Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
21 октября 2018, воскресенье, 20:56
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

21 ноября 2003, 14:18

Обозначающие фашизм

Этот текст не следует рассматривать как мое «Я обвиняю». Отнюдь. Я просто хотел бы привлечь внимание читателя к некоему феномену, который наблюдаю уже несколько лет. Феномен этот, как мне кажется, не столько идеологический, сколько социально-культурный. У нижеследующего повествования нет героев, я не называю имен - прежде всего, потому, что попытался нарисовать портрет определенной поколенческой группы; портрет, основанный на ненаучно составленной выборке, материал для которой я почерпнул не только и не столько из печати, сколько из модного сейчас сетевого пространства «ive Journal (Живой Журнал, ЖЖ[1]). Юзеры «ЖЖ», конечно, не «живые люди»; если некоторые из них считают свои «журналы» способом саморекламы и - соответственно - каждая их запись там представляет собой осмысленный жест с просчитанными последствиями, то другие, наоборот, укрывшись за псевдонимом и юзерпиком, позволяют себе рассуждать так, как они никогда не стали бы в «реальной» (и даже «публичной») жизни. Однако и в том, и в другом случае симптомы похожи. Я попытался свести их в некий коллективный портрет и проанализировать его с исторической и социально-психологической точек зрения; удачно ли - судить вам.

Очень трудно поймать определением то, что их объединяет, дистиллировать кредо из браги мутных высказываний, всхлипов, истерик и пафосной брани. Одно несомненно. Они обожают силу. Они помешаны на идее порядка. Они считают, что для достижения порядка следует применить силу и, безусловно, расстреливать. «Сила», «порядок» и «расстреливать» - вот, пожалуй, три столпа мировоззрения, плодами которого они столь охотно готовы поделиться. Все остальное - довольно зыбко и меняется в зависимости как от обстоятельств, так и от настроения конкретного идеолога. Впрочем, об «идеологии» в этом случае говорить достаточно сложно; если это идеология, и известная идеология, то подается она несколько непривычно.

Здесь не провозглашается цель - то, ради чего следует применять силу и расстреливать; «цель», ради которой создается «порядок». Очевидно, что речь не идет о классическом нацизме или даже фашизме любого извода, ибо наши герои никак не могут сформулировать то, ради чего стоит мобилизовать общество; несколько смутных упоминаний о «новых исторических условиях», о «будущих военных угрозах», о «выживании нации», не более. Они даже не могут определиться - для борьбы с кем или чем должен создаваться «порядок». Кто - враг? Америка? Вряд ли. К ней они испытывают сильнейшие, хотя и смешанные, чувства - ненависть раба к господину, восхищение имперской силой, страх лишиться актуальных или гипотетических заокеанских подачек, презрение к «тупым» янки (не преклоняющимися перед нашими духовными безднами), любовь к «тупым» янки (которые порой, в зависимости от обстоятельств, становятся носителями «здорового национального чувства»). Чеченцы? Не тот уровень, это - местная угроза, всего лишь первый звоночек тех мировых казней египетских, по поводу которых так приятно глубокомысленно рассуждать, цитируя Хантингтона и Клаузевица. Исламисты? Пожалуй, только вот для многих из наших героев «Хизбалла» или Усама бен Ладен - объекты восхищения и восторга. Евреи? Тоже не совсем верно, ибо кто, как не Израиль, подает столь приятственные их сердцу примеры тотальной мобилизации, истинной решительности и бессудных расправ? Цветные, наркоманы, гомосексуалисты, интеллектуалы? Вполне возможно, только вот стоит ли ставить «нормальных» людей во фрунт, чтобы справиться со всякой швалью? Нет, цель у воспеваемого «порядка» решительно отсутствует, потому и можно предположить, что ею является сам «порядок».

Эта телеологическая тавтологичность дает нам право утверждать, что идея жестокого, но справедливого «порядка» предлагается обществу совсем не ради терапии общества, а для излечения самих идеологов, хотя сами они, быть может, об этом и не подозревают, ибо (в чем их общая черта) не склонны к истинной саморефлексии, предпочитая публичные душевные излияния.

Зададимся простым вопросом: а почему этим людям так хочется растворить окружающих, и - прежде всего - себя, в грядущей репрессивной системе, не имеющей никакой четко постулированной цели? Не происходит ли на наших глазах подмена, когда собственную болезнь экстраполируют на окружающий мир? Когда в лечение частных социо-психологических травм хотят втянуть миллионы людей? Попробуем выяснить, какого характера эта травма, где ее истоки, попробуем пристальнее взглянуть на тот историко-культурный контекст, в котором выросли наши герои.

Всем им - около 30 лет. Подавляющее большинство - активные участники журнально-газетной столичной жизни девяностых, пусть не на первых или даже вторых ролях, но все-таки. Почти у всех «прозрение» так или иначе пришлось на путинскую эпоху, закрывшую лихорадочные и пестрые девяностые. Значит, им было около двадцати в 1993-м. Восемнадцать - в 1991-м. Тринадцать - в 1986-м. Это многое объясняет. Детство их прошло в относительно стабильную и даже «благополучную» эпоху - я уверен, что выросли они не в самых плохих советских семьях. Юность уже совпала с крахом империи и воспаленностью перестройки, а молодость пришлась на удивительно беспокойное и циничное время, в котором они, конечно, не бедствовали, играя вполне по правилам и получая за это легкие быстрые деньги. Потом все кончилось - дефолт, Путин, новые, не шибко красочные времена. У наших героев осталось ощущение, что их обманули: праздник жизни прошел, по большому счету, стороной, из всех девяностых и вспомнить-то нечего: журналистская халтурка, бесконечные редакции, гонорары, тусовки на презентациях и в модных барах, чуть-чуть девочек, тоска, бесприютность, тошнота, затем - пустота. Молодость не удалась, крепких оснований не создано, от цинического веселья десятилетия мучает изжога. Верить не во что и некому. Юность, если вдуматься, тоже обманула: звали строить баррикады, а построили Лукойл. Не лучше оказалась и заграница, увиденная на пляже средиземноморского курорта или в командировочном отеле где-нибудь в Филадельфии. В Америке скучно, в Европе - хуже того - тошно. И - главное - никто тобой особенно не интересуется. В общем, хаос в мыслях и мерзость запустения вокруг. Именно в этом психологическом пункте они возжаждали Порядка[2].

Девяностые выработали у них характерную логику, которую я бы назвал «логикой короткого замыкания»: между причиной и следствием должно быть не больше одного шага; так же, как между побудительным мотивом и реализацией. В достопамятное десятилетие это было условием выживания в столичной журналистско-тусовочной среде, которая не допускала размышлений и колебаний. Стремительная хаотическая жизнь заложила в них привычку особенно не задумываться, сразу облекать любые мельчайшие душевные раздражения в броские лозунги, подозрительно напоминающие рекламные или предвыборные слоганы. Их безаппеляционность, которую сами они считают решительностью, происходит вовсе не от стального характера и даже не от усиленного чтения «Майн Кампф», а от опыта жизни в эпоху слоганов «Голосуй или проиграешь!» и «Ну вот я и в Хопре!». Это - безапелляционность прожженных пиарщиков, поверивших вдруг в ахинею, которую они навязывают толпе.

Девяностые стали источником не только их логики короткого замыкания. Эпоха, пробудив страх перед дикой переменчивостью жизни и глубочайшее экзистенциальное неудовлетворение, вполне закономерно породила у наших героев эстетическое отвращение, которое они перенесли на демократию вообще, а потом - и на современную жизнь в целом. Столичные девяностые, этот раздувшийся от долларов симулякр, они приняли за образ свободы, и образ этот им решительно не понравился. Дальше сработала скоростная логика: девяностые были омерзительны, значит свобода и демократия зловредны, потому нужно силой привести бесформенную жизнь в стройную систему «порядка». Для начала неплохо было бы кого-нибудь расстрелять: Чубайса, Политковскую, сто тысяч чеченцев, всех читателей Фуко (или Бодрийяра, какая разница!), «либеральную сволочь», производителей пива, владельцев иномарок, кого-нибудь еще. Господь (в которого большинство из них, конечно, не верит, предпочитая пробавляться сюжетными отходами церковной истории) на том свете разберет. Напомню, что отправной точкой этого странного хода мысли стала экзистенциальная нестабильность, подпитавшая эстетическую неудовлетворенность. Дальше - просто. Эстетика переходит в этику, этика - в политику, политика - в кровожадные призывы.

Так что же это за эстеты? Похожи ли они на знаменитых фашиствующих эстетов прошлого века? От Д-Аннунцио или Юнгера наших героев отличает несколько важнейших обстоятельств. Те начинали с эстетической неудовлетворенности и заканчивали попытками создания новой эстетики; эти начинают со страха и заканчивают бессвязными призывами и оскорблениями. Те - делали, даже в тех случаях, когда под «действием» подразумевалось не сочинительство, а политический жест, или даже участие в войне. Эти считают действием уже само существование своего «мнения», которое они усиленно пропагандируют; кто знает, может быть в нынешних условиях это эффективнее. Наши герои новой эстетики не создают, они благополучно пользуются старой, точнее - старыми; в этом множественном числе - их созвучность ненавидимому ими постмодернизму.

Молодость пришлась на позорные девяностые, юность - на придурковатую перестройку; остается - детство. Там был покой и смысл. Опыт детской несвободы оказывается главным в их жизни; детская любовь к стилю «милитари» определяет их вкусы. Из культурного подсознания всплывает все: киногероика Революции и Гражданской, изумительной красоты оловянные и пластмассовые солдатики, лихие береты десантников, романы Пикуля и, конечно, вечнопрекрасный Штирлиц в восхитительной эсэсовской форме. В остальном наши герои эстетически глухи: музыки не любят и не знают, в лучшем случае предпочитая что-то незатейливое, вроде «Гражданской обороны», Брюса Спрингстина или кантри, их литературные суждения почти всегда зависят от задач данного политического момента (кое-кто сохранил ностальгическую привязанность к Бродскому - поэту четких формул), кино они тоже любят попроще, с героикой, нерушимой мужской солидарностью, монументальными репликами и хэппи-эндом: например, американские боевики (это-то при всей ненависти к Америке!) или сериал «Бригада». С помощью этого убогого вкуса они пытаются конструировать свой псевдополитический, на самом деле - эстетический, проект.

В исторической начитанности им не отказать. Они очень хорошо осведомлены о фактологическом, в основном - военно-политическом и биографическом, аспекте новой и новейшей истории; во всех почесываниях помнят биографии своих излюбленных персонажей - Бисмарка, Ленина, Троцкого, Сталина, Муссолини, де Голля, Пиночета (дикое сочетание, на взгляд профессионального историка), неплохо знают труды пламенных революционеров (но не Маркса, он для них скучен и слишком сложен), классиков нацизма, фашизма, авторитаризма, национализма, империализма. Они - усердные читатели Клаузевица, Хантингтона, Шпенглера, Леонтьева, Розанова, Ильина, Гумилева. В то же время, наши герои чудовищно исторически невежественны. Они не имеют представления об историзме; для них вообще не существует иного понятия «прошлого», кроме как источника назидательных историй о великих вождях, железной рукой наводивших порядок. Принадлежность дорогих персонажей к другим эпохам, другим ментальным парадигмам, наконец, другим контекстам их не волнует. Социальная, экономическая история, история идей, тонкие дисциплины, вроде палеографии, исторической географии, исторической статистики и прочая, вызывает их высокомерное раздражение.

Они - начетчики, типичный продукт публикаторского бума конца 80-х - начала 90-х. Предыдущее поколение, чья молодость началась на 10 лет раньше, прочло, быть может, не так много, но по крайней мере то, что действительно хотело прочесть. В позднесоветскую эпоху книг было не в пример меньше, однако и из тех немногих, которые были, при определенной доли усердия, желания понять, знакомства с различными герменевтическими процедурами, понималось больше. Предыдущее поколение (при всех его несомненных пороках и грехах) - поколение опытных читателей и понимателей прочитанного. Наши же герои прочли много, быстро и жадно, но не усвоили почти ничего, кроме устрашающей горы фактов, мутной терминологии, жульнических приемов историософских аутсайдеров и умильного преклонения перед любой грубой силой. В остальном публикаторское пиршество девяностых вызвало у них тяжелейшее интеллектуальное несварение, тухлую идейную отрыжку и стойкое отвращение к теоретизированию. Здесь, кстати говоря, истинные корни ненависти многих из них к «модной французской философии»; они ее, конечно, практически не знают, но догадываются (ибо умеют схватывать на лету), что самый завалящий постструктуралист враз разоблачит их дискурсивные одежки, оставив мерзнуть голыми в чужом и страшном интеллектуальном ландшафте.

Вернемся, однако, к истории. Она выступает сразу в двух ролях - в виде наилучшего и наипластичнейшего подручного материала для возведения доказательного фундамента величественного здания «порядка», и в виде некоего божества, жестокого и мстительного, которому надо неустанно возносить хвалы и на алтарях его совершать обильные жертвоприношения. Человеческие, конечно. Никаких более сложных и тонких (упаси Боже!) исторических концепций наши герои не знают, не хотят знать. Они похожи на комического вампира, который, купив гамбургер, с наслаждением слизывает алый кетчуп, а остальное выбрасывает. Стоит им закрыть глаза, размечтаться, и в сознании уже разыгрываются великие битвы цивилизаций, рас, религий, империй, всеобъясняющих концепций, они представляют себя с шашкой на взмыленном коне, эдакими наполеонами на Аркольском мосту, пули свистят, вскрикивает смертельно раненый ординарец, батальон туда, эскадрон сюда, виктория! но, открыв глаза, увы - все та же проклятая убогая жизнь, без героев, без вождей, и опять непонятно - что же с собой-то делать?

Тоска. Тоска и маета. Они - глубоко несчастные люди. Неестественная легкость девяностых разбудила амбиции, только вот в них самих никакой легкости нет. Есть одаренность, но нет таланта. Их писания - монотонное повторение чужих слов, целыми блоками; ни мысли своей, ни даже интонации. Все способности уходят на то, чтобы по-разному тасовать готовые формулы; наши герои не понимают даже, насколько бездарен получается результат. С ними невозможно полемизировать - уличив в передергивании, получаешь в ответ ругань в адрес интеллектуалов, обнаружив бессмыслицу, нарываешься на убогую формулировку, что истина проста и нечего тут мудрить. Да и вообще вести с ними любой диалог бессмысленно - не выдерживая соревнования, они в любой момент готовы перейти к обещаниям расстрелять в скором будущем, засадить в концлагерь или, в лучшем случае, отправить в ссылку. При этом наши герои почти не употребляют первого лица единственного числа; любое, самое ничтожное «мы» всегда предпочтут «я». Они ведут себя так бесцеремонно, будто приватизировали право говорить от имени времени, эпохи, истории, на худой конец - некоей силы, призванной историю вершить.

То, что эти люди востребованы (хоть и не повсеместно), что эти люди популярны (хоть и в довольно узких, столичных, кругах), очень многое говорит о времени, в котором мы живем. Это время, когда не «высказываются» и не «отвечают», а «обозначают ответ» или «обозначают высказывание», при этом процесс «обозначения» гораздо важнее содержания «высказывания». В обществе, в котором забыли, что существует прямая речь, имеющая логику и смысл, нашим героям обеспечен полный успех. Уставшим от хаоса они обещают порядок. Недовольным жизнью - ее переустройство. Одержимым социальной или национальной завистью - потоки крови. В обычной терминологии это называют «фашизмом». Настоящего фашизма в России, слава Богу, мало кто хочет - еще не совсем забыли войну. В таких условиях и появляются «обозначающие фашизм».



[1] О «Живом журнале» см. статью Ирины Каспэ и Варвары Смуровой в НЗ » 4(24)/2003.(Примеч. ред.)

[2] Важнейшая характеристика такого типа сознания - страх. Они боятся и не верят себе, боятся жизни; они не уверены в будущем и боятся его. Свой страх они также распространяют вовне и приписывают обществу, назначение которого, по их мнению, состоит именно в том, чтобы бояться внешних угроз и находиться в состоянии вечной мобилизации под пятой государства, обреченного вечно отвечать на эти угрозы. «Вечную контратаку» - это психическое состояние неуверенного в себе маргинала - они считают единственно возможной политикой.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

20:51 Стала известна причина ДТП в Подмосковье
20:13 Эр-Рияд не знает о местонахождении тела журналиста Хашогги
19:38 Поклонская объяснила секретность своей свадьбы
19:06 «Спартак» уступил «Арсеналу» в матче премьер-лиги
18:35 В Подмосковье при столкновении автобуса и маршрутки погибли четверо
18:24 Горбачев отреагировал на решение США выйти из договора о РСМД
17:23 Анита Цой экстренно госпитализирована
17:00 В Кремле рассказали об ожиданиях от встречи Путина с Болтоном
16:20 В железнодорожной аварии на Тайване пострадало свыше сотни человек
16:05 Пожар во Владикавказе потушен
15:32 Минобороны подтвердило гибель летчиков Л-39
14:57 Число пострадавших при стрельбе в колледже Керчи выросло
14:36 РПЦ перестала считать Вселенский патриархат лидером православия
14:24 Емельяненко ушел с поста президента Союза ММА России
13:22 Умер нобелевский лауреат по химии Осаму Симомура
12:49 Опубликовано видео стрельбы в керченском колледже
12:13 США задумались о расторжении договора СНВ-3 с Россией
11:43 На Кипре погибли двое россиян
11:15 Украинцам объяснили резкий рост цен на газ
10:54 Обвиняемый во взрыве в Гатчине признал вину
10:19 Скончался режиссер «Клана Сопрано»
10:03 СМИ рассказали об «армии троллей» в Саудовской Аравии
09:32 На горящем заводе во Владикавказе возникла угроза взрыва
09:11 Трамп решил разорвать договор о РСМД с Россией
20.10 20:58 Саакашвили пообещал отметить серебряную свадьбу в Грузии
20.10 20:36 Путин неформально встретился с президентами Казахстана и Узбекистана
20.10 20:25 УПЦ КП приписала Киево-Печерскую лавру к титулу своего патриарха
20.10 20:00 Прокуратура не нашла нарушений в ярославской ИК-1 в связи с голодовкой
20.10 19:21 Директору взорванного завода пиротехники под Петербургом предъявили обвинение
20.10 19:14 Экс-главред катарской газеты призвал не верить признаниям Эр-Рияда о Хашогги
20.10 18:41 Мэрия Москвы передумала запрещать акцию «Возвращение имен»
20.10 18:13 Глава UFC отказал Макгрегору в шансе победить Нурмагомедова
20.10 17:25 В день выборов жертвами терактов в Афганистане стали 28 человек
20.10 16:39 На марш за референдум по Brexit в Лондоне вышли более 500 тысяч человек
20.10 16:22 СМИ приписали «фабрике троллей» эксплуатацию американских стартапов
20.10 15:56 Мамаеву и Кокорину понравилась рисовая каша в «Бутырке»
20.10 15:17 Кандидат в главы Приморья от КПРФ рассказал о предложенной ему сделке
20.10 14:31 Премьер Греции Алексис Ципрас занял пост главы МИД
20.10 14:20 На месте крушения военного Л-39 найдены фрагменты тела и обломки
20.10 13:48 Сирия обвинила авиацию коалиции в гибели 62 мирных жителей
20.10 13:25 МИД РФ обвинил США в беспардонной лжи и клевете
20.10 12:52 Росгвардия решила ужесточить правила оборота оружия из-за ЧП в Керчи
20.10 12:39 Медведев отказался признать отмену санкций «вопросом жизни и смерти»
20.10 12:25 Минздрав передумал включать препарат от гепатита в ЖНВЛП из-за цены
20.10 11:56 В Белом доме назвали два варианта встречи Трампа с Путиным
20.10 11:27 Аномальная осень обвалила спрос на теплые пальто и шубы
20.10 11:00 Македонский парламент одобрил переименование страны
20.10 10:44 Шойгу подсчитал убитых российскими военными боевиков в Сирии
20.10 10:35 Психиатр выдал керченскому студенту справку на оружие за пять минут
20.10 10:00 Жительница Гродно не пропустила кортеж Лукашенко
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром авторское право администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВПК ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки госизмена гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль импорт инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция информационные технологии ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Кабардино-Балкария Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание компьютерная безопасность Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия морской транспорт Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж патриарх Кирилл ПДД педофилия пенсионная реформа пенсия Пентагон Первый канал Петр Порошенко пиратство пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Приморье Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Росстат Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Элла Памфилова Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко «Яблоко» ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.