Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
16 августа 2018, четверг, 15:52
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

14 августа 2006, 08:39

От Кавказа до Ливана

Ближневосточный конфликт и этнополитическая ситуация на российском Кавказе нередко становятся предметом компаративистских упражнений российских публицистов, общественных деятелей, правозащитников и ученых. В своих оценках ближневосточно-кавказских параллелей удивительным образом сходятся представители российской власти и правозащитники. И те, и другие, хотя и по совершенно разным причинам, не видят ничего общего между нынешней борьбой Израиля с «Хизбаллой» и военными действиями России в Чечне (на наш взгляд, корректнее определять нынешний конфликт в Ливане именно как противостояние между Израилем и «Хизбаллой», а не как ливано-израильский конфликт, поскольку говорить о Ливане как о самостоятельном субъекте политического процесса можно лишь по формально-юридическим основаниям). Российская власть, декларируя свою приверженность борьбе с «международным терроризмом» и считая себя частью «антитеррористической коалиции», не готова видеть в ближневосточных террористах политических единомышленников Шамиля Басаева и других чеченских полевых командиров. В обнародованном недавно «российском» списке террористических организаций «ХАМАС» и «Хизбалла» отсутствуют. Российские декларации, заявления и инициативы по ближневосточному урегулированию по своей стилистике напоминают выступления европейских интеллектуалов и политиков периода второй чеченской кампании. Те же осуждения неадекватного применения силы, те же претензии к Израилю, не готовому к компромиссам с участниками «арабского сопротивления». Таким образом, российский истеблишмент, выражаясь словами Владимира Путина, предпочитает «отделять мух от котлет», то есть, в переводе на нормальный язык, сегодняшнее российское руководство считает, что ближневосточные исламские радикалы – это одно, а северокавказские террористы – другое. Одних надо «мочить в сортире», а с другими вести переговоры.

Российские правозащитники, на первый взгляд, занимают диаметрально противоположную позицию. Израиль видится ими как форпост демократии на Ближнем Востоке, выдерживающий удары варваров-террористов. Наиболее радикальные представители российского правозащитного движения даже призвали всех сочувствующих справедливому делу государства Израиль «записываться в интербригады», как в Испании в ходе гражданской войны. Однако весь пафос правозащитников, направленный на поддержку Израиля в его борьбе с «международным терроризмом», принципиально отвергает саму возможность сравнения ближневосточного кризиса с ситуацией на Северном Кавказе. «И не надо сравнивать Ливан с Чечней – это совершенно разные вещи», – заявляет Валерия Новодворская. Тезис, под которым хоть сейчас готов подписаться и российский министр иностранных дел Сергей Лавров, выступающий за «диалог всех заинтересованных сторон» (включая и террористов из «Хизбаллы») ради святой цели ближневосточного урегулирования.

Однако помимо представителей истеблишмента и правозащитного движения в российских СМИ (а также на многочисленных форумах) озвучивается позиция о схожести ближневосточного и северокавказского кризисов. По мнению публициста Леонида Радзиховского (критикующего правозащитный пафос), общественным деятелям и журналистам в России надо занимать последовательную позицию. «У нас гуманизм имеет четкий политически-прикладной характер. Кто «жалел чеченцев» – тем, как правило, почему-то не до жалости в отношении «мирных ливанцев». Кто сходит с ума от жалости к «детям Ливана», как-то куда спокойнее относился к событиям в Чечне. В одном случае – война все спишет, любое преступление. В другом случае – сама война и есть первое и самое главное преступление», – считает публицист. По мнению Леонида Радзиховского, и на Северном Кавказе, и на Ближнем Востоке главным вызовом как для России, так и для Израиля был и остается терроризм. «Терроризм – штука опасная, разговорами не лечится, и его уничтожение есть меньшее зло, чем мирное сосуществование с ним». Отсюда и призыв автора к оправданию российской операции в Чечне в 1990-е гг., и израильской в Ливане в 2006 году. Радзиховский даже предлагает «объединяющий» два конфликтных региона критерий – признание одной конфликтующей стороной права на существование другой.

«Как жили русские в Республике Ичкерия? Плохо жили – у них отбирали имущество (в лучшем случае), они бежали оттуда сотнями тысяч. Как живут чеченцы в России? Да, есть, безусловно, бытовая ксенофобия, есть милицейские проверки и т. д. Но смешно даже сравнивать! Никто не отбирает у чеченцев имущество за то, что они – чеченцы. Они имеют все права. И, судя по бизнесменам-чеченцам, неплохо умеют ими пользоваться! Это – о сравнении «независимой Ичкерии» и «имперской России». Да и в самой Чечне сегодня, Чечне, входящей в РФ, жизнь для самих чеченцев несомненно лучше, чем во времена Дудаева… Свыше миллиона арабов живет в Израиле. Вполне возможно, что фактически они не имеют полного равенства с евреями – например, им гораздо сложнее пробиться в элиту страны. Тем не менее они представлены даже в парламенте, абсолютно свободно передвигаются, формально имеют абсолютно все права, их дискриминация запрещена законом. А вот евреев в Палестине (и Ливане) вообще нет. Почему? Ну так ясно почему: их там просто убьют».

По мнению журналиста Михаила Леонтьева, «механизм этих конфликтов совершенно одинаковый. Различие в одном: по удачному стечению обстоятельств Россия сама определяет пути и методы решения чеченской проблемы, Израиль же не настолько суверенен, и его действия сильно ограничены так называемой мировой общественностью, а конкретно – США. Поэтому фактически ближневосточный конфликт неразрешим – Тель-Авив не имеет права на эффективное силовое воздействие, потому что ему никто не даст это сделать».

Но достаточно ли одной констатации схожести (несхожести) ближневосточной и северокавказской проблем? Увы, вопросы, в чем заключается различие природы арабо-израильского конфликта и этнополитической ситуации на российском Северном Кавказе и есть ли общие подходы к их успешному разрешению, остаются без развернутых и достаточно аргументированных ответов. Более того, ответ на этот вопрос напрямую зависит от избранной нами методики компаративистского анализа. Если мы возьмем за основу политико-правовое измерение и постараемся сделать аналитические «замеры», то арабо-израильская и северокавказская проблемы вовсе не будут походить на «близнецов». В случае же использования сравнительно-политологического метода нас будут ожидать принципиально иные выводы.

Даже поверхностного анализа политико-правовых сюжетов израильской политики на т.н. оккупированных территориях (в 1960-1990-е гг.) и в Ливане (1982 и 2006 годы) и российской политики в Чечне (и на Северном Кавказе вообще) достаточно, чтобы раз и навсегда определить два конфликта как совершенно противоположные феномены. Очевидно, что ближневосточный конфликт носит имманентно международный характер, детерминированный резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН №181 от 29 ноября 1947 г. о создании на территории Палестины еврейского и арабского государств. Что бы ни говорили о «конце истории» ООН и сколько бы ни предрекали сей благородной организации печальную участь ее предшественницы – Лиги наций, данная резолюция еще длительное время будет мощнейшим легитимизирующим фактором для палестинского движения и его сторонников среди лидеров исламских государств и политических группировок, европейских левых интеллектуалов и политиков. Само же движение (сколько бы фактов его террористической деятельности ни находили) было и будет актором международной политики и международного права (несмотря на наступление «эры постмодерна» в мировой политике). Но самое интересное даже не в резолюции и не в факте упорного отрицания европейскими «миротворцами» оборонительно-превентивного характера израильской внешней политики – арабофилы нередко забывают о том, кто инициировал борьбу за «сброс» еврейского государства в море. Проблема в самой израильской политике на территориях, контролируемых Израилем после шестидневной войны 1967 г. или на ливанской территории в 1982 и в 2006 гг.

Напомним, что военное поражение арабских государств в 1967 г. привело под израильский контроль около 70 тыс. кв. км, что более чем в три раза превышало территорию самого еврейского государства на начало июня 1967 г. На этих землях проживало свыше 1 млн арабов. Даже не считая населения Синайского полуострова, переданного в 1979-1982 гг. Египту (около 33 тыс. чел.), цифра внушительная. И вот здесь начинается самое интересное. Израильское руководство принимает решение о нераспространении на новые территории своей юрисдикции. В результате сложилась беспрецедентная в мире правовая коллизия. Под контролем еврейского государства оказываются земли, которые даже с израильской точки зрения не являются его частями, а 90% их населения не имеют израильского гражданства. Свою юрисдикцию Израиль распространил только на Голанские высоты (1981 г.) и Восточный Иерусалим, а его гражданами стали еврейские поселенцы Иудеи, Самарии и сектора Газа. С началом «мирного процесса» на Ближнем Востоке на Западном берегу реки Иордан и в Газе была создана Палестинская автономия (беспрецедентный случай, когда автономия изначально рассматривалась как независимое государство). Естественно, ни о каком «плавильном котле» или ассимиляции-аккультурации на занятых территориях речи не шло. И трудно было бы предположить подобный результат, принимая во внимание сам характер еврейского государства. Квинтэссенцией израильской политики в отношении занятых территорий стали слова Маше Даяна, обращенные к арабской «общественности»: «Мы не просим вас полюбить нас. Мы хотим, чтобы вы позаботились о своих (курсив мой - С.М.) согражданах и сотрудничали с нами в восстановлении их нормальной жизни».

Таким образом, главной целью израильской политики на «территориях» (а затем и в Ливане) виделось обеспечение собственной национальной безопасности и, если угодно, элементарного выживания во враждебном окружении. В 1982 году Израиль также ограничился созданием «зоны безопасности» в Южном Ливане, контролируемой его союзниками из АЮЛ (Армии Южного Ливана). В 1982 году «Победный поход» тогдашнего министра обороны Ариэля Шарона на Бейрут вызвал серьезный внутриполитический скандал. И сегодня в Ливане Израиль вовсе не претендует на аннексию его территорий, а тем более – на ассимиляцию его граждан. В политкорректной трескотне вокруг «ливанского кризиса» многие политики и политологи уже забыли изначальную мотивацию действий израильских политиков и военных. Израильская «агрессия»-2006 – это всего лишь реакция на неспособность Ливанского государства контролировать свою территорию, осуществлять реальный суверенитет и противостоять террористам из «Хизбаллы». Ливанская армия и ливанский управленческий корпус не могут и не хотят «зачищать» свою территорию от террористической организации. Как справедливо замечает российский востоковед Георгий Мирский, «кто посмеет выступить против «героев, в одиночку защищающих страну от агрессора?». Более того, само Ливанское государство фактически передало часть своих функций (особенно в социальной сфере) «Хизбалле», делегировав часть своего суверенитета террористической организации, не признающей права Израиля на существование.

Российская же политика в Чечне преследует цель «восстановления конституционного порядка» в одном из российских субъектов, определенном в этом качестве Конституцией государства. Отсюда и декларируемая многофакторность и многоплановость российской «контртеррористической операции» (эвфемизм, используемый по большей части именно для этой цели, иначе, по логике вещей, война на собственной территории приобретает характер гражданской). «Чеченцы не чьи-то сограждане, они граждане России» – тезис, озвученный представителями российского истеблишмента, что называется, от Путина до Кадырова. Отсюда и возможность использования концепции гражданского национализма для обоснования интеграции чеченского социума в состав общероссийского. «Чеченский» кризис, что бы ни говорили европейские и американские интеллектуалы, трепетно любящие чеченских «борцов за свободу» не менее арабских (так же забывая о 220 тыс. изгнанных ими представителях нетитульного населения, о терактах и работорговле), является внутренним делом. Независимая Ичкерия была непризнанным государством и не являлась международным актором. Она была всего лишь некоторым подспорьем второго плана в конкуренции с Россией, которое, впрочем, можно (особенно после 11 сентября) сдать за ненадобностью в политическую утиль. Сегодня подавляющее большинство западных политологов (за исключением разве что европейских леваков) признают Чечню частью РФ. В прошлом году в обстоятельном аналитическом докладе по Чечне, подготовленном Центром Карнеги, эта республика признавалась составной частью России, а сама российская власть критиковалась за нарушение прав человека. При этом вопрос о статусе Чечни (равно как и любой другой северокавказской республики) не поднимался.

Как видим, ближневосточный и «северокавказский» кризисы весьма различаются в политико-правовом плане. Однако было бы преждевременным констатировать исключительно разноплановость и разновекторность двух политических проблем современности. Сегодня Россия и Израиль противостоят (каждый по отдельности) одному и тому же вызову – идеологии и практике радикального политического ислама (подчеркнем, что речь идет о политической идеологии, а не об исламской религии).

И Россия, и Израиль вели (и ведут) борьбу с трансформирующимися конфликтными сообществами. До 1980-х гг. Израиль противостоял светскому этнонационализму, использующему террористические методы борьбы. В авангарде этой антиизраильской борьбы были арабские государства и ООП (обращавшаяся к политическому исламу лишь ситуативно). Разгромив в серии арабо-израильских войн военные машины арабских стран, а в 1982 году уничтожив инфраструктуру ООП в Ливане и разгромив Арафата, Израиль получил во сто крат более сложного противника – радикальный политизированный ислам. В этой связи для Израиля существенно изменился и характер угроз. Теперь Израиль столкнулся с асимметричными конфликтами, где главными акторами стали не государства и светская националистическая ООП (структурированная как квазигосударство), а сетевые террористические организации, использующие терроризм и диверсии как главное средство борьбы. Россия же, разгромив военную инфраструктуру непризнанной Ичкерии и успешно (с военной точки зрения) справившись с чеченским светским этнонационализмом, получила нового противника – в виде радикальных исламистских джамаатов уже не только в Чечне, но и по всему Северному Кавказу. Джамааты (в отличие от дудаевско-масхадовской Ичкерии) также являются сетевой структурой, что серьезно затрудняет борьбу с ними.

Считать же (подобно многим правозащитникам), что сами Израиль и Россия виноваты в радикализации антиизраильского (антироссийского) сопротивления – значит существенно упрощать картину. Выход радикального ислама на Ближнем Востоке (а Северный Кавказ повторил это путь с небольшим стадиальным отставанием) на первые идеологические позиции объясняется особенностями процессов модернизации в обществах исламского Востока. Националистический дискурс (европейский по своему происхождению) оказывается дискредитированным в период борьбы и обретения независимости на Ближнем Востоке, в период «парада суверенитетов» на российском Кавказе. Во-первых, этническая пестрота и Ближнего Востока, и Северного Кавказа на практике делает радикальный этнонационализм политической утопией (особенно в регионах, где нет сильного численного перевеса одной этногруппы). Во-вторых, борьба за превосходство «своего» этноса фактически приводит к победе этноэлиты, которая быстро коррумпируется и отрывается «от корней», замыкаясь на собственных эгоистических устремлениях. Народные же массы довольствуются ролью митинговой пехоты. Как следствие во второй половине 1970-х гг. на Ближний Восток и во второй половине 1990-х гг. на Северный Кавказ пришли идеи радикального ислама, или «ислама молящегося», противопоставляющего себя «исламу обрядному (погребальному)». И не просто пришли. Религиозный дискурс становится доминирующим именно в конфликтных регионах (парламентская победа ХАМАСа в Палестине, превращение части Ливана в «Хизбаллалэнд»). Получается, что в Израиле и России (на Северном Кавказе) власти столкнулись не с вертикально организованным, а с сетевым терроризмом. Этот сетевой терроризм гораздо опаснее структурированного, поскольку в данном случае противник, во-первых, распылен, а во-вторых, ликвидация лидеров и даже ядра террористической организации вовсе не гарантирует конечного успеха в контртеррористической борьбе

Поэтому сегодня и Израиль, и Россия (несмотря на всю дружбу с ХАМАСом и арабофильство последней) рассматриваются как государства, ведущие борьбу против радикального политического ислама (как политической идеологии). И в этом смысле степень «неверности» России ничем не меньше, чем у Израиля. Рассчитывать в этой связи на благожелательное отношение к Москве со стороны организаторов «войны с сионистами» было бы крайне неразумно. Кстати, Кремлю не следовало бы забывать, что не США и Европа, а именно Израиль поддержал на официальном уровне российскую «контртеррористическую операцию» в Чечне в 1999 году. Между тем «наши исламские друзья» из ХАМАСа и «Хизбаллы» ничем не помогли России в освобождении дипломатов, захваченных и убитых в Ираке…

См. также:

 Автор - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

15:32 Bloomberg объяснил веру Кремля в Трампа несмотря на санкции
14:58 Личинки угрей пришлись по вкусу шести видам морских рыб
14:52 En+ решила переселить кипрскую «дочку» в российский офшор
14:36 Избиркомы запросили у турфирм сведения о поездках россиян в день выборов
14:17 Мосгорсуд продлил домашний арест Серебренникова до 19 сентября
13:58 Россия позолотит купол кубинского Капитолия за 642,5 млн рублей
13:47 Мособлдума ввела штрафы за борщевик
13:45 Создана мембрана для получения особо чистого кислорода
13:27 Украина внесла Прилепина в список персон нон грата
13:10 Собянин объявил Москву кормилицей российских пенсионеров
12:51 ФСИН предложила создать госслужбу для помощи бывшим зекам
12:46 В Чехии установлены биометрические системы от российского разработчика
12:32 Никандров получил 5,5 лет строгого режима за взятку
12:24 Россия перестала сокращать свою долю в американском госдолге
12:11 Кремль отверг сравнение идеи Белоусова с прогрессивным налогообложением
11:56 Трамп снял с себя ограничения по применению кибероружия
11:48 Адвокат раскрыл детали раздела имущества Петросяна и Степаненко
11:43 С борта МКС запущены наноспутники частной российской компании
11:39 «Яндекс» не нашел продавца для своего смартфона
11:22 Сборная РФ по футболу поднялась на 21 строку в рейтинге ФИФА
11:03 Прогнозы опрошенных россиян по безработице разделились почти поровну
10:45 Васильева назвала единую школьную форму невозможной и ненужной
10:42 «Союзмультфильм» дал разъяснения по наследию Успенского
10:21 СМИ анонсировали ответ кабмина на идею об изъятии сверхдоходов
10:10 Профсоюз РАН потребовал утроить бюджет нацпроекта «Наука»
09:49 МИД РФ выступил против моратория на боевых роботов
09:31 Украинский генерал призвал «отменить все отношения» с РФ
09:17 Васильева пообещала «очень ужесточить» условия усыновления
15.08 20:14 Brand Finance назвал Сбербанк самым дорогим брендом РФ
15.08 19:58 Volkswagen отзывает 40 проданных в России Audi A3
15.08 19:33 США ввели санкции против компании из РФ и ее главы
15.08 19:30 В Генуе на год ввели режим ЧС
15.08 19:28 Великий шелковый путь распространил фрукты по Памиру
15.08 19:15 Минкомсвязи одобрило декриминализацию «статьи за репосты»
15.08 18:49 Володин назвал необходимый размер пенсии после реформы
15.08 18:32 «Спартак» попал под расследование УЕФА
15.08 18:09 СМИ узнали о наследниках прав на творчество Успенского
15.08 17:36 Власти Германии поддержали легализацию третьего пола
15.08 17:11 Дегтярев потребовал снять Балакина с выборов мэра Москвы
15.08 16:50 Спасательную операцию в Генуе прервали из-за риска нового обрушения
15.08 16:28 Россиянин в пятый раз выиграл чемпионат Google для программистов
15.08 16:05 «АвтоВАЗ» перенес презентацию новой Lada Granta
15.08 15:34 Опрошенные россияне начали отказывать себе в шоколаде и кофе
15.08 15:17 Вдова Успенского назвала место прощания и похорон
15.08 15:00 Кремль подтвердил подготовку встречи с советником Трампа по безопасности
15.08 14:40 Путин посетовал на нехватку позитива в соцсетях
15.08 14:28 Пенсионеры составили не более 7% пользователей сайтов с вакансиями в РФ
15.08 14:11 Третий спутник ГЛОНАСС запустят в 2019 году
15.08 13:51 Прокурор Генуи назвал причину обрушения моста
15.08 13:37 ЦБ РФ понизил курс евро сразу на рубль
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки госизмена гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль импорт инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Первый канал Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Росстат Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко «Яблоко» ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.