Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
21 мая 2018, понедельник, 02:28
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

02 июля 2004, 06:49

В Назрани все спокойно…

Со дня, то есть с ночи вторжения боевиков в Ингушетию прошла неделя. И на первый взгляд Назрань снова тонет в сонном мареве. Ничем не примечательные домишки, пыльные улицы. Провинциальный кавказский городок, недавняя деревня. Еще несколько лет назад здесь не было тротуаров. Как с хохотом рассказывает мне приятель, грозненский ингуш, до войны нанести однодневный визит из Грозного к проживающим в Назрани родственникам, по меркам веселой столичной молодежи, было все равно что навеки заточить себя в глухой каземат. Назрань – тихое место, Ингушетия – мирная республика. И оттого еще сильнее потрясли местных жителей события в ночь на 22 июня. Погибших, по официальным данным, 88 человек, и из них 26 – гражданских. Это много или мало? Для маленькой Ингушетии – очень много. Происшедшее для здешних не менее значимо, чем 11 сентября для Соединенных Штатов Америки. Тем более, что милиционеров тут держат за “гражданских” - оттого и нападение воспринимается как направленное против гражданского населения.

Но сказать, что случившееся - неожиданность, гром среди ясного неба – невозможно. Весь последний год правозащитники с настойчивостью заевшей пластинки твердили, что конфликт расползается. Что многое из ранее наблюдаемого только в Чечне стало реальностью и для Ингушетии. “Исчезновения”, пик которых пришелся на март 2004 года, адресные операции, произвол силовиков, похищение помощника прокурора республики Рашида Оздоева, осмелившегося написать в Генеральную Прокуратуру РФ докладную записку о художествах УФСБ Ингушетии, машины с тонированными стеклами без номеров, экспансия кадыровцев... Многие чеченские беженцы, наконец, решались вернуться домой. Раньше они сидели в Ингушетии безопасности ради, а за последние месяцы “здесь стало так опасно, что можно и в Чечню: страшно и здесь, и там, но там хоть земля своя”. Президент Зязиков повторял: “Не дадим устроить в Ингушетии еще одну Чечню”, - но в реальности сделать ничего не мог. Застоявшийся воздух время от времени начинал вибрировать слухами: что-то случится, начнется заваруха, вот, просто со дня на день. Начнется третья чеченская война, перекинется на Ингушетию. Над Ингушетией запылает зарево. Да что тут говорить! Теперь уже не новость, что и ФСБ располагала информацией, будто в Ингушетии что-то готовится - но не принимала это всерьез. Боевики давно масштабных вылазок не проводили. Мир вообще, слухами полнится, а уж на Кавказе-то!..

Так или иначе, события в ночь на 22 июня всех застали врасплох – и тех, кто твердил о неизбежности подобного развития событий, и тех, кто имел некие сведения о грозящей опасности, но предпочел ими не озадачиваться. Несколько знакомых, находившихся в Назрани но, к счастью, довольно далеко от “театра военных действий”, сначала вообще не придали стрельбе никакого значения, подумали, что где-то в городе празднуют свадьбу (на местных свадьбах не обходится без автоматного фейерверка), только вот стрельба все не утихала - уж слишком бурная получалась свадьба… Но до того, что идет бой, додумались они далеко не сразу. А я этой страшной ночью, в панике набирая телефонные номера друзей, поймала себя на мысли о том, как же чудесно, что вот этот парень и вот эта девушка, и еще несколько друзей накануне из Назрани уехали в Грозный! Слава Богу, что они в Чечне – в безопасности!.. И тут почувствовала себя той самой свиньей, которая тычется рылом в розетку: “Ну что, подруга, дохрюкалась? Замуровали?” Если в голову приходят комбинации типа “в Чечне = в безопасности” - значит, замуровали действительно всерьез и надолго.

К рассвету боевики завершили четко спланированную операцию и, обезглавив и пообкусав силовые структуры республики, ретировались почти без потерь по схеме “сделал дело – гуляй смело”.

Многие сотрудники правоохранительных органов сами шли на погибель, устремившись туда, где стреляли. На захваченных боевиками постах или идущим навстречу людям в полной боевой выкладке, которых они принимали за ОМОНовцев, ФСБшников, СОБРовцев, ГРУшников - в общем, “своих”, добросовестно предъявляли свой пропуск в смерть – служебное удостоверение.

Кстати, через знаменитый пост “Кавказ” боевики, похоже, въезжали в Ингушетию целой колонной именно под прикрытием удостоверений ГРУ. И борцы с терроризмом их прекраснейшим образом пропустили, только спросили: куда, мол, вы, ребята, в таком количестве? А те дружелюбно отвечали: да, мы тут во Владикавказ передислоцируемся… Так, по крайней мере, рассказывал брат одного из погибших сотрудников ФСБ Ингушетии.

Боевики ушли, оставив за собой десятки трупов, посеяв страх, посеяв гнев родных, друзей и коллег погибших, гнев всех жителей маленькой республики, к которым вплотную подошла война.

А еще, казалось, случится непоправимое – этот гнев обрушится на остающихся в Ингушетии чеченских беженцев (на сегодняшний день их около 40 тысяч), поскольку этих нищих, бежавших от военных действий, загнанных в тупик людей станут воспринимать как виновных в трагедии 22 июня, как носителей войны и источник опасности. Страшно, но логично: “Мы вас приняли. Вы здесь нашли убежище на столько лет. И вот ваша благодарность?”

Уже 23-24 июня прошли жесткие зачистки в лагере беженцев (последний палаточный лагерь в Ингушетии, “Сациту”, торжественно ликвидировали еще 10 июня, и остались только так называемые МКП – места компактного проживания, но по сути это те же лагеря, только менее заметные) на молочно-товарной ферме (МТФ) “Альтиево” совместными силами ингушской милиции и федерального МВД – вооружены они, кстати, помимо прочего были гранатометами. Конечно, если сравнивать происходившее в Альтиево со среднестатистической зачисткой в Чечне, слово “жесткое” не применимо. Никто из задержанных не исчез бесследно. Приклады в ход особенно не пускали. Но мужчин заставляли лечь на землю, ставили к стене, унижали, раздевали. Несколько человек сильно избили. Под удар даже попала одна женщина, набросившаяся на ворвавшихся силовиков с криком: “Не пугайте детей!” - и получившая прикладом в живот. Всего забрали 36 человек, из них вскорости отпустили всех, кроме семерых, к которым в качестве предварительной меры пресечения применили заключение под стражу. Унесли какие-то вещи, видеокассеты. Разрывали ножами мешки с продуктами, вещами. Кричали: “Здесь теперь война! Мы вас убивать будем!”

Уже 23 числа в “Альтиево” отключили свет, газ, воду. Беженцам сказали уходить, возвращаться в Чечню, причем как можно скорее – все равно им здесь жизни не будет. И кто смог – ушел. Из 1300 жителей (320 из которых были официально зарегистрированы в лагере) через неделю осталось всего лишь 60-70 человек – в основном, главы семей. Они бы тоже ушли, но семьям некуда податься: в Чечне жилье разрушено, и они надеются на содействие со стороны властей: “Нам бы переехать в Грозный, чтобы там одну точку дали, ну и транспорт до места. Мы здесь оставаться не хотим. Боимся. Но никакие ответственные лица к нам не приходят, никакой помощи пока нет”. Однако… Мы так привыкли слышать от беженцев в Ингушетии: “Не поедем в Чечню. Боимся!”, - что впервые столкнувшись с обратной формулировкой невольно думаешь – не может быть, это слуховая галлюцинация…

Что греха таить? Когда на следующий день после вторжения боевиков началась операция в “Альтиево”, мы с коллегами с ужасом подумали – первая ласточка! Дальше будет больше. Зачистят все лагеря в окрестностях. Будут брать беженцев без регистрации – а таких множество. Начнутся массовые избиения, исчезновения… Не смогли догнать боевиков – отыграются на беженцах. И делать это будут федеральные структуры вместе с ингушскими. Братские народы пойдут друг на друга. Между ингушами и чеченцами вспыхнет конфликт, который потом не погасить.

Но этого не произошло.

Таких грубых зачисток, как в “Альтиево” пока не было ни одной. А что было?

24 июня в 6 утра была зачистка в лагере “СМУ-4”, где проживает около 300 человек (из них 265 – зарегистрированы). Проводилась ингушской и “русской” милицией – все в масках, кроме местного участкового. Продолжалась около часа. Молодых ребят согнали на площадку – человек эдак 16-17, затолкали в машину. Отобрали паспорта. Ребята попить просили, им в ответ: “Значит, вам воды? Да мы вас сейчас из машины выведем и застрелим!” Но, конечно, не застрелили -- разве что попинали человек трех. Отвезли всех в отдел. Сняли отпечатки пальцев, сфотографировали, показывали фото каких-то “боевиков” – “Этого знаешь? А этого?” -- спрашивали без особого энтузиазма. И между делом, тоже без всякого энтузиазма, говорили: “Цыгане вы все! Уезжайте отсюда. Только хуже вам будет”. Потом отпустили. И восемь семей подали заявления на отъезд. Другие с места не тронулись. В “СМУ-4” большинство беженцев – грозненские, плюс немного народу из села Самашки. Дома у всех разрушены, а жилье предлагают только в Ачхой-Мартане. А что им в этом Ачхое делать? Родных нет, работы нет, денег нет…

26 июня прошла зачистка в МКП “Колос” в Карабулаке. Там живет около 400 человек, в основном из Урус-Мартана, Гехов и Грозного, из них зарегистрированных – 200. К воротам лагеря подъехали три машины. Выскочили несколько десятков человек в масках с собаками – чеченский и ингушский ОМОН. Оцепили лагерь, прошлись по всем домикам, в нескольких домиках вели себя грубо – ломали двери, перерывали вещи, говорили: “Вы нам надоели, уезжайте домой!”. Вывели мужчин – их было около 30 -- на площадку, загрузили в “Газель” и отвезли в ОВД Карабулака. Там продержали несколько часов. Проверяли паспорта, регистрацию. У многих ее и в помине не было – как-никак, паспортно-визовая служба по негласному распоряжению беженцев не регистрирует уже несколько месяцев. Ну, оштрафовали на сто рублей. Потом отпустили.

28 июня ингуши вместе с “федералами” зачищали лагерь в “Оскановских гаражах” (там живут 270 человек, и – просто чудо – все зарегистрированы). На трех машинах приехали, в основном - в масках. Всех мужчин вывели на улицу. Их всего в лагере около 30. У молодых – лет до 45 – забрали паспорта. Сказали придти на следующий день в РОВД к 12 часам. Ну и дальше каждого явившегося за паспортом допрашивали – задавали стандартные вопросы про боевиков. Паспорта всем вернули. Обошлось без эксцессов. Избили только одного парня. Но он сам настаивает, что это была “личная разборка” и скорее драка, чем избиение. Во всяком случае, к милиции претензий не имеет.

А некоторые ингушские милиционеры, участвовавшие в “зачистках”, даже потом извинялись перед беженцами за себя или за своих коллег – мол, простите, сами понимаете, друзья погибли, психанул. После зачистки в том же “Альтиево” ингушский милиционер, который шумел больше всех, сам задержанным воды попить приносил и утешал одного совсем молодого парня, перепугавшегося до полусмерти: “Ты ни в чем не виноват!” А другие милиционеры за едой им бегали.

25 числа, около 9 вечера, была зачистка в лагере “Камаз” на окраине Назрани. Забрали восемь человек. Одному дали бутылкой по голове. Хозяин территории, ингуш, так переживал, что сам пошел на ночь глядя в милицию договариваться, чтобы этих восьмерых отпустили. Их освободили в ту же ночь.

Того же 25 числа, только чуть раньше, часов в семь вечера, в лагерь “Логоваз” пришли какие-то ингуши и стали запугивать беженцев – если, мол, в два дня отсюда не уйдете, - пеняйте на себя. Люди перепугались, не знали, что делать. И хозяин заведения – тоже ингуш – все выходные со своими родственниками их охранял. Не тронули.

Люди в основном понимают – никто не виноват. Чеченцы-ингуши – один народ. Общая трагедия. Чеченские беженцы в ужасе от случившегося -- с одной стороны, искренне сочувствуют семьям погибших, а с другой, – прекрасно знают, что Ингушетия все эти годы была для них единственным прибежищем, а если и сюда придет война – бежать будет некуда. А ингуши в основном осознают: беженцы здесь не при чем, уж они-то в происшедшем заинтересованы в самую последнюю очередь.

Но слухи, конечно, ходят – и среди беженцев, и среди местных. Приезжаешь в один лагерь, тебе говорят: у нас-то спокойно, но вот по соседству такая была зачистка, ужас! Едешь в указанное место. “Нет. Это не у нас. Но, кажется, на “Пищевом комбинате”, что-то очень нехорошее было”. А там – “Нет, не у нас, но вот на “Консервном заводе!”. На “Консервном заводе” тоже, на поверку, ничего не происходило. Но, по мнению местных обитателей, уж точно зачищали МРО “Рассвет”. Едем в “Рассвет”. Не зачищали их. Но многие семьи снимаются с места и уезжают. Материальной помощи никакой не получают – только транспорт, но и тому рады. “Лучше уж сейчас с места сняться, пока “КамАЗы” подогнали, а то потом вообще ничего не дадут. Вон, “альтиевским” и транспорта не предлагают! И у них уже ни газа, ни света, ни воды. Скоро и нам отключат. Надо ехать -- все равно здесь не оставят”.

Вообще, нельзя не отметить, что власти пользуются ситуацией, чтобы выпихнуть из Ингушетии максимальное число беженцев с минимальными затратами. Ну, да ладно – сейчас мы не о том. Мы – о слухах. Если у беженцев сегодня на слуху зачистки, то у местных – совсем другое. Некие мифические танцы, которые устроили некие нехорошие беженцы где-то в Слепцовской в ту ночь, когда боевики вошли в Ингушетию. Пара десятков ингушских парней уже собрались было в Слепцовскую разбираться с обидчиками и святотатцами, но что-то их остановило. И слава Богу. Ведь никаких танцев там и в помине не было. Говорю это с полной уверенностью, потому что мы все лагеря проехали в поисках пресловутых “танцоров”, и никто в Слепцовской об этом слыхом не слыхивал. Мы просто недоумевали, откуда у истории с танцами ноги растут… И, наконец, выяснили – оказывается, через дом от уже упомянутого лагеря “Камаз” гуляла ингушская свадьба. И закончилось веселье ровно за 20 минут до вторжения боевиков. Прошло несколько дней, и свадьба превратилась в спонтанно организованные танцы, ингуши – в чеченцев, а вечер до захвата – в ночь после захвата. Но если бы взбудораженные слухом ребята действительно пришли в Слепцовскую с намерением подраться, драка бы обязательно состоялась. Разгоряченную молодежь было бы уже не остановить. Сегодня, наверное, самое главное, чтобы людям хватило мудрости – мудрости не произносить неосторожных слов, не делать резких движений.

Наличие слухов – само по себе нехорошо. Значит, может что-то вспыхнуть. Значит, есть опасения, подозрения. И беженцы снова бегут - теперь уже в обратном направлении. Бегут навьюченные багажом человеческого страха и отчаяния. Они хотят только одного – найти такое место, где можно будет спокойно спать ночью, а утром встать и пойти на работу, где можно прокормить семью и, возвращаясь вечером домой, не бояться, что за время твоего отсутствия случилось что-то непоправимое. Это простое желание оказывается невыполнимым. В лагере “Альтиево” древняя, сгорбленная старуха с младенцем за спиной смотрит с такой глухой, безнадежной тоской и усталостью, что не знаешь, куда девать глаза. Смотрит и не говорит ни слова. Ей больше нечего сказать.

А в Чечне тоже слухи. Слухи о том, что в Ингушетии идут погромы в лагерях беженцев, что на чеченцев бросаются, избивают. И о том, что этим летом, или, в самом крайнем случае, в сентябре поднимется новая волна чеченской войны.

***

В Назрани ночь. Особенно (по-южному) большая Большая Медведица. И небо черное-черное. Ночью здесь тихо. Привыкшее к московскому шумовому фону ухо напряженно ловит тишину, разрываемую разве что лаем собак. Почти невозможно поверить, что в двух шагах от этого дома всего неделю назад шел бой. Мы сидим за столом на кухне, радуемся вливающемуся в окно прохладному воздуху. Посреди неспешного разговора о старых книжках и фильмах, подруга вдруг обрывает себя на полуслове и почти кричит то ли мне, то ли самой себя, то ли просто в пространство: “Так невозможно. Ведь правда, невозможно! Люди не должны так жить! Пусть бы их кто-нибудь отсюда вывез! Им же некуда деваться! И в других регионах России они жить не могут. Кто их там ждет? Ты представь себе эту бабушку где-нибудь в Самаре! Вот, американцы забирают турок-месхетинцев, пусть чеченцев заберут!” - “Понимаешь, турок-месхетинцев гораздо меньше, и потом…”, – неубедительно оправдываюсь я одновременно за Америку, которая, конечно, никакие тысячи чеченцев не возьмет, и главное - за Россию, где этим людям жизни нет настолько, что единственным решением кажется отправить их куда-нибудь за ее пределы. А в голове невесть откуда прочно поселяется бородатый анекдот про колхоз, выигравший денежный приз, и старого деда, который предлагает на всю полученную сумму купить много фанеры, построить самолет и улететь отсюда к чертовой матери. Эх, была бы у меня та фанера, я бы своими руками самолет отстроила. Только, вот, в случае чеченцев одним самолетом не обойтись – понадобится еще и остров в тихом океане… А на остров мы с ребятами точно не соберем!

29 июня 2004г.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

20:52 У Счетной палаты возникли вопросы к «Росатому»
20:24 На Красной площади 3 тысячи школьников вступили в пионеры
20:00 Cambridge Analytica начала процедуру банкротства
19:37 Минфин США подтвердил «паузу» в торговой войне с Китаем
19:12 Канадцы остались без медалей ЧМ-2018 по хоккею
18:50 При жесткой посадке Су-29 в Ленобласти погиб человек
18:31 Оппозиция Македонии отказалась поддержать переименование страны
18:07 ИГ взяло ответственность за нападение на церковь в Грозном
17:46 Источник объяснил проблему с визой Абрамовича
17:16 Аркадий Ротенберг назвал срок службы Крымского моста
16:43 Садовое кольцо в Москве открыли после велопарада
16:18 Россиян предупредили о шествии черкесской диаспоры в Стамбуле
15:44 В Венесуэле начались досрочные президентские выборы
15:22 Boeing разрешили использовать складное крыло в пассажирских самолетах
14:44 Более 2 тысяч фанатов «Реала» вернули билеты на финал ЛЧ в Киеве
14:15 Абрамович пропустил триумф «Челси» из-за проблем с визой
13:51 Bild назвал Путина хозяином мировой политической арены
13:25 Россияне заняли весь пьедестал на ЧМ по спортивным танцам
13:03 Украина пересмотрит подписанные в рамках СНГ договоры
12:37 В России резко упали цены на iPhone
12:11 Акционерам Tesla посоветовали снять Маска с поста главы совета директоров
11:40 Умер глава LG Group Ку Бон Му
11:18 Настоятель храма в Грозном раскрыл детали нападения боевиков
10:51 СМИ узнали о возобновлении запусков «Сатаны» со спутниками
10:30 Люка Бессона обвинили в изнасиловании
10:11 «Ренова» вернула кредиты на 1 млрд долларов
09:50 В финале ЧМ-2018 по хоккею сыграют Швеция и Швейцария
09:36 СМИ нашли осведомителя ФБР в предвыборном штабе Трампа
09:14 Китай и США договорились предотвратить торговую войну
08:57 Жюри Каннского фестиваля объявило лауреатов
19.05 21:02 Порошенко объявил об отзыве представителей Украины из органов СНГ
19.05 20:26 Македонию могут переименовать в Илинденскую Македонию
19.05 19:59 Швеция всухую обыграла США в полуфинале ЧМ по хоккею
19.05 19:17 В Германии неизвестный застрелил двух человек
19.05 18:50 Кадыров рассказал об уничтожении четырех боевиков в Грозном
19.05 18:22 Илон Маск назвал стоимость поездки на Loop-капсулах
19.05 16:35 Полиция назвала причины стрельбы в школе в Джорджии
19.05 16:09 Вован и Лексус поговорили с призвавшим разбомбить Крымский мост журналистом
19.05 15:38 Партия «Альтернатива для Германии» подала в суд на Меркель
19.05 15:09 Принц Гарри женился на Меган Маркл
19.05 14:45 Лавров отменил поездку на саммит G20 в Аргентине
19.05 14:23 Фильм Серебренникова «Лето» в Каннах наградили за саундтрек
19.05 14:06 Сторонники Навального учредили партию «Россия будущего»
19.05 13:42 Иран посулил вернуться к ядерной программе
19.05 13:17 СМИ узнали имя нового главного тренера лондонского «Арсенала»
19.05 12:44 Росавиация ограничила полеты над городами проведения ЧМ-2018
19.05 12:24 Началась трансляция свадебной церемонии принца Гарри и Меган Маркл
19.05 11:57 Кирилла Вышинского перевели в следственный изолятор
19.05 11:38 Порошенко пообещал изменение статуса Крыма в Конституции Украины
19.05 11:10 Самолет компании «Победа» вернулся во Внуково из-за отказа двигателя
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.