться, когда линия фронта начала приближаться к крупнейшим городам страны, и население этих городов вышло на их защиту. Когда войной были затронуты районы, население которых составляло большинство населения СССР v иными словами, когда зритель мог уже не только в кинотеатре, но и воочию увидеть, что из себя представлял враг, и возможности обмануть его были сведены к минимуму.

В разных частях страны этот этап наступил в разное время. Оператор Ленинградской студии кинохроники А. Богоров вспоминал, что в июне-августе, когда город не бомбили, он снимал бодрые, жизнеутверждающие сюжеты: митинги протеста, аэродромы, зенитчиков, сбитые немецкие самолеты(20). Но как только Ленинград был взят в блокаду, и начались систематические налеты на город, тематика сюжетов резко изменилась. А. Богоровым был снят пожар на крупнейшем в городе продовольственном складе имени Бадаева, разрушенном 8 сентября при первой же бомбардировке Ленинграда. Естественно, горожане и без кино знали об этом. А после того, как связь Ленинграда с большой землей была прервана и с каждым днем начали таять шансы на спасение, появился стимул снимать не для информации современников, а для того, чтобы хоть кинопленка смогла показать потомкам преступления фашистов и, возможно, послужить свидетелем обвинения на будущих судебных процессах. Особенно это чувство усилилось в самые тяжелые осенние и зимние месяцы 1941 г. В это время А. Богоров снимал разрушенные дома, госпитали, человеческие жертвы. 25 ноября в одном из гастрономов он снял выдачу блокадной нормы хлеба v 125 грамм на человека. Позднее эти кадры вошли в фильм «Ленинград в борьбе».

В сентябре 1941 г. С. Коган и В.В. Микоша снимали оборону Одессы. Среди прочего были сняты разрушения и баррикады на улицах города, эвакуация советских войск из Одессы(21). 7 сентября в СКЖ » 87(22) появляется репортаж Т.З. Бунимовича и П.Д. Касаткина, большой отрывок в котором посвящен отправке тяжело раненных бойцов в тыл. А через неделю в СКЖ » 89(23) появляется репортаж Р. Кармена и Б. Шера с кадрами сожженной советской деревни. Б. Небылицкий в ноябре снимал оборону Тулы: отряды вооруженных рабочих на улицах города, строительство укреплений, трупы в развалинах домов(24).

В наиболее тяжелые дни обороны Москвы, когда среди местного населения поползли слухи о том, что город сдадут врагу и сопротивление бесполезно, на улицах столицы появились листовки, в которых рассказывалось не о победах Красной Армии, а о зверствах и безжалостности захватчиков (см. Приложение). Очевидно, такие воззвания должны были убедить москвичей в том, что договориться с побеждающим врагом или спастись от него бегством не удастся, и единственная возможность выжить самому и защитить своих близких заключается в том, чтобы победить или погибнуть в бою.

Таким образом, можно предположить, что описываемые нами изменения в характере фронтовых кино- и фотосъемок, происходившие осенью v зимой 1941 г., не носили исключительно стихийного характера, а являлись частью хорошо продуманной и спланированной пропагандистской работы, направленной на поддержание боевого духа у воинов РККА и мирного населения. Интересно, что в критический момент для этих целей начали использоваться приемы, которые считались неприемлемыми в предвоенные годы и в самые первые месяцы войны. В частности, в начале декабря 1941 г. в войска была направлена директива начальника Главного политического управления РККА армейского комиссара первого ранга Л.З. Мехлиса » 278(25), в которой политуправлениям фронтов и политотделам отдельных воинских частей предписывалось временно убрать из подзаголовков всех военных газет (до «Красной Звезды» включительно), а также с боевых знамен лозунг «Пролетарии всех стран соединяйтесь!». По мнению высшего военного руководства Советского Союза, отдельные категории красноармейцев могли неверно интерпретировать этот лозунг в условиях войны с немецко-фашистскими захватчиками. Для внесения полной ясности на освободившемся месте рекомендовалось разместить лозунг «Смерть немецким оккупантам!». В подобных примерах прослеживается трансформация идеалистического интернационализма 1930-х гг. в направлении нового «советского патриотизма», которая во многом была связана с прагматическими соображениями.

Такие кардинальные изменения в риторике политического руководства страны потребовали и новой визуальной репрезентации образа врага. Однако фотокорреспонденты, долгое время ориентировавшиеся на отражение событий лишь в определенном ракурсе, не сразу смогли предоставить такие фотоматериалы с мест боев, которые отвечали бы новым требованиям советской пропаганды и могли бы мобилизовать население страны для продолжения войны в критических условиях осени v зимы 1941 года. По этой причине в тот момент, когда советскому руководству понадобились наглядные свидетельства фашистской жестокости, их не оказалось.

В отчете о работе ТАСС за первое полугодие войны, составленном в феврале 1942 г., отмечается ряд крупных недостатков, выявленных за начальный период войны в работе фронтовых корреспондентов Фотохроники ТАСС. К ним относятся такие характерные особенности снимков, как: портретная статичность с преобладанием групповых съемок участников боев, низкая содержательность, недостаточность отражения боевых операций на разных фронтах, отсутствие оперативности. В отчете указывается, что в тех случаях, когда для печати не хватало снимков корреспондентов Фотохроники или они упускали съемку важных событий, практиковалось использование негативов и позитивов, найденных у убитых и пленных немцев.

Авторы отчета писали: «Немецкие солдаты и особенно офицеры нередко сами фиксировали на пленку фашистские «подвиги» v мародерство, грабежи, издевательства над населением и т.п. Эти кадры были нами с соответствующими текстами даны для опубликования в печати.

Стремясь показать нашим читателям, каков «новый порядок», установленный фашистами в оккупированных странах Европы, Фотохроника ТАСС широко использовала для публикования в печати снимки, рисующие зверства гитлеровцев в Польше, Югославии, Чехословакии и других захваченных ими странах»(26).

Факт использования трофейных фотодокументов вместо отсутствующих своих свидетельствует о том, что уже в конце 1941 г. ограниченность содержания и неполная достоверность советских хроникальных кинофотодокументов, отражавших события, происходившие на фронтах Великой Отечественной войны, стала очевидной не только для руководства страны и специалистов, но и для зрителей и читателей, которых уже не могла убедить подобная подача информации.

Первые победы советских войск, одержанные под Москвой зимой 1941?1942 гг., позволили кинодокументалистам, шедшим вместе с наступающей армией, заглянуть по другую сторону фронта. Они увидели там следы недавнего пребывания немецких войск: разрушения промышленных и жилых зданий, памятников культуры, жертвы среди мирного населения. Бессмысленно было пытаться утаить данные факты от мирного населения, которое видело все своими глазами.

А. Крылов, бывший одним из первых советских операторов, попавших в освобожденную Ельню еще в начале сентября, писал: «Это ярчайший пример хозяйничанья вандалов двадцатого века. Все, что можно было разрушить, v разрушено, все, что можно было испоганить, v испоганено. Даже церкви «новые крестоносцы» превратили в конюшни, не говоря уже о разрушенных школах, больницах, яслях» (27).

Очень сильными по своему эмоциональному заряду были кадры, отснятые О. Кноррингом в декабре 1941 г. в освобожденном музее-усадьбе Л.Н. Толстого «Ясная Поляна». Вид разоренной столовой(28) и «комнаты под сводами»(29), в которой немцы устроили казарму, говорил зрителю о том, что даже величайшие ценности мировой культуры не гарантированы от уничтожения в том случае, если они попадут в руки фашистов.

После освобождения Волоколамска советскими частями, 20 декабря, Р.Б. Халушаков снял митинг горожан у виселицы с казненными патриотами(30). Приблизительно в это же время А. Шайхет снял в Волоколамском районе сожженные фашистскими захватчиками крестьянские дома(31). 29 декабря на экраны страны вышел СКЖ » 114(32), в котором целый сюжет под названием «Не забудем, не простим!» был посвящен зверствам немцев в Ростове-на-Дону. Зрители увидели убитых женщин, детей и красноармейцев, оплакивающих их жителей освобожденного города. Автором репортажа был А.Ю. Левитан. Целая серия снимков, демонстрировавших жестокость врага, была сделана Б. Вдовенко в освобожденном Калинине 17 декабря 1941 года. К их числу относятся фотодокументы, запечатлевшие «Труп женщины на льду реки Волги, которая была заморожена гитлеровцами»(33), «Мост через Волгу в Калинине, взорванный немцами при отступлении»(34), «Больница в Калинине, сожженная гитлеровцами при отступлении»(35), «Разоренное помещение городской библиотеки в Калинине»(36) и др.

Еще до войны многие люди отлично понимали, что агитация и пропаганда не могут быть эффективными, если они сосредотачивают свое внимание лишь на демонстрации побед и успехов. Что кадры, достоверно отражающие тяготы войны, все то напряжение физических и духовных сил, с которым связан повседневный быт бойцов на фронте, гораздо лучше воодушевляют граждан страны на борьбу, чем парадное, лакировочное ее отображение.

Об этом еще в самом начале 1941 г. (т.е. до нападения Германии на Советский союз) писал в своей статье генерал-майор И. Галицкий, давая оценку киносъемкам, проводившимся во время советско-финской войны. Он отмечал: «Слишком легко достаются победы, одерживаемые на экране. Многогранная жизнь такого сложного механизма, каким является Красная Армия, готовящаяся к упорным и сложным боям, показывается в кино упрощенно. Действительность лакируется, и вместо суровой школы специалистов военного дела перед зрителями не редко предстает чуть ли не институт благородных девиц»(37).

В первые месяцы войны руководство страны не воспользовалось этими рекомендациями. И даже сами кино- и фотооператоры, которым на месте должно было быть виднее, что и как снимать, руководствуясь этическими соображениями, не снимали наиболее выразительных картин народного горя и тягот отступления Красной Армии.

Позже опыт начального периода Великой Отечественной войны был переосмыслен и сформулирован в ряде теоретических работ в виде императивной установки. Одной из наиболее примечательных среди них можно считать статью А. Довженко, опубликованную уже в 1943 г. В ней режиссер писал о закрепившемся в советской литературе образе фашиста, однако нам представляется, что его суждения можно распространить и на интересующие нас кинофотодокументы. В статье о враге говорится: «У нас он описывается как вшивый фриц, трусливый немец. Он на столько трус, что боится ослушаться своего унтер-офицера, и его храбрость только в его послушании. Я думаю, что это не верные утверждения и опасно так ориентировать людей. Неужели мы так немощны, что такого врага, убоявшегося своего унтер-офицера, не могли до сих пор победить?.. Неужели мы, советская нация, есть враги этих ничтожных врагов и их будущие победители?.. Не верно это. Многие наши командиры завидуют немецким, завидуют их успехам, их уму, налаженности их действий. Мы враги смертельно сильного врага, мы враги гордого врага, и великая честь, и великая слава за победу над гордым, могучим врагом, какого еще мир не знал. Вот как надо говорить о немце»(38).

Подводя итоги, хотелось бы отметить, что в ходе исследования способов представления в советских хроникальных кинофотодокументах июня-декабря 1941 г. образа врага, нами было выделено два основных этапа:

? Для первого этапа характерно представление немецких солдат и их союзников в качестве трусоватых, глупых, но достаточно миролюбивых и безобидных представителей дружественного народа, которых силой и обманом гонит на войну «клика кровожадных фашистских правителей Германии». Означающим для таких врагов на экране чаще всего являлись изображения военнопленных и виды уничтоженной практически без ущерба для РККА вражеской техники. Эти образы часто противопоставлялись в кадре бойцам Красной Армии, позировавшим на фоне «поверженного неприятеля». Подобный способ изображения врагов имел достаточно глубокие традиции еще в предвоенный период. Фактически, от него так и не отказались вплоть до самого конца войны, только с годами он все больше вытеснялся из хроники в художественные комедийные кинофильмы («Антоша Рыбкин», 1942; «Новые похождения Швейка», 1943; «Небесный тихоход», 1945, и др.).

? Второй этап, наступивший в разных районах СССР в разное время, характеризуется тем, что в кинофотодокументах стали активно и намеренно изображаться зверства врага и ущерб, нанесенный им советскому государству. При этом самого врага в кадре чаще всего нет, а означающим для него являются картины разрушений и жертв среди мирного населения. Здесь важно подчеркнуть, что именно через изображение масштабов злодеяний и жестокости раскрывалась сила и опасность отсутствовавшего непосредственно в кадре неприятеля. Во многих случаях рядом со следами вражеских преступлений не изображаются даже красноармейцы-победители. Очевидно, подобный прием должен был в определенной мере способствовать обострению у каждого конкретного зрителя чувства личной ответственности за собственную безопасность и за судьбу своих близких.

На наш взгляд, подобные изменения были связаны со сложившейся осенью 1941 г. тяжелейшей обстановкой на советско-германском фронте и с необходимостью мобилизации всех сил страны для борьбы с врагом. При этом каждый ее гражданин должен был понять, что спасти не только свое государство, но и свою собственную семью, и даже жизнь, можно только в кровопролитной борьбе, так как никакая эвакуация не спасет от «хитрого», «ненасытного» и «беспощадного» врага.

Интересно также отметить, что в первые шесть месяцев войны с экранов советских кинотеатров и со страниц газет практически полностью пропали образы «внутренних» врагов, которые были так популярны в предвоенные годы(39). Даже в кадрах, отснятых в первых освобожденных Красной Армией населенных пунктах Подмосковья, фактически не встречается образ «предателя-старосты», работавшего на немцев, который станет достаточно популярным в последующие годы. В этой связи, можно предположить, что тоталитарному государству, постоянно противопоставлявшему себя окружающему капиталистическому миру, образ «внутреннего» врага был необходим только в мирных условиях, когда не возможно было найти явного врага за пределами страны. Этот образ во время отсутствия открытых военных конфликтов должен был служить своеобразным доказательством «враждебности» империалистических соседей, агентами которых признавались все «внутренние» враги. В условиях же, когда реальный внешний враг стал очевидным и его существование не требовало каких-либо дополнительных доказательств, средства советской пропаганды на время забыли о «внутренних» «злодеях».

ПРИЛОЖЕНИЕ

Листовка-обращение к молодым москвичам, распространявшаяся в столице в период оборонительных боев за Москву, 1941 г.(40)

К мщению, товарищи!

Молодые москвичи v комсомольцы и не комсомольцы!

Германские фашисты совершили новое неслыханное преступление: ворвавшись в Киев, они замучили и убили 52000 жителей. Мир не знал еще такой подлой и жестокой расправы над беззащитными стариками, женщинами и детьми. Людей разрывали в клочья, в землю закапывали живых детей, в застенках гестаповские палачи вырывали своим жертвам ноздри, ломали кости, жгли и мучили.

Ты слышишь, товарищ, стон истязаемых и убиваемых фашистами наших братьев и матерей. К тебе обращают они предсмертные слова: отомсти фашистам сполна, отомсти за кровь и слезы детей, за поруганную девичью честь, за смерть наших близких и родных людей.

Черный ком фашистских злодеяний все растет и растет. Камни разрушенных Варшавы Белграда и Минска, пепел сожженных смоленских, белорусских, московских деревень зовут к расправе с фашистским зверьем.

Зверства v программа кровавого изверга Гитлера. Палач и кровопийца поучает германских солдат: грабь, жги, насилуй!

Встретив наш стойкий отпор, германские Фашисты совсем осатанели. Их летчики с бреющего полета расстреливают уходящих из сожженных сел граждан. Взятых в плен красноармейцев немецкие захватчики подвергают пыткам и истязаниям. В Луге они расстреляли двух детей, у которых нашли патрон-

Нет предела фашистским зверствам. Так неистовствует зверь, которого ждет смерть. Не уйти германским фашистам от сурового возмездия. Немецкие оккупанты должны быть и будут истреблены все до единого!

Вставай, товарищ, в ряды народных мстителей! Не давай пощады ни одному немецкому захватчику. Бей врага пулей, штыком, гранатой в бою, подстерегай его из-за угла, жги дома, где остановились немцы, выкуривай их на мороз! Помогай Красной Армии всем: работай по-стахановски, не жалей сил v нам надо отстоять нашу Родину!

Учись военному делу v нам надо перебить немецких оккупантов, всех до единого!

Бейся с извергами один на один и один против десятерых!

Ты v свободный человек, а немецкие фашисты хотят сделать тебя рабом. Смерть им!

Ты v справедливый человек, а немецкие фашисты несут несправедливость, разбой и надругательства. Смерть им!

Ты v советский человек, а немецкие фашисты хотят отнять у тебя право на труд, на образование, хотят лишить тебя Родины. Смерть им!

Смело выходи на воинский подвиг, товарищ! Страна благословляет тебя в бой. Кровь замученных фашистами наших братьев, отцов и матерей зовет к мщению!

Пусть не дрогнет твоя рука v ты борешься за правое дело, ты победишь!

Вперед, на священный бой! Под Москвой должен начаться полный разгром германского фашизма. И в этом благородном деле ты, товарищ, должен быть первым из первых!

Примечания


1 Выступление Председателя Совета Народных Комиссаров СССР В. М. Молотова на внеочередной четвертой сессии Верховного Совета СССР 1-го созыва, 31 августа 1939 года // Правда. 1939. 1 сент.

2 Правда. 1941. 14 июня.

3 Малькова Л. Современность как история. Реализация мифа в документальном кино. М., 2002. С. 108.

4 Война Германии против Советского Союза. 1941?1945. Hong Kong, 1994. С. 59.

5 Там же.

6 Правда. 1941. 12 июля.

7 Красная Звезда. 1941. 29 июня.

8 РГАКФД. 4624?4644.

9 Там же. 4625, 4626, 4629.

10 Там же. 4627.

11 Агентство «Фото ИТАР-ТАСС», A0000BD5, A0000BD6, A0000BD9, A0000BDE, A0000BDF, A0000BEO.

12 Там же. A0000BFO, A0000C71.

13 Токарев В.А. Советское общество и польская кампания 1939 г.: «романтическое ощущение войны» // Человек и война. Война как явление культуры. М., 2001. С. 412.

14 РГАКФД. 4969.

15 Правда. 1941. 11 июля.

16 Там же. 1941. 27 июля.

17 Там же. 1941. 12 августа.

18 РГАКФД. 25041.

19 Там же. 344580.

20 Богоров А. Записки кинохроникера. Л., 1973. С. 59.

21 РГАКФД. 8600-I?XII.

22 Там же. 4649.

23 Там же. 4651.

24 Там же. 11482.

25 ЦАМО РФ. Ф. 326. Оп. 5064. Д. 2. Л. 124.

26 ГА РФ. Ф. 4459. Оп. 11. Д. 1252. Л. 125?126.

27 Из кинолетописи Великой Отечественной. М., 1985. С. 81.

28 Агентство «Фото ИТАР-ТАСС». А000026С.

29 Там же. А0000221.

30 РГАКФД. 1165.

31 Агентство «Фото ИТАР-ТАСС». А0000207.

32 РГАКФД. 4676.

33 ЦМАДСН. 79970.

34 Там же. 58845.

35 Там же. 58843.

36 Там же. 85412.

37 Галицкий И. Не отставать от жизни // Кино. 1941. 3 января. »1.

38 Довженко А. О художественной литературе в дни Великой Отечественной войны // Довженко А. Собрание сочинений. М., 1967. Т. 2. С. 465.

39 Малькова Л. Указ. соч. С. 101.

40 Центральный музей Вооруженных Сил Российской Федерации. Негативный фонд. 84120?84121.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

14:15 В Крыму работы на трассе «Таврида» привели к перебоям с интернетом
13:44 В Москве снова побит температурный рекорд
13:15 СМИ сообщили об убийстве плененного ИГ казака
12:39 Губернатор Подмосковья пообещал избавить жителей региона от вони в начале года
12:07 Правительство Австрии поддержало смягчение санкций против РФ
11:35 Глава МИД Великобритании не увидел фактов влияния РФ на Brexit
11:15 СМИ рассказали о затрате Пентагоном 20 млн долларов на изучение НЛО
10:52 В Финляндии возбуждено дело после публикации данных о контроле разведки над интернетом
10:20 Представители Трампа обвинили спецпрокурора по РФ в незаконном получении документов
09:53 Завершилось голосование по названию моста в Крым
09:34 В Москве побит абсолютный температурный рекорд с 1879 года
09:24 Источник рассказал о переносе с Байконура пилотируемых пусков
09:12 В Дагестане силовики вступили в бой с боевиками
16.12 22:07 Курс биткоина превысил 19 тысяч долларов и вернулся обратно
16.12 21:03 СМИ узнали о «мирном» письме Саакашвили к Порошенко
16.12 19:56 Собчак заявила о готовности не участвовать в выборах
16.12 19:45 ПАРНАС отказался от выдвижения своего кандидата в президенты
16.12 19:28 Галерея-банкрот потребовала 27 млн рублей из Фонда храма Христа Спасителя
16.12 19:14 Российский биатлонист принес сборной первую медаль Кубка мира
16.12 17:07 Володин призвал власти РФ и Белоруссии уравнять граждан в правах
16.12 16:18 Фигуранта дела о контрабанде алкоголя нашли убитым в Ленобласти
16.12 15:13 Экс-сотрудник ФСБ отверг обвинения в хакерских атаках против США
16.12 15:11 Украина составила план покорения Крыма телевидением
16.12 14:07 Ученые из США выложили в сеть видео с ядерным испытанием
16.12 13:55 Овечкина признали одним из величайших игроков в истории НХЛ
16.12 13:12 Борис Джонсон снялся в «рекламе» сока с Фукусимы
16.12 12:53 Глава Минтруда анонсировал выделение 49 млрд рублей на ясли
16.12 11:40 В Москве мошенники забрали 20 млн рублей у покупателя биткоинов
16.12 11:29 Норвегия первой в мире «похоронила» FM-радио
16.12 10:51 Российские военные обвинили США в подготовке «Новой сирийской армии» боевиков
16.12 10:00 Россия вложила в госдолг США 1,1 млрд долларов за месяц
16.12 09:51 Собянин позвал москвичей оценить новогоднюю подсветку
16.12 09:21 Трамп включит «агрессию» КНР в стратегию нацбезопасности
15.12 21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
15.12 20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
15.12 20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
15.12 20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
15.12 20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
15.12 19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
15.12 19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
15.12 19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
15.12 19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
15.12 19:03 В Назарете отменили Рождество
15.12 18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
15.12 18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
15.12 18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
15.12 18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
15.12 18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
15.12 18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
15.12 17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.