Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
15 декабря 2017, пятница, 04:10
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

24 августа 2006, 06:00

Классик - звезда - модное имя - культовая фигура: о стратегиях легитимации культурного авторитета

Синий Dиван

Что такое культурный авторитет и каковы механизмы его формирования? Каким образом социокультурная структура общества влияет на этот процесс? В чем разница между классиком, звездой и культовой фигурой? "Полит.ру" публикует тезисы доклада Бориса Дубина на круглом столе "Литературный культ. Механизмы его формирования и бытования в современном культурном пространстве", организованном в Институте мировой литературы (Москва, 21 ноября 2005 г.). "Моя задача – не историческая, а социологическая. Для меня дело не в «самих» текстах, а в институтах, задающих, поддерживающих и тиражирующих их значение в качестве символических посредников социальной коммуникации. Общую концептуальную рамку для меня в данном случае составляет формирование «классики» как конструирование собственной традиции «литературы» в качестве символа ее автономности с дистанцированием от и против основных источников власти и авторитета на тот момент – двора, аристократии, церкви". Материал опубликован в новом выпуске журнала "Синий Диван" (2006. Вып. 8).

0. Важно с самого начала подчеркнуть, что авторитетом назначают, что его конструируют – «короля играет свита».

1. Моя задача – не историческая, а социологическая. Для меня дело не в «самих» текстах, а в институтах, задающих, поддерживающих и тиражирующих их значение в качестве символических посредников социальной коммуникации. Общую концептуальную рамку для меня в данном случае составляет формирование «классики» как конструирование собственной традиции «литературы» в качестве символа ее автономности с дистанцированием от и против основных источников власти и авторитета на тот момент – двора, аристократии, церкви. (Кавычки здесь обозначают, что обе упомянутые институции возникают, фигурируют и должны пониматься именно в данном контексте.) Усложнение социокультурной структуры общества, обособление в ней зон концентрированного многообразия и динамики, связываемых с ценностью нового, актуального, современного (город, центр), выражаются как умножение пространственных и временных параметров действия и делают проблемой для новых, нетрадиционных элит модернизирующегося социума связь между этими центрами и структурой общества[1]. Встает задача создания обобщенных коммуникативных средств (таких форм, как, например, газета и журнал), универсальных «языков»-посредников (от искусства до дорожных знаков), институтов всеобщего образования, где усваивают значения коллективных образцов и инструментально обучаются «языкам». В таком проблемном контексте и возникает необходимость в «изобретении» литературы – с использованием, разумеется, более старых механизмов письменной культуры, норм вкуса и суждения, выработанных в салонах, кружках и т.д.[2]

Литература возникает как общее и в обществе, но уже за предписанными пределами «хорошего общества» (высшего и проч.) – вместе с духом и формами «общественности» (Offentlichkeit, по Хабермасу), то есть, так или иначе, массовости. Различия между разными группами и группировками письменно образованной элиты в их системах самосоотнесения и адресации, ценностных ориентациях, нормах взаимодействия со значимыми другими определяют разницу в стратегиях узаконения и массовизации авторитета, формах утверждения и поддержания своих ценностей, формировании групповой идентичности с учетом партнеров, соратников, соперников, врагов – настоящих, прошлых и будущих. Эти многосоставные процессы становления нового социального порядка и его смыслового обоснования разворачиваются в Европе (прежде всего в Великобритании и Франции) со второй половины XVIII века и на протяжении XIX столетия вплоть до fin de siècle с его радикальной ревизией всех ценностей.

2. Формирование классики одними группами практически немедленно вызывает противодействие со стороны других, «антиклассикалистских». Последние ищут ресурсы альтернативных определений значимости литературы и искусства – через апелляцию к «жизни» («реализм», «натурализм»), к «современности», смысловому озарению и прорыву («модернизм»). Процессы классикализации в этих рамках, когда новыми и наиболее значимыми авторитетами в литературе и искусствах признаются собственно антиклассики, нарушители эстетических, социальных и даже этических норм, приобретают парадоксальный характер. Впрочем, парадоксальность, стоит признать, вообще неотделима от «литературы» в ее новом, модерном понимании, заданном немецкими и английскими романтиками, Э. По, Бодлером (последний активно разрабатывал идею о двойном измерении прекрасного[3]). Основу современной литературы составляют неклассические жанры, не узаконенные классическими и классицистскими поэтиками от Аристотеля до Буало – лирика как «парадигма модерности» (по позднейшей концептуализации этого момента Х.-Р. Яуссом), роман (по Лукачу или Бахтину), драма (в концепции П. Сонди).

3. Можно аналитически выделить два режима существования классического образца: учреждение (признание, удостоверение, награждение) и поддержание (репродукция, передача через пространство и время, через социальные и культурные границы – поколения, языки). И учреждение и поддержание образцов в больших масштабах, «для всех», может до определенного времени – до возникновения массовых обществ и техник массовой коммуникации в ХХ веке – обеспечить только государство, государство светское (об институте церкви сейчас не говорю). Роль национального государства, государства национальной культуры состоит, среди прочего, в присвоении и функциональном переосмыслении классики. Теперь это уже «классики нашего народа», «нашего языка», и они выступают символами достижения национальной зрелости, самостоятельности и проч. Дух и стратегия модерна, модернизм (он, одной стороны, как правило, интернационален, а с другой – самодостаточен, как бы опирается сам на себя и не отсылает к «предкам»[4]) не уходят в прошлое, а напротив, становятся собственным, «внутренним», механизмом динамики культуры. «Классика», равно как и «история», – феномены XIX века, буржуазного общества; их фундаментальная ревизия происходит в «конце века», разворачиваясь далее в «войне богов» с характерным педалированием символики «конца», «заката», «кризиса», «краха» (симптоматика ценностного политеизма, по М. Веберу).

4. Собственно на протяжении ХХ века, с самого его начала и далее, после Первой мировой войны и выхода на сцену «потерянного поколения», мы имеем дело уже с перерождением культа классики в условиях массового общества, разных его типов. Различия здесь связаны с исторически сложившимися особенностями элитных групп, взаимоотношениями между ними, а также между ними и центрами общества, власти (особый случай неотрадиционализации в закрытом обществе – СССР, централизованно-организаторская роль государства и государственных репродуктивных систем, функции дефицита и распределения). В этих условиях исследователь все больше имеет дело не собственно с элитными группировками, а с работой больших анонимных систем: это рынок, реклама и продвижение (promotion), система массовых коммуникаций (радио, кино, ТВ), причем литература не только включается в их деятельность, но все больше становится производной от этой деятельности. Литература теперь – многоуровневая, динамическая конструкция, и классика как механизм консервации и воспроизводства – лишь один из ее уровней. Он проецируется на другие «этажи» общества, так что для исследователя возникает возможность фиксировать группы ввода образцов, механизмы их укоренения и распространения, временные рамки соответствующих смысловых трансформаций образца, внутренние и внешние связи тех или иных фигур авторитета. Здесь открывается поле вполне эмпирической работы: например, используются обсчеты упоминаний писательских имен в рецензиях (пространственные и временные измерения признания, его социальная “география”, объем аудитории, символический “возраст” писателя, со-упоминания его имени – кого с кем и т.д.)[5]. Складываются и исследуются роли кандидата в классики, малых классиков, забытого и возвращенного классика.

5. Классика (словесная, живописная, музыкальная) входит в индустрию досуга и развлечений. Удостоверение значимости образца осуществляется здесь через единение потребителя с другими такими же – приравнивание времени, синхронизацию, а значит повторение. Символический авторитет выступает фокусом коллективной идентификации и интеграции, ритуалы которых воспроизводятся в режиме повторения. Но повторяется здесь, подчеркну, не только и не просто символ идентификации и акт единения – повторяется (тиражируется) его субъект: он становится воспроизводимым, в том числе сам для себя (дело не в манипулировании извне), массово воспроизводимым и (этим способом, таким образом) социально удостоверенным.

6. Особую, повышенную и ценностно нагруженную роль фигуры национальных классиков и проблема культурных заимствований приобретают в так называемых «запоздавших» нациях, где строительство национального государства, формирование национальных элит осложнено социально-культурными обстоятельствами и традициями, сдвинуто во времени (Германия, Россия, Италия, Испания, еще позже – Латинская Америка).

Здесь можно типологически выделить две стратегии “конструирования традиции”. Один тип – эпигонская учеба у классиков как программа формирования корпорации советских писателей во второй половине 1920-х гг. (горьковский журнал “Литературная учеба”, выходивший с 1930 г., тома “Литературного наследия”, издававшиеся с 1931 г., – вся симптоматика идеологического перенесения “центра мира” в Советскую Россию с соответствующими лозунгами типа “Мы – наследники” и проч.[6]). Другой тип самосознания и поведения – осмысление и демонстрация невозможности классикоцентризма на географической/хронологической периферии, рефлексивная, самосознающая и самоподрывная словесность (см. программное выступление Борхеса “Аргентинский писатель и традиция”, 1951). Борхес деконтекстуализирует проблему традиции, выводя ее за рамки актуального времени и национальной литературы (в том числе испанской) – отсюда его вызывающие, подчеркнуто антинационалистические апелляции к Чосеру, Шекспиру и Расину, роли ирландцев в английской словесности и проч.

Перспективным предметом исследований ранней советской словесности может стать роль Пушкина и Толстого в представлениях о литературной норме (при вытесненной, но актуальной криптотрадиции Гоголя и Достоевского). В этом контексте борьба за “своего” Пушкина и Толстого, против Достоевского и Чернышевского, входит в литературную стратегию Набокова (как Гомер и Данте, Шекспир и Сервантес – в литературную стратегию Борхеса).

7. Принципиально другую композицию авторитета, по сравнению с классиком, предлагается видеть в типологической фигуре звезды: это носитель и символ актуального успеха и признания. Характерна здесь потребность в узнаваемом и портретируемом «лице», в последовательно конструируемой «биографии» (Блок, Маяковский, Есенин, Высоцкий), что чаще всего сочетается с авторским культом собственной личности, особенно заметным, скажем, у Маяковского, но также у Байрона, Уитмена, Уайльда, Дж. Лондона, Хемингуэя, молодого Аксенова. На уровне текстов упомянутых авторов стоит отметить повышенную значимость для них «общих мест», стереотипов (крылатых словечек), подчеркнутой «вторичности» (романсовости, плакатности, журнализма, использования форм частушки, песни): их можно трактовать как специфические механизмы связывания «индивидуального» и «массового» (как они связаны в общедоступной рекламе: «Только для вас»). Звезды – от спортсменов до космонавтов, от политиков до эстрадных певцов – представляют собой фигуры новой элиты в условиях массового общества. Премии, празднества, ритуалы «меморизации» того или иного авторитета выступают механизмами утверждения элит, их компоновки, перемешивания и сплочения.

8. Фигуру модного автора предлагается толковать как кандидата в звезды (тогда звезда – возможный кандидат в классики). Ср. у Блока: «Был он только литератор модный…» (и scriptor classicus sed non proletarius, по классическому определению Авла Геллия в его «Аттических ночах»). Характерная формула общественного признания здесь – «проснулся знаменитым»: таковы Байрон, Э. Сю, Бальзак, Диккенс, Леонид Андреев или Северянин. Явная и даже специально демонстрируемая связь модного автора с запросом и откликом со стороны общества в его наличном составе позволяет исследователю эмпирически фиксировать временные рамки признания (сезон), прослеживая обязательную конкуренцию и смену авторитетов, переход с уровня на уровень культуры (литературы), содержательные и модальные трансформации образца при подобных переходах: для социолога функция образца и состоит в том, чтобы связывать эти уровни. Хорошим примером тут может быть Горький, прошедший все фазы от модного автора сезона, анархиста и апаша, до символа государственного авторитета (барельеф на фасадах позднесоветских средних школ, при характерном отсутствии полного собрания сочинений и жесткой цензуре текстов признанного классика). Но не таков ли, впрочем, уже Пушкин, начавший с немедленно вошедшей в моду, но жестоко поносимой староверами новинки сезона – «Руслана и Людмилы» (см. книгу Рейтблата[7])?

Звездность и модность имеют, среди прочего, количественный аспект: здесь «говорят цифры» – тиражи, количество копий фильма, время подготовки и самих съемок (большое или, напротив, малое). Звезда, как и модный автор – по определению рекордсмены, они невозможны без техник массового тиражирования, включая визуальные (сначала фото, затем кино и ТВ). Особую разновидность модного писателя можно видеть в писателе-моднике (пример – Эренбург, а его противоположность – Пикассо или Хармс, создававшие не отдельные картины или стихи, а целые новые манеры или даже жанры, почему такие авторы плохо классикализируемы).

9. Еще одну перспективу в изучении различных стратегий утверждения и легитимации авторитета открывает такое понятие, как культовая фигура; в последние годы оно нередко используется исследователями культуры (например, Н. Самутиной). Я бы предложил видеть в подобном «культе» символическую самозащиту локальных и маргинальных групп. Характерно здесь намеренное сужение рамок оценивания, миниатюризация ценного объекта; скажем, у культовых авторов – уменьшительные имена (Леничка /Губанов/, Веничка /Ерофеев/, Эллик /Л. Богданов/, Женя /Евг. Харитонов/)[8]. Культовый автор – продукт конструирования (и самоконструирования) групп, не рассчитанных на расширение, массовость, хотя и допускающих приобщение, посвящение. Текст культового автора (в семиотическом смысле слова “текст”) – не столько средство коммуникации, сколько ее символ, символ общности “нас”, не таких, как “все другие”. Культ в данном понимании – это, среди прочего, культ антиколичества. Культовыми делаются авторы, написавшие или снявшие мало, а то и совсем ничего (“авторы одной книги” или “одного фильма” – Грибоедов, еще не произведенный в классики и распространявшийся устно, через рукопись, был автором протокультовым). Закрытая культура (“подполье”, “вторая культура”) в своем коллективном определении и поведении как бы возвращается к устности, отказу от тиражирования и проч., поэтому она с обязательностью продуцирует культовые имена. Здесь, собственно говоря, осуществляется не просто порождение текстов, а производство культурных границ и игра на двойной принадлежности образца: письменное, становящее устным, популярное – элитарным и т.п. (отсюда культовая роль неконвенциональных искусств – фото, кино, песни, научной фантастики и фэнтези).

10. Такого рода «культы» фиксируют новое понимание личного как всеобщего и, вместе с тем, идиосинкразического, не редуцируемого к групповому, историческому и т.д.; хороший пример тут – Набоков[9]. В более общем смысле, такое изменение границ между частным, интимным, и общим, публичным, свидетельствует для социолога о глубоких изменениях в социуме и культуре: частное (дневник и письма, как у Л. Богданова, «внутренняя речь», «разговоры про себя», как в прозе Улитина) становится групповым, общим. Культовым автором нередко делается безвременно умерший, психически неуравновешенный, самоубийца, маргинал или девиант – перед нами как бы отсылка к прежним, раннемодерным ролям поэта-провидца и поэта-отверженного, «самоубитого обществом», по выражению Арто о Ван Гоге, на стадии постмодерна (Гёльдерлин – Жене – Целан – Роберт Вальзер – М. Кузмин – Евг. Харитонов – Иван Сулуэта в Испании или Рустам Хамдамов в России). Опять-таки показательна роль мелочи, случайного, нетипового, проходного в текстах и образе культовой фигуры – то есть всего антивеликого, антисистемного. К этому же феномену относится подчеркнутая антижанровость текстов культового автора, его «неумелость», «грубость», «наивность» либо столь же абсолютная, «неуместная» изысканность (Набоков или Саша Соколов в литературе, Золтан Хусарик, Параджанов или Владимир Кобрин в кино). Ускользающее определение и исчезающее лицо культовой фигуры я бы трактовал как демонстрацию и провокацию не-принадлежности, уклонение и ускользание от «литературы» как области готового, общепризнанного и понятного «всем» (отсрочка достижения, его отодвигание как механизм производства желаний, переживания ценности неуловимого; см. недавнюю монографию И. Каспэ[10]). Даже такой ритуал признания, как премия, здесь подчеркнуто элитарен, он символизирует отказ от всеобщего, от «рынка», где «всё на продажу». Такова, например, не связанная ни с какими внешними знаками отличия и количественным выражением признания премия Андрея Белого, созданная именно в условиях закрытости, в подпольной культуре Ленинграда второй половины 1970-х годов (1978; антология 2005[11], плюс серия авторов, вошедших в шорт-лист премии и публикуемых тем же «НЛО»).

Отмечу, что метафорика круга (группы), а особенно поколения, нередко фигурирует при этом в негативном залоге (растратившее, погибшее, незамеченное…): культовый автор, как и автор модный, актуальный и проч. выступают конкурирующими символами самопонимания и самоопределения поколений, которые как бы отказываются от самореализации и выдвигают их в качестве фигур такого радикального отказа. Характерно и сопротивление этой так или иначе обобществляющей, нивелирующей метафоре опять-таки у Набокова.

11. В этом плане я отнес бы к культовым фигурам и «несъедобных», или «неудобоваримых, неусвояемых», авторов (по выражению С. Сонтаг об Арто). Их роль – систематический подрыв авторитарных позиций всезнающего и всевидящего творца. Характерно здесь использование литературных масок-гетеронимов, которые представляют даже не отдельных писателей, а различные поэтики или философские системы (от Пессоа и Мачадо и до молодой польской поэтессы Агнешки Кутяк[12]), или работа в как бы отстраненной, сказовой манере, включая пародический сказ (как у Зощенко). Писатель выступает тут как саморазрушительный критик (Октавио Пас о «критической страсти» современного поэта), как переводчик или как /«всего лишь»/ читатель (Гомбрович; Борхес).


[1] См., например: Heinich N. L’élite artiste. Excellence et singularité en régime démocratique. P.: Gallimard, 2005 и другие работы этого автора о статусе художника и механизмах его удостоверения, признания, славы в современных обществах.

[2] Дубин Б., Зоркая Н. Идея классики и ее социальные функции. – В сб.: Проблемы социологии литературы за рубежом. М.: «ИНИОН», 1983, с. 40–82; Дубин Б. Классическое, элитарное, массовое: начала дифференциации и механизмы внутренней динамики в системе литературы // Новое литературное обозрение, 2002, № 5 (57), с. 6–23; он же. Другая история: культура как система воспроизводства // Отечественные записки, 2005, № 4, с. 25–43.

[3] «<…> прекрасное всегда и с неизбежностью двойственно… Одна составная часть прекрасного – вечна и неизменна <…> другая относительна и зависит от обстоятельств, которыми, если угодно, могут, поочередно или разом, служить эпоха, мода, мораль, пристрастие». – Baudelaire Ch. Le Peintre de la vie moderne. In.: Idem. Oeuvres complètes. P.: Robert Laffont, 1999, p. 791.

[4] Не случайно именно романтики начинают разговор о литературных поколениях, то есть сообществе как бы самостоятельных «детей без отцов». Позднее, уже на стадии кризиса модернизма, Шкловский усложняет метафору, вводя различение «современников и синхронистов».

[5] Дубин Б., Рейтблат А. О структуре и динамике системы литературных ориентаций журнальных рецензентов (1820–1978). – В кн.: Книга и чтение в зеркале социологии. М.: «Книжная палата», 1990, с. 150–176; они же. Литературные ориентиры современных журнальных рецензентов // Новое литературное обозрение, 2003, № 59 (1), с. 557–570.

[6] Добренко Е. Формовка советского писателя: Социальные и эстетические истоки советской литературной культуры. СПб.: «Академический Проект», 1999.

[7] Рейтблат А.И. Как Пушкин вышел в гении. М.: «Новое литературное обозрение», 2001.

[8] Седакова О. О погибшем литературном поколении. Памяти Лени Губанова. – В кн.: Она же. Проза. М.: «Эн Эф Кью/Ту Принт», 2001, с. 782. См. там же ее очерки о Викторе Кривулине и Венедикте Ерофееве: Указ. изд., с. 684–704, 734–754.

[9] Долинин А. Истинная жизнь писателя Сирина. СПб.: «Академический проект», 2004.

[10] Каспэ И. Искусство отсутствовать: Незамеченное поколение русской литературы. М.: «Новое литературное обозрение», 2005.

[11] Премия Андрея Белого, 1978–2004: Антология. М.: «Новое литературное обозрение», 2005.

[12] Мандельштам еще в начале ХХ века мечтал о современном поэте, в котором «поют идеи, научные системы, государственные теории так же точно, как в его предшественниках пели соловьи и розы». – Мандельштам О. Слово и культура. – В кн.: Он же. Сочинения. Т. 2. М.: «Художественная литература», 1990, с. 172.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

14.12 23:20 В Москве пройдет обсуждение книги Павла Уварова о Франции XVI в.
14.12 22:53 Минобороны РФ изложило свою версию «перехвата» Су-25 над Сирией
14.12 22:43 Россияне обыграли шведов на домашнем этапе Еврохоккейтура
14.12 21:35 «Современник» отложил спектакль из-за госпитализации Гафта
14.12 21:26 Захарова назвала ответственных за гибель людей в Донбассе
14.12 21:16 CNN сообщил о перехвате российских истребителей над Сирией
14.12 21:07 Четверо детей погибли при столкновении автобуса с поездом во Франции
14.12 20:04 Россельхознадзор запретил ввоз чая из Шри-Ланки из-за вредного жука
14.12 19:52 Apple начала продажи самого дорогого компьютера
14.12 19:30 Минтранс попросил Медведева уволить главу Росавиации
14.12 19:17 Дисквалифицированный лыжник Легков вошел в Putin Team
14.12 19:13 Биатлонистка из РФ выиграла спринтерскую гонку для Словакии
14.12 18:47 ЦИК насчитал 13-15 желающих баллотироваться в президенты
14.12 18:35 В московском воздухе зафиксировали тройное превышение сероводорода
14.12 18:19 КНДР пообещала США жесткие контрмеры за морскую блокаду
14.12 18:18 ЕЦБ и Банк Англии не стали менять ключевые ставки
14.12 18:12 Роскомнадзор пригрозил блокировать СМИ за «нежелательные» ссылки
14.12 17:44 WADA объявило о новом расследовании в отношении россиян
14.12 17:33 Прокурор напомнил Яшину о последствиях несанкционированной акции
14.12 17:25 Роскомнадзор пообещал постараться избежать блокировки YouTube
14.12 17:04 СКР открестился от дела в отношении Родченкова 2011 года
14.12 17:00 Сбербанк посулил акционерам триллион рублей дивидендов
14.12 16:48 Disney покупает кинокомпанию Twentieth Century Fox
14.12 16:27 Саакашвили отреагировал на критику Путина
14.12 16:17 Госдума отказалась сокращать новогодние каникулы
14.12 15:58 Тараканы меняют аллюр в зависимости от скорости движения
14.12 15:58 Греф признал наличие двух преемников
14.12 15:40 В употреблении допинга заподозрили 300 российских спортсменов
14.12 15:39 Суд в Бельгии закрыл дело об экстрадиции Пучдемона
14.12 15:37 Путин высказался о проблеме абортов
14.12 15:23 Сатурн обзавелся кольцами сравнительно недавно
14.12 15:16 Суд приговорил вербовщика террористов в Петербурге
14.12 15:15 Путин ответил Собчак на вопрос о страхе перед оппозицией
14.12 15:13 Рособрнадзор нашел нарушения на сайтах 95% вузов
14.12 15:03 Президент России назвал способ победить мировой терроризм
14.12 15:00 Британский суд признал WikiLeaks средством массовой информации
14.12 14:51 Парламент Британии получил право наложить вето на решение о Brexit
14.12 14:41 Путин обвинил Польшу в провокации конфликта из-за крушения самолета Качиньского
14.12 14:39 Путин отказался отвечать на вопрос о новом составе правительства
14.12 14:34 Путин назвал Китай основным стратегическим партнером
14.12 14:33 Роскомнадзор пригрозил YouTube блокировкой из-за «Открытой России»
14.12 14:26 Президент РФ назвал ЕАЭС выгодным для всех участников
14.12 14:17 В Думе обвинили Канаду в нежелании мира на Украине
14.12 14:11 Путин призвал к обмену заключенными и пленными с Украиной
14.12 14:08 Путин обвинил США в провокации по отношению к КНДР
14.12 14:00 Дума приняла закон о наказании за воровство на гособоронзаказе
14.12 13:53 Путин предложил ограничить кредиты коммерческих банков для регионов
14.12 13:42 Путин ответил на вопрос о Трампе и «российском следе» в президентских выборах в США
14.12 13:41 В Пхеньяне впервые собралась российско-корейская военная комиссия
14.12 13:34 СМИ назвали неполадки причиной взрыва на газовом хабе в Австрии
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.