Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
17 декабря 2017, воскресенье, 13:33
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

16 апреля 2007, 10:50

Спиритический сеанс с Мишелем Фуко

В конце октября 2006 года в Москве состоялось мероприятие, которое (возможно, единственное) отмечало весьма важную дату в истории современной социально-философской мысли – 80-летие французского философа Мишеля Фуко (15 октября 1926 –  25 июня 1984).

30 октября 2006 г. в ГУ-ВШЭ прошел круглый стол «Наследие Мишеля Фуко в современном гуманитарном и философском знании», организаторами которого выступили Научное студенческое общество (НСО) ГУ-ВШЭ, факультеты социологии и философии ГУ-ВШЭ, Русская антропологическая школа при РГГУ (РАШ). Задачей круглого стола был анализ перспектив применения и развития  идей Фуко в современном гуманитарном знании: в философии, социологии и политологии.

Спустя почти полгода имеет смысл провести анализ прошедшего мероприятия и поразмышлять над теми сложностями, с которыми столкнулись его организаторы в процессе подготовки и проведения круглого стола. Представляем вашему вниманию послесловие его организаторов Наиля Фархатдинова и Никиты Харламова (Сектор Социологии НСО ГУ-ВШЭ). Вниманию читателей предлагаются в сокращенном виде материалы сообщений и дискуссий на круглом столе (полные тексты докладов в авторской редакции будут опубликованы в июньском номере журнала «Человек»), и рефлексия организаторов по поводу этого события: его истории, его места в общем контексте использования и развития идей Мишеля Фуко в социогуманитарном знании России.

Дискуссия на Круглом столе

Разговор о роли идей Мишеля Фуко (Michel Foucault) в различных отраслях знания начался со вступительного слова модератора дискуссии, доцента Русской антропологической школы РГГУ Александра Сосланда, предложившего посмотреть на интеллектуальный проект Фуко как на последовательное раскрытие взаимосвязи и соотношения свободы и репрессии в современном обществе. Он отметил, что на протяжении всей своей жизни Фуко изучал репрессивные практики, в том числе пенитенциарные и медицинские институты, и основное направление его мысли – это рассмотрение «дерепрессии», движения против любой замкнутости, репрессивности и микропрактик власти. При этом, как отметил Сосланд, Фуко как ученый противостоял сложившемуся образу академического профессора. Образ Фуко виден на фотографиях на обложке сборника «Интеллектуалы и Власть»[1] – он находится в гуще событий и ведет за собой людей.

Денис Голобородько (Институт философии РАН) в докладе «Истина и власть в археологии знания М. Фуко» попытался определить задачу «археологического» подхода Фуко как поиск того, что предшествует самому характерному для определенной исторической эпохи знанию, и того, как оно сохраняется в актуальных формах знания. Иначе говоря, это поиск тех механизмов и правил, согласно которым и при помощи которых устанавливается некоторая истина. Сама истина, по мнению Голобородько, при таком подходе удваивается, превращаясь в истину внутри эпохи, и в истину самой эпохи как таковой. Археология нацелена на отыскание последней. Здесь Голобородько поставил вопрос о том, что для археологии важнейшим понятием является понятие власти, но это власть не наук и не институтов как таковых, а власть механизмов истины эпохи. Эта власть и определяет то, как выглядит знание внутри какой-либо эпохи.

В ходе дискуссии, последовавшей за докладом Голобородько, участники круглого стола отметили, что между концепциями Фуко и многими другими вариантами анализа идей есть очень важное различие: хотя археология идей Фуко в некотором смысле похожа на психоанализ истории, из фукианского анализа тщательно исключается субъект и субъективность. Кроме того, был поставлен вопрос о том, как Фуко строит свою концепцию и является ли она методологией в обычном понимании этого слова. В противоположность прозвучавшей идее о том, что Фуко «опирается на все здание Европейской науки» Александр Кремер (ГУ-ВШЭ) предложил метафору, в которой концепция Фуко не оперирует «зданием знания», а, напротив, пытается проделать в этом «здании» «дыры», и эти «дыры» – те пути, по которым далее может развиваться мысль Фуко.

Анастасия Энговатова (ГУ-ВШЭ) в докладе «Философия и политика. Кризис жанра?» говорила о взаимосвязи философии и политики в контексте творчества Мишеля Фуко и месте, которое занимают его работы в современной французской интеллектуальной сфере, в особенности в области политической философии. В этой сильно изменявшейся в 1960-80-х гг. области наблюдались процессы универсализации категорий (например, создания категории всеобщей, тотальной власти) и противоположные им процессы отказа от универсализма и перехода к решению частных практических задач. Самого Фуко, как считает Энговатова, отказ от универсализма привел к нежеланию создать целостную политическую концепцию. Универсалистской юридической модели, кодирующей определенным образом власть в виде норм, запретов, законов, Фуко противопоставляет теорию биовласти. Современность он характеризует как формирование биополитики, при которой «развиваются современные технологии власти, основывающиеся на признании жизни целью». Фукианская критика нормативности нашла поддержку среди философов, однако его отказ от субъектности вызвал серьезные споры. Отсюда одна из актуальных проблем философии 80-х – осмысление способов достижения автономии и возможности трансценденции некоторых норм, возможностей коммуникации в мире, где господствуют субъективность и индивидуализм. В этой перспективе влияние Фуко, как отметила А. Энговатова, ограничивается, во-первых, акцентом на властной проблематике, и, во-вторых, тем, что в процессе критики фукианства философы 80-х искали пути преодоления тотального пессимизма, выраженного, в том числе, М. Фуко.

В ходе дискуссии по докладу был поставлен вопрос о том, можно ли причислять Фуко к какому-либо поколению, например «поколению 60-х», и продуктивно ли это. Как указал А. Сосланд, любая сложность противится включению себя в какое-либо множество, поэтому любой, кого причисляют к течению или поколению, на самом деле полностью с этим течением или поколением не идентифицируется. Принадлежность к поколению, таким образом, является спорным признаком в анализе идей. Наибольший интерес вызвал вопрос о том, была ли философия Фуко политической философией, или была ли у Фуко своя политическая философия или философия политики. Хотя ни у кого не вызвало сомнений, что философия Фуко и его жизненная история глубоко политичны – он говорил о государстве, о власти и о политическом – вопрос о статусе его философии оказался спорным. Фуко занимали политические события, но о политических проблемах он размышлял вслух, в своих выступлениях, а если писал об этом, то скорее не в «больших работах», а в небольших статьях.

Как отметила А. Энговатова, в статье «Философия и политика» Фуко вообще говорит, что его работы – не политические работы, и что обращается он к этике. Однако вся его деятельность пронизана размышлением о политике, политическим мышлением, попыткой ухватить реально существующие политические отношения, а не создать проективную систему для далекого будущего. Таким образом, необходимо отделять проблемы отношений власти и силы от политики. Фуко не строил политическую концепцию или политическую программу, а его философия поля властных взаимодействий и отношений лишает власть привязки к политическому. Как указывали участники, Фуко говорит о самостоятельности человека и субъекта, но это не автономность, отделенность, а именно самостоятельность.

А. Сосланд, в свою очередь, заметил, что разделять философское и политическое мышление сложно. У Фуко политическая интенция вообще не относится к глубоким слоям политического бессознательного, то есть, любой его текст и его интерпретация власти сразу выводят на политику в разных смыслах и областях. Например, его исследования по истории безумия стали одним из источников антипсихиатрических течений в Европе. Политический потенциал в этом случае имела сама релятивизация отношения к безумию, которую проделал Фуко.

Попытку описать археологию знания через концепт «критики» предпринял Александр Патлач (МГУ) в докладе «В каком смысле "генеалогия" Фуко может быть названа критикой?». В контексте исследований методологии Фуко его идеи часто ставились в параллель с «критической» философией. Поэтому, по мнению А. Патлача, важно разобраться, в каком смысле можно говорить именно о «критической» составляющей фукианской «генеалогии».

В докладе было выделено несколько смыслов слова «критика». В философии коннотации термина «критика», прежде всего, связаны с «критической философией» И. Канта. Но в конструкции Канта сама критика – «суд разума» как процедура – под вопрос поставлена быть не может, а Фуко вряд ли стремился легитимировать какие-либо содержания подобного предельного характера. Поэтому встает вопрос о другом понимании фукианской «генеалогии». Патлач указал на связь между «генеалогией» Фуко и «генеалогией морали» Ф. Ницше в том, что здесь предлагается отказ от некоторых самоочевидностей, характер появления которых мог быть даже случайным. Этот отказ происходит путем определенной работы с «эмпирическим», историческим материалом: метод «генеалогии» состоит в поиске истоков, анализе истории происхождения той или иной идеи, выявлении её случайного, временного характера. Генеалогия, таким образом, выступает как способ концентрирования внимания на ситуациях, в которых существуют самоочевидности, такие как, например, понятие субъекта. Являясь в то же время субъектом познания, «генеалогия» М. Фуко может быть рассмотрена в качестве критики только в том случае, если мы учтем важное требование самоанализа собственных идей, превращая ее в рефлексивную практику исторической критики.

В ходе дискуссии участники затронули вопрос о том, чем же является фукоистская критика, в нескольких плоскостях. Во-первых, отмечалось, что критика по Фуко является «эмпирическим самовоздействием на собственные очевидности [познающего]», то есть, в отличие от Канта, у Фуко – наследника Леви-Стросса – эмпирическая критика: она основана на практическом начале, не оторвана от конкретных вещей. В этом отношении он также отдаляется от Фрейда. Во-вторых, критика Фуко была отделена участниками от философии истории: Фуко не телеологичен и он не ищет за рамками исторических явлений общие законы. Это скорее более общий возврат к историчности. В-третьих, критика Фуко была определена как поиск способ производства познающей и исследующей субъективности.

В дальнейшем дискуссия на круглом столе несколько изменила сложившиеся философское направление на более социологичное. Прозвучали доклад Н. Фархатдинова (ГУ-ВШЭ) и содержательные реплики участников круглого стола, в частности, И. Девятко (ГУ-ВШЭ) и В. Ледяева (ГУ-ВШЭ).

Доклад Наиля Фархатдинова представлял собой рефлексию над текстами Фуко. Проследив наиболее вероятные способы применения идей Фуко в социологии, он указал на еще один, который логически вытекает из самих текстов, а точнее из определенной работы с ними. Основные работы Мишеля Фуко можно сгруппировать следующим образом. Во-первых, ряд работ по медицинской проблематике, в которых Фуко исследует установление медицинской власти, можно объединить с работами, в которых автор обращает внимание на взаимодействие людей друг с другом при установлении определенных социальных норм и практик. Во-вторых, работы, касающиеся непосредственно отношения к себе, в частности «История сексуальности» и ряд статей, можно классифицировать как блок, в котором автор рассматривает изменение взаимодействий с собой. В-третьих, это работы, в которых автор рассматривает формирование представления о вещах, в частности, «Слова и вещи» и другие. Таким образом, в книгах Фуко представлены три группы, где так или иначе Фуко в большей степени обращается к одному из трех «компонентов» соответственно: воздействие на других людей, отношение к себе, господство над вещами. Как отметил Н. Фархатдинов, исходя из подобного деления, можно построить теоретико-методологическую модель анализа социального, в частности, социальных институтов.

В связи с докладом Фархатдинова, который обращался не к философской, а к социологической проблематике, Евгений Карцев (ГУ-ВШЭ) поставил вопрос следующим образом: если каждый концепт – это способ решения какой-то проблемы, то как концепты Фуко работают в социологическом контексте, и как можно в этом ключе выделить ценность идей Фуко для социологии? Основной проблемой участники называли отсутствие в социологии такого течения, которое могло бы быть названо «фукоистской социологией». Другими словами, проблему можно поставить как «что Фуко ломает в социологии, и что происходит в социологии после Фуко». Сергей Зенкин (РГГУ) отметил, что по отношению к эмпирической составляющей идей французского философа следует учитывать, что исследования Фуко – это теория и эмпирика не общества вообще, а западного (европейского) общества, причем его определенного этапа в достаточно специфичном ракурсе. В целом, в этом отношении единого мнения не сложилось, в том числе потому, что идеи Фуко многогранны и разносторонни, да и сама социология имеет много направлений. (Далее в ключе ответа на этот вопрос было сделано сообщение И. Девятко).

Кроме того, вызвал ряд вопросов и сам доклад. В отношении трех осей у Фуко Никитой Харламовым было высказано соображение, что эти направления анализа у Фуко гуманизированы, то есть обращены на людей и их отношения. В работах Фуко фактически и логически заложено четвертое направление: ставятся проблемы и идеи о двусторонних взаимоотношениях между человеком и вещами, что близко социологии вещей и в каком-то смысле могло бы быть предшествием её сегодняшнего состояния. Кроме того, один из участников Григорий Юдин (ГУ-ВШЭ) указал на связь трех осей анализа у Фуко и аналогичных идей в работах Ю. Хабермаса.

В заключительной части круглого стола краткие сообщения сделали И. Девятко и В. Ледяев (ГУ-ВШЭ). Инна Девятко, резюмируя сказанное в ходе круглого стола, обратилась собственно к вопросу о том, каково значение идей Фуко для социологии. Она подчеркнула большой вклад Фуко в социальные науки, но заметила, что, в целом, он достаточно вторичный мыслитель. По её мнению, он не очень многое сделал для исследования природы социального порядка, а в вопросах классификаций лишь продолжил линию французского рационализма.

Каковы же наиболее ценные элементы в творчестве Фуко для социальных наук? По мнению И. Девятко, по отношению к наследию Фуко можно выделить два момента. Во-первых, Фуко обратил внимание на то, что современность, на которую сфокусирована сама по себе социология, исторична, и таким образом влияние Фуко состояло в возвращении в социологию исторического и историографического плана рассмотрения. Во-вторых, М. Фуко наиболее систематично рассматривал социальные науки как профессиональные идеологии, как практики агентов, преследующих свои интересы. Например, в работах, посвященных безумию, много того, что для социологии не ново (в частности, есть параллели с творчеством Т. Парсонса). Но идея, что медицинское знание и знание об обществе – это профессиональные идеологии, – оригинальная и влиятельная идея, впервые предложенная М. Фуко. Хотя само по себе рассмотрение власти и господства существовало, но именно Фуко, по мнению Девятко, указал, что социальные науки легитимируют роль эксперта и создают власти идеологическое обеспечение, которое к тому же уже не требует единого центра. То есть основной вклад Фуко в социологию состоит в том, что он поставил под сомнение научную, профессиональную и экспертную позиции.

Валерий Ледяев обратился к роли М. Фуко в рассмотрении проблематики власти. Он отметил, что хотя работы и идеи Фуко не обладают очень большим влиянием на конкретные исследования власти, они в определенной мере повлияли на проблематику, постановку вопросов, и сместили её. В частности, известная трехмерная концепция власти может быть дополнена четвертым измерением. Если власть-1 – это принятие решений, власть-2 – пресечение попыток сопротивления, а власть-3 – формирование осознания власти, то власть-4 – неосознаваемое пространство, которое задает правила игры. В этом отношении снимается акцент на государстве как основном рассмотрении, так как власть оказывается распределенной и множественной. Кроме того, Ледяев особо отметил, что Фуко укрепил позиции альтернативных пониманий власти, в том числе как выходящей за пределы государства.

В завершающей дискуссии участники сфокусировали основное внимание на идее власти у Фуко. Как отметил А. Сосланд, власть после Фуко стала рассматриваться как обладающая тотальной универсальностью и тотальной соприсутственностью. В. Ледяев предложил разделить власть как то, где субъект властвует, от него зависит то, что происходит с объектом, и власть у Фуко – как всеобщность. Участники указывали, что Фуко рассматривает не локальную, а диффузную, проникающую власть – то есть, власть на уровне микропрактик. Власть, как отметила И. Девятко, есть часть любого морального, оценивающего суждения: основная черта генеалогии дисциплинарного общества, с точки зрения Фуко, – что каждый дисциплинирует сам себя на микроуровне, а общественные науки легитимируют такое общество. Человек – это микрополитическая единица, которая вне этих практик определяться не может.

Кроме того, был затронут вопрос о том, какова роль оценочных суждений у Фуко. Иначе говоря, являются ли те описания тотальных институтов, которые делал Фуко, оценочными – оценивал ли он их негативно, ненавидел ли, или просто описывал. В заключительной реплике А. Кремер подвел итог дискуссии, которая велась на круглом столе, и высказал два суждения. Во-первых, своей мыслью Фуко показал способ быть на границе дисциплин и использовать их как ресурс – то есть работать недисциплинарно. Во-вторых, Фуко своими работами в гуманитарных науках, в которых он находил лакуны и пробелы, создал огромную область неопределенности, и показал, как в этой области неопределенности можно творчески и продуктивно работать.

В дискуссии также принял участие Павел Кириллов (Государственный университет «Дубна»). Многочисленная молодежная аудитория круглого стола была представлена студентами и аспирантами ГУ-ВШЭ и других вузов Москвы: МГУ, МГИМО (У), РГГУ, ГУГН.

«После» круглого стола

На наш взгляд, в послесловии к прошедшему круглому столу стоит остановиться не на обсуждении тех или иных позиций, которые были высказаны его участниками. Более продуктивным нам представляется осмысление функционирования идей Фуко в существующем научном и околонаучном поле.

Фуко является одним из наиболее часто издаваемых авторов. За последние годы было издано несколько сборников его политических работ (например, три тома в издательстве «Праксис», там же готовится и четвертый том), вышло два курса его лекций: «Ненормальные» и «Нужно защищать общество». Так или иначе, всё новые работы Фуко доходят до российского читателя, даже если и носят второстепенный характер (хотя такие работы, как «Надзирать и наказывать» и «История безумия в классическую эпоху», то есть работы, которые, по мнению участников круглого стола, оказались наиболее влиятельными, стали уже практически библиографической редкостью). Насколько успешным оказался проект по «изданию собрания сочинения Мишеля Фуко» в России (если так можно его назвать), можно будет говорить лишь в дальнейшем.

Сейчас сложно понять, что заставляет издателя (будь то решение одного человека или редакционного совета) издавать именно Фуко и именно сейчас. Одно из лежащих на поверхности объяснений – это мода на книги французского исследователя. Действительно, Фуко сейчас достаточно «модная» фигура, и именно поэтому его книги оказываются столь популярными. Но вероятнее всего здесь, как в своего рода «констелляции», сошелся ряд факторов: это и существовавшие интересы и специализации членов редколлегий и переводчиков, и безусловный высокий статус Фуко как мыслителя в современной философии, и существовавшие возможности издания и договоренностей, и многих других. Кроме того, интерес к книгам Фуко носит характер самоподдерживающегося: вслед за первыми переводившимися работами, нашедшими успех и признание в российской среде, последовали новые работы. Они имели большую вероятность заинтересовать российского читателя, чем какой-либо известный за рубежом, но не очень известный в России автор, которого у нас еще предстоит «открыть» – издателю достаточно трудно предсказать «успех» такого открытия.

Идея по организации круглого стола вызревала несколько месяцев, она возникла весной 2006 года, а осенью того же года намечалась круглая дата – 80 лет со дня рождения Мишеля Фуко. Основной задачей мероприятия было стремление зафиксировать состояние идей мыслителя в российском интеллектуальном пространстве. Более или менее успешные попытки сделать подобный срез уже осуществлялись.

В этой связи хотелось бы отметить, по крайней мере, два мероприятия, ставшие своего рода отправной точкой для нас как организаторов вышеописанного круглого стола. Во-первых, в 2001 г. Европейский Университет в Санкт-Петербурге провёл конференцию «Мишель Фуко и Россия», по итогам которой вышел одноименный сборник под редакцией Олега Хархордина [2]. В подготовке сборника приняли активное участие такие исследователи, как Александр Бикбов, Виктор Визгин, Виктор Каплун и другие. Во-вторых, не менее важным ориентиром стал специальный номер интеллектуального журнала «Новое литературное обозрение (НЛО)» 2001 г.[3], полностью посвященный рецепциям идей Фуко. Его рубрика «Анкета: Актуален ли Фуко для России» позволила нам представить себе спектр сложивших дискурсов о Фуко в современной России. В этом отношении весьма существенную роль сыграл, например, комментарий Александра Филиппова «Фукоизация всей страны», который помог понять то, что происходит вокруг Фуко в России, а также проанализировать итоги состоявшегося круглого стола.

В одном из своих многочисленных выступлений, которое впоследствии было оформлено в виде текста и опубликовано под названием «Что такое автор?», Мишель Фуко говорит о том, что существует группа авторов (Фуко определяет их как круг людей, за которыми можно закрепить текст или блок текстов), которые совершили некий переворот в сфере знания. Существование текстов этих авторов и характер работы с этими текстами позволяет, в конечном счете, говорить о том, что появилась какая-то новая логика интерпретации действительности. Авторов такого рода Фуко называет «трансдискурсивными».

Смог ли сам Фуко стать таковым для российского сообщества? Для того чтобы попытаться ответить на этот вопрос, недостаточно быть знакомым со структурой книжного рынка интеллектуальной литературы в России. Необходимо также иметь представление о том, насколько идеи Фуко оказываются полезными и применяемыми в процессе научной коммуникации. Но здесь, во-первых, ставится вопрос о самом наличии научной коммуникации, не говоря уж о предметной составляющей. Во-вторых, затрагивается сам характер коммуникации, анализируется, что за научная коммуникация имеется в виду. В самом деле, не всякая деятельность, хоть и имеющая соответствующие институциональные, организационные, «ролевые» формы, может считаться полноценной научной коммуникацией.

Ответы на эти вопросы должны, на наш взгляд, включать указания на конкретных участников процесса коммуникации, обозначать за ними некоторую сферу компетенции (социология, философия или что-то еще), отмечать определенные рамки процесса коммуникации. Кроме того, стоило бы обозначить некоторый результат коммуникации (ибо без результата коммуникация оказывается по сути бессмысленной) – в качестве которого, впрочем, может выступать широкий круг событий, от изменения и пересмотра идей ученым или сообществом ученых, и до публикации текстов и сборников текстов. Разумеется, в этом кратком очерке не представляется возможным сделать что-либо подобное по результатам одного мероприятия.

Можно только отметить, что в современной России существует ряд переводчиков, которые активно сотрудничают с издательствами, выпускающими книги Фуко, а также публикации о Фуко. Но в некотором смысле можно сказать, что рецепция идей Фуко идет сейчас достаточно инерционно: главные работы переведены, пик их новизны прошел. Если и можно было бы говорить о моде на издания Фуко, то сейчас эта мода сходит на нет. Кроме того, формируется понимание того, что идеи Фуко могут быть просто нерелевантными текущему российскому социокультурному опыту (или же российская публика пока объективно не готова воспринимать идеи Фуко именно здесь и сейчас).

Выступления на круглом столе показали, что наследие Фуко воспринимается большинством его участников как некоторый теоретический ресурс, один из многих, который может быть очень полезен для исследователей, но не всегда и не во всех случаях.

Если говорить об инерционности рецепции Фуко, то можно сказать, что существуют серьезные препятствия к тому, чтобы наладить эффективную коммуникацию вокруг его идей. Такое мероприятие, как круглый стол, стало, в некотором роде, индикатором качества коммуникации. Обозначая тематику круглого стола в широком ключе и избегая какой-то проблематизации, мы попытались привлечь к дискуссии как можно большее количество активных специалистов в области социологии и философии. Многие из них откликнулись, но, в то же самое время, подобная постановка «проблемы» – обсуждение роли и значимости наследия М. Фуко – оказалась несколько неконструктивной: содержание крайне интересных докладов затрагивало совершенно разные вопросы. Нам показалось невозможным сопоставить их друг с другом, выявить некоторую общую логику, сложившийся общий дискурс о Фуко, работающий в рамках единых интерпретативных схем, в качестве первоосновы которого были бы работы французского философа. Проще говоря, статус Фуко как интересного мыслителя не превратил его в трансдискурсивного автора.

Резюмировать вышесказанное можно следующим образом:

Во-первых, наблюдавшееся некоторое время назад «увлечение» идеями и творчеством Мишеля Фуко (вызвавшее ряд дискуссий в интеллектуальной литературе) можно назвать «модным», именно в силу того, что каких-либо существенных «потребностей» в его идеях на данный момент нет: они не оказались необходимы для формирования некоторых «дискурсов», полей высказываний, основанных на общей логике. Эти идеи предоставили интересные ресурсы для размышлений и использования, но говорить о том, что эти ресурсы заняли ведущее положение и создали некоторое имплицитно «фукианское» знание, не приходится. Деятельность же, которая связана с именем Мишеля Фуко, – в частности, продолжающаяся публикация его работ, – носит несколько «инерционный» характер, своего рода устремление к завершению, тогда как о какой-либо насущной потребности в идеях Фуко говорить трудно.

Во-вторых, не представляется возможным говорить о какой-либо доминирующей важности работ Фуко. В 1990-е годы вышла наиболее фундаментальная часть работ Фуко, и французский исследователь открылся для российского интеллектуала, но, как оказалось впоследствии, это было лишь одним из многих открытий, которые были совершены в тот период. Точно также были «открыты» такие мыслители, как, например, Деррида, Бодрийяр и Лиотар. По нашему мнению, наследие Фуко стоит воспринимать, как одну из частей наследия философской мысли XX столетия – часть важную, но далеко не единственную.

В заключение хотелось бы поблагодарить всех принявших участие в подготовке и проведении круглого стола. На наш взгляд, каким бы сложным и объемным не казалось наследие Фуко, проведение таких дискуссии является одним из важных элементов регулярной «нормальной» научной работы, которая бы позволила говорить о подлинной рецепции идей Мишеля Фуко в России.

Примечания:

1. Мишель Фуко. Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи, выступления и интервью. М.: Праксис, 2002.

2. Мишель Фуко и Россия: Сб. статей / Под ред. О. Хархордина. СПб.; М.: Европейский университет в Санкт-Петербурге: Летний сад, 2001. 

3. Номер журнала «НЛО», посвященный М. Фуко. 2001. № 49.

4. Сокулер З. Структура субъективности.. о Фуко // Мишель Фуко. История безумия в классическую эпоху. Санкт-Петербург, 1997.

5. Книги М. Фуко в библиотеке у М. Мошкова

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

13:15 СМИ сообщили об убийстве плененного ИГ казака
12:39 Губернатор Подмосковья пообещал избавить жителей региона от вони в начале года
12:07 Правительство Австрии поддержало смягчение санкций против РФ
11:35 Глава МИД Великобритании не увидел фактов влияния РФ на Brexit
11:15 СМИ рассказали о затрате Пентагоном 20 млн долларов на изучение НЛО
10:52 В Финляндии возбуждено дело после публикации данных о контроле разведки над интернетом
10:20 Представители Трампа обвинили спецпрокурора по РФ в незаконном получении документов
09:53 Завершилось голосование по названию моста в Крым
09:34 В Москве побит абсолютный температурный рекорд с 1879 года
09:24 Источник рассказал о переносе с Байконура пилотируемых пусков
09:12 В Дагестане силовики вступили в бой с боевиками
16.12 22:07 Курс биткоина превысил 19 тысяч долларов и вернулся обратно
16.12 21:03 СМИ узнали о «мирном» письме Саакашвили к Порошенко
16.12 19:56 Собчак заявила о готовности не участвовать в выборах
16.12 19:45 ПАРНАС отказался от выдвижения своего кандидата в президенты
16.12 19:28 Галерея-банкрот потребовала 27 млн рублей из Фонда храма Христа Спасителя
16.12 19:14 Российский биатлонист принес сборной первую медаль Кубка мира
16.12 17:07 Володин призвал власти РФ и Белоруссии уравнять граждан в правах
16.12 16:18 Фигуранта дела о контрабанде алкоголя нашли убитым в Ленобласти
16.12 15:13 Экс-сотрудник ФСБ отверг обвинения в хакерских атаках против США
16.12 15:11 Украина составила план покорения Крыма телевидением
16.12 14:07 Ученые из США выложили в сеть видео с ядерным испытанием
16.12 13:55 Овечкина признали одним из величайших игроков в истории НХЛ
16.12 13:12 Борис Джонсон снялся в «рекламе» сока с Фукусимы
16.12 12:53 Глава Минтруда анонсировал выделение 49 млрд рублей на ясли
16.12 11:40 В Москве мошенники забрали 20 млн рублей у покупателя биткоинов
16.12 11:29 Норвегия первой в мире «похоронила» FM-радио
16.12 10:51 Российские военные обвинили США в подготовке «Новой сирийской армии» боевиков
16.12 10:00 Россия вложила в госдолг США 1,1 млрд долларов за месяц
16.12 09:51 Собянин позвал москвичей оценить новогоднюю подсветку
16.12 09:21 Трамп включит «агрессию» КНР в стратегию нацбезопасности
15.12 21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
15.12 20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
15.12 20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
15.12 20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
15.12 20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
15.12 19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
15.12 19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
15.12 19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
15.12 19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
15.12 19:03 В Назарете отменили Рождество
15.12 18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
15.12 18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
15.12 18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
15.12 18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
15.12 18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
15.12 18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
15.12 17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
15.12 17:48 ФИФА пригрозила отстранить сборную Испании от ЧМ-2018 из-за действий властей
15.12 17:28 Задержанный в Петербурге планировал взорвать Казанский собор
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.