Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
11 декабря 2017, понедельник, 05:35
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

04 мая 2005, 17:54

Евроутопизм и еврореакция

Чем ближе срок намеченного на 29 мая во Франции референдума по проекту Конституции Европейского союза, тем сильнее нервозность в руководстве ЕС, тем острее дискуссии в европейских (не только французских) СМИ относительно того, заслуживает ли Евроконституция быть одобренной и что произойдет, если большинство французов, вопреки рекомендациям своего президента и правительства, ее отвергнут. Вероятность этого весьма велика – по данным последних опросов, свое non документу готовы сказать около 53% граждан Франции, в то время как oui – только 47%. Напомню, что если хотя бы одна из 25 стран ЕС отвергнет конституционный проект, этот 500-страничный том можно будет смело выбрасывать если не в мусорную корзину, то на свалку истории.

Францией, впрочем, дело не ограничивается. Через несколько дней после французов аналогичный референдум проведут голландцы, и исход этого голосования тоже может принести разочарование сторонникам федерализации ЕС – а именно ее де-факто предусматривает Евроконституция. Наконец, в Великобритании, где референдум пройдет в конце нынешнего или начале будущего года, противники Конституции явно преобладают над сторонниками. Однако островное королевство давно уже держится в рамках ЕС особняком, поэтому к британскому «нет» Брюссель, наверное, внутренне готов. И даже гипотетический выход туманного Альбиона из ЕС вряд ли подорвет основы евросоюзовского проекта, по духу своему континентального. В Нидерландах же многое будет зависеть от исхода французского референдума: если большинство французов все-таки поддержит Евроконституцию, голландцы в конце концов тоже могут склониться на ее сторону. Итого – всё упирается в la belle France, тем более что эта страна принадлежит к числу шести основателей Европейского союза. Сторонники Конституции, в том числе президент Франции Жак Ширак, именно на это и упирают – мол, французы не могут позволить себе похоронить собственное детище, европейскую интеграцию. Но действительно ли «нет» Евроконституции означает крах евросоюзовского проекта или по меньшей мере серьезный удар по нему?

Cторонникам Конституции, которая расширяет и без того немалые полномочия Брюсселя за счет суверенитета отдельных государств-членов ЕС, сейчас выгодно сгущать краски. А вдруг граждане действительно напугаются и со страху дадут-таки зеленый свет творению Конституционного конвента, возглавлявшегося – ирония истории – экс-президентом опять-таки Франции Валери Жискаром д'Эстеном? По-человечески творцов Евроконституции и их единомышленников понять можно – труд ими проделан большой, да и руководители стран ЕС на своем саммите документ уже одобрили, и тут вдруг все усилия по дальнейшей федерализации Европы пойдут прахом из-за непокорного большинства французских избирателей... Обидно. Однако негативный для федералистов исход будет парадоксальным подтверждением жизнеспособности Евросоюза: демократия как принцип, лежащий в основе ЕС, одержит верх над сугубо элитарным проектом Евроконституции, над попыткой «революции сверху», ненужной и непонятной, наверное, большинству европейцев.

Действительно, изменения, которые несет с собой Конституция, можно назвать революционными – хотя, по большому счету, документ лишь суммирует и вводит в общие правовые рамки множество ранее заключенных странами ЕС договоров в политической, экономической и иных областях. Главное, однако, заключается в том, что в случае принятия Конституции Евросоюз приобретет наконец отчетливые черты единого государства, движущегося в направлении от рыхлой конфедерации к достаточно жесткой федерации. Европейская комиссия, этот сугубо бюрократический, хоть и влиятельный, исполнительный орган ЕС, станет настоящим европейским правительством, а Европарламент – ответственным законодательным собранием, а не второразрядной говорильней, какой он был еще 7 – 10 лет назад. ЕС получит собственного министра иностранных дел и будет проводить единый курс в сфере внешней политики, обороны и безопасности. В параграфе 2 статьи I-16 проекта Евроконституции так и говорится: «Государства-члены [Союза] активно и безусловно поддерживают политику Союза в области международных отношений и безопасности в духе лояльности и взаимной солидарности... Государства-члены воздерживаются от каких-либо действий, которые противоречили бы интересам Союза или снижали бы эффективность его политики». Подобное положение вполне органично смотрелось бы в основном законе любого федеративного государства – США или Германии, России или Австралии... Как видим, речь идет о самом амбициозном интеграционном проекте в новейшей истории Европы со времен Маастрихтского договора (1992), превратившего тогдашнее преимущественно экономическое Европейское сообщество в нынешний Евросоюз.

Загвоздка, однако, в том, что этот проект в значительной степени «висит в воздухе», заметно опережая реальную скорость процесса интеграции. По данным аналитической службы Eurobarometer, во всех странах ЕС число сторонников пребывания в Союзе выше, чем количество противников. (Самые «еврооптимистичные» – люксембуржцы: 85% позитивно оценивают членство своей страны в ЕС, 4% – негативно; самые «евроскептичные» – британцы и шведы, где указанное соотношение, в процентах – 38:22 и 48:24 соответственно). Однако на более конкретно поставленный вопрос: «Выигрывает ли в данный момент Ваша страна от пребывания в ЕС?» – европейцы отвечают иначе. В пяти странах (Австрии, Великобритании, на Кипре, в Чехии и Швеции) число ответивших «нет» больше, чем сказавших «да», еще в двух (Дании и Финляндии) эти цифры примерно равны, и лишь в тринадцати отрицательно ответило на  вопрос менее трети респондентов. Нет единства во мнениях и относительно необходимости дальнейшего расширения ЕС: в среднем по Союзу этот процесс поддерживает лишь чуть больше половины граждан (53%), а в таких странах, как Австрия, Германия, Дания, Финляндия, Франция и Швеция, доля сторонников расширения значительно меньше доли противников (1).

И самое главное: пока трудно говорить о какой-либо европейской идентичности как сформировавшемся и устоявшемся явлении. Без сомнения, миллионы граждан Евросоюза ассоциируют себя с Европой и осознают культурные, психологические, политико-правовые и прочие отличия своих обществ от исламских стран, дальневосточного мира или Соединенных Штатов. Однако, во-первых, европейцами считают себя и многие из живущих за пределами ЕС – некоторые граждане стран СНГ, обитатели Балкан и даже Турции. Европейский союз вряд ли вправе претендовать на монополию на «европейскость», хотя в массовом сознании понятия «Европа» и «Евросоюз» в последние годы стали почти синонимами. Во-вторых, даже «стопроцентные» европейцы вроде французов, немцев или голландцев по-прежнему ассоциируют себя скорее со своими государствами, народами и культурами, нежели с наднациональными институтами ЕС. «I am British/English», «Ich bin Deutsch», «Je suis Francais» по-прежнему звучит куда естественнее, чем безличное «Я – европеец».

   В принципе двойная идентичность – не такая уж редкость в европейской истории. Скажем, многие жители многонациональной Австро-Венгрии когда-то ощущали себя как представителями определенного народа (немцами, венграми, чехами и т.д.), так и лояльными подданными австрийского императора. Да и в СССР понятие «советский человек» носило не только пропагандистский характер: в идентичности очень многих граждан советскость превалировала над этнической принадлежностью. Проблемы у такого рода многонациональных государств возникали как раз тогда, когда лояльность все большего числа людей собственному народу начинала преобладать над лояльностью стране, что вело к распаду последней и формированию на его месте множества национальных государств. В современной же Европе общеевропейская идентичность пока совсем не конкурент идентичностям национальным. Именно поэтому попытки федералистов создать такую идентичность искусственно за счет ускорения интеграционных процессов на политико-правовом и институциональном уровне, в том числе с помощью Евроконституции, можно сравнить с желанием поставить телегу впереди лошади. Желание это вызвано в первую очередь геополитическими соображениями, мечтой о «Соединенных Штатах Европы» как державе мирового политического и экономического значения, способной составить конкуренцию США, Китаю и иным «центрам тяжести» современного мира. Как пишет известный немецкий философ, социолог и культуролог Юрген Хабермас, «Европа должна бросить весь свой вес на чашу весов международных отношений..., чтобы сбалансировать стремящиеся к односторонней гегемонии США» (2).

Задача, несомненно, серьезная и даже благородная, однако ее реализация, на мой взгляд, предполагает такую степень интеграции в рамках ЕС, которая в современных условиях недостижима (даже в случае принятия Евроконстуции) – по ряду причин. Во-первых, Европе не хватает экономической динамики, ее хозяйственный рост во многом сдерживается пристрастием западноевропейцев к умирающей модели социального государства. На недавнем европейском саммите лидеры ЕС признали, что так называемая «лиссабонская повестка дня» (Lisbon agenda), согласно которой к 2010 году Евросоюз должен стать наиболее динамично развивающейся экономикой мира, неосуществима. Во-вторых, склонность Западной Европы к welfare state не разделяется большинством восточноевропейских стран, вступивших в ЕС год назад. Заметно отставая от членов «старого» Союза по уровню жизни, они избрали экономическую стратегию, направленную на стимулирование экономического роста и иностранных инвестиций – низкие налоги, снижение бюджетных расходов, стимулирование предпринимательской активности. Эта стратегия, хоть и приносит результаты (3), находится в объективном противоречии с экономической политикой многих стран «старого» ЕС, в первую очередь Франции с ее традицией государственного дирижизма.

В-третьих, помимо экономических, между членами ЕС хватает и внешнеполитических противоречий. Первое из них связано с отношениями с США и моделью евроатлантического сотрудничества в целом. Хотя со стороны как Вашингтона, так и «старой» Европы были в последнее время сделаны примирительные жесты, призванные загладить дипломатический конфликт, cвязанный с войной в Ираке, говорить о полном восстановлении согласия никак нельзя. В западноевропейских политических кругах, в первую очередь французских и немецких, по-прежнему популярна идея самостоятельной европейской политики в области международных отношений, обороны и безопасности, которая не только бы не зависела от позиции США, но и составляла бы конкуренцию американской внешнеполитической стратегии. Такой подход, однако, встречает сопротивление как традиционно атлантически ориентированной Великобритании, так и проамерикански настроенных политических элит Центральной и Восточной Европы. Хотя после прошлогодних выборов Испания, ведомая социалистами, переместилась из лагеря «атлантистов» в лагерь «евросамостийников», а в случае почти неизбежного поражения правых на предстоящих выборах в Италии тот же путь проделает и эта страна, «атлантисты» могут ожидать пополнения от возможного в 2007 году нового расширения ЕС – за счет Румынии и Болгарии. Всё более «атлантической» становится в последнее время и позиция Нидерландов. В результате в Евросоюзе складываются два блока, противоречия между которыми не позволяют в обозримом будущем надеяться на формирование единой внешней политики «Соединенных Штатов Европы».

Наконец, еще одно важнейшее внутриевропейское противоречие касается перспектив дальнейшего расширения ЕС. Не секрет, что большим аргументом в пользу «евроскептиков» в той же Франции стало принятое лидерами Евросоюза решение начать переговоры с Турцией о ее присоединении к ЕС (в качестве даты вступления пока называются 2015 – 2020 гг.). Отношение к возможному принятию 70-миллионной мусульманской, пусть и светской, страны в ЕС среди европейцев, мягко говоря, неоднозначное. Нет единства и по вопросу об увеличении числа членов Союза за счет балканских государств и стран СНГ (Украина, Молдавия, Грузия, в случае политических изменений – и Белоруссия). Западная Европа опасается наплыва новых «бедных родственников», способного подорвать и без того шаткую экономическую и финансовую стабильность ЕС. Европа же Восточная, наоборот, в целом не против дальнейшего расширения, которое позволило бы «бедным родственникам» постепенно лишить «богатых дядюшек» монополии на принятие стратегических решений в ЕС. Именно поэтому новые члены ЕС приветствуют намеченный на 2007 год прием в Союз Румынии и Болгарии – в то время как в «старой» Европе царит настороженность по отношению к этим странам.  Именно поэтому Польша и Литва выступают сегодня в качестве главных «лоббистов» украинских интересов в Евросоюзе. Именно поэтому ЕСовские перспективы Турции встречают наиболее сильный отпор во Франции и Великобритании, но не, скажем, в Венгрии или Словакии.

На востоке Европы рассматривают евросоюзовский проект прежде всего как объединение стран и народов, разделяющих общие ценности, в то время как на западе господствует более прагматичный, технократический, если не сказать бюрократический подход. Как отмечает словенский аналитик Алеш Дебеляк, «технократически-экспертный язык ЕС не предлагает полноценного... видения, способного показать направление и смысл, превосходящие обыденное существование» (4). Проект «Соединенных Штатов Европы», воплощению которого служит Евроконституция, как ни странно, носит столь же «бескрылый» характер. Предполагаемая ускоренная интеграция Европы и ее политическое и экономическое соперничество с Америкой в рамках этой концепции представляют собой в общем-то самоцель, не давая ответа на вопрос «во имя чего?», без которого невозможен ни один масштабный социальный проект. В то же время федерализация ЕС преподносится ее сторонниками общественному мнению как единственно возможный и верный путь, логическое продолжение процесса европейской интеграции. В этом духе были выдержаны, в частности, недавние выступления бывших политических соперников, нашедших на сей раз общий язык – президента Франции, неоголлиста Жака Ширака и бывшего премьер-министра, социалиста Лионеля Жоспена.

Опасение вызывает стремление многих федералистов монополизировать истину и представить противников Евроконституции как опасных маргиналов, националистов и реакционеров, стремящихся дискредитировать саму идею единой Европы. Такая репутация, в частности, создается в Западной Европе президенту Чехии Вацлаву Клаусу – единственному из глав государств ЕС, не скрывающему своего критического отношения к Евроконституции. Недавно, в частности, разгорелся конфликт между чешским президентом и руководством Европарламента, которое обвинило Клауса во лжи относительно проекта Конституции. Президент Чехии в ответ (возможно, излишне раздраженно) потребовал извинений, которых, однако, не получил. Характерен, однако, тон полемики федералистов с Клаусом: «Чешская республика – страна, находящаяся в центре Европы, и будет жаль, если из-за этого евроскептика и развернутой им лживой кампании она попадет в изоляцию, на периферию европейской политики» (Ио Леинен, финский социалист, председатель конституционного комитета Европарламента) (5).

Итак, альтернатива поддержке Евроконституции – якобы только изоляция. Понятно, что в таком ультимативном тоне дискуссии в демократическом обществе не ведутся. Однако федералистов это не останавливает, поскольку мнение оппонентов они, очевидно, считают не альтернативой своей концепции, а пустым «реакционерством», тормозящим «естественное» превращение ЕС в федеративное, а затем, глядишь, и в унитарное государство. Это не только вопрос идеологии или политической культуры: колоссальный аппарат Евросоюза, особенно разросшийся в последние годы, жизненно заинтересован в дальнейшей централизации, которая предоставит ему новые полномочия – несмотря на то, что легитимность европейских институтов по сравнению с национальными довольно сомнительна. (Достаточно сравнить хотя бы уровень активности избирателей на прошлогодних выборах в Европарламент – и на парламентских выборах в отдельных странах ЕС).

Между тем в случае провала Евроконституции, который, как уже говорилось, вполне реален, никакой катастрофы не произойдет. Напротив, возникнет вполне реалистичная альтернатива ускоренной интеграции и преждевременному, не подкрепленному «снизу» созданию федеративного Европейского союза. Эта альтернатива – «Европа разных скоростей», о которой впервые заговорили два года назад, когда кризис в Ираке спровоцировал раскол среди европейских стран. Плотная сеть договорных отношений, связывающая между собой 25 членов ЕС, никуда не исчезнет, даже если Конституция не будет утверждена. Однако без ее жесткого каркаса будет гораздо больше пространства для регионального сотрудничества и для развития альтернативных моделей интеграции, в одном случае – более тесных (Франция, Германия, Бенилюкс), в другом – дающих больший простор национальным институтам, делающих упор на решении конкретных экономических или политических задач.

Если для федеративной Европы время еще явно не пришло, то для Европы как гибкого сообщества государств, интегрированных в разной степени, но составляющих «пространство мира, свободы и безопасности» (о котором, кстати, говорится и в проекте Евроконституции) – вполне. На самом деле «Европа разных скоростей» уже существует, хотя федералисты не любят об этом говорить. Однако единая валюта – евро – распространяется на 12 стран ЕС из 25, Шенгенская зона – на 14, а ограничения на рынке труда для граждан новых стран-членов Союза сняли только 3 из 15 «старых» членов. Таким образом, степень интеграции европейских стран уже неодинакова, и это естественно, учитывая сохраняющиеся глубокие различия между ними. Именно поэтому ускоренная федерализация ЕС, о которой мечтают сторонники Евроконституции, выглядит явной утопией. Как отмечает немецкий историк Хаген Шульце, «прочное европейское единство в многообразии не должно быть реализовано в виде единого централизованного государства, располагающего всеми современными властными правомочиями... Постоянным и крепким может быть только такое европейское законодательство, которое будет брать в расчет нации с их долгой историей, их языками и их государствами» (6).

Странам, не входящим в Евросоюз, но являющимся его важными и постоянными партнерами, как, например, Россия, неудача европейского федералистского проекта также принесла бы определенные выгоды. Известно, что Москва уже давно достаточно успешно выстраивает отношения с отдельными европейскими государствами (Германия, Франция, Италия), но не может похвастаться такой же прочностью и позитивной динамикой связей с общеевропейскими институтами. Поэтому, если называть вещи своими именами, России выгоднее ослабление последних и усиление национальных государств в рамках ЕС. С другой стороны, те страны, которые рассчитывают на сближение с Евросоюзом вплоть до постоянного членства в нем, как, например, Украина, скорее могут рассчитывать на более гибкий подход со стороны «Европы разных скоростей», нежели федералистских «Соединенных Штатов Европы». В то же время «Европа разных скоростей», предусматривающая большой набор вариантов сотрудничества и постепенного сближения со странами-кандидатами, способна избавить самих европейцев от присущих им страхов перед «этими странными людьми из далеких бедных стран». Постепенное привыкание друг к другу, поэтапное налаживание контактов, расширение «пространства мира, свободы и безопасности» при сохранении уникального европейского многообразия – это, наверное, и есть подлинная европейская альтернатива имперскому проекту нынешних США. Но для того, чтобы эта альтернатива стала реальностью, вовсе не обязательно сочинять 500-страничные конституции и создавать всемогущие европейские правительства.

Примечания

1. См.: Eurobarometer 62. Public opinion in the European Union http://europa.eu.int/comm/public_opinion/archives/eb/eb62/eb62first_en.pdf

2. Derrida J., Habermas J. Unsere Erneuerung // Frankfurter Allgemeine Zeitung. 2003. 31 Mai.

3. Темпы роста ВВП в %, прогноз МВФ на 2005 год: Латвия – 7,3, Литва – 7, Эстония – 6, Словакия – 4,8, Чехия – 4, Словения – 4, Венгрия – 3,7, Польша – 3,5; страны зоны евро (в среднем) – около 1,5. См.: The Economist. 2005. April 30th – May 6th. P. 22.

4. Дебеляк А. Неуловимые общие мечты. Опасности и ожидания европейской идентичности // Неприкосновенный запас. 2004. № 2. http://magazines.russ.ru/nz/2004/34/debel6.html

5. Lidove noviny. 27.IV.2005.

6. Schulze H. Staat und Nation in der europäischen Geschichte. Muenchen, 1994. S. 323.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

10.12 20:50 Сборная РФ по прыжкам на лыжах с трамплина поедет на ОИ-2018
10.12 20:24 Лариса Гузеева попала в базу данных «Миротворца»
10.12 20:03 Нетаньяху попросил Эрдогана не читать лекции о морали
10.12 19:45 США пообещали «взяться» за Северную Корею
10.12 19:27 Исполком IBU ограничил в правах Союз биатлонистов России
10.12 19:04 «Спартак» разгромил ЦСКА в 20-м туре чемпионата России
10.12 18:47 Участники марша в Киеве выдвинули требования к Раде
10.12 18:31 В Осло вручили Нобелевскую премию мира
10.12 18:07 Саакашвили подал в суд на генпрокурора Украины
10.12 17:49 Россия упустила бронзу в женской эстафете на этапе КМ по биатлону
10.12 17:32 Кандидаты в сборную РФ по тяжелой атлетике сдадут экзамен о допинге
10.12 17:05 Эрдоган назвал Израиль террористическим государством
10.12 16:40 СМИ анонсировали новую проверку российских футболистов на допинг
10.12 16:09 Марш за импичмент Порошенко собрал 2,5 тысячи человек
10.12 15:42 Биткоиновые миллиардеры анонсировали 20-кратный рост курса криптовалюты
10.12 15:09 Россия не попала в призеры мужской эстафеты на этапе КМ по биатлону
10.12 14:58 Минобороны ответило на обвинения Франции в присвоении победы над ИГ
10.12 14:35 Сторонники Саакашвили вышли в Киеве на марш против Порошенко
10.12 14:16 ЛАГ не согласовала санкции против США из-за Иерусалима
10.12 13:50 На «Артдокфесте» сорвали показ фильма о Донбассе
10.12 13:33 Украинский замминистра назвал целью Киева «раздробить Россию»
10.12 13:10 Российский конькобежец установил мировой рекорд
10.12 12:50 Треть опрошенных россиян никогда не читали Конституцию
10.12 12:27 Ежегодный объем взяток в мире оценили в триллион долларов
10.12 12:02 В МОК предложили проводить Олимпиады без флагов
10.12 11:46 Биткоин просел ниже 14 тысяч долларов
10.12 11:33 Премьер Израиля обвинил Европу в лицемерии
10.12 11:11 Росприроднадзор объяснил неприятный запах в Москве
10.12 10:50 Европарламент отметил «милитаризацию» Крыма и Калининграда
10.12 10:33 ФАС отказалась проверять жалобы на предновогоднее подорожание продуктов
10.12 10:15 Украину признали самой бедной страной Европы
10.12 09:58 В Якутии объявлен траур по девяти жертвам ДТП
10.12 09:29 Труппа балета «Нуреев» потребовала освободить Серебренникова
10.12 09:01 ЛАГ призвала мир признать границы Палестины
09.12 21:08 Тысячи посылок застряли на границе из-за эксперимента таможни
09.12 20:36 В Петербурге арестован планировавший теракт таджик
09.12 20:17 Министр обороны Великобритании заявил о «прохладной войне» с Россией
09.12 19:58 Минобороны обвинило ВВС США в создании помех уничтожению ИГ
09.12 19:30 Мужская сборная России по керлингу не квалифицировалась на Игры-2018
09.12 19:03 В МИДе ответили на угрозу санкций из-за РСМД
09.12 18:42 В Париже простились с Джонни Холлидеем
09.12 18:22 Зюганов прокомментировал слова Трампа о коммунизме на коленях
09.12 16:42 Российские саночники и керлингисты решили ехать в Пхенчхан
09.12 16:22 Российские фигуристки взяли золото и серебро в финале Гран-при
09.12 16:12 Ходорковский заявил о поддержке Навального и Собчак
09.12 15:50 Источники рассказали о предложении Москвы заключить с США пакт о невмешательстве
09.12 15:33 Власти Ирака объявили о победе над ИГ
09.12 15:15 В Сан-Франциско перевернулся автобус с почти 30 пассажирами
09.12 14:43 Стали известны имена убитых в Ставрополе боевиков
09.12 14:28 Москва увековечит память Броневого
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.