Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
12 декабря 2017, вторник, 15:33
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

18 августа 2005, 06:00

Экономика нелегальной миграции в России

Центр демографии и экологии человека
Института народнохозяйственного прогнозирования РАН
ДЕМОСКОП Weekly

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ БЮЛЛЕТЕНЯ
«НАСЕЛЕНИЕ И ОБЩЕСТВО»

117418, Москва, Нахимовский пр-т, д. 47, ИНП РАН;
Телефон (095) 332-4289; Факс (095) 718-9771

Нельзя регулировать то, о чем ничего не знаешь

«Немногие государства смогли сократить количество мигрантов за счет установления жесткого контроля. Законы спроса и предложения
слишком сильны для этого»
Коффи Аннан, Генеральный секретарь ООН
 [1]

Как показывает опыт многих стран, «нет ничего более постоянного,
чем временные работники»
 [2].

Эдна Хайбел. Иммигранты

Внешние трудовые миграции, в последние годы — неотъемлемая черта нынешней российской действительности. Не удивительно, что они оказываются предметом бурных дискуссий, а их регулирование становится ведущим направлением миграционной политики. Взаимоисключающие предложения о подходах к регулированию трудовых миграций базируются не только на кардинально различающихся концепциях, но и на количественных оценках, разброс которых вызывает обоснованные сомнения в их достоверности и свидетельствует о слабой изученности происходящих процессов.

Разброс оценок неприлично велик, даже когда речь идет об общей численности трудовых мигрантов, занятых в России: по разным оценкам число незаконных трудовых мигрантов в России варьирует от 1,5 до 15 млн. человек. Но даже если бы это число удалось установить более точно, этого было бы недостаточно. Для того чтобы эффективно регулировать внешние трудовые миграции, необходимо знать не только их валовые масштабы, но и ареалы формирования миграционных потоков, территории вселения, сферы занятости, конкурентоспособность на разных рынках труда, социально-демографический, квалификационный и этнический состав трудовых мигрантов, мотивацию мигрантов, их адаптационные установки и взаимоотношения с принимающим населением, сетевые связи и коммуникации и многое другое. Целый комплекс методических проблем возникает при попытках отделить трудовых мигрантов от иностранных резидентов, выделить среди незаконных мигрантов занятых и незанятых трудовой деятельностью, проанализировать их правовое положение. Все это изучено крайне слабо, а то и вовсе не изучено.

Вставка 1

«Людей, которые въезжают в страну или работают в стране без соответствующего разрешения властей, именуют по-разному: незаконными, подпольными, нелегальными мигрантами или лицами с неурегулированным статусом. В свое время «нелегальные мигранты» составляли отдельную остаточную категорию, однако, слово «нелегальный» имеет нормативный подтекст и подразумевает их преступный характер. Поэтому на Международной конференции по народонаселению и развитию в 1994 году было предложено использовать термин «лица без документов», однако его нельзя считать полным, поскольку он не охватывает мигрантов, въезжающих в принимающую страну на законном основании с туристическими документами, которые затем нарушают условия въезда и устраиваются на работу. Мигранты, пересекающие границы с помощью специальных проводников, могут иметь поддельные документы, в связи с чем на Международном симпозиуме по миграции в Бангкоке, который состоялся в апреле 1999 года, было рекомендовано использовать термин «неурегулированный статус».

Неурегулированное положение в области миграции может быть связано с различными моментами, таким как отъезд, транзит, въезд и возвращение, причем нарушения законности могут совершаться как в отношении мигрантов, так и самими мигрантами».

За справедливый подход к трудящимся-мигрантам в глобальной экономике,
Доклад VI. Международная конференция труда, 92-я сессия 2004 г., Международное бюро труда Женева, с. 11, www.ilo.org/publus

Пробелы в знаниях и в понимании процессов трудовой миграции в России явственно проявляются в используемом понятийном аппарате. Бедность терминологии, используемой в отечественной литературе, особо разительна на фоне проработанности дефиниций в литературе англоязычной: нет адекватных русскоязычных аналогов терминам migrant worker in an irregular situation (undocumented migrant), undocumented alien, отсутствует четкое разграничение разных категорий заработков мигрантов: compensation of employees, workers remittances, personal remittances (включая другие текущие трансферты, в т.ч. между домохозяйствами), total remittances (personal remittances плюс другие трансферты, включая доходы от лотереи, социальная помощь, государственная помощь), migrants’ transfers. В последнее время сужается применение термина «незаконная миграция» (illegal migration), отдается предпочтение irregular migration, что обусловлено тенденцией ограничения использования термина illegal migration только когда речь идет о контрабанде мигрантов и торговле людьми.

Впрочем, западные специалисты также отмечают проблему недостаточной определенности терминов. Например, могут быть нюансы между различными терминами — “illegal migration”, “clandestine migration”, “undocumented migration” и “irregular migration”, — однако, по большей части, они используются как синонимы [3].

C учетом вышесказанного, в настоящем разделе, если не оговорено иное, под трудовыми мигрантами понимаются трудящиеся-мигранты в смысле, определяемом Международной конвенцией о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей («Термин «трудящийся-мигрант» означает лицо, которое будет заниматься, занимается или занималось оплачиваемой деятельностью в государстве, гражданином которого он или она не является», ст. 2, ч. 1), независимо от законности оснований пребывания и трудовой деятельности; под нелегальными (незаконными) мигрантами — мигранты, не имеющие законных оснований для въезда, пребывания или трудовой деятельности в России. Учитывая, что по результатам российских исследований, в России наиболее распространена незаконная занятость, а 90% нелегалов работают [4], термины незаконная миграция и незаконная занятость, как правило, употребляются как синонимы.

За отсутствием русскоязычного аналога, средства, заработанные или иным способом полученные в России лицами, не являющимися ее гражданами, пересылаемые в государства их происхождения (remittances), обозначаются как трансферты.

Сколько в России незаконных мигрантов?

Трудности получения надежных достоверных оценок числа трудовых мигрантов понятны. Подавляющая часть иностранных граждан, работающих в России, приезжают на заработки временно, и не регистрируют пребывание либо проживание (часто потому, что не могут получить регистрацию), а потому не имеют законных оснований работать. В первом полугодии 2004 года на законных основаниях в России работало менее 170 тысяч трудовых мигрантов из стран СНГ, не более 7-10% от их общей численности.

При сегодняшнем состоянии знаний о количестве нелегальных мигрантов в России, для получения более или менее достоверной оценки их общего числа можно воспользоваться двумя путями.

Первый — сведение разрозненных оценок, делавшихся по разным регионам России с разной степенью достоверности. В табл. 1 представлены имеющиеся оценки численности незаконных мигрантов по регионам, различающихся уровнем экономического развития и, соответственно, уровнем доходов [5].

Таблица 1. Оценка численности незаконных мигрантов по регионам России, различающимся уровнем экономического развития и доходов*
(Подробнее см. Приложение 1)
Тип регионов Количество регионов данного типа Число незаконных мигрантов по данному типу регионов, млн. человек
«Лидеры» 3 1,2
«Опережающие по доходу» 21 0,8-0,9
«Середина, ниже среднего» 43 1,2-1,7
«Аутсайдеры» 21 0,06-0,07
Итого 88 3,2-3,9

Итоговая оценка численности незаконных мигрантов по этому методу лежит в пределах 3,2-3,9 млн. человек. Примерно треть из них концентрируется в столице и двух автономных округах (Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком), резко выделяющихся уровнем развития, четверть — в 21 субъекте Федерации, более развитых в экономическом отношении, 40-45% — в 43 субъектах Федерации со средним (или ниже среднего) уровнем экономического развития и доходов, около 2% незаконных мигрантов пребывают в 21 депрессивном регионе.

Недостаток такого подхода в том, что региональные оценки сделаны по разным методикам; кроме проблемы сопоставления, не всегда ясно, кто понимается под незаконными мигрантами: в ряде случаев, вероятно, представители миграционных служб в качестве таковых принимают и мигрантов, имеющих российское гражданство, но не имеющих регистрацию по месту жительства или пребывания.

Другой серьезный методический недостаток заключается в игнорировании состава мигрантов, работающих в Российской Федерации. Среди незаконных трудовых мигрантов выделяются три группы, существенно различающиеся сроками пребывания и занятости и, как следствие, — семейным, возрастным составом, сферами занятости, ориентацией на адаптацию/интеграцию, сетевыми связями:

1. Незаконно работающие иммигранты, практически постоянно проживающие в России. Многие из них проживают с семьями, не посещают страну своей гражданской принадлежности, — например, многие граждане Азербайджана, Грузии, Вьетнама. Основную часть своего заработка они тратят в России, многие из них вообще не пересылают деньги на родину.

2. Сезонные работники, работающие в течение 6-9 месяцев в России (граждане Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, Молдавии, занятые, преимущественно, на стройках).

3. Трудовые мигранты, работающие в России в течение короткого времени, спорадически, — как правило, жители приграничных регионов, мелкие торговцы.

Второй путь оценки количества нелегальных мигрантов — учет потоков незаконных мигрантов из каждого государства-донора. В идеале такая оценка может быть выполнена на основе параллельных исследований как в странах выхода мигрантов, так и в России. Нам представляются более достоверными оценки, сделанные в государстве-доноре, где возможно проведение выборочных обследований семей мигрантов, анализ данных переписей населения, балансов трудовых ресурсов и т.д. Некоторые западные специалисты говорят о предпочтительности лонгитюдных исследований, хотя и там их проведение достаточно проблематично [6].

К настоящему времени появилась возможность сопоставления потоков трансфертов на основе исследований в России и других государствах СНГ [7]. Ниже используются результаты одиннадцати исследований по государствам СНГ и нескольких исследований по России, ключевыми из которых были обследование Международной организации по миграциям (МОМ) в 2001-2002 годах под руководством Г.С. Витковской и Международной организации труда (МОТ) в 2003 году под руководством Е. Тюрюкановой.

В табл. 2 приведены оценки численности незаконных трудовых мигрантов из государств СНГ и ряда стран традиционного зарубежья, наиболее представленных на рынке труда России (без учета трудовых мигрантов из Белоруссии, пользующихся всеми правами российских граждан, и Туркмении, по которой нет сколько-нибудь достоверных оценок [8]).

2. Оценка числа трудовых мигрантов (в тысячах) и их распределение по продолжительности работы в России
(Подробнее см. Приложение 2)
Государство гражданства Число работающих в России В том числе, работающие: Среднее число работа-
ющих
Среднее число месяцев пребывания в России
постоянно, не менее 10 мес. в год сезонно, от 5 до 9 мес. от 1 до 4 мес.
Азербайджан 1000 890 90 20 947 11,4
Армения 280 73 179 28 166 7,1
Грузия 117 63 47 7 87 9,0
Казахстан 100 22 73 5 59 7,1
Киргизия 180 40 131 9 106 7,1
Молдавия 154 74 71 9 110 8,6
Таджикистан 504 111 368 25 298 7,1
Узбекистан 390 86 285 20 231 7,1
Украина 1000 430 380 190 644 7,7
Другие, всего 1055 350 263 442 600 6,8
В т.ч. граждане
Китая 800 136 232 432 306 4,6
Северной Кореи 55 44 8 3 48 10,6
Вьетнама 100 80 15 5 88 10,6
Афганистана 100 90 8 2 94 11,3
Итого 4850 2154 1948 749 3227 8,0

В силу того, что исследования и оценки в странах-донорах не разграничивают законных и незаконных трудовых мигрантов (отчасти это справедливо и для некоторых исследований, проведенных в России), в табл. 2 приведены оценки, включающие и тех трудовых мигрантов, которые имеют законные основания для пребывания и занятия трудовой деятельностью в России.

Как следует из табл. 2, число иностранцев, работающих в России в течение года, оценивается в 4,9 млн. Это число складывается из 2,2 млн. постоянно занятых, 1,9 млн. занятых в сезон и 0,8 млн. работающих спорадически.

Число постоянно присутствующих в течение года на рынке труда в России рассчитывается как сумма чисел вышеназванных категорий мигрантов (постоянно занятых, сезонных и работающих спорадически), взвешенных по длительности пребывания, и характеризует усредненную величину занятых постоянно в России в течение года. Это — около 3,2 млн. человек.

Рисунок 1. Распределение трудовых мигрантов из разных стран по продолжительности работы в России, %

Данные оценки включают и трудовых мигрантов из стран СНГ и Юго-Восточной Азии, имеющих законные основания для пребывания и трудовой деятельности на территории России. Предполагая, что последние (чуть более 200 тысяч человек) примерно поровну делятся на работающих постоянно и работающих сезонно, получим, что численность незаконных трудовых мигрантов составляет 4,6 млн. человек и включает 2,0 млн. занятых постоянно, 1,8 млн. работающих в сезон и 0,8 млн. человек, занятых спорадически.

Приведенные выше оценки — скорее, верхний предел числа незаконных трудовых мигрантов: исследования и оценки в государствах-донорах, как правило, включают всех, выехавших из страны. Среди них и выехавшие на постоянное место жительства, в дальнейшем получившие российское гражданство, и выехавшие с иными целями, отличными от трудовой деятельности, и члены семей трудовых мигрантов. Ввиду невозможности разделения этих групп, вынужденное предположение, что все мигранты заняты трудовой деятельностью, завышает их число.

Самостоятельный интерес представляют оценки числа занятых во время пиковых нагрузок, в «горячий» сезон (весна-осень) и в «мертвый» сезон (осень-весна). Верхний предел первой оценки — результирующая занятых постоянно, в сезон и спорадически, нижний предел второй — численность только постоянно присутствующих на рынке труда. Похоже, в «горячий сезон» на рынке труда присутствуют до 4,6 млн. незаконных мигрантов, в «мертвый» сезон их численность снижается до 2,0 млн. человек.

Очень важен показатель среднего времени осуществления трудовой деятельности в России, в известной мере характеризующий степень интеграции/адаптации трудовых мигрантов из данного государства в России.

Распределение потока из каждого государства в известной мере уникально и зависит от следующих факторов:

  • основных сфер занятости — работа в строительстве, например, в отличие от торговли, логистики, автосервиса, предполагает большую долю сезонных мигрантов;

  • масштабов и устойчивости «этнического» бизнеса, характера складывающихся мигрантских сетей. Чем больше представительство выходцев из данного государства (независимо от этнической принадлежности и гражданства) в российском бизнесе, тем вероятней, что выходцы из данного государства будут работать в России постоянно;

  • численности диаспоры, включающей и выходцев из данного государства, имеющих российское гражданство, — чем больше диаспора, тем легче происходит интеграция и тем больше доля тех трудовых мигрантов, которые живут в России постоянно, зачастую с семьями;

  • расстояния от страны выхода до России и условий коммуникации между ними, стоимости проезда. Общая государственная граница резко повышает подвижность, особенно жителей приграничных регионов, занятых в России преимущественно сезонно или спорадически.

Согласно Е. Тюрюкановой, средний срок пребывания трудовых мигрантов в 2001-2002 годах составил 8,7 месяца [9]. По данным исследования незаконной миграции в России в 2001-2002 годах МОМ, наиболее частый срок пребывания — около 6 месяцев [10].

Конкурируют ли мигранты с местной рабочей силой?

Судя по исследованиям, мигранты реально конкурируют с россиянами на рынках труда: «…более или менее значительная часть рабочих мест, занятых сегодня мигрантами (от 50 процентов в Москве до 30 процентов в регионах), уже стали чисто мигрантскими, т.е. «зарезервированы» за ними на долгие годы. Остальная часть рабочих мест «отвоевывается» мигрантами в конкурентной борьбе с местным населением» [11].

Хотя известно, что очень многие мигранты заняты на непрестижных работах, в тех сферах занятости, куда не идут россияне, принято считать, тем не менее, что они отнимают рабочие места и способствуют снижению уровня заработной платы местных работников. По данным репрезентативного обследования россиян Аналитическим центром Юрия Левады в июле 2005 г., 35% респондентов отметили, что они относятся отрицательно к притоку мигрантов, т.к. последние занимают рабочие места, где могли бы работать местные жители, каждый пятый — потому что «мигрантам меньше платят и они сбивают оплату труда местного населения» [12].

Такой взгляд широко распространен и в других странах, использующих труд иммигрантов.

Однако в действительности ситуация не столь однозначна. В обзоре публикаций на эту тему, выролненном в Великобритании, делается вывод: «В подавляющем большинстве эмпирических исследований признается тот факт, что в основном не наблюдается значительного в статистическом отношении воздействия миграции на результаты функционирования рынка труда» [13].

По данным исследования, проведенного в 1995 году в Германии и основанного на данных выборочной группы домашних хозяйств, увеличение на 1% доли иностранных граждан в общей численности населения оказывает небольшое позитивное воздействие (0,6%) на уровень заработной платы местных работников [14]. Заработная плата высококвалифицированных местных работников увеличивается даже еще выше — на 1,3%. По данным других исследований, воздействие является негативным, но весьма незначительным и находится в пределах от 0,3% до 0,8%, хотя в некоторых исследованиях делается вывод о том, что заработная плата местных трудящихся, особенно высококвалифицированных работников, несколько возрастает [15]. В целом ряде исследований, проведенных в США, содержится, как правило, вывод о том, что воздействие оказывается весьма незначительным: увеличение на 10% доли иммигрантов в регионе снижает уровень заработной платы местных работников менее чем на 1%, и зачастую этот показатель приближается к нулю [16]. Обзор европейских исследований воздействия миграции на занятость приведен в табл. 3.

Таблица 3. Воздействие миграции на занятость: обзор европейских исследований, 1992-2002 годы
Исследование Год Страна Воздействие на занятость
Gang and Rivera-
Batiz
1996 ЕС-12 Позитивная, но незначительная связь между вероятностью безработицы и плотностью населения иностранцев
Gang and Rivera-
Batiz
1999 ЕС-12 Слабая, но значительная позитивная связь между вероятностью безработицы и плотностью населения иностранцев
Hunt 1992 Франция Увеличение доли иностранцев на 1 процентный пункт повышает уровень безработицы среди местных жителей на 0,2 процентных пункта
Mühleisen and Zimmermann 1994 Германия Отсутствует значительное воздействие доли иностранцев на вероятность безработицы
Villosio and Venturini 2002 Италия Неопределенные признаки для обоих показателей: риски вытеснения и вероятность вступления на рынок труда
Winkelmann and Zimmermann 1993 Германия Отсутствует значительное увеличение роста безработицы среди местных жителей
Winter-Ebmer and Zweimüller 1994 Австрия Увеличение доли иностранцев на 1 процентный пункт повышает индивидуальные риски вытеснения на 1-1,1% (зарегистрированные мигранты) и на 0,1-0,4% (незарегистрированные мигранты)
Hofer and Huber 1999 Австрия Увеличение доли иностранцев на 1 процентный пункт повышает индивидуальные риски вытеснения на 0,8%
Brückner, Schräpler and Kreynfeld 1999 Германия Увеличение доли иностранцев на 1 процентный пункт повышает индивидуальные риски вытеснения на 0,2%
Pischke and Velling 1997 Германия Слабая связь между долей иностранцев и уровнем безработицы с неопределенными признаками
Winter-Ebmer and Zweimüller 2000 Австрия, Германия Увеличение доли иностранцев на 1 процентный пункт увеличивает (уменьшает) общий уровень безработицы на 0,002% (Австрия) и на 0,025% (Германия) и безработицу среди местных жителей на 0,25% (Австрия) и на 0,04% (Германия)
Источник: Европейская экономическая комиссия ООН, Экономический обзор Европы, 2002 г. № 2. Цит. по: За справедливый подход к трудящимся-мигрантам в глобальной экономике. Доклад VI . Международная конференция труда, 92-я сессия 2004 г., Международное бюро труда Женева, с. 34, www.ilo.org/publus.

Исследования в отдельных городах США продемонстрировали, что иммиграция очень мало влияет на заработную плату. (Правда в этих исследованиях каждый город рассматривался как закрытая экономическую система с экзогенным источником иммиграции, что не очень корректно [17]). Борхас, Фримен и Кац подправляют эти исследования. Согласно их анализу, общая иммиграция с 1975 по 1995 год увеличила предложение неквалифицированной рабочей силы на 21%, а квалифицированной — на 4%. Примерный эффект этих изменений в предложении рабочей силы — снижение относительной заработной платы неквалифицированных рабочих на 5%. Это 44% постоянно увеличивающейся разницы оплаты труда квалифицированных и неквалифицированных работников: технологические перемены переместили относительный спрос на рабочую силу в сторону высококвалифицированных работников, так что даже без иммиграции относительные заработки неквалифицированных работников снижались бы; приток неквалифицированных еще больше снизил относительную заработную плату и обострил растущее неравенство [18].

Приток неквалифицированных рабочих выгоден для квалифицированных работников, так как способствует снижению цен на товары и услуги, но невыгоден для неквалифицированных, снижающих их заработки [19]. И Россия не является исключением: квалифицированным трудом заняты не более пятой части нелегалов [20].

Сколько денег мигранты отправляют на Родину?

Остановимся более подробно на проблеме трансфертов, активно обсуждаемой масс-медиа, чиновниками и публичными политиками. В общественном мнении популярно представление: незаконные мигранты работают в теневой экономике, они не платят налогов, грабят население и бюджет территории, а все деньги отправляют на родину. В упоминавшемся выше обследовании Аналитического центра Юрия Левады 23% респондентов обосновали свое неприятие мигрантов тем, что «мигранты не платят налоги, а все деньги отправляют на родину». Насколько верно это представление?

Масштабы трансфертов трудовых мигрантов зависят от следующих факторов:

  • числа занятых в России иммигрантов,
  • продолжительности (среднего времени) их пребывания и трудовой деятельности в России,
  • их среднего заработка,
  • среднего ежемесячного размера переводов на родину.

Все эти параметры мало того, что взаимозависимы, но еще являются результирующими других характеристик, многие из которых трудно оценить. В табл. 4 приведены оценки числа трудовых мигрантов и масштабов их трансфертов.

Таблица 4. Оценка числа трудовых мигрантов в России и их денежных переводов на родину
(Подробнее см. Приложение 2)
Государство гражданства Число работа-
ющих в России, тыс.
Среднее число месяцев пребывания в России Средне-
годовое число работа-
ющих, тыс.
Средний размер перевода, долларов в месяц Размеры трансфертов, млн. долларов
Азербайджан 1000 11,4 947 133 1511
Армения 280 7,1 166 130 259
Грузия 117 9,0 87 112 118
Казахстан 50 7,1 30 100 35
Киргизия 300 7,1 177 100 213
Молдавия 154 8,6 110 154 204
Таджикистан 504 7,1 298 51 182
Узбекистан 390 7,1 231 52 144
Украина 1000 7,7 644 130 1004
Другие, всего 1055 6,8 600 90 648
В т.ч. граждане
Китая 800 4,6 306 90 330
Северной Кореи 55 10,6 48 90 52
Вьетнама 100 10,6 88 90 95
Афганистана 100 11,3 94 90 102
Итого 4850 8,0 3227   3670

Вышеприведенные результаты нуждаются в комментариях.

Средняя величина заработка зависит от сфер занятости, качества рабочей силы, территорий преимущественной занятости и других факторов. Наименьшая — среди мигрантов из Центральной Азии, занятых на самых неквалифицированных работах. Заработок зависит и от времени проведения обследований: средняя заработная плата в России возросла за последние четыре года почти втрое в долларовом эквиваленте. Возможны оценки данного показателя на основе выборочных обследований как в государстве резиденции, так и в России.

Средний ежемесячный размер переводов на родину существенно зависит от контингента временных трудовых мигрантов: работающие на постоянной основе, тем более, если они живут в России с семьями, склонны больше тратить на текущее потребление в России, тогда как занятые сезонно и, тем более, спорадически, предпочитают тратить на себя как можно меньше, довольствуясь минимумом и отказывая себе во всем — жилище, питании, медицинском обслуживании и т.д. Доля средств, отсылаемых на родину двумя последними группами мигрантов, существенно выше, чем работающих в России постоянно.

Согласно исследованиям МОТ, средний размер перевода составляет менее 100 долларов в месяц [21]. По данным исследования незаконной миграции в России в 2001-2002 годах, проведенного МОМ, средний размер трансфертов, посылаемых на родину, составил 80 долларов [22]. В то же время, аналогичные обследования в государствах-донорах, дают, как правило, более высокие оценки средств, пересылаемых на Родину [23].

Значительная часть трудовых мигрантов вообще не пересылает денег на родину. По обследованию МОТ, деньги посылают около половины мигрантов, по обследованию МОМ и того меньше — 35% [24]. Особенно это характерно для крупнейших городов, где велика доля проживающих и работающих постоянно: в Санкт-Петербурге 86% трудовых мигрантов не отправляют деньги на родину [25]. Эти данные несколько отличаются от полученных по результатам исследований в других странах, где, как правило, около 60-70% мигрантов пересылают деньги [26]. При этом в зарубежных аналогах весьма высока доля постоянных резидентов. В силу ряда методических особенностей российских исследований представляется, что доля мигрантов, не пересылающих средств на родину, серьезно завышена [27].

Обратную зависимость между длительностью проживания/трудовой деятельности и размерами трансфертов отмечают и западные специалисты: среднегодовая сумма трансфертов из Северной Америки, где многие трудовые мигранты работают фактически постоянно, составляет 735 долларов — меньше, чем из России [28].

Как показывают зарубежные обследования, чаще всего трансферты осуществляются ежемесячно. Согласно результатам масштабного исследования трансфертов филиппинских трудовых мигрантов (опрошено 1143 человека), 80% работников пересылают деньги раз в месяц, чаще всего — около 180 долларов (модальное значение, разброс переводов — от 25 до 2090 долларов [29]. Среди выходцев из Латинской Америки, находящихся в США, ежемесячно пересылают деньги 2/3, причем из относительно недавно прибывших — ¾, размер большинства переводов — 200-300 долларов [30].

Масштабы трансфертов из России в конкретное государство определяются средним числом работающих в России и средним размером переводов. Контрольными параметрами могут служить оценки национальных компетентных органов и международных организаций, ведущих подобного рода мониторинговые исследования (Всемирный Банк, МОМ, МОТ и др.). Достоверность этих оценок существенно зависит от доли трансфертов, пересылаемых легальным путем — через международные платежные системы, почтой и т.д. В Таджикистане, например, основная часть трансфертов проходит через систему Вестерн Юнион, установившей льготные ставки для такого рода переводов, тогда как в Молдавии, по данным репрезентативного обследования, менее половины переводов (около 44%) осуществляется легально [31]. Доля средств, проводимых в тени, зависящих от развитости банковской системы, еще больше в трансфертах в Узбекистан, Киргизию, другие государства СНГ [32].

С аналогичными проблемами сталкиваются и на Западе: даже в ЕС, по оценкам специалистов, только две трети трансфертов в третьи страны проходят через банки или внебанковские системы перевода средств [33].

Полученная оценка величины трансфертов составляет порядка 3,7 млрд. долларов в год. (Для справки: переводы всех физических лиц из Российской Федерации физическим лицам в странах СНГ через системы денежных переводов и Почту России составили за последний год, с апреля 2004 по март 2005 года, 2074 млн. долларов [34]). Скорее всего, это завышенные данные: далеко не все мигранты пересылают деньги на родину. Если даже 20-30% мигрантов не пересылают средства, это снижают оценку величины трансфертов до 2,5-3,0 млрд. долларов. С другой стороны, ряд обследований, на базе которых приведены средние суммы трансфертов (табл. 4), проводились несколько лет назад, когда заработки мигрантов в России были заметно ниже.

Судя по всему, средние заработки трудовых мигрантов близки к средней номинальной заработной плате в России: согласно обследованию, средняя заработная плата незаконных мигрантов составляла 5338 рублей в июне 2003 года (около 176 долларов), при средней по стране 5591 рубль (184 доллара). По другому обследованию, 50% мигрантов считали, что их оплата труда такая же, как у местных работников [35].

Это вполне объяснимо: те мигранты, которые в силу квалификации, образования, сферы занятости не могут претендовать на российскую зарплату, компенсируют это более интенсивным трудом. Средняя продолжительность рабочей недели мигрантов составляет, по данным Е. Тюрюкановой, 66 часов [36], по данным обследования Г. Витковской — 53 часа [37]. Особенно распространена такая практика среди мигрантов, прибывших на заработки на небольшой срок. Исключение составляют трудовые мигранты из Средней Азии, занятые на самых тяжелых, неквалифицированных работах и нещадно эксплуатируемые; им даже за счет удлинения рабочей недели не удается выйти на средние заработки россиян.

Если ориентироваться на среднюю заработную плату в России в 2004 году (6828 рублей, 237 долларов), заработки трудовых мигрантов составили в минувшем году около 9 млрд. долларов. В этом случае их трансферты могут приближаться и к 4,0 млрд. долларов.

Рисунок 2. Оценочная численность трудовых мигрантов в России и их трансферты, по странам гражданства

Примем как рабочую оценку трансфертов в 3,7 млрд. долларов. Очень важный аспект, выпадающий из дискуссий: мигранты пересылают на родину 40% заработанных средств. По данным исследований по Грузии — только 23% [38], что согласуется с исследованиями по другим странам: нигерийцы, проживающие в Чикаго, посылают на родину 23% дохода [39].

Остальные средства (4,5–5,0 млрд. долларов) идут на текущее потребление. То есть, они работают в экономике России, частично, через налоги с оборота и акцизы поступают и в бюджеты разного уровня. А это — в зависимости от формы оплаты труда и от того, в какой экономике заняты мигранты (официальной или теневой) — 1-2 млрд. долларов, причем идут они в основном в федеральный бюджет.

С трудностями оценки трансфертов мигрантов сталкиваются все принимающие государства. Даже в ЕС, где имеется статистика и отлаженные методики, лишь в меньшинстве стран имеются возможности детализации трансфертов в третьи страны [40]. По справедливому замечанию, «трансферты мигрантов в собственном смысле слова трудно измерить с достаточной точностью, и обычно они образуют часть «ошибок и упущений». Из-за трудностей получения и трактовки этих данных многие страны стремятся включить в один пункт отчетности (обычно денежные переводы работников) трансферты, реализованные всеми типами мигрантов, независимо от продолжительности их пребывания в стране. Некоторые страны даже не проводят различия между денежными переводами работников и другими частными трансфертами» [41].

Выше отмечалось, что дискуссии о трудовых миграциях весьма специфичны: акцент делается исключительно на их негативных последствиях. Оценки масштабов трансфертов трудовых мигрантов необходимы — но не для того, чтобы знать «кто грабит и куда вывозят». За рубежом давно осознали, что для многих государств трансферты мигрантов более значимы, чем официальная помощь и прямые иностранные инвестиции. Это не менее справедливо и для постсоветского пространства: пора понять, что зависимость других государств СНГ от России прямо пропорциональна роли трансфертов в экономике этих государств. По данным МВФ, трансферты от мигрантов в Молдавии, например, составляют 15% ВВП [42]. Трансферты являются средством политического давления на эти государства — причем вполне цивилизованного [43].

Незаконная миграция и принудительный труд

Важный аспект, выпадающий из дискуссий о незаконной миграции, — тот факт, что труд подавляющего числа мигрантов носит принудительный характер.

Определение принудительного труда МОТ содержит два важных элемента: работа или служба выполняются под угрозой наказания и выполняются не добровольно, причем наказание не обязательно проявляется в форме карательных санкций, но может также иметь форму утраты прав и привилегий. Эксперты МОТ особо отмечают: «Принудительный труд нельзя просто приравнять к низкой заработной плате или плохим условиям труда. Это понятие не охватывает также ситуации чистой экономической необходимости, когда работник считает, что он не может покинуть рабочее место из-за реального или мнимого отсутствия альтернативной занятости» [44].

Во всех странах и регионах трудящиеся-мигранты, особенно находящиеся на нелегальном положении, больше других подвержены риску стать жертвой практики принудительной вербовки и занятости. Мигранты более уязвимы просто потому, что они и их семьи теряют много больше, чем приобретают, если власти узнают о такой социальной практике.

В России риски многократно возрастают из-за смычки недобросовестных работодателей с правоохранительными органами, коррупции. Деликатные формулировки доклада МОТ, могут вызвать улыбку (Вставка 2):

Вставка 2

«Неэффективное правоприменение может быть обусловлено отсутствием механизмов защиты жертв, а также неосведомленностью правоохранительных и судебных органов в отношении случаев применения принудительного труда и торговли людьми. Власти могут опираться на противоположные толкования своих собственных законов, особенно в случае возникновения коллизии между применением иммиграционных законов (которые предусматривают немедленную депортацию нелегальных трудящихся-мигрантов) и законов в отношении защиты прав человека и трудовых прав, включая основные права жертв торговли людьми. Наконец, во многих странах основным препятствием на пути эффективного обеспечения применения законодательства является коррупция».

Глобальный альянс против принудительного труда, с. 79

В российской действительности мигранты сталкиваются со всеми формами принудительного труда, включая самые экзотические. Согласно одному из исследований, на вопрос: «Известны ли Вам случаи содержания мигрантов в рабских условиях», 15% опрошенных экспертов ответили «Да, таких случаев много», а 66% — «Есть отдельные случаи» [45].

Таблица 5. Идентификация принудительного труда
Отсутствие согласия на проводимую работу (ее недобровольный характер) («путь» к принудительному труду) Угроза наказания (средства удержания в ситуации принудительного труда)
Фактическое наличие или явная угроза:
рождение/наследование в ситуации «рабства» или долговой кабалы; физического насилия в отношении работника или его семьи или близких;
физическое похищение человека; сексуального насилия;
продажа человека в собственность другому человеку; чрезмерного возмездия;
физическое удержание на месте производственной деятельности; заключения в тюрьму или иного физического ограничения свободы действий;
психологическое принуждение (приказание о выполнении работ, подкрепляемое угрозой наказания за непослушание); денежных штрафов;
вынужденная задолженность (за счет подделки счетов, завышения цен, снижения стоимости товаров или услуг, завышения процентных ставок и т.п.); выдачи властям (полиции, службам иммиграции и т.п.) и депортации;увольнения с нынешней работы;
обман или лживые обещания относительно вида и условий труда; недопущения к будущей работе;
задержка и невыплата заработной платы; исключения из общины и общественной жизни;
удержание удостоверений личности или иных личных ценностей. лишения прав и привилегий;
лишения пищи, крова или иных средств к существованию;
перевода на работу с еще худшими условиями;
потери социального статуса.
Источник: Глобальный альянс против принудительного труда, с. 6
Примечание: Основными конвенциями, в которых рассматриваются проблемы, связанные с принудительным трудом, являются: Конвенция 1930 года о принудительном труде (29), Конвенция 1957 года об упразднении принудительного труда (105), Конвенция 1999 года о наихудших формах детского труда (182) — все они ратифицированы Российской Федерацией; другие основополагающие Конвенции МОТ также имеют непосредственное отношение к проблемам искоренения принудительного труда. Кроме того, следующие конвенции имеют отношение к вопросам принудительного труда: Конвенция (пересмотренная) 1949 года о трудящихся-мигрантах (97), Конвенция 1975 года о трудящихся-мигрантах (дополнительные положения) (143) и Конвенция 1997 года о частных агентствах занятости (181) — ни одна из них Россией не ратифицирована [46].

Задержка и невыплата заработной платы, удержание удостоверений личности, или иных личных ценностей, угроза выдачи властям и депортации давно стали повседневными социальными практиками. Согласно обследованию Г. Витковской, 25% мигрантов принуждены работать сверх положенного времени, 20% — выполнять работу, не входящую в их обязанности, с недоплатами сталкиваются 28% респондентов, с регулярными задержками зарплаты — 13% [47].

Согласно исследованию Е. Тюрюкановой, более чем в 20% случаев паспорт мигранта изымается работодателем, только 37% мигрантов отметили, что они могут свободно уйти от работодателя, 18% опрошенных мигрантов в Москве и 15% в Ставрополье заявили о наличии долга перед работодателем, причем размер долга, как правило, превышает месячный заработок мигранта, 31% мигрантов в Москве были ограничены в свободе перемещения, содержались взаперти. Наиболее распространенные формы принуждения — к работе сверх положенного времени без дополнительной оплаты, к работе с повышенной интенсивностью, длительные задержки зарплаты, принуждение к работе, на которую не было дано согласия.

Согласно опросу 2003 года, 70% таджикских рабочих в России не выходили на улицу со своего места работы, где они и проживали [48].

Среди мигрантов, опрошенных в Москве и Ставрополье, не оказалось ни одного (!), не испытавшего никаких форм насилия и принуждения, в Омске таких было 27% [49]. Эксперты полагают, что более половины (56%) мигрантов вовлечены в принудительный труд, причем треть экспертов считают, что все или почти все мигранты вовлечены, в той или иной степени, в принудительный труд [50].

Последняя оценка, вероятно, близка к истине и представляется существенно более достоверной, чем оценки МОТ, полагающей, что в странах с переходной экономикой насчитывается около 210 тысяч человек, занятых принудительным трудом [51]. Судя по косвенным данным, из этих 210 тысяч человек 70% заняты принудительным трудом в целях коммерческой сексуальной эксплуатации, тогда как только 30% подвергаются другим видам экономической эксплуатации [52]. Масштабы принудительного труда вне сферы секс-индустрии в России явно недооцениваются. По данным МОТ, среднегодовая прибыль, получаемая за счет эксплуатации работников, принуждаемых к труду в странах с переходной экономикой, оценивается в 3,4 млрд. долларов ежегодно, при этом прибыль на одного работника составляет 2353 доллара в год, а на работника, подвергающегося эксплуатации в коммерческих целях — 23500 долларов [53].

Если считать, что принудительным трудом в России занято 70-80% незаконных мигрантов, постоянно присутствующих на российском рынке труда, в том числе 70-100 тысяч в сфере секс-индустрии, то прибыль от их эксплуатации составляет 7,5 млрд. долларов ежегодно. На этом фоне бурные дискуссии о вывозимых ими средствах представляются, по меньшей мере, неуместными.

Трудовая миграция в России в глобальном контексте

Согласно полученным результатам, численность незаконных мигрантов, постоянно находящихся на территории России, составляет около 3,2 млн. человек, достигая, возможно, в сезон 4,6 млн. человек, что согласуется с другими имеющимися оценками [54]. Величина трансфертов, пересылаемых ими на родину, — около 3,7 млрд. долларов. Много это или мало? В какой мере это согласуется с общемировыми тенденциями: можно ли полагать, что процессы, идущие на постсоветском пространстве, экстраординарны, либо они лежат в русле этих тенденций?

Согласно недавнему обстоятельному исследованию Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в котором учтены оценки других ведущих организаций (Всемирного Банка, Отдела народонаселения ООН и других), численность мигрантов во всем мире составляет около 137 млн. человек. В США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии, имеющих давние традиции приема иммигрантов, 46 млн. человек из 337 млн. населения — мигранты (13,6%), в 26 государствах ОЭСР из 783 миллионного населения 35 млн. — мигранты (4,3%) [55].

МОМ полагает, что от 60 до 65 млн. человек проявляют экономическую активность в странах, отличных от государства их происхождения, на законных основаниях, либо без таковых [56]. Оценки МОТ существенно выше — более 86 млн. человек, из которых около 32 млн. работают в развивающихся странах, при этом МОТ считает эти данные заниженными [57].

Около 500 тысяч человек прибывают в США, Канаду, Австралию и Новую Зеландию каждый год нелегально. Доля иностранных рабочих составляет 57,3% среди рабочей силы Люксембурга, 24,6% — Австралии, 18,1% — Швейцарии, 11,7% — США, 10,0% — Австрии, 8,8% — ФРГ, 5,8% — Франции [58]. В Великобритании почти треть врачей и 13% медицинских сестер имеют иностранное происхождение, а половина внештатного персонала, нанимаемого Национальной службой здравоохранения за последнее десятилетие, получила квалификацию за рубежом [59]. За период с 1995 по 2000 год в странах ОЭСР иностранная рабочая сила возрастала на 3-4% в год, причем темпы прироста высококвалифицированных мигрантов были намного выше и составляли, в среднем, в Великобритании — 35% в год за последние пять лет, в США — 14% в год [60].

На этом фоне присутствие трудовых мигрантов на российском рынке труда не представляется чем-то выделяющимся: даже, если исходить из того, что их численность составляет 4,9 млн. человек — хотя постоянно работают много меньше, — это 7,4% от среднегодовой численности занятых в экономике России. Если же исходить из постоянно присутствующих на рынке труда — 4,9%, это много меньше не только уровня многих государств ОЭСР, но даже Малайзии [61].

Согласно обстоятельному исследованию ОЭСР, в котором анализировались потоки в государствах-донорах и государствах-реципиентах, трансферты во всем мире составляют около 115 млрд. долларов, в т.ч. 24 млрд. долларов — от приграничных мигрантов [62]. При этом основными ареалами заработка стали государства Азии (39,0 млрд. долларов), значительно опережающие Северную Америку (29,6 млрд.) и Европу (16,2 млрд.).

Таблица 6. Структура потоков трансфертов по континентам, млрд. долларов
Трансферты из/в Африка Азия Европа Латинская Америка и Карибы Северная Америка Океания Итого
Африка 3,7 0,5 0,1 0,0 0,0 0,0 4,2
Азия 3,4 31,5 3,4 0,5 0,2 0,0 39,2
Европа 2,6 3,2 9,5 0,4 0,4 0,1 16,2
Латинская Америка и Карибы   0,1 0,6 1,1 0,1   1,8
Северная Америка 0,7 7,9 5,7 14,2 0,9 0,1 29,6
Океания 0,0 0,2 0,4   0,0 0,1 0,8
Итого 10,4 43,4 19,6 16,2 1,6 0,3 91,5
Источник: Round Table on Sustainable Development. Working Abroad — the benefits flowing from nationals working in other economies. Prepared by Anne Harrison assisted by Tolani Britton and Annika Swanson. OECD, General Secretariat, 2004, p. 13
Примечание: без трансфертов приграничных мигрантов.
Рисунок 3. Структура потоков трансфертов по континентам, млрд. долларов

Пересылаемые трудовыми мигрантами из России на родину 3-4 млрд. долларов — достаточно весомые средства, на Россию приходится 3,1% всех трансфертов, при том, что доля России в мировом населении — 2,4%. Однако это примерно соответствует европейскому уровню и на порядок меньше масштабов трансфертов, пересылаемых из традиционно иммигрантских государств и быстро развивающихся экономик. Россия уступает не только таким государствам, как США (26,8 млрд. долларов), или Саудовская Аравия (15,4), трансферты из России вдвое меньше чем из Германии или Швейцарии (соответственно, 7,4 и 7,3 млрд. долларов), меньше, чем из Франции или Малайзии (по 3,8 млрд. долларов) и ненамного больше, чем из Бельгии/Люксембурга (3,3 млрд.) [63].

Ни масштабы присутствия иностранных работников на рынке труда России, ни величина их трансфертов не являются экстраординарными и существенно ниже, чем в государствах ОЭСР. Российские масштабы — это уровень Малайзии.

Всплеск трудовых миграций из государств СНГ — естественная, и отчасти запоздалая, реакция на изменяющиеся социально-экономические и политические условия на постсоветском пространстве. Масштабные перемещения трудовых мигрантов — в соответствии с потребностями быстро развивающихся экономик, нехваткой рабочих рук — становятся неотъемлемым атрибутом глобализирующегося мира. Стремительное развитие коммуникаций изменило ситуацию, когда выезд за границу означал эмиграцию с призрачной вероятностью возвращения.

Расширились границы выбора: мигрант имеет больше вариантов планирования биографии, не ограничиваясь эмиграцией. Судя по результатам обследований МОМ и МОТ, мигранты примерно в равных пропорциях ориентированы на постоянное проживание в России и на возвращение. Трудовые миграции дополняют миграцию на постоянное место жительства, частично ее вытесняя, — идет издавна известный процесс замещения одних форм миграционной подвижности другими.

Достаточно динамично развивающаяся экономика России, особенно на фоне других стран СНГ, делает ее привлекательным местом заработка и проживания для миллионов граждан новых независимых государств. Во всех дискуссиях о миграционной политике не учитывается одно обстоятельство: масштабы миграции и, особенно, трудовых миграций, прямо зависят от различия в успешности экономического развития России и других стран СНГ. В воспроизводимом на постсоветском пространстве делении на «Север» и «Юг», Россия, привлекающая мигрантов из всех государств СНГ, в настоящее время является единственным, или почти единственным, представителем «Севера». Однако такое положение не вечно: стремительно растущая экономика Казахстана уже стала серьезным конкурентом за трудовых мигрантов из Центральной Азии, не за горами повышение конкурентоспособности Украины и Азербайджана.

Появление новых центров притяжения мигрантов требуют срочного изменния концепции, на которой базируется нынешняя рестрикционная государственная миграционная политика России: возможности селективного отбора трудовых мигрантов сокращаются. «Окно возможностей» селекции мигрантов стремительно сужается.

В последние годы в процессы трудовой миграции очень активно вовлекаются представители коренных этнических групп стран СНГ, с чем, правда, общественное мнение не может примириться. И надо быть готовыми, что с каждым годом к нам будут приезжать (легально или нелегально) все менее грамотные, все хуже знающие русский язык и российские традиции мигранты. Однако этому нет альтернативы: потребностям российской экономики, нуждающейся в рабочих руках, не соответствуют внутренние источники пополнения, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Единственная альтернатива — возрастающие масштабы притока трудовых мигрантов из стран «третьего мира», что, по ряду социокультурных, геополитических и иных причин, еще менее приемлемо. И здесь не все так однозначно: дискутируемая проблема притока трудовых мигрантов из Китая имеет временные рамки: не поедут граждане Китая в Россию через несколько лет, когда уровень и условия жизни в Китае сравняются с российскими. Можно спорить о сроках, но не о том, догонит ли Китай Россию; экономические факторы, доминирующие в процессе принятия решений о миграции утратят свое значение.

В обсуждении проблем миграционной политики постоянно смешиваются две ключевые проблемы — поддержания потенциала демографического и экономического развития. Первая задача требует увеличения притока иммигрантов и облегчения их интеграции, вторая — притока трудовых мигрантов. Однако грех не воспользоваться сложившимися благоприятными обстоятельствами: значительная часть трудовых мигрантов из государств СНГ готова к интеграции в российский социум, а часть — уже фактически интегрирована. Именно этот контингент трудовых мигрантов нуждается в легализации, именно на него должна ориентироваться в первую очередь политика натурализации.

Вывод из тени недокументированных работников, предоставление части из них вида на жительство, натурализация некоторых из них — такими видятся органичные этапы трансформации нынешней незаконной трудовой миграции. «Незаконный мигрант» — «трудящийся-мигрант» — «резидент» — «гражданин», эта понятная и процедурно прозрачная цепочка должна стать ориентиром как для трудовых мигрантов, так и для органов, в компетенцию которых входит миграционная политика. Лишь на этом пути возможно снизить издержки нынешней трудовой миграции, на 90% пребывающей в тени [64]. По такому пути сейчас идут многие страны. Например, в Греции или Италии кампании по легализации выявила, что в этих странах около четверти иностранцев находились в положении мигрантов с неурегулированным статусом [65].

При этом чрезвычайно важно учитывать возможные последствия предлагаемых решений, которые могут быть неочевидными. Как свидетельствуют специалисты МОТ, кампании по легализации могут вести не только к таким негативным последствиям, как наплыв новых нелегалов, но и к вытеснению легализовавшихся мигрантов в теневую экономику из-за их низкой конкурентоспособности как с местными работниками, так и нелегальными мигрантами. Пример такого рода непредсказуемых последствий приводит П. Сталкер: когда Аргентина, чтобы отсечь потенциальных незаконных мигрантов, ввела требование декларирования 1,5 тысяч долларов для пересекающих границу туристов, на боливийско-аргентинской границе возникли конторы, дающие такую ссуду на час под 10%.

И, последнее: сегодня, на фоне российских реалий, может вызвать только улыбку разговор о необходимости сокращения дефицита достойного труда для трудовых мигрантов [66]. Однако, рано или поздно, придет пора задуматься о необходимости реализации для трудовых мигрантов права на достойный труд и его отдельных компонент: занятости, прав в сфере труда, социальной защиты и социального диалога. Тенденции таковы, что все больше стран и правительств признают: фундаментальные права человека не зависят от его правового статуса [67]. По мнению МОТ, «можно считать, что трудящиеся-мигранты, имеющие незаконный статус, заработали право на законный статус, если они удовлетворяют определенным минимальным требованиям, а именно заняты по найму, не нарушают законов, кроме правовых актов о незаконном или нелегальном въезде, и проявляют стремление к интеграции, например, изучая местный язык» [68].

 

Примечания

[1] Annan K. Emma Lazarus Lecture on International Flows of Humanity, Columbia University, New York, 21 November 2003.

[2] За справедливый подход к трудящимся-мигрантам в глобальной экономике. Доклад VI. Международная конференция труда, 92-я сессия 2004 г. Международное бюро труда Женева, с. 123, www.ilo.org/publus

[3] Glossary on Migration. IOM, Geneva: 2004, p. 4.

[4] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования). МОМ, Бюро МОМ в России. М.: Гендальф, с. 497.

[5] Использована типология регионов России, сделанная Н.В. Зубаревич

[6] Mushtaq Hussain. Measuring Migrant Remittances: From the Perspective of the European Commission. Paper for International Technical Meeting on Measuring Migrant Remittances, World Bank, January 24-25, 2005, Washington, p. 5

[7] Особенно впечатляют исследования, проведенные в Молдавии, Таджикистане, Украине, Грузии, а также комплексное обследование ситуации в странах Центральной Азии, России, Афганистане и Пакистане, проведенное С. Олимовой и Е. Садовской (Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор. Алматы: ЕК МОМ, 2005).

[8] Согласно некоторым оценкам, в России находится около 200 тысяч граждан Туркмении, из которых 30% — русскоговорящие туркмены (www.newsussr.com/news2000/21_mar__2000_human_rights_in_turkmenistan.htm). Учитывая, что среди иммигрантов из Туркмении большинство имеет и российское гражданство, численность трудовых мигрантов вряд ли превышает 50 тысяч человек.

[9] Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми. МОТ, М.: 2004, С. 45.

[10] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 499

[11] Тюрюканова Е. Трудовая миграция в России // «Отечественные записки», 2004, № 4, С. 62.

[12] Опрошено 2107 респондентов в первой половине июля 2005 г. по репрезентативной для России выборке.

[13] Gaston N. and Nelson D. The employment and wage effects of immigration (Centre for Research on Globalization and Labour Markets, University of Nottingham), July 2000. Cited in Glover, et al, op. cit.

[14] Zimmermann K. Wage and mobility effects of trade and migration (London, CEPR Discussion Paper No. 1318, Jan. 1995).

[15] Hanson G.H., Sheve K.F. et al. «Immigration and the US Economy: Labour Market Impacts, illegal entry, and policy choices», in T. Boeri, G. Hanson, and B. McCormick (eds.): Immigration policy and the welfare system(Oxford, Oxford University Press, 2002) p. 192.

[16] Brücker H., Epstein G. et al: «Managing migration in the European welfare state» in: T. Boeri, G. Hanson and B. McCormick (eds.), Immigration policy and the welfare state (Oxford, Oxford University Press, 2002), p. 30.

[17] Глобализация, рост и бедность. Построение всеобщей мировой экономики / Пер. С англ. — М.: «Весь мир», 2004, с. 94.

[18] Borjas, G.J., R.B. Frieman, and L.F. Katz. 1977. How Much Do Immigration and Trade Affect Labor Market Outcomes // Brooking Papers on Economic Activity 1: 1-90. Цит. по: Глобализация, рост и бедность. Построение всеобщей мировой экономики / Пер. С англ. — М.: «Весь мир», 2004, с. 94, 95.

[19] Глобализация, рост и бедность. Построение всеобщей мировой экономики / Пер. С англ. — М.: «Весь мир», 2004, с. 95.

[20] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), с. 498.

[21] Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми. МОТ, Москва: 2004, с. 64.

[22] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), с. 498.

[23] Обследования Натии Челидзе, см.: Labor Migration from Georgia. IOM, 2003, p. 51.

[24] Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми, с. 64; Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), с. 84.

[25] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), с. 77.

[26] Среди находящихся в США взрослых выходцев из Латинской Америки, 70% посылают деньги на родину, из них 60% — регулярно и 10% — спорадически. (Sending Money Home: Remittance to Latin America and Caribbean. Inter-American Development Bank, Multilateral Investment Fund, April 2003, р. 19). Как показали исследования трансфертов филиппинских трудовых мигрантов, в среднем, приблизительно 60% валового дохода респондентов идут на денежные переводы. При этом 8% мигрантов посылают менее 20% дохода, а 12% мигрантов высылают более 80% заработка (Enhancing the Efficiency of Overseas Workers Remittance. Market Study. Final Report. Asian Development Bank phi:4185, Volume II, July 2004, p. 15)

[27] Судя по всему, часть респондентов, прибегавших к неофициальным каналам переправки средств, а также самостоятельно вывозившие деньги и закупленные материальные ценности не воспринимали это как помощь родственникам на родине

[28] Round Table on Sustainable Development. Working Abroad— the benefits flowing from nationals working in other economies. Prepared by Anne Harrison assisted by Tolani Britton and Annika Swanson. OECD, General Secretariat, 2004, p. 12

[29] Enhancing the Efficiency of Overseas Workers Remittance. Market Study. Final Report. Asian Development Bank phi:4185, Volume II, July 2004, pp. 7,8

[30] Sending Money Home: Remittance to Latin America and Caribbean. Inter-American Development Bank, Multilateral Investment Fund, April 2003, р. 20

[31] Согласно исследованию «Трудовая миграция и денежные переводы в РМ» (2003-2004) МОТ / Фонда Сорос-Молдова / Альянса микрофинансирования, И. Коваленко. Экспорт рабочей силы — зло или благо? // «Экономическое обозрение», Кишинев, № 18(562) / 14 мая 2004 г. www.try.md/prview.php?data=Inter&id=41067

[32] По данным Московского офиса МОТ, полученных по официальным каналам из государств выхода мигрантов

[33] Mushtaq Hussain. Measuring Migrant Remittances: From the Perspective of the European Commission, p. 4

[34] www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/print.asp?file=Remittances.htm

[35] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), с. 130

[36] Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми, С. 59

[37] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), с. 122

[38] По данным Н. Челидзе, средний заработок трудовых мигрантов из Грузии в России составил 492 доллара, из которых 22,7% (111,5 долларов) высылались в Грузию. (Обследование трудовой миграции проведено Н. Челидзе в городах Тбилиси, Рустави, Ткибули и Ахалкалаки во второй половине 2002 года. Было опрошено 630 членов семей трудовых мигрантов). См.: Labor Migration from Georgia. IOM, 2003, p. 50.

[39] Johan Mistiaen, Development Data Group, World Bank. Household survey data on remittances in sending countries. Sampling and questionnaire design: options and uses www.worldbank.org/data/remittances.html

[40] Mushtaq Hussain. Measuring Migrant Remittances: From the Perspective of the European Commission, p. 3

[41] Билсборроу Р.Е., Хьюго Г., Обераи А.С., Злотник Х. Статистика международной миграции: рекомендации по совершенствованию систем сбора данных. МОТ. М.: «Академия», 1999, с. 316

[42] Dilip Ratha. Workers’ Remittances: An Important and Stable Source of External Development Finance // Global Development Finance 2003, The World Bank. (2003), Chapter 7, p. 159

[43] Имеется еще один аспект проблемы трансфертов: интерес к ним, особенно к трансфертам с использованием неофициальных путей, резко возрос после 11 сентября, поскольку они представляют собой потенциально возможный канал финансирования терроризма.

[44] Глобальный альянс против принудительного труда. Глобальный доклад, представленный в соответствии с механизмом реализации Декларации МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда Международная конференция труда, 93-я сессия 2005 год. Доклад I (B), Международное бюро труда, Женева, с. 5, www.ilo.org/declaration

[45] Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми с. 51

[46] Глобальный альянс против принудительного труда, с. 90. Сведения о ратификации Российской Федерацией конвенций МОТ см.: www.ilo.ru/countries.htm

[47] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), с. 131.

[48] Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор. Алматы: ЕК МОМ, 2005, с. 45.

[49] Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми, с. 66, 68.

[50] Там же, с. 51.

[51] Глобальный альянс против принудительного труда, с. 16. Правда, МОТ оговаривает, что эти оценки «следует понимать как оценочное глобальное минимальное количество лиц, занятых в настоящее время принудительным трудом в смысле Конвенций 29 и 105». (Там же, с. 13).

[52] Исходя из расчетного объема прибыли от принудительного труда (3,4 млрд. долларов), приводимой прибыли на одного работника, подвергаемого сексуальной эксплуатации в коммерческих целях (23500 долларов) и работника, подвергающегося другим видам экономической эксплуатации (Глобальный альянс против принудительного труда, с. 74).

[53] Глобальный альянс против принудительного труда, с. 74.

[54] Например, по данным обследования МОМ, — около 5 млн. человек, по оценкам ИСЭПН РАН — 3,5-4,5 млн. человек. (Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), с. 496, 166).

[55] Round Table on Sustainable Development. Working Abroad— the benefits flowing from nationals working in other economies. Prepared by Anne Harrison assisted by Tolani Britton and Annika Swanson. OECD, General Secretariat, 2004, p. 8.

[56] Migration Policy Issues. IOM, № 1, March 2003, p. 2.

[57] За справедливый подход к трудящимся-мигрантам в глобальной экономике, с. 7.

[58] Migration Policy Issues. IOM, № 2, March 2003, p. 2.

[59] D. Walker: «Statistics show immigration beneficial to economy», in The Guardian (London), 29 Jan. 2001.

[60] За справедливый подход к трудящимся-мигрантам в глобальной экономике, с. 10.

[61] Round Table on Sustainable Development. Working Abroad— the benefits flowing from nationals working in other economies. Prepared by Anne Harrison assisted by Tolani Britton and Annika Swanson. OECD, General Secretariat, 2004, p. 11

[62] Менее обоснована оценка МОТ, полагающей, что «с учетом средств, которые не проходят через официальные банковские каналы, объем глобального потока денежных переводов в развивающиеся страны, вероятно, уже превысил сумму в 100 млрд. долл. США». [За справедливый подход к трудящимся-мигрантам в глобальной экономике, с. 25]

[63] Round Table on Sustainable Development. Working Abroad— the benefits flowing from nationals working in other economies. Prepared by Anne Harrison assisted by Tolani Britton and Annika Swanson. OECD, General Secretariat, 2004, p. 14.

[64] Для сравнения: из 7,6 млн. филиппинцев, живущих и/или работающих за рубежом, 2,9 млн. — трудящиеся-мигранты, работающие на законных основаниях, 2,8 млн. — постоянные резиденты или иммигранты и только 1,6 млн. человек классифицируются как незаконные мигранты. (Enhancing the Efficiency of Overseas Workers Remittance. Market Study. Final Report. Asian Development Bank phi:4185, (Volume I), July 2004, p. 10)

[65] Salt J. Current trends in international migration in Europe Council of Europe, CDMG (2002), 26 Dec. 2002.

[66] В докладе Генерального директора, представленного на Международной конференции труда в 2001 году, дефицит достойного труда для работников определяется по четырем категориям: занятость, права в сфере труда, социальная защита и социальный диалог. (Сократить дефицит достойного труда. Глобальный вызов, Доклад Генерального директора, Доклад I (A), Международная конференция труда, 89-я сессия, Женева, 2001 г.)

[67] Межамериканский суд по правам человека вынес 17 сентября 2003 г. определение, констатирующее применение международных трудовых норм в отношении трудящихся, не являющимся гражданами принимающей страны, особенно тех из них, которые не имеют легального статуса. Суд определил, что борьба с дискриминацией и право на равное обращение являются элементами общего международного права и применимы ко всем постоянным жителям, независимо от их иммиграционного статуса. (За справедливый подход к трудящимся-мигрантам в глобальной экономике, с. 83).

[68] За справедливый подход к трудящимся-мигрантам в глобальной экономике, с. 126.

Приложение 1

Оценка численности незаконных мигрантов: свод и экстраполяция оценок по субъектам Российской Федерации
Тип, регион Незаконных мигрантов, тыс. чел., оценка Незаконных мигрантов на 1000 населения Численность незаконных мигрантов, тыс. чел. по данному типу регионов
«Лидеры», всего 3     1225
в т.ч.: Москва 900 [1] 86,7  
ХМАО 250 [2] 173,9  
ЯНАО 75 [3] 150,0  
«Опережающие по доходу», всего 21   10,0-17,6 [4] 782-918
в т.ч.: Петербург 30-100 [5] 6,5-21,5  
Самарская 30 [6] 9,3  
Вологодская 1-1,5 [7] 0,8-1,2  
Свердловская 15-20 [8] 3,4-4,5  
Московская 600 [9] 90,7  
Хабаровский 30-50 [10] 20,9-34,9  
«Середина», ниже среднего, всего 43   12,1-17,4 1172-1688
в т.ч.: Смоленская 1-1,5 [11] 1,0-1,4  
Удмуртия 12 [12] 7,7  
Калининградская 30 [13] 31,4  
Ростовская 20-30 [14] 4,5-6,8  
Алтайский до 8 2,7  
Ставропольский 40-50 [15] 14,6-18,3  
Саратовская 30 [16] 11,3  
Астраханская 30 [17] – 55 [18] 29,2-54,7  
Иркутская 5-12 [19] 1,9-4,7  
Бурятия 20-35 [20] 20,5-35,8  
Приморский 17-35 [21] 8,2-16,9  
Аутсайдеры, всего 21   3,0 [22] 57-67
в т.ч. Читинская 30-40 [23] 26,1  
Итого     3236-3898
Примечание: Использовалась классификация регионов России по уровню социально-экономического развития Независимым институтом социальной политики (Н.В. Зубаревич, www.socpol.ru).

По первой группе «лидеров», включающей три субъекта, была сделана дооценка численности мигрантов в ЯНАО путем экстраполяции данных по ХМАО. Общая численность незаконных мигрантов по регионам этого типа (1225 тыс. человек) исчислялась суммированием по субъектам, входящим в эту группу.

По регионам второй группы («Опережающие по доходу»), вычислялся показатель средней численности незаконных мигрантов на тысячу человек населения (за исключением Московской области и Вологодской области, нетипичных для регионов данного типа). Полученная оценка распространялась на регионы данного типа (оценка — 181-317 тыс. человек) и суммировалась с данными по Московской области и Вологодской области. Всего по 21 региону данного типа численность незаконных мигрантов составляет 782-918 тысяч человек.

По регионам третьей группы («Середина, ниже среднего»), вычислялся показатель средней численности незаконных мигрантов на тысячу человек населения. Полученная оценка распространялась на все 43 региона данного типа (1172-1688 тысяч человек).

К сожалению, нет никаких оценок численности незаконных мигрантов в 21 регионах депрессивного типа («Аутсайдеры»), кроме оценки по Читинской области, не типичной для регионов данного типа (в основном включающем автономные округа Крайнего Севера, республики Северного Кавказа и пять субъектов Центра и Урало-Поволжья). Но, учитывая, что целью трудовых мигрантов являются заработок, логично предположить, что в этих регионах их численность крайне мала, предполагалось, что на тысячу человек населения субъектов данного типа приходится не более 3 незаконных мигрантов. (Вероятно, и этот показатель завышен, т.к. во многих более благополучных регионах данный параметр составляет 1-2 человека).

Итоговая оценка численности незаконных мигрантов составляет 3,2-3,9 млн. человек.

 

Примечания

[1] Сайт Правительства Московской области 24.08.2004, www.mosreg.ru/news/7/2004/8/24/5374.html. Оценка специалистов несколько меньше — от 600 до 800 тысяч (Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, 2004, с. 167).

[2] Оценке отдела по делам миграции УВД ХМАО, 2002 г., web1.metacom.ru/press/northinf.dbp?nnid=371686&shownfrom=20&ShowDate=28.02.2003&Nav=Get

[3] Оценка, базирующаяся на предположении, что доля незаконных мигрантов к населению Ямало-Ненецкого АО приближается к аналогичному показателю для Ханты-Мансийского АО. Вероятно, оценки по автономным округам завышены.

[4] Без Московской и Вологодской областей

[5] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, 2004, с. 46; www.fontanka.ru/91952

[6] Оценка специалистов миграционной службы области, интервью автора

[7] Оценка специалистов миграционной службы области, интервью автора

[8] Оценка начальника Управления по делам миграции ГУВД Свердловской области «Новый Уральский строитель» № 3 — 2005 www.nus-ural.ru/vart.php?cid=32&sid=245&pid=489

[9] Сайт Правительства Московской области 24.08.2004, www.mosreg.ru/news/7/2004/8/24/5374.html

[10] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, 2004, с. 58

[11] Оценка специалистов миграционной службы области, интервью автора

[12] Оценка специалистов миграционной службы области, slavyanic.narod.ru/generalnews/udmurtiahateruss.htm

[13]Оценка специалистов миграционной службы области, expert-39.narod.ru/kuldishev1.html

[14] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, 2004, с. 197

[15] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, 2004, с. 52

[16] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, 2004, с. 48

[17] www.rabota.astralink.ru/news_arx.html

[18] Оценка специалистов миграционной службы области, Постановление Администрации Астраханской области от 12 февраля 2004 г. № 3/23

[19] www.aisttv.ru/newsite/index.php?&rid=3251&topic=1&ddd=14.01.2003, irkcenter.isea.ru/rezult/nauch_isled/20.htm

[20] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, 2004, с. 54

[21] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, 2004, с. 60

[22] Оценка автора

[23] Оценка специалистов миграционной службы области, extra.chita.ru/index.php?doc=370

Приложение 2

Оценка численности нелегальных трудовых мигрантов в России и их транфертов: свод оценок потоков, состава мигрантов по продолжительности проживания и их переводов на родину
1 2 3 4 5 6 7 8   9 10 11
1. Государство гражданства
2. Численность трудовых мигрантов, всего, тыс. человек
3. Доля работающих в России, %
4. Число работающих в России, тыс. человек (гр.2×гр.3/100)
5. Доля работающих постоянно, не менее 10 мес. в год
6. Доля работающих в сезон, от 5 до 9 мес.
7. Доля работающих от 1 до 4 мес.
8. Среднее число работающих, тысяч человек N4* (гр.5+гр.6/1,7+гр.7/4,8)
    Среднее время пребывания в России, мес.
9. Средний заработок, долларов в мес.
10. Средний размер перевода, долларов в мес.
11. Размеры трансфертов, млн. долларов (гр.8×гр.10)
Азербайджан     1000
[1]
0,89
[2]
0,09 0,02 947 11,4   133
[3]
1511
Армения 500 56 280 0,26
[4]
0,64 0,10 166 7,1   130
[5]
259
[6]
Грузия 300 39 117 0,54 0,4 0,06 87 9,0   112 118
[7]
Казахстан     50
[8]
0,22 0,73 0,05 30 7,1   100 35
Киргизия 500
[9]
  300
[10]
0,22
[11]
0,73 0,05 177 7,1   100 213
[12]
Молдавия 280
[13]
55
[14]
154
[15]
0,48 0,46 0,06 110 8,6 270
[16]
154
[17]
204
[18]
Таджикистан 600
[19]
84
[20]
504 0,22
[21]
0,73
[22]
0,05 298 7,1   51
[23]
182
[24]
Туркмения                      
Узбекистан 650
[25]
60-70
[26]
390 0,22 0,73 0,05 231 7,1   52
[27]
144
[28]
Украина 1000-
3000
[29]
42
[30]
1000
[31]
0,43
[32]
0,38 0,19 644 7,7   130
[33]
1004
Другие, всего     1055 0,33 0,25 0,42 600 6,8   90 648
В т.ч. китайцы     800 0,17
[34]
0,29 0,54 306 4,6   90 330
Корейцы     55
[35]
0,8 0,15 0,05 48 10,6   90 52
Вьетнамцы     100
[36]
0,80
[37]
0,15 0,05 88 10,6   90 95
Афганцы     100 0,9 0,08 0,02 94 11,3   90 102
Итого     4850 0,51
[38]
0,40
[39]
0,09
[40]
3227 8,0
[41]
176
[42]
[43] 3670
 

Примечания

[1] По данным МИДа Азербайджана. (Нелегальная миграция // Отечественные записки, 2004, № 4, с. 174)

[2] Распределение по продолжительности пребывания — по данным Института социологии РАН, опрос 300 человек в ноябре-декабре 2004

[3] Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми. МОТ, Москва: 2004 С. 63

[4] Рассчитано по: Арутюнян Л.А. Трудовая миграция населения Армении: средство, предотвращающее бедность // Трудовая миграция в СНГ: социальные и экономические эффекты / Отв. ред. Ж.А. Зайончковская. М.: 2003, с. 96, 111

[5] Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми. МОТ, Москва: 2004 С. 63

[6] По данным Московского офиса МОТ, полученных из официальных источников Армении, все трансферты составили 350 млн. долларов в 2003 году. По оценкам управления миграции беженцев при правительстве РА, вплоть до августа 1998 г. денежные трансферты в Армению оценивались в 100-120 млн.долларов. (Гагик Еганян Регулирование миграции — задача стратегической важности // «Миграция в России», № 3, февраль, 2000, с. 38)

[7] По оценке Натии Челидзе, из-за границы в виде денежных переводов в год поступают 550-650 млн. долларов, по другим оценкам — 480-500 млн.долларов (Labor Migration from Georgia. IOM, 2003, p. 51).

[8] По оценкам, не менее 30 тысяч граждан Казахстана работали в начале 2000-х в соседних областях России. (Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор. Алматы: ЕК МОМ, 2005, с. 76)

[9] По последним оценкам официальных органов КР — Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор. Алматы: ЕК МОМ, 2005, с. 29. По более ранней оценке директора Департамента миграционной службы при МИД Киргизии — 400 тысяч, «Слово Кыргызстана», 2001, 18 мая. Интервальная оценка 350-700 тысяч человек приведена в: Миграция и рынок труда в странах Средней Азии. Материалы регионального семинара. Ташкент, 11-12 октября 2001 / Под ред. Л.П. Максаковой. М.-Ташкент: 2002, с. 61

[10] По последним оценкам официальных органов КР — Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор. Алматы: ЕК МОМ, 2005, с. 29. Аналогичную экспертную оценку численность граждан КР в России приводит сайт Kyrgyzstan Development Gateway (национальный партнер глобальной программы Всемирного Банка Development Gateway, rus.gateway.kg/cgi-bin/page.pl?id=53&story_name=doc8887.shtml). Вероятнее, их численность лежит в пределах 300-350 тысяч человек (Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор. Алматы: ЕК МОМ, 2005, с. 76). Более ранние оценки — 150-200 тысяч человек. По некоторым данным, в России на законных основаниях находятся от 120 до 150 тысяч трудовых мигрантов из Киргизии, которые работают в основном в Уральском и Сибирском федеральных округах. www.c-asia.org/index.php?cont=long&id=5279&year=2005&today=09&month=02. По другим источникам, на 1 января 2004 года постоянную регистрацию в России имели 17 тысяч граждан из Киргизии и 62 тысячи временную, rus.gateway.kg/cgi-bin/page.pl?id=53&story_name=doc8887.shtml

[11] Источник: Кыргызстан: Эффект внешней трудовой миграции для экономики Кыргызстана www.kyrgyz.us/modules.php?name=News&file=print&sid=670

[12] По данным Московского офиса МОТ, полученных из официальных источников Киргизии, все трансферты составили 190 млн. долларов в 2004 г. Однако в силу неразвитости банковской структуры Киргизии данным каналом переправки средств пользуется незначительная часть трудовых мигрантов.

[13] Без эмигрировавших. Опрос «Трудовая миграция и денежные переводы в РМ», проведен в период с января 2003 года по март 2004 года Альянсом микрофинансирования при финансовой поддержке Фонда Сороса в Молдавии. Выборочное обследование 4500 семей по всей территории республики и отслеживание качественных параметров по 715 случаям трудовой миграции. И. Коваленко. Экспорт рабочей силы — зло или благо? // Экономическое обозрение, № 18(562) / 14 мая 2004 г. www.try.md/prview.php?data=Inter&id=41067). По данным переписи (октябрь 2004) временно отсутствует в республике 260 тыс.чел., 89% из них — уехало на работу или ее поиск, 11 — на учебу, по др. мотивам. Эмигрировало 367 тысяч человек. По другим, более ранним оценкам, за пределами республиками работает около 600 тысяч человек. (Оценка Службы информации и безопасности РМ. Источник: К. Завтур, Т. Турко. Трудовая миграция и конфликт // Население Молдовы и трудовая миграция: состояние и современные формы. МолдГУ, Кишинев: 2000, с. 84). По официальным данным Департамента миграции, за рубежом на законных основаниях работает примерно 352 тысячи молдавских граждан. Согласно неофициальной статистике, за пределами Молдавии работает от 600 тысяч до одного миллиона молдаван. РИА «Новости», 27 сентября 2004

[14] Согласно исследованию МОТ / Фонда Сорос-Молдова / Альянса микрофинансирования (2003), www.vremea.net/news/2004-05-25/11:19:26.html 

[15] Население России 2002 / Под ред. А.Г. Вишневского. М.: КДУ, 2004, с. 170. Согласно результатам исследования незаконной миграции в России в 2001-2002 гг. МОМ, в России численность незаконных мигрантов из Молдавии оценивается в 50-100 тысяч человек. Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 504.

[16] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 505; средний планируемый срок пребывания в РФ — 5,5 мес., реальный — 7 мес. (там же, с. 504).

[17] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 479

[18] По оценкам МВФ, объемы переведенных денежных сумм гражданами Республики Молдавии, работающими за границей, составили в 2003 году 320 млн. долларов (www.migratie.md/infocenter/remittances/ru.html ). По нелегальным каналам поступает 56% всех средств. И. Коваленко. Экспорт рабочей силы — зло или благо? // Экономическое обозрение, № 18(562) / 14 мая 2004 г. www.try.md/prview.php?data=Inter&id=41067

[19] Олимова С., Боск И. Трудовая миграция из Таджикистана. Душанбе, МОМ, 2003, с. 21

[20] Олимова С., Боск И. Трудовая миграция из Таджикистана. Душанбе, МОМ, 2003, с. 21

[21] Оценка. Исходя из доли наемных работников, навещающих семью раз в год и доли строителей, работающих круглогодично. Источник: Саодат Олимова, Игор Боск. Трудовая миграция из Таджикистана. МОМ, Душанбе: Июль, 2003. с. 38, 39

[22] Оценка. Исходя из доли строителей, работающих сезонно. Источник: Саодат Олимова, Игор Боск. Трудовая миграция из Таджикистана. МОМ, Душанбе: Июль, 2003. с. 39

[23] Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми. МОТ, Москва: 2004 С. 64

[24] По данным Национального Банка РТ, все трансферты от мигрантов составили 256 млн.долларов в 2003 г. Через банковскую систему проходит около 55% трансфертов мигрантов. (Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор. Алматы: ЕК МОМ, 2005, с. 47)

[25] Оценка Минтруда Узбекистана. Источник: Максакова Л.П. Экспорт рабочей силы из Узбекистана // Трудовая миграция в СНГ: социальные и экономические эффекты / Отв. ред. Ж.А. Зайончковская. М.: 2003, с. 148. Согласно обзору МОМ — 500-700 тысяч человек. (Тенденции в области миграции в странах Восточной Европы и Центральной Азии. Обзор за 2001-2002 годы. МОМ, 2002)

[26] Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор. Алматы: ЕК МОМ, 2005, с. 64

[27] Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми. МОТ, Москва: 2004 С. 64

[28] В 2003 г., по оценке экспертов, все доходы от мигрантов составили не менее 400 млн. долларов. (Узбекистан: проблемы трудовой миграции и возможные подходы к формированию политики. Аналитический документ. Ташкент: 2004. Цит. по: Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор. Алматы: ЕК МОМ, 2005, с. 69

[29] Елена Малиновская. Украина без барьеров // Отечественные записки, 2004, № 4, с. 266. На парламентских слушаниях депутат Оксана Билозир привела оценку, согласно которой трудовые мигранты ежегодно приносят в экономику Украины до $4 миллиардов. РИА «Новости», 14 сентября 2004

[30] Либанова Э.М., Позняк А.В. Формирование потоков трудовой миграции в приграничных регионах Украины // Миграция и пограничный режим: Беларусь, Молдова, Россия и Украина, Под ред. С.И. Пирожкова. Киев: НИПМБ, 202, с. 134

[31] Население России 2002 / Под ред. А.Г. Вишневского. М.: КДУ, 2004, с. 168; По данным Либановой Э.М. и Позняка А.В., только в восьми приграничных регионах Украины поток трудовых мигрантов (как на Запад, так и на Восток) составляет около 390 тыс.человек. (Либанова Э.М., Позняк А.В. Формирование потоков трудовой миграции в приграничных регионах Украины // Миграция и пограничный режим: Беларусь, Молдова, Россия и Украина , Под ред. С.И. Пирожкова. Киев: НИПМБ, 202, с. 141)

[32] Рассчитано по: Либанова Э.М., Позняк А.В. Формирование потоков трудовой миграции в приграничных регионах Украины // Миграция и пограничный режим: Беларусь, Молдова, Россия и Украина , Под ред. С.И. Пирожкова. Киев: НИПМБ, 202, с. 127. Обследование «Жизненные пути населения Украины-2», 2001 г., 475,5 тысяч человек.

[33] Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми. МОТ, Москва: 2004 С. 64

[34] Рассчитано по: Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 320

[35] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 502

[36] Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 503

[37] Оценка, на основе Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 391

[38] По данным Е. Тюрюкановой, Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 173, 187. Аналогичные данные получены в результате обследования МОМ в регионах РФ в 2001-2002 гг. о численности мигрантов, проживающих вместе с семьей, не ездящих на родину (там же, табл. 21, 72).

[39] По данным Е. Тюрюкановой, Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 173, 187. Косвенно подтверждается результатами обследования МОМ в регионах РФ в 2001-2002 гг. о планируемых сроках пребывания (там же, таблица 30).

[40] По данным Е. Тюрюкановой, Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 173, 187. Косвенно подтверждается результатами обследования МОМ в регионах РФ в 2001-2002 гг. о доли челноков (там же, табл. 72).

[41]Согласно Е. Тюрюкановой, средний срок пребывания в 2001 и 2002 гг. составил 8,7 месяцев. (Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми. МОТ, Москва: 2004 С. 45). Согласно результатам исследования незаконной миграции в России в 2001-2002 гг. МОМ, наиболее частый срок пребывания — около 6 месяцев. (Рабочие материалы Г.С. Витковской, МОМ).

[42] Средняя заработная плата незаконных мигрантов — 5338 рублей — около 176 долларов (июнь 2003), при средней по стране 5591 рубль (184 доллара).

[43] Средний размер перевода — менее 100 долларов в месяц. (Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми. МОТ, Москва: 2004 С. 64). Согласно результатам исследования незаконной миграции в России в 2001-2002 гг. МОМ, средний размер трансфертов, посылаемых на родину, составил 80 долларов — Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования), МОМ, Бюро МОМ в России. — М.: Гендальф, с. 498

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

15:22 ЕСПЧ присудил россиянам 104 тысячи евро за пытки в полиции
15:04 СМИ рассказали об инструктаже Кремля по сбору подписей за Путина
14:43 «Яндекс» назвал самые популярные запросы за 2017 год
14:28 Европа осталась без российского газа из-за взрыва на газопроводе
14:22 Прочитан полный геном вымершего сумчатого волка
14:14 Песков подтвердил включение твитов Трампа в доклады для Путина
14:00 Минобрнауки РФ поддержало обучение школьников «Семьеведению»
13:55 «Сколково» и «Янссен» поддержат проекты по диагностике и терапии социально-значимых заболеваний
13:51 ФБР признало право генпрокурора не сообщать о встречах с Кисляком
13:44 Песков признал «большое волнение» Кремля из-за Саакашвили
13:37 Новый препарат замедляет развитие болезни Хантингтона
13:26 Минспорта финансово поддержит решивших не ехать на ОИ-2018
13:25 Помощник Путина раскритиковал «Роскосмос» за неумение делать деньги
13:11 Украинское Минобрнауки разработало отдельную модель для русскоязычных школьников
13:06 CardsMobile и Bitfury Group объединяют рынок программ лояльности
13:00 ОКР попросит МОК пересмотреть решение о российском флаге
12:41 ОКР одобрил участие российских спортсменов в ОИ-2018 под нейтральным флагом
12:39 По делу о хищении денег из разорившихся банков арестованы топ-менеджеры
12:35 ГП потребовала заблокировать сайты «нежелательных» организаций
12:18 При взрыве на газопроводе в Австрии пострадали десятки человек
12:03 Разоблаченная в Москве группа террористов оказалась ячейкой ИГ
11:55 Трамп «узаконил» удары коалиции по сирийской армии
11:42 Сотрудники российской военной полиции вернулись из Сирии
11:25 Счетная палата решила взяться за хозяев «старой» недвижимости
11:18 В Москве арестован подозреваемый в шпионаже в пользу ЦРУ
11:11 Ведущие мировые политологи и руководители банков – среди участников Гайдаровского форума в РАНХиГС
10:54 ФСБ объявила о срыве готовившихся на Новый год терактов в Москве
10:47 Союз биатлонистов России поблагодарил понизивший его статус IBU
10:40 Дуров заработал на биткоинах больше 30 млн долларов
10:34 Киты и дельфины регулируют чувствительность своего слуха
10:30 Экс-поставщику формы олимпийской сборной РФ поручили одевать МОК
10:23 В России появятся новые дорожные знаки‍
10:17 В Совбезе предложили наказывать за неповиновение дружинникам
10:05 СКР завел на владельца «Вим-Авиа» новое уголовное дело
10:01 Словарь Merriam-Webster выбрал слово года
09:47 СМИ узнали о решении кабмина отказаться от налоговой реформы
09:44 СМИ рассказали о выводе из Сирии лишь двух третей группировки РФ
09:29 Медведев выделил 40 регионам 20 млрд рублей за быстрое развитие
09:27 ЦБ попросил банки наладить сбор монет у населения
09:19 Яценюк рассказал о приказе Турчинова применять оружие «для защиты Крыма»
09:12 «Роскосмос» назвал причину провального пуска с Восточного
08:54 Трамп дал старт новой американской лунной программе
08:35 Цена нефти Brent превысила 65 долларов впервые за 2,5 года
08:24 Трамп вновь призвал ввести смертную казнь за терроризм
08:03 КНДР провозгласила победу в противостоянии с США
07:41 СМИ рассказали о согласии США оставить Асада президентом Сирии
07:23 Роскомнадзор заблокировал сайт «Открытой России»
06:58 Суд в Киеве освободил Саакашвили
11.12 21:13 Тысячи пользователей скачали поддельный криптокошелек для iOS
11.12 20:45 Подрывник из Нью-Йорка рассказал о мотивах своего поступка
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.