Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
13 декабря 2017, среда, 20:20
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

25 апреля 2005, 07:29

“Мы можем тихо потерять Сибирь”

Последние недели отмечены активизацией внешнеполитического контура российской политики и политики около России: визит госсекретаря Кондолизы Райс в Россию, готовящий приезд Буша, саммит НАТО в Вильнюсе, саммит ГУУАМ в Кишиневе, заседание высшего совета Союзного государства России и Белоруссии в Москве, обострение отношений между Китаем и Японией и т.п. О смысле происходящих процессов и о том, какой может быть по отношению к ним политика России, Борис Долгин побеседовал с известным отечественным экспертом-международником, ведущим научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений РАН, исполнительным директором Фонда перспективных исследований и инициатив Ириной Кобринской.

Называют разные смыслы визита Райc. Что бы вы отметили как самое важное?

Американская администрация готовит встречи своего президента. И уж коли сюда Буш приезжает, должны быть те вопросы, по которым они смогут говорить, с Путиным. Должны быть пункты, по которым обе стороны могут говорить, потому что формат достаточно сжатый, времени будет немного, ситуация будет особая, потому что все-таки это будет празднование.

Некоторые эксперты ждали чего-то поворотного от встречи президентов в Братиславе, сейчас слышно нечто подобное уже относительно встречи в Москве. Как вы можете это прокомментировать?

Хорошо, если не будет поворота в худшую сторону.

С моей точки зрения, формат встреч в рамках этого празднования вообще не тот, в ходе которого достигаются какие-то прорывы. Здесь, наверное, очень важно подчеркнуть те моменты, по которым стороны согласны. Мы вместе празднуем победу над нацизмом. Что для нас сейчас самое важное? Победа в борьбе с терроризмом.

Я не думаю, что от этой встречи следует ждать чего-то такого поворотного. А вот если мы закрепим и подтвердим, что Россия и Штаты сотрудничают в тех областях, о которых уже говорилось: борьба с терроризмом, нераспространение ядерного оружия, энергетический диалог, - этого уже будет достаточно. Если не будут подчеркиваться какие-то моменты, по которым у нас есть расхождения.

Можно ли ожидать каких-то переговоров, связанных с взаимоотношениями России и США по поводу стран СНГ и ситуации в них?

Наверняка об этом будут какие-то разговоры вестись. Разговоры пока что сложные, мы всегда можем сказать: “сам дурак”, потому что двойные стандарты применяются обеими сторонами. Насаждение демократии тоже не есть абсолютное проявление высшей демократии. По этому вопросу можно обмениваться мнениями, можно излагать позицию сторон, но пытаться здесь сейчас найти какое-то большее понимание или ставить что-то кому-то в пику, заострять на этом внимание – не думаю, что в этом есть цель визита Райc.

Другое дело, что вообще Штаты могут сейчас взять на себя эту миссию. Если Европейский Союз не будет об этом говорить, а будут об этом говорить США, то здесь есть некое распределение ролей. Так что определенная игра здесь может быть. Может быть некий месседж, что Штаты будут сейчас уделять этому больше внимания, по сравнению с первым президентством Буша. Об этом уже, собственно, говорилось.

Можно ли ожидать, что где-нибудь еще, кроме Киргизии, будут непротивоположные позиции у России и Соединенных Штатов, у России и Евросоюза, а более или менее сходные? Если говорить о процессах в ближнем зарубежье.

Во-первых, Киргизия еще не прошла. К сожалению. В Киргизии еще будет много интересного. Другое дело, что здесь, безусловно, есть совпадение основных интересов всех сторон, всех игроков, и в интересах России как можно больше использовать это совпадение, потому что все заинтересованы, чтобы там была сохранена стабильность, чтобы не лилась кровь, чтобы этот процесс не вышел из-под контроля, чтобы не возник какой-то новый конфликт. Здесь есть безусловное совпадение интересов Штатов и России.

В том, что касается других новых независимых государств, расхождении есть. Расхождения достаточно существенные, и они разные между Россией и Евросоюзом, Россией и Соединенными Штатами.

Россия, допустив серию очень серьезных, принципиальных ошибок в СНГ, с одной стороны, устами Президента Российской Федерации говорит, что проект СНГ скорее всего уже отыгран (то, что он сказал в Ереване), формат скорее мертв, чем жив. А с другой стороны, у меня такое ощущение, что Россия все равно будет пытаться играть свой интеграционный проект.

Если Россия сейчас возвращается к двусторонним связям, развитию двусторонних отношений в СНГ с новыми независимыми государствами, как это происходило в 2001, 2002 и начале 2003 года, никто против ничего иметь не будет. Никто не будет в это вторгаться, и у России здесь очень сильные позиции. Но как только Россия будет пытаться строить какой-то более сложный формат, даже Единое экономическое пространство, она будет сталкиваться с тем, что партнеры не будут этого хотеть, потому что они не хотят лидерства России.

Это как бы возникновение новой фермы животных, по Оруэллу, где все как бы равны, но некоторые равнее других. Россия себя априори ставит вот в эту позицию. А Украина, например, этого совершенно точно не хочет. Украина хочет быть лидером сама, в ГУУАМ, например. Лидерства России никто не хочет.

Насколько здесь совпадают интересы Штатов и России? Скорее расходятся. Почему? Я не буду говорить о подходе Бжезинского, потому что я считаю, что это все-таки устаревший подход. Я не буду говорить о каких-то заговорах, потому что я абсолютно уверена, что это неправда, что нет никаких заговоров. Но не заинтересованы сейчас Соединенные Штаты в укреплении России за счет невыполнения тех целей, которые ставят перед собой, например, Украина или Грузия. Они ставят перед собой совершенно обратные цели, а не те, в которых заинтересована Россия.

И, кстати, мне кажется, что кремлевские политтехнологи эту ошибку поняли.

Как избежать таких ошибок?

Мне кажется, что на самом деле надо просто вернуться к той вполне рациональной позиции, которая была у России в первой половине президентства Путина. Тогда у нас довлел прагматизм, иногда даже чрезмерный. Но ничего не делалось в ущерб экономическим интересам страны. Это проявлялось и в отношениях с Белоруссией, и в отношениях с Украиной, со всеми остальными. Никто никому ничего не дарил. Это был разговор: я тебе, ну и ты мне. И все этот язык понимали.

Правда, сказать, что произошедшее в Украине, Грузии, Киргизии случилось из-за того, что Россия так себя вела, будет абсолютной неправдой. Произошло это просто потому, что время пришло. Потому что там пришли другие элиты. Просто происходит смена поколений. Россия этого не хотела понимать. Она не хотела этого принимать во внимание. Если она не примет этого во внимание в Азербайджане, в других странах, последует все то же самое. Не просто кто-то не мониторит ситуацию, а это никого не волнует при принятии решений. Ситуацию нужно мониторить, отслеживая появление новых элит, вменяемой оппозиции. Это должно учитываться при принятии решений.

Такое впечатление, что эти два процесса – изменение политики и смена элит – шли совершенно параллельно. Это, собственно, и есть суть ошибок.

Второе – это, безусловно, налаживание, причем усиленное, партнерства с Соединенными Штатами в сфере безопасности и торгово-экономических отношений, все, что возможно, в отношениях с Европейским Союзом. У меня сейчас ощущение, что у России есть возможность перехватить инициативу. Не сидеть и не отбиваться от того, что Украина давит через Вашингтон, через Брюссель, пытаться как-то на это реагировать. Нет. Россия может сама. У нас же был лозунг “Вместе в Европу”, вот пускай Россия будет первой в этом самом движении. Нужно придать какой-то новый импульс нашему партнерству с Европейским Союзом.

А есть шанс?

В зависимости от того, как это выстраивать, но шанс есть. В Европейском Союзе вообще есть колоссальная растерянность и абсолютное непонимание и нежелание принимать решения в отношении новых независимых государств, прежде всего - Украины. Они просто не хотят этого. Они понимают, что это колоссальная дополнительная головная боль. У них еще с Турцией куча проблем. Они еще не успели разобраться с Польшей и балтийскими странами, и вдруг такой “подарок”, Они, с одной стороны, не могут отказать красиво, но, с другой стороны, понимают, что если они сейчас что-то пообещают, то это будет означать, что Европейский Союз перестанет существовать как достаточно сильная организация, институт.

Я говорю с полным сознанием и пониманием, потому что только что вернулась из Германии. Я вижу это воочию, я читаю об этом, причем это то, чего можно было ожидать.

Европейцам это не нужно. То есть как честные люди они понимают, что обязаны жениться, когда появилась невеста в виде Украины, потому что все время к этому подталкивали, говорили о том, что это как бы европейская страна. Прежде всего, говорила Польша. Но сейчас говорить о том, что они могут пообещать, просто пообещать, что даже через 15 лет при исполнении каких-то условий Украина будет принята, - это взять на себя те обязательства, которые Европейский Союз взять не может, если он хочет развивать интеграцию внутри Союза, остаться сильным экономическим и политическим игроком.

Разноскоростная интеграция?

Так называемое развитие по кругам? Уже некий ресурс выбран за счет последней волны расширения и еще предстоящего членства Турции. Это будет чрезвычайно трудно. И говорить о том, что сейчас можно как-то расширять круги, передвигая границы (то есть это будет не просто сотрудничество, а именно членство), - это смерть Европейского Союза, которая, кстати, России абсолютно не нужна. России нужен сильный Европейский Союз, потому что это ее главный торгово-экономический партнер и потому что через 15-20 лет, когда мир станет действительно многополярным, перестанет быть США-центричным, Рос сии абсолютно необходим будет сильный Европейский Союз, потому что мы все время смотрим еще в сторону Востока.

Как Евросоюз выберется из этого тупика?

Это их головная боль. У нас хватает своей.

А если в жанре прогноза?

Трудно сказать. Они вообще-то во многом ждут, что мы им будем как-то помогать. И возможность этого, на самом деле, есть, потому что, если мы перестанем предлагать Украине отдаться целиком, а пойдем на какие-то разумные шаги в рамках зон свободной торговли, например, безусловно, это будет в интересах и России. То есть не так, что это, ребята, вам интересны зоны свободной торговли, поэтому мы на это соглашаемся, как мы до того перешли на взимание НДС в странах-получателях, на этом потеряв кучу денег. Нет, здесь все должно быть совершенно четко рассчитано.

С другой стороны, основным инструментом России должно становиться то, что она должна быть сама все более и более цивилизованной и привлекательной и для Европейского Союза и для новых независимых государств.

Ну, какая уж такая большая смена произошла в приоритетах Украины? О том, что она хотела бы стать членами Европейского Союза и НАТО, говорилось при Кучме и уже давно, о том, что у них двухсекторная политика, говорилось давно. Все равно пока они от нас никуда не денутся – уж очень сильная взаимозависимость двух стран: и экономическая, и людская, и историческая. Особо ничего не меняется.

Если мы будем вести разумную, цивилизованную политику, если мы перестанем разыгрывать какие-то технологические гамбиты на Украине (у меня такое ощущение, что сейчас готовится новый, нацеленный на то, чтобы углублять противоречия между премьером и президентом), если мы перестанем играть в эти игры, у нас есть шанс, во-первых, самим достойно выйти из того положения, в котором мы оказались, и, во-вторых, в определенной степени помочь и Европе, потому что главное – сбить остроту. Вот, наверное, то, что могла бы Россия сделать не в ущерб собственным интересам и в интересах Европы.

Белоруссия. Это та ситуация, когда режим не до конца устраивает Россию, во всяком случае не устраивал до начала цепи “цветных революций”, с другой стороны, есть большие вопросы у Штатов и у Евросоюза. Как может решаться проблема?

Никак. Это вопрос, на который у меня нет ответа. У меня нет проверенных данных, я не могу сказать, что я четко владею ситуацией, знанием о положении в стране. Есть очень противоречивые мнения, я не могу понять, насколько реально сильна оппозиция. Россия, безусловно, не будет разыгрывать эту оппозиционную карту. Тем более, что эту карту уже начали разыгрывать Европа и Соединенные Штаты. Кроме того, России надо понять, насколько ей нужна Белоруссия для того, чтобы остаться великой и могучей, или она может остаться великой и могучей без Белоруссии в том виде, в каком она есть. Если мы рассматриваем Союз России и Белоруссии как основной признак величия России, то ни о чем ином и речи быть не может. Сильно сомневаюсь, что мы будем искать какого-то нового лидера, который бы, придя на смену Лукашенко, оказался готов на тот союз, который хотим мы.

А Лукашенко готов?

Лукашенко, как нормальное политическое животное, не пойдет на такой союз. Он просто теряет в этом случае свою власть.

Я пока не вижу вариантов, потому что пока главное препятствие в лице Лукашенко непреодолимо.

Можно ли ожидать более быстрой интеграции в НАТО, нежели в Евросоюз, скажем, Украины, а далее Грузии…

Да, безусловно. Вообще не вопрос.

… Молдавии?

У Молдавии, насколько я помню, по Конституции, нейтральный статус. Значит, они должна сначала разобраться с Приднестровьем, потом они должны поменять Конституцию. И вообще Молдавию, по большому счету, легче принять в Европейский Союз. Крошечная экономика. Это возможно будет особенно просто после принятия Румынии в Евросоюз. Безусловно, при решении приднестровской проблемы.

Что же касается Украины в НАТО – вообще не вопрос. Они готовы, и если бы не проблема Севастополя, то вообще все было бы достаточно просто.

Украина сократила вооруженные силы, они существенно дальше нас продвинулись в реформе вооруженных сил, в этом смысле они вполне могут быть приняты.

Следует ли ожидать какой-то резкой реакции на сближение Украины и НАТО со стороны России?

Со стороны военных – безусловно можно, и они, безусловно, будут. А в том, что касается политических заявлений, то у нас, мне кажется, нет никаких противопоказаний против того, чтобы самим больше сблизиться с НАТО.

Ну, не будем мы с ними воевать, и мы это прекрасно понимаем. Втемяшить в голову НАТО, что Россия для них – огромный ресурс именно в сфере безопасности, - это очень легко. Причем, если мы это сделаем, став ассоциированным членом, пусть они создадут какую-то форму, которая нам даст больше возможности участвовать в принятии решений. Некий торг здесь возможен. Мы одновременно сможем снизить основную проблему, которая возникнет при вступлении Украины в НАТО, единственную проблему, помимо Севастополя, - очень большую взаимосвязь с оборонным комплексом Украины.

Можно ли ожидать движение России в эту сторону?

Я этого исключать не могу. Более того, мне кажется, это было бы вполне целесообразно, потому что, у нас нет другого выхода.

Несколько дней назад президент Грузии заявил, что есть еще одно государство, в котором осталось произвести революцию, и что на саммите в Кишиневе это название, скорее всего, будет произнесено. Если абстрагироваться от Саакашвили, кто может быть ближайшим?

Надо посмотреть, где у нас приближаются выборы. Я сомневаюсь, что что-то будет в Казахстане. Мне не очень понятна ситуация в Азербайджане. Она как раз вполне устраивает Россию и вполне устраивает Штаты, просто там достаточно слабый президент. Если говорить об Армении, я не очень владею опять-таки точной информацией о ситуации там. Могу предположить только, что, в отличии от Акаева и Кучмы, Кочарян не остановится перед применением силы. Это будет главное отличие.

Не могут ли полуреволюционные события в Азербайджане сдетонировать в Карабахе? Не начнется ли борьба за максимально радикальные высказывания, а потом и действия в отношении Карабаха?

Могут. Но это все равно проблему Карабаха в обозримом будущем не решит, потому что я не представляю себе, что этот конфликт будет решен в ту или иную сторону. Не вижу таких возможностей.

Я говорю не о решении, а о войне.

Мы говорим о переходе конфликта в горячую фазу. Сейчас он заморожен, но может перейти в горячую фазу. Ну, перейдет, а потом опять будет стабилизация. Но представить себе, что он будет решен в пользу того или иного государства, я не могу.

Вокруг границ России назрело обострение в той части, в которой его довольно долго не было. Дальний Восток. Тайвань, с одной стороны, Япония и Китай, – с другой. Можно ли ожидать какой-то эскалации и каких-то форм вовлечения России?

Во-первых, эскалация, если и есть, то только политическая. Она в основном в сфере риторики. До тех пор, пока Штаты остаются главным игроком в АТР, я плохо себе представляю, что кто-то реально решится на применение силы. И потом, в первую очередь, на самом деле, в этом не заинтересован Китай. Кроме того, есть еще такие сдерживающие факторы, как наличие Северной Кореи с непонятно имеющимся ли у нее ядерным оружием. В любом случае это отмороженный режим, поэтому представить себе, что он будет делать в этой ситуации, нельзя, поэтому все стороны, несмотря на обострение риторики не пойдут слишком далеко.

Риторика эта связана, прежде всего, с внутриполитическими факторами - и в Китае, и в Японии. Япония пытается выйти за те рамки, которые ей установила давным-давно конституция, она ищет какой-то своей новой ниши, пытается сейчас сделать максимально для того, чтобы стать членом Совета Безопасности ООН. В Китае тоже очень непростая внутренняя ситуация, и Тайвань всегда является той картой, которую разыгрывают, чтобы найти новый баланс между более прогрессивной и менее прогрессивной частью в китайском руководстве. Поэтому я бы не драматизировала то, что там происходит. Это, безусловно, очень динамичный район, и России надо там быть активнее, но это не значит, что там завтра начнется война.

Что касается российского Дальнего Востока, то это вопрос номер один, значительно более важный, чем Украина, потому что Россия перестанет быть великой, если она потеряет Восточную Сибирь и Дальний Восток.

Каким может быть механизм потери?

Механизм совершенно автоматический. Они просто отваливаются сами по себе. Это просто эволюционно происходит, потому что колоссальный дефицит людских, инвестиционных и прочих ресурсов приводит к тому, что в регионе появляются какие-то собственные силы, которые понимают, что могут договориться с японцами, чтобы те финансировали и давали больше инвестиций, что они в состоянии лучше развивать экономику и просто как бы отваливаются от центра.

Я не говорю о том, что это будет в ближайшие три – пять лет, но исключить этого совершенно невозможно. Если мы не изменим иммиграционную политику, если мы не бросим все силы на то, чтобы экономически привязать этот регион, если мы не будем развивать транзит, настоящий транзит. Не просто две дороги или три трубы, а целая стратегия связки между Восточной Азией и Европой, в центре которой будет Россия. Иначе мы это тихо можем потерять.

Это не значит, что Дальний Восток захватят китайцы или японцы, вовсе нет. Ситуацию все прекрасно понимают, просто как-то руки не доходят. А пока занимаются разборками между губернаторами. При том, что именно это центральный вопрос суверенитета России и сохранения ее роли и потенциала.

Иран. Ситуация обостряется вплоть до заявлений о намерении возобновить обогащение урана. Что можно прогнозировать, и какой может быть политика России?

Она должна быть очень искусной. Мы можем отстоять свое право на участие в ядерной программе, хотя бы потому что Европа признает, что это соответствует международным договорам, и Иран имеет право на развитие мирной атомной энергетики. У нас здесь есть некое понимание. Одновременно есть некая общая озабоченность тем, что события могут выйти из-под контроля, и это связано с ситуацией внутри самого Ирана.

Это сложный вопрос большого Дальнего Востока, альтернативных источников энергии, путей и так далее и так далее. Мы здесь с Соединенными Штатами просто конкуренты, не совсем, конечно, - мы послабее, но Большой Каспий и весь этот район – конкурентный.

Тут должна быть очень искусная стратегия и политика возможного, но одновременно использование тех хороших связей, которые есть у России с Евросоюзом, с государствами региона, с самим Ираном.

Это сложный вопрос, который завтра решен не будет. Я не думаю, что Штаты пойдут там на повторение иракского сценария, это не стоит в повестке дня так остро, а России для того, чтобы соблюсти свои экономические интересы (потому что речь идет прежде всего об этом) нужно компенсировать это более активным сотрудничеством со Штатами в сфере нераспространения ядерного оружия, технологий, материалов. Потому что это абсолютно общий интерес двух стран.

Реформа ООН. Есть разные проекты, есть проект Кофи Аннана, есть много вещей, на это завязанных, - от уже упоминавшейся Японии через Индию и так далее. Как можно реформировать ООН так, чтобы это было хоть сколько-нибудь эффективно, и в чем здесь заинтересованность России?

Россия, безусловно, заинтересована в сильной ООН, то есть в ООН, которая не будет мертвой. В ООН, которая будет сильным игроком, которая будет, в конце-концов, рефери, потому что Россия – член Совета Безопасности, где существует право вето. Мне представляется, что главное здесь – это вернуть Организации Объединенных Наций ее роль.

А она у нее когда-нибудь была?

Была. Вот, в начале 90-х было бы побольше политической воли и побольше денег… То, о чем сейчас говорят некоторые эксперты: о реанимации военного комитета, большей роль ООН в peace keeping – это было вполне возможно где-то до 96-го года, пока не возник раздрай по бывшей Югославии.

Сказать, что на ООН уже поставлен крест, мне кажется, нельзя. Поэтому нужно продолжать прикладывать усилия к тому, чтобы осуществить реформу ООН. России, безусловно, это нужно, потому что иначе мир остается без каких-либо институтов, инструментов, которые признавались бы всеми.

А в каком направлении ее можно реформировать? Как избавиться от того, что одинаковый голос в рамках Генассамблеи у Соединенных Штатов и у князька, на несколько дней захватившего власть в какой-нибудь африканской стране?

Здесь все-таки главная не Генассамблея, а Совет Безопасности. Нужно усиление роли Совета Безопасности, расширение состава Совета Безопасности.

Если появится Япония, то появится и Германия. Потому что они идут в связке, как державы, которые, по старой формуле, были агрессорами во Второй мировой войне. А включение Германии в состав Совета Безопасности, безусловно, усилит позиции России по большинству позиций. Поэтому мне кажется, что за счет расширения Россия не проиграет. Одновременно за счет расширения Совет Безопасности станет более репрезентативным и в результате по каким-то ключевым проблемам международной безопасности будет легче принимать решения, которые будут обязательными, чем достичь решений в Евросоюзе.

Это механизм, который позволит в какой-то мере избавиться от двойных стандартов. Когда решение будет принято Советом Безопасности, - уже нельзя будет говорить, что это абсолютно односторонние действия США или то, что делает НАТО против интересов России. Это должно быть подкреплено и усилением миротворческой деятельности Организации Объединенных Наций. Как это было до того, как все эти операции начал реализовывать НАТО.

Но ведь почему начали реализовывать НАТО или США с союзниками? Совет Безопасности не мог прийти к единой точке зрения. Если государств, имеющих право наложить вето будет больше, станет ли легче?

Изменилась повестка дня. По таким вопросам, как замороженные конфликты, непризнанные государства, непризнанные территории, нераспространение ядерного оружия, мне кажется, есть больше шансов прийти к компромиссу, какие-то решения не только принимать, но и реализовывать.

Есть классическая схема, когда ООН делегирует исполнение этих решений какой-то региональной организации, это может быть и НАТО. Но в этом случае действия станут понятнее, их станет легче защищать, они станут более легитимными. Это ключевое слово. Если мы хотим вернуть легитимность в международные отношения (а сейчас, безусловно, дефицит легитимности), нам все-таки нужно стремиться к реформе ООН, в первую очередь, - к усилению Совета Безопасности.

Вы привели в качестве примера ситуаций, в которых могут быть решения, непризнанное государство. Можно себе представить решение ООН по ним, за которые одновременно проголосуют Россия и Соединенные Штаты?

Безусловно.

Какого рода?

В том, что касается, прежде всего, нераспространения, каких-то антитеррористических вещей. И чем дальше, тем, мне кажется, их может быть больше.

То, что касается непризнанных территорий, - это совершенно особая тема, ее нужно рассматривать отдельно, но при сильном Совете Безопасности есть больше шансов приступить к решению этого вопроса совершенно по-новому, потому что этот вопрос – это далеко не вопрос только Приднестровья или Абхазии, это вопрос вообще глобальный, - таких образований очень много. Значит, нужно искать какие-то общие критерии, способ сделать их более легитимными или делегитимизировать, но мне кажется, что здесь возможно находить общий язык. Потому что есть общее понимание того, что такие образования в большинстве случаев (за редким исключением типа Тайваня) являются питательной средой для абсолютно криминальных действий, начиная с терроризма и заканчивая наркотиками, включая ядерные материалы и так далее.

Спасибо за оптимизм.

См. также:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

20:13 ФСИН начала проверку после публикации о VIP-камерах в «Матросской тишине»
19:50 Канада разрешила поставку летального оружия Украине
19:30 У полковника Захарченко обнаружили замок в Лондоне
19:10 Совфед назначит президентские выборы на заседании 15 декабря
18:53 Лидеры исламских стран объявили Восточный Иерусалим столицей Палестины
18:35 Роскомнадзор пригрозил блокировкой за публикацию материалов нежелательных организаций
18:19 Bon Jovi и Dire Straits войдут в Зал славы рок-н-ролла
18:06 МВД предложило выплачивать деньги сообщившим о преступлении
17:40 Верховный суд Греции решил отправить российского совладельца криптобиржи в США
17:23 Навальный представил предвыборную программу
17:17 «Победа» отказалась от взимания платы за ручную кладь
17:05 «Титаник» и «Крепкий орешек» стали национальным достоянием США
16:59 Переселение по программе реновации начнется в первом квартале 2018 года
16:57 МИД рассказал о предложении РФ обменяться с США письмами о невмешательстве
16:41 В Красноярске отыскали прах Хворостовского
16:31 Ямальский депутат объяснила появление в ее запросе «города Бундестага»
16:17 Эрдоган призвал признать Иерусалим «оккупированной» столицей Палестины
16:05 Лидер Палестины призвал отменить признание Израиля
15:46 Google назвал самые массовые запросы россиян в 2017 году
15:22 Дума ввела штрафы до 1 млн рублей за анонимность в мессенджерах
15:14 Матвиенко подтвердила личное руководство Путиным операцией в Сирии
14:54 Усманов решил избавиться от доли в «Муз ТВ» и СТС
14:38 Дума ужесточила наказание для живодеров
14:31 ГП проверит снятый с «Артдокфеста» фильм
14:21 СМИ сообщили об утерянном в Красноярске прахе Хворостовского
14:07 Московский суд отказался принять иск Кашина к ФСБ по поводу Telegram
13:42 Роскомнадзор пригрозил «Открытой России» закрытием доступа к Twitter
13:40 В янтаре найден клещ и перо динозавра
13:16 Кремль ответил на заявление Трампа о победе над ИГ
13:01 Путин внес в Думу соглашение о расширении российской базы ВМФ в Сирии
12:47 Дума приняла закон об использовании герба России в быту
12:27 Дума одобрила закон о выплатах семьям за первого ребенка
12:09 «Яндекс» и Сбербанк подписали соглашение по новому «Яндекс.Маркету»
11:51 Полпреду Николаю Цуканову предложили стать помощником президента
11:34 ФСБ не нашла никаких призывов в речи Собчак о статусе Крыма
11:31 В России установят обязательные квоты для российских вин
11:07 Два участника теракта в Буденновске получили 13 и 15 лет колонии
10:45 В московской ячейке ЕР призвали не дать оппозиции участвовать в выборах мэра
10:35 50 миллионов лет назад в Новой Зеландии водились стокилограммовые пингвины
10:31 Социологи предсказали рекордно низкую явку на выборах президента
10:23 На развитие госпоисковика «Спутник» выделили еще четверть миллиарда рублей
09:57 Источники рассказали об отказе Сбербанка и Alibaba от создания СП
09:40 Транзит российского газа восстановлен после взрыва на австрийском хабе
09:39 США пообещали вернуться к вопросу Крыма
09:21 Украина задумалась об остановке поездов в РФ
09:17 Объявлены лауреаты премии «Большая книга»
09:08 На Олимпиаду поедут более 200 спортсменов из РФ
12.12 21:22 Саакашвили вызвали на допрос в качестве подозреваемого
12.12 21:11 Путин перечислил условия успешного развития России
12.12 20:50 Задержанного после взрыва в Нью-Йорке обвинили по трем статьям
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.