Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
15 декабря 2018, суббота, 10:57
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

15 февраля 2005, 15:13

«Новые эпохальные реформы»: обзор подходов

Опубликованная Министерством экономического развития и торговли «Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2005-2008 годы)» является достаточно интересным документом для того, чтобы на ее материале начать обсуждать подходы к социальным реформам, то есть тем реформам, которых в России еще не было.

Первое, что необходимо отметить, что именно блок социальных реформ является самым существенным в данном документе. Это естественно, потому что, как мы и не только мы уже обсуждали, тема справедливости (на идеологическом языке), или тема социальных реформ (на техническом языке) является главной для обсуждения того, что мы должны успеть, пока в России в очередной раз все не рухнуло. А с другой стороны, неадекватные действия в этой сфере сделают катастрофу быстрой и неминуемой.

Другая важная тема программы – это проблема качества государственного управления. Но я бы предпочел для данного обзора подходов ввести ее внутрь рассмотрения социальных реформ. Улучшить качество управления вообще – задача малопонятная, потому что никто не сможет качественно оценить результат – трудно дать однозначные критерии и цели. И наоборот, внутри любой из больших реформ мы столкнемся с задачей создания необходимого для нее управления. То есть административная и политическая реформы в том или ином виде не смогут не быть частью любой из больших социальных реформ.

Под социальными реформами в принципиальном рассмотрении следует понимать такие реформы, объектом которых являются социальные отношения, а не, к примеру, должностные инструкции, ставки налогов, законодательная деятельность, способы формирования управленческих органов и названия, взятые сами по себе. Иными словами, это такие реформы, в которых без населения не обойтись и в которых должен быть востребовал анализ социальной реальности и все подходящие социальные, культурные и политические ресурсы.

В этом широком смысле социальные реформы имеют дело не только со сферами образования, здравоохранения, но и  с судебной и налоговой системами. Однако налоговые реформы 2000-2003 годов не были реформами в вышеуказанном смысле, потому что имели дело со ставками налогов и законодательством, а не с задачей создания массового класса налогоплательщиков. То же самое – судебная реформа 1990-х – 2000-х, при всех ее положительных нормативных сторонах, она не создала судебную систему, в смысле - отличную от административной. Совсем другая ситуация с отпуском цен в 1992 году и с приватизацией 90-х: как бы мы ни критиковали эти реформы, они были именно реформами: не было свободного рынка - он появился, не было частной собственности - и она возникла.

С этого места я предлагаю сузить тему, чтобы попытаться сформулировать некоторые имеющиеся подходы и понимания относительно практики социальных реформ на более или менее конкретном материале. Возьмем для начала судебную сферу, во-первых, потому что, с точки зрения многих специалистов, ее состояние – это важнейшая беда России, во-вторых, потому что здесь есть какое-то количество актуального дискуссионного материла. Я буду использовать, во-первых, соответствующее место в Программе Минэкономики, во-вторых, впечатления от доклада «Эффективность гражданского судопроизводства в России: институциональный анализ и институциональное проектирование» (Александр Аузан и др.), а также недавно состоявшегося в Центре Карнеги весьма представительного обсуждения этого доклада с участием экспертов-экономистов, юристов и общественников.

Что касается куска из Программы Минэкономразвития, то в части предложений по судебной системе (возьмем только предложения по системе вообще, а не поводу более частных провалов) они сводятся к следующим соображениям:

  1. Цель – прозрачность. Ход: ввести публикацию всех судебных решений.
  2. Цель – прозрачность и общественный контроль. Ход: допустить представителей гражданского общества в квалификационные коллеги судей (ККС) и создать систему общественного мониторинга судебных процессов.
  3. Цель – «обеспечение профессионально-образовательного и морального стандарта судейского сообщества». Ход: усиление формальных требований к кандидату в судьи с одновременным повышением зарплаты. 
  4.  Цель – «повысить гарантии независимости суда». Ход: значительно усложнить процедуру устранения судей, но одновременно законодательно определить ответственность судей за неоднократное вынесение неправомочных решений, отмененных вышестоящими судебными инстанциями.

При всей либеральной привлекательности и кажущейся очевидности данных тезисов, мы не можем так сразу, опираясь только на них, начать обсуждать построение эффективной судебной системы. Во-первых, эти предложения носят характер отдельных технических предложений, за которыми не просматривается качественно проверяемая цель. Так, скажем, «прозрачность» - это лозунг, а не цель, про прозрачность можно хоть сто лет говорить, меньше она стала или больше, но необходимый вопрос – а сколько нужно для того, чтобы система работала, не задан. Кто и в каких случаях должен иметь непосредственный доступ к решениям и записям судебных заседаний, чтобы система коренным образом изменилась? Боюсь, нет такого субъекта, то есть данная мера полезна, но внутри более широкого комплекса мер. Соответственно нет ответа на вопрос, как именно должны быть устроены ККС для того, чтобы внешние по отношению к судебной системе субъекты могли управлять ротацией судей.

Перфекционизм в постановке целей настоящих реформ – это не идеалистическая прихоть, а однозначное практическое требование. Цель построения судебной системы, должна быть сформулирована настолько ясно, чтобы ни один человек в России не смог не заметить, что реформа идет. Если, скажем, судья горсуда станет известен не меньше, чем мэр, его социальный статус, в том числе опирающийся и на общественное мнение, будет на уровне «отцов города», и он сможет выносить правомочные решения - в том числе и против местных чиновников, а это трудно будет не заметить. А вот то, на сколько нужно повысить зарплату и усилить наказание, чтобы судья стал независимым, требует отдельного анализа, и не факт, что такая сумма есть в природе , особенно с учетом того, как сейчас устроена судебная система в сототношении с административной.

Но при том, что все эти технические предложения, возможные приемы для достижения цели  могут быть в арсенале реформаторов, надо понимать, что список конкретных приемов может быть оспорен, дополнен или изменен исходя из целесообразности. Так, пункт 4 об ответственности судей по критерию их отмены решений вышестоящими судами может быть сам по себе и вреден. Анализ работы гражданских судов однозначно показывает, что они стремятся присудить наименьшую возможную компенсацию вреда, которая часто не покрывает даже издержек истцов. А происходит это именно потому, что судьи боятся результатов опротестования «крупных» решений в вышестоящих судах (а решения «на три копейки» никто опротестовывать не станет). Если эта вредная тенденция есть, то какой смысл ее усиливать?

Также известно, что в уголовных судах все происходит ровно наоборот: суды выносят максимальное наказание (т.н. «обвинительный уклон»), если только не имеют дело с подсудимыми, чей высокий социальный статус не оспорен административной системой – отсюда условные сроки бывшим чиновникам. Обвинительный уклон является, во-первых, давней советской традицией, а во-вторых, отвечает стремлению общества отправить даже мелкого преступника подальше от своих домов – в Сибирь. И здесь в большинстве случаев никто и не сможет оспорить решения в судах вышестоящей инстанции.

Иными словами предложения Минэкономики частичны, за ними не стоит качественная цель, им в малой степени предшествовал анализ социального объекта реформ - не в цифрах, а в жизни. Эта критика, конечно, относится не напрямую к чиновникам правительства, многие из них - прекрасные, умные и квалифицированные люди. Данная критика отражает институциональную неприспособленность правительства к решению таких больших задач: министерствам никто не запрещает работать без целей и без качественного анализа проблем - наоборот, система устроена как борьба интересов ведомств, каждое из которых не способно удержать общую цель. Поэтому первый общий вывод: под цели социальных реформ должен быть построен орган управления реформой с чрезвычайными полномочиями в отношении всех ведомств, полномочиями во всем, что имеет отношение к целям реформы. Как это будет называться – МЭРТ или «группа Шувалова» - другой вопрос, тут важны принципиальные характеристики такого института – целесообразность и желательность персонифицированной авторитетной политической позиции. У нас есть похожий опыт – группы Козака и Шувалова, в какой-то мере на этот опыт можно опираться, с дополнением тезиса о ясной формулировке политических целей.

В сопоставлении с предложениями Минэкономики следует упомянуть изящное техническое предложение Александра Привалова в журнале «Эксперт» № 5 (452) (статья «Судиллия»). Согласно его идее, решение о досрочном прекращении полномочий судьи должно быть принято только на основе специального обращения истца в ККС, где документированы грубые и однозначные нарушения процедуры. Это, по замыслу авторов, сможет исключить из судебной практики, по крайней мере, эту вопиющую беду.

Здесь следует обратить внимание на два обстоятельства. Первое: данное техническое решение имеет смысл, потому что опирается на хорошее знание существующей судебной системы. Дело в том, что внутри корпорации, несмотря на всю ее зависимость и коррумпированность, более или менее принято выносить даже ангажированные решения без явных и грубых нарушений процедуры. Это подтверждается опытом многих адвокатов, выигрывавших суды даже против местных и региональных администраций, ставя судью в ситуацию, когда он не может вынести неправомочное решение, не нарушив процедуры грубо. Но даже это минимальное корпоративное качество не работает, когда имеется слишком мощное административное давление, да и сам обычай стал все менее жестко определять поведение судей. То есть данное предложение – это попытка остановить дальнейшее разложение системы.

Второе: данное техническое предложение сужает проблему «ухудшающего отбора» в судебной корпорации до задачи борьбы за ККС. Это нас выводит на следующее общее суждение – российское общество и государство должны научиться делать открытые структуры управления кадрами и институтами в социальных корпорациях. Для судов – это, скажем, квалификационные коллегии, для образования и науки - органы управления финансированием учреждений, то же самое должно быть и по отношению к налоговикам и милиции. Возможно, это главная политическая задача, которую должны решать общественные организации в России. Понятно, что в каждом случае нужно внятно проектировать подобные институты: во-первых, они должны удовлетворять критерию доверия (ККС должны доверять судьи, специальные общественные организации, и Минюст) и критерию компетентности – там не могут быть просто люди с улицы, не обладающие необходимой квалификацией.

Понятно, что здесь у нас в каждом случае будет чудовищное сопротивление профессиональных корпораций (деятелей образования, науки, судей, милиции и т.п.), которое невозможно пробить даже окриком первого лица. Поэтому реформы должны быть спроектированы в форме социального соглашения с корпорацией. Но тут необходима важная оговорка – в принципе и сейчас так происходит и отчасти поэтому реформы практически невозможны – любая корпорация боится внешнего воздействия. Здесь нужен ясный анализ ситуации в самой профессиональной среде. Анализ судебной корпорации должен привести к описанию ее частей, которые еще на что-то годятся (например, к тому, чтобы заметить, что арбитражные суды по понятным причинам в среднем лучше, чем общегражданские, или что Конституционный Суд по сложившейся традиции действительно почти независим). И, во-вторых, дать представление о том, какие отдельные судьи даже в существующей системе, несмотря ни на что, пользуются профессиональным и социальным авторитетом (и они должны войти в управление реформой).

Анализ ситуации должен привести к тому, чтобы понять с кем и о чем можно договариваться в данной профессиональной корпорации. В качестве сильного аргумента с их стороны звучит социальная функция, которую судьи (учителя, врачи, милиционеры и т.п.) выполняют в обществе. Иными словами государство не может без вреда для себя распустить ни одну из этих корпораций, либо резко поменять условия ее. Однако, это не означает, что все отдельные их части для чего-нибудь так уж сильно нужны (следует проанализировать опыт полного разгона ГАИ в Грузии).

Принципиально важно обращаться не к чиновникам от корпораций, не к «официальным» представителям, а к профессионалам как таковым. Понятно ведь, что социальный статус, скажем, хорошего судьи или врача чудовищно недооценен по отношению к любой ситуации, которую можно было бы назвать нормальной. Общество и государство должно гарантировать качественное, такое, чтобы всем было заметно, повышение социальной роли и доходов класса профессионалов, удовлетворяющего принятым критериям. Но в обмен эти критерии должны определяться обществом и государством. Иначе говоря, корпорация, должна раскрыться для внешнего контроля в обмен на качественный рост ее статуса: каждый судья должен полагать, что именно он сможет добиться народного уважения, не зависеть от приказов разного начальства и легально получить, например, особняк в центре города, но только действительно хорошие судьи должны получить все это. 

Кроме того, в судебной, как и во всех социальных реформах придется создавать централизованные (в смысле - независимые от региональных властей) системы финансирования учреждений. В медицинской реформе, вероятно, не обойтись без создания управляющих компаний или государственных организаций с большой степенью свободы в поиске эффективных способов потратить бюджет в отношении количества и качества оказанных услуг, но при этом открытые для контроля со стороны местного самоуправления и общественных организаций. В судебной системе, все несколько проще, но ясно, что ни губернатор, ни мэр, ни их чиновники не должны иметь никого отношения к выделению денег, зданий и т.п. судам. Отсюда, по крайне мере, возникают понятные цели для территориального управления, а не просто «назначаемость губернаторов».

Что касается объема финансирования, то в большинстве реформ невозможно будет избежать задачи легализации имеющихся теневых схем финансирования систем здравоохранения, образования и т.п., приводя их в общественно-приемлемые формы. В отношении судов это звучит диковато, но если проанализировать относительную нормальность арбитражных судов, то станет понятно, что стороны в них примерно в равной степени способны расплачиваться в денежной и административной валюте, что и позволяет многим судьям не бедствовать, хотя наживаются, в основном посредники. Легализация здесь могла бы пойти по пути выделения процессов с участием юридических лиц в отдельную группу с легальными формами финансирования в несоветских масштабах (например, в процентах от суммы иска) со стороны бизнеса при обязательном участии общественных организаций бизнеса в соответствующих квалификационных комиссиях. Это похоже на частичную приватизации судов, но лишь легализовало бы реально работающие порядки, позволило бы удалить ненужных посредников и перераспределить средства внутри судебной системы. Разного рода ходов по легализации существующих порядков много, и не в этом основной дефицит.

Из приемлемых для нашей культуры способов создавать социальные фигуры с независимым авторитетом у нас имеются почти только выборы. Другие способы «производства» людей, пользующихся почетом и уважением у нас пока развиты слабо, да и этот недостаточно. Все остальные способы в рамках реформы придется создавать, но все равно будет необходимо выбирать какие-то фигуры и демократически. Здесь нужно будет обсуждать – всенародные ли это должны быть выборы, из числа кого должны выбирать людей, выбирать главу муниципального суда или главу квалификационной комиссии. Однако нет никакой содержательной проблемы в том, чтобы спроектировать механизм избрания городского судьи или председателя Верховного Суда по заданным параметрам: на что должно хватать его авторитета и легитимности, а на что уже нет. То есть для судебной системы, как и для, скажем, милиции, видимо, на муниципальном уровне,  необходимо будет создавать фигуры, избираемые населением.

Кроме этого нужно понимать, что в результате проведения реформы разные части социальной системы отреагируют на нее в любом случае по-разному. Так, например, если даже уголовные суды станут более авторитетными и независимыми, не факт, что они станут выносить более мягкие приговоры. Очень возможно, что и наоборот, если только не создать достаточно мощного социального давления со стороны обвиняемого. По этому поводу есть, скажем, наработки у Валерия Абрамкина о том, как «вернуть тюрьмы народу». Иными словами любая реформа поставит еще несколько реформистских задач.

Итак, в технических решениях и идеях в стране недостатка нет. В стране недоорганизованы управленческие, политические и общественные институты и, в особенности, их взаимодействие хотя бы для того, чтобы не начинать реформы, пока не подумали и не поняли, с каким объектом имеем дело, и чтобы по пути не потерять цели.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

10:37 Силуанов отверг компенсацию Белоруссии за налоговый маневр
10:12 Британское правительство раскололось из-за Brexit
09:42 Хакеры Anonymous обвинили Британию в планах заминировать Севастополь
09:20 СМИ узнали о попытке США получить показания Бутиной по другому делу
09:00 Россия внесла в Генассамблею ООН резолюцию по ДРСМД
14.12 20:08 Трамп допустил торговое соглашение с Китаем
14.12 19:24 Фотографии пользователей Facebook оказались во всеобщем доступе из-за сбоя
14.12 18:38 Прокуратура попросила год условного срока для поднявшего росгвардейца в метро мужчины
14.12 17:57 ФСБ задержала вице-губернатора Пскова
14.12 17:40 В ГД внесен законопроект об автономном российском интернете
14.12 16:26 «Победа» может ввести плату за стаканы из экономии
14.12 16:13 Помет пингвинов Адели можно изучать из космоса
14.12 15:50 Сергей Мохнаткин вышел на свободу
14.12 15:24 Лукашенко поведал об извинениях Путина на саммите ЕАЭС
14.12 14:51 Главу Свердловской железной дороги задержали по делу о взятке
14.12 14:37 Связанный с болезнью Альцгеймера белок может передаваться при нейрохирургических операциях
14.12 14:26 Университет Ганы снес памятник Махатме Ганди из-за обвинений его в расизме
14.12 14:06 ЦБ снова повысил ключевую ставку
14.12 13:56 Минздрав подготовил законопроект о повышении возраста продажи алкоголя
14.12 13:15 Косовский парламент утвердил создание армии
14.12 12:56 Горевший завод «Электроцинк» во Владикавказе решили законсервировать
14.12 12:23 Лавров заявил о «своеобразных пытках» по отношению к Бутиной
14.12 12:13 Куриные кости станут руководящими ископаемыми для антропоцена
14.12 11:50 Лидер «Шалтай-Балтая» будет бороться с хакерами
14.12 11:33 В Уфе самолет ударился хвостом о ВПП
14.12 11:12 В 2019 году шампанское в России подорожает на четверть
14.12 10:56 Для мониторинга вулканической активности будут использовать молнии
14.12 10:54 «Ростех» начал искать турбины для ТЭС в Тамани на вторичном рынке из-за санкций
14.12 10:44 Сенат США обвинил в убийстве Хашогги саудовского принца
14.12 10:02 ФСИН заявил об историческом минимуме заключенных в РФ
14.12 09:51 ЕС продлил санкции против России на полгода
14.12 09:37 ЕС решил не возобновлять переговоры по Brexit
14.12 09:23 Прокуратура США начала расследовать финансирование инаугурации Трампа
14.12 09:10 ИГ взяло на себя ответственность за стрельбу в Страсбурге
13.12 19:53 Пятерых российских саночников временно отстранили за допинг
13.12 19:44 Мария Бутина призналась в преступном сговоре
13.12 19:32 Путин потребовал не плодить театральную нищету
13.12 19:16 МВД предложило упростить регистрацию машин и мотоциклов
13.12 19:02 Порошенко перечислил три страха России
13.12 18:41 Навальный предсказал себе новый срок
13.12 18:27 Обнаружен первый полный скелет вымершего сумчатого льва
13.12 18:22 Кириенко подтвердил проверку по делу «Нового величия»
13.12 18:05 МИД России предупредил о подготовке ВСУ к наступлению на Донбассе
13.12 17:44 Источник опроверг внеземное происхождение дыры в «Союзе»
13.12 17:26 Владивосток стал столицей ДФО
13.12 17:13 Артем Дзюба признан футболистом года
13.12 16:51 Сбербанк отказался вводить кешбэк
13.12 16:31 Глава Московского дома фотографии сломала позвоночник
13.12 16:19 Путин призвал снять штамп жульничества с бизнеса
13.12 15:55 Древние семена доказывают торговые связи Шри-Ланки со Средиземноморьем
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром авторское право администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия бензин беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВПК ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки госизмена гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль импорт инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция информационные технологии ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Кабардино-Балкария Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание компьютерная безопасность Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия морской транспорт Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж патриарх Кирилл ПДД педофилия пенсионная реформа пенсия Пентагон Первый канал Петр Порошенко пиратство пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Приморье Продовольствие происшествия публичные лекции ракета Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Росстат Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саратовская область Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция Шереметьево школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Элла Памфилова Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко «Яблоко» ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.