Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
14 декабря 2017, четверг, 20:23
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

22 декабря 2006, 06:00

Регулирование рынка труда: некоторые результаты сравнительного анализа

Института Катона

Одной из главных целей регулирования рынка труда является улучшение условий и оплаты труда, а также обеспечение преобладания коллективных договоров. Однако, выполняя поставленные цели, данная система за счет сокращения количества мест и повышения требований приводит к росту долгосрочной безработицы и безработицы среди молодежи. «Полит.ру» публикует статью профессора Бирмингемского университета (Великобритания) У.С. Зиберта «Регулирование рынка труда: некоторые результаты сравнительного анализа», написанную для Института экономического анализа Великобритании. Произведя сравнительный анализ рынков труда Великобритании и Франции, автор выдвигает политическое и правовое объяснение увеличения безработицы при регулировании рынка труда. Перевод статьи осуществлен и предоставлен русским проектом Института Катона.

Регулирование рынка труда, подрывающее свободу заключения трудовых соглашений, приводит к сокращению количества рабочих мест, повышению требований к производительности труда и сужению возрастных рамок в сфере занятости. В странах, где этот рынок жестко регулируется, за его пределами остается большее количество людей, а средние сроки безработицы оказываются выше. Подобная ситуация, судя по всему, наносит ущерб социальной защищенности работников. Возможно, уровень регулирования рынка труда тесно связан со способностью тех, кто от этого регулирования выигрывает (т.е. людей, имеющих работу), оказывать на политический процесс большее влияние по сравнению с теми, кто от регулирования проигрывает (безработными). Однако определенную роль здесь, возможно, играют правовая система и правовые традиции, существующие в данной стране.

Введение

В политическом плане интересы безработных имеют меньшее значение, чем интересы тех, кто имеет работу. Безработных гораздо меньше, они не объединены в профсоюзы, их интересы в меньшей степени представлены существующими в стране политическими партиями. Более того, они представляют собой крайне разнородную группу... в которую входят люди с различными политическими предпочтениями (Saint-Paul 1996: 268).

Регулирование рынка труда ограничивает свободу заключения трудовых соглашений. В его отсутствие работники и работодатели самостоятельно определяют уровень оплаты и условия труда. Однако сегодня эта свобода все больше ограничивается законами о минимальных зарплатах и условиях труда. Сторонники таких законов говорят о целесообразности регулирования, поскольку оно не позволяет работодателям эксплуатировать трудящихся. Оппоненты же утверждают, что подобные законы увеличивают издержки в сфере бизнеса и не позволяют работодателям действовать гибко — а значит, способствуют росту безработицы, особенно долгосрочной.

В последнее время споры по этим вопросам разгорелись с новой силой: появились новые исследования (см., например: Botero et al. 2004), указывающие на то, что жесткое регулирование рынка труда попросту представляет собой результат введения «гражданских кодексов» французского образца. Законодательство подобного типа, ориентированное на государственное вмешательство, заимствовали многие страны Европы, а затем унаследовали и их бывшие колонии в разных регионах мира. И напротив, бывшие британские колонии (в том числе США) унаследовали английскую систему прецедентного права, в рамках которой судьям и присяжным отводится настолько важная роль, что необходимость в составлении детальных законодательных кодексов просто не возникала. Нормой здесь считается свободное заключение трудовых соглашений без вмешательства государства. Таким образом, если согласиться с этими аргументами, речь идет о «предопределенности пути развития»: жесткое регулирование рынка труда представляет собой не эффективную реакцию на возникшие конкретные проблемы, а элемент антирыночной правовой традиции.

Давайте проанализируем эти проблемы подробнее. Для начала рассмотрим вопрос о том, что собой представляет регулирование рынка труда, а затем — возможное воздействие регулирования на уровень зарплат, условия труда и занятость на примере различных стран и ситуаций. В завершение мы подробнее остановимся на существующих гипотезах относительно факторов, обусловливающих такое регулирование.

 

Направления регулирования рынка труда

Первое направление регулирования рынка труда — это законы о минимальной зарплате, устанавливающие нижний предел жалованья работников, а также законы о коллективных договорах (регулирующие не только абсолютный минимум оплаты труда, но и нижние пределы зарплат для различных профессиональных категорий), пособиях по безработице, оплате бюллетеней и пенсиях. Второе направление связано с установлением минимально допустимых условий труда. Здесь речь идет об ограничении продолжительности рабочего дня, законах против дискриминации, об участии рабочих в управлении предприятиями (к примеру, предписывающих создание совета трудового коллектива из избранных представителей работников), актах о «защите занятости», ограничивающих право работодателя увольнять работников, законах о передаче обязательств, призванных сохранить существующий уровень зарплат и условий труда при переходе бизнеса к другому собственнику, а также законах об охране здоровья работников и технике безопасности.

За соблюдением этих норм могут надзирать специальные государственные органы, такие как существующая во Франции Трудовая инспекция, контролирующая выполнение положений французского Трудового кодекса (Jeffreys 2003: 133). В других случаях за соблюдением этих законов следят профсоюзы. Наличие в стране сильных профсоюзов способствует регулированию рынка труда. Таким образом, элементом такого регулирования являются и законы о профсоюзах и праве на забастовки.

Уровень регулирования рынка труда в разных странах существенно варьируется. Рисунок 1 основывается на двух индексах — один из них касается законов о «защите занятости», ограничивающих право на увольнение работников, а второй — законов о защите прав профсоюзов.

Рисунок 1. Защита занятости и прав профсоюзах в странах — членах Организации экономического сотрудничества и развития
Примечание: индекс защиты занятости составляется из расчета действующих мер, затрудняющих увольнение работников, в том числе величины компенсации за разрыв контракта и процедурных ограничений — таких, как необходимость санкции третьей стороны на увольнение работника. Индекс охватывает договоры о найме постоянных и временных работников и исчисляется по шкале от 0 до 1. Индекс защиты прав профсоюзов учитывает такие показатели, как коллективные договоры, предписания о создании советов трудовых коллективов, запрет на замену бастующих рабочих штрейкбрехерами и легализацию «забастовок солидарности».
Источники: OECD 2004, таблица 2.А2.4 (для индекса защиты занятости); Botero et al, 2004 (для индекса защиты прав профсоюзов).

Наименьшие гарантии занятости наблюдаются в США (индекс для этой страны составляет 0,2 по шкале от 0 до 1), а наивысший — в Португалии, где индекс равен 1. Высокий индекс Португалии свидетельствует о том, что уволить работника там крайне сложно: законодательство запрещает увольнение без санкции Трудовой инспекции, а неспособность работника справляться со своими обязанностями не является объективным основанием для его освобождения от должности. Великобритания, как мы видим, в этом отношении ближе к США: законодательная защита работников от увольнения там развита слабо.

Что же касается защиты профсоюзов, то наиболее широкими правами они обладают во Франции, а наименьшими — в Великобритании. Во Франции работодатель не имеет права пользоваться услугами штрейкбрехеров, коллективные договоры действуют в масштабе целых отраслей, распространяясь даже на те фирмы и трудовые коллективы, которые не участвуют в соответствующих переговорах, спонтанные «дикие» забастовки разрешены законом, а создание советов трудовых коллективов обязательно. В Великобритании все указанные права были аннулированы в ходе тэтчеровских реформ. Во Франции коллективными договорами охвачены до 90% всех работников, а в Великобритании — только 40%, и это несмотря на то, что во Франции количество членов профсоюзов составляет меньшую долю от общей численности рабочей силы. Как показывает рисунок 1, эти два вида регулирования обычно развиваются параллельно — законодательная поддержка коллективных договоров подкрепляет жесткие меры по защите занятости.

С 1960-х годов регулирование рынка труда, судя по всему, ужесточилось, хотя в некоторых случаях с конца 1980-х здесь произошел определенный «откат назад». Динамика этого процесса в ряде стран — членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) отражена на рисунке 2.

Рисунок 2. Тенденции в области защиты занятости, 1960–1995
Примечание: в данном случае индекс защиты занятости охватывает как постоянных, так и временных работников. Защита временных работников осуществляется с помощью правил, предусматривающих, к примеру, их найм в качестве постоянных работников по истечении определенного периода времени.

Наибольшее смягчение правил регулирования в этой области отмечается в Германии, Италии и Испании. Прежде всего оно проявляется в ослаблении контроля за наймом временных работников: в частности, разрешено заключение контрактов о приеме на временную работу в больших масштабах и на более долгие сроки. Кроме того, сегодня в Испании и Италии разрешены агентства по временному найму. Таким образом, мы наблюдаем разделение рабочей силы на две категории — защищенных постоянных работников и «аутсайдеров»-временных.

Регулирование в области социальной защиты, включая пособия по безработице, оплату бюллетеней и пенсионную систему, также влияет на рынок труда. «Щедрая» система социального обеспечения страхует трудящихся на случай потери работы. Законы о защите занятости представляют собой альтернативную форму такого страхования, обеспечивая работникам более стабильную занятость. С учетом этого можно было бы предположить, что жесткое регулирование занятости и «щедрое» социальное обеспечение взаимозаменяемы. Соотношение между этими системами изображено на рисунке 3.

Рисунок 3. Системы социального обеспечения и защиты занятости
Примечание: индекс социальной защиты составлен на основе показателей «щедрости» системы пособий по безработице, болезни и пенсионного обеспечения. К примеру, для системы оплаты бюллетеней в качестве переменных используются количество месяцев, в течение которых работник должен оплачивать страховку по болезни, или трудовой стаж, необходимый для получения права на компенсацию по болезни, размер страховых выплат по отношению к зарплате, сроки получения компенсации и процент реальной зарплаты, который она покрывает. Аналогичные переменные определены и для пособий по безработице и пенсионной системы; их усредненная величина по разным странам вычисляется по шкале от 0 до 1. Естественно, все богатые страны ОЭСР оказались в верхней части шкалы.

На деле, судя по всему, особой зависимости между двумя системами не наблюдается, а если какая-то связь и существует, то она носит позитивный характер. У Швеции, к примеру, высокий показатель по обоим индексам, а у США — низкий также по обоим. Таким образом, анализируя причины регулирования рынка труда, мы не сможем исходить из аргумента о том, что регулирование занятости заменяет отсутствующие пособия по безработице. Более обоснованным представляется вывод о том, что защита занятости и развитая система социального обеспечения обеспечивают интересы одной и той же группы — людей, имеющих постоянную работу.

 

Кое-что о последствиях

Регулирование рынка труда призвано повысить минимальную зарплату и улучшить условия работы. Следовательно, оно воздействует на такие показатели, как уровень занятости, масштаб долгосрочной безработицы, разброс зарплат и производительность труда. В таблице 1 представлен макроуровневый сравнительный анализ ситуации на рынках труда Великобритании и Франции. Выбор этих двух стран представляется уместным, поскольку именно во Франции и Великобритании родились две главные правовые системы, преобладающие сегодня в мире. Во Франции, как мы видели, регулирование рынка труда куда жестче, чем в Великобритании. Вслед за этим мы сравним деятельность британских и французских филиалов трех транснациональных корпораций, используя для этого данные, полученные автором в результате многолетних исследований. Таким образом, от совокупных данных, приведенных в таблице 1, мы сможем перейти к особенностям работы предприятий в этих различных правовых средах уже на микроуровне.

Таблица 1. Сравнительный анализ рынков труда Великобритании и Франции
  Франция Великобритания
А 1985–
1990
1995–
2000
1985–
1990
1995–
2000
Средняя продолжительность рабочего времени в году, часы (для США за те же периоды этот показатель составляет соответственно 1840 и 1850) 1540 1500 1710 1700
Дифференциал зарплаты, 90/10 (для США за те же периоды этот показатель составляет соответственно 18404,31 и 4,72) 3,41 3,3 3,09 3,4
Рост реального объема ВВП за человекочас, % (для США за те же периоды этот показатель составляет соответственно 2,06 и 1,5) 4,57 2,02 3,44 2,1
Объем ВВП на одного работника, USD по паритету покупательной способности на 1998 год (для США этот показатель равен 64 200) 53 150   44 260  
Доля бедного населения (людей, чьи доходы составляют меньше половины от среднего дохода) в середине 1990-х годов, % (без учета социальных выплат / с учетом социальных выплат) 48/16   44/20  
Б 1985–
1990
1995–
2000
1985–
1990
1995–
2000
Долгосрочная безработица, % от общего уровня безработицы 45 42 44 34
Возрастная группа 20–24 лет, безработные / работающие, % от общей численности 21/53 26/36 13/72 11/69
Возрастная группа 25–54 лет, безработные / работающие, % от общей численности 8/77 11/77 8/76 5/79
Возрастная группа 55–64 лет, безработные / работающие, % от общей численности 8/36 7/34 9/48 6/49
Издержки на повышение квалификации и субсидии в целях обеспечения занятости для молодежи и взрослого населения/досрочного выхода на пенсию из-за ситуации на рынке труда, % от ВВП 0,59/0,84 0,73/0,34 0,42/0,03 0,23/0,00
Примечания: долгосрочная безработица — ситуация, когда человек не имеет работы больше 1 года. Доля безработных/работающих по отношению к общей численности возрастной группы представляет собой средний показатель за 1985–1990 и 1995–2000 годы.
Источники: OECD 2004 (доля безработных/работающих по отношению к общей численности возрастных групп, затраты, связанные с подготовкой и досрочным уходом на пенсию); Bazen 2000: 63 (доля бедного населения); Card, Freeman 2002, табл. 1, 9, А2 (остальные показатели).

Начнем с анализа воздействия регулирования на уровень зарплат и условия труда (панель А таблицы 1). В первой строке приводятся данные о количестве рабочих часов в год. Как мы видим, для Франции сегодня эта цифра составляет всего 1500 часов — значительно меньше британского показателя (1700 часов). Этого и следовало ожидать, поскольку французское законодательство ограничивает сверхурочную работу. Кроме того, разрыв между двумя странами сейчас больше, чем 10 лет назад, поскольку во Франции введена 35-часовая рабочая неделя. В следующей строке мы видим дифференциал зарплат по принципу 90/10 (заработки 10% самых высокооплачиваемых рабочих сравниваются с заработками 10% самых низкооплачиваемых). Легко заметить, что во Франции разрыв в заработках за последние 10 лет снизился с 3,41 до 3,3, тогда как в Великобритании (а также в США) он, наоборот, увеличился. Разброс зарплат во Франции ограничивается расширенной системой коллективных договоров и законом о минимальной зарплате. В Великобритании и США рыночные силы действуют свободнее — отсюда и больший разрыв в заработках. Таким образом, зарплаты французов выше, а рабочий день — короче. В результате граждане этой страны, у которых есть работа, находятся в лучшем положении, чем британцы.

В следующих двух строках приводятся показатели производительности труда. Во Франции этот показатель, определяемый как объем ВВП на одного работника, составляет 53 150 долларов, существенно превышая аналогичную цифру для Великобритании — 44 260 долларов. Впрочем, в этом нет ничего неожиданного, поскольку во Франции уровень занятости значительно ниже. В этой стране неквалифицированные и неопытные работники (у которых производительность труда ниже) вытесняются на обочину — пополняют ряды безработных и временно занятых, или занимаются на государственных курсах повышения квалификации. Как мы увидим, в ведущих французских частных компаниях занято очень мало неквалифицированных или неопытных работников. Таким образом, производительность труда во Франции неизбежно должна быть выше.

Впрочем, дерегулирование экономики, происходящее в Великобритании со времен Тэтчер, судя по всему, способствует росту производительности труда, и мы постепенно догоняем Францию. Эта тенденция отразилась в данных о темпах роста ВВП за один человекочас (этот показатель представляется более объективным с точки зрения сравнительного анализа, поскольку среднегодовое количество рабочих часов в двух странах сильно различается). В Великобритании этот показатель с 1979 года составляет в среднем 2,1% в год — т.е., он выше французского (2,02%) и намного превышает американский (1,51%).

В последней строке панели А приводятся данные о неравенстве доходов, которое, в отличие от разброса зарплат, во Франции оказывается значительнее, чем в Великобритании. Доля бедняков в общей численности населения во Франции (без учета социальных выплат) составляет 48%, а в Великобритании — 44%. Таким образом, более равномерное распределение зарплат во Франции достигается за счет нижнего порога оплаты труда; обратная сторона этого ограничения — большое количество людей, живущих на социальные пособия. Другими словами, получается, что количество низкооплачиваемых рабочих мест в этой стране невелико, но людям, не способным найти работу, выплачиваются щедрые пособия. В Великобритании рабочих мест больше, но система соцобеспечения развита слабее. Какой из вариантов лучше? Есть немало оснований утверждать, что система, существующая в Великобритании, представляется более правильной. Результаты исследований о факторах, позволяющих людям ощущать себя «счастливыми», указывают на то, что безработные явно предпочитают жизни на социальные пособия работу, пусть и плохо оплачиваемую (см., например: Frey, Stutzer 2000).

Посмотрим теперь, какая картина занятости вырисовывается на основе панели Б таблицы 1. В первой строке приведены данные о долгосрочной безработице. Высокий уровень долгосрочной безработицы говорит о том, что это явление охватывает прежде всего относительно небольшую группу тех, кому «хронически не везет». К примеру, безработица на уровне 8% может означать, что каждый работник не имеет занятости один месяц в году, а долгосрочная безработица вообще отсутствует, или же, что 8% трудящихся остаются без работы весь год. В последнем случае безработица целиком носит долгосрочный характер. Как мы видим, в Великобритании понятие «долгосрочная безработица» относится к 34% общего числа не имеющих работы. Это большая цифра, но она ниже показателя Франции — 42%.

Регулирование рынка труда способствует «концентрации» безработицы в определенных категориях рабочей силы, поскольку связанный с ним высокий уровень зарплат и выгодные для работников условия найма вынуждают фирмы избегать приема на работу людей, не имеющих хорошей «трудовой биографии». В эту категорию попадают люди, остававшиеся без работы относительно долгий срок (несколько месяцев), и вообще неквалифицированная рабочая сила, которая таким образом остается за бортом.

В следующих строках мы находим новые свидетельства «концентрации» безработицы во Франции. Мы видим, что в этой стране уровень безработицы среди молодежи (возрастная группа от 20 до 24 лет) сегодня составляет 26% — он почти вдвое выше, чем в Великобритании. Молодые работники — типичная «аутсайдерская» группа. Еще одна такая группа возникает на другом конце «возрастной шкалы» — ее составляют пожилые работники 55–64 лет. Неблагополучное положение этой возрастной категории во Франции не оборачивается высоким уровнем безработицы, поскольку из-за существующей системы досрочного выхода на пенсию многие ее представители не регистрируются на бирже труда, а просто уходят на покой. Его проявлением становится скорее весьма низкий уровень занятости в этой группе. Как мы видим, показатель занятости для возрастной группы от 55 до 64 лет во Франции составляет сегодня лишь 34%, тогда как в Великобритании он равен 49%. У французов даже есть образное выражение, характеризующее сложившуюся ситуацию: “Une seule generation travaille à la fois” (несколько поколений одновременно работать не могут). В Великобритании, напротив, уровень занятости более равномерно распределяется по возрастам.

Посмотрим теперь, как обстоят дела на уровне отдельных фирм.

Таблица 2. Сравнение расходов на рабочую силу и характеристик работников трех фирм (средние показатели за 1992–1995 годы)
  Розничная торговля Автомобильная промышленность Фармацевтическая отрасль
Велико-
британия
Франция Велико-
британия
Франция Велико-
британия
Франция
Увольнения (в том числе по собственному желанию), % 40,0 13,4 2,0 1,3 2,4 2,0
Неявка на работу (в том числе по болезни), % 3,1 4,0 7,1 7,2 4,0 8,1
Средняя зарплата, английские фунты 7720 12 660 23 070 20 260 15 700 16 340
Общая стоимость рабочей силы, английские фунты 7940 20290 26830 29910 17150 24100
Производительность труда на одного работника 133 660 фунтов (объем продаж) 209 900 фунтов (объем продаж) 316
двига-
телей
393
двига-
теля
91 880 фунтов (объем продаж) 125 340 фунтов (объем продаж)
Работники моложе 25 / старше 55, % 50,3/1,3 35,5/2,1 6,2/18,4 2,9/3,9 5,3/12,1 1,5/5,3
Работники со стажем менее 1 года, % 14,7 3,5 8,9 0,5 16,0 8,7
Объем выборки, человек 157 143 260 206 206 207
Примечание: разница между зарплатой и общей стоимостью рабочей силы связана с обязательными отчислениями в фонды социального страхования и системой корпоративных пенсий. Большинство служащих британского филиала торговой компании заняты неполный день, а потому не попадают в категорию работников, за которых компания должна делать отчисления в национальную систему соцстрахования.

Результаты сравнительного анализа ситуации на предприятиях (аналогичных по масштабам производства и используемым технологиям) в Великобритании и Франции, принадлежащих одним и тем же компаниям, представлены в таблице 2. Интересно здесь то, что выбранные нами «пары» предприятий занимаются одним и тем же: продажей женской одежды в случае с торговой фирмой, производством двигателей в случае с автомобилестроительной компанией и медикаментов в случае с фармацевтической фирмой. Как видно из первой строки таблицы 2, текучесть кадров (связанная с уходом по собственному желанию и увольнением) на британских предприятиях выше, чем на французских, поскольку в Великобритании процедуры найма и увольнения регулируются в меньшей степени. Данные, приведенные во второй строке, показывают, что на британских предприятиях работники реже отсутствуют на рабочем месте: это опять же свидетельствует о более жестком стиле управления (уволить сотрудника у нас по-прежнему легче, хотя в последние годы этот процесс тоже усложнился) и менее щедрой оплате бюллетеней.

В следующих строках приводятся данные о жалованье, стоимости рабочей силы и производительности труда. Зарплаты в британских фирмах немного ниже, чем во французских (а в случае с торговой компанией — существенно ниже), но и общая стоимость рабочей силы значительно меньше. Главной причиной разницы в стоимости рабочей силы является высокий уровень налогов во Франции. Выплаты органам государственного страхования превышают 30%; помимо этого существует ряд других сборов, в частности на профессиональное обучение. Во французской торговой компании средние затраты на одного работника составляют 20 290 фунтов, а в британской — почти втрое меньше, 7940 фунтов. Естественно, чтобы компенсировать эти расходы, производительность труда на французских предприятиях должна быть выше, и, как показывают цифры, именно так и обстоит дело: к примеру, во французской торговой фирме объем продаж на одного работника составляет 209 900 фунтов в год (правда, на это влияет не только более эффективный труд, но и более высокий уровень цен во Франции), а в британской — 133 660 фунтов.

Чтобы выжить в условиях высоких издержек, французским компаниям приходится принимать ряд дополнительных мер. Они сокращают количество сотрудников, используют больше оборудования в расчете на одного работника и тщательнее подбирают персонал. Конечно, на предприятиях розничной торговли, которые не так легко перенести в другое место (в конце концов, француженка не поедет покупать платье в Гонконг), такие адаптационные меры отличаются меньшим масштабом, но и здесь они необходимы. Как все это влияет на уровень безработицы, мы уже видели. В нижних строках таблицы 2 приводятся данные о последствиях жесткого отбора персонала. Сведения о возрасте работников указывают на то, что в крупных французских компаниях, вроде тех, что мы выбрали для примера, занято меньше молодежи, чем на аналогичных британских предприятиях. К примеру, во французской торговой кампании сотрудники моложе 25 лет составляют 35,3% от общей численности персонала, а в британской — 50,3%. Точно так же выглядит ситуация на другом «полюсе» возрастной шкалы: во Франции меньше и количество пожилых работников. Более того, как видно из последней строки, число неопытных работников на французских предприятиях тоже невелико. К примеру, в торговой фирме работников, имеющих трудовой стаж менее 1 года, всего 3,5%, тогда как в аналогичной британской компании их 14,7%. Во Франции упор делается на опытных рабочих «оптимального возраста», поскольку они способны обеспечить высокую производительность труда, необходимую, чтобы оправдать большие зарплаты и хорошие условия. Неопытным работникам в крупных компаниях место получить трудно.

Таким образом, можно сделать вывод, что регулирование рынка рабочей силы, призванное улучшить условия и оплату труда, а также обеспечить преобладание коллективных договоров, действительно выполняет эти задачи, но только за счет ограничения занятости для «аутсайдерских» групп: молодых, пожилых и неопытных работников. Прежде всего эта система приводит к росту долгосрочной безработицы и безработицы среди молодежи.

Конечно, мы проанализировали ситуацию только в двух странах, да и в каждой из них сосредоточили внимание лишь на трех фирмах. Однако детальные статистические исследования ситуации в странах — членах ОЭСР в течение последних 30 лет дают тот же результат (Siebert 2003). Регулирование не обязательно приводит к росту общего числа безработных, поскольку оно в равной степени препятствует как оттоку рабочей силы с предприятий, так и притоку туда новых сотрудников из числа безработных. Однако оно способствует росту и концентрации безработицы в определенных группах. Кроме того, многое зависит от форм «сращивания» профсоюзов с государством, и от того, насколько коллективные требования рабочих учитывают интересы всех категорий трудящихся. Однако такой «комплексный подход» у профсоюзов возникает не всегда; во Франции, к примеру, он отсутствует.

 

Чем обусловлено регулирование рынка труда?

Регулирование рынка труда может обусловливаться эффективностью такой политики в качестве реакции на «сбой рыночного механизма» или политической целесообразностью (т.е. воздействием политических факторов на экономику). Однако, в плане эффективности такое регулирование, как мы видели, становится «палкой о двух концах»: от него выигрывают одни (работающие) за счет других (безработных). Подобный результат не назовешь слишком эффективным.

Поэтому более убедительным представляется «политическая» гипотеза о мотивах регулирования рынка труда. За него выступает «среднестатистический» избиратель, видя в этом инструмент перераспределения доходов. При этом, как показано в работе Сент-Пола, «среднестатистический» избиратель — это человек, имеющий работу. Более того, такие избиратели представляют преобладающую категорию трудящихся — работников со средней квалификацией. Безработные (в основном неквалифицированные) в принципе могли бы заменить на рабочих местах представителей этой группы, поэтому последние выигрывают, если в результате регулирования и повышения издержек на рабочую силу неквалифицированные работники вытесняются с рынка. Высококвалифицированные работники и капитал также оказываются в числе проигравших — хотя капитал из-за высокой мобильности в принципе способен избежать негативных последствий повышения издержек, переместившись в другую страну. Тот факт, что за регулирование рынка труда выступают левые правительства, обычно представляющие именно интересы работников средней квалификации, также подтверждает «политическую» гипотезу. В ее пользу говорит и прямая связь между масштабом регулирования рынка труда и влиянием профсоюзов в стране, поскольку именно среди работников средней квалификации членов профсоюзов больше всего.

«Политическая» гипотеза позволяет объяснить и изменения в масштабах регулирования рынка труда. Когда спрос на рабочую силу приобретает большую гибкость, выгоды от такого регулирования снижаются. Глобализация, повышая мобильность капитала и уровень открытости экономики отдельных стран, усиливает гибкость спроса на рабочие руки: именно этим можно объяснить тенденцию к некоторому дерегулированию рынка труда, о которой свидетельствует рисунок 2.

В последнее время, правда, появилась и третья гипотеза на этот счет — теория о зависимости пути развития страны от происхождения ее правовой системы. Как пишет Ботеро и его коллеги, «методы регулирования в разных странах отчасти определяются их правовыми системами, а потому, если общество регулирует какую-то одну сферу деятельности, оно, вероятнее всего, будет регулировать и другие» (Botero еt al. 2004: 1371). Из указанных правовых традиций наибольшее распространение в мире получили французская система гражданского права и английская система прецедентного права. Хайек утверждал, что английская правовая традиция служит основой для верховенства закона, тогда как в странах континентальной Европы из-за столетий абсолютизма традиционно сильны полномочия административного аппарата (Hayek 1960). В рамках традиции прецедентного права кодексы лишь дополняют неписаные законы, и законодательство по сути формируется судебными решениями, тогда как система гражданских кодексов преследует противоположную цель. В основе первой системы лежит правовой прецедент и институт присяжных, а государственному регулированию — в том числе и на рынке труда — в целом отводится второстепенная роль.

В целях проверки обоснованности этой гипотезы для большинства стран были разработаны индексы «формализации права». Они показывают, что формализованная правовая система приводит к увеличению издержек, связанных с принудительным соблюдением контрактов (взысканием выплат по просроченным чекам или задержанной арендной платы), а также созданием новых фирм. Проще говоря, формализация «ухудшает качество контрактных институтов» (Acemoglu, Johnson 2003). Рисунок 4 позволяет сопоставить эти индексы для разных стран — членов ОЭСР.

Рисунок 4. Происхождение юридических систем и формализация права
Примечание: индекс формализации права исчисляется на основе показателей законодательного регулирования простейших гражданских дел (вроде просрочек квартплаты), а также количества различных юридических процедур, необходимых для открытия нового предприятия, времени (в днях), которое на это уходит, и соответствующих расходов (Botero et al. 2004).

Наибольшая формализация права характерна для стран, чья юридическая система происходит от французской: здесь средний индекс равен 13,5, а в государствах с правовой системой английского происхождения — только 2,5. Германская и скандинавская системы располагаются между этими полюсами. Более того, показатель формализации права объясняет и различия между странами по некоторым аспектам регулирования рынка труда. На рисунке 5 представлено соотношение между индексом защиты занятости и формализацией права по странам — членам ОЭСР. Как мы видим, эти показатели тесно группируются вокруг единой линии — разброс здесь меньше, чем в случаях, когда осями графика служат «политические» переменные вроде мощи профсоюзов или левой ориентации правительства.

Рисунок 5. Связь между законодательством о защите занятости и формализацией права

Тем не менее, теория, связанная с происхождением правовой системы, вызывает ряд вопросов. Во-первых, сомнения возникают в связи с самим понятием юридической обусловленности пути развития. По мнению экономистов, реальными причинами регулирования рынка труда являются стремление исправить недостатки рыночных механизмов (теория эффективности) или реакция на требования «среднестатистического» избирателя (воздействие политических факторов). Экономисты полагают, что даже если то или иное явление сложилось исторически (будь то расположение букв на клавиатуре или левостороннее движение), когда выгоды от его изменения превышают трансакционные издержки, такое изменение происходит. Следует, однако признать, что в данном случае речь идет о трансакционных издержках совершенно иного масштаба. Ликвидация Трудовой инспекции и реформа Трудового кодекса, в котором насчитывается не одна тысяча страниц — задача нелегкая. Кстати говоря, создать такую инспекцию гораздо легче. Таким образом, теория пути развития, при всей своей нетрадиционности, пожалуй, имеет смысл применительно к регулированию рынка труда.

Однако в связи с этой теорией возникает и другая проблема: она построена по принципу «черного ящика». Возможно, вместо происхождения правовой традиции на деле действует не поддающийся измерению третий фактор, связанный, к примеру, с социал-демократическими взглядами избирателей. В ответ на подобную критику Ботеро с соавторами утверждает, что происхождение правовой системы предопределяет степень регулирования рынка труда даже применительно к странам с недемократическим строем (Botero et al. 2004: 1365). Получается, даже диктаторские режимы не свободны от влияния правовой традиции.

Можно, однако, заметить в этой связи, что происхождение правовой системы «всего лишь» создает препятствия на пути заключения частных контрактов, но эти барьеры можно обойти. К примеру, жесткие стандарты защиты занятости оборачиваются для бизнеса дополнительными расходами, но, если это сопровождается снижением зарплаты (поскольку работникам нравится такая защита, и они не требуют прибавки), ситуация в целом особенно не меняется. А Асемоглу и Джонсон на материале целого ряда стран показывают, что экономический рост и уровень занятости зависят от прочности демократических институтов (что в свою очередь предопределяется их историей в колониальную эпоху) (Acemoglu, Johnson 2003). Если в стране обеспечиваются гарантии демократических прав, формализация юридической системы не имеет особого значения. Впрочем, это возражение не касается стран — членов ОЭСР, на которых сосредоточивается внимание в настоящей статье, поскольку все они относятся к государствам с развитой демократией. Конечно, вопросы контрактного права имеют второстепенное значение по сравнению с демократическим строем. Тем не менее, наличие препятствий в сфере заключения контрактов имеет важное значение, особенно если уровень зарплат не может свободно корректироваться с учетом жестких стандартов на рынке труда.

 

Выводы

Как мы видели, регулирование рынка труда предусматривает установление минимального уровня зарплат и определенных условий труда. Кроме того, оно подразумевает механизм мониторинга — через профсоюзы, трудовую инспекцию, или то и другое сразу.

Регулирование, как мы продемонстрировали, приводит к росту зарплат и улучшению условий труда, поэтому экономистам стоит прежде всего обратить внимание на такой вопрос, как вытеснение с рынка менее квалифицированных работников. Пожилые, молодые, неопытные, необразованные работники или те, кто числился безработным достаточно долгий срок, не соответствуют жестким требованиям к производительности труда. Наш вывод заключается в том, что подобное вытеснение действительно имеет место. Другой фактор заключается в том, что финансирование развитой системы соцобеспечения требует повышения налогов, а это также препятствует созданию новых рабочих мест. Преимущества регулирования заключаются в выравнивании уровня оплаты и условий труда, сокращении количества «неблагоприятных» рабочих мест. Ценой этого становится сокращение общего количества рабочих мест и разрастание системы соцобеспечения. А исследования общественных настроений показывают, что безработные предпочли бы иную комбинацию: большее количество рабочих мест при меньшем уровне соцобеспечения.

Что же касается факторов, обусловливающих меры регулирования, способствующие росту безработицы, то здесь обе теории — «политическая» и «правовая» — имеют свои сильные стороны. Политическая гипотеза основывается на существовании эгоистических интересов. Среднестатистический избиратель получает преимущества в виде высокой зарплаты и хороших условий труда, а безработные представляют собой слишком разношерстную категорию, чтобы реально влиять на характер политического курса. Это, однако, не объясняет, почему в одних странах политика в области занятости строится на принципах свободного рынка, а в других — нет. Преобладающий избиратель во всех странах имеет одни и те же интересы, поэтому здесь должен действовать некий дополнительный фактор. В данном случае свою роль играет происхождение правовой системы, поскольку она определяет путь развития страны. Некоторые государства в свое время попали под влияние интервенционистской французской или немецкой правовой системы и продолжают идти в том же русле из-за высоких трансакционных издержек, связанных с ее изменением. Другим странам повезло больше: они унаследовали рыночную традицию английского прецедентного права. И пока мы в состоянии защитить эту традицию, мы сможем сдерживать рост долгосрочной безработицы и обеспечивать более целесообразную возрастную структуру занятости.

 

Литература

Acemoglu, Johnson 2003

Acemoglu D., Johnson S. Unbundling Institutions. Cambridge, MA: National Bureau of Economic Research, 2003 (= NBER Working Paper № 9934).

Bazen 2000

Bazen S. The Impact of Regulation of Low Wages on Inequality and Labour Market Adjustment // Oxford Review of Economic Policy. Vol. 16 (2000). P. 57–69.

Botero et al. 2004

Botero J., Djankov S., La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Schleifer A. The Regulation of Labor // Quarterly Journal of Economics. 2004. November. P. 1339–1382.

Card, Freeman 2002

Card D., Freeman R. What Have Two Decades of British Economic Reform Delivered? Cambridge, MA: National Bureau of Economic Research, 2002 (= NBER Working Paper № 8801).

Frey, Stutzer 2000

Frey B., Stutzer A. Happiness, Economy and Institutions // Economic Journal. Vol. 110 (2000. October). P. 918–938.

Hayek 1960

Hayek F.A. The Constitution of Liberty. London: Routledge&Kegan Paul, 1960.

Jefferys 2003

Jefferys S. Liberte, Egalite and Fraternite at Work. Basingstoke: Pelgrave Macmillan, 2003.

OECD 2004

Employment Outlook. Paris: Organization for Economic Cooperation and Development, 2004.

Saint-Paul 1996

Saint-Paul G. Exploring the Economy of Labour Market Institutions // Economic Policy. 1996. October. P. 263–316.

Siebert 2003

Siebert W.S. Notes on Labour Market Flexibility: Questions for a New Economy // Urban and Regional Prosperity in a Globalist New Economy / Ed. by R. Cheng, R. Meadows, R. Sudgen. Cheltenham: Edward Elgar, 2003.

 

Примечание

У.С. Зиберт (Siebert) — профессор Бирмингемского университета (Великобритания). Написано для Института экономического анализа, Великобритания (Institute of Economic Affairs).

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

20:04 Россельхознадзор запретил ввоз чая из Шри-Ланки из-за вредного жука
19:52 Apple начала продажи самого дорогого компьютера
19:30 Минтранс попросил Медведева уволить главу Росавиации
19:17 Дисквалифицированный лыжник Легков вошел в Putin Team
19:13 Биатлонистка из РФ выиграла спринтерскую гонку для Словакии
18:47 ЦИК насчитал 13-15 желающих баллотироваться в президенты
18:35 В московском воздухе зафиксировали тройное превышение сероводорода
18:19 КНДР пообещала США жесткие контрмеры за морскую блокаду
18:18 ЕЦБ и Банк Англии не стали менять ключевые ставки
18:12 Роскомнадзор пригрозил блокировать СМИ за «нежелательные» ссылки
17:44 WADA объявило о новом расследовании в отношении россиян
17:33 Прокурор напомнил Яшину о последствиях несанкционированной акции
17:25 Роскомнадзор пообещал постараться избежать блокировки YouTube
17:04 СКР открестился от дела в отношении Родченкова 2011 года
17:00 Сбербанк посулил акционерам триллион рублей дивидендов
16:48 Disney покупает кинокомпанию Twentieth Century Fox
16:27 Саакашвили отреагировал на критику Путина
16:17 Госдума отказалась сокращать новогодние каникулы
15:58 Тараканы меняют аллюр в зависимости от скорости движения
15:58 Греф признал наличие двух преемников
15:40 В употреблении допинга заподозрили 300 российских спортсменов
15:39 Суд в Бельгии закрыл дело об экстрадиции Пучдемона
15:37 Путин высказался о проблеме абортов
15:23 Сатурн обзавелся кольцами сравнительно недавно
15:16 Суд приговорил вербовщика террористов в Петербурге
15:15 Путин ответил Собчак на вопрос о страхе перед оппозицией
15:13 Рособрнадзор нашел нарушения на сайтах 95% вузов
15:03 Президент России назвал способ победить мировой терроризм
15:00 Британский суд признал WikiLeaks средством массовой информации
14:51 Парламент Британии получил право наложить вето на решение о Brexit
14:41 Путин обвинил Польшу в провокации конфликта из-за крушения самолета Качиньского
14:39 Путин отказался отвечать на вопрос о новом составе правительства
14:34 Путин назвал Китай основным стратегическим партнером
14:33 Роскомнадзор пригрозил YouTube блокировкой из-за «Открытой России»
14:26 Президент РФ назвал ЕАЭС выгодным для всех участников
14:17 В Думе обвинили Канаду в нежелании мира на Украине
14:11 Путин призвал к обмену заключенными и пленными с Украиной
14:08 Путин обвинил США в провокации по отношению к КНДР
14:00 Дума приняла закон о наказании за воровство на гособоронзаказе
13:53 Путин предложил ограничить кредиты коммерческих банков для регионов
13:42 Путин ответил на вопрос о Трампе и «российском следе» в президентских выборах в США
13:41 В Пхеньяне впервые собралась российско-корейская военная комиссия
13:34 СМИ назвали неполадки причиной взрыва на газовом хабе в Австрии
13:25 Путин рассказал о подготовке к ЧМ-2018
13:23 Биологи ищут устойчивые к опасному вредителю растения
13:22 Путин опроверг готовое решение вопроса о повышении пенсионного возраста
13:20 Путин связал допинговый скандал с грядущими выборами в РФ
13:15 Прокуратура проверит cведения о VIP-камерах в «Матросской тишине»
13:11 В ЦИК назвали самовыдвижение знаком доверия к избирателям
13:05 Путин отказался признавать военные расходы страны избыточными
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.