Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
15 декабря 2017, пятница, 09:42
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

12 февраля 2007, 06:00

Российские корпорации: от олигархических структур до полноправных субъектов мирового рынка

 

«Неприкосновенный запас»

Начало истории российского крупного бизнеса было положено осенью 1992 – весной 1993 годов указами президента и постановлениями правительства, в соответствии с которыми были сформированы «Газпром», РАО «ЕЭС России» и три первые нефтяные компании – «ЛУКойл», ЮКОС, «Сургутнефтегаз». Ключевыми понятиями для определения характера крупного бизнеса тогда стали «олигарх» и «олигархия». «Полит.ру» публикует статью Якова Паппэ и Яны Галухиной «Российские корпорации: от олигархических структур до полноправных субъектов мирового рынка», в которой речь пойдет об изменениях, произошедший в среде российского крупного бизнеса за последние пятнадцать лет. Важнейшим же параметром для описания этих изменений выбраны отношения крупного бизнеса с государством, эволюционировавшие от равноправия к подчинению. Статья опубликована в последнем номере журнала «Неприкосновенный запас» (2006. № 48-49).

Наверно, теперь уже никто не знает точно, кто вытащил из старых сундуков понятия "олигархи" и "олигархия". Однако легко согласиться с тем, что эти слова емко отражали роль крупного бизнеса в экономических и политических процессах России второй половины 1990-х годов. Но в начале XXI века эти понятия, кажется, утратили свою актуальность. Изменились как институциональная среда, так и сам крупный бизнес. Суть этих изменений, как это ни банально звучит, - постепенный отход от пресловутой российской специфики и приближение к мировым стандартам. Иначе говоря, крупный бизнес стал менее политизирован, более фокусирован и более похож на те корпорации, о которых студенты-экономисты читают в учебниках. Данная статья посвящена этим изменениям: анализу их причин и описанию их проявлений. Но прежде чем более внимательно посмотреть на контуры российского крупного бизнеса в 2000-2005 годы, вспомним, как он появился и развивался в 1990-е годы.

К настоящему времени можно говорить о почти пятнадцатилетней истории российского крупного бизнеса[1]. Ее следует отсчитывать от указов президента и постановлений правительства РФ, в соответствии с которыми были сформированы "Газпром", РАО "ЕЭС России" и три первые вертикально-интегрированные нефтяные компании - "ЛУКойл", ЮКОС, "Сургутнефтегаз". Эти нормативно-правовые акты появились осенью 1992-го - весной 1993 годов.

Вплоть до 2000 года основной формой существования крупного бизнеса были интегрированные бизнес-группы (или, наиболее распространенное название, финансово-промышленные группы), которые представляли собой многоотраслевые конгломераты, включающие представителей как реального, так и финансового сектора. Помимо многосекторности они отличались также непрозрачностью финансовых потоков, структуры собственности и управления. Огромную роль бизнес-групп в народном хозяйстве того периода можно считать исторически обусловленной: на тот момент они оказались наиболее эффективным способом приспособления к экономическим реалиям. Во-первых, при финансовой нестабильности слишком велики были риски кредитования предприятий, которые сам не контролируешь, - поэтому банки стремились работать прежде всего со "своими" собственными заемщиками. Во-вторых, широкое распространение в те годы неплатежей и неденежных способов расчета требовало построения сложных вексельно-зачетно-бартерных схем. Такие схемы послужили одним из механизмов интеграции, когда крупные трейдеры или банки, обслуживающие предприятия, брали на себя некоторые управленческие функции, при этом не владея контрольным пакетом. В-третьих, для многих предприятий интегрированные бизнес-группы стали важным источником средств для обеспечения текущей деятельности. При слабости внутренних финансовых рынков и практической недоступности рынков внешних перераспределение средств внутри группы подменяло собой более "цивилизованные" способы привлечения капитала. В-четвертых, в рамках бизнес-групп легко решался вопрос исполнения контрактов, тогда как в отношениях между независимыми субъектами рынка легальные механизмы принуждения часто не работали. И, наконец, банки, в этот период ставшие центральным элементом многих групп, изначально сконцентрировали у себя высококомпетентных специалистов и управленцев, которые были на рынке в большом дефиците. Эти людские ресурсы также могли перераспределяться из банков в промышленность, что давало важное конкурентное преимущество.

У так организованного крупного бизнеса сложились и весьма специфические отношения с государством. Бизнес получал льготы и инвестиции, открыто лоббировал свои интересы, а нередко и делегировал во власть своих представителей. Но одновременно он служил для государства мощной политической опорой. Ярчайшим примером сотрудничества власти и бизнеса служат залоговые аукционы, на которых бизнесмены за минимальные суммы получили наиболее привлекательные промышленные активы. Заметим, однако, что, во-первых, рыночных цен на такие активы в то время не существовало, а во-вторых, посредством таких аукционов была создана крупная частная промышленность. Конечно, эти отношения носили амбивалентный характер: с одной стороны, они обеспечивали взаимную поддержку в период становления и бизнеса и нового государства, с другой, налицо была и явная коррупционная составляющая.

Изменение отношений с государством: от равноправия к подчинению

В 2000-2005 годах сложились принципиально новые отношения между крупным бизнесом и государством. В наиболее общем виде можно сказать, что модель партнерства была вытеснена моделью доминирования. Исполнительная власть (президентская вертикаль), установив контроль над законодательной и судебной системами, получила возможность выстраивать свои отношения с бизнесом исключительно с позиции силы и без использования реальных переговорных механизмов.

Новые отношения стали складываться сразу после выборов в Государственную Думу в декабре 1999 года. Тогда стало ясно и имя будущего президента, и то, что его победа будет обеспечена двумя факторами: позицией во власти и высокой личной популярностью. Таким образом, поддержка со стороны крупного бизнеса, равно как и любой другой социальной группы, более не являлась необходимым ресурсом для власти.

Поэтому уже с 2000 года власть начала ограничивать чрезмерное, по ее мнению, влияние крупного частного бизнеса. Этот процесс проходил под лозунгами "равноудаления" от власти и выстраивания прозрачных и единых для всех правил игры. Прежде всего, крупный бизнес был жестко отодвинут от процессов принятия политических решений, от федеральных электронных СМИ, а также от естественных монополий. (Символами этого процесса стали вынужденная эмиграция наиболее "громких" в медийном плане предпринимателей - Владимира Гусинского и Бориса Березовского.) Был ограничен и введен в новые рамки лоббизм: число встреч руководителей государства с предпринимателями резко сократилось. Наиболее влиятельным из них было предложено вступить в существовавший с начала 1990-х Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), который должен был выступить в качестве единого канала, доводящего консолидированное мнение крупного бизнеса до государства.

К настоящему времени государство, во-первых, полностью взяло на себя разработку экономической стратегии страны, а частному бизнесу дозволило выступать лишь в роли челобитчика. Во-вторых, оно имеет, или по крайней мере формирует, представление о "командных высотах" в экономике, то есть о наборе активов, которые должны находиться в государственной собственности. И, в-третьих, сделаны достаточно значимые шаги по национализации, и неясно, как далеко этот процесс может зайти[2]. Таким образом, разговоры об олигархах и олигархии стали беспочвенными.

Рост и диверсификация

В 2000-2005 годы произошло многократное увеличение числа субъектов крупного бизнеса и кардинальное изменение их распределения по отраслям.

К началу 2000 года в России существовало около двадцати пяти крупных компаний[3]. Среди них двенадцать были из нефтегазового сектора и четыре - из металлургии. Еще две компании представляли собой естественные монополии (РАО "ЕЭС России" и РАО "Российские железные дороги"). Особняком стояли "АвтоВАЗ" и "ГАЗ", при всех своих масштабах находившиеся, по общему мнению, в стадии глубокого и труднопреодолимого кризиса.

Механизмы, радикально изменившие эту картину за последние шесть лет, стандартны: рост производства на отдельных предприятиях и рост компаний за счет приобретения отдельных предприятий. А запущены они были благодаря, во-первых, сверхблагоприятной конъюнктуре на мировых рынках практически для всего российского сырьевого экспорта и, во-вторых, экономическому росту в стране, создавшему значительный внутренний спрос, прежде всего - на потребительском рынке, но не только.

В 2000-2005 годы число крупных компаний, по оценкам авторов, выросло почти в пять раз, и по состоянию на конец 2005 года их более 120. Крупные компании появились практически во всех отраслях промышленности, даже такой современной и интеллектуальноемкой, как информационные технологии (концерн "Ситроникс", "Национальная компьютерная корпорация", IBS). Не охваченными остались, вероятно, лишь легкая и парфюмерно-косметическая промышленности. Из сферы услуг наибольшее число крупных компаний сконцентрировано в торговле (например, если взять розничную торговлю, то компании с оборотом в один миллиард долларов и выше присутствуют во всех сегментах: от продуктов питания и мобильных телефонов до предметов роскоши). А в такие важные отрасли, как жилищно-коммунальное и гостиничное хозяйство, крупный бизнес уже начал входить или, по крайней мере, обозначил свою экспансию.

Закат российских чеболей [4]

В рассматриваемый период сменилось главное действующее лицо российского крупного бизнеса: эта роль перешла от интегрированных бизнес-групп к отдельным компаниям. Переход этот является настолько существенным, что его можно назвать фундаментальным сдвигом.

Он происходил по трем основным направлениям. Во-первых, компании создавались внутри интегрированных бизнес-групп из уже входивших в них предприятий. При этом названия могли быть самыми различными: субхолдинги, дивизионы и прочее, но речь всегда шла о формировании структур по отраслевому или продуктовому принципу и наделению их широкой автономией. Во-вторых, экспансия интегрированных бизнес-групп чаще всего происходила не путем точечного захвата отдельных предприятий, а в форме создания новых компаний. В-третьих, новые объединения в этот период по большей части сразу создавались в форме компаний, то есть не конгломератных, а сфокусированных специализированных структур.

Как ни странно, можно достаточно точно указать начальную и конечную точки данного перехода и события, их маркирующие. Начало - это весна 2000 года, когда был создан "Русский алюминий" - первая отечественная компания мирового уровня, возникшая не по прямой воле государства. Завершением можно считать весну 2005 года, когда произошло IPO[5] "Северсталь-Авто", показавшее, что инвесторы (в том числе и иностранные) с энтузиазмом относятся к правильно выстроенным компаниям, даже в тех отраслях экономики, которые никогда не считались сколько-нибудь успешными в России.

Интегрированная бизнес-группа как форма существования российского крупного бизнеса отнюдь не ушла в историю. Более того, большинство ведущих групп, переживших кризис 1998 года, существует и по сей день. Регулярно появляются и новые. Однако существенно изменились роль, функции и содержание их деятельности. В российской экономике возникла некая двухуровневая система. Ее нижний уровень представлен компаниями, занявшими "пространство" реального бизнеса. А верхний - интегрированными бизнес-группами, сконцентрировавшимися на управлении капиталом.

Точнее говоря, основными направлениями деятельности бизнес-групп на сегодня являются:
а) "обычная" купля-продажа крупных пакетов акций на фондовом рынке;
б) дружественные слияния и поглощения;
в) инициирование и обеспечение финансирования новых проектов;
г) недружественные слияния и поглощения;
д) выкуп, реструктуризация и последующая продажа предприятий и компаний, оказавшихся в тяжелом положении.

В развитых экономиках эти функции обычно выполняются специализированными структурами: "классическими" инвестфондами, инвестбанками, рейдерами (корпоративными "захватчиками"), фирмами, специализирующимися на антикризисном управлении. Российские интегрированные бизнес-группы, таким образом, являются некоторыми их гибридами. И различаются между собой лишь пропорциями, в которых сочетают вышеназванные виды деятельности. Однако, похоже, доминанта смещается в сторону модели инвестфонда, о чем еще в начале 2000-х годов говорили Михаил Фридман и Владимир Потанин, называя свои структуры - "Альфа-Групп" и "Интеррос" - фондами прямых инвестиций.

Описанный фундаментальный сдвиг имеет множество последствий. Но главное из них - получение российскими заемщиками и эмитентами достаточно широкого доступа к ресурсам мирового финансового рынка и, более того, превращение последнего в основной источник внешнего финансирования для субъектов отечественного крупного бизнеса. Что в свою очередь накладывает серьезные ограничения на использование бизнесом административных и политических ресурсов. Олигархическое поведение стало неактуальным не только потому, что ему противостоит резко усилившийся государственный аппарат, но и потому, что и котировки акций, и кредитные рейтинги реагируют на слишком близкие отношения компаний с властью однозначно отрицательно. Такая реакция мирового рынка сформировалась не сейчас, а в последние три-четыре десятилетия, и не в России, а во всех крупных развивающихся странах.

Причины и механизмы "фундаментального сдвига"

Смена основного действующего лица в крупном российском бизнесе произошла под воздействием двух основных групп факторов. Первая - институциональные или внутренние факторы. Вторая, наиболее важная, - потребность реального сектора российской экономики (и его собственников) во внешних для него источниках масштабного финансирования и одновременно возникшая готовность мировых финансовых рынков на эту потребность ответить.

Напомним, что основной причиной успешности интегрированных бизнес-групп в 1990-х годах было выполнение ими услуг, недоступных на открытом рынке (защита контрактов, услуги по оформлению экспортных операций и прочие). В 2000-е годы эти услуги перестали быть эксклюзивными: либо их теперь можно купить на открытом рынке, либо то, что раньше требовало специальных усилий и механизмов, стало хозяйственной рутиной и вошло в обычай. Соответственно все более важными становятся преимущества от специализации, аутсорсинга, разделения рисков и так далее. Что приводит к появлению центробежных тенденций внутри конгломератов.

Кроме того, в условиях экономического роста наиболее естественным вариантом экспансии для типичного субъекта крупного бизнеса является закрепление позиций на профильных рынках. Что предполагает приобретение новых предприятий той же специализации, что и уже имеющиеся, их интеграцию и повышение эффективности, а также формирование управляющих структур по отраслевому принципу. Тем более, что возможности вторжения в новые отрасли за счет покупки сверхэффективных или сильно недооцененных активов к 2000 году стали весьма ограниченными. (А кроме того, многие из субъектов крупного бизнеса уже имели к этому времени опыт неудачных проектов в сферах, далеких от профильных.)

Вторая группа факторов обусловлена тем, что в 2000-е годы у всех сколько-нибудь успешных субъектов бизнеса появились крупные инвестиционные проекты, которые не могли быть профинансированы полностью из собственных доходов. А следовательно, необходимым стало привлечение независимого финансирования[6]. Непрозрачные конгломератные структуры, каковыми являются бизнес-группы, в любом случае не слишком хорошие заемщики или эмитенты. И под воздействием требований финансового рынка они бы неизбежно трансформировались. Однако если бы соответствующие деньги имелись внутри страны, то отечественным заемщикам и эмитентам, вероятнее всего, удалось бы заставить отечественных кредиторов и инвесторов соглашаться на свои условия. И процесс трансформации растянулся бы на долгие годы. (Напомним, что южнокорейские чеболи, по многим параметрам весьма похожие на отечественные интегрированные бизнес-группы, безотказно кредитовались банками этой страны в течение десятилетий.) Но последствия кризиса 1998-1999 годов для российской финансовой системы оказались гораздо серьезнее, чем для реального сектора. Поэтому, даже несмотря на хорошую динамику в последующие годы, она не могла предоставить необходимые растущему бизнесу деньги, ни по объемам, ни по срокам.

Итак, адекватные потребностям российского крупного бизнеса финансовые ресурсы можно было привлечь только с мирового финансового рынка - спрос на иностранные деньги к началу 2000-х уже был сформирован. Практически одновременно появляется и предложение. С 2002-2003 годов можно говорить о "второй волне" интереса иностранных портфельных инвесторов к России, которая в их понимании заняла место одного из ведущих развивающихся рынков[7]. (Напомним, в частности, об идее BRIC[8], в рамках которой Россия оказалась в одном ряду с Индией и Китаем, что, на наш взгляд, даже слишком оптимистично.) В результате российские компании получили возможность привлекать с мирового финансового рынка масштабные ресурсы дешево и на длительный срок (например, тридцатилетние займы на один миллиард долларов и более хотя единичны, но уже не уникальны). Сначала российский бизнес освоил синдицированные кредиты, затем - выпуски еврооблигаций. А с 2004 года с долговыми механизмами начал активно конкурировать акционерный - стала активно распространяться практика проведения IPO, причем излюбленным местом размещения акций стала Лондонская фондовая биржа (LSE). В 2005 году российские компании привлекли с западных финансовых рынков около 60 миллиардов долларов: из них чуть больше половины пришлось на синдицированные кредиты, около 20 миллиардов - на еврооблигации, остальные средства были выручены от продажи акций.

Но чтобы удовлетворить взыскательных инвесторов, российскому бизнесу пришлось изрядно перестроиться. Дело в том, что мировой финансовый рынок (тем более, в эпоху глобализации) отнюдь не склонен приспосабливаться ни к какой национальной специфике[9]. Портфельные инвесторы (в том числе покупатели долговых ценных бумаг), а также банки-кредиторы готовы вкладываться только в те активы, которые выстроены и оформлены привычным для них образом. Или, иначе говоря, покупать достаточно стандартизованный "продукт". Отдельное российское предприятие таковым выступать не может. Оно, как правило, слишком мало и не является полноценным субъектом рынка. Многосекторная бизнес-группа тем более не удовлетворяет критериям "привычности" в западном варианте. Логика ее построения и имеющиеся синергетические эффекты полностью понятны только ее основателям, а следовательно, ей трудно получить адекватные средства путем выпуска облигаций или адекватной капитализации при продаже части акций[10].

Компания, напротив, доминирующая во всем мире форма организации крупного бизнеса. Поэтому, чтобы привлечь деньги западных портфельных инвесторов в необходимых объемах и по приемлемой цене, российский бизнес должен был выстраиваться именно в компании.

Основные направления трансформации компаний

Конечно, рассчитывать на ресурсы мирового рынка может не всякая компания. Чтобы соответствовать новым требованиям, большинство отечественных компаний-лидеров в рассматриваемый период прошло через этап активного самореформирования. В нем можно выделить пять основных направлений.

1. Совершенствование корпоративного построения (внедрение норм "Good corporate governance"[11]). Сюда входит внесение в уставы особых пунктов, защищающих права миноритариев; принятие кодексов корпоративного поведения; включение независимых директоров, в том числе иностранных, в состав советов директоров и так далее.

2. Дивидендная политика. Это, прежде всего, регулярная выплата значительных дивидендов, которые в последние годы достигают сотен миллионов, а в ряде случаев - и миллиардов долларов в год. А также закрепление способов их расчета в уставных документах (чаще всего в долях от чистой прибыли)[12].

3. Изменения в корпоративном управлении. Основное здесь - переход на международные стандарты отчетности и приглашение надлежащих аудиторов. А также интернационализация исполнительного менеджмента, то есть назначение на первые или вторые управленческие должности иностранцев, имеющих соответствующий опыт работы в крупных западных структурах (а иногда - и звезд мирового уровня, например приглашение в "СУАЛ" Брайана Гилбертсона, в прошлом создателя и генерального директора крупнейшей в мире горнорудной компании "BHP Billiton"). Наличие таких менеджеров - уже норма для многих ведущих нефтяных, металлургических и телекоммуникационных компаний, а также банков. Цель их приглашения - не только использовать западный опыт, но и продемонстрировать иностранным инвесторам отсутствие "российской специфики". Кроме того, интернациональная управленческая команда обеспечивает существенное преимущество в тех случаях, когда приходится интегрировать зарубежные активы.

4. Формирование "правильной" производственной структуры и продажа непрофильных активов. Это самое дорогое и спорное направление, поскольку "непрофильность" определяется зачастую не критерием производственно-хозяйственной эффективности в конкретных условиях России, а доминирующим представлением портфельных инвесторов о том, что должно и не должно входить в состав "хорошей" компании. Приведем два характерных примера. Нефтяным компаниям не принято самим заниматься буровыми работами. И в 2004 году "ЛУКойл" продает свою дочернюю компанию "ЛУКойл-бурение". Рынок соответствующих услуг в России развит явно недостаточно, поэтому не исключено, что напрямую продажа привела к потерям. Но они были компенсированы ростом капитализации.

И еще более экзотическая ситуация: ГМК "Норильский никель" продал авиакомпанию "Таймыр", при том что был не только контролирующим акционером, но и фактически единственным потребителем ее услуг (и никаких других значимых потребителей в регионе нет и в обозримой перспективе не предвидится). Но иностранный портфельный инвестор сильно бы удивился, увидев авиакомпанию на балансе производителя цветных металлов.

Существует и иной мотив перевода тех или иных активов в разряд "непрофильных" и их продажи, не связанный с "подстраиванием" под мировые стандарты. Это появление реальных конкурентных рынков соответствующих услуг, благодаря чему потребность в их внутреннем производстве отпадает. Например, почти одновременно с буровым подразделением "ЛУКойл" продал и флот танкеров "река-море" (причем практически сразу после завершения его формирования). Причина в том, что в Волго-Балтийском и Волго-Каспийском бассейнах, где он работал, уже сформировался нормальный рынок танкерных перевозок нефтепродуктов, на котором конкурируют крупные специализированные игроки, не связанные с нефтяными компаниями ("Волготанкер", "Волга-флот", Северо-западное пароходство и другие).

5. Интернационализация бизнеса. Под этим понимается покупка в крупных масштабах иностранных производственных активов, прежде всего - в дальнем зарубежье.

Последнее направление представляется особо важным и актуальным в настоящее время, поэтому остановимся на нем более подробно. Исходные мотивы таких покупок вполне традиционны. Это выход на новые рынки сбыта, в том числе защищенные таможенными барьерами, достраивание технологических цепочек (в сторону либо сырья, либо конечной продукции), а также формирование имиджа глобальных игроков.

Но наличие у компаний крупных зарубежных активов, если они эффективны и хорошо встроены в ее структуру, дает и два других важнейших преимущества. Во-первых, это максимально естественная и безболезненная модернизация за счет трансфера производственных, управленческих и финансовых технологий. Во-вторых, это обретение некоего символического ресурса, который может оказаться одним из лучших средств защиты от политических рисков. Есть основания полагать, что "наш" завод в Европе или Северной Америке еще долго будет считаться успехом страны в целом.

Процесс интернационализации бизнеса российских компаний начался во второй половине 1990-х годов с покупок активов в ближнем зарубежье и странах Восточной Европы нефтяными компаниями - "ЛУКойлом", ТНК и "Татнефтью". Последние три года этот процесс существенно активизировался, и лидерами стали металлурги. Покупки в дальнем зарубежье стоимостью в сотни миллионов или даже в миллиард долларов сделали "Норильский никель", "Евразхолдинг". Весьма крупные зарубежные активы появились и у лидеров сектора мобильной связи - МТС и "Вымпелкома", однако они пока ограничиваются странами СНГ.

Покупки на порядок меньше позволяют себе и компании обрабатывающей промышленности. В частности, "Объединенные машиностроительные заводы" в 2004 году купили два подразделения всемирно известной чешской компании "Scoda": металлургическое и по производству оборудования для атомной энергетики. А парфюмерно-косметический концерн "Калина" в декабре 2004 года купил около 30% акций немецкой косметической компании "Dr.Scheller" и в начале 2005-го довел свою долю до 60%.

Описанный процесс в среднесрочной перспективе, вероятно, приведет к появлению полноценных транснациональных компаний, штаб-квартира и основные акционеры которых будут находиться в России. Наиболее близок к этому сегодня "РУСАЛ", подписавший в октябре 2006 года соглашение о создании компании "Российский алюминий", которая, помимо его активов, объединит предприятия "СУАЛа" и алюминиевые заводы международного трейдера "Glencore". В результате будет образован мировой лидер отрасли с активами в Европе (Италии и Швеции), Африке (Гвинее), Австралии, Азии (Китае), Центральной и Южной Америке (Ямайке и Гайане). А его контрольный пакет будет принадлежать владельцам "РУСАЛа". Второй отечественный претендент на статус транснациональной корпорации - "Северсталь". После приобретения в феврале 2005 года 62% акций итальянской сталелитейной компании "Lucchini", а годом ранее - американской "Rouge Industries" (ныне - "Severstal North America") более трети ее мощностей и производства уже расположено за рубежом. А неудачную попытку "Северстали" раствориться летом 2006 года в европейском гиганте "Arcelor" мы, напротив, записываем ей в плюс.

Крупный бизнес в процессах экономического развития

Существуют самые разные точки зрения о месте крупного бизнеса в развитии отечественной экономики. Одна из них отводит ему роль основной движущей силы. В соответствии с ней не просто развитие, а экономический прорыв обеспечивается тесным взаимодействием и взаимопомощью крупных компаний и проводящего активную дирижистскую политику государства. Причем такие компании - "национальные чемпионы" (один или несколько) должны появиться или быть выстроены во всех значимых отраслях народного хозяйства. Это представление господствовало в СССР в первые годы перестройки и, похоже, приобретает популярность сейчас.

Согласно диаметрально противоположной точке зрения, российский крупный бизнес, с его, в основном, сырьевой направленностью, играет лишь роль трубы, по которой природная рента перекачивается из страны во внешний мир. А надежды на экономическое развитие и социальную модернизацию возлагаются, в основном, на малый бизнес, который опять-таки должен особо опекаться государством. Мировоззренческим основанием данных представлений является общедемократический пафос и однозначно отрицательная оценка трансформации отечественной экономики в 1990-е годы.

Обе эти позиции, как и положено крайним, далеки от реальности. Как показывает опыт всех успешных стран, крупный бизнес является каркасом национальной экономики, ее основным представителем в мировом хозяйстве, важнейшим партнером и оппонентом государства при выработке и осуществлении промышленной политики. Но основную часть занятости, доходов и налогов, а также инноваций приносит бизнес средний (естественно, по масштабам соответствующих стран). Классический же малый бизнес выполняет, в основном, социальные функции, обеспечивая огромному количеству людей приемлемый уровень дохода и статус, а некоторой их части - еще и предпринимательский опыт плюс начальный капитал для карьерного роста.

Описанная модель верна для России с двумя поправками. Первая связана с повышенной долей природной ренты в первичных доходах. В результате крупный бизнес, контролирующий подавляющую часть сырьевого сектора, является у нас основным налогоплательщиком, а также донором остальной экономики[13]. Вторая состоит в том, что отечественный крупный бизнес, вероятно, играет и будет играть большую, чем в других странах, роль в процессах внедрения, тиражирования и распространения инноваций. Однако поправки не отменяют основного содержания модели. А следовательно, и в России темпы и качество роста, инновационная активность и прочие слагаемые успеха в экономике в решающей степени зависят не от крупного, а от среднего бизнеса. Именно последний должен выступить главным мотором экономического развития страны.

 

[1] При этом субъектом крупного бизнеса мы называем такого экономического агента, который самим своим существованием меняет правила игры (то есть экономические институты вокруг себя) - в экономике в целом или по крайней мере в соответствующей отрасли. Для всего рассматриваемого периода нижней количественной границей "крупного бизнеса" можно считать оборот (объем продаж) около 500 миллионов долларов в год. В будущем эта граница, конечно, будет существенно поднята.

[2] Вполне естественными элементами сложившейся модели являются также популярные в последнее время формулы "социальной ответственности" бизнеса и "частно-государственного партнерства". Хотя, на наш взгляд, неясно, служат ли они только идеологическим обеспечением или станут основой для реальных проектов и мер экономической политики.

[3] То есть объединений предприятий, имеющих объективный - производственный или воспроизводственный - экономический смысл, с суммарным годовым оборотом более 500 миллионов долларов.

[4] Чеболи - финансово-промышленные группы в Южной Корее, играющие значительную роль в экономике начиная с 1960-х годов. Как правило, контролируются одной семьей, тесно связаны с государством, в том числе могут участвовать в обсуждении вопросов планирования, а также получать финансовую поддержку из государственного бюджета в кризисных ситуациях. - Примеч. ред.

[5] Initial Public Offering - первичное публичное размещение акций.

[6] Привлечение средств с мировых финансовых рынков могло решить и еще одну задачу, стоявшую перед крупными российскими бизнесменами: оформления своего богатства и доходов таким способом, который обеспечил бы наибольшую легитимность. В качестве самого социально и политически приемлемого варианта был выбран рост капитализации принадлежащих им активов. Тогда как доминировавшее в 1990-х годах перераспределение в свою пользу внутренних финансовых потоков контролируемых структур не только "не приветствуется" государством, но и гарантирует широкую общественную поддержку любым попыткам экспроприации.

[7] "Первая волна", наблюдавшаяся в 1996-1997 годах, носила явно спекулятивный характер.

[8] Условное обозначение группы из четырех наиболее динамично развивающихся стран - Бразилии (B), России (R), Индии (I) и Китая (C). - Примеч. ред.

[9] За исключением, может быть, китайской - в силу масштабов страны и ее экономики.

[10] Продажа в начале 2005 года 19% акций "АФК Система" (IPO на Лондонской бирже) не опровергает, а подтверждает данный тезис. Капитализация "АФК Системы" оказалась очень близкой к биржевой стоимости принадлежащих ей пакетов акций двух компаний: МТС и МГТС. То есть, покупая бумаги "Системы", инвесторы фактически оценили только ее основные телекоммуникационные активы.

[11] Устоявшийся перевод "corporate governance" как "корпоративное управление" неточен. Корпоративное управление - это нечто иное (см. ниже). Впрочем, в профессиональных дискуссиях эта неточность проблем пока не вызывает. Обычно сразу становится ясно, идет ли речь о "governance" или "government".

[12] На Западе дивидендная политика является одной из составляющих "Good corporate governance". Мы рассматриваем ее отдельно, поскольку она появилась под воздействием не только внешних требований, но и внутренних обстоятельств. Политический запрет на использование грубых форм налоговой оптимизации привел к тому, что прибыль компании стало необходимо показывать. А следовательно, ее можно и нужно использовать как источник доходов собственников вместо пресловутого управления финансовыми потоками.

[13] За счет регулируемых цен либо инвестирования прибыли в другие отрасли.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

09:42 ЦБ ввел в Бинбанке и Промсвязьбанке временную администрацию‍
09:32 Задержан отец подозреваемых в организации теракта в Петербурге
09:25 Вонь в Москве дошла до Собянина
09:13 ЦБ отозвал лицензию у банка «Солидарность» из второй сотни
09:10 WADA ответило на обвинения Путина в запугивании
08:52 Суд арестовал замглавы Росимущества по подозрению в хищении‍
08:36 Путин обсудил с Трампом Северную Корею
08:19 Лидеры ЕС договорились продлить антироссийские санкции
08:00 СМИ рассказали об отказе Медведева уволить главу Росавиации
14.12 23:20 В Москве пройдет обсуждение книги Павла Уварова о Франции XVI в.
14.12 22:53 Минобороны РФ изложило свою версию «перехвата» Су-25 над Сирией
14.12 22:43 Россияне обыграли шведов на домашнем этапе Еврохоккейтура
14.12 21:35 «Современник» отложил спектакль из-за госпитализации Гафта
14.12 21:26 Захарова назвала ответственных за гибель людей в Донбассе
14.12 21:16 CNN сообщил о перехвате российских истребителей над Сирией
14.12 21:07 Четверо детей погибли при столкновении автобуса с поездом во Франции
14.12 20:04 Россельхознадзор запретил ввоз чая из Шри-Ланки из-за вредного жука
14.12 19:52 Apple начала продажи самого дорогого компьютера
14.12 19:30 Минтранс попросил Медведева уволить главу Росавиации
14.12 19:17 Дисквалифицированный лыжник Легков вошел в Putin Team
14.12 19:13 Биатлонистка из РФ выиграла спринтерскую гонку для Словакии
14.12 18:47 ЦИК насчитал 13-15 желающих баллотироваться в президенты
14.12 18:35 В московском воздухе зафиксировали тройное превышение сероводорода
14.12 18:19 КНДР пообещала США жесткие контрмеры за морскую блокаду
14.12 18:18 ЕЦБ и Банк Англии не стали менять ключевые ставки
14.12 18:12 Роскомнадзор пригрозил блокировать СМИ за «нежелательные» ссылки
14.12 17:44 WADA объявило о новом расследовании в отношении россиян
14.12 17:33 Прокурор напомнил Яшину о последствиях несанкционированной акции
14.12 17:25 Роскомнадзор пообещал постараться избежать блокировки YouTube
14.12 17:04 СКР открестился от дела в отношении Родченкова 2011 года
14.12 17:00 Сбербанк посулил акционерам триллион рублей дивидендов
14.12 16:48 Disney покупает кинокомпанию Twentieth Century Fox
14.12 16:27 Саакашвили отреагировал на критику Путина
14.12 16:17 Госдума отказалась сокращать новогодние каникулы
14.12 15:58 Тараканы меняют аллюр в зависимости от скорости движения
14.12 15:58 Греф признал наличие двух преемников
14.12 15:40 В употреблении допинга заподозрили 300 российских спортсменов
14.12 15:39 Суд в Бельгии закрыл дело об экстрадиции Пучдемона
14.12 15:37 Путин высказался о проблеме абортов
14.12 15:23 Сатурн обзавелся кольцами сравнительно недавно
14.12 15:16 Суд приговорил вербовщика террористов в Петербурге
14.12 15:15 Путин ответил Собчак на вопрос о страхе перед оппозицией
14.12 15:13 Рособрнадзор нашел нарушения на сайтах 95% вузов
14.12 15:03 Президент России назвал способ победить мировой терроризм
14.12 15:00 Британский суд признал WikiLeaks средством массовой информации
14.12 14:51 Парламент Британии получил право наложить вето на решение о Brexit
14.12 14:41 Путин обвинил Польшу в провокации конфликта из-за крушения самолета Качиньского
14.12 14:39 Путин отказался отвечать на вопрос о новом составе правительства
14.12 14:34 Путин назвал Китай основным стратегическим партнером
14.12 14:33 Роскомнадзор пригрозил YouTube блокировкой из-за «Открытой России»
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.