Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
27 мая 2018, воскресенье, 15:12
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

16 февраля 2006, 09:57

Михаил Зотов: «В роке тоже есть свои отбросы»

На российском радио-рынке не так много брендов «легендарных», а уж среди развлекательных радиостанций их и того меньше. И два таких бренда принадлежат холдингу News Media Radio Group: это «Наше Радио» и радио «Ultra». Вокруг «Нашего Радио» все время происходит бурная жизнь: ежегодный фестиваль «Нашествие», годичной давности митинги против закрытия «Ультры», уход гуру отечественного радио Михаила Козырева с поста гендиректора «Ультра-Продакшн»… Смена руководства не сказалась на позициях «Нашего Радио» и сопредельных станций: они остаются лидерами развлекательного радио в России. Михаил Зотов, генеральный продюсер «Нашего Радио», «Best FM» и «Ultra», рассказал Юлии Идлис о том, что такое «влиятельная радиостанция», сколько живет формат, есть ли жизнь после «горячей ротации» и почему радио похоже на колбасу.

Когда спрашиваешь, что люди хотят знать о радио, большинство говорит: хочу знать, почему нет радио, которое можно слушать 24 часа в сутки. Вот почему нет такого радио?

А почему нет? Такое радио существует.

И что это за радио?

Это радио, которое вам больше всего нравится. Кто же говорит, что его надо слушать 24 часа в сутки? Кого вообще вы можете слушать 24 часа в сутки – есть такой человек, не говоря уже о мелодии? Человек ничего не может слушать круглые сутки.

Но ведь эфир-то рассчитан на 24 часа.

Да, но он рассчитан на 24 часа не потому, что его должны все время слушать, а потому, что в любой момент в течение суток человек может его включить и послушать то, что любит.

Получается, что радио-эфир – это все время разные вещи для разных людей?

Любое радио – это примерно одни и те же вещи для примерно одних и тех же людей. И даже нынешняя тенденция отказа от формата как такового – то есть формат без формата, то что называется «Jack FM» - все равно очень условная вещь, потому что это все равно рассчитано на людей определенного возраста, а не от шести лет до семидесяти. Даже самый широкий формат рассчитан на определенную демографию, потому что хорошее радио получается только тогда, когда создающий его человек делает то, что он понимает и что ему нравится. А ведь этот человек – всего лишь один какой-то человек.

То есть основной критерий – субъективный вкус генерального продюсера? Или есть объективные критерии построения формата?

Я бы сказал, что основным критерием являются как раз объективные данные, но субъективизм играет большую роль всегда. Радио – не механическая штука, это живой организм, и как всякий живой организм, оно субъективно. На «Нашем Радио», которое считается рок-станцией, мы иногда ставим песни, про которые нам говорят: ну разве это рок? Или наоборот, приносят песни и говорят: это ведь настоящий рок! А мы говорим: да, но мы это не поставим. Или: нет, это не рок. Это некий субъективизм; мой, программного директора – уже не важно. Когда мы программируем станцию, условно говоря, у нас есть интересующий нас демографический срез и есть определенный пласт музыки, которым мы занимаемся. Мы можем посмотреть их пересечения: что из этого пласта музыки этим людям нравится и что они категорически не приемлют. И мы, конечно, отталкиваемся от этого в оценке нашей деятельности. Но не только.

А по каким законам мелодия появляется в эфире и по каким - исчезает? Ведь срок жизни песни на радио ограничен?

Вы сейчас говорите о новой музыке, которая появилась – и дальше с ней что-то происходит. Причины, по которым она попадает в эфир, разные. Подавляющее большинство радиостанций играет поп-музыку, а это музыка, порожденная индустрией. Индустрия работает на производство музыки, на ее рекламу, продвижение, - соответственно, очень часто песни попадают в эфир именно потому, что радио сопряжено с этой индустрией. Вот прошла очередная «Фабрика»: сейчас у нас прошел телечек, потом сняли клипики, потом это надо поставить в ротацию вот на эти радистоанции, потом пошли продажи альбома – значит, надо сделать концерты; и вот выжали из этого все, что нужно, - и оно ушло. Это печальная история, и если бы все было так, то песни ABBA, Beatles и ДДТ не звучали бы в эфире на протяжении десятилетий. А они звучат.

Нормальная ситуация – когда на радио или просто на массовый рынок попала песня, она нравится, аудитория ее сначала распробовала, а потом начинает ею активно наслаждаться: ведь ничего не хочется слушать так часто, как вещь, которую никогда не слышал, а тут вдруг «открыл для себя» (или, кстати, вещь, которую лет 10-15 не слышал и уже успел забыть). В какой-то момент песня перестает быть новой, надоедает и потихонечку уводится – но она не уводится в ноль. Она просто из горячей ротации – это 30-40 песен, которые ротируются интенсивно, несколько раз в день, например, - переходит в разряд песен, которые ротируются раз в 2-3 дня. Она не уходит из эфира, а остается там как основа формата.

А что влияет на радио, если мы говорим об этом рынке вообще? Погода, политика? Другие внешние факторы?

Я бы сказал, что существует слишком много факторов, влияющих на радио – как и на всю нашу жизнь. Например, при любой политической напряженности – теракте – радио тут же проигрывает, а выигрывает телевидение, причем серьезнейшим образом. Если речь идет, скажем, о выборах, когда информация должна поступать постоянно  и когда она важна, - выигрывают газеты и talk-радио типа «Эха Москвы». Но вот когда речь идет о больших катастрофах, ничто не может сравниться с картинкой: это репортажи, кровища, горе, и ничто, к сожалению, не может оторвать человека от телевизора.

Потом, как на любое СМИ, на нас влияют Рожественские каникулы: многие люди уезжают и просто не слушают ничего. Есть гипотеза, что у радиостанций существуют моменты сезонности. То есть, к примеру, когда многие дачники в возрасте 50+ или 60+ на майские праздники откупоривают машины и едут на дачу, они слушают в дороге что-нибудь такое ностальгическое для этой аудитории, - и в этот момент у соответствующих радиостанций всегда рейтинг немножко поднимается. С другой стороны, «Наше Радио» ориентировано на людей молодых – учащихся и работающих; у таких людей пик отпусков приходится на июль-август. Соответственно, в июле-августе у нас всегда самые низкие цифры, и с этим ничего не сделаешь; а в сентябре они начинают расти.

Но это все догадки, а вообще-то на сегодняшний день на рынке не существует механизмов, которые бы позволяли бы оценить это объективно. Есть ежемесячные и еженедельные измерения, которые проводят исследовательские компании, - и, если честно, в программировании-то мы их не используем, а используем только в продаже рекламы. Многие вещи, которые там появляются, необъяснимы или представляют собой очевидные скачки; от этого невозможно зависеть. На эти цифры влияет все что угодно, они вообще нестабильны; конечно, все можно объяснить, и если на неделе, когда были морозы, половина радиостанций упала, а другая половина выросла, то мы сейчас с вами сядем и легко распишем, как и почему это произошло. Но реальность может оказаться прямо противоположной или вообще не имеющей с этим ничего общего. У нас у всех тут бизнес, поэтому приходится руководствоваться, ну, скажем, соображениями здравого смысла. А в целом на радио – особенно на Западе – сильно влияет не все это, а появление новых технологий.

Например, подкастинга?

Не совсем; я бы сказал, что подкастинг – это тоже форма радио. Но вот интересно: некоторое время назад существовала догма о строгой сегментации рынка. Мол, конкретные люди слушают только конкретную музыку, успех радиостанции зависит от того, насколько точно она попадает на свою аудиторию… Я так понимаю, что на Западе это сейчас уже рассыпалось. Никто не может подобрать 1000 или 800 песен для человека лучше, чем он сам наберет себе их в iPod. А потом он себе сделает Shuffle – и у него круглые сутки будет нужный формат, и ему не будут мешать никакие ведущие и никакая реклама. И ведь чем это отличается от радио? Появилась новая песня, и человек о ней узнает через тот же iPod в тот же день: еще ни одна радиостанция о ней не знает, а у него уже все это есть. То есть талант программного директора – умение подобрать музыку так, чтобы было здорово слушать, - теряет смысл, потому что человек для себя подберет все равно лучше.

И вот тут как раз эфирные персоналии играют важную роль: это то, чего человек себе сам сделать не может. Его должен кто-то развлечь, он ведь не может сам себе пошутить или, скажем, с утра сидеть и поднимать себе настроение интересным разговором с самим собой. Кто-то это должен делать за него. И в этом как раз неубиваемость радио на сегодняшний день.

Вообще, трудно сказать, что в данном случае будет с нашим рынком. Сейчас на развитие традиционного радио – особенно в США – влияет концепция спутникового радио, когда вам в машину ставят тюнер, и он вам предлагает сто каналов за небольшие деньги в месяц. Это отличное качество – особенно если западная оцифровка – и большое разнообразие. Поэтому, конечно, у нас на рынке есть люди, которые говорят: я вот сейчас занимаюсь концепцией цифрового вещания, спутникового вещания… При этом за 2004 года инвестиции в развитие спутникового вещания в США составили порядка $2 млрд, а объем рынка у них – около $20 млрд. Объем русского рынка радио – не больше $200 млн. То есть если в США $2 млрд ежегодных инвестиций не дают этой технологии подняться на доминирующий уровень, то про российский рынок я бы пока вообще ничего не говорил. Это как с iPod’ами: есть они у нас? Есть, только используются для того, чтобы скачивать музыку и фотографии просматривать, а не для того, чтобы создавать себе вещательный продукт через Интернет. Так что в этом смысле радио в России чувствует себя более защищенным - по причине бедности населения.

Но получается, что будущее все равно за эфирными персоналиями – то есть за разговорным радио?

И да, и нет. Успешная talk-станция сегодня на рынке одна: «Эхо Москы». Такое радио – это очень много денег, большое желание и готовность долго-долго этим заниматься. Кроме того, надо быть талантливой личностью и иметь под это целевую группу. «Эхо Москвы» ее имеет – это советская интеллигенция в хорошем смысле слова, образованная и начитанная, и люди на «Эхе» говорят с этой аудиторией на ее языке. А вот 10-15-летний подросток уже это слушать не будет.

С другой стороны, у нас новостные станции не воспринимаются как источник информации: все-таки источник информации для нас - ТВ. Кроме того, люди к информации относятся поверхностно, и новостей на «Нашем Радио», или на «Русском Радио», или на «Радио 7» им достаточно для того, чтобы быть в курсе. Это отчасти связано с синдромом недоверия к медиа вообще, который, кстати, вполне разумен: ведь информации сейчас так много – рекламной в том числе, - что если бы люди всю ее глотали, это было бы ужасно.

Поэтому я думаю не о talk-радио, а, скорее, о talk-составляющей в развлекательном радио. Ведь любое радио – развлекательное, и в том числе talk-станции: вы проводите с ними время, и вам это нравится. В этом их основная функция. Сейчас в программировании нашей станции мы больше ориентированы не на то, чтобы человек получал от станции определенный посыл, а на то, чтобы оправдывать его ожидания. Он ждет, что мы ему поставим хорошую музыку – мы ему поставим хорошую музыку. Он хочет подумать над каким-нибудь каверзным вопросом в игре – и мы ему даем эти игры.

Вот про игры: сложно привлечь народ к интерактиву? Вам звонят какие-то люди в эфир… это вообще настоящие люди?

Настоящие, однозначно. Я сейчас вот как раз залезаю посмотреть, что у нас сегодня с SMS-ками происходит… (Копается в компьютере.) Очень интересная вещь – SMS-технологии. На конкурсах и розыгрышах они могут использоваться для заработка – это один из способов заработка для радиостанции, – но мы их используем чаще всего просто для общения, очень удобно. Ведь в чем беда звонка или мейла? Если бы я вам сейчас писал тот текст, который говорю, он бы получился очень коротким, я бы думал над каждым предложением, оно бы выглядело нормально с точки зрения грамматики; но при этом я бы умничал. А в SMS-ке – одно предложение. Тебе задали вопрос, попросили поделиться мнением. Если бы человеку дали возможность высказать его в эфире по телефону, это было бы очень-очень долго. Потом, в эфир утреннего шоу мы выводим - ну, 5 звонков. То есть, допустим, дозвонились 20, из них 15 невозможно было слушать, а 5 обработали и вывели в  эфир. А SMS-ок нам приходят сотни, из них можно выбрать самые яркие, но они все в любом случае достаточно короткие.

Вы говорите, что SMS – это не статья доходов вашей радиостанции. А что – статья?

Реклама.

И все? Наверняка же исполнители платят за то, чтобы их пустили на радио.

Нет. Я не берусь говорить за других игроков. Мне кажется, что в первой десятке станций деньги за эфир никто не берет. Могу вам сказать, что у нас это исключено. Сама процедура постановки песни в эфир делает это невозможным.

А какова процедура?

Слишком много людей слушает эту музыку и делится впечатлениями: нельзя сказать, что принести запись надо какому-то одному человеку. Вообще, хотя коррумпировано у нас все – и рекламный рынок, и музыкальный рынок, - я искренне верю, что топ-станции не берут деньги за эфир, равно как и я точно знаю, что станции второго, третьего, четвертого эшелона эти деньги берут и для них это действительно статья дохода. Аудитории там особой нету, или она неразборчива, рекламных доходов мало, и поэтому, если вам дали за песню 2-3 тысячи долларов, то для вас это деньги и вы это взяли. Доходы топ-станций измеряются миллионами, и они не будут ради такого рисковать своим эфиром. Так что этот вопрос решается легко: мы зарабатываем слишком много денег для того, чтобы рисковать ими, беря маленькие.

Кроме того, я вот очень люблю то, чем занимаюсь. Мне кажется, что надо относиться к собственному эфиру крайне наплевательски, чтобы ставить что-то за деньги, а потом слушать и думать: а, все равно, зато денег заработали.

А сколько живет формат? И есть ли у радио потолки – например, потолок рейтинга станции?

На российском рынке ни одна станция еще не имела больше 20% ежедневной аудитории – до 15% кто-то добирался, а больше нет. И сам рынок еще очень молодой: у нас нет ни одной станции, которая бы жила дольше 15 лет.

«Радио Свобода».

Это можно еще и «Радио Россия» вспомнить. Я говорю о современном коммерческом вещании. Пока рано делать такие выводы, но мне кажется, что цифра в 15-16 очков для радиостанции останется предельной. А срок продолжительности жизни… У формата жизненный цикл как таковой отсутствует. Хороший пример – «Европа Плюс». Она вышла на рынок одной из первых, долго существовала в ранге лидера, а после кризиса 1997-98 года, когда казалось, что станция закончилась, она опять, благодаря маркетинговым усилиям многолетним, стала номер один и обогнала «Русское Радио». Это другой продукт, но это тот же бренд. Формальная оболочка этого продукта – просто частота, которая бесконечна и не ограничена во времени. И на этой частоте есть лицензия, выданная на такое-то название радиостанции, под которым можно делать все что угодно. И каждый раз можно говорить, что это одна и та же станция, только она сильно изменилась. Но в целом, станция растет года 3, и после этого еще 2-3 года находится на пике; а после этого, если ее не удержать, она упадет.

Создавая новый формат, вы мыслите в терминах борьбы добра со злом, рока с попсой, или прибыли с убытками?

Добро со злом – точно не мое. А борьба рока и попсы – это условная вещь; борьба рока и попсы – это не борьба добра со злом, в какой-то момент это стало понятно на «Нашем Радио». Мы привыкли, что вот есть рок - и это бескомпромиссно и круто, а есть попса – и это дешево, и сопливо, и неискренне. А в поп-музыке появляется огромное количество интересных проектов. Большая часть творчества Мадонны – это поп-музыка чистой воды, и какой-нибудь Джеймс Блант – это тоже поп-проект. И в Росси есть вполне нормальные поп-проекты, или фолк-проекты, но не рок, ничего общего с роком не имеющие. Конечно, подавляющее большинство того, что порождает поп-индустрия, - гадкое, но в роке тоже в какой-то момент стали появляться вещи, которые смело можно назвать дешевыми и неискренними; или вещи, в которых за некоторой искренностью просматривается глупость или, скажем, блатняк. Мы все время считаем, что рок – это хорошо, а там тоже есть свои отбросы.

«Наше Радио», «Best Fm» и «Ultra» – три ниши, которые покрывают большое пространство эфира. Есть ощущение, что вы заняли все ниши, которые хотели?

Нет, конечно. У нас пока такая маленькая часть того, что мы хотели бы освоить…

А что вы бы хотели освоить?

А вот я не буду говорить этого. Но я вам хочу сказать, что даже в той области, в которой мы работаем – в области рока – все равно еще много чего можно cделать. Я не берусь сейчас называть форматы просто по той причине, что мы же работаем над этими концепциями. Но реально на этом рынке разработана только одна ниша: у нас хорошо представлена музыка, любимая в советское время – западная и наша; то, что звучит на развлекательных станциях первой десятки. Эти мелодии не играли лет 10-15, лет 5 назад стали играть, они вызвали огромный интерес – но, сами понимаете, там уже ничего нового не появится: Тото Кутуньо новых песен не напишет, и группа «Пламя» тоже. Поэтому вы еще послушаете это лет 5 и перестанете, и все эти радиостанции будут менять форматы. Вот это ниша, в которую мы бы играть не стали. А в остальном – безграничный простор.

«Наше Радио», как и вы лично, есть в Википедии.

Да? Я не знал.

И среди прочего там написано, что «Наше Радио» - одна из самых влиятельных радиостанций. Что такое, по-вашему, «влиятельная»?

В какой-то момент я понял это на примере «Ultra». Когда она закрылась, у ворот бизнес-центра стояли толпы народа, люди выходили на митинги, бросали сюда на территорию красные гвоздики, требовали менеджмент… До этого, конечно, были прецеденты, что что-нибудь закрывалось и устраивались митинги, но они были организованы людьми «изнутри», которые в результате лишились работы. А «Ultra» имела для людей большое значение, это было социальное явление. Мне кажется, дело в этом: насколько радиостанция становится для человека важной. Влияние не в том, что мы ставим эту песню - и она становится популярной. Это вопрос доверия, и его нельзя тратить; твоя аудитория верит, что все, что ты ставишь, - это хорошая музыка. А потом ты начинаешь ставить всякую лажу, и какое-то время люди продолжают тебе доверять: раз ты это ставишь, значит, это хорошая песня. Многие считают, что это влияние, а это – потеря доверия. Мне кажется, что в развлекательном радио влияние – это не способность убедить человека в чем-то, а способность сделать жизнь этого человека без тебя хуже, чем она была с тобой.

Последний вопрос будет метафизический.

Ух ты.

Что вы чувствуете, зная, что радиоволна остается во Вселенной навсегда? И то, что вы делаете, никуда не уходит?

Наверное, ответ «никогда об этом не задумывался и вряд ли еще когда-то об этом задумаюсь» вас не очень устроит? Но у меня к этому прямо противоположное отношение. Мне кажется, что радио живет один момент: когда оно звучит. Не будем себе льстить: потребность, которую радио удовлетворяет, ежесекундна: вот сейчас мы поставили хорошую песню – мы молодцы. После того, как человек выключил радио, на мой взгляд, продукт этот перестал существовать – до того момента, пока он снова его не включил. Радио дарит человеку радость, удовольствие, отвлекает от каких-то проблем, может, позволяет сопереживать, - в этом смысле оно обычный потребительский продукт. Этот продукт может быть как торт, может быть как колбаса, а может быть как хорошее вино; но все равно это продукт, его надо съесть и получить удовольствие.

См. также о РАДИО на "Прагматике культуры":


Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

15:05 В Хабаровском крае сгорел склад древесины площадью 10 соток
14:26 Премию «Национальный бестселлер» получил роман о гриппе
14:09 В Ростовской области мать с двумя детьми попала под товарный поезд
13:51 Роналду допустил уход из мадридского «Реала»
13:33 В аэропорту Лондона произошел сбой из-за удара молнии
13:19 Волонтер нашел потерявшихся в лесу на Кубани подростков
12:51 Летевший в Турцию самолет экстренно сел в Казани из-за упавшей в обморок пассажирки
12:37 Умер побывавший на Луне американец Алан Бин
11:58 В Сирии погибли четверо российских военных
11:42 Украина обвинила Россию в разработке биооружия под видом вакцин от Эболы
11:19 Автобус с фанатами регби попал в крупную аварию во Франции
11:00 Иордания вышла из соглашения с «Росатомом» по строительству АЭС
10:38 Легализацию абортов в Ирландии поддержали две трети проголосовавших
10:20 Сноуден рассказал о любви Трампа к Путину
09:54 Лидер КНДР заявил о твердом намерении встретиться с Трампом
09:33 «Реал» победил «Ливерпуль» и выиграл Лигу чемпионов
09:08 Кремль утвердил дату «прямой линии» с Путиным
26.05 21:12 Итальянский футболист убил бывшую девушку
26.05 20:44 Абэ назвал срок подписания мирного договора РФ и Японии
26.05 20:28 Рогозин провел сеанс связи Кремля с МКС
26.05 19:30 Disney вынужден назвать Пятачка Хрюней из-за авторских прав
26.05 18:46 Порвавшего картину Репина вандала не смогли арестовать из-за паспорта
26.05 18:25 Песков рассказал о страхе перед Путиным
26.05 17:24 Россия сделала Турции 10,25-процентную скидку на газ
26.05 16:51 Путин впервые встретился с новым составом правительства
26.05 16:42 Собянин объявил о решении бороться за пост мэра Москвы
26.05 15:50 Сборная РФ по футболу прошла допинг-контроль в Австрии
26.05 15:15 Генсек НАТО назвал дату переговоров с Россией
26.05 14:50 Главы КНДР и Южной Кореи провели вторые переговоры
26.05 14:39 Зампред ЦБ РФ назвала условия признания платежей в криптовалюте
26.05 14:13 В Москве побит рекорд по высоте атмосферного давления
26.05 14:05 Футбольных хулиганов «с репутацией» не пустят на игры ЧМ-2018
26.05 13:56 Адвокат Винника собрался судиться с правоохранительными органами РФ
26.05 13:00 Обвиняемый по делу «Зимней вишни» глава МЧС Кузбасса заплакал в суде
26.05 11:37 Третьяковка созвала реставраторов спасать порванную вандалом картину Репина
26.05 11:19 Расходы РФС на сборные команды вышли за рамки бюджета
26.05 10:55 Кабмин предложил увеличить расходы ПФР более чем на 90 млрд рублей
26.05 10:39 В Марселе неизвестные убили двух человек из автоматов Калашникова
26.05 10:08 Посетитель Третьяковки повредил шедевр Репина
26.05 09:32 Власти Украины предупредили народ о возможном подорожании газа на 70%
26.05 09:20 Главе кузбасского МЧС предъявили обвинение в халатности и растрате
25.05 20:56 Полиция и Росгвардия опробовали щит с электрошоком
25.05 20:08 Умерла вторая из трех выживших при крушении Boeing 737 на Кубе
25.05 19:57 Путин отказался от третьего срока
25.05 19:49 Глава МВФ призвала «переосмыслить» антироссийские санкции
25.05 19:33 Минобороны отчиталось об увольнении «Ориона»
25.05 19:11 Минфин США разрешил получать доход по приобретенным до санкций обязательствам
25.05 18:51 Минфин пообещал закон об офшорных зонах в ближайшее время
25.05 18:21 Вайнштейна отпустили под залог в 1 млн долларов
25.05 18:02 Сергей Шнуров объявил о разводе с женой
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.