Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
17 декабря 2017, воскресенье, 11:26
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

29 ноября 2006, 22:40

Алкогольная политика: мировой опыт и российские реалии

Центр демографии и экологии человека
Института народнохозяйственного прогнозирования РАН
ДЕМОСКОП Weekly

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ БЮЛЛЕТЕНЯ
«НАСЕЛЕНИЕ И ОБЩЕСТВО»

117418, Москва, Нахимовский пр-т, д. 47, ИНП РАН;
Телефон (495) 332-4289; Факс (495) 718-9771

Алкогольный фактор — локомотив кризиса смертности в России

Морис де Вламинк. У стойки бара. 1900

По официальным данным, в России на душу населения в 2001 году потреблялось 10,7 литров чистого алкоголя в год [1], однако на самом деле этот показатель выше, поскольку помимо легально продающихся напитков на алкогольном рынке существует и теневой сектор весьма значительных объемов. По мнению экспертов, реальное потребление алкоголя в России достигает 15 литров спирта на душу населения [2] или приблизительно 180 бутылок водки в год на взрослого мужчину [3]. Потребление алкоголя в России одно из самых высоких в мире, а по потреблению крепких напитков Россия, по всей видимости является мировым лидером.

Алкоголь служит важнейшим деструктивным фактором демографического, социального и экономического развития России. Как показывают исследования, тяжелые алкогольные проблемы являются главной причиной того, что уровень смертности россиян катастрофически высок для страны такого уровня экономического развития, как Россия, не втянутой в широкомасштабные военные действия. Существуют десятки более бедных стран со значительно более высокими показателями продолжительности жизни населения [4]. Алкогольная смертность в России не исчерпывается алкогольными отравлениями и включает значительный процент убийств, самоубийств, смертей от цирроза, сердечно-сосудистых заболеваний, инсультов, панкреатита, болезней органов дыхания, рака органов системы пищеварения [5].

Анализ демографических данных не оставляет сомнений в том, что именно алкогольная смертность является локомотивом кризиса смертности в России. По оценке А.В. Немцова, алкогольные потери современной России включают около 30% мужских смертей и 15% женских, что, например, в 2001 г. оставило 550 тысяч смертей [6]. На рис. 1 мы видим, что динамика продолжительности жизни россиян — это зеркальное отображение динамики потребления алкоголя.

Рисунок 1. Продолжительность жизни женщин и мужчин и душевое потребление алкоголя в России
Источник: Потребление алкоголя — по оценке А. Немцова. Немцов А.В. Алкогольный урон регионов России. М.: “NALEX”, 2003.

Что случилось в России с алкогольной смертностью в 2006 году?

Поправки в Федеральный закон о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (171 ФЗ) внесли коррективы в развитие алкогольной ситуации в России в 2006 году.

С января года этими поправками был существенно увеличен оплаченный уставный капитал для производителей спирта и алкогольной продукции, а региональным властям было разрешено повышать уставный капитал для розничных торговцев алкоголем. Результатом стало закрытие мелких производителей спирта и алкогольной продукции, а в ряде регионов и мелких торговых точек.

В июле 2006 года вступили в силу новые поправки в этот закон. Во-первых, был введен список из четырех обязательных денатурирующих добавок для спиртосодержащих жидкостей (бензин, керосин, битрекс и кротоновый альдегид). Добавление любой из этих добавок в установленных данными поправками количествах делает спиртосодержащую жидкость действительно непригодной для питья, и эти денатураты плохо выводятся во время перегонки спирта. Остается только сожалеть, что, согласно Кодексу административных правонарушений РФ, невыполнение этой нормы грозит производителю всего лишь не слишком большим штрафом, и потому многие производители ее просто игнорируют. Другим негативным моментом является то, что эти требования не распространяются на спиртосодержащую продукцию технического и медицинского назначения.

В июле же произошла смена акцизных марок и внедрение Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС) электронной регистрации алкоголя. Внедрение прошло не без проблем, что спровоцировало кризис пустых полок на алкогольной рынке в июле. Наконец, запрет на экспорт молдавских и грузинских вин дополнил пеструю картину событий на алкогольном рынке в России в 2006 году.

Какой же совокупный эффект имели все эти события? Как и следовало ожидать, исходя из мирового опыта алкогольной политики, скорее положительный.

В 2006 году, впервые с 1998 года, в России сократилось производство спирта, и впервые же значительно снизилась смертность. По данным Росстата, с января по август 2006 года умерло на 76,7 тысяч человек меньше, чем за аналогичный период 2005 года. Смертность снизилась преимущественно за счет причин смерти, динамика которых тесно связана с потреблением алкоголя [7]. Особенно сильно сократилась смертность от алкогольных отравлений — на 4,3 тысячи, что составляет 17%.

Напомним, что алкогольно-зависимая смертность в России не исчерпывается алкогольными отравлениями и включает значительный процент убийств, самоубийств, смертей от цирроза, сердечно-сосудистых заболеваний, инсультов, панкреатита, болезней органов дыхания, а также рака органов системы пищеварения.

По расчетам А.В. Немцова, подтверждаемым данными МВД, с алкоголем связано большинство убийств в России [8]. В связи с этим примечательно, что наиболее сильно в 2006 году снизилась смертность от убийств — на 18,9% (4,6 тысячи). Заметным было также снижение смертности от самоубийств (6,2% или 2,1 тысячи) и транспортных травм (5,2% или 1,4 тысячи) — значительный процент смертей в обеих этих категориях в России происходит в нетрезвом состоянии.

Снизилась смертность и от болезней системы кровообращения (3,8% или 37 тысяч), что также в значительной степени связано со снижением алкогольной смертности, поскольку, по данным региональных бюро судебно-медицинской экспертизы, среди этой категорий умерших значительное количество умирает с повышенной концентрацией алкоголя в крови [9]. На 10,7% снизилась смертность от болезней органов дыхания, а здесь группой риска являются маргинализированные слои, включая алкоголиков и «бомжей» [10].

Таким образом, нет сомнений, что спад смертности в 2006 году стал результатом, прежде всего, ужесточения регулирования алкогольного рынка, и как следствие, снижения производства и потребления алкоголя. Динамика смертности россиян в очередной раз показывает, что потребление алкоголя, в особенности крепких напитков, изготовляемых на основе дистиллированного спирта, является ключевым фактором аномально высокой смертности россиян.

То, что небольшое снижение потребления алкоголя привело к результатам, сопоставимым с выигрышем от падения смертности в ходе антиалкогольной кампании конца 1980-х годов, объясняется спецификой распределения риска экстремальной алкогольной смертности. Индивидуальный риск смерти от внешних причин возрастает в зависимости от потребления алкоголя не линейно, а экспоненциально. Риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний — J-образно (т.е. выпивающие 10 грамм этанола в день умирают несколько реже, чем совсем непьющие, однако после этой дозы риск смерти возрастает очень резко и не линейно, а более интенсивно) [11]. При таком высокой уровне алкогольных проблем, как в России даже небольшое снижение потребления дает существенное сокращение экстремальной алкогольной смертности.

Каким же образом распределилось снижение алкогольной смертности по месяцам? Для ответа на этот вопрос воспользуемся таким индикатором алкогольной смертности, как смертность от случайных отравлений алкоголем (рис. 2).

Рисунок 2. Количество умерших от случайных отравлений алкоголем в 2005 и 2006 годах по месяцам

Наиболее сильный спад смертности от алкогольных отравлений произошел в феврале 2006 года. Минимального уровня, как и следовало ожидать, эта смертность достигла в июле, а в августе произошло небольшое восстановление — почти до июньского уровня. В августе 2006 года смертность от алкогольных отравлений была ниже, чем в любой из месяцев года 2005 (при том что в 2005 году этот вид смертности снизился по сравнению с 2004).

Приведенные данные особенно интересны на фоне серии сообщений в СМИ о массовой эпидемии алкогольных отравлений суррогатами. К сожалению, в нашем распоряжении есть данные только с января по август, и до появления данных за сентябрь-октябрь мы можем лишь обрисовать два предположительных варианта развития событий:

1. В течение сентября и октября произошел мощный, например двукратный всплеск алкогольных отравлений и, как следствие, смертности от случайных отравлений алкоголем (в этом случае показатели превысят январские, и мы сможем говорить о действительно серьезной эпидемии). Этот вариант представляется маловероятным, поскольку изменения статистики смертности редко бывают столь резкими, к тому же июльский кризис на алкогольном рынке, с которым порой связываются осенняя волна алкогольных отравлений, к сентябрю был, в общем и целом, преодолен.

2. Смертность от алкогольных отравлений продолжает оставаться на уровне прошлого года или даже ниже его (возможно сезонное осеннее повышение), однако российское общество в лице представителей властей и СМИ впервые всерьез обратило внимание на действительно экстремальную смертность от алкогольных отравлений.

3. В качестве гипотезы можно предположить и третий вариант. Не исключено, что поправки в 171 федеральный закон действительно привели к снижению производства и продажи спиртосодержащих жидкостей технического назначения. Однако эта ниша начала частично заполняться жидкостями медицинского и парфюмерного назначения, на которые не распространяются ни требования к денатурации, ни ставки акцизов. Возможно, что волна сообщений о вспышке токсического гепатита связана с тем, что отравления получившими распространение видами суррогатов могут иметь другую клиническую картину, чем отравления традиционными стеклоочистителями и т.д. В качестве кандидата могут рассматриваться антисептики, ранее занимавшие небольшой процент на рынке алкогольных суррогатов, но получивших распространение осенью 2006 года.

Остается надеяться, что данная информационная волна приведет к закрытию производств суррогатов алкогольной продукции. Однако негативный момент заключается в том, что производители водки могут попытаться и пытаются использовать информацию об «эпидемии алкогольных отравлений» с целью лоббирования снижения акцизов на свою продукцию.

В целом, динамика алкогольной смертности в России в 2006 году позволяет сделать следующие выводы:

1. Поправки в Федеральный закон о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (171 ФЗ) привели к существенному снижению алкогольной смертности в узком смысле слова и снижению смертности в целом.

2. Наиболее эффективными оказались январские поправки, приведшие к закрытию ряда производителей этилового спирта и алкогольной продукции, а в некоторых регионах — и торговых точек.

3. Долгосрочный эффект июльских поправок на данный момент неизвестен, а его краткосрочные эффекты имели слабоположительный либо нейтральный характер.

4. В массовом сознании произошел сдвиг в восприятии проблемы суррогатов алкогольной продукции.

5. Требуется дальнейшая работа для минимизации потребления спиртосодержащих жидкостей в России.

Заметный спад алкогольной смертности в 2006 году произошел впервые за последние 8 лет. Однако он ликвидировал лишь меньшую часть алкогольных потерь. Алкогольная смертность по прежнему представляет собой мощнейший источник демографического неблагополучия и прямую угрозу демографическому развитию страны.

Причина алкогольной сверхсмертности в России — водочная культура северного типа

Алкоголизация — проблема модернизированных стран. В традиционных обществах потребление алкоголя, как правило, невелико из-за постоянной угрозы голода. Рост потребления алкоголя происходит в ходе модернизации, когда появляется излишек продовольствия. И если в южных странах это не имеет катастрофических последствий, то на севере алкоголизация принимает деструктивные формы.

Южноевропейская культура потребления алкоголя характеризуется достаточно частым потреблением небольших доз алкоголя. Такая культура сформировалась в регионах, имеющих тысячелетний опыт виноделия, в которых, по всей видимости, выработались социокультурные нормы, ограничивающие деструктивные формы потребления алкоголя. В Центральной Европе распространена пивная культура потребления алкоголя, также сочетающая достаточно частое потребление с небольшими разовыми дозами. В северной же климатической зоне получила распространения практика потребления крепких напитков в дозах, способных привести к интоксикации, угрожающей жизни и здоровью человека. Практика показывает, что культура потребления крепких напитков повсюду сопровождается распространением пьянства среди населения.

Страны Северной Европы столкнулись с алкогольными проблемами еще в ХIX веке на фоне роста уровня жизни. Рассказы очевидцев напоминают современные российские реалии: повальное пьянство как в городе, так и на селе, с преимущественным употреблением крепких напитков. Еще в XIX веке вся Северная Европа праздновала Святой Понедельник, то есть значительный процент работников по понедельникам похмелялись, и начальство даже не ожидало от них нормальной работы. В Британии в день получки жены рабочих поджидали мужей в пабах в надежде не дать им пропить зарплату. Священники нередко вели проповедь в нетрезвом состоянии [12]. В Ирландии, по свидетельствам очевидцев, в сельской местности повсюду стоял стойкий запах самогона [13].

Потребление крепких напитков в современной Восточной Европе (до 10 л. этанола в год на человека) выглядит аномальным на фоне развитых стран, где эта величина составляет 2-3 литра (причем значительная часть этого объема выпивается в виде слабоалкогольных коктейлей [14]). Однако еще полвека назад эта проблема имела место и в скандинавских странах. Так в Швеции еще в 1954 году крепкие напитки занимали 67% продаж алкогольных напитков. К 2000 году эта доля снизилась до 21% [15]. В Норвегии еще в 1972 году в виде крепкого алкоголя потреблялось 47% общего объема этанола, а к 1999 году — уже 29% [16].

Рисунок 3. Продажи крепких спиртных напитков, вина и пива в Швеции (в л от 100% алкоголя, потребляемого на душу населения возрастной категории 15 лет и старше) [17]

Решение тяжелых алкогольных проблем североевропейских стран потребовало жесткой государственной политики ограничения доступа к алкоголю наряду с усилиями институтов гражданского общества. Накопленный опыт борьбы с алкогольным проблемами в Северной Европе показал, что североевропейским странам нужна особая алкогольная политика, значительно более жесткая, чем в южно- и центральноевропейских странах.

Россияне оказались типичными северными европейцами, и с 1950-х годов, как только ослабла продовольственная проблема, принялись массово пить водку все в больших количествах, следствием чего стало ухудшение показателей здоровья и смертности в России с 1960-х годов [18]. В 1992 году алкогольная отрасль была радикально либерализована, государственная монополия на алкоголь и запрет самогоноварения отменены, рынок наполнила сверхдешевая водка, спирт «Рояль» и другие жидкости со сверхвысоким содержанием этанола. При этом отмена запрета самогоноварения в сочетании с системным социально-экономическим кризисом села привели к небывалому росту самогоноварения.

Крепкие алкогольные напитки, получающиеся в результате дистилляции, способствуют быстрому достижению опасно высокой концентрации алкоголя в крови и представляют собой значительно большую опасность для жизни и здоровья человека, чем проверенные тысячелетиями слабые напитки, такие, как пиво и вино. В странах, где наиболее популярными напитками являются вино или пиво, даже высокий уровень потребления алкоголя не сопровождается катастрофическими последствиями. Об этом говорит опыт не только Франции, Португалии, Германии, Австрии, но и постсоциалистических Чехии, Польши, Армении, Грузии. Во всех без исключения странах водочного пояса наблюдается тяжелейший комплекс алкогольных проблем: сверхсмертность, приводящая к депопуляции, деградация социальной среды, рост тюремной популяции и т.д. [19]

Этиловый спирт (алкоголь, этанол) — весьма токсичное вещество. 400 граммов этилового спирта, принятые одномоментно, — смертельная доза для среднестатистического человека (вероятность смерти 30-50%) [20]. Выпить за короткое время смертельную дозу в виде литра водки или самогона — реально, в виде 4 литров вина — крайне сложно, в виде ведра пива — практически невозможно. Это относится и к меньшим дозам алкоголя. Пол-литра водки или самогона — довольно опасная доза, способная привести к инсульту, остановке сердца, смерти от травмы, неадекватному поведению со всеми вытекающими из него последствиями. Пивные и винные эквиваленты этой дозы за один вечер обычно не выпиваются.

Этот преимущественно физиологический эффект крепких напитков приводит к катастрофическому кризису сверхсмертности в Восточной Европе, ставя под сомнение перспективы демографического развития этого региона.

В целом, на севере постсоциалистической Европы наблюдается мощнейшая связь между потреблением крепких напитков и продолжительностью жизни населения (рис. 4).

Рисунок 4. Потребление крепких алкогольных напитков (в литрах этилового спирта на взрослого человека в год) и ожидаемая продолжительность жизни в странах северной постсоциалистической Европы в 2001 году [21]

Особенно отчетливо эта закономерность прослеживается на примере мужчин 40-59 лет, поскольку в этой возрастной группе потребление алкоголя значительное, но здоровье уже не столь крепкое, чтобы безболезненно переносить регулярные алкогольные интоксикации.

Рисунок 5. Потребление крепких напитков (л этанола) и смертность мужчин 40–59 лет (на 100000 человек) в 2001 году в постсоциалистических странах

На примере отдельных стран мы также наблюдаем, что изменение потребления крепких напитков приводит к изменению уровня смертности. Так, процессы, происходящие в наши дни в странах Балтии, подтверждают наличие зависимости между потреблением водки (а также других крепких напитков) и смертностью. Латвия, Литва и Эстония — традиционно водочные страны. Однако в настоящее время потребление пива в Эстонии и Латвии растет, а потребление водки снижается [22] вместе с показателями смертности, в то время как в Литве потребление водки [23] и смертность растут, по всей видимости, в связи с отменой 57% налога на водку в 2004 году и легализацией самогоноварения.

Процесс перехода с крепких алкогольных напитков на пиво и вино, как правило, сопровождается снижением связанных с алкоголем проблем и смертности. Так, Финляндии не удавалось добиться существенного роста продолжительности жизни мужчин вплоть до введения в середине 1970 годов очень высоких цен на водку, что привело к снижению потребления водки [24] (которое, впрочем, никогда не достигало современного российского уровня). Недавний пример перехода населения страны с водки на пиво представляет собой Польша [25], где этот процесс сопровождался значительным ростом ожидаемой продолжительности жизни населения.

Единственным сценарием преодоления алкогольной катастрофы в России и соседних странах является радикальное снижение потребления крепких алкогольных напитков: водки, самогона и водочных суррогатов. В этом случае автоматически произойдет изменение структуры потребления алкоголя в пользу пива и вина. Этот сценарий неоднократно был реализован в странах Северной Европы (Голландия, Великобритания, Норвегия, Швеция, Финляндия и др.), и реализуется сейчас в Польше и, менее успешно, в странах Балтии. Практика показывает, что скорость снижения потребления крепких напитков, и, как следствие, смертности, зависит от алкогольной политики государства.

Виновны ли в высокой смертности россиян суррогаты алкогольной продукции?

Важный вклад в алкогольную смертность в России, помимо крепких напитков, вносят суррогаты алкогольной продукции.

Как отмечают участники исследования преждевременной смертности мужчин трудоспособного возраста в Ижевске, «употребление суррогатов 5 или более раз в неделю ведет в 10-кратному увеличению риска смерти по сравнению с теми, кто никогда не пьет суррогаты. Это связано, прежде всего, с очень высоким содержанием в суррогатах этанола» [26].

Очень токсичны так называемые ложные суррогаты алкоголя, не содержащие алкоголь, но по своим свойствам или воздействию напоминающие его (метанол, изопропанол, бутанол и т.д.). Однако эти жидкости употребляются исключительно редко, и отравления ими составляют ничтожный процент от общего количества отравлений в России.

Нормальные суррогаты алкогольной продукции, изготовленные из этилового спирта, включают спиртосодержащие жидкости технического, медицинского и парфюмерного назначения, а также самогон. Многолетние токсикологические исследования закупаемой у населения суррогатной продукции ясно показывают, что токсичность водочных суррогатов в России, в целом, такая же, как у качественных алкогольных напитков из пищевого этилового спирта той же крепости.

Руководитель лаборатории токсикологии Национального научного центра наркологии МЗСР РФ В.П. Нужный, посвятивший много лет исследованию токсичности алкогольных суррогатов в России, пишет: «естественные примеси в тех концентрациях, в которых они присутствуют в дистиллированных алкогольных напитках промышленного или домашнего изготовления, не оказывают влияния на острую токсичность этилового спирта. Водочные фальсификаты, изготовленные на основе синтетического или гидролизного спирта высокой степени очистки, по характеру и выраженности токсического действия не отличаются от водки, произведенной из пищевого спирта. Водочные фальсификаты, изготовленные на основе денатурированных спиртов, не могут выступать в качестве значимой причины высокого уровня острой алкогольной смертности. ... Таким образом, представление о значительной роли незаконно произведенных, фальсифицированных алкогольных напитков и напитков домашнего изготовления в генезе высокой алкогольной смертности... не подтверждается» [27].

Хотя, вопрос о вкладе токсичных примесей в смертность от суррогатов требует дальнейших исследований, все же ясно, что главным фактором алкогольной смертности в России является сам этиловый спирт, содержащийся в опасно высоких концентрациях в легальных и нелегальных крепких напитках. Ведь если даже напитки 40-градусной крепости оказывают радикально большее влияние на смертность, чем пиво и вино, то токсичность 70-96-градусных алкогольных суррогатов многократно выше, особенно учитывая тот факт, что вероятность алкогольного отравления растет с увеличением разовой дозы этанола не линейно, а экспоненциально. (Из этого, в частности следует, что разрешение на розничную продажу пищевого этилового спирта, действующее в России на территориях Крайнего Севера и местностях, приравненных к ним, должно быть отменено).

Таким образом, снижение потребления алкогольных суррогатов является обязательным, хотя и недостаточным условием снижения алкогольной смертности в России. Нелегальные напитки опасны своей дешевизной и нередко повышенной крепостью. Качественная водка, будучи напитком массового потребления, вносит основной вклад в вымирание нашей страны.

Что может сделать государство в борьбе с алкогольной смертностью?

Практика показала, что нормальное развитие северной страны невозможно без ограничительной алкогольной политики государства. К настоящему моменту в мире накоплен колоссальный опыт, позволивший выделить меры алкогольной политики, способные эффективно снижать бремя алкогольного вреда [28]. Эти меры зарекомендовали себя повсюду в мире, однако оказались особенно эффективными в североевропейском регионе [29]. То, что Россия столкнулась с эпидемией алкоголизации позже наиболее развитых стран, — преимущество. России уже не надо искать выход из кризиса методом проб и ошибок, ей просто необходимо внедрить комплекс апробированных принципов и мер алкогольной политики, разумеется, с учетом российской, североевропейской и постсоветской специфики.

Общепризнанной целью алкогольной политики государства является снижение смертности, заболеваемости и социальных проблем, связанных с алкоголем. Интересы бюджетной сферы государства и национальных производителей алкогольной продукции принимаются во внимание только в той мере, в какой они не противоречат основной цели.

Другим важнейшим принципом современной алкогольной политики является ее нацеленность на общество в целом, а не исключительно на тяжелых алкоголиков. Алкоголизм — болезнь социальная, и для лечения ее необходимо воздействовать на все общество, поскольку все когорты потребителей алкоголя в обществе воздействуют друг на друга [30].

Большинство жертв алкогольной смертности — не алкоголики. Конечно, смертность среди алкоголиков очень высока, однако основные потери идут от самой массовой группы риска — нормальных «добропорядочных» граждан, периодически (например, по выходным) принимающих опасные дозы алкоголя.

Значительная часть связанных с алкоголем смертей, несчастных случаев и преступлений связана с состоянием сильного опьянения, которого регулярно достигают далеко не только алкоголики [31]. Исследование этой проблематики привело к обнаружению «парадокса профилактики» в сфере алкогольной политики: даже небольшое воздействие на общество в целом, дает больший эффект, чем сильное воздействие на группу риска (т.е. на больных алкоголизмом) [32]. Адресная работа с группами риска необходима, но недостаточна.

Одной из главных целей современной алкогольной политики является снижение потребления алкоголя до относительно безопасного уровня. Эксперты Всемирной Организации Здравоохранения называют в качестве такового 8 литров этанола на взрослого человека в год. В современной России легальное и нелегальное потребление составляет 14-15 литров.

Согласно исследованиям, количество тяжелых алкоголиков в обществе приблизительно пропорционально квадрату потребления алкоголя [33]. При таком высоком уровне потребления алкоголя, как в России, даже небольшое снижение общего уровня потребления алкоголя будет сопровождаться заметным сокращением количества алкоголиков, а значит также количества алкогольных отравлений, циррозов, детей с олигофренией и т.д.

В российских условиях особенно важным является сокращение потребления крепких алкогольных напитков. В виде крепких напитков до сих пор потребляется порядка 70% алкоголя, что составляет около 10 литров этанола в год на взрослого. В наиболее развитых странах этот показатель равен 2-3 литрам, значительная часть из которых продается в виде коктейлей. Снижение потребления легальных и нелегальных крепких и сверхкрепких напитков, являющихся главным источником российской сверхсмертности, должно стать приоритетной целью алкогольной политики России.

Также важным приоритетом является максимальное сокращение потребления алкоголя молодежью. Существует четкая корреляция между потреблением алкоголя в юности и вероятностью связанных с алкоголем проблем в будущем вплоть до формирования алкоголизма и насильственной смерти [34].

Поддержка общества значительно облегчает проведение в жизнь мер алкогольной политики. Государству не стоит рассчитывать на поддержку общества как нечто само собой разумеющееся, это требует постоянной, целенаправленной работы. Исследования показывают, что сама по себе пропаганда трезвости и умеренности слабо влияет на поведение людей. Однако проведение такой работы необходимо, так как оно способствует формированию общественной поддержки алкогольной политики государства.

Наиболее эффективные меры алкогольной политики включают уменьшение доступности алкоголя, в особенности крепких напитков, экономически, в пространстве, во времени и по возрасту. Применительно к российским реалиям, эти меры обязательно должны сочетаться с борьбой с производством и продажей водочных суррогатов.

Ценовое регулирование

Ценовое регулирование является наиболее эффективным способом добиться снижения потребления алкоголя. Повышение цен на алкоголь, как и на любой другой товар, приводит к снижению спроса.

Дешевизна и доступность дистиллированных крепких напитков приводит к миллионам трагедий на севере Восточной Европы. Как показывает многовековой опыт, северным странам необходима по меньшей мере 10-кратная разница между стоимостью одного и того же объема крепких напитков и пива.

Рисунок 6. Соотношение стоимости пива и крепких напитков [35] и потребление крепких напитков в североевропейских странах

Пока стоимость бутылки водки будет равняться стоимости 3-4 бутылок пива, а вино будет дороже водки, Россия так и будет мировым лидером по уровню алкоголизма, алкогольной смертности и депопуляции. Судя по графику на рис. 6, ликвидация алкогольной сверхсмертности в России возможна в случае увеличения акцизов на водку в 2-3 раза за определенный период в сочетании с борьбой с нелегальными напитками.

Возможно ли это в постсоциалистической стране с водочной культурой? Как показывает опыт Польши, возможно. Еще недавно эта страна была преимущественно водочной, и водка была частью национальной идентичности, но за последние десятилетия поляки в большинстве своем перешли с водки на пиво.

С 1996 по 2001 годы акциз на водку в Польше был увеличен в 2,5 раза до 62,8 злотых за литр этанола (15,7 евро) [36]. Для сравнения, в России в 2006 году этот акциз составлял 159 рублей, что соответствует 4,6 евро. Бутылка пива в Польше стала в 12 раз дешевле бутылки легальной водки, и поляки массово перешли на пиво. В результате этого, в частности, продолжительность жизни польских мужчин увеличилась до 70 лет, и Польша первой из постсоветских стран преодолела кризис сверхсмертности. В России же с 1998 года рост акцизов на водку, в среднем, не превышал инфляции, однако доходы населения росли, а вместе с ними росли потребление алкоголя и смертность.

Но не перешла ли польская беднота на нелегальную водку? Как показывает мировой и российский опыт, при снижении доступности легальных алкогольных напитков, как правило, происходит некоторый рост нелегального производства и импорта алкоголя. Однако рост потребления нелегального алкоголя всегда существенно ниже падения потребления легальных алкогольных напитков. В результате здоровье нации, в среднем, заметно выигрывает. В Польше после введения высоких акцизов на водку действительно несколько выросли самогоноварение, подделка и контрабанда водки. Однако это не компенсировало падения потребления легальной водки, и общий результат превзошел все ожидания.

Об этом же свидетельствуют и российские данные. В ходе антиалкогольной компании 1985-1987 годов всплеск самогоноварения не компенсировал падения продаж водки. Резко упавшие в 1985 году показатели смертности от отравлений, насилия и несчастных случаев, ишемической болезни сердца, инсультов и циррозов вплоть до начала сворачивания кампании были существенно ниже значений 1984 года.

Что касается современного периода, то здесь сильно проясняет ситуацию исследования спроса на алкоголь в России Ю.А. Андриенко и А.В. Немцова. Эти исследователи проанализировали данные по потреблению алкоголя с 1994 по 2004 годы Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения.

При увеличении цены на водку потребление водки в России падает, а потребление пива увеличивается. При этом среди бедных слоев увеличивается потребление самогона. Поскольку токсичность самогона приблизительно равна токсичности водки, а пиво значительно менее токсично, то при повышении акцизов на водку следует ожидать снижения смертности. В связи с этим Ю.А. Андриенко и А.В. Немцов рекомендуют «постепенный опережающий инфляцию рост розничных цен» на спиртные и крепкие напитки без каких-либо демографических последствий [37].

Таким образом, представление о том, что при «закручивании гаек» на алкогольном рынке смертность россиян вырастет из-за роста потребления суррогатов, вряд ли имеет под собой реальные основания. Оно выгодно только участникам алкогольного рынка, которые его усиленно муссируют. Доходит до того, что ради здоровья нации предлагается снизить цену водки (идея т.н. «народной водки»), что полностью противоречит результатам всех авторитетных исследований в области алкогольной политики. С другой стороны, повышение акцизов на водку должно, без сомнения, сопровождаться серьезным усилением борьбы с производством и продажей водочных суррогатов.

Борьба с нелегальной водкой, самогоном и водочными суррогатами

По оценке П.С. Каныгина, чуть более половины нелегальных крепких напитков в России составляет нелегальная водка «приличного заводского качества», до 30% самогон и до 20% спиртосодержащие жидкости (технического и парфюмерного назначения) и аптечные настойки [38]. Все эти токсичные и дешевые жидкости представляют серьезную опасность для жизни и здоровья граждан России, а значит, государство должно стремиться минимизировать их присутствие на алкогольном рынке.

Представители российского экспертного сообщества выдвигали следующие предложение по борьбе с нелегальными алкогольными напитками, каждое из которых заслуживает отдельного рассмотрения и проведения специальных исследований:

  • Государственная монополия на производство этилового спирта с выплатой акцизов на водку перед передачей сырья.

  • Ужесточение наказания за производство спиртосодержащих жидкостей без установленной законом денатурации;

  • Увеличение акцизов на этиловый спирт, используемый для производства спиртосодержащей, медицинской и парфюмерной продукции;

  • Расфасовка медицинских спиртосодержащих настоек в мелкую тару;

  • Создание экспертного совета, имеющего полномочия запрещать продукцию, в значительных количествах потребляемую населением вместо алкогольной;

  • Запрет самогоноварения, установление уголовного наказания за продажу нелегально произведенного самогона.
Ограничение физической доступности алкогольных напитков

Среди эффективных мер по снижению алкогольных проблем — меры, направленные на ограничение физической доступности алкогольных напитков. К таким мерам относится запрет на продажу алкогольных напитков в ночное или нерабочее время. Значительное количество смертей в России происходит после того, как выпивающие решают «догнаться», идут ночью в ближайший работающий магазин и докупают спиртное. Действенный запрет на продажу алкогольной продукции или хотя бы крепких напитков в ночное время помог бы немедленно снизить уровень смертности, преступности и травматизма в стране.

Так, в г. Троицке московской области введение запрета торговли спиртным после 23 часов (за исключением двух сетевых магазинов в центре города) в июне 2006 года привело к следующих результатам. Количество молодых людей до 25 лет, задержанных за административные правонарушения, совершенные в нетрезвом состоянии, снизилось с 40 в мае, до 28 в июне. Количество лиц старше 25, задержанных за совершение административных правонарушений в нетрезвом состоянии, снизилось с 27 до 15. Из них число задержанных на улице снизилось с 13 до 3. Количество травм, связанных с распитием алкогольных напитков, уменьшилось с 10 в мае до 8 в июне, а число ДТП с участием хотя бы одного нетрезвого водителя — снизилось с 14 до 12, хотя обычно в этот период оно возрастает в связи с дачным сезоном [39]. Разумеется, окончательные выводы относительно эффективности этой меры в Троицке требуют долгосрочного мониторинга ситуации в этом городе, вычленение тренда и сезонной компоненты, сравнения с ситуацией в соседних городах. Однако анализ предварительных данных указывает на ее положительное воздействие на уровень уличной преступности и травматизма.

В большинстве северных стран алкогольные напитки не продаются также в один из выходных дней, чаще всего, по субботам во второй половине дня. В России такого запрета нет, и по выходным наблюдаются 8-11% подъем смертности за счет несчастных случаев и смертей от болезней системы кровообращения [40].

К эффективным мерам алкогольной политики государства относятся меры, направленные на сокращение количества точек, торгующих алкоголем. Существует зависимость между количеством торговых точек и алкогольной заболеваемостью, смертностью, преступностью. Если до ближайшей точки, торгующей алкоголем идти далеко, то не каждый раз человек пойдет купить бутылку. Если же, зайдя в магазин чтобы купить хлеб, человек видит на прилавках и спиртное, это нередко провоцирует приобретение алкогольных напитков.

В Норвегии один магазин, торгующий напитками крепче 4,75%, приходится на 30 тысяч человек, в Швеции — на 23 тысячи. В результате на всю такую совсем не маленькую страну, как Норвегия приходится лишь 147 торговых точек, продающих сколько-нибудь крепкую алкогольную продукцию. Отметим, для сравнения, что на одно Подмосковье приходится более 15 тысяч таких точек, или одна точка на 400 человек.

Два основных способа регуляции количества торговых точек: разрешительное лицензирование и государственная монополия на розничную продажу алкогольных напитков. В России получение лицензии на розничную торговлю алкоголем носит преимущественно уведомительный характер, а стоимость лицензии недостаточно велика. Эксперты ВОЗ указывают, что система лицензирования может быть эффективной при значительной стоимости лицензии (доходы от продажи лицензий могут использоваться на лечение, профилактику или меры алкогольной политики), когда лицензии не даются автоматически, когда такие нарушения, как продажа несовершеннолетним и лицам в явном опьянении, караются санкциями, и когда лицензирование используется для ограничения количества торговых точек.

Кроме того, многочисленные исследования показывают, что откладывание возраста алкогольного дебюта снижает вероятность возникновения проблем с алкоголем у молодого человека или девушки в будущем [41]. Именно поэтому законодательство большинства стран устанавливает минимальный возраст легального приобретения алкоголя. Для России актуальным является не столько повышение этого возраста, который в настоящее время составляет 18 лет, сколько выполнение действующей нормы. Слишком мягкое наказание и бездеятельность правоохранительных органов закладывают основу для формирования новых когорт алкоголиков.

Государственная монополия на розничную продажу алкогольных напитков

Ответом на тяжелую эпидемию пьянства в североевропейских странах стала государственная монополия на розничную продажу алкоголя. Эта мера зарекомендовала себя как эффективное средство снижения алкогольных проблем и смертности в Швеции, Исландии, Норвегии, Финляндии, Канаде, многих штатах США и т.д.

Такая монополия подразумевает продажу алкогольных напитков, как правило, крепче 4,7-5%, только в государственных магазинах, не считая обслуживания в барах. Цены в госмонопольных магазинах высоки, особенно на крепкие напитки, рабочий день ограничивается дневным временем суток, количество таких точек ограничено.

Кроме того, госмонополия способствует пополнению государственного бюджета. Несмотря на высокие монопольные цены (а значит, и пониженное потребление крепких напитков), в странах с госмонополией совокупные поступления в бюджет от продажи спиртных напитков, как правило, выше, чем в странах того же уровня экономического развития без монополии [42].

Преимущество государственной монополии на розничную продажу алкогольных напитков в том, что она позволяет минимизировать частный интерес, который в данной сфере нередко противоречит интересам общества. Директору государственного магазина нет особого интереса продавать алкоголь несовершеннолетним, в то время как для владельца частного киоска за этим стоит конкретный материальный выигрыш.

Готово ли российское общество к ограничительной алкогольной политике государства?

Алкогольные проблемы легли тяжелым бременем на российское общество. Практически у каждого россиянина есть родственники, погибшие и пострадавшие от алкоголя, многие семьи разрушены, многие жизни поломаны. В связи с этим в российском обществе назрело недовольство ситуацией.

Согласно опросам, среди проблем, которые волнуют россиян в первой двойке-тройке регулярно оказывается проблема алкоголизма и наркомании (например, в июле 2006 года она волновала 42% опрошенных [43]). Опрос ВЦИОМ показал, что 58% скорее поддержали бы сегодня антиалкогольную кампанию, подобную кампании 1985–1987 годов (несмотря на то, что в ходе опроса спрашивалось об отношении к «так называемой алкогольной кампании») [44], а почти треть россиян выступают за то, чтобы в России ввели полный запрет на производство и торговлю спиртными напитками [45].

Разумеется, поддержка алкогольной политики не одинакова для всех групп населения и для всех мер. Так, женщины склонны более положительно оценивать борьбу с алкоголизмом, чем мужчины. Определенную проблему составляет и то, что наиболее эффективные ограничительные меры алкогольной политики (например, повышение цен на алкогольную продукцию) поддерживаются меньшим процентом населения, чем малоэффективные образовательные меры (например, антиалкогольное воспитание в учебных заведениях) [46]. Однако следует помнить, что общественное мнение в данном вопросе обладает некоторой эластичностью.

Таким образом, поддержка населением адекватной, но разумно жесткой ограничительной кампании — вполне реалистичный сценарий. Однако формирование общественной поддержки алкогольной политики не происходит само собой и требует целенаправленной работы экспертного сообщества и властных структур по информированию населения о реальной алкогольной ситуации в стране и эффективности мер алкогольной политики.

Ссылки по теме номера

  1. Немцов А. Во власти зеленого змия
  2. Немцов А. Алкоголь и смертность в России: 1980-е — 1990-е годы
  3. Немцов А. Самоубийства и потребление алкоголя
  4. Немцов А. Когда же закончится марафон алкогольной смертности?
  5. Богоявленский Д. Смертность от внешних причин в России:
    Часть 1
    Часть 2
  6. Андреев Е., Вишневский А. 40 лет снижения продолжительности жизни россиян:
    Часть 1
    Часть 2
  7. Иванова А., Семенова В., Дубровина Е. Маргинализация российской смертности
  8. Нужный В., Савчук С. Алкогольная смертность и токсичность алкогольных напитков
  9. Харченко В., Какорина Е., Мишнев О., Найденова Н., Ундрицов В., Вирин М., Михайлова Р. Алкогольная смертность
  10. Харченко В., Найденова Н., Буромский И., Корякин М., Вирин М., Ундрицов В. Острая интоксикация этиловым спиртом, а не его суррогатами — основная причина смертельных отравлений алкоголем в России
  11. Попович М., Глазунов И., Потемкина Р., Деев А., Старовойтов М., Соколова Л., Лукичева Л. Потребление алкоголя в России
  12. Бай Э. Характер и тенденции потребления алкоголя: некоторые характеристики потребления алкоголя в Норвегии за период 1973-1999 годов
  13. Кристоферсен А. Исследование образцов крови и регистрационные данные на норвежских водителей-нарушителей дорожного движения. Вождение в нетрезвом виде в 90-е годы
  14. Халтурина Д., Коротаев А. Алкоголизация и наркотизация как важнейшие факторы демографического кризиса в России
  15. Заиграев Г. Особенности российской модели потребления некоммерческого алкоголя
  16. Кошкина Е. Распространенность алкоголизма и наркомании среди населения России
  17. Горячева Н. Модель потребления алкоголя в России
  18. Исследование избыточной смертности мужчин трудоспособного возраста
  19. Тапилина В. Качество жизни населения и потребление алкоголя в современной России
  20. Панин С. «Пьяная» преступность в России в 1920-е годы
  21. Виенонен М. Что губит россиян?
  22. Алкогольная ситуация ухудшается: женщины догоняют мужчин

Примечания

[1] World Health Organization. Global Alcohol Database (www3.who.int/whosis/menu.cfm?path=whosis,alcohol&language=english). Цит. 15.11.2006.

[2] Немцов А.В. Алкогольный урон регионов России. М.: “NALEX”, 2003.

[3] Там же, с. 7.

[4] Халтурина Д.А., Коротаев А.В. Русский крест. Факторы, механизмы и пути преодоления демографического кризиса в России. М.: УРСС, 2006.

[5] Немцов А.В. Цит. соч.; Немцов А.В. Алкогольная смертность в России 1980–90-е гг. М.: “NALEX”, 2001.

[6] Немцов А.В. 2006. География связанной с алкоголем смертности в России. Доклад на всероссийской конференции «Концепция алкогольной политики России», Москва, 18 мая 2006 г.

[7] Вишневский А., Школьников В. Смертность в России: Главные группы риска и приоритеты действия. М., 1997; Leon D.A., L. Chenet, V.M. Shkolnikov, S. Zakharov, J. Shapiro, G. Rakhmanova, S. Vassin, and M. McKee M. Huge Variation in Russian Federation Mortality Rates 1984–1994: Artefact, Alcohol or What? // Lancet. No. 350, 1997. P. 383–388; Немцов А.В. Алкогольный урон регионов России; Немцов А.В. Алкогольная смертность в России 1980–90-е гг.

[8] Немцов А.В. Ук. соч.; Преступность и правонарушения (2000-2004). Статистический сборник. М.: МВД РФ, 2005.

[9] См.: Тищук Е.А. Здравоохранение Российской Федерации. № 2, 1997. С. 34-36; Политика по контролю кризисной смертности в России в переходный период. Школьников В.М. и В.В. Червяков ред. Москва: Программа развития ООН, Россия, 2000.

[10] См. об этом напр.: Сон И.М., Тен М.Б., Пронина Т.В. Особенности выявления и распространения туберкулеза среди различных социальных групп населения // Медико-социальные проблемы социально обусловленных заболеваний. М., 2004. С. 41-44.

[11] См. об этом напр.: Anderson P. Alcohol and Risk of Physical Harm // Alcohol and Public Policy: Evidences and Issues. H.D. Holder and G. Edwards eds. Oxford, NY, Toronto, Tokyo: Oxford University Press, 1995. P. 82-113.

[12] Harrison B.H. Drink and the Victorians: the Temperance Question in England, 1815-1872. Pittsburgh: Pittsburgh University Press, 1971.

[13] Bales R.F. Attitudes towards Drinking in the Irish Culture // Society, Culture and Drinking Patterns. D.J. Pittman and C.R. Snyder eds. NY: John Wiley&Sons, Inc, 1962. P. 157-187.

[14] См. об этом напр.: Australian Bureau of Statistics Apparent Consumption of Alcohol, 2003-04, released 27.06.2005, Cat No. 4307.0.55.001. Цит. по: National Alcohol Strategy 2006-2009. Towards Safer Drinking Cultures.

[15] Ministry of Health and Social Affairs of Sweden.

[16] Bye E. Характер и тенденции потребления алкоголя: некоторые характеристики потребления алкоголя в Норвегии за период 1973-1999 гг. // Алкогольная политика в России и Норвегии. Москва — Осло, 2000.

[17] Источник: Preventing Alcohol Related Harm. A Comprehensive Policy for Public Health in Sweden. Stockholm: Regeringskansliet, 2002.

[18] Урланис Б.Ц. И снова: берегите мужчин // Литературная газета, 7 января, 1978 г.

[19] Халтурина Д.А., Коротаев А.В. Ук. соч.

[20] Нужный В.П. и С.А. Савчук. Алкогольная смертность и токсичность алкогольных напитков // Партнеры и конкуренты. № 5, с. 18-26, № 6, с. 27-35, № 7, с. 24-31, № 8, с 15-21, 2005.

[21] Источники: Global Alcohol Database (www3.who.int/whosis/menu.cfm?path=whosis,alcohol&language=english). Цит. 15.11.2006; по России: Немцов А.В. Алкогольный урон регионов России; по Украине скорректировано с учетом: Минко А.И. Алкоголизм — междисциплинарная проблема (выявление, лечение, реабилитация, профилактика) // УкраÏнський вісник психоневрологіÏ № 9, вып. 4, 2001. С. 6–7; по странам Балтии скорректировано с учетом: Brunovskis A., and T. Uglan. Alcohol Consumption in the Baltic States. Oslo // Fafo-paper № 4, 2003 (www.fafo.no/pub/rapp/702/702.pdf); по Польше скорректировано с учетом данных Государственного агентства по предотвращению алкогольных проблем Польши (PARPA).

[22] EUROMONITOR. Alcoholic Drinks in Estonia. Vilnus, London, Chicago: Euromonitor International 2004; EUROMONITOR. Alcoholic Drinks in Latvia. Vilnus, London, Chicago: Euromonitor International 2004.

[23] EUROMONITOR. Alcoholic Drinks in Lithuania. Vilnus, London, Chicago: Euromonitor International 2004.

[24] Вишневский А.Г., Кваша Е.А., Харькова Т.Л. Приоритеты и политика в области снижения смертности в России. Доклад на семинаре «Демографический кризис в России: стратегия и тактика его преодоления», 9 ноября 2005 г.

[25] Вишневский А.Г., Кваша Е.А., Харькова Т.Л. Приоритеты и политика в области снижения смертности в России. Доклад на семинаре «Демографический кризис в России: стратегия и тактика его преодоления», 9 ноября 2005 г.

[26] Исследование избыточной смертности мужчин трудоспособного возраста. Краткий обзор результатов исследования по материалам конференции // Население и общество, № 241-242 (www.demoscope.ru/weekly/2006/0241/analit06.php).

[27] Нужный В.П., Савчук С.А. Алкогольная смертность и токсичность алкогольных напитков // «Партнеры и конкуренты. Лабротариум». 2005, № 5-7.

[28] См. напр.: Edwards, G.P. Anderson, T.F. Babor S. Casswell, R. Ferrence, N. Giesbrecht, C. Godfrey, H.D. Holder, T. Lemmens, K. Mäkelä, L.T. Midanik, and T. Norström. Alcohol Policy and the Public Good, Oxford University Press, Oxford, 1994; Holder, H.D., and G. Edwards. Alcohol and Public Policy: Evidence and Issues, Oxford University Press, Oxford, 1995; Rehm N., R. Room, G. Edwards. Алкоголь в Европейском регионе ВОЗ — потребление, вред и политика. Копенгаген: Европейское региональное бюро ВОЗ, 2001; Babor T.F., R. Caetano, S. Casswell, G. Edwards, N. Giesbrecht, K. Graham, G.W. Grube, P.J. Gruenewald, L. Hill, H.D. Holder, R. Homel, E. Österberg, J. Rehm, R. Room, and I. Rossow. Alcohol: No Ordinary Commodity. Research and Public Policy. Oxford, 2003; Всемирная Организация Здравоохранения. Какие механизмы борьбы с алкоголем являются наиболее эффективными и экономически целесообразными? Copenhagen: WHO Regional Office for Europe, 2004 www.euro.who.int/document/E82969.pdf; WHO (World Health Organization). Global Status Report: Alcohol Policy. Geneva: World Health Organization, 2004.

[29] См. напр.: Брофосс К. Основные принципы алкогольной политики в Норвегии // Алкогольная политика в России и Норвегии. Москва — Осло, 2000.

[30] Skog O.J. The Collectivity of Drinking Cultures: A Theory of the distribution of Alcohol Consumption // British Journal of Addiction No. 80, 1985. P. 199-208.

[31] Aasland O. Выявление алкоголизма и адресное вмешательство в системе первичной медицинской помощи: теоретические основы // Алкогольная политика в России и Норвегии. Москва — Осло, 2000.

[32] Lemmens P.H.H.M. Individual Risk and Population Distribution of Alcohol Consumption // Alcohol and Public Policy: Evidence and Issues. Oxford, NY, Toronto: Oxford University Press, 1995. P. 38-61.

[33] Bruun K. et al. Alcohol Control Policies in Public Health Perspective. Vol. 25, 1975. Finnish Foundation for Alcohol Studies, Helsinki; Skog O.J. Ук. соч.; Lemmens P.H.H.M. Ук. соч.

[34] См. об этом напр.: Andreasson S., P. Allbeck, and A. Rosmelsjö. Alcohol and Mortality among Young Men: Longitudinal Study of Swedish Conscripts // British Medical Journal. No. 296, 1988. P. 1021-1025.

[35] World Health Organization. Global Status Report: Alcohol Policy. Geneva: World Health Organization, 2004. P. 46-47.

[36] Szymczak R. In Spiritus Sancti // Warsaw Voice, 13 październik, 2002.

[37] Андриенко Ю.В., А.В. Немцов. Оценка индивидуального спроса на алкоголь. М.: EERC, 2005.

[38] Каныгин П.С. Бизнес-сообщество алкогольного рынка о некоторых вопросах государственного регулирования алкогольным рынком. Доклад на Всероссийской конференции «Концепция алкогольной политики России». Москва, 18 мая 2006 г.

[39] Кушал В. Доклад на ситуационном тренинге «Принятие управленческого решения» на кафедре организации социальных систем и антикризисного управления в Российской академии государственной службы при Президенте РФ, 19 сентября 2006 г.

[40] Политика по контролю кризисной смертности в России в переходный период. Школьников В.М. и В.В. Червяков ред. Москва: Программа развития ООН, Россия, 2000.

[41] Chou S.P., Pickering S.P. Early Onset of Drinking as a Risk Factor for Lifetime Alcohol-Related Problems // British Journal of Addiction, No. 87(8). P. 1199-1204; Kraus L., Bloomfield K., Reese A. Prevalence of Alcohol Use and the Association between Onset of Use and Alcohol-Related Problems in a General Population Sample In Germany // Addiction No. 95(9), 1995. P. 1389-1401.

[42] Rehm N., R. Room, G. Edwards. Алкоголь в Европейском регионе ВОЗ — потребление, вред и политика. Копенгаген: Европейское региональное бюро ВОЗ, 2001. С. 122.

[43] Проблемы регионов. Интервью по месту жительства 1500 респондентов 15-16 июля 2006 г. (bd.fom.ru/report/map/tb062807).

[44] Вспоминая антиалкогольную кампанию Горбачева. Пресс выпуск ВЦИОМ № 207. Москва, 13 мая 2005 г., www.wciom.ru/?pt=45&article=1256.

[45] Треть россиян выступают за введение сухого закона // NEWSRU.COM, 22 июля 2006 г. (www.newsru.com/arch/russia/22jul2006/alk.html).

[46] См. напр.: Михайлова Ю.В., Иванова А.Е. ред. Предотвратимая смертность в России и пути ее снижения. М.: ЦНИИОИЗ, 2006. С. 163-185.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

11:15 СМИ рассказали о затрате Пентагоном 20 млн долларов на изучение НЛО
10:52 В Финляндии возбуждено дело после публикации данных о контроле разведки над интернетом
10:20 Представители Трампа обвинили спецпрокурора по РФ в незаконном получении документов
09:53 Завершилось голосование по названию моста в Крым
09:34 В Москве побит абсолютный температурный рекорд с 1879 года
09:24 Источник рассказал о переносе с Байконура пилотируемых пусков
09:12 В Дагестане силовики вступили в бой с боевиками
16.12 22:07 Курс биткоина превысил 19 тысяч долларов и вернулся обратно
16.12 21:03 СМИ узнали о «мирном» письме Саакашвили к Порошенко
16.12 19:56 Собчак заявила о готовности не участвовать в выборах
16.12 19:45 ПАРНАС отказался от выдвижения своего кандидата в президенты
16.12 19:28 Галерея-банкрот потребовала 27 млн рублей из Фонда храма Христа Спасителя
16.12 19:14 Российский биатлонист принес сборной первую медаль Кубка мира
16.12 17:07 Володин призвал власти РФ и Белоруссии уравнять граждан в правах
16.12 16:18 Фигуранта дела о контрабанде алкоголя нашли убитым в Ленобласти
16.12 15:13 Экс-сотрудник ФСБ отверг обвинения в хакерских атаках против США
16.12 15:11 Украина составила план покорения Крыма телевидением
16.12 14:07 Ученые из США выложили в сеть видео с ядерным испытанием
16.12 13:55 Овечкина признали одним из величайших игроков в истории НХЛ
16.12 13:12 Борис Джонсон снялся в «рекламе» сока с Фукусимы
16.12 12:53 Глава Минтруда анонсировал выделение 49 млрд рублей на ясли
16.12 11:40 В Москве мошенники забрали 20 млн рублей у покупателя биткоинов
16.12 11:29 Норвегия первой в мире «похоронила» FM-радио
16.12 10:51 Российские военные обвинили США в подготовке «Новой сирийской армии» боевиков
16.12 10:00 Россия вложила в госдолг США 1,1 млрд долларов за месяц
16.12 09:51 Собянин позвал москвичей оценить новогоднюю подсветку
16.12 09:21 Трамп включит «агрессию» КНР в стратегию нацбезопасности
15.12 21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
15.12 20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
15.12 20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
15.12 20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
15.12 20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
15.12 19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
15.12 19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
15.12 19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
15.12 19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
15.12 19:03 В Назарете отменили Рождество
15.12 18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
15.12 18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
15.12 18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
15.12 18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
15.12 18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
15.12 18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
15.12 17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
15.12 17:48 ФИФА пригрозила отстранить сборную Испании от ЧМ-2018 из-за действий властей
15.12 17:28 Задержанный в Петербурге планировал взорвать Казанский собор
15.12 17:25 Промпроизводство в РФ в ноябре упало максимальными темпами за 8 лет
15.12 17:01 Турция потребует в ООН отменить решение США по Иерусалиму
15.12 16:43 В посольстве США назвали ложью обвинение во вмешательстве в российскую политику
15.12 16:33 Букингемский дворец назвал дату свадьбы принца Гарри
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.