Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
18 декабря 2017, понедельник, 12:19
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

03 ноября 2005, 11:36

Приватизация и частная собственность в общественном мнении в 1990-2000-е годы

«Отечественные записки»

Проблемы приватизации и собственности уже довольно долго являются предметом многочисленных дискуссий. Подобное пристальное внимание объясняется хотя бы тем, что до сих пор в стране так и осталась невыработанной система прав и защиты собственности, а значит, и механизмы легитимного функционирования бизнеса в государстве. «Полит.ру» публикует исследование Наталии Зоркой «Приватизация и частная собственность в общественном мнении в 1990-2000-е годы», в котором автор обращается к проблеме общественного мнения, видя в безразличном, а зачастую и открыто негативном отношении общества к среднему и крупному бизнесу, а также в ожидании обмана со стороны государства, одну из причин современного состояния дел и логической незавершенности реформ 1990-х годов. Так, чувствуя себя вытесненной в итоге этих реформ «на обочину жизни» в экономическом, правовом, гражданском смысле, значительная часть населения ожидает своеобразного «социального реванша». Статья опубликована в журнале «Отечественные записки» (2005. № 1).

См. также:
Право собственности (Взгляд сквозь призму экономической теории)
Собственность: условия человеческой деятельности и юридическая категория

Проблемы собственности в современной России
Приватизация как явление 1990-х

Общий контекст восприятия реформ: ценности и стереотипы

В 1991 году, когда Верховный Совет принял Закон о приватизации государственной собственности, опросы общественного мнения свидетельствовали о сравнительно широком одобрении политики приватизации как ключевой составляющей рыночных реформ. Эти настроения были следствием общей социальной и политической мобилизации первых лет перестройки, которая обеспечила поддержку курсу на демократизацию общества и либерализацию экономики. Довольно скоро стало понятно, что массовая поддержка объяснялась не готовностью людей к деятельному участию в изменениях и к освоению новых типов поведения в ходе реформирования экономики, а традиционным пассивным упованием на власть, которая в очередной раз пообещала «лучшую жизнь». Общество едва ли представляло себе, какой будет социальная цена ожидаемых перемен. То же, наверное, можно сказать и о самих реформаторах: их осторожность и непоследовательность отчасти объяснялись опасением, что недовольство преобразованиями способно вызвать социальный взрыв.

Однако более серьезные последствия имело, по-видимому, отсутствие у новых либеральных политических и культурных элит целенаправленной конструктивной программы взаимодействия с обществом (включая и партийное строительство). Диалог, наметившийся было в период гласности, прервался. Интеллигенция, которая в начале перестройки была двигателем преобразований и даже претендовала на ведущую роль, быстро исчерпала запас идей, накопленных в советский период и, в основном, связанных с критикой прежнего режима. К середине 1990-х годов коммерциализация средств массовой коммуникации вывела из обсуждения многие проблемы, представлявшие интерес для всех граждан страны. «Пространство гласности», необходимое как для анализа и экспертной оценки процессов, порожденных реформами, так и для выработки и продвижения новых программ, формирования отношений взаимной ответственности между властью и обществом, заметно сузилось. Общество в целом оказалось совершенно не готовым к восприятию обрушившихся на него реформ, ибо не располагало ни моральным, ни ценностным, ни идейным ресурсом для понимания происходящего.

Анализируя отношение людей к приватизации, важно учитывать устойчивость системы ценностей и стереотипов поведения, сформированных советской эпохой. Прежде всего мы имеем в виду государственно-патерналистский комплекс представлений, выработанный привычкой жить и действовать в условиях распределительной системы. В патерналистском сознании коренится не только надежда на государство, но и постоянное ожидание обмана с его стороны, недоверие и страх по отношению к институтам и силам, олицетворяющим власть. По мере накопления негативного опыта все это продуцировало ощущение неорганичности, навязанности перемен и мысль об их неоправданно высокой социальной цене. В условиях «пробуксовки» реформ и усиления негативных социально-экономических последствий экономических преобразований (обесценивание сбережений, рост цен и открытая инфляция), ударивших непосредственно по «обывателю», именно эти особенности массового сознания россиян определяли их отношение к переменам, в частности к важнейшей их составляющей — введению института частной собственности и приватизации.

 

Отношение к приватизации в 1990-е годы

В самом начале приватизации в массовом сознании отсутствовало представление об экономической неизбежности движения страны по этому пути. Поддержка курса на приватизацию фактически означала поддержку действующей власти. При этом ожидание «проигрыша» для себя лично было у людей довольно высоким, а с годами только усиливалось.

Особую роль в закреплении скептических и негативных установок сыграли, как нам представляется, риторические приемы, избранные политическими элитами для публичного обсуждения приватизации. Мы имеем в виду провозглашение ваучерной приватизации «народной» формой участия граждан в процессе разгосударствления собственности, а также выдвижение на первый план «трудового коллектива» как одного из главных субъектов приватизации предприятий. Выбор этой идеологически приемлемой для большинства россиян фразеологии, а по сути — популистской формы приобщения их к экономической активности и связанным с ней новым ценностям, привел к результату, прямо противоположному тому, которого ожидала власть, — довольно скорому и значительному падению доверия к политике приватизации. Взятая на вооружение реформаторами популистская риторика подпитывала и закрепляла, с одной стороны, устойчивые патерналистские установки в отношении государства как основного источника и гаранта благополучия, с другой — столь же традиционную подозрительность, страх и даже готовность быть «в очередной раз» обманутыми. Если говорить о ваучерной приватизации как таковой, то отсутствие реального опыта, навыков, информации об обращении с ценными бумагами, неразвитость соответствующих институтов, «помноженные» на привычный скепсис, привели к тому, что в общественном мнении почти сразу возобладало недоверчивое или даже резко отрицательное отношение к этой якобы демократической форме участия населения в приобретении собственности. По данным опросов 1993 года, более половины респондентов (50-55%) считало предоставление населению приватизационных чеков «показухой, которая реально ничего не изменит»; с тем, что «это шаг к тому, чтобы люди могли стать собственниками», соглашалось не более 15-20% [1].

Большинство опрошенных (по данным 1993 года, 74%) изначально считало, что в результате приватизации основная часть государственных предприятий перейдет в руки «ограниченного круга лиц», а не «широких слоев населения». При этом будущий собственник воспринимался массовым сознанием преимущественно в негативном ключе — несмотря на развернутую в первые годы перестройки пропагандистскую кампанию, прославление нового типа «хозяина» предприятия, дела, земли и пр.

Работники приватизируемого предприятия, как правило, с трудом могли дать ответ на вопрос о том, кому оно достанется. Примерно одна пятая опрошенных хотела бы видеть в этом качестве трудовой коллектив и собрание акционеров, примерно столько же полагали, что собственником станет «нынешняя администрация и директор». При этом доверие к «начальству» и оценка его способности успешно действовать в новом статусе были весьма невысокими. Для многих опрошенных было характерно ощущение подневольности, комплекс «заложничества».

Хотя среди респондентов данной группы относительное большинство (около трети) в начале 1990-х годов составляли сторонники приватизации, около половины не имели сколько-нибудь ясного представления ни об экономических целях и последствиях разгосударствления предприятий, ни о том, как это скажется на их собственной жизни. Существенно, что социальные ожидания, вызванные приватизацией, изначально связывались почти исключительно с гарантиями сохранения рабочего места и с повышением заработной платы, — о проблемах эффективности производства и интенсификации труда задумывались редко [2].

Важно подчеркнуть: у работников приватизированных предприятий, как и у населения в целом, до сих пор отсутствует ясное понимание того факта, что капитал — это не просто богатство и что собственность неотделима от сложнейшей системы экономических, социальных и правовых отношений, возникающих в связи с владением, распоряжением и пользованием ею, — системы, складывающейся в процессе взаимодействия с другими институтами и хозяйствующими субъектами. По мере того как основная масса россиян все сильнее страдала от негативных последствий реформ — прежде всего, роста скрытой безработицы и невыплаты зарплат, — увеличивалось число людей, воспринимавших приватизацию как незаконное присвоение ограниченным кругом лиц, приближенных к власти, государственного (т.е. народного) добра, его разграбление и разбазаривание. При этом «незаконность» понималась отнюдь не как «несоответствие» существующему законодательству — о нем подавляющее большинство населения имело лишь смутное представление (если имело вообще). Любая деловая или экономическая активность, будь то участие в кооперативном движении, предпринимательская инициатива или приобретение крупной частной собственности, изначально воспринимаются массовым сознанием как нарушение прежних норм и описываются преимущественно в «криминальных» категориях. Сначала — как «спекуляция», жульничество, махинации, затем — как происки всесильной мафии и организованной преступности и, наконец, после так или иначе завершившейся приватизации — как целенаправленная деятельность коррумпированного чиновничества, связанного с финансовыми и олигархическими группировками, приближенными к власти. Конечно, такое восприятие не лишено справедливости и имеет реальные основания, однако нужно иметь в виду, что оно было сформировано в первую очередь не собственным опытом и знаниями, а ориентированными на широкую публику СМИ. Чрезвычайно важным, на наш взгляд, оказалось то обстоятельство, что в публичной сфере не было создано никакого противовеса этому доминирующему негативному восприятию: не был предложен иной, «позитивный», аналитический и просветительский по своим задачам подход к обсуждению процесса реформ и приватизации, всего связанного с ними комплекса социальных, культурных, этических, правовых проблем. В результате люди вынуждены были решать эти проблемы поодиночке, на свой страх и риск — так, как они умели или, точнее, привыкли. В предоставленном самому себе «обществе» все слабее становилось чувство сопричастности к происходящему в стране и все сильнее — отчуждение от коллективных сфер существования (политики, экономики и т.д.). Причем по мере роста отчуждения происходила «реанимация» прежних советских идеологических конструкций — позитивного отношения к роли государства в управлении собственностью и к его участию в экономике, возникала ностальгия по прежней экономической распределительной системе.

 

Право собственности в «обывательской сфере»

Пожалуй, только приватизация жилья была изначально поддержана практически всеми россиянами, даже несмотря на то, что ее последствия, прежде всего в отношении порядка и масштабов оплаты, были совершенно непрозрачными. Кроме того, достаточно широкой поддержкой пользовалась приватизация мелких предприятий, сферы торговли и услуг (табл. 1), а также небольших земельных участков — тех объектов, которые не выходили за рамки «обывательской сферы», т.е. частной, повседневной жизни.

Таблица 1. «Как Вы относитесь к тому, чтобы в нашей стране частным лицам принадлежали небольшие предприятия, кафе, магазины?»
(в процентах к числу опрошенных)
  1995 1996 1997 2000 2002
Положительно 68 66 69 70 79
Отрицательно 21 22 23 22 18
Затруднились ответить 11 12 8 8 3

Что касается приватизации жилья, непосредственно затрагивавшей интересы подавляющего большинства населения, то она воспринималась скорее как государственное распределение, поскольку за людьми закреплялась жилая площадь, которой, по сути, они и так уже владели. Позитивное отношение к приватизации жилья в значительной степени определялось еще и тем, что, невзирая на обычную, до боли знакомую советскому человеку бумажную волокиту, осуществлялась она почти бесплатно и не требовала никаких новых, непривычных усилий.

Важно отметить, что в результате приватизации жилья стало возможно освоение новых типов экономического поведения — по крайней мере, для жителей столиц и крупных городов. Она ввела субъекта в систему совершенно иных правовых отношений, принципиально отличных от прежних. Открывшаяся хотя бы в принципе возможность купли-продажи недвижимости и надежного вложения денежных средств, ее залога и получения кредитов создавала предпосылки для изменения понимания смысла и ценности частной собственности.

Тем не менее и сегодня для большинства населения характерно узкое понимание частной собственности, почти тождественное советскому представлению о личном имуществе. Насильственное отчуждение собственности все еще представляется массовому сознанию весьма вероятным. Иными словами, и в этой сфере для обычного человека речь преимущественно идет о возможности приобретения благ, в то время как система возникающих в связи с приватизацией жилья социальных и правовых отношений, относящихся к владению, пользованию и распоряжению частной собственностью, едва ли в полной мере осознается людьми. И поскольку большинство из них не видит в себе полноценных субъектов отношений, возникающих по поводу собственности, и, прежде всего, субъектов права, было бы натяжкой называть их подлинными, сознательными собственниками.

По данным опроса 2004 года, право владеть собственностью особенно важным для себя считают 30% опрошенных (для сравнения укажем, что право на свободу слова важным считают 24% респондентов, на свободу перемещения — 13%, избирательное право — 14%). А вот право защищать частную собственность в суде называют особенно значимым в ряду других прав не более пять-семь процентов. Можно предполагать, что реальный опыт операций на рынке жилья, их в значительной мере теневой характер (например, расхождение рыночной и официальной цены) не убеждают граждан в том, что их недвижимость надежно защищена законом. Сегодня особенно ясно это проявляется в Москве, когда при реконструкции или сносе зданий большинство принудительно расселяемых жильцов на собственном горьком опыте убеждается в полном отсутствии каких-либо гарантий защиты их прав. Мониторинг отношения россиян к правоохранительным органам (милиции, суду, прокуратуре), проводившийся «Левада-центром» в течение 2004 года, показал, что около 80% опрошенных считают серьезной проблемой произвол и беззаконие, характерные для этих органов. В том, что в России можно законными методами, через суд, восстановить свои нарушенные права, определенно уверены всего четыре процента опрошенных и лишь 25% респондентов «скорее уверены, чем нет». Готовность обратиться в суд, равно как и надежда отстоять там свои права, остается на протяжении всего постперестроечного периода чрезвычайно низкой. И здесь сказывается не только традиционное для российского человека нежелание изучать и отстаивать свои права, не только недостаток опыта и информации, и даже не отсутствие независимого суда; главное — это то, что в массовом сознании само «государство», чьи институты и служащие творят произвол, остается некоей инстанцией или силой, стоящей над правом, а не встроенной в него.

 

Оценка итогов приватизации в 2000-е годы

Широко распространенное мнение о незаконности приватизации 1990-х годов и ее губительных последствиях для «государства» и «народа» существенно укрепилось при ныне действующем президенте, когда началась «борьба с олигархами» — особенно после «дела ЮКОСа». На протяжении 2000-х годов подавляющее большинство опрошенных в той или иной форме поддерживает идею пересмотра итогов приватизации. Однако люди, считающие себя (и государство) ограбленными и обманутыми, по большей части не надеются, что таким путем будет восстановлена «справедливость».

По данным опросов 2004 года, респонденты, полагающие, что сегодня следует принять результаты приватизации «такими, какие они есть» или что вопрос об их пересмотре «не стоит поднимать», составляют от 15 до 22% общего числа, выступающие за полный пересмотр итогов приватизации 1990-х годов, — около одной трети. Примерно от одной четверти до одной пятой опрошенных выступают за пересмотр результатов в тех случаях, когда предприятия стали «хуже работать» (уходить от налогов, задерживать зарплату), либо применительно к крупнейшим предприятиям, относящимся к наиболее важным отраслям экономики. Отметим, что на протяжении «путинской эпохи» доля считающих, что результаты приватизации надо принять «такими, какие они есть», возросла с семи процентов до — минимум — 15%, тогда как число сторонников радикального или полного пересмотра демонстрирует тенденцию к сокращению (от 38% в 2000-м году до 32% в конце 2004 года).

В отношении к итогам приватизации и возможности их пересмотра прослеживается весьма характерная двойственность, которую можно зафиксировать и при ретроспективном анализе данных, полученных в начале реформирования экономики. Подавляющее большинство людей выступает в поддержку пересмотра результатов приватизации, полагая при этом, что приватизация госсобственности, в особенности крупных предприятий энергетики, добывающих отраслей и пр., была незаконной. При этом главными проигравшими опрошенные считают, с одной стороны, «простой народ», с другой — «государство» (в патерналистской, советского образца трактовке). Однако их ожидания относительно результатов возможного пересмотра итогов приватизации весьма скептичны. По данным опроса, проведенного в июле 2004 года, подавляющее большинство респондентов считает, что подобный передел пойдет на пользу прежде всего «чиновникам и бюрократам» (35%) или же «другим олигархам» (35%). В то, что незаконно нажитые «олигархами» богатства достанутся «государству», верит всего около одной пятой опрошенных; в то, что они будут возвращены «народу», — семь процентов.

 

Отношение к богатству и богатым

Наиболее распространенным оценкам приватизации («разграбление, распродажа государства, страны, народных богатств, разбазаривание ресурсов») вполне закономерно соответствует закрепившееся в массовом сознании преимущественно негативное отношение к крупным собственникам: предпринимателям, бизнесменам, не говоря уже об олигархах. Для нас здесь важно не то, насколько оно справедливо или нет. Рассматривая представления большинства российских граждан об этой достаточно непрозрачной и все более отдаляющейся от них реальности, исследуя изменение их восприятия приватизации, мы сможем оценить то, в какой мере экономические и политические трансформации изменили идеологические и ценностные ориентации населения. В этом плане весьма показательно отношение к богатству, к богатым и к частной собственности как составляющей этого богатства.

Наиболее распространенной массовой реакцией на появление в стране очень богатых даже по мировым меркам людей является неприязнь и раздражение. Хотя лишь незначительная часть опрошенных (три-четыре процента) «признается» в том, что разбогатевшие за последние полтора десятка лет люди вызывают у них лично чувство зависти, тем не менее подавляющее большинство согласно с тем, что «частная собственность порождает у людей зависть».

Таблица 2. «Насколько Вы согласны с тем, что частная собственность порождает у людей зависть?»
(в процентах к числу опрошенных; данные приводятся без учета затруднившихся ответить)
  1996 1997 1998 1999 2000 2001
Согласны* 70 67 67 68 68 65
Не согласны, не несогласны 9 11 10 8 8 10
Несогласны** 16 13 16 15 16 17
* Сумма согласных (в какой-то мере согласны — полностью согласны).
** Сумма несогласных (в какой-то мере несогласны — полностью несогласны).

Впрочем, за последние 20 лет все же стало возможным говорить о некотором росте толерантности к «чужому» богатству. Так, сегодня соотношение тех, кто воспринимает богатых с неприязнью и раздражением и, напротив, с интересом или уважением, примерно равно, хотя можно предполагать, что среди относящихся к богатым «без особых чувств», немалое число просто скрывает свои негативные эмоции.

Таблица 3. «С какими чувствами Вы относитесь к людям, разбогатевшим за последние 10-15 лет?»
(в процентах к числу опрошенных)
  2004, ноябрь
С уважением 15
С сочувствием 1
С интересом 13
Сумма позитивных оценок 29
С раздражением 18
С презрением 7
С ненавистью 8
Сумма негативных оценок 33
Без особых чувств 37
Затруднились ответить 1

Важно, что представления о том, каким образом человек в нашей стране может разбогатеть, формируются, как и в советскую эпоху, на фоне чувства собственной социальной ущемленности, недееспособности, зависимости от обобщенных «других». Так, по мнению подавляющего большинства, богатство может быть нажито только благодаря «большим связям», готовности нарушать закон или начальному «социальному капиталу» (т.е. возможности получить хорошее образование и работу). Личная инициатива и целеустремленность в этом контексте оцениваются ниже всего. Существенно и то, что среди факторов, способствующих обогащению, ведущая роль отводится самой экономической системе, оцениваемой негативно.

Таблица 4. «Насколько часто ведут к богатству...»
(в процентах к числу опрошенных; данные приводятся без учета затруднившихся ответить)
  Очень часто / часто Иногда Редко
/ никогда
...связи с нужными людьми 84 10 3
...то, что экономическая система позволяет богатым наживаться за счет бедных 80 11 3
...нечестность 69 21 7
...больше возможностей получить хорошее образование и работу 65 21 9
...способности и таланты 49 32 16
...упорный труд 46 31 20
...просто везение 31 43 7

У большинства соотечественников появление в стране не просто состоятельных и богатых людей, а бизнесменов, которые входят в списки самых богатых людей мира, вызывает резко негативные чувства. В августе 2003 года 21% опрошенных воспринимали это «с раздражением», а еще 30% — «с возмущением, ненавистью»; при этом «спокойно, без особых чувств» — 37% опрошенных.

Накопленные за последние 15 лет данные опросов позволяют утверждать, что приспособление большей части населения к переменам происходит по типу пассивной, так называемой «понижающей» адаптации. При этом основным психологическим ресурсом и ценностной мотивацией выступает традиционное российское «терпение» — своего рода маскировка слабости, потерянности, неверия в собственные силы. Партии коммунистического и национал-патриотического толка с самого начала преобразований использовали копившееся в обществе недовольство. Они прибегли к популистской критике приватизации, сделав своей мишенью популистскую же риторику реформаторов начала 1990-х годов («народная приватизация»). Ставка либерально-демократического крыла на «здоровые силы» общества, под которыми понималась прежде всего более молодая, активная, ориентированная на карьерное и социальное продвижение часть населения, обладавшая относительно большими социальными, культурными и «жизненными» ресурсами и как бы «по определению» поддерживавшая перемены, способствовала углублению разрыва между социальным «центром» и «периферией», консервации социально-антропологической природы «советского человека» с привычным ему укладом жизни и традиционным комплексом представлений и ценностей [3]. В результате значительная часть населения ощущает себя вытесненной «на обочину жизни» в экономическом, правовом, гражданском смысле и вместе с тем полностью зависимой от того, что происходит «наверху».

На наш взгляд, именно в этом заключается одна из важнейших причин того, что сегодня за устойчивым и широко распространенным отрицательным отношением к последствиям приватизации и к итогам всего периода реформ мы часто обнаруживаем раздраженное и мстительное ожидание «социального реванша», парадоксальным образом сочетающееся с практически полным отсутствием надежд на восстановление «социальной справедливости».

 

Примечания

[1] Хахулина Л.А., Сидоренко С.А. Программа приватизации — предварительные итоги в оценках населения // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1994. № 3. С. 22-25.

[2] Там же.

[3] См.: Зоркая Н.А. Думские выборы 1993-2003 гг. К проблеме социальной цены постсоветского «партийного строительства» // Вестник общественного мнения. 2004. 4(72). С. 19-31.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

12:13 Каддафи-младший решил возглавить Ливию и призвать на помощь ООН
12:02 Россельхознадзор разрешил поставки шпрот из Латвии и Эстонии
11:41 Минфин простит долги предпринимателям
11:21 Саакашвили отказался отвечать на вопросы украинских прокуроров
11:20 Новым «Звездным войнам» не хватило шага до кассового рекорда
10:54 СМИ узнали о возможном выделении 19 трлн рублей на перевооружение армии
10:31 Саакашвили изложил свою версию истории письма к Порошенко
10:29 Власти Рима отменили указ об изгнании Овидия
10:28 США потратят 200 млн долларов на сдерживание России
10:06 Три НПФ продали акции Промсвязьбанка до объявления о его санации
10:02 В Израиле умерла любимая учительница Путина
09:45 Полиция обыскала дом написавшей о слежке за Россией журналистки
09:41 Правозащитники рассказали о просьбах Улюкаева в СИЗО
09:26 Еще одна биржа в США начала торговать фьючерсами на биткоины
09:15 На Дальнем Востоке появится новая армия
09:05 Депутаты ГД предложили штрафовать стритрейсеров на миллион рублей
08:45 Посол РФ в США в Вашингтоне встретится с замгоссекретаря
08:22 60 нацгвардейцев пострадали при столкновении со сторонниками Саакашвили
08:07 В ЦРУ отказались обсуждать помощь в предотвращении теракта в Петербурге
07:50 18 декабря официально началась президентская кампания
17.12 21:00 Президент Финляндии ответил на информацию о слежке за военными РФ
17.12 20:27 Компания Ковальчука претендует на крымский завод шампанского «Новый свет»
17.12 20:04 Сборная РФ по хоккею выиграла Кубок Первого канала
17.12 19:44 ЦРУ передало Москве данные о подготовке теракта в Петербурге
17.12 19:16 При столкновениях со сторонниками Саакашвили пострадали десятки полицейских
17.12 18:35 СМИ назвали место содержания главаря ИГ
17.12 18:08 Опубликовано видео ликвидации боевиков в Дагестане
17.12 17:25 Между сторонниками Саакашвили и полицией произошли столкновения
17.12 16:47 Прокуратура впервые запросила пожизненный срок для торговца наркотиками
17.12 16:24 Курс биткоина превысил 20 тысяч долларов
17.12 16:16 Спортсменам РФ разрешили использовать два цвета флага на Олимпиаде
17.12 15:13 В Госдуме назвали неожиданностью слежку Финляндии за Россией
17.12 14:54 Скончался Георгий Натансон
17.12 14:15 В Крыму работы на трассе «Таврида» привели к перебоям с интернетом
17.12 13:44 В Москве снова побит температурный рекорд
17.12 13:15 СМИ сообщили об убийстве плененного ИГ казака
17.12 12:39 Губернатор Подмосковья пообещал избавить жителей региона от вони в начале года
17.12 12:07 Правительство Австрии поддержало смягчение санкций против РФ
17.12 11:35 Глава МИД Великобритании не увидел фактов влияния РФ на Brexit
17.12 11:15 СМИ рассказали о затрате Пентагоном 20 млн долларов на изучение НЛО
17.12 10:52 В Финляндии возбуждено дело после публикации данных о контроле разведки над интернетом
17.12 10:20 Представители Трампа обвинили спецпрокурора по РФ в незаконном получении документов
17.12 09:53 Завершилось голосование по названию моста в Крым
17.12 09:34 В Москве побит абсолютный температурный рекорд с 1879 года
17.12 09:24 Источник рассказал о переносе с Байконура пилотируемых пусков
17.12 09:12 В Дагестане силовики вступили в бой с боевиками
16.12 22:07 Курс биткоина превысил 19 тысяч долларов и вернулся обратно
16.12 21:03 СМИ узнали о «мирном» письме Саакашвили к Порошенко
16.12 19:56 Собчак заявила о готовности не участвовать в выборах
16.12 19:45 ПАРНАС отказался от выдвижения своего кандидата в президенты
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.