Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
11 декабря 2017, понедельник, 03:46
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

28 июля 2004, 16:24

Человек в законе

Îáúåäèíåííîå Ãóìàíèòàðíîå Èçäàòåëüñòâî

“Нашей российской Фемиде надо бы прибавить еще одну руку, чтобы помимо меча и щита, она могла держать кукиш в кармане” – такова философия отечественного тюремного бытия из книги Рафаила Гуревича “Человек в законе”. Автор прошел все три этапа пути заключенного – попадание, пребывание, освобождение. В качестве окончательного избавления Гуревич пишет справочное пособие о неписаных правилах поведения в милиции, на следствии, в тюрьме, на зоне и после освобождения. Эта книга может неожиданно оказаться практически полезной, но “проницательный читатель” обнаружит в ней и антропологическое исследование, и философский трактат, и психологический очерк, и политический манифест.

Сегодня мы публикуем несколько глав, посвященных попаданию в милицию и поведению на следствии. Книга выходит в издательстве О.Г.И.

ПРЕДИСЛОВИЕ.

15 июня 1994 года, в два по полудни я вышел из ворот кунгурского ИТК-30, оставив Хозяину четыре года и четыре месяца. Я был свободен и мог делать все что хотел. На вокзале в киоске я купил книгу Хайнлайна, в кассе - билет на электричку, сел в вагон на деревянную скамью и углубился в чтение фантастического романа. Через три часа я был дома. Дверь мне открыл младший сын и сказал:

- А мама поехала тебя встречать. Вы, наверное, разминулись...

Так возобновилась моя свободная жизнь.

Привычные будни. Работа, дом, друзья...

Колотить меня начало через месяц.

Тряслись руки.

Любой звонок в дверь кидал в холодный пот.

Вид проходившего мимо милиционера приводил в ужас.

В снах я снова стоял на поверке или объяснялся с зампобором по поводу очередной мутки...

Закончилась анестезия души и пришла боль.

Так, видимо, происходит с каждым. По крайней мере, встречаясь с бывшими товарищами по несчастью, я выслушивал подобные истории.

Я не знал, что делать, как снять это напряжение.

Помог случай.

Однажды мне позвонил старый знакомый, редактор книжного издательства, и попросил встретится. А на встрече огорошил предложением написать для них документальную книгу о тюрьме. Я ответил, что попробую, но не уверен в успехе начинания. “Ну, что ж, на нет и суда нет, - усмехнулся знакомый, а потом добавил тихо. - Извини...” Он был деликатным малым и почувствовал, что слово “суд” в данном контексте неуместно.

В тот же вечер я сел за компьютер и через месяц первая часть книги была готова. Та часть, которая от меня и требовалась - рассказ о всем крестном пути зека. От начала следствия до выхода на свободу.

Мне легко писалось - я выбрасывал из себя все шлаки, накопившиеся за пять последних лет и руки перестали дрожать, вид милиционеров не пугал более, а кошмары снов исчезли.

Книга была готова.

Я держал в руках выведенные на принтеры листы. Можно было идти в издательство, тем более, что меня торопили звонками, а друг редактор, просмотрев рукопись еще в компьютере, отзывался о ней благосклонно.

Но я медлил. Что-то было не так, чего-то не хватало...

И вновь помог случай. Через несколько дней, ранним утром, проходя по рынку, я встретил бывшего знакомого по зоне. Он скользнул по мне пустыми глазами хронического пьяницы и не узнал. Но я узнал его. Вспомнил наши разговоры, вспомнил как его провожали на свободу, как он строил планы на будущее. Вспомнил все это и понял, какого продолжения требует книга.

Я вновь сел за компьютер и написал самую первую новеллу из цикла “мизерере”.

Так возникла вторая часть. В ней нет советов. В ней - рассказы о людях, которые меня окружали. Ничего не придумано. Она столь же документальна, как часть первая. И является, по сути, ее продолжением или, если угодно, ее иллюстрацией. Даже детективная история, сюжет которой выдуман мною, правдива и в какой-то мере документальна, так как персонажи, их отношения, быт, психология - все это взято прямо из жизни.

Той жизни.

За решеткой.

Первое издание книги было осуществлено в 1995 году.

Сейчас, готовя его ко второму изданию, я внес некоторые изменения в структуру и текст. Этого требовало время. Появились новые законы, по иному живет зона. И не всегда изменения эти к лучшему.

Год назад я посетил ИТК-30. Посетил, как тележурналист - мы снимали цикл передач о зонах. Рядом с нашей группой ходил уже другой зампобор - подполковник, которого я знал еще майором. Он водил нас по казармам, по цехам, мы были в столовой.

В казармах стояли трехуровневые шконки. Третий уровень был деревянным, сколоченным из досок. Между ним и потолком было не более сорока сантиметров пространства. Зона, рассчитанная на 1200 человек, вмещала в себя более трех тысяч.

Почти никто из зеков не работал. В цехах колотили ящики для ликероводочного завода. Колотили прямо на станках, которые еще недавно использовались по назначению.

Зона стала бедной. А это в первую очередь отразилось на жизни ее обитателей. В мое время существовало шесть диет. Да, да, именно шесть. По шестой зеку полагалось 15 литров молока в месяц и ежедневная порция мяса. Правда, она предоставлялась лишь больным но и остальные диеты были вполне калорийными. Теперь же их осталось две. По одной кашу варили на воде. По второй - для больных - в нее добавляли немного подсолнечного масла.

Впрочем, писать об этом в предисловии - ни к чему. А потому я заканчиваю его единственным пожеланием.

Пусть ни один из читателей этой книги никогда не сможет применить мои советы на практике. Да минует его чаша сия.

ОТ СУМЫ ДА ОТ ТЮРЬМЫ...

Наташе и детям, а также всем, кто помог мне выжить...

В ТЮРЬМУ МОЖЕТ ПОПАСТЬ ЛЮБОЙ...

(вместо предисловия)

... Однажды, поздно вечером, врач, назовем его Виктором, возвращался домой. Он был чертовски усталым - пришлось отработать две смены за себя и за заболевшего напарника. Шел, мечтая об ужине и сне.

С этими мыслями Виктор нажал дверной звонок. Дверь стремительно открылась и женщина, с которой он жил уже почти год, плеснула ему в лицо соляной кислотой. (Я видел отметины, оставшиеся на коже) Она была ревнива не в меру, и его долгое отсутствие восприняла, как измену.

Виктор бросился на кухню, смывать кислоту. Женщина бежала следом и поливала его остатками смертоносной жидкости. На кухне, чтобы хоть как-то оборониться от разбушевавшейся фурии, Виктор схватил со стола первое попавшееся под руку и ударил ее. Схватил, не разжимая плотно слепленных век.

Что может лежать на кухонном столе?

Первым попавшимся предметом оказался нож.

Уже через мгновение, Виктор поднимал с пола раненую женщину. Он сам сделал ей перевязку, не замечая жжения оставшейся кислоты, бросился к телефону-автомату и вызвал скорую помощь.

Женщина умерла в больнице.

Виктора судили. 108, часть вторая УК РСФСР. (Здесь и далее ссылки на старый УК РСФСР, действовавший в то время) Нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. Шесть лет.

О том, что он оборонялся, о том, что действовал в состоянии аффекта, не вспомнил никто.

... Молодой парень, назовем его Петр, только что вернувшийся из армии, встретил на улице своего друга с девушкой. Друг предложил выпить за встречу. Петр согласился, встреча была приятной, да к тому же его - Петра - квартира была в тот день свободна - родители уехали на несколько дней из города.

Выпили, закусили, снова выпили...

Петр быстро опьянел и оставив друга с девушкой, ушел спать в соседнюю комнату, а оставшиеся не стали терять время зря...

Девушка пришла домой лишь утром следующего дня, вызвав неуемный гнев матери. Спасаясь от него, девушка заявила, что ее изнасиловали. Тут же мамаша потащила ее в милицию. Был составлен протокол и дело завертелось.

Петр получил пять лет по статье 117-ой, часть третья (групповое изнасилование), УК РСФСР. Через 15-ю статью. Смысл ее в том, что преступление не было доведено до конца из-за объективных обстоятельств. О том, что Петр и в мыслях не держал переспать с девицей, о том, что привел в квартиру не ее, а друга, о том, что ни словом, ни делом не покушался на ее честь, в суде не вспомнил никто.

... Таксист, заканчивающий смену, посадил в машину пассажирку. Посадил лишь потому, что она назвала адрес неподалеку от его таксопарка. Лишь в дороге он понял, что женщина пьяна.

Оказавшись у названого дома, женщина отказалась выходить, вспомнив, что ей надо заехать еще куда-то. Что делать, таксист повез ее вновь, и по пути женщина дважды меняла адреса. В конце концов она заснула на заднем сидении и во сне ее вырвало.

Таксист, злой как черт, довез ее до дома, того, что рядом с таксопарком и потребовал, чтобы она выходила. Женщина начала скандалить. Леонид - так звали таксиста - мог позвать милицию, благо неподалеку находилось отделение, но решил справиться сам. Он вышел из машины и, открыв заднюю дверцу, попытался вытащить буянившую пассажирку. Та, недолго думая, выхватила из сумочки ножницы и попыталась ударить Леонида в лицо. Доведенный до состояния аффекта, он выхватил эти ножницы и несколько раз ударил нападающую. Ударил в плечо. На женщине было осеннее пальто и самый глубокий удар проник в тело на полтора сантиметра.

Проходящий милиционер заметил драку и задержал обоих.

Леонид получил 12 лет по 102 статье УК РСФСР, через 15 статью за убийство с особой жестокостью, не доведено до конца по объективным обстоятельствам (та самая 15 статья)...

Таких примеров можно множить и множить.

Вместо этого, повторю еще раз:

В ТЮРЬМУ МОЖЕТ ПОПАСТЬ ЛЮБОЙ.

Глава первая.

ЗАЧЕМ НУЖНА ТЕБЕ ЭТА КНИГА.

Поговорка, давшая название сборнику давно и надежно вошла в русскую речь. Она привычна уху, часто по делу или без дела повторяема и, к сожалению, для многих россиян подтверждена практикой. Но, поразительное дело! мало кто задумывается всерьез над ее смыслом, надеясь по традиции, на русский "авось". Самое время вспомнить другую поговорку: "Пока гром не грянет, мужик не перекрестится." И сколько таких мужиков спохватывалось креститься, когда вовсю уже гремел гром.

Автор не был исключением из этого печального списка. В день, когда мне объявляли приговор - восемь лет усиленного режима с конфискацией имущества, в моем кармане лежали билеты на вечерний спектакль в оперный театр...

Много позже, в тюрьме, в ожидании решения кассационного суда, когда первый приступ тоски и отчаяния прошел, я вспоминал девять месяцев следствия, два месяца суда и, вспоминая, приходил в ужас от собственной глупости, не в силах понять почему так бездарно "подставлялся", почему помогал тем, кто добивались лишь одного - засадить меня за решетку.

Только в тюрьме мне стала понятна банальная истина: для всех этих людей я был лишь МАТЕРИАЛОМ! Они просто не видели во мне человека. Да и не могли видеть, в силу своего служебного положения, своей работы.

Особенно ярко это обозначилось на суде (понимал я задним умом). Так уж сложилось, что и судья, и заседатели, и прокурор, и мой адвокат, и я - все были выпускники одного университета, а потому, либо знали друг друга, либо у нас было много общих друзей и знакомых. И вот в ожидании, когда из тюрьмы привезут моего подельника - очень частый прием, применяемый следствием: одного посадить, другого оставить на свободе, не давая им встречаться - мы все дружно обменивались воспоминаниями, вместе курили на крыльце областного суда, рассказывали байки и анекдоты.

Веселые мужики, приятно проводившие время...

Начинался процесс и все менялось. Другие лица, другие голоса. Так продолжалось без малого два месяца. Я все это видел. Видел и ничего не понимал!

Идеализм?

Вера в некую высшую справедливость?

Ничуть не бывало! Все тот же русский "авось". Он, точнее, моя на него надежда и привела меня сначала на скамью подсудимых, а затем в тюрьму и зону.

Однако, сгорая от стыда при мысли каким дураком был, я тем не менее продолжал совершать ошибку за ошибкой уже в зоне, чудом избегая серьезных неприятностей в отношениях не только с администрацией, но и с зеками. Часто меня спасало лишь то, что уж больно нелепо выглядели мои поступки, все понимали, что "корки", которые я "мочил" совершались мной по полнейшему незнанию законов зоны.

Меня усаживали на "шконарь" - так в нашей зоне называли кровать - “шконку” - и вновь терпеливо объясняли, что можно, а чего нельзя делать, как поступать в той или иной ситуации.

Меня щадили.

Мне везло.

Но пощадят ли тебя?

Новому человеку, никак не связанному с уголовным миром, не прошедшему школу уличных группировок, словом, не знакомому с правилами поведения в определенных сообществах, чертовски трудно, попав "туда", не совершить ошибку, не оступиться - на сей раз уже бесповоротно..

Но дело даже не в среде обитания, в которой оказывается неискушенный человек, дело в самой зоне, в тех особенностях государственных законов и правил по которым существуют зеки. В отличии от законов воровского мира, пусть жестоких, но объяснимых, государственные законы жестоки и... необъяснимы.

Еще несколько лет назад, пришедшему в зону, свидание разрешалось лишь с половины срока. А если он у тебя десять лет?

Посылки - раз в полгода.

Письма - три раза в месяц.

Запрещено было ношение волос, не разрешались в зоне часы, чай (он считался наркотиком, каково?!), цветные нитки и даже спортивная обувь. До сих пор запрещено бегать по утрам для зарядки, заниматься гантелями и штангой.

"Шут-закон" - так назвал свой роман один из американских писателей. Он не был в наших колониях! Я и сейчас, вспоминая о тех днях, не могу отделаться от дрожи. Но не страх бьет меня - злость. Злость на систему, полную бессмысленной жестокости и ненависти.

Предисловие не рассчитано на долгие воспоминания, поэтому приведу лишь несколько самых типичных примеров. По их поводу никаких советов, кроме: "смирись", дать нельзя. Считай, что примеры эти тоже предупреждение и постарайся избегать подобных ситуаций.

... Небольшое помещение, перегороженное в длину двумя узкими столами-барьерами. У окна еще один стол, на нем - обычные рыночные весы. Рядом со столом стоит зек и ест. Ест уже минут двадцать, лихорадочно запихивая в рот и глотая почти не разжевывая куски холодного мяса, яблоки, печенье, конфеты, запивая все это домашним напитком.

В его глазах слезы.

За ним угрюмо наблюдает одиннадцать других зеков, женщина в форме с погонами прапорщика и молодой лейтенантик, ровесник жующего.

Это зона. Это КДС - комнаты длительного свидания. Гостиница, куда приезжают родные отбывающих наказание, чтобы сутки, двое или трое - как повезет - побыть с сыном, отцом, мужем.

Сами комнаты находятся на втором и третьем этаже, на первом, где все происходит - помещение для коротких - двухчасовых свиданий, а так же для шмона тех, кто выходит с длительных.

Для шмона и для взвешивания продуктов, выносимых в зону...

К жующему зеку приехала бабушка. Издалека. Из сибирского села. Приехала в первый раз. Худенькая пожилая женщина с испуганным лицом.

Она была одна у этого парня. Она любила его и привезла всякой еды. Трое суток они ели, но все равно осталось много.

Парень обошел всех, пришедших на свидание, прося взять часть продуктов, но у каждого из нас и так было под завязку.

Вернуть продукты бабушке значило довести ее до нервного срыва - как старушке было понять, почему еду для любимого внука нельзя пронести в зону?

И тогда он понадеялся на везение - иногда офицеры, приходящие на шмон, смотрели на "перегруз" сквозь пальцы.

- Выкинь, - сказал лейтенантик. - Выкинь или нам оставь, у нас не испортится.

- Вам? - прошипел зек. - Да я лучше все сам сожру. Прямо сейчас.

- Жри, - последовал ответ. - Даю тебе полчаса.

И тогда зек начал есть. Поначалу мы хохотали. Трудно удержаться от смеха при виде такого зрелища, но вскоре смех замер и сменился угрюмым молчанием. Мы понимали, что происходит страшная вещь. Почище любой пытки.

- Мой пациент, - тихо проговорил, стоящий рядом старшина санчасти, по воле - врач терапевт.

Он не ошибся. Парня едва отходили, чтобы потом засунуть в ШИЗО на десять суток...

Статья 28 ИТК гласит:"...Вес одной посылки...ограничивается действующими почтовыми правилами...". То есть восемью килограммами. Что ж, это понятно и не вызывает споров - кто такие зеки, чтобы ради них изменять почтовые правила? Но читаем дальше "Вес передачи не должен превышать максимально допустимого по почтовым правилам веса посылки".

Почему?

С почтой понятно - транспорт, перевоз, размер ящиков... Но передачи привозят родственники! Тащат иногда за тридевять земель. И передают из рук в руки, никого при этом не обременяя. Почему и здесь восемь килограммов?

Ответа нет и не пытайтесь его найти - это вне логики.

Особенно бессмысленным такое положение стало теперь, когда в зонах нет работы и они беднеют и голодают. Родственники могут обеспечить хотя бы часть зеков сносным питанием, но на их пути статья 28 ИТК. Хотя не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, сытая зона - спокойная зона.

Еще нелепее статьи, ограничивающие размеры сумм, которые зеки могут потратить на покупки в лавке зоны. Они определяются в процентах от минимальной заработной платы. В нашей зоне - усиленного режима в 1994 году он равнялся 30%. Больше - нельзя. Прикиньте, во что это выливалось при тогдашних ценах.

Идиотизм ситуации заключался в том, что у большинства зеков, в мое время, деньги на лицевых счетах были. И отнюдь не малые - зона-то была рабочей. Не думаю, что нынче ситуация с процентами изменилась к лучшему, а если и изменилась, что толку - зоны-то неработающие.

Я не раз слышал, как профессионалы - работники зоны - ругательски ругали этот запрет, равно как и предыдущий, однако переступить их не могли. Любая прокурорская проверка выявила бы нарушение.

С тех пор прошло много лет, но ситуация не изменилась. Шут закон шутом быть не перестал...

Столь же запредельна статья 25. По ней "Осужденному разрешается иметь при себе не более десяти экземпляров книг(журналов).

Почему?

Кто выдумал эту цифру? Чей мощный ум ввел эту регламентацию вообще?

В зону приезжают книжные лавки, зеки выписывают журналы и книги, платят за это свои деньги. А потом следует шмон и все это отбирается.

"Закон суров, но это закон"?

Это суровость?

Я бы подобрал другой эпитет.

Обратимся теперь к Приложению номер три "Правил внутреннего распорядка", к списку предметов первой необходимости зеков. Из него следует, что нельзя иметь при себе продукты, требующие тепловой обработки, сахар, дрожжи, алкогольные напитки.

Последние два пункта не вызывают споров. Но сахар?

По-видимому, светлые головы, потрудившиеся над списком, вспомнили, что сахар годиться как исходный продукт для браги. Другого объяснения не вижу. Но тогда почему разрешены конфеты и пряники? Из них брага получается ничуть не хуже. Пробовал и не раз.

То же самое, касаемо продуктов требующих тепловой обработки. Не знаю, как в других зонах, а у нас в каждом отряде были электроплиты, посуда для готовки. Почему бы не сварить суп, не поджарить картошки?

Запрещено!

Почему?

А потому!

В параграфе 8 "Правил..." указано, что телефонные переговоры осуществляются под контролем администрации. Неудобно, но объяснимо. Однако...

В нашей зоне переговоры проходили на вахте, под наблюдением ДПНК - дежурного помощника начальника колонии (сейчас он называется "Оперативный дежурный" - ОД). В тот вечер ДПНК был пьян и не в духе. К телефону вызвали зека средних лет. Он был татарином и говорил со своей матерью в Казани. Говорил, естественно, по-татарски.

- Говори по-русски! - заорал ДПНК.

- Мама не понимает...

- А мне на это..., - последовала нецензурщина. - Говори по-русски, иначе разговор прекращу.

- Так мама же...

- Давайте я вам переводить буду, - предложил рядом стоящий зек, он тоже был из татар.

На его предложение последовала отборная брань и разговор был прерван.

Заверяю тебя, в иных случаях, говори зек хоть по-китайски, хоть на урду, никто бы внимания не обратил. Но на этот раз ДПНК изволил быть не в духе.

В тех же правилах, в параграфе одиннадцатом, говорится, что "Отправление и получение писем производится только через администрацию" Иными словами, через цензора. Ради бога! Тем более, что большинство зеков получает и отправляет письма "по воле" через подкупленных ментов и вольняшек.

Но случилось так, что один из моих знакомых решил отправить два письма законным путем. Одно предназначалось жене и детям, другое - старой подруге, с которой когда-то, по воле, у него были более чем близкие отношения.

Однако, что было, то быльем поросло. И мой приятель, назовем его Дмитрий, многие годы был примерным семьянином и заботливым отцом.

Жена, посвященная в Димины шалости, давно простила его и вот уже три года ездила на свидания, привозила детей, словом, все было нормально, если можно назвать нормальной зоновскую жизнь.

Оба письма попали в руки цензора - дамы строгих правил. Она прочла их и изыскано пошутила, вложив в конверт, предназначенный семье, письмо к подруге и наоборот. В том, что это была не оплошность, я узнал от ментов - цензор, радуясь своей шутке, известила их.

Конечно случился скандал. Жена, чье терпение было и так на пределе, подала на развод и получила его - развод с зеком не более чем формальность, его и не спрашивают, а лишь извещают о случившемся факте. Дмитрий попытался добиться сатисфакции. Какое там! Приносить извинения зеку? - много чести!

Семья распалась.

История, впрочем, имела продолжение. Старая подруга Дмитрия, сперва тоже сердито замолчавшая, сменила затем гнев на милость, ответила на письмо, приехала на короткое свидание, а когда был оформлен развод, вышла за него замуж.

Свидетелем на официальной церемонии бракосочетания выступала все та же цензорша, работавшая к тому времени уже в КДС.

Я видел молодых, их свадьба и моя свиданка совпали. Они были счастливы.

А старая семья? А дети?

Нашей российской Фемиде надо бы прибавить еще одну руку, чтобы помимо меча и щита, она могла держать кукиш в кармане.

Напоследок же хочется вернуться в ИТК и процитировать его первую статью.

Оказывается, Кодекс имеет своей задачей: "... обеспечение исполнения уголовного наказания с тем, чтобы оно не только являлось карой за совершенное преступление, но и ИСПРАВЛЯЛО И ПЕРЕВОСПИТЫВАЛО ОСУЖДЕННЫХ. А так же СПОСОБСТВОВАЛО ИСКОРЕНЕНИЮ ПРЕСТУПНОСТИ."

Умри, Денис, лучше не скажешь!

... В общей сложности я отсидел без малого четыре года. Сначала по протесту генерального прокурора мне снизили срок до пяти лет, а затем была амнистия.

Не скажу, что на свободу вышел другой человек.

Как раз наоборот.

Однако, как говаривал Жванецкий: "Опыт есть!" Конечно, он не богат (слава Богу!) - четыре года - это не десять. Но и этого опыта хватает, чтобы быть твердо уверенным в необходимости создания некоего пособия (назовем его так) для тех, кто пока ходит на свободе. Именно - пока, ибо, повторюсь, в нашей стране юридического и судебного беспредела, где законы толкуются подчас самым неожиданным образом, такая книга может помочь ее читателям избежать массы неприятностей.

В создании книги приняло участие много людей. Но разговор будет идти всегда от первого лица. После каждой главы тебя ожидают краткие выводы, сконцентрировавшие в себе весь смысл прочитанного.

Примеры, приводимые в каждой из глав, по большей части касаются реальных дел, в которых фигурируют реальные преступники, совершившие реальные нарушения законов. Пусть же, при прочтении, не придет тебе в голову мысль, что автор с помощью специалистов решил давать советы тем, кто намерен стать на кривой путь преступлений. Это, разумеется, не так. Просто на таких примерах наиболее ярко высвечиваются те трудности, подвохи и "волчьи ямы", что могут ожидать тебя, законопослушного гражданина, случайно втянутого в неприятную историю.

И еще, данная книга, конечно же, не рассчитана на всеохватность. Она не учебник и не сборник официальных документов. Поэтому, мой тебе совет приобрети и поставь на свою книжную полку ряд весьма важных изданий. И не просто поставь, но самым внимательным образом прочти.

Среди них обязательными должны быть "Конституция РФ", в ней самым детальным образом расписываются твои права на все случаи жизни, в том числе и на экстремальные.

Пусть на твоей полке стоит и "Уголовный кодекс (желательно комментированный), а так же весь набор - УПК и ИТК - Уголовно-процессуальный и Исправительно-трудовой кодексы. К последнему прилагаются "Правила внутреннего распорядка ИТУ"

Понадобится тебе и Кодекс об административных правонарушениях (последний выпуск с дополнениями и комментариями).

Очень важны Федеральные законы: "Об оперативно-розыскной деятельности" от 1995 года, "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" от 21.06.95 года, "О частной детективной и охранной деятельности" от 11.03.92 года, Постановления Совмина РФ номера 345 и 455 от 1991 года (в одном из них дается перечень специальных средств, находящихся на вооружении ОВД, в другом - порядок их применения).

И наконец Закон РФ "О милиции" от 18.04.91 года. В нем же особенно внимательно просмотри статьи от первой до шестнадцатой. Если первые дают обоснование деятельности милиции, носят скорее общий характер, то статья 10-я касается обязанности милиции, 11-я - прав милиции, 12-я - основания, пределы, условия и порядок применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия (более подробно это расшифровывается в следующих статьях) и, наконец, статья 16-я описывает гарантии личной безопасности вооруженных сотрудников милиции. Чтобы ты понял насколько эта статья серьезна, я приведу две части из нее.

Часть первая утверждает, что сотрудник милиции имеет право обнажить огнестрельное оружие и привести его в готовность, ЕСЛИ СЧИТАЕТ, ЧТО В СОЗДАВШЕЙСЯ ОБСТАНОВКЕ МОГУТ ВОЗНИКНУТЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ. Считает - и все обоснование. Дальше додумывай сам.

Часть вторая указывает, что ПОПЫТКА ЛИЦА, ЗАДЕРЖИВАЕМОГО СОТРУДНИКОМ МИЛИЦИИ С ОБНАЖЕННЫМ ОГНЕСТРЕЛЬНЫМ ОРУЖИЕМ, ПРИБЛИЗИТЬСЯ К НЕМУ, СОКРАТИВ УКАЗАННОЕ ИМ РАССТОЯНИЕ, А ТАКЖЕ ПРИКОСНУТЬСЯ К ЕГО ОРУЖИЮ, ДАЮТ ОСНОВАНИЕ НА ЕГО ПРИМЕНЕНИЕ...

А теперь представь, что вас в темном переулке двое. Ты и милиционер. И ты ему почему-то не нравишься...

Так что, запасись указанными книгами и внимательно их прочитай.

Есть еще одна особенность книги, которую ты держишь в руках. Она не рассказывает "ужастиков". В ней нет описаний стр-р-р-рашных историй из уголовной жизни. Она - своего рода справочник. Не более того, но и не менее. Если же хочешь подергать себя за нервы, читай другую литературу, начиная от "Архипелага ГУЛАГ" Солженицына до "Чешежопицы" Некраса Рыжего.

Там этого сполна.

Коме того, путь российского зека двоится. Он может быть приговорен к отбытию срока (части срока) в тюрьме или же в исправительно-трудовой колонии. Но чаще всего "первоходы" (а книга адресована, конечно же, им) попадают в ИТК, иначе говоря, в зону. Поэтому в соответствующей главе основное место уделяется жизни в ней.

И последнее. Ты, должно быть, заметил, что автор, то есть я, обращаюсь к тебе во втором лице единственного числа, проще говоря "тыкаю". Причиной тому, с одной стороны, моя убежденность, что это единственно возможное местоимение при доверительности нашей беседы, с другой - то, что так говорят друг другу "там".

Привыкай.

От сумы, да от тюрьмы, знаешь ли, не зарекаются...

Есть такой старый анекдот. Иностранец, приехавший в нашу страну, свалился в открытый канализационный люк. Выбрался оттуда помятый, грязный и начал ругаться на своем иностранном языке. "Безобразие, - кричит. - Разгильдяйство, - кричит. - У нас, если люк открыт для работы, его красными флажками огораживают, чтобы прохожие себя оберегали!"

А ему в ответ говорят: "Ты, когда в аэропорт прилетел, красный флаг над зданием видел?" "Ну, видел." "Большой?" "Ну, большой." "Вот и берегись... везде"

Старый это анекдот. Еще с тех времен. Нынче флаг у нас другой. Трехцветный. А беречься - везде - по-прежнему надо.

Но при всем этом, уважаемый читатель, прими мои самые горячие пожелания - остаться заочником в этой школе, чтобы, зная теорию, никогда не применять ее на практике.

Глава вторая.

КОГДА ЗВЕНИТ ЗВОНОК

"Ходит птичка весело по тропинке бедствий, не предвидя от сего никаких последствий".

С чего начинаются наши неприятности? С того, что мы пребываем в блаженном неведении относительно происходящего вокруг. Обманутый супруг узнает об обмане в последнюю очередь, если вообще узнает, адресат сплетни ходит среди гнусно ухмыляющихся приятелей и ничего не подозревает, больной, чьи дни сочтены, живет с надеждой на скорое выздоровление, в кругу убитых горем родственников, ну и так далее...

Есть люди, которые оправдывают такое неведение, пусть, мол, подольше человек сохранит покой. Если ты, держащий эту книгу, принадлежишь к их числу, можешь спокойно пропустить первую главу - она для тех, кто предпочитает знать пусть горькую, но правду. Для тех, кто руководствуется принципом: "Предупрежденный вооружен".

Хотя существует и обратная сторона медали - вечная боязнь, что что-то ужасное произошло или вот-вот произойдет. С человеком полным таких тревожных ожиданий может случиться то же, что и с героем смешного рассказа Джером К. Джерома, взявшего в руки медицинскую энциклопедию для получения пустячной справки. Он прочел ее от корки до корки и нашел у себя все болезни, описанные там. Кроме послеродовой горячки и воды в коленной чашечке. Лишь посещение ближайшего врача, признавшего его совершенно здоровым, избавило несчастного от обступивших кошмаров.

Будем надеяться, что написанное далее поможет и в этом. Предупрежденный не только вооружен, но и спокоен. Он знает ответы на все вопросы. Начиная с самого первого.

МОЖНО ЛИ ПОНЯТЬ, ЧТО КОМПЕТЕНТНЫЕ ОРГАНЫ ЗАИНТЕРЕСОВАЛИСЬ ТОБОЙ?

Как утверждают специалисты, сделать это достаточно просто. В привычной и размеренной жизни появляются некие необычные, пусть и незначительные, факторы.

На работе коллеги сообщают, что кто-то звонил, спрашивал, ничего конкретного, так, пустяки - работает ли такой-то, кем работает, как долго, с кем дружит... Приходили к начальству, шушукались, вроде бы о тебе. Дело твое таскали из отдела кадров. Начальство по этому поводу от прямых ответов уклоняется, но глаза прячет.

Еще легче это определить дома. Старушки у подъезда пробалтываются, соседи по лестничной площадке плечами пожимают, мол, ходили тут, тобой интересовались. Кто такие - а бог их знает, не сказали.

В школе дети мгновенно реагируют - сын приходит домой и сообщает, что о папе спрашивали.

МОЖНО ЛИ ОБНАРУЖИТЬ ЗА СОБОЙ СЛЕЖКУ?

Наружная слежка, то есть "топтун" за спиной случается крайне редко и лишь тогда, когда органы уверены, что на их крючке "большая рыба". Организация ее хлопотна и стоит немалых денег. Это только в кино все происходит легко и просто, в жизни - совершенно иначе. Поэтому, вряд ли ты, читатель, когда-нибудь удостоишься подобного внимания. И все же, что называется, на всякий случай, несколько советов.

Высокопрофессиональную слежку заметить куда труднее. И в этом плане хорошо, что органы наши действуют чаще всего по старинке. Но даже против профессионалов есть свои средства. Если почудилось что-то, проверить при известной сноровке все-таки можно. Есть ряд приемов помогающих эту слежку установить. Простейшие из них - быстрая смена направлений на улице, выскакивание из общественного транспорта в последнюю секунду, когда двери уже начинают закрываться. Можно также зайти и быстро выйти из магазина. Несколько таких повторов и лицо "пасущее" тебя будет вычислено. И тут возникает вопрос: что с ним делать дальше?

Есть два варианта.

Первый из них сделать вид, что ничего не заметил и продолжать движение, но уже учитывая "хвост". Кстати, этот вариант наиболее предпочтителен.

Второй заключается в том, чтобы подойти, спросить который час, или попросить закурить, или поинтересоваться, как пройти в библиотеку (простор для фантазии необъятен, как при знакомстве с девушкой). Для пасущего это "прокол". Можно быть уверенным, что больше с ним встреч не произойдет.

Действуя таким образом, можно за короткий срок "выщелкнуть" всех наблюдателей. Однако, при этом приготовься, что тебя начнут "пасти" либо более опытные специалисты этого дела, которых ты "вычислить" не сможешь, либо делать это будут с машины.

От машинной слежки есть другие, проверенные многими, пути избавления. Проход через скверы, сады, проходные дворы, словом, движение там, где машина просто не пройдет.

Все вышесказанное, конечно, встречается в жизни крайне редко. Что же до прослушивания телефонов, записи разговоров на диктофоны и прочей технической фантастики, то, во-первых, используют ее, по большей части, в кино и детективных романах, а во-вторых, даже если, что-то подобное и существует, то дает лишь оперативный материал, на суде же фигурировать не может, если не составлен специальный протокол, кстати, без твоего ведома.

Значит, не болтай лишнего. И все.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ СЛЕЖКА ЕСТЬ, И ЭТО УСТАНОВЛЕНО ТОЧНО, КАКИЕ ПЕРВЫЕ МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ СЛЕДУЕТ ПРИМЕНЯТЬ?

Чем размеренней и скучнее твоя жизнь, тем меньше есть возможности для сбора компромата.

Схема: "дом - работа", "дом - магазин" при неукоснительном ее выполнении способна сбить с толку и вогнать в тоску любого сыщика. Но, если ты не совсем уверен в своей безгрешности (безгрешен, как известно один Господь Бог, да и того на кресте распяли), так вот, если есть у тебя хотя бы малейшие сомнения, следует предпринять ряд самых элементарных мер предосторожности.

Просмотри документы и реши, что с ними делать. Наиболее одиозные уничтожь. Это в первую очередь. Заморозь все связи, предупреждая через третьих, проверенных лиц. Составь список знакомых и друзей (хотя бы мысленно) и подумай без кого из них ты сможешь обойтись на это время.

Помни: ПРЕДАЮТ ТОЛЬКО СВОИ.

Будь крайне осмотрителен в беседах - институт стукачества наиболее развитое орудие уголовного розыска.

Вообще (и это стоит выделить отдельной строкой) всегда помни о том, что стукач где-то рядом. И действует он не только по наводке или по приказанию своего шефа в погонах. Доносят из зависти, из злобы, да и просто так, от нечего делать, лишь бы язык почесать.

Работая над этой книгой, я спросил одного из работников тюрьмы, есть ли в камерах, пускай и не всех, системы прослушивания? В ответ он, ухмыляясь, сказал, что эта пустая трата денег. “Ты даже не представляешь, -продолжил он, - как стучат друг на друга зеки. Сами ко мне в кабинет просятся.” Об этом же говорили мне и оперативные работники зоны.

На воле картина еще более неприглядная.

Поэтому: ПОМНИ О СТУКАЧЕ!

Читающий эти строки может улыбнуться, мол, нашли о чем предупреждать! Но, видит бог, огромное количество уголовных дел начинается именно по доносам.

Иногда и анонимным.

Если грехи твои незначительные, можно уйти в "отрыв", уехать из города, пожить на даче, смотаться к другу. Все это вполне законно, ведь тебе не известно, что твоей персоной заинтересовались компетентные органы, ты никаких подписок о невыезде не давал, а потому свободен в передвижении. Всегда отговоришься, если при случае спросят. А у органов сроки идут. У них тоже сроки! Поскольку слежка - дело не простое, нужны санкции, подписи, деньги. Так что, пусть поищут. Но, повторюсь, это возможно лишь в том случае, когда грехи незначительны.

Типичный пример - случайная драка. Вас двое. Ты ударил, он упал, получил, как говорится в законе, "тяжкие телесные повреждения". Так вот, если произошло это случайно, если драка для тебя не является видом спорта, если тебя не поймают на других твоих криминальных делах, словом, если ты чист во всем остальном - уходи.

Сдаваться милиции, говорить: "Это я!" - глупо. Самое малое, затаскают по кабинетам, и грязи ты там нахлебаешься выше ушей, а если не повезет, то припишут статью и пойди в суде, а после в зоне, доказывай, что ты не верблюд. Нет, лучше всего уйти, если в округе никого нет, позвони предварительно в "Скорую помощь". Если есть свидетели вашей драки - помни, через месяц они тебя не опознают, любой адвокат в суде это докажет.

Главное, чтобы не опознали раньше.

ЧТО ДЕЛАТЬ ПРИ ПЕРВОМ ЗАДЕРЖАНИИ?

Факты говорят о том, что сплошь и рядом честные, нормальные граждане, как кур в ощип, попадают в самые неприятные ситуации. Его могут подставить, "взять" по ошибке, оговорить. И вот результат - он схвачен на улице (такое бывает чаще) или дома и препровожден в участок. Конкретные советы, как поступать в этом случае во многом зависят от конкретных райотделов, города, поселка. Поэтому наши советы сводятся к наиболее общим, носят скорее психологический характер.

Главный из них, ЗАБУДЬ О ТАКИХ КАЧЕСТВАХ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА КАК ДОБРОТА, ПОРЯДОЧНОСТЬ, СПРАВЕДЛИВОСТЬ. НЕ ВЗЫВАЙ К НИМ И НАСТРОЙСЯ НА САМОЕ ХУДШЕЕ.

Будь спокоен, не дергайся. Ради бога, не дергайся! Таких не любят. Будь слегка заторможен. Помни: для тех, кто тебя задержал, равно как и для остальных милиционеров, находящихся в "дежурке", ты не человек. ТЫ - МАТЕРИАЛ. И дай бог, мне ошибиться в худшую сторону в твоем, конкретном случае.

Старайся не задавать вопросов, не разобравшись кого можно, а кого нельзя спрашивать. Оцени находящихся в дежурке. Этого сержанта спрашивать не стоит, ты уже слышал, как он полил матом пьяного мужика, а вот тот, вроде бы, поспокойней. Его и тереби. Вопросы задавай вежливо, нормальным голосом, никогда не угрожай: "Я вам... я вас... Я жалобу писать буду!"

Бессмысленно, да и себе дороже.

Но случайно намекни на некое знакомство. Случайно, как бы между строк. Мол, дня через два - три у меня встреча с Сергеем Николаевичем (Петром Ивановичем - выбор имен, если никого из крупных не знаешь, совершенно случаен), сядем мы "пульку" расписывать, расскажу ему о сегодняшнем казусе. Он меня, конечно же, спросит: "Ну, а сам-то ты интересовался, почему задержали, ведь ясно же тебе было, что ошибочно." Если скажу, что не спрашивал, он плечами пожмет: "Ну, дорогой, надо было спросить". Вот я и спрашиваю, кто задержал, по какому поводу, как долго продержите?

Такие намеки (в обычной жизни совершенно бессмысленные) в "дежурке" производят определенное воздействие. Чаще всего в ответ услышишь: "А кто такой Сергей Николаевич?" С этим вопросом ситуация коренным образом меняется - не ты их, а они тебя к разговору приглашают. Вот тут и начинай их "разматывать". Дальнейшее целиком зависит от твоей сообразительности.

Вполне пригоден и другой способ - при задержании "косить" под больного. Начинают тебя "шмонать", а ты, с ужасом в голосе (ужас придется сыграть): "Боже мой! Нитроглицерин оставил дома!" Начинаешь его усилено искать. Ответная реакция достаточно типична, те, кто задержали, проникнутся тревогой. Ни к тебе - не надейся, к себе. А вдруг и в самом деле загнется? Век не отмажешься. Значит надо создать более - менее комфортабельные условия. Посадят куда-нибудь на лавочку отдельно ото всех. Посиди, болезный. Сиди и не дергайся. Засни до утра. А то и еду предложить могут: "Эй ты там, небось проголодался. Иди сюда. Тут молоко и хлеб остались" Сам решай, принимать ли предложение. Могут даже разрешить позвонить домой. Но это в крайне редких случаях. Разве что очень серьезно сообщишь, что жена у тебя гипертоник (страдает ишемической болезнью сердца, дважды перенесла инфаркт - придумай сам, что лучше). От тревоги за жизнь любимого мужа умереть может.

КАК ВЕСТИ СЕБЯ ПРИ СОСТАВЛЕНИИ ПРОТОКОЛА И ДРУГИХ ДОКУМЕНТОВ?

Ничего не подписывай! НИЧЕГО! Пусть пишут: "От подписи отказался" Если в дальнейшем более высокие чины (а с ними ты познакомишься) спросят, почему не поставил подпись, пожми плечами, мол не объяснили причины задержания.

- Как это не объяснили? Объяснили!

- Не дошло.

Любая подпись может быть использована против тебя.

КАК ВЕСТИ СЕБЯ, ЕСЛИ ЗА ДУШОЙ ЧТО-ТО ЕСТЬ?

Может случиться и так, что кое-что у тебя на совести есть. Пустяк, но тревожит. В этом случае, существует закон первый, он же главный, он же единственный при данных обстоятельствах.

ОТКАЗЫВАЙСЯ ОТ ВСЕХ ВИДОВ ОБЩЕНИЯ!

Ты же не знаешь, что у них на тебя есть. Каждое лишнее слово - против тебя. Смысл хода таков: если задержан по подозрению, через три часа отпустите, если по обвинению - через три часа предъявите, но читать буду в присутствии адвоката.

То есть, веди себя жестко. Ты же знал, на что шел.

Вместе с тем не провоцируй, могут и побить. Впрочем, если бьют, значит у них на тебя нет ничего, или почти ничего.

Если же ситуация такова, что знакомиться с документами надо без адвоката, читай все медленно и подробно, обе стороны листа, вникай в каждую строчку, в каждое слово, не поддавайся на фразы подобные: "Читай быстрее, уже поздно, смотри, домой пешком придется идти. Читай, подписывай и сваливай отсюда".

Не верь.

Читай и перечитывай. Придирайся к каждой запятой. Но, при этом, не делай никаких комментариев, говори только по тексту и - главное - постарайся ничего не подписывать, мол, прочел, ничего не понял, так что давайте лучше все же подождем адвоката.

Но если все же придется подписать - ситуации бывают разные - обрати внимание на пустые строчки в протоколе. Пока они не зачеркнуты, отказывайся от подписи. Ты же не знаешь, что потом в эти строки впишут. Без тебя.

Будь крайне осторожен в поведении. Если есть указание тебя задержать дней на десять, а оснований для задержания нет, используются самые разные приемы. Простейший из них, доказать, что ты сопротивлялся при задержании, оскорблял задерживающих. Делается это до жути просто. Ведут тебя, например, по коридору. Ты впереди, милиционер позади, вытаскивает он булавку и втыкает в... ну, скажем, в нижнюю часть твоей спины. Ты, естественно, в крик, а ему это только и нужно. Оскорбление представителя закона налицо. Кстати, пример этот не выдуманный.

КУДА НАПРАВЛЯЮТ ЗАДЕРЖАННЫХ, КАК ВЕСТИ СЕБЯ ТАМ?

Будь готов к тому, что у тебя все заберут из карманов и посадят в специально отгороженное помещение официально именуемое "накопитель", а в просторечии "обезьянник". Там, как правило, грязно, противно, наплевано и изгажено все. Сидят парочка пьяниц, проститутка, страшная как смерть и какой-нибудь "блатной". Всем им здесь сидеть не впервой. Они и чувствуют себя как дома. Пусть это разношерстное общество (его состав может отличаться от описанного мной, но суть неизменна) тебя не пугает. Ни приставать, ни бить не будут - стены накопителя, как правило, стеклянные. В "обезьяннике" старайся никому из его обитателей спуску не давать, но и на рожон не лезь. Выбери чистое место, сядь и задумайся. О чем-нибудь постороннем. Совершенно не допустимо думать о родных, - жене, детях, родителях. Это лишняя, а главное, бессмысленная трата нервов. И настройся на долгое ожидание, на то, что воды могут не дать, в туалет не выпустят.

Повторюсь: описываются самые крайние, но, увы, часто встречающиеся ситуации. В твоем случае может быть все будет лучше, но настроиться надо на крайности.

КАК ИЗВЕСТИТЬ РОДСТВЕННИКОВ?

Если взяли дома, родственники знают об этом. Конечно, переживают, нервничают, но, по крайней мере, не теряются в догадках - жив ли, не попал ли под машину, не убили ли в драке. Куда хуже, если взяли на улице, ведь при задержании - не при аресте - домой могут не сообщить. Родственники, естественно, начинают искать. Обзванивать морг, скорую помощь, милицию. А там ничего не знают, в том числе и в отделении милиции, где ты находишься в данный момент. Кому охота натиск родственников выдерживать. Так что, могут в ответ, глядя при этом на твою физиономию за стеклом, сказать: "Нет у нас такого." И ведь потом, когда все останется позади, ничего доказать будет невозможно.

-Да не звонил никто.

-Позвольте, как это не звонил! Я лично с вами разговаривала. И голос запомнила.

- Со мной. Не может быть.

- Может! Я об Иванове спрашивала...

- Да, а мне показалось, что о Петрове. Связь у нас плохая, сами знаете, денег не хватает...

И ничего не докажешь.

Значит надо о сообщении родственникам побеспокоиться самому. Сделать это достаточно просто и способ традиционен. Кого-то из "обезъянника" отпускают, улучи минуту, сообщи свой номер телефона (нет у тебя - телефон друга, знакомого, любого, кого знаешь - тут не до сантиментов), попроси позвонить. На крайний случай сообщи адрес - здесь надо действовать осторожней, понимая, кто перед тобой. Пообещай водки, денег - того, чего можешь.

Отправив "гонца", начинай периодически ходить перед окном, чтобы виден был. Тебе могут крикнуть "Не маячь, падла!" Это ментов раздражает. Сядь, пережди какое-то время, снова встань и походи. Главное, чтобы родственники, получив весточку и придя в отделение, тебя увидали. Ну, а дальше, уж как сложится. По крайней мере, они будут спокойны за твою жизнь, перестанут обзванивать морги и другие не менее печальные организации и - главное - смогут выйти на адвоката. А это значительно изменит твое положение.

Есть и другой способ. Ссылаясь на болезнь жены, просить, чтобы ей позвонили и сообщили о тебе, но (играть, так играть, да и жене, в самом деле, будет спокойней) проси, чтобы сказали ей не то что тебя задержали, а, например, что ты свидетель какого-нибудь происшествия, или помогаешь милиционерам в важном деле, потому и задержался. Иногда это действует.

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ.

1. Если за твоей спиной творится что-то непонятное, шушукаются на работе, интересуются неизвестные люди - насторожись. Благодушное настроение не приносит пользы.

2. Наружная слежка - дело хлопотное и вряд ли ты ей будешь подвергнут, но, обнаружив ее, внешне никак не реагируй, однако перестрой свою жизнь исходя из новых обстоятельств.

3. Лучшие меры предосторожности на этом этапе - заморозить все связи, свернуть все дела, резко сократить число знакомых. Живи по принципу: "дом - работа".

4. Предают только свои!

5. Попав в отделение, забудь о нормальных человеческих отношениях. Старайся понять, кто перед тобой, не нарывайся на негативную реакцию.

6. Не угрожай милиционерам будущим сведением счетов.

7. Ничего не подписывай!

Глава третья.

ТЫ И ТВОЙ АДВОКАТ

"... У крестьянина три сына. Старший умный был детина, средний сын - и так и сяк, младший - вовсе был дурак." Известная строка из очаровательной детской сказки о Коньке-Горбунке.

Все ее помнят.

Раньше наличие трех сыновей в семье не удивляло - картина была типичной. Сейчас другое дело, но разговор наш не об этом. А вспомнил я про троицу детей вот почему. Из троих одного обязательно старались сделать адвокатом. Конечно, если средства позволяли. Один становился прямым наследником дела, другой - врачом, военным или священником (выбор был велик), но третий, третий всегда обучался на адвоката. Ибо семейный адвокат - великое дело.

Правило это применимо и сейчас. Но поскольку нет никакой уверенности в том, что у читающего эти строки в семье есть такой специалист (у кого есть, тому данную главу, да и вообще книгу читать не обязательно, разве что из праздного интереса), так вот, для тех, у кого адвоката нет ни в семье, ни среди друзей и знакомых адресованы наши советы о работе с адвокатом.

КОГДА НАСТУПАЕТ НУЖДА В АДВОКАТЕ? КОГДА ОН МОЖЕТ ВСТУПИТЬ В ДЕЛО?

С точки зрения любого адвоката вопросы наши поставлены некорректно. Но именно так их обычно и задают. Поэтому ответ будет следующий. По закону адвокат имеет право вступить в дело либо с момента предъявления обвинение, либо с момента задержания. Таков, подчеркиваю, закон.

Но, по сути, АДВОКАТ ВСТУПАЕТ В ДЕЛО ТОГДА, КОГДА К НЕМУ ОБРАЩАЮТСЯ.

Вдумайся в это.

Адвокат - может и должен быть среди твоих знакомых, приятелей, друзей. Если такого не случилось, найми себе адвоката заранее, не бойся потратить деньги зря. Они окупятся сторицей в любой мало-мальски сложной ситуации, а уж при экстремальных обстоятельствах, роль адвоката становится ведущей.

По сути, заключив договор с адвокатом, ты получаешь в руки страховой полис, гарантирующий тебя от многих неприятностей.

ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ВЫЗВАТЬ АДВОКАТА?

Есть такая практика. Любому задержанному дается листок, в котором ему разъясняются его права. В этом же листке имеются четыре строчки: задержание, предъявление обвинения, следствие, суд. Напротив свободное пространство. Если ты считаешь, что адвокат тебе нужен на всех стадиях, то так и пишешь, если же он нужен лишь на каких-то из них, то указываешь напротив выбранных тобой, что именно здесь ты хотел бы его присутствия.

Хотя, мой тебе совет, пусть адвокат будет на всех стадиях - тебе же спокойней.

КАК ВЫБРАТЬ СЕБЕ АДВОКАТА?

Это, что называется, вопрос вопросов. И ответов на него несколько. При том, что каждый ответ обладает определенной логикой.

Наиболее простой, и на первый взгляд, безошибочный таков - поскольку работа адвоката публична его победы и поражения известны, то выбрать надо такого, кто чаще всего выигрывает дела, какую-нибудь знаменитость. Уж он-то не подведет. Он дело знает круто.

Что ж, логика здесь очевидна и спорить с ней нет смысла.

Вместе с тем, есть и другие мнения. Главное из них заключается в том, что идеальным будет тот адвокат, который работает в районе, где, если не повезет, тебе предстоит предстать перед судом. Такой адвокат знаком со всеми следователями, судьями. И знаком, как ты понимаешь, не только по делам в суде. Иногда они вместе проводят свободное время. Вот за счет этих связей ему вполне удастся решить ряд вопросов, которые могут оказаться не под силу знаменитости. Учти "импортных" адвокатов не любят. А со "своими" проще. Он всех знает и его все знают.

Логика тут такова: то, чего не сможет добиться знаменитость, легко сделает адвокат-стажер, который учился вместе со следователем или с судьей в одном классе.

Есть еще один аспект, который не следует упускать из виду, при выборе адвоката - его предыдущая деятельность. Согласись, что тот, кто прежде чем стать защитником, проработал судьей, или следователем, или прокурором, хорошо знаком со скрытыми деталями следственно-судебной машины. Так что же, такому и карты в руки? Вроде бы, да, но есть ряд оговорок. Опытный адвокат знает скрытые пружины ничуть не хуже и, кроме того, если прокурор, или судья, или следователь был раньше дуб дубом, то, став адвокатом, он не поумнел.

И все же, если адвокат, при прочих равных, работал следователем, то он, конечно же, предпочтительней.

Словом, выбор адвоката - дело непростое и, если у тебя есть на это время, не торопись, тщательно обдумай кандидатуру.

А чтобы дать больше пищи для раздумий вот тебе самая типичная история. Некая семья наняла для спасения своего родственника адвоката из знаменитых и, стало быть, дорогих. И хотя родственник тот получил срок, все остались довольны. Наниматели рассуждают при этом так: деньги, конечно, потрачены большие, но адвокат старался, и раз уж у него так вышло, значит так тому и быть, а потому наша совесть чиста, что могли, то и сделали.

Так думает и, идущий в зону, подсудимый. Он еще своим новым товарищам по несчастью скажет с гордостью: "Меня Такой-то защищал, если бы не он, хана бы мне была!"

И невдомек им всем, что такого же, а может быть и лучшего результата мог бы добиться обычный адвокат со связями в этом районе.

По крайней мере, денег бы потрачено было значительно меньше.

НАСКОЛЬКО НАДО БЫТЬ ОТКРОВЕННЫМ С АДВОКАТОМ?

Хорошо, если адвокат - твой близкий родственник или товарищ, такому довериться можно безо всякого. Ну, а если ты видишь его в первый раз, чем черт не шутит?! Так может быть не во все его посвящать, или сразу выложить свою оправдательную версию и на ней стоять? Спокойней как-то...

Мысли эти известны, но при этом вредны однозначно. Говорить надо все. Ибо, если рассказ адвокату будет не полный, то он потом может попасть впросак, он же по твоей версии работает, а знакомство со всеми материалами дела ему разрешен лишь после завершения расследования.

Банальный пример из практики. Пришел некий адвокат, нанятый родственниками, в СИЗО, вызывают ему будущего клиента и на вопрос: "Ну, что ты натворил?", тот начинает вполне правдоподобно рассказывать. И по мере рассказа, в голове адвоката крепнет мысль: "Сейчас его за руку из тюрьмы увести, или чуть позже?" - уж больно очевидна невиновность подзащитного.

Злой ушел из Сизо адвокат, поминая недобрым милицию, прокуратуру, следователей - как они посмели невиновного человека арестовать. Однако, по прошествию нескольких дней, решил он встретиться с потерпевшими и те ему, не таясь, рассказали такие факты и привели такие доказательства, что еще более мрачный пришел адвокат снова в СИЗО и, вызвав подопечного, сказал ему примерно следующее: "Что же ты, голубчик, меня обманываешь? Зачем мне, адвокату, врешь? Ведь на самом деле было совсем не так и рассказ твой шит белыми нитками. Нас с тобой на суде засмеют и слушать не станут. Давай-ка так, или ты мне все полностью рассказываешь и вместе мы выстраиваем линию защиты, или ищи себе другого адвоката."

За точность сказанного текста не ручаюсь - я на той встрече не присутствовал, но мысль прозвучавшая там, очевидна: АДВОКАТУ НАДО СООБЩАТЬ ВСЕ.

КАК ВРАЧУ.

И следовать его советам, как и предписанию врача, скрупулезно. Только в этом случае работа адвоката имеет смысл и может дать положительный результат.

НЕТ ЛИ СРЕДИ АДВОКАТОВ ТАКИХ, КОТОРЫЕ РАБОТАЮТ НА СЛЕДСТВИЕ?

Вопрос вполне резонный. Ты ему доверишься, а он тебя и сдаст со всеми потрохами. И поскольку он резонный, то задавался всем, кто участвовал в составлении сборника - прокурорам, следователям, наконец, самим адвокатам. Ответ был однозначный: адвоката, работающего против тебя и тайно помогающего следствию, в природе практически не существует. И логика здесь проста: такого адвоката, если не после первого, то после второго дела "вычислят" и, если не побьют, то уж дел иметь с ним точно не будут.

Кроме того, адвокату это совершенно невыгодно - денег за такое сотрудничество иметь он не будет, а если будет, то столь незначительные, что их можно не принимать в расчет. Тогда зачем ему столь неаппетитные вещи. Овчинка выделки не стоит.

Я уже не говорю о простой порядочности.

Так что верить адвокату можно.

НАСКОЛЬКО АДВОКАТ ОТКРОВЕНЕН С КЛИЕНТОМ?

Вопрос этот не менее важен, чем первый и так же волнует. В самом деле, может быть адвокат давно уже понял, что дело твое безнадежно, что грозит тебе срок и немаленький, но поскольку деньги ему платят, то он просто сохраняет хорошую мину при плохой игре. Когда он говорит тебе: "Сделай так-то и так-то", что он имеет в виду, твое благополучие или свой гонорар?

И на этот вопрос ответ короткий и утвердительный: адвокат с тобой полностью откровенен, ему нечего от тебя скрывать - вы деретесь, что называется, плечо к плечу. И если он предлагает тебе некий план, прими его, ибо предложенный план - лучшее, что он смог придумать, как профессионал.

Конечно, он не станет читать тебе лекции по основам правоведения и других юридических наук, не станет объяснять тебе всего механизма, да тебе этого и не надо. Он откровенен с тобой до конца в пределах твоей компетентности.

Другое дело его отношение с родственниками. Здесь многое зависит от личной порядочности адвоката. Представь себе следующую картину: адвокату известно, что ты, сидящий в СИЗО, непременно выйдешь на свободу (такое тоже иногда случается в нашем суде). Он приходит к родственникам и говорит: "Все нормально. Заплатите сколько следует и я к нему (то есть к тебе) похожу, шоколадку при случае передам, письмо или сигареты". Таких адвокатов подавляющее большинство. Но бывают и другие, те что говорят: "Статья-то до пяти лет. Вот этот "пятачок" ему и "впаяют". То есть железно сидеть будет. Но я его спасу. Конечно, при этом потребуются дополнительные расходы". Родственники дают, а потом ты выходишь на свободу и все довольны.

Повторюсь, таких адвокатов очень мало, но все же они есть. Так что думай, сильно думай, прежде чем заключить договор с адвокатом.

ЧТО ТАКОЕ "АДВОКАТ ПО НАЗНАЧЕНИЮ" И КАК С НИМ РАБОТАТЬ?

По конституции нашего государства каждый гражданин России имеет право на защиту. А потому, если только ты не заявишь о том, что не нуждаешься в адвокате, тебе его предоставят. Конечно, лучше иметь своего, проверенного, но если такового нет, будет приглашен любой адвокат из любой консультации. Вот это и есть адвокат по назначению. По закону он обязан принять участие в решении твоей судьбы вне зависимости от того сможешь ли ты ему платить за работу или нет.

Такова теория.

А дальше начинается проза будней.

Как известно, бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Конечно, есть еще представители племени донкихотов, готовые сразиться с противником, прийти на помощь из высоких побуждений, не требуя возмещения в виде денежного эквивалента, но таковых в наш меркантильный век до изумления мало. Большинство же делает четкое различение между подачей милостыни нищему и неоплачиваемым трудом, считая последний унизительным. Один из адвокатов заметил как-то, что безгонорарно защищать кого-то - то же самое, что бесплатно сделать у незнакомых людей капитальную уборку с мытьем унитаза, ванны и прочее и прочее.

На мой вопрос, а как же быть с законом об обязательном участии адвоката в процессе, он ответил, что участие бывает двух видов деятельное и бездеятельное, то есть формальное. Каким оно будет, если адвокат работает без оплаты, догадаться нетрудно.

Потому, вызвав адвоката по назначению, будь готов к тому, что первый вопрос, что ты от него услышишь, будет касаться оплаты.

Во всем же остальном адвокат по назначению не отличается от адвоката нанятого заранее. Те же вопросы, те же закономерности.

Однако, даже если у тебя нет денег, все равно настаивай на адвокате. Он, худо-бедно, но будет защищать твои права. Ни в коем случае не поддавайся на слова следователя о том, что дело твое ясное и сидеть тебе зоне, как пить дать, а деньги за труды адвоката из твоих скудных зарплат вычитать будут, лишая тебя нормальной "отоваровки" в ларьке зоны. Не соглашайся на его предложение об отказе от адвоката, мол, защищать себя буду сам. Этим ты поможешь следователю, а какой смысл ему помогать?

ОСОБЫЕ ОТМЕТКИ НА ТВОЕМ ДЕЛЕ И АДВОКАТ.

Зачастую на твоем деле неизвестно откуда возникает красная черта по диагонали, означает она, что ты склонен либо к побегу, либо к совершению тяжких преступлений. Запомни, подобная полоса может появиться лишь по справке следователя в которой отражены конкретные факты. Но бывает и так, что следователь, раздраженный твоим поведением или подзуживаемый кем-то, например родственниками потерпевшего, "награждает" тебя этим знаком отличия, не имея никаких на то поводов. Вот когда адвокат может и должен вмешаться и предотвратить несправедливость. Потому что "красная полоса" - знак чертовски противный и принесет тебе массу неприятностей.

АДВОКАТ - ТВОЯ ЖЕНА.

Закончился суд, ты поиграл, теперь твоя дорога в кассационку, а оттуда по этапу в колонию. Все это плохо, трагично, но оставим эмоции в покое. Подумай вот о чем. Пока ты сидишь в тюрьме, тебе положено лишь одно свидание с родственниками, в первые дни после вынесения приговора. В зоне - несколько длительных и чуть больше коротких. А ты без них скучаешь, тебе без них плохо, а им без тебя... Есть ли выход из ситуации? Есть! Ты можешь добиться, чтобы по определению суда твою жену (мать, брата, сестру - кого надумаешь) сделали твоим адвокатом.

Такое право у родственников есть. В этом случае он - родственник - действует по доверенности, в отличии от адвоката-профессионала, действующего по ордеру.

КОЛИЧЕСТВО СВИДАНИЙ АДВОКАТА СО СВОИМ КЛИЕНТОМ НЕОГРАНИЧЕННО!

А по приезду домой из зоны твоя жена может встретится с профессиональным адвокатом. Как коллега с коллегой... Не возбраняется.

Как говаривали древние римляне: "SAPIEN SAT" - УМНОМУ ДОСТАТОЧНА.

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ.

1. Адвокат вступает в дело тогда, когда к нему обращаются. Не скупись, заранее заключи с ним договор. Это позволит вам, как минимум, лучше узнать друг друга.

2. Лучший адвокат не тот, кто берет большие деньги, а тот, у кого большие связи.

3. Будь с адвокатом, как и с доктором полностью откровенным. Твоя откровенность - залог успешного лечения болезни.

4. Полностью доверяй советам адвоката, помни, он работает на тебя.

5. И адвокату по назначению надо платить. Бесплатным бывает только сыр в мышеловке.

6. Твоим адвокатом может стать твоя жена.

Глава четвертая.

СЛЕДСТВИЕ ВЕДУТ ЗНАТОКИ

Итак, следствие. Очередной круг дантова ада. Даже если не взят под стражу, все равно несвободен. И снова хочу напомнить, для сидящего напротив ты не человек, ты - МАТЕРИАЛ. Поэтому забудь о доброте, о человечности, забудь обо всем, что называется нормами нравственности и морали. Знаменские, Томины и Кибрики действуют только в телевизионных сериалах.

В жизни их не существует.

Поэтому будь адекватен ситуации. Самый гнусный из следователей, работавших со мной, на первом допросе обратился ко мне с такими словами: "Я хотел бы и дальше Вас уважать, иметь возможность пожать Вашу честную руку!" В его голосе звенел пафос. На самом же деле, надо было ему одно - получить от меня чистосердечное признание. Сколько таких дураков как я попалось на подобную приманку. В кассационной камере тюрьмы, а потом в зоне, читая чужие приговоры, слушая горькие рассказы товарищей по несчастью, я постоянно в этом убеждался.

Там же, в тюрьме я впервые услышал полные глубокого смысла слова: ЧИСТОСЕРДЕЧНОЕ ПРИЗНАНИЕ ОБЛЕГЧАЕТ СОВЕСТЬ, НО УДЛИНЯЕТ СРОК!

Поэтому правило первое: НИКАКИХ ЧИСТОСЕРДЕЧНЫХ ПРИЗНАНИЙ.

Следователь пытается доказать твою вину - что ж, флаг ему в руку! Пусть доказывает. С какой стати ты должен помогать ему припаять тебе срок?!

Таковы общие рассуждения. А теперь конкретные ответы на конкретные вопросы.

КАК ВЕСТИ СЕБЯ НА ПЕРВОМ ДОПРОСЕ, ЕСЛИ РЯДОМ НЕТ АДВОКАТА?

В Конституции России есть статья 51. Первый пункт в ней звучит следующим образом: "Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральными законами". На первом же допросе следователь должен ознакомить тебя с этой статьей под роспись. Как только он это сделал, ты имеешь полное право на все его вопросы отвечать односложно: "51 статья!", что значит, что ты отказываешься отвечать. Даже если пойман с поличным.

Молчать.

Юристы знают такую, казалось бы, парадоксальную фразу: "Пойманный с поличным еще не пойман". Но никакого парадокса тут нет. Существует множество вариантов выхода из создавшегося положения. Досконально знает их лишь специалист, то есть твой адвокат. Вот пусть он и займется делом. А у пойманного голова забита другим, не о том он думает в тот самый момент, когда быть может от двух, трех его слов зависит очень много.

А потому - статья 51!

Даже если не придет на первый допрос адвокат, в камере, куда тебя отведут, что-нибудь присоветуют. Там ведь и умные люди попадаются!

Особенно важно следовать этому правилу, если попадается группа. Тут уж даже самое малое признание влечет за собой полную раскрутку.

Совсем иначе дело обстоит в том случае, если по недосмотру, забывчивости, глупости, пренебрежению к закону или по любой другой причине тебе 51 статью не разъяснили. Ты про нее знаешь, но не торопись поправлять следователя. Сыграй с ним в эту игру.

Дело в том, что вышло разъяснение Верховного Суда, в котором говорится, что в случае, если допрашиваемому не была разъяснена статья 51 конституции России, его показания считаются недействительными и судом во внимание приниматься не должны.

И уже был такой случай. Допрашивали пятерых соучастников некого дела, всех допросили и никому из них не разъяснили 51 статью. Обвинение же было построено на противоречии в их показаниях. Серьезное обвинение, толстые тома. Отправили дело в суд. На первом же заседании все пятеро заявляют, что не будут давать показания в суде, а что касается предыдущих показаний, данных на следствии, то они от них отказываются.

Судья, понимая, что все тома можно смело отправлять псу под хвост, разъясняет им 51 статью, но подсудимые молчат и дальше, теперь уже на законных основаниях.

И все. Дело было прекращено.

ПОМНИ О ПЯТЬДЕСЯТ ПЕРВОЙ СТАТЬЕ!

КАК ДЕЙСТВУЕТ СЛЕДОВАТЕЛЬ?

Во время допроса следователь - твой главный противник, поэтому знать его методы, понимать, что он, собственно, делает в тот или иной момент допроса просто необходимо. Эти знания могут помочь тебе не стать козлом отпущения.

Очень важно понять следующее: к каждой статье УК, к каждому его пункту существует пространный, детально разработанный комментарий и следователь внимательно этот комментарий изучает, чтобы подогнать обвинение под точно выписанный стандарт, потому изучи его и ты - будешь понимать, куда он гнет, научишься отслеживать каждый его шаг.

Сегодня, когда высокопрофессиональные следователи гуртом подались на более хлебные работы - в адвокаты, в коммерческие структуры и пр. и пр. на их место пришли новички. По большей части люди для следствия посторонние. Зачастую с десятью классами образования, с техникумом. Их, как правило, назначают младшими следователями, не имеющими права вести допрос, если нет специального распоряжения или отдельного поручения. А поскольку следователей - настоящих - не хватка, то они - младшие следователи - допросы и ведут.

Вычислить их просто, достаточно взглянуть в протокол и, если там написано, что допрос ведет исполняющий обязанности следователя, знай перед тобой один из таких новичков. Ты можешь, потребовать, чтобы тебе был представлен либо приказ, назначающий его следователем, либо отдельное поручение - это совершенно официальный документ. Если таковые тебе представлены не будут, тогда либо ты можешь отказаться отвечать на вопросы, либо, для разминки (узнать куда тебя ведут) отвечать, но в конце допроса, вписать в протокол, что "лицо меня допрашивающее не предъявило своих полномочий".

Все. С этим протоколом можно сходить до ближайшего туалета.

Обрати внимание на то, как твой следователь себя ведет. Если спокоен и пишет любую ахинею, что ты несешь, насторожись - в его распоряжении, по всей видимости, есть что-то обличающее тебя, какие-то доказательства. Если же он орет, как недорезанный, стучит кулаками, ногами, обещает тебя сгноить в камере и т.д., с облегчением вздохни - у него на тебя ничего нет. Тебе просто пытаются выкрутить руки.

Следи за каждым вопросом. Прежде чем ответить на самый, казалось бы, обыденный, сосчитай до десяти, а за это время подумай, как отвечать, почему этот вопрос возник, то есть держи общую нить допроса. Можешь, сосчитав до десяти, переспросить, может ты вопрос понял неверно, может быть следователь его иначе сформулирует, а у тебя еще будет время подумать.

Ни в коем случае не расслабляйся! Пусть тебя не успокаивает добродушный тон следователя, его монотонность, он ждет когда ты расслабишься, чтобы задать внешне невинный вопрос, но именно он - этот вопрос - придаст допросу новый невыгодный для тебя поворот.

Вообще же самые лучший ответ на вопросы следователя: НЕ ПОМНЮ.

Имей в виду, это уголовно не наказуемо, не приносит никаких последствий, а вспомнить ты сможешь в любое удобное для тебя время. Даже на последнем слове.

А вот ответы типа: НЕ ЗНАЮ, НЕ ВИДЕЛ, НЕ СЛЫШАЛ - опасны. А вдруг в суде будет доказано, что знал, видел, слышал. Тогда - это дача ложных показаний.

Не поддавайся на самый простые провокации - например, слушая тебя, следователь открывает папку и смотрит какой-то лист, лежащий внутри, как будто сравнивает твои слова с тем, что в нем записано. Прием рассчитанный на дурака, вспомни, именно таким приемом обвел вокруг пальца карманного воришку "Кирпича" некто Жеглов в фильме "Место встречи изменить нельзя".

Прием этот жив и, надо отдать ему должное, действует по сей день. На самом же деле ничего в той папке нет, следователь что называется "понтует". Уж к допросу он прочел все имеющиеся по твоему делу бумаги, можно сказать выучил их наизусть. А если ему и в самом деле нужно что-то просмотреть заново, он спокойно отправит тебя в камеру до следующего допроса, или обойдет это место, с тем, чтобы вернуться к нему в следующий раз. Торопиться ему некуда, ведь в камеру к баланде и параше потопаешь ты.

Есть и другой прием, не менее распространенный. Выслушав тебя, следователь замечает:

- Вы говорите так, а ваш сосед (приятель, знакомый, свидетель - любой другой) говорит иначе...

При кажущейся простоте, фраза чертовски хитра. Ведь следователь не утверждает, что кто-то из упомянутых свидетельствует против тебя, он лишь отмечает, что кто-то что-то сказал иначе. Может быть речь идет о цвете машины, о том был ли в этот день дождь или горячий ли был чай в кафе, где вы вместе были.

Поэтому не стоит сразу накручивать нервы и с места в карьер интересоваться, а что он говорит? Для следователя такой вопрос - своего рода сигнал, значит ты что-то такое не досказываешь или врешь, раз боишься показаний свидетелей. Самый лучший ответ таков:

- Меня его показания не интересуют. Я говорю правду и это было именно так.

Скажи это спокойно, без нажима, как от мухи отмахнись. Мол стану я еще по всякому пустяку спорить!

Другой, очень действенный в ситуации первого допроса прием. Следователь начинает вести протокол, записывает все твои данные, а затем, оторвав взгляд от листа, или все так же уткнувшись в бумаги, говорит небрежным голосом:

- Вы, конечно, знаете по какому поводу вас вызвали?

Единственно возможный - без вариаций! - ответ:

- Представления не имею...

И при этом глаза твои невинные, невинные.

Прием этот коварен до невозможного. Применяется всеми без исключения следователями и дает результат! Простейшим примером тому случай, рассказанный одним из них.

Приходит к нему как-то по повестке паренек, вызванный по подозрению в угоне "Запорожца". И происходит между ними следующий диалог:

- Знаете по какому делу вас вызвали?

- За угон, что ли?

- За угон!

- За какой?

- Вы что же своих угонов не знаете?

- По "Москвичу" что ли?

- Да, по "Москвичу"

Паренек сникает и все рассказывает. Подписывает протокол. И тогда следователь спокойно говорит:

- А теперь давайте о втором угоне поговорим.

- О каком?

- По "Запорожцу"

И бедолаге ничего не оставалось делать, как рассказать и о нем. Так, сам того не подозревая, он подарил следствию эпизод.

Значит, единственным правильным ответом на вопрос, знаешь ли ты зачем зван, будет: "Понятия не имею. Сам удивлен."

Конечно, все рассказанное касается преступников, то есть, людей нарушивших закон. Но, к сожалению, даже если ты чист, как стеклышко, тебе могут предъявить совершенно несуразное обвинение и осудить. Таких случаев достаточно. Еще чаще случается, что твоя вина, благодаря действию следователя и твоей глупости (давай называть вещи своими именами) претерпевает значительное изменение в строну утяжеления статьи, а стало быть и срока.

Излюбленный метод следователей, о котором упоминается в многих воспоминаниях, даже в детективной литературе и, который, несмотря на это действует и сегодня и действует практически безотказно - два следователя, работающие в одной упряжке. Один из них - жесткий и злой, постоянно действующий тебе на нервы, оказывающий психологическое давление, другой - милый и добрый человек, сочувствующий тебе во всем. Он, после первого, воспринимается тобой, как отец родной. Он и пригорюнится по твоему поводу, и письмо домой "отнесет", если будешь дураком и доверишь. Словом - он - человек. Ты ему, как на исповеди все расскажешь, если поддашься.

Он-то и приговорит тебя к сроку. Потому что он ИГРАЕТ ДОБРОГО, а на самом деле такой же следователь, как и "злой". А может быть еще злее. Просто роли у них так распределены.

Потому, будь бдителен. Не расслабляйся.

Еще одно замечание. Касается оно так называемого “языка тела”, то есть внешних, не словесных проявлений твоего состояния. По ним, опытный следователь легко вычислит тебя. Простой пример: ты сидишь напротив следователя, отвечаешь на его вопросы вроде бы спокойно, но руки твои скрещены на груди. Такая поза, и следователь это знает - учили, прямо-таки кричит о твоей скрытности, не желании говорить правду. Так что, даже если это просто твоя любимая поза, откажись от нее, сядь прямо, не закрывайся.

Я уже не говорю о глазах - тут все ясно. Отводишь взгляд - врешь, бегающие глаза - снова врешь.

Вот так.

Поэтому совет - найди на книжных развалах брошюрку на тему языка тела - их теперь видимо не видимо и прочти. Даже если не пригодится (и слава богу!), получишь вполне занимательное чтиво.

МОЖНО ЛИ МЕНЯТЬ ПОКАЗАНИЯ ПО ХОДУ СЛЕДСТВИЯ?

Можно, но перед этим следует четко продумать причину, по которой показания изменены. И причина эта должна быть очень убедительной. Потому, что спросят и не один раз и в ходе самого следствия, и в ходе суда. Особенно в ходе суда. Там тебе предстоит (совместно с адвокатом) доказать судье, что именно измененным показаниям надо верить, именно их надо принимать за основу.

При этом следует понимать, что если в деле фигурируешь ты один - изменить показания легче, но когда вас двое или больше, всякое изменение показаний может ударить по твоему подельнику, а затем рикошетом отлететь тебе. Тут самое время вспомнить старый тюремный анекдот.

На прогулке в тюремном дворике перекрикиваются через стену два подельника.

Первый: Ва-а-аська! Я нож-то отмазал!

Второй: Молодец! А как отмазал?

Первый: Да я сказал, что он у тебя был!

Вопрос в задачке: как поведет себя Васька на допросе, узнав о таком изменении показаний своего подельника?

И еще одно. Приготовься к тому, что судья из всех твоих показаний выберет не то, что нужно тебе, не то, что ты считаешь наиболее правильным, а как раз то, что нужно ему, то, что подходит для обвинительного приговора. Ибо и сегодня наш суд больше доказывает вину подсудимого, чем его невиновность. Осуждает, а не судит. Но об этом более подробно в главе посвященной суду.

КАК РАБОТАТЬ С ДОКУМЕНТАМИ? НА ЧТО ОБРАЩАТЬ ВНИМАНИЕ?

Любой протокол надо читать от начала до конца. Читать медленно, обращая внимание на любые мелочи, на пустые строчки.

Никогда не подписывай никаких пустых бумажек, бумаг с пропущенными, пустыми строками. При подписи, если пустые строки есть, попроси разрешения следователя зачеркнуть или перечеркнуть их знаком "Z". Могут потом дописать что-нибудь, а подпись твоя уже стоит.

Должно быть полное соответствие твоих слов написанному. Иногда дело зависит от запятой. Классический пример. В одном протоколе было записано, что "изъяли автомат в сумке и документы". Во втором: "изъяли автомат в сумке; документы" Из первого протокола со всей очевидностью ясно, что автомат принадлежал подозреваемому, так как лежал вместе с его документами в одной сумке. Из второго протокола это не следует. Автомат был в сумке, а документы отдельно.

В первом случае - статья за хранение оружия, во втором - надо доказывать и отходов здесь много. Например: "Нашел на лестничной площадке, собирался отнести в милицию... " Так возникает, пусть незначительный, но шанс.

Читая протокол ты можешь сказать:

- Я здесь говорил так, а вы записали иначе...

И не поддавайся на успокаивающую фразу следователя:

- Ну, это же одно и то же.

Настаивай на своем:

- Нет, давайте запишем так, как я сказал.

Больше того, может случиться, что по ходу допроса, ты сказал что-то такое, о чем тут же пожалел. Но следователь уже записал твои слова, внес их в протокол. Тогда, при чтении, ты можешь потребовать внести в протокол уточнение и сам вписать их, придав своим неосторожным словам совершенно иной смысл.

Это касается как подозреваемого, так и свидетеля. Конечно, атмосфера допроса может быть всякой. Пришедший на дачу показаний часа три прождал следователя, просидел в душном коридоре, дел невпроворот, а тут еще читать протокол, написанный не всегда разборчивым почерком. Можно махнуть на все рукой, да гори оно ярким пламенем! и подписать не вчитываясь. А потом, на суде бесполезно протестовать:

- Да не говорил я такого!

Тебя подзовут к судейскому столу, покажут лист на котором стоит твоя подпись и спросят:

- Подписывали?

- Подписывал, но...

- А что выше написано прочитали: "С моих слов записано верно и мною прочитано" Так?

- Так, но...

- Никаких "но". Идите на место.

И все. Как говориться: "Поздно, Маша, пить "Боржоми", если почки отказали!" Своей неосторожность, ленью или просто торопливостью можно подвести и себя и других под такой монастырь, что только ахнешь!

Тут есть один очень важный нюанс. Смысл его в том, кем сделана запись: " С моих слов записано верно и мной прочитано". Тобой или следователем. Если тобой, тогда спорить и отпираться смысла нет. Если же следователем, а такое случается чаще всего тогда, когда при допросе он забыл предложить тебе написать эти строки, а, вспомнив, вписал их сам, смело можешь говорить, что протокол не читал, от написанного отказываешься и следователь тебя попросту обманул. Можно написать так: "С моих слов записано верно" и расписаться. Не дописав: "мною прочитано" получаешь в суде незначительный, но все же шанс, заявить, что протокол не читал, а лишь механически выполнил команду следователя, который, ко всему прочему, читал тебе протокол вслух, и читал совсем не то, что написал на самом деле.

Не бойся досадить следователю. Он твой противник, и, заметь, это происходит совсем не потому, что следователь зверь. Нет, он нормальный человек и совсем не горит желанием "впаять тебе срок". Просто каждая работа накладывает на человека свои особенности, укладывает его мысли в жесткие стереотипы. Следователь, как профессионал, знает соответствующую статью УК, знает, какие признаки ей присущи. Поэтому, совершенно механически может записывать твои слова не так как говоришь ты, а так как "положено" по этой статье. Простейший пример - толчок и удар. В быту мы часто путаем их, на самом же деле это совершенно разные вещи. И в суде квалифицируются по-разному. Так ты, выступая в роли свидетеля, говоришь:

- Сидоров толкнул Иванова в плечо.

Следователь при этом пишет: "Сидоров ударил Иванова в плечо" Раз ударил, значит кулаком и так далее. Не обратишь внимание на эту разницу, твои слова могут сильно навредить ни в чем не повинному человеку.

Поэтому читай все самым внимательным образом и, заметив неточность, не ленись, бери ручку и пиши свои пояснения.

ЗАПОМНИ. ИДЕАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ ДЛЯ ТЕБЯ, КОГДА СЛЕДОВАТЕЛЬ ПИШЕТ В ПРОТОКОЛ ВОПРОС, А ТЫ САМ, СОБСТВЕННОРУЧНО ПИШЕШЬ НА НЕГО ОТВЕТ. ПОКА ТЕБЕ ЧЕРЕЗ СТОЛ ПЕРЕДАЮТ ПРОТОКОЛ, ПОКА ТЫ ЧИТАЕШЬ ВОПРОС (ДЕЛАЙ ЭТО НЕ СПЕША) У ТЕБЯ ЕСТЬ ВРЕМЯ ОБДУМАТЬ И СФОРМУЛИРОВАТЬ ОТВЕТ. ТАКОЙ, КАКОЙ ТЕБЕ НУЖЕН.

Вот тебе конкретный пример, когда из-за одного слова, точнее, из одной буквы, человеку пересмотрели приговор и вместо трех лет, которые он, кстати, досиживал, дали восемь. Дело было так. Грузин - а действующее лицо нашей истории именно грузин, - который как и все грузины, говоря по по-русски, не выговаривал букву "Ы" (она вообще отсутствует в грузинском алфавите) защищался в драке от нападающего. Нападающий имел нож. Дело происходил на лестнице. В результате драки, нападающий неловко упал и напоролся на собственный нож. Смерть наступила моментально. Грузину дали три года, квалифицируя его деяние, как превышение самообороны. Вроде бы все правильно. Но в протоколе допроса на вопрос том, где грузин находился, тот ответил: "Я был сверху" (и вопрос и ответ закономерны, так как в результате борьбы, оба упали). Но - обрати внимание - грузин произнес слово "бЫл" как "бИл", и получилось "Я бил сверху." И этого оказалось достаточно, чтобы второй суд квалифицировал его ответ, как указание на направление удара. Превышение самообороны превратилось в неумышленное убийство.

Восемь лет за одну букву!

Возможно, это анекдот, но очень похож на реальность.

ОЧНАЯ СТАВКА.

Первый совет - на очной ставке детально следуй советам адвоката.

Ни в коем случае не вступай в полемику. Следователь задает один и тот же вопрос двум лицам, которые, естественно, отвечают по-разному. Не пугайся, если второй говорит совершенно противоположное твоим словам. Твой вариант ответа тоже будет изложен в протоколе, а если не будет, то ты имеешь полное право это потребовать, после ознакомления с протоколом. Вступая же в полемику, да еще по пустякам, ты во-первых, можешь потерять контроль над ситуацией и допустить ошибку, что называется "крыша поехала", во-вторых, разозлишь оппонента и тот закопает тебя еще глубже, в третьих, дашь возможность следователю еще больше усомниться в твоих словах и, наконец, результатом такого спора будет пустая трата твоих нервных клеток.

Пусть он говорит свое, а ты - свое. И твердо стой на этом.

Есть и другой путь - просто молчать, не отвечая на те вопросы, которые направлен против тебя и потому неудобные. В протоколе это будет отражено, но пусть это тебя не смущает - помни о 51 статье Конституции.

Очень часто перед очной ставкой испытывают страх. Скажу не так, а он, паразит, потом найдет меня и грохнет. Отбрось всякую боязнь, не дай страху исказить твои мысли, веди себя уверено, говори то, что поможет тебе!

Иногда бывает так, что очная ставка нужна тебе самому. Тогда ты пишешь ходатайство о ее предоставлении. И уже от следователя зависит, разрешить тебе ее или отказать. Тут в действие вступают его расчеты. Однако, даже если он не разрешил очную ставку, ты сможешь воспользоваться самим фактом написания ходатайства на суде.

О ХОДАТАЙСТВАХ ВООБЩЕ.

Письменной просьбой об очной ставке ты отнюдь не исчерпываешь своих прав. Их у тебя по ходу следствия предостаточно.

Например, ты можешь ходатайствовать о вызове нужного тебе свидетеля. Если следователь почувствует здесь подвох, тебе откажут. Не беда, повтори ходатайство на суде. Зафиксированное в деле и поддержанное адвокатом, оно вызовет у судьи сомнения. В добрый час - капля камень точит!

Вообще борись до последнего. Все права, которые у тебя есть - используй! Все жалобы, заявления, ходатайства - пиши. Но не просто пиши, даже если они будут отклонены, требуй письменного ответа о причинах отклонения. И обязательно проследи, чтобы и твое ходатайство и постановление об его отклонении были приобщены к делу.

Тут есть очень важный нюанс. Дело, поступающее в народный суд, несколько отличается от дела, которое ведется в период следствия. Следователь "чистит" его, выбрасывает все, на его взгляд, ненужные бумажки. Он считает их ненужными, но ты можешь придерживаться другого мнения, а потому, при ознакомлении с уголовным делом (статья 201 УПК), ты можешь заявить ходатайство о приобщении данной бумаги к делу, или, что еще эффектней, заявить протест на безосновательное изъятие части документов.

Итак, пиши, как только появляется к этому повод.

Хуже не будет.

Пусть разбирается следователь. Это его головная боль. А для тебя вдруг что-нибудь да сработает! Не бойся прослыть кляузником - на кон слишком много поставлено! Вспомни русскую сказку о двух лягушках, попавших в кувшин с молоком. Одна смирилась со своей участью и пошла ко дну, другая - прыгала, прыгала, сбила под ногами кусок масла, оттолкнулась от него и выпрыгнула на свободу. Не иди ко дну добровольно. Тебя и так стараются утопить.

Отдельное место занимают жалобы о давлении на допросах. Оно, увы, существует. И моральное и, ни для кого это не секрет, физическое. В этом случае обращайся к следователю с ходатайством: "Прошу провести судебно-медицинскую экспертизу." Тебе могут отказать, но в этом случае твой адвокат пишет заявление на имя начальника ИВС или СИЗО с просьбой освидетельствовать его клиента на предмет избиения.

Следующая инстанция - прокуратура.

Вот типичный пример из адвокатской практики. За два месяца его клиент, находясь в тюрьме под следствием, потерял в весе 15 килограммов.

Били.

На все жалобы и ходатайства об освидетельствовании следовал отказ. Тогда адвокат пошел на крайнюю меру. Он заявил следователю, что в его распоряжении имеется фотография клиента сделанная накануне помещения в тюрьму и еще одна, тайно снятая им несколько дней назад, и пригрозил, что пошлет обе в Генеральную прокуратуру вместе с медицинскими документами.

Избивать его подзащитного перестали.

КАК ВЕСТИ СЕБЯ ВО ВРЕМЯ СЛЕДСТВИЯ, НАХОДЯСЬ НА СВОБОДЕ?

Сверни все дела, чтобы они не отвлекали от правильного поведения. Еще раз пересмотри все свои связи. Подумай, без каких знакомств сможешь обойтись (ты удивишься, обнаружив, что, практически, почти безо всех). Не болтай лишнего.

- Я слышал, на тебя дело завели, на допросы таскают.

Неверный ответ:

- Ну и черт с ними, все равно ничего не узнают, не докажут!

Верный ответ:

- Да, поклеп какой-то, я же чист, как стекло, а они... Но уверен, разберутся, дело закроют, еще и извиняться им придется.

И так со всеми.

Даже с самыми близкими.

Если для следствия надо, чтобы ты выехал в другой город, не проси оплатить твои расходы. В ответ можешь услышать:

- Не хочешь сам, повезем за казенный счет, в наручниках.

И ведь повезут!

КАК ВЕСТИ СЕБЯ ВО ВРЕМЯ СЛЕДСТВИЯ, НАХОДЯСЬ В ТЮРЬМЕ?

В целом о поведении в камере мы будем говорить в другой, специально этому посвященной, главе. Сейчас же речь конкретно о том, что надо делать, чтобы не испортить себе жизнь, невольно помогая следствию. Для этого помни, что в камере можно говорить обо всем, но при этом избегать любых разговоров непосредственно о твоем деле, знакомствах, связях. Стукачи есть везде!

Вместе с тем, кое-что рассказать, конечно, придется. Поскольку обязательно спросят: "За что сидишь, бродяга? Что вешают?" Лучший ответ в таком случае: "За то-то и за то-то, но все это неправда, облыжно обвиняют. Вот разберутся, дело закроют и еще извинятся".

Сокамерники могут тебе не поверить - большинство из них говорит то же самое, но с вопросами отстанут и стукач ничего не сможет на тебя донести.

МОЖНО ЛИ ВЫЙТИ НА СВОБОДУ, НАХОДЯСЬ В ТЮРЬМЕ ВО ВРЕМЯ СЛЕДСТВИЯ?

И можно, и нужно! Судья тоже человек и как бы не был гуманен, подспудно считает, раз сидел в тюрьме, значит виновен больше, раз был на свободе, значит виновен меньше. В данном случае это чрезвычайно важный психологический фактор.

А выйти на свободе можно под залог, под подписку о невыезде. В решении этой проблемы ведущую, если не сказать единственную, роль играет адвокат, его мастерство, его связи.

ВАРИАНТ ДЛЯ САМЫХ СИЛЬНЫХ.

Предлагаемый вариант, и в самом деле рассчитан на людей с сильной волей и недюжинным хладнокровием. Смысл его в том, чтобы вообще не давать никаких показаний до завершения дела. Логика здесь такова: поскольку я не знаю, что следствие имеет против меня, поскольку я не знаю, что показывают свидетели, поскольку я не знаю, какие документы удалось раскопать, поскольку я вообще ничего не знаю, то лучше я уж помолчу, а познакомившись с делом, буду иметь полное представление, вот тогда и соображу, как поступать, что делать.

Однако, еще раз хочется предупредить, этот вариант - для сильных. Потому что при таком раскладе никто не гарантирован от давления со стороны следствия.

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ.

1. Каким бы не был хорошим человеком следователь, на работе он нацелен на то, чтобы доказать твою вину, так что все его действия расценивай исходя из этого.

2. Чистосердечное признание - прямой путь в тюрьму. Делай его лишь с указания адвоката.

3. Всегда помни о своих конституционных правах, в частности о статье 51 конституции РФ.

4. Не поддавайся на провокации, сохраняй бдительность и спокойствие.

5. Прежде чем ответить на очередной вопрос, сосчитай до десяти, или переспроси, а в это время постарайся понять, зачем он задан.

6. Изменяя показания, помни об обосновании этого шага и кроме того, о том, как это отзовется на других.

7. Читай протокол и любые другие предъявленные тебе документы от первой строки до последней, требуй точной передачи смысла твоих слов, сам бери ручку и пиши уточнения. Не подписывай пустых строк, либо сам зачеркни, либо попроси, чтобы это сделал следователь.

8. На очной ставке не пугайся и не скандаль. Твердо стой на своем. Твои слова будут записаны в протокол. Тщательно проверь это.

9. Полностью используй свои права по части жалоб, ходатайств, заявлений. Пусть тебе отказывают, называют кляузником, на суде все это может окупиться.

10. Находясь во время следствия в тюрьме, старайся выйти на свободу. Судья психологически настроен против того, кто все следствие просидел под стражей.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

10.12 20:50 Сборная РФ по прыжкам на лыжах с трамплина поедет на ОИ-2018
10.12 20:24 Лариса Гузеева попала в базу данных «Миротворца»
10.12 20:03 Нетаньяху попросил Эрдогана не читать лекции о морали
10.12 19:45 США пообещали «взяться» за Северную Корею
10.12 19:27 Исполком IBU ограничил в правах Союз биатлонистов России
10.12 19:04 «Спартак» разгромил ЦСКА в 20-м туре чемпионата России
10.12 18:47 Участники марша в Киеве выдвинули требования к Раде
10.12 18:31 В Осло вручили Нобелевскую премию мира
10.12 18:07 Саакашвили подал в суд на генпрокурора Украины
10.12 17:49 Россия упустила бронзу в женской эстафете на этапе КМ по биатлону
10.12 17:32 Кандидаты в сборную РФ по тяжелой атлетике сдадут экзамен о допинге
10.12 17:05 Эрдоган назвал Израиль террористическим государством
10.12 16:40 СМИ анонсировали новую проверку российских футболистов на допинг
10.12 16:09 Марш за импичмент Порошенко собрал 2,5 тысячи человек
10.12 15:42 Биткоиновые миллиардеры анонсировали 20-кратный рост курса криптовалюты
10.12 15:09 Россия не попала в призеры мужской эстафеты на этапе КМ по биатлону
10.12 14:58 Минобороны ответило на обвинения Франции в присвоении победы над ИГ
10.12 14:35 Сторонники Саакашвили вышли в Киеве на марш против Порошенко
10.12 14:16 ЛАГ не согласовала санкции против США из-за Иерусалима
10.12 13:50 На «Артдокфесте» сорвали показ фильма о Донбассе
10.12 13:33 Украинский замминистра назвал целью Киева «раздробить Россию»
10.12 13:10 Российский конькобежец установил мировой рекорд
10.12 12:50 Треть опрошенных россиян никогда не читали Конституцию
10.12 12:27 Ежегодный объем взяток в мире оценили в триллион долларов
10.12 12:02 В МОК предложили проводить Олимпиады без флагов
10.12 11:46 Биткоин просел ниже 14 тысяч долларов
10.12 11:33 Премьер Израиля обвинил Европу в лицемерии
10.12 11:11 Росприроднадзор объяснил неприятный запах в Москве
10.12 10:50 Европарламент отметил «милитаризацию» Крыма и Калининграда
10.12 10:33 ФАС отказалась проверять жалобы на предновогоднее подорожание продуктов
10.12 10:15 Украину признали самой бедной страной Европы
10.12 09:58 В Якутии объявлен траур по девяти жертвам ДТП
10.12 09:29 Труппа балета «Нуреев» потребовала освободить Серебренникова
10.12 09:01 ЛАГ призвала мир признать границы Палестины
09.12 21:08 Тысячи посылок застряли на границе из-за эксперимента таможни
09.12 20:36 В Петербурге арестован планировавший теракт таджик
09.12 20:17 Министр обороны Великобритании заявил о «прохладной войне» с Россией
09.12 19:58 Минобороны обвинило ВВС США в создании помех уничтожению ИГ
09.12 19:30 Мужская сборная России по керлингу не квалифицировалась на Игры-2018
09.12 19:03 В МИДе ответили на угрозу санкций из-за РСМД
09.12 18:42 В Париже простились с Джонни Холлидеем
09.12 18:22 Зюганов прокомментировал слова Трампа о коммунизме на коленях
09.12 16:42 Российские саночники и керлингисты решили ехать в Пхенчхан
09.12 16:22 Российские фигуристки взяли золото и серебро в финале Гран-при
09.12 16:12 Ходорковский заявил о поддержке Навального и Собчак
09.12 15:50 Источники рассказали о предложении Москвы заключить с США пакт о невмешательстве
09.12 15:33 Власти Ирака объявили о победе над ИГ
09.12 15:15 В Сан-Франциско перевернулся автобус с почти 30 пассажирами
09.12 14:43 Стали известны имена убитых в Ставрополе боевиков
09.12 14:28 Москва увековечит память Броневого
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.