Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
18 декабря 2017, понедельник, 10:13
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

05 июля 2005, 01:35

О прошлом, о будущем, о настоящем

Журнал «Свободная мысль-XXI»

"Полит.ру" продолжает знакомить читателей с материалами журнала "Свободная мысль". В №7 за 2005 год опубликовано интервью с историком Артуром Шлезингером-младшим, активным политиком, близким к Дж. Кеннеди, и лауреатом Пулитцеровской премии.

Артур Мейер Шлезингер-младший (род. 1917) — одна из наиболее заметных фигур в американской исторической науке ХХ столетия. Закончив Гарвардский университет в 1938 году, он уже через год издал свою первую книгу, в 1945-м получил свою первую Пулитцеровскую премию, а в 1946-м вернулся в alma mater полным профессором. Сформировавшийся в годы рузвельтовского «нового курса», Артур Шлезингер на всю жизнь остался сторонником взглядов, присущих левому флангу Демократической партии. В 1947 году он вошел в оргкомитет организации «Американцы за демократические действия», в 1950-е был одним из наиболее активных борцов против маккартизма, а с 1957-го по 1960 год выпустил в свет три тома своего исследования об эпохе Ф. Рузвельта, и по сей день считающегося наиболее удачным опытом изучения этого периода американской истории.

В 1960 году Артур Шлезингер становится помощником, а затем и главным спичрайтером сенатора и кандидата в президенты США Дж. Кеннеди; в 1961-м оставляет кафедру в Гарварде и переходит на работу в аппарат Белого дома. А. Шлезингер был рядом с президентом все 1036 дней его руководства страной; в 1965 году он опубликовал посвященную событиям того времени книгу «Тысяча дней», которая принесла автору вторую Пулитцеровскую премию. В 1966 году профессор Шлезингер начинает преподавать в центре послевузовского образования Городского университета Нью-Йорка, и с тех пор навсегда связывает свою жизнь с этим городом. Его перу принадлежат десятки книг; наиболее известные из них — «The Age of Jackson» (1945), «The Age of Roosevelt» (в 3-х томах, 1957-1960), «The Politics of Hope» (1963), «A Thousand Days» (1965), «The Bitter Heritage» (1968), «The Imperial Presidency» (1973), «Robert F. Kennedy and His Times» (1978), «The Cycles of American History» (1986), «The Disuniting of America. Reflections on a Multicultural Society» (1991) и автобиография «A Life in the 20th Century, Innocent Beginnings, 1917-1950» (2000). В прошлом году вышла в свет новая книга А. Шлезингера, «War and the American Presidency», которая привлекла к себе особое внимание читающей публики.

В феврале 2005 года с А. Шлезингером встретился в его нью-йоркской квартире и взял интервью главный редактор «Свободной мысли-XXI» Владислав Иноземцев.

 

— Уважаемый профессор Шлезингер! Я читал многие из Ваших книг и всегда находил в них исключительно интересные, порой парадоксальные размышления, связывавшие историю и современность. В Вашей недавней книге я обратил внимание на вопрос, который показался мне чрезвычайно важным. Вы спросили самого себя, своих коллег и читателей: «Обязаны ли свободные граждане поддерживать своего президента в условиях войны?» Могли бы Вы — пусть повторив некоторые тезисы, содержащиеся в Вашей работе, — ответить на него и для наших читателей?

— Книга «Война и [институт] американского президентства», на которую Вы ссылаетесь, была написана мною под впечатлением событий 11 сентября 2001 года и войны, начатой президентом Джорджем Бушем в Ираке. Вот, взгляните в окно: около моего дома заканчивается 49-ая стрит, и почти совсем рядом — на пересечении FDR-драйв и 34-ой стрит — здание штаб-квартиры ООН. А когда-то чуть правее этого места из-за массива небоскребов выглядывали вершины «башен-близнецов».

Как житель Нью-Йорка с сорокалетним стажем, 11 сентября я был объят ужасом и тревогой, вглядываясь в клубы дыма, поднимавшиеся в тот страшный день с южной оконечности Манхэттена. Но как историка и человека, причастного к политике, меня еще больше обеспокоили баталии, происходившие в ООН весной 2003 года, а тем более — то, чем они завершились. Сегодня надо признать, что президент Буш вывел американский унилатерализм — а он и прежде был присущ нашей внешней политике — на совершенно новый уровень. «Доктрина Буша» не только оправдывает развязывание превентивной войны, но и объявляет таковую одним из важных элементов новой стратегии Америки. Тем самым он стремится похоронить доктрину сдерживания, а заодно и выбросить «на свалку истории» международные институты и договоренности, на которых основывалась вся послевоенная система глобальной безопасности.

Это крайне опасно. Опасно потому, что Соединенные Штаты теряют свой моральный авторитет в современном мире. Опасно потому, что возникает угроза соблюдению прав человека в самой Америке. Опасно потому, что в условиях насаждаемого ощущения опасности возрастает вероятность узурпации власти и пренебрежения демократическими принципами.

В своей книге я подчеркивал: если свободные граждане и обязаны беспрекословно поддерживать своего лидера в годы войны, то это «правило» нарушалось всякий раз, когда в состоянии войны находились Соединенные Штаты. Разумеется, в такие трудные времена президенты обретали большую власть, но всякий раз это оборачивалось «реваншем» законодателей. В свое время конгрессу потребовалось всего три года, чтобы объявить импичмент преемнику Авраама Линкольна [президенту Эндрю Джонсону]. Ричард Никсон руководил нацией в последние годы войны во Вьетнаме в условиях проводившегося в отношении него расследования, которое завершилось его отставкой. Выдающиеся американские политики — такие, как экс-президент Теодор Рузвельт и сенатор Роберт Тафт, — отстаивали право граждан критиковать президента в годы Первой мировой войны. И это, я думаю, правильно. Потому что в неординарных ситуациях действия руководителей страны далеко не всегда бывают удачными. В дебатах с ними воспитываются новые лидеры, способные видеть мир более комплексным, и, как говорил еще Джеймс Брюс [1], «никакой другой тип государственного устройства не нуждается в великих лидерах так, как нуждается в них демократия». А если мы и опускались до гиперпатриотических порывов — таких, как принятие Законов об иностранцах и подстрекательстве [2] или провоцирование «красного психоза» [3], — то потом вспоминали это так, как с похмелья вспоминаем свои непристойные поступки, сделанные накануне вечером.

— Тогда я спрошу Вас: какое из утверждений кажется Вам более правильным: что президенты формируют американскую политику или политическая система Соединенных Штатов формирует президентов? Говоря несколько иначе: что в большей мере влияет на политику США — личность и таланты президента или жесткие рамки политической традиции?

— Я думаю, что важное значение имеют оба эти фактора — в первую очередь потому, что особенностью Соединенных Штатов является весьма разносторонняя система разделения власти. С одной стороны, четко определены вопросы, относящиеся к ведению федерального правительства, равно как и полномочия штатов. Это существенно ограничивает свободу маневра президента и его команды. С другой стороны, — что, конечно, более важно, — существует разделение основных ветвей власти: исполнительной, законодательной и судебной.

Все это порождает возможность многочисленных тупиков и недоразумений — однако эта возможность могла бы реализоваться лишь в том случае, если бы все ветви власти были на деле равными и четко согласовывали свои действия. Выходом из подобных тупиков служит предоставление исполнительной власти, говоря словами Вудро Вильсона, «ее правильного старого места» во властной системе. Структурно она оказывается единственной из ветвей власти, способной отдавать указания и организовывать жизнь страны. И поэтому, как отмечал президент Вильсон, именно она представляет собой центральный нервный узел всей системы власти.

Конечно, некоторые президенты сталкиваются с кризисными ситуациями. В таких ситуациях оказывались три величайших президента: Джордж Вашингтон, Авраам Линкольн и Франклин Рузвельт. Вашингтон создал правительство в условиях Войны за независимость, настояв на учреждении института президентства; Линкольн руководил страной в годы Гражданской войны; на период правления Рузвельта пришлись и самая разрушительная депрессия, и самая масштабная война в американской истории. Но таланты каждого из них лишь полнее раскрылись на фоне этих испытаний.

Однако если кризисы застают в кресле президента людей, наделенных весьма средними способностями или скованных идеологическими догмами, они редко могут себя преодолеть. Возьмите, к примеру, Джеймса Бьюкенена, избранного президентом незадолго до Гражданской войны, в 1856 году. Обострявшийся на протяжении всех лет его правления кризис, завершившийся расколом страны, отнюдь не возвысил этого человека. Или Герберта Гувера, который, будучи убежденным сторонником ничем не ограниченного рынка, пытался «бороться» с депрессией, не прибегая при этом к расширению полномочий государства, что пришлось впоследствии сделать менее зашоренному Франклину Рузвельту.

Следует заметить, что все это — достаточно простые примеры. И Бьюкенен, и Гувер были весьма средними людьми, и их президентства оказались провальными. В то же время Линкольн и Рузвельт были творческими личностями, и потому стали выдающимися национальными лидерами. Но были и президенты иного типа — Томас Джефферсон, Эндрю Джексон [4], Теодор Рузвельт или Рональд Рейган, — которые вне условий кризиса, но используя свои выдающиеся личные качества, повернули страну на путь, казавшийся им верным.

Ни Джефферсон, ни Джексон, ни Теодор Рузвельт, ни Рейган не сталкивались с кризисами общенационального масштаба, но несмотря на это им удалось убедить конгресс и народ Америки принять их приоритеты и стратегию. Таким образом, неординарная личность не нуждается в испытаниях, чтобы реформировать страну или придать ей большую динамику. Поэтому, подытоживая свой ответ, я сказал бы: в Америке руководитель исполнительной ветви власти уполномочен задавать вектор развития нации. Генри Адамс [5], который был выдающимся историком, говорил, что президент Соединенных Штатов подобен капитану корабля в открытом море: у него есть руль, который нельзя выпускать из рук; курс, которого необходимо придерживаться; и порт назначения, который должен выбрать он сам…

— Но сегодня человек, избираемый президентом США, становится самым могущественным из мировых политиков. Насколько велики полномочия американского президента и насколько зависят его действия от воли конгресса? Можете ли Вы представить себе американского лидера, подчиняющего свою политику решениям, которые принимаются международными институтами — такими, например, как Организация Объединенных Наций, «Большая восьмерка» или НАТО?

— Да, я могу представить себе такое. Вспомним, например, Франклина Рузвельта — последовательного сторонника Лиги Наций. В свое время он занимал должность заместителя министра морского флота в администрации Вудро Вильсона и убежденно выступал в пользу присоединения США к Лиге в период президентской кампании 1920 года, когда баллотировался по пост вице-президента от Демократической партии. И он сделал верные выводы из неудачной попытки ввести Соединенные Штаты в состав Лиги Наций, а также извлек серьезные уроки из ее истории. Поэтому, создавая Организацию Объединенных Наций, Рузвельт сформулировал принцип вето, что, собственно, и позволило найти тот компромисс между Соединенными Штатами, Великобританией, Советским Союзом, Францией и Китаем, который дал возможность ООН на протяжении десятилетий оставаться действенным инструментом международной политики. Таким образом, Америка в лице ее наиболее достойных лидеров шла на компромиссы и воспринимала интересы других членов международного сообщества.

Если же говорить об отношениях с конгрессом, то они выглядят более сложно. С одной стороны, внешняя политика — особенно в периоды напряженности и войн — требует сильной исполнительной власти, значительных полномочий президента. И в этой сфере конгресс, вне зависимости от того, насколько «патриотичной» выглядит его позиция, как правило, выдает президенту карт-бланш — просто потому, что считает его более компетентным в данных вопросах и располагающим лучшей информацией о состоянии дел. С другой стороны, что касается внутренних проблем, то в них, считают конгрессмены, они разбираются ничуть не хуже президента. Они уверены, что лучше информированы в данной области. И они смело идут на конфронтацию с президентом. Примером тому могут служить попытки президента Дж. Буша приватизировать систему социального обеспечения и провести реформу пенсионного обеспечения. По правде говоря, «реформа» — это совсем не то слово, которое я применил бы для обозначения разрушения системы социального обеспечения. И мы видим, что хотя Республиканская партия контролирует сегодня обе палаты, в среде сторонников Джорджа Буша зреет недовольство этой программой, и конгресс открыто выражает свое несогласие с ней.

— Вернемся, однако, к внешнеполитическим проблемам. Считается, что именно Вы впервые применили в научной литературе понятие «унилатерализм»; кому же, как не Вам, прокомментировать возможные перспективы нынешней унилатералистской политики Джорджа Буша. Считаете Вы ее долговременным курсом или же видите возможность изменения отношений Соединенных Штатов с миром — пусть и не завтра, но хотя бы через десять или двадцать лет?

— Это зависит от того, будет ли Джорджу Бушу сопутствовать успех в его внешней политике. Лично я считаю, что избранный им курс не принесет успеха.

Совсем недавно все мы слушали вторую инаугурационную речь президента. И я тут же вспомнил Джона Квинси Адамса — человека, который был, пожалуй, самым выдающимся государственным секретарем в истории Соединенных Штатов (хотя и не стал особо успешным президентом). 4 июля 1821 года, в день нашего национального праздника, он произнес речь, в которой выразил отношение Америки к народам, борющимся за лучшую долю. Он говорил тогда, что где бы народы ни поднимали знамя свободы и независимости, они могут рассчитывать на симпатии американцев, на их поддержку и сочувствие. Но Америка, продолжал он, не пойдет в чуждые пределы в поисках злых сил, заслуживающих уничтожения. Однако в инаугурационной речи Джорджа Буша слышится прямо противоположное: он говорит, что мы готовы направиться неизвестно куда в поиске этих сил и готовы уничтожать их, где бы мы их ни повстречали. Если он будет действовать так же смело, как и говорит, это обернется катастрофой. Если же он не предпримет ничего из сказанного, он будет выглядеть лицемером. Поэтому я считаю, что провозглашаемая им унилатералистская политика, делающая Соединенные Штаты одновременно и коллегией присяжных, и верховным судьей, да еще и исполнителем наказаний, бессмысленна и абсурдна.

Мне кажется, что американский народ в той или иной мере доверяет Организации Объединенных Наций. Он в массе своей не желает подчинять американскую политику решениям Совета Безопасности — но именно с учетом этого Франклин Рузвельт и настаивал на принципе вето. Но американцы верят скорее в коллективную безопасность, чем в возможность самостоятельно обеспечить собственные интересы во всем мире. Они сторонники принципа многосторонности, принципа, исповедуемого Демократической партией — партией Вильсона и Рузвельта. И я верю, что 2008 год принесет демократам победу, и Соединенные Штаты вновь повернутся лицом к остальному миру — как это было, кстати, после Первой, а затем и Второй мировых войн.

— Хотя я и не предполагал задавать Вам этот вопрос, но все же спрошу: кто, на Ваш взгляд, станет лидером демократов в 2008-м?

— Историков всегда лучше спрашивать о прошлом, нежели о будущем, но, мне кажется, Джон Керри предпримет еще одну попытку. Насколько я знаю, уже сейчас он занимается подбором своей новой команды. Конечно, наибольшим фаворитом выглядит Хиллари Клинтон — в первую очередь потому, что сегодня Билла Клинтона и его время очень многие вспоминают с явной ностальгией. Жаль, что он сам больше не имеет права баллотироваться. Но Хиллари, к тому же, очень способная леди, успешный человек, ее деятельность в качестве сенатора признается многими весьма профессиональной. Да и избрание женщины-президента в нашей стране — это только вопрос времени (смеется).

— Дай-то Бог; но если уж мы перешли к вопросу о выборах, я хотел бы затронуть и более общую проблему демократии. Соединенные Штаты традиционно воспринимаются как своего рода образец демократии, как одна из наиболее успешных демократических стран в мире. Однако в последнее время все чаще можно услышать рассуждения о том, что демократия демократии рознь, что возможны всякого рода нелиберальные, или управляемые формы демократии — достаточно, например, почитать работы Фарида Закарии и некоторых других авторов. Есть ли в этих утверждениях рациональное зерно? Может ли демократия быть «управляемой»? Или, если сформулировать вопрос в более общей форме: можно ли говорить о разных «степенях» демократии?

— Я считаю, что главным преимуществом демократии и источником силы демократических режимов является способность к самокоррекции. Если страна сходит с кажущегося правильным пути, структуры демократического общества позволяют ей вновь на него вернуться. Все это требует жесткого верховенства закона и, к тому же, определенного уровня образованности и подготовленности народа, необходимого для ответственного принятия решений (хотя этот уровень не обязательно должен быть очень высоким — вот, например, в Индии доля граждан, умеющих читать и писать, не превосходит 40 процентов, но эта страна представляет собой пример функционирующей демократии).

Демократия в ее европейском смысле предполагает наличие альтернатив, наличие соперничающих политических сил и разнящегося видения перспектив. И, нельзя не отметить, демократия всегда противится войне — хотя бы потому, что война в любом случае несет с собой ограничение демократических прав и свобод. Отчасти можно даже утверждать, что война интенсифицирует демократию, так как требования перемен становятся более настойчивыми. Например, Советский Союз десять лет вел войну в Афганистане — очень, кстати, непопулярную. И советские телевидение и пресса не освещали ее так, как наши средства массовой информации в свое время освещали войну во Вьетнаме. Но та война была среди советских граждан очень непопулярной, и ее прекращение принесло Михаилу Горбачеву один из самых больших его политических активов. Сегодня, правда, Россия ведет столь же непопулярную войну в Чечне. Но не надо забывать, что войны дорого обходятся демократическим политикам. Корейская война похоронила Гарри Трумэна и привела в Белый дом республиканцев. Вьетнамская война сделала то же самое с президентом Линдоном Джонсоном. Война в Ираке может иметь аналогичные последствия для Джорджа Буша и республиканцев.

— Хорошо известно, что Соединенные Штаты наиболее последовательно и напористо поддерживали демократические преобразования сначала в Советском Союзе, а после его распада — на постсоветском пространстве и в Восточной Европе. Сегодня Америка выступает за распространение демократии в арабском мире — в частности, на Ближнем Востоке. Могли бы Вы в этом контексте прокомментировать отношение нынешней администрации к ситуации в России и, в частности, к политике президента Владимира Путина?

— Джордж Буш согласился с предложенной ему Владимиром Путиным трактовкой событий в Чечне как войны против террористов. Как заявлял он сам, он посмотрел в глаза российскому президенту и увидел родственную душу. Однако в последнее время Буш испытывает серьезное давление американского политического истеблишмента, значительная часть которого настаивает на пересмотре отношения к путинскому курсу. Правда, насколько мне известно, чаще всего речь идет не о кавказской войне, а о политике в отношении независимой прессы, о свободе слова, об ограничении демократии и злоупотреблениях власти в экономической сфере. Нежелание Буша критиковать Путина я воспринимаю сквозь призму общности продекларированной ими обоими задачи войны против террора.

— Да, я понял. Вернемся тогда к американской политике. Широко известно, что Вы были близким доверенным лицом президента Джона Кеннеди и личным другом его младшего брата Роберта. Как могли бы Вы оценить историю, если можно так выразиться, политических династий в Соединенных Штатах? В начале ХХ века были Рузвельты, во второй половине столетия — Кеннеди, сегодня вот — Буши. Насколько это характерно для Америки? Возможна ли своего рода «междинастическая» борьба — скажем, соперничество Хиллари Клинтон с Джебом Бушем [6] на следующих президентских выборах? И может ли это считаться нормальным в демократическом государстве?

— Мне кажется, что избиратели всегда с особым доверием относятся к тем кандидатам, которых они воспринимают как знакомых. И это никоим образом не феномен последнего времени. Существовала, например, «династия» Адамсов: Джон Адамс был вторым президентом Соединенных Штатов; его сын Джон Квинси Адамс — государственным секретарем, а позже и пятым президентом; а внук, Чарльз Фрэнсис Адамс, участвовал в избирательной кампании 1848 года в качестве кандидата на пост вице-президента (хотя и неудачно). Его сын Генри Адамс стал одним из самых известных в Америке историков.

Или, например, возьмем семью Гаррисонов. Уильям Генри Гаррисон был кандидатом на пост президента США в 1840 году, баллотировавшимся от партии вигов. И даже был избран, хотя и скончался через месяц с небольшим после инаугурации. Его внук, Бенджамин Гаррисон, также был избран президентом — правда, через 48 лет, в 1888-м.

На мой взгляд, люди испытывают симпатию и проникаются каким-то особым чувством доверия к тем, чьи имена от поколения к поколению связываются ими со служением стране, с образом государственного или общественного деятеля. Это не слишком зависит от того, каковы политические пристрастия самих лидеров: Рузвельты и Кеннеди были приверженцами социально ориентированного курса; Буши, напротив, консерваторы, убежденные защитники интересов корпораций, сторонники сохранения смертной казни и адепты унилатералистской внешней политики. Но сам характер отношения к ним ко всем как к достойным доверия людям от этого не меняется.

— Позвольте вернуться к Вашим размышлениям о политиках, которым выпало возглавлять Соединенные Штаты в не столь драматичные периоды, нежели Линкольну, Вильсону или Франклину Рузвельту. Могли бы Вы подробнее остановиться на том, какие качества особенно важны для политика, действующего в условиях спокойного времени, не стремящегося провоцировать кризисы лишь для того, чтобы проявить себя в качестве выдающегося лидера? За какие заслуги они остаются в народной памяти и анналах историков?

— Да, кризисные ситуации — такие, как Гражданская война, Вторая мировая война или эпоха «холодной войны», — порождают совершенно особенные возможности для проявления лидерских качеств. Однако Томасу Джефферсону, Эндрю Джексону, Теодору Рузвельту или Рональду Рейгану, хотя они и не сталкивались с кризисами такого порядка, удалось, используя свои личные качества, способность убеждать, а также уверенность в собственной правоте, настоять на принятии страной предложенной ими повестки дня. При этом было бы большой ошибкой считать, что они были людьми, постоянно придерживавшимися одних и тех же взглядов и никогда не менявшими своей точки зрения.

Например, Джефферсон был приверженцем идей, которые сегодня сроднили бы его со сторонниками демократической партии. Однако в то же время он был явным «экспансионистом». При нем была оформлена покупка Луизианы [7]. Более того, он неоднократно заявлял о неизбежности включения Кубы в состав Соединенных Штатов.

Или другой пример. Эндрю Джексон использовал возможности федерального правительства, для того чтобы противостоять властям Южной Каролины, отказывавшимся вводить на территории штата в действие ряд законов, принятых конгрессом. Однако наряду с этим он решительно выступал против институционализации Центрального банка Соединенных Штатов, полагая, что его создание означало бы присвоение частной корпорацией функций, по праву принадлежащих федеральному правительству.

То же самое и с Рейганом. Это классическое создание Голливуда было единственным из президентов, кто все четыре раза голосовал за Франклина Рузвельта [8], но данное обстоятельство не помешало ему на протяжении собственных двух сроков в Белом доме сделать все от него зависевшее, для того чтобы демонтировать наследие Рузвельта. Он ненавидел коммунизм, но слишком хорошо чувствовал людей, чтобы понять, что руку, протянутую ему Михаилом Горбачевым, нужно было пожать, причем сделать это именно на нейтральной территории, как бы пройдя свою половину пути.

— Спасибо. И еще два коротких вопроса. Сегодня в России очень много говорят об отношениях между властью и бизнесом. В советские времена каждый школьник знал, что правительство США — это сплошь прислужники крупного капитала. Но в первые годы после распада СССР в самой России власть пала и того ниже. Теперь она стремится к какому-то реваншу. Каковы, на Ваш взгляд, реальные отношения между федеральным правительством и крупными корпорациями в Соединенных Штатах?

— Отношения корпораций и нынешнего правительства?

— Нет, скорее отношения между федеральными властями и предпринимательскими кругами в целом, при разных администрациях.

— Республиканская партия — с того времени, как в 1912 году она отторгла Теодора Рузвельта, — была и остается партией, выражающей интересы предпринимательского класса. Демократическая партия в общем и целом отражает интересы среднего класса, широких масс населения. Однако должен заметить, демократия не может существовать без капитализма, хотя, к сожалению, капитализм вполне может обходиться без демократии. Например, в пиночетовской Чили. В муссолиниевской Италии. В гитлеровской Германии. Во франкистской Испании.

Демократия же не может существовать без капитализма. Потому что ее условием служит наличие частной собственности — ресурсов, на которые государство не может распространить свою власть. Скажем, в Советском Союзе каждая газета или журнал публиковали лишь удобную для власти, соответствующую принятой идеологии информацию. Это происходило потому, что не существовало ресурсов, на которые не могло бы притязать государство. Без частной собственности не бывает свободной прессы, как не бывает без нее и свободного общества.

Однако проблемой капитализма становится то, что капиталисты сами же и стремятся управлять этой системой. Поэтому, хотя капитализм и рождает демократию, эту демократию необходимо постоянно спасать от капиталистов. Это хорошо понимали и Бенджамин Гаррисон, и Теодор Рузвельт, и Франклин Рузвельт, и Гарри Трумэн. Понимал это и Билл Клинтон, хотя, конечно, это был совсем не тот боец, что они. Но демократия спасала капитализм от капиталистов. И выдвигала на авансцену людей, желавших и готовых делать это.

— И последний вопрос. Даже не сгущая краски в отношении нынешней ситуации в России, можно говорить о наличии автократических тенденций в действиях президента Путина и его правительства. А истории известно множество случаев, когда лидеры демократических стран считали возможным смириться с существованием диктаторских режимов — как, например, считали они возможным «умиротворить» Гитлера в 1930-е годы. Как надеялись на сотрудничество с Арафатом в 1980-е и 1990-е. Не то же ли самое происходит в отношениях между Западом и Россией? Сегодня кажется, что Соединенные Штаты не только не осуждают курс российского руководства, но во многом и поощряют его…

— Как историк я вполне могу допустить такой ход событий, но как гражданин я надеюсь, что демократические силы в России выразят свое отношение к происходящему — как надеюсь я и на то, что демократические западные страны окажут им поддержку в борьбе за торжество демократии. Если Россия вернется к авторитаризму, это будет трагедия. Разумеется, существуют стереотипы, согласно которым русский народ любит царя и хочет ему подчиняться. И некоторые даже всерьез говорят о том, что твердая власть в России — это единственная гарантия мира и спокойствия в Европе. Но Россия — это великое европейское государство, обладающее огромным потенциалом и гигантскими человеческими ресурсами. Достаточно вспомнить хотя бы Достоевского, Толстого или Пастернака. Россия — страна удивительного народа. И она должна следовать по демократическому пути. Хотя, разумеется, выбор в пользу того или иного варианта развития могут сделать только сами россияне.

— Спасибо Вам, профессор, за Ваше интервью, и разрешите пожелать Вам благополучия и творческих успехов.

 

Примечания

[1] Джеймс Брюс (1838-1922) — британский историк, дипломат и государственный деятель, профессор гражданского права в Оксфордском университете и посол Великобритании в США в 1907-1913 годах, лорд (с 1914-го). Известен как автор классического трактата «The American Commonwealth» (1888), одного из наиболее популярных в Европе исследований американской политической жизни со времен А. де Токвиля. — Здесь и далее примечания В.Л. Иноземцева.

[2] Законы об иностранцах и подстрекательстве (Alien and Sedition Acts, 1798) — четыре закона (Закон о натурализации от 18 июня, Закон об иностранцах от 25 июня, Закон об «иностранных врагах» от 6 июля и Закон о подстрекательстве к мятежу от 14 июля), принятые конгрессом США в условиях ожидавшейся войны с Францией, увеличивали срок предоставления американского гражданства с 5 до 14 лет, позволяли депортировать считавшихся опасными иностранцев, высылать из страны или подвергать аресту граждан любых недружественных держав, а также ужесточали наказания за любую подрывную деятельность.

[3] «Красный психоз» (the Red Scare, 1918-1921) — антикоммунистическая истерия в США, вызванная нарастанием социалистического движения под влиянием революции 1917 года в России и сокращения занятости в военных отраслях промышленности в первые годы после завершения Первой мировой войны.

[4] Эндрю Джексон (1767-1845) — седьмой президент США (1829-1837), известный военными успехами в ходе англо-американской войны 1812 года и серьезными попытками реформирования политической системы США в годы пребывания в Белом доме.

[5] Генри Адамс (1838-1918) — известный американский историк, профессор Гарвардского университета, внук Джона Квинси Адамса, пятого президента США, и правнук Джона Адамса, второго президента США.

[6] Джеб (Джон Эллис) Буш (род. 1953) — младший брат нынешнего президента Дж. Буша, губернатор штата Флорида с 1998 года.

[7] Покупка Луизианы — территории более чем в 2 миллиона кв. км, на которой сегодня находятся штаты Луизиана, Арканзас, Оклахома, Канзас, Небраска, Миссури, Айова, Южная и Северная Дакота, Монтана, а также значительные части Вайоминга, Колорадо и Техаса — была узаконена американо-французским договором от 30 апреля 1803 года. Наполеон, готовившийся в то время к войнам за господство в Европе, считал непозволительной для себя роскошью держать значительную французскую армию в Новом Свете, и с готовностью уступил эти земли США за 60 миллионов франков (или 15 миллионов долларов). 20 декабря 1803 года церемония в Новом Орлеане ознаменовала вхождение территории французской Луизианы в состав США, что увеличило общую площадь страны более чем вдвое.

[8] Франклин Д. Рузвельт был избран президентом США в ноябре 1932 года и впоследствии переизбирался еще трижды — в 1936, 1940 и 1944 годах.

Перевод с английского В.Л. Иноземцева

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

10:06 Три НПФ продали акции Промсвязьбанка до объявления о его санации
10:02 В Израиле умерла любимая учительница Путина
09:45 Полиция обыскала дом написавшей о слежке за Россией журналистки
09:41 Правозащитники рассказали о просьбах Улюкаева в СИЗО
09:26 Еще одна биржа в США начала торговать фьючерсами на биткоины
09:15 На Дальнем Востоке появится новая армия
09:05 Депутаты ГД предложили штрафовать стритрейсеров на миллион рублей
08:45 Посол РФ в США в Вашингтоне встретится с замгоссекретаря
08:22 60 нацгвардейцев пострадали при столкновении со сторонниками Саакашвили
08:07 В ЦРУ отказались обсуждать помощь в предотвращении теракта в Петербурге
07:50 18 декабря официально началась президентская кампания
17.12 21:00 Президент Финляндии ответил на информацию о слежке за военными РФ
17.12 20:27 Компания Ковальчука претендует на крымский завод шампанского «Новый свет»
17.12 20:04 Сборная РФ по хоккею выиграла Кубок Первого канала
17.12 19:44 ЦРУ передало Москве данные о подготовке теракта в Петербурге
17.12 19:16 При столкновениях со сторонниками Саакашвили пострадали десятки полицейских
17.12 18:35 СМИ назвали место содержания главаря ИГ
17.12 18:08 Опубликовано видео ликвидации боевиков в Дагестане
17.12 17:25 Между сторонниками Саакашвили и полицией произошли столкновения
17.12 16:47 Прокуратура впервые запросила пожизненный срок для торговца наркотиками
17.12 16:24 Курс биткоина превысил 20 тысяч долларов
17.12 16:16 Спортсменам РФ разрешили использовать два цвета флага на Олимпиаде
17.12 15:13 В Госдуме назвали неожиданностью слежку Финляндии за Россией
17.12 14:54 Скончался Георгий Натансон
17.12 14:15 В Крыму работы на трассе «Таврида» привели к перебоям с интернетом
17.12 13:44 В Москве снова побит температурный рекорд
17.12 13:15 СМИ сообщили об убийстве плененного ИГ казака
17.12 12:39 Губернатор Подмосковья пообещал избавить жителей региона от вони в начале года
17.12 12:07 Правительство Австрии поддержало смягчение санкций против РФ
17.12 11:35 Глава МИД Великобритании не увидел фактов влияния РФ на Brexit
17.12 11:15 СМИ рассказали о затрате Пентагоном 20 млн долларов на изучение НЛО
17.12 10:52 В Финляндии возбуждено дело после публикации данных о контроле разведки над интернетом
17.12 10:20 Представители Трампа обвинили спецпрокурора по РФ в незаконном получении документов
17.12 09:53 Завершилось голосование по названию моста в Крым
17.12 09:34 В Москве побит абсолютный температурный рекорд с 1879 года
17.12 09:24 Источник рассказал о переносе с Байконура пилотируемых пусков
17.12 09:12 В Дагестане силовики вступили в бой с боевиками
16.12 22:07 Курс биткоина превысил 19 тысяч долларов и вернулся обратно
16.12 21:03 СМИ узнали о «мирном» письме Саакашвили к Порошенко
16.12 19:56 Собчак заявила о готовности не участвовать в выборах
16.12 19:45 ПАРНАС отказался от выдвижения своего кандидата в президенты
16.12 19:28 Галерея-банкрот потребовала 27 млн рублей из Фонда храма Христа Спасителя
16.12 19:14 Российский биатлонист принес сборной первую медаль Кубка мира
16.12 17:07 Володин призвал власти РФ и Белоруссии уравнять граждан в правах
16.12 16:18 Фигуранта дела о контрабанде алкоголя нашли убитым в Ленобласти
16.12 15:13 Экс-сотрудник ФСБ отверг обвинения в хакерских атаках против США
16.12 15:11 Украина составила план покорения Крыма телевидением
16.12 14:07 Ученые из США выложили в сеть видео с ядерным испытанием
16.12 13:55 Овечкина признали одним из величайших игроков в истории НХЛ
16.12 13:12 Борис Джонсон снялся в «рекламе» сока с Фукусимы
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.