Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
15 декабря 2017, пятница, 22:37
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

Оценка возможностей реформирования РАН с точки зрения руководителей эффективных научных коллективов

Один из ведущих сюжетов раздела "Передовая наука" на "Полит.ру" - возможности проведения наиболее эффектино государственной политики в отношении науки и образования, нахождение тех, не всегда очевидных рычагов, которые могут привести к сохранению наиболее здоровых элементов этих сфер, помогут им трансформироваться адекватно новым условиям, позволят хародиться новым очагам передовой науки и т.д. Представляется очевидным, что построить такую политику без изучения нынешней ситуаии невозможно. Мы публикуем результаты исследования, проведенного Фондом эффективной политики по заказу Центра стратегических разработок в форме опроса 21 сотрудников РАН, являющихся руководителями и научными лидерами эффективных научных коллективов (как правило, лабораторий). Наряду с этими интервью в аналитической части работы использовались также относящиеся к теме материалы прошлого исследования (2005 г.) и релевантные публикации в СМИ.

ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ 

1. Советская академическая и прикладная наука представляла собой гигантскую автаркичную научную систему, пытавшуюся практически по всем направлениям конкурировать с мировой наукой, держать широчайший фронт научных исследований. Идеологически мотивированная отгороженность советской науки и связанных с ней отраслей от мировой была одним из важнейших факторов, приведших к ее кризису в постсоветское время.

Ныне, согласно свидетельствам лидеров эффективных научных коллективов, научной автаркии в академической науке больше нет. Российская наука в той части, в которой она сохраняет мировой уровень, стала международной. Дееспособные ученые и научные коллективы часто бывают на Западе, хорошо знают западных научных коллег и интенсивно взаимодействуют с ними. Поэтому любые планы реформирования российской науки должны быть направлены не на восстановление автаркии, а на усиление сотрудничества с мировой наукой. Исключением могут стать только военно-технические разработки, но этот вопрос следует рассматривать отдельно. Возобновление курса на научную автаркию в современных условиях приведет к катастрофическим для науки последствиям.

2. Советская академическая наука была эффективной в том смысле, что могла в лабораторных условиях получать результаты, близкие к переднему краю мировых научных исследований, причем по очень широкому кругу научных направлений. Вместе с тем, советская академическая наука не была эффективной в том смысле, что ее результаты, пригодные для практического использования, не использовались на практике. Это утверждение, безусловно, справедливо для гражданского сектора советской экономики.

В военно-промышленном комплексе ситуация была иной, но и здесь об эффективном внедрении речь могла идти лишь в тех случаях, когда некая научная разработка была востребована в рамках конкретного военно-технического проекта. Очень многие передовые научные разработки, которые могли быть использованными в военно-технических и гражданских проектах, на практике не использовались годами и десятилетиями. Советская наука была «советской» в плохом смысле этого слова: она омертвляла на стадии полупродуктов огромные научные ресурсы, которые затем никак не использовались.

3. Мировоззрение российских академических ученых отличается определенной двойственностью, оставшейся с советских времен. С одной стороны, они считают, что наука необходима России для создания новых технологий, которые станут основой ее экономического развития. Именно этим аргументом они обосновывают ее право на существование и запросы на финансирование. С другой стороны, они убеждены, что академическая наука не должна иметь никакой связи с коммерцией, и должна финансироваться государством исключительно на безвозвратной основе. Логическая противоречивость такого мировоззрения российских ученых является серьезным психологическим тормозом на пути реформирования российской науки.

4. Большинство опрошенных научных лидеров (руководителей эффективных научных групп) считают, что многие их разработки могут иметь прикладное значение, однако потенциал таких разработок не реализуется. При этом почти все научные лидеры считают свои разработки перспективными с практической точки зрения. Формулировка, наиболее точно отражающая мнение активных ученых по поводу своей деятельности звучит так: «Чистая наука с возможностью прикладного использования».

5. При планировании данного исследования была выдвинута гипотеза, что в составе РАН имеются эффективные научные коллективы, сумевшие решить проблему собственного финансирования и эффективно развивающиеся. К сожалению, эта гипотеза не подтвердилась. В частности, не нашла подтверждения гипотеза о том, что эффективные научные коллективы сумели привлечь для своей деятельности инвестиционные средства от промышленности и других производящих отраслей (отечественных или зарубежных). Заказы такого рода имели место лишь эпизодически, в виде единичных случаев, не меняющих ситуацию в целом.

Почти все научные лидеры, опрошенные в рамках данного проекта, сообщили, что с точки зрения финансового и материального обеспечения их коллективы находятся на грани выживания, испытывают значительный дефицит финансовых и материальных средств. По мнению опрошенных ученых, финансирование аналогичных разработок на Западе на порядок превышает отечественное.

Из 21 научного лидера, опрошенного в рамках данного исследования, только один сумел эффективно коммерциализировать свою научную деятельность, не меняя при этом ее профиля и не отказываясь от фундаментальных научных разработок.

6. В России в настоящее время главными источниками финансирования академической науки являются прямое государственное финансирование и отчасти военные разработки. К сожалению, эти источники малы по объему, неэффективно используются и, главное, имеют краткосрочный характер. В перспективе они подвержены макроэкономическим, политическим и коррупционным рискам.

Российская фундаментальная наука не сможет эффективно развиваться, опираясь исключительно на названные источники, особенно с учетом указанных рисков, которые неизбежно будут приводить к периодическим обвалам в финансировании. Российские ученые хорошо понимают это, поэтому многие из них испытывают неуверенность и пессимизм в отношении перспектив российской науки.

7. Таким образом, единственным реальным источником значительного увеличения финансирования российской науки является все-таки инновационный бизнес, хотя именно этот вариант рассматривается российскими учеными как наиболее проблематичный. Тем не менее, он соответствует мировым тенденциям, и сами научные лидеры это признают.

  • В Западном мире лучше всего поддерживаются те тематики, которые финансируются индустрией. Если индустрия не проявляет интереса, в целом эта тематика будет находиться в скромных финансовых рамках (доктор физико-математических наук, интервью).

8. Многие российские ученые указывают на то, что в советское время существовала внедренческая цепочка, состоявшая из трех звеньев: академическая наука – отраслевая наука – производство. К сожалению, эта внедренческая цепочка существовала скорее в теории, чем в действительности. Исключением были только военно-технические программы. В позднее советское время отраслевые институты гражданских отраслей все более обособлялись как от науки, так и от производства, превращаясь в придаток аппарата отраслевых министерств. Не случайно именно эти институты мгновенно исчезли в ходе экономических реформ, причем многие из них фактически перестали существовать еще до 1991 г. Тем не менее, хотя эта внедренческая цепочка существовала лишь виртуально, сегодня многие академические ученые с сожалением вспоминают о ней, забывая о ее неэффективности.

Вместе с тем, многие научные лидеры, особенно из числа тех, кто активно сотрудничает с западными научными структурами, понимают, что для российской науки обратного пути в советскую эпоху нет. Эти же ученые хорошо понимают, что в странах, являющихся мировыми научными центрами, существует своя внедренческая цепочка, институционально более сложная и более эффективная, чем бывшая советская. В России такая цепочка не создана даже в зачаточном состоянии, и это, по существу, является главной причиной кризиса российской науки.

9. Многие научные лидеры указывают на кризис российской научной, технической и экономической экспертизы. Следует подчеркнуть, что в России пока еще есть компетентные научные эксперты, но отсутствует институт экспертизы, то есть институциональные способы привлечения именно этих людей к экспертизе и к выработке решений.

Этот фактор чрезвычайно важен для оценки перспектив создания государственных структур, занимающихся инновационным бизнесом. Опрошенные научные лидеры выразили скептическое отношение по отношению к таким структурам, считая, что они не смогут эффективно работать из-за коррупции и некомпетентности чиновников. По этой причине многие научные лидеры настаивают на том, чтобы в России к научной экспертизе привлекались авторитетные зарубежные ученые и научные структуры.

10. Научные лидеры признают неэффективность РАН, устарелость принципов ее работы и несоответствие этих принципов рыночной экономике. Вместе с тем, они выступают против ликвидации или радикального реформирования РАН. Главная причина состоит в том, что любому другому менеджменту (чиновничьему или коммерческому) ученые доверяют еще меньше. Кроме того, ученые считают, что РАН – это известный во всем мире научный бренд, отчасти сохранивший свою репутацию и поныне. Исчезновение этого бренда резко затруднит возможность установления научных контактов между российскими и западными научными организациями. Ни один из опрошенных научных лидеров не выразил желания выйти из состава РАН вместе со своим коллективом, поскольку, по их мнению, в таком случае они сразу потеряют финансирование, инфраструктуру и академический бренд.

11. В предыдущем исследовании, выполненном в 2005 г. с помощью метода кластеризации результатов количественного опроса академических ученых, была дана оценка, что эффективный научный персонал составляет около 40% от всего научного персонала РАН. Однако опрошенные научные лидеры склонны давать более жесткую оценку – около 20%. Эта экспертная оценка неоднократно звучала во многих интервью, как в прошлом, так и в настоящем исследовании.

Научные лидеры часто высказывали мысль, что имеющееся академическое финансирование следует сосредоточить именно на этих 20% эффективных ученых или коллективов. При этом многие считают, что сделать это не сложно. Однако с нашей точки зрения это и есть ключевая задача реформирования, не решаемая в рамках современной структуры РАН.

12. Программа любой реформы должна представлять собой логически обоснованный комплекс мер, базирующийся на ясно сформулированных постулатах. Роль этих постулатов могут выполнять факты, порой неприятные, но неопровержимые, которые бесполезно отрицать. Сформулируем такие постулаты, основываясь на результатах данного и предыдущих исследований.

12.1. Российская наука и инновационные научные разработки должны интегрироваться в мировую науку. Фактически на уровне лидеров научных коллективов (лабораторий и других аналогичных подразделений) это уже произошло. Однако на уровне предложений по реформированию или «сохранению» РАН часто звучит тезис о восстановлении научной автаркии, а также восстановлении всего широчайшего фронта научных исследований, который реализовывался в СССР (напомним, что реализовывался без практической пользы для страны).

12.2. Современная РАН представляет собой неэффективную и непрозрачную менеджерскую структуру. Правда, в ее пользу можно сказать, что практически все ученые опасаются ее упразднения или реформирования, полагая, что при любом новом менеджменте ситуация станет еще хуже. Эти опасения вполне обоснованны, но из них следует лишь то, что начинать надо не с реформирования, а с анализа ситуации путем проведения научного, имущественного и финансового аудита и реализации мер по повышению прозрачности этой организации.

12.3. Хотя бесприбыльные научные разработки и «чистая» наука имеют право на существование и могут иметь разные источники и мотивировки финансирования, это не может служить оправданием того, что в России не реализуются те многочисленные разработки, которые имеют или могут иметь прикладное значение. Научные лидеры сами говорят, что хотя «чистая» наука в тех или иных объемах финансируется во всем мире, объем финансирования разработок, могущих иметь прикладное значение, во много раз больше.

12.4. Несмотря на достигнутые в последнее время экономические успехи, в России еще на долгие годы будет сохраняться угроза макроэкономической и политической нестабильности, которая может отразиться на академической науке в виде внезапного урезания финансирования и внезапно принимаемых административных мер, с большой вероятностью спорных или некомпетентных. Хотя в полной мере таких кризисов избежать нельзя, реформируемый состав научных институтов должен иметь определенные механизмы устойчивости на случай возникновения подобных ситуаций. Таким средством может стать наделение научных институтов (слово «институт» используется в расширительном, социологическом смысле этого слова) эндаументами (см. ниже).

12.5. Любые предложения по реформе РАН должны учитывать тот фундаментальный факт, что в России в глубоком кризисе находится институт научной, технологической, экономической и юридической экспертизы. Это означает, что ни сама РАН, ни российское государство, ни сами ученые не могут эффективно реформировать российскую академическую науку.

12.6. Сказанное означает, что без привлечения западных экспертов, а точнее, создания в России западных институтов экспертизы, российская наука не может быть эффективно реформирована. Очевидно, именно это имел в виду один из опрошенных экспертов, который сказал, что России нужно импортировать не западных ученых, а западную научную бюрократию, способную осуществлять не только распределение средств, но и их поступление (фандрайзинг).

  • Западная наука очень бюрократизирована, просто колоссально. У нас говорят, бюрократия это плохо, на самом деле бюрократия это хорошо, если бюрократия хорошая. Бюрократических органов на Западе в десятки раз больше, чем в России, но там люди-бюрократы знают, что они должны сделать, они тренированы, и они оплачиваемы. А у нас это какая-то голодная банда, которая не знает, что делать и не понимает, зачем она здесь (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Сегодняшняя бюрократическая структура РАН, она своей задачи не выполняет в силу неправильной мотивированности, неправильной тренированности. Для реформы РАН, на мой взгляд, было бы необходимо, потратить какие-то средства на привлечение международных экспертов – варягов из бюрократии брюссельской, вашингтонской, токийской (доктор физико-математических наук, интервью).         

13. Оценка идеи наделения российских научных институтов эндаументами. Положительный и очень важный аспект этого предложения состоит в том, что институт эндаументов способен внести финансовую стабильность в существование научных институтов. Кроме того, преимущество идеи эндаументов состоит в том, что создание такого института финансирования науки позволяет снизить нагрузку на государственный бюджет и одновременно задействовать с пользой объекты земли и недвижимости, которые ныне в России фактически являются бесхозными.

Однако опрос научных лидеров показал, что все они с полным единодушием отвергают эту идею в той форме, как они ее для себя поняли. Фактически они ответили на вопрос, следовало бы наделить эндаументом их лабораторию или институт. Этот ответ был дружно отрицательным. Возражения состояли в том, что ученые не умеют и не хотят заниматься коммерческим управлением недвижимостью, а привлеченные менеджеры все разворуют, да еще и погубят лабораторию (институт). Про попечительские советы столь же единодушно было сказано, что они некомпетентны и быстро коррумпируются.

Однако возражения ученых не означают, что идея эндаументов не может быть реализована в иной, более конструктивной форме. Важная роль эндаументов состоит в том, что на данном этапе только они способны застраховать российскую науку от макроэкономических, политических, а при условии привлечения зарубежного аудита и от коррупционных рисков.

Эндаументами следует наделять фонды, миссией которых должно стать финансирование различных направлений научных разработок с обязательным привлечением международной научной экспертизы и международного финансового аудита.

14. Предложения по реформированию российской академической науки.

14.1. Необходим комплексный научный, имущественный и финансовый аудит РАН с привлечением западных экспертных и аудиторских организаций. Необходимо создать пул из западных и отечественных экспертов и аудиторов. Главной целью создания такого аудита являются не репрессивные меры по отношению к кому-либо, а преобразование РАН в современный научно-бюрократический институт (в позитивном смысле этого слова).

14.2. По-видимому, целесообразно передать весь академический имущественный комплекс в эндаумент РАН с правом его реструктуризации, но только под постоянным контролем международного научного и аудиторского пула.

14.3. Заключить соглашения с мировыми фондами и другими финансирующими науку организациями о нижеследующем. Россия выделяет этим фондам бюджетные средства и эндаументы, которые должны по решению этих фондов пойти на финансирование российских научных групп. При этом к экспертизе должны привлекаться российские ученые, но не на условиях контрольного пакета их голосов.

14.4. На аналогичных условиях создавать российские научные фонды с российским контрольным пакетом голосов, но с обязательным привлечением западных экспертов и под контролем западных аудиторских фирм. Необходимо, чтобы российские ученые имели возможность обращаться в большое число различных финансирующих организаций с различной специализацией и различными миссиями.

14.5. Российской академической науке необходимо активно участвовать крупных международных научных и научно-технических проектах, направляя в них достаточно большие бюджетные средства при условии предоставления пропорциональных кадровых квот и прав на полученный результат для российских ученых и осуществления части научных инвестиций на территории России.

14.6. Необходимо создавать условия для развития в России инновационных производств со смешанной структурой собственности, с привлечением западных партнеров. Конкретная программа реализации данного пункта требует проведения отдельных исследований и отдельных разработок.

14.7. Необходима реформа высшего образования как отрасли, смежной по отношению к академической науке, и способной предъявить платежеспособный спрос на высококвалифицированные научные кадры, а в перспективе и на исследовательские подразделения в составе ВУЗов. Однако контуры реформы ВУЗов сегодня не ясны. Требуется специальное исследование.

14.8. Хотя это частность, но для развития российского рынка научно-прикладных разработок требуется реформа российского патентного права с целью приведения его к мировым стандартам. Сегодня российские ученые говорят, что получать российский патент – это бессмысленная трата времени.

  • У нас тут нет никакого смысла получать патенты, можно стенки ими оклеивать. И деньги платить свои еще. У нас какое-то неправильное понимание патента. Вообще он для чего нужен? Если вы не производите – то он совершенно бессмысленен (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • В России есть возможность применить научный результат в прикладном плане, но все упирается в инфраструктуру и коррумпированность. Вы потратите больше времени на попытку официально зарегистрировать свое изобретение. К сожалению, проще сделать это в партнерстве с кем-то из западных партнеров. Для развития фундаментальных вещей, это какая разница, в какой стране (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • Например, кто-то в Академии Наук что-то изобрел. Что он может сделать? Он юридически не имеет права ни патент подать, ни продать – вообще ничего. Потому что это не ему принадлежит, а Академии Наук, а Академия Наук государству (доктор физико-математических наук, интервью);
  • У меня полсотни патентов и авторских есть, я прекратил уже этим делом заниматься. Я к директору приставал, чтобы он привел мне пример, когда патент что-нибудь дал институту, но не умеем мы этого делать. Это очень сложная штука, защитить интеллектуальную собственность, ее надо охранять, потом за нее надо платить, получать просто российский патент я вообще не понимаю зачем, а получить международный, то это очень большие деньги (доктор физико-математических наук, интервью).

14.9. За рамками сформулированных выше предложений находятся гуманитарные академические науки, а также научно-технические разработки военного назначения.

По проблеме военных разработок необходимо проводить специальные исследования и формировать отдельные предложения. Но в целом необходимо масштабное рассекречивание российских научных и технологических разработок с заменой секретности на патентную защиту.


ОПИСАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Для изучения возможностей реформирования Российской Академии Наук был проведен опрос 21 сотрудника РАН, являющихся руководителями и научными лидерами эффективных научных коллективов (как правило, лабораторий).

Наряду с этими интервью в аналитической части работы использовались также относящиеся к теме материалы прошлого исследования (2005 г.) и релевантные публикации в СМИ.

Исследование проведено научной группой С.А.Белановского по заказу ЦСР.


РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Была ли эффективной советская академическая наука?

Ответ на этот вопрос зависит от того, по какому критерию следует оценивать ее эффективность.

Советская академическая наука была эффективной в том смысле, что могла в лабораторных условиях получать результаты, близкие к переднему краю мировых научных исследований, причем по очень широкому кругу научных направлений.

Вместе с тем, советская академическая наука не была эффективной в том смысле, что ее результаты, пригодные для практического использования, не использовались на практике. Это утверждение, безусловно, справедливо для гражданского сектора советской экономики.

В военно-промышленном комплексе ситуация была иной, но и здесь об эффективном внедрении речь могла идти лишь в тех случаях, когда некая научная разработка была востребована в рамках конкретного военно-технического проекта. Очень многие передовые научные разработки, которые могли быть использованными в военно-технических и гражданских проектах, на практике не использовались годами и десятилетиями. Такая политика обосновывалась своего рода идеологией, согласно которой научные исследования в СССР должны были вестись максимально широким фронтом на тот случай, если некоторые из них окажутся востребованными в рамках того или иного военно-технического проекта.

В результате к началу 90-х годов советская академическая наука располагала огромным количеством научно-технических заделов, пригодных для широкого практического использования, но фактически не использовавшихся. Советская наука была «советской» в плохом смысле этого слова: она омертвляла на стадии полупродуктов огромные научные ресурсы, которые затем никак не использовались.

Ныне, в 2006 г., по мнению опрошенных экспертов, многие заделы оказались утраченными, но многие сохранены, однако по-прежнему находятся на стадии лабораторных разработок без перспектив реального внедрения.

  • Наука, которая отделена от инновационного процесса, обречена на умирание. Для выживания фундаментальной науки инновационный процесс просто необходим (доктор физико-математических наук, интервью);
  • У нас была крупная нерешенная проблема десятилетиями – это проблема интеграции науки и производства, отсутствие отлаженного инновационного процесса (доктор экономических наук, интервью, исследование 2005 г.);
2. Двойственность мировоззрения российских ученых

Мировоззрение российских академических ученых отличается определенной двойственностью, оставшейся с советских времен. С одной стороны, они считают, что наука необходима России для создания новых технологий, которые станут основой ее экономического развития. Именно этим аргументом они обосновывают ее право на существование и запросы на финансирование.

С другой стороны, они убеждены, что академическая наука не должна иметь никакой связи с коммерцией, и должна финансироваться государством исключительно на безвозвратной основе. Логическая противоречивость такого мировоззрения российских ученых является серьезным тормозом на пути реформирования российской науки.

  • Наука – это часть культуры и деньги нужно давать на фундаментальные исследования – на получение новых знаний как таковых. Если из этих знаний как таковых что-то проистечет в практику – чудесно, нет – значит, нет (академик РАН, институт биохимической физики РАН, интервью);
  • Фундаментальная наука не может давать практического применения, это абсолютно исключено. Она нужна, потому что поднимает общий уровень невероятно. Потому что когда делаются такие работы, это высокий уровень интеллекта. Если его нет, то все начинает падать очень быстро. Наука должна как локомотив тянуть за собой все остальное (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • Российское научное сообщество так устроено, что оно не привыкло искать какие-то инвестиционные прикладные вещи. Люди в этом вопросе как-то либо вообще неактивны, они ориентированы заниматься чистой наукой, а не искать прикладные возможности (кандидат физико-математических наук, интервью).
3. Имеют ли академические разработки прикладное значение?

Большинство опрошенных научных лидеров считают, что многие их разработки могут иметь прикладное значение, однако потенциал таких разработок не реализуется. Причины, по которым он не реализуется, будут рассмотрены ниже. Здесь же отметим сам факт, что почти все научные лидеры считают свои разработки перспективными с практической точки зрения. Формулировка, наиболее точно отражающая мнение активных ученых по поводу своей деятельности звучит так: «Чистая наука с возможностью прикладного использования».

  • То, что мы делаем, может в перспективе иметь с одной стороны, технологические применения, с другой стороны, биофизические применения. В том смысле, что это продвигает нас к пониманию, как биологические объекты работают, понятно, что это может иметь в дальнейшем вполне конкретные применения (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • Я начинал как теоретик, но сейчас это отчасти прикладная вещь, связанная с биологическими приложениями, анализ ДНК. Имеется в виду, что существует принципиальная возможность применить в будущем результаты на практике (кандидат физико-математических наук, интервью).

4.  Объемы и источники финансирования эффективных научных коллективов в составе РАН

При планировании данного исследования была выдвинута гипотеза, что в составе РАН имеются эффективные научные коллективы, сумевшие решить проблему собственного финансирования и эффективно развивающиеся. К сожалению, в части решения проблемы финансирования эта гипотеза не подтвердилась.

Основным источником финансирования научные лидеры назвали российский государственный бюджет, средства которого поступают по нескольким каналам: «рутинное» финансирование РАН заработной платы сотрудников, гранты РФФИ, профильного отделения РАН, президиума РАН, Минобрнауки РФ.

Почти все научные лидеры, опрошенные в рамках данного проекта, сообщили, что с точки зрения финансового и материального обеспечения их коллективы находятся на грани выживания, испытывают значительный дефицит финансовых и материальных средств. Кадровое воспроизводство в них нарушено, инфраструктура стареет и изнашивается. По мнению опрошенных ученых, финансирование аналогичных разработок на Западе на порядок превышает отечественное.

  • Основа нашего существования - это госфинансирование, через РАН, через РФФИ. Есть международные гранты, но доминирует российское финансирование. Я могу сказать, что финансирование недостаточное раз в десять. То же касается и материального обеспечения. С помещениями все благополучно, они остались от советских времен. Оборудование недостаточное, потому, что оно устарело, оно дорогое. Денег на него не хватает (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Если говорить о том, что нам дает государство, то есть зарплаты и прочее, - это смех. Все эти добавки и президента, и правительства в виде 20%, 30%, - это просто смех, даже не хочу это обсуждать. Я бы обсуждал цифры, как минимум, 10 раз большие, это было бы достойно обсуждения, а так я бы не позорился (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Мы понимаем, что на руководство страны надейся, но сам не плошай. И поэтому сами зарабатываем гранты. Моя статистика показывает, что на две поданные мной заявки на какой-нибудь проект, выигрывает одна. Зарплатная часть решена, компьютерная и мелочевка тоже решена. На что мы не можем заработать - это на серьезное оборудование, оно очень дорогостоящее, это миллионы долларов в нашей области науки, так мы не зарабатываем (доктор химических наук, профессор, интервью).

Объемы финансирования через зарубежные гранты, по мнению опрошенных ученых, в последние годы снизились, хотя в 90-е годы они сыграли большую роль в поддержке российской науки.

  • Финансовая ситуация, как и все в природе, подвержена эволюции. В начале 90-х главным способом выживания российской науки были наши поездки на запад. Потом появился фонд Сороса. Мы выигрывали гранты, такие большие деньги, на которые можно было поддержать многих людей. Потом появились другие фонды, и в основном, все наши усилия были ориентированы на то, чтобы выиграть в 90-е годы гранты. Уверенно могу сказать, что в 90-е годы заграница нам помогла. Наука выжила только благодаря этому. Сейчас ситуация меняется, роль западных грантов уменьшается (доктор химических наук, интервью);
  • Сейчас финансовые возможности российских фондов стали больше, чем западных, по крайней мере, в моей отрасли науки. Значение западных грантов сильно уменьшилось (профессор, доктор химических наук, интервью);
  • Источники финансирования: целевые программы РАН, гранты РФФИ, венчурные фонды, зарубежные гранты. В разное время - разное соотношение финансирований из этих источников. В последнее время зарубежных грантов стало меньше. В целом объёмы финансирования явно недостаточны, что затягивает разработки и ухудшает рыночные перспективы (доктор физико-математических наук интервью).

Не нашла подтверждения гипотеза о том, что эффективные научные коллективы сумели привлечь для своей деятельности инвестиционные средства от промышленности и других производящих отраслей (отечественных или зарубежных). Заказы такого рода имели место лишь эпизодически, в виде единичных случаев, не меняющих ситуацию в целом. Большинство опрошенных ученых выразило скептичное отношение к таким возможностям.

  • Коммерция никогда не поддерживает что-то фундаментальное. Основную нагрузку по финансированию все равно несет государство. На серьезную науку только государство, хотя иногда это делается завуалировано, через военных. Фирмы не могут финансировать неизвестно что, у них есть бизнес-план, они должны точно знать, что они получат за свой вложенный доллар. А в науке так нельзя (доктор физико-математических наук, интервью);
  • У коммерческого направления один недостаток, они найдут свою жилу золотую и будут ее эксплуатировать, у них потом может не возникнуть новых идей.

Из 21 научного лидера, опрошенного в рамках данного исследования, только один сумел эффективно коммерциализировать свою научную деятельность, не меняя при этом ее профиля и не отказываясь от фундаментальных научных разработок. Ключевые его высказывания таковы (профессор, доктор химических наук):

  • Мы занимаемся физикохимией полимеров. Мы занимаемся полимерами, которые прочнее стали, сверхвысокопрочные волокна, которые выдерживают, в частности, пулю автомата Калашникова. Это аналог знаменитого японского келлара, мы имеем свои разработки в нашей стране, в основном, они спец назначения, но, тем не менее, они есть. Еще мы занимаемся очень популярным сегодня делом, это наноиндустрия, нанокомпозиты, нанотехнологиии.
  • Зарплатный вопрос решен полностью. Руководитель моей группы зарабатывает 7 тысяч долларов, рядовой молодой кандидат получает тысячу долларов, что тоже нормально. Это мы решили, и мы живем достойно. На поездки, на конференции мы уже давно не просим денег, мы не нищие, можем сидеть в ресторане за рубежом, расплатиться сами, но вот единственное, что мы не можем решить, это, конечно, купить новое здание, да еще на Ленинском проспекте.
  • Научный потенциал лаборатории сейчас используется полностью, я достаточно умело подбирал людей. Я подбирал людей преданных. Не молодежь, а люди, которых я принимал в свое время, - это костяк лаборатории, на них все держится, это трудоголики, преданные и науке и родине, не хотят ее покидать. Поэтому не уехали, когда были помоложе именно по принципиальным соображениям, а сейчас уже вроде поздно уезжать. Да и не нужно, потому что зарабатывают прилично, жить можно вполне, и в этом плане КПД выжимки из людей приближается к 100%;
  • Есть фонд поддержки инноваций малого и среднего бизнеса Бортника, мы выиграли их грант 750 тысяч, приходим за деньгами, а нам говорят: «Вы плохо читали правила, мы не имеем права перечислить деньги институту, мы же поддерживаем малые предприятия, иди быстро открывай свою фирму, ищи хорошего бухгалтера и тогда на счет сразу переводим». А мы это не умеем, не знаем. Я узнал, что за 400 долларов за 2 недели можно открыть фирму, и нам открыли. Мы теперь коммерсанты.
  • В 2004 мы создали такую фирму, а в 2005, 2006 стали получать с нее доходы. Просто институт не может принести какую-то разработку сразу в производство, это могут сделать коммерческие фирмы, которые умеют продавать. И ряд конкурсов был ориентирован исключительно на фирмы. И потом мы смогли под этой фирмой выиграть много лотов, штучка оказалась многоцелевого использования и многоразового.
  • Если развалится академия, то у меня однозначно лаборатория выживет, она самодостаточна. К какой структуре она прилепится, это уже второй момент, найдем куда прилепиться. Но лаборатория выживет 100%.

5. О возможных источниках конечного спроса
на академическую науку

Основными источниками конечного спроса на фундаментальные научные разработки в мировой практике являются:

  • государственное финансирование из соображений престижа, а также с целью создания научно-технических «общественных благ» (типа службы слежения за озоновым слоем и состоянием полярных льдов);
  • военные разработки;
  • «научная благотворительность», т.е. различные фонды со своими миссиями, выдающие гранты на научные исследования на бесприбыльной основе;
  • высшее образование;
  • бизнес.

В России в настоящее время главными источниками финансирования академической науки являются прямое государственное финансирование и отчасти военные разработки. К сожалению, эти источники малы по объему, неэффективно используются и, главное, имеют краткосрочный характер. В перспективе они подвержены макроэкономическим, политическим и коррупционным рискам.

Что касается российского высшего образования, то оно само находится в глубоком институциональном кризисе, без преодоления которого эта отрасль не сможет стать источником финансирования фундаментальной науки.

Научная благотворительность в России не получила серьезного развития, а объемы поступающей в Россию западной научной благотворительности, т.е. грантов, снижаются.

Российская фундаментальная наука не сможет эффективно развиваться, опираясь исключительно на перечисленные источники, особенно с учетом названных рисков, которые неизбежно будут приводить к периодическим обвалам в финансировании. Российские ученые хорошо понимают это, поэтому многие из них испытывают неуверенность и пессимизм в отношении перспектив российской науки.

  • Перспективы печальные. Шанс из продающей ресурсы страны превратиться в страну развитой наукоёмкой продукции, по-видимому, уже не будет реализован. Бюрократия, распределение и траты огромных финансовых средств приобретают всё более уродливые формы, инвестиции и венчурные фонды не работают (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Я думаю, что при данных сложившихся обстоятельствах, при неясности, что будет с Академией Наук, кто будет финансировать науку, этот вопрос, конечно, трудно решаемый, но так, как сейчас есть, перспектив нет никаких. Это все заглохнет и умрет, потому что нет молодой струи в науке (доктор биологических наук, интервью);
  • Перспективы крайне плачевные и довольно быстрые. И через несколько лет никакой конкурентоспособной российской науки просто не будет. Вот, просто, как известно, наука в Германии восстанавливалась лет 40, после того, как с ней хорошо поработали (http://informika.ru/text/magaz/newpaper/messedu/cour0167/2900.html).

Таким образом, единственным реальным источником значительного увеличения финансирования российской науки является все-таки инновационный бизнес, хотя именно этот вариант рассматривается российскими учеными как наиболее проблематичный.

6. Субъективные причины скептического отношения
российских ученых к возможности интеграции с бизнесом

Сами российские ученые в большинстве отвергают путь интеграции академической науки с бизнесом и настаивают на увеличении финансирования традиционными для РАН способами. Некоторые из них признают необходимость увеличения доли финансирования через гранты, но эта точка зрения имеет среди ученых и своих противников.

Так или иначе, российские ученые и их научные лидеры убеждены, что академическая наука не должна коммерциализироваться и зарабатывать деньги на рынке. Главные причины, которые были названы опрошенными научными лидерами, были:

1. Мнение о психологической невозможность совмещать науку с коммерцией:

  • Я считаю, что сочетания менеджер и ученый фундаменталист не бывает, либо менеджер, либо ученый;
  • Я придумал краску, которой можно покрывать трубы, и эта краска будет дешевле, чем «Хамерайта», я условно говорю. Она будет долговечной и будет хорошей. Вот результат лежит у меня на столе. Что мне дальше сделать? Предлагать, рекламировать и продвигать – это не деятельность ученого.

2. Страх «переродиться» из ученых в коммерсантов:

  • Задачей науки отнюдь не является зарабатывание денег (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • Ученый, который настроился на зарабатывание денег, перестает быть ученым. У него радикально меняется структура приоритетов. Критерием становится не научный результат, а доход (кандидат физико-математических наук, интервью).

3. Недоверие к научному менеджменту, который «некомпетентен» и «все разворует»:

  • Тут есть проблема самой организации науки в Академии Наук. Во многих институтах, например как в нашем, там проблема: даже если какой-то инициативный человек находит деньги, эти деньги в силу финансовых правил, приватизируются дирекцией. И все, что можно получить с этих денег – это «кошкины слезы» (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Формы отчетности, которые сделали – это один из примеров классического воровства. Была выделена огромная сумма денег 250 млн. рублей, которая была передана разработчикам форм отчетности. Что они сделали? Взяли форму отчетности, разработанную в советское время для машиностроительных заводов. Примерно так, с некоторыми нюансами. Весь этот пакет сбросили в академические институты, которые работают по другим принципам, по другим законам. Теперь хотят загнать в прокрустово ложе этой отчетности всю научную деятельность, хотя это просто невозможно (доктор физико-математических наук, интервью).

Названные психологические причины следует признать обоснованными, но с одной существенной оговоркой. Академические ученые ошибаются, считая себя исключением из общего правила. Их случай не является исключением, поскольку точно такая же ситуация существует и в других отраслях. В промышленности никто не требует от рабочих, чтобы они сами продавали на рынке продукты своего труда. Для этого существует менеджмент и внешняя институциональная среда.

7. Объективные причины, по которым практический потенциал академических разработок не реализуется

Существует сложный комплекс объективных причин, по которым практический потенциал российских академических разработок не реализуется. Главными из них являются следующие.

1. Психологические и идеологические причины, которые рассматривались выше. Ученые, профессионально сформировавшиеся в советскую эпоху, идеологически убеждены, что их дело – это фундаментальные разработки, а их практической реализацией должен заниматься кто-то другой. Это мировоззрение нашло яркое выражение в интернет-форуме, где шла дискуссия о будущем российской науки: «Урожай есть, убирать ленятся». Автор этого высказывания выразил таким способом мысль, что российские ученые создали много заделов, пригодных для практической реализации, а российское государство не хочет «убирать урожай» (см. http://belan.livejournal.com/15153.html).

2. Отсутствие внедренческой инфраструктуры. В советское время существовала, по крайней мере в теории, внедренческая цепочка, состоявшая из трех звеньев: академическая наука – отраслевая наука – производство. К сожалению, в действительности эта цепочка практически не работала. Исключением были только военно-технические программы. В позднее советское время отраслевые институты гражданских отраслей все более обособлялись как от науки, так и от производства, превращаясь в придаток аппарата отраслевых министерств. Не случайно именно эти институты мгновенно исчезли в ходе экономических реформ, причем многие из них фактически перестали существовать еще до 1991 г. Тем не менее, хотя эта внедренческая цепочка существовала в основном лишь в теории, сегодня некоторые академические ученые с сожалением вспоминают о ней, забывая о ее неэффективности.

  • Академия наук занимала нужную нишу, когда была огромная отраслевая наука, то Академия была очень на месте. Сейчас отраслевая наука исчезла, поэтому возникает ощущение, что мы никому не нужны (профессор, доктор биологических наук, кандидат физико-математических наук, интервью);
  • В советское время мы занимались производством при помощи контактов с отраслевыми институтами и производственными организациями, где требовались наши разработки. У нас были безденежные договоры о творческом содружестве. Такая была схема (профессор, доктор геолого-минералогических наук, интервью);
  • Мы работали с отраслевыми институтами, эту часть деятельности мы называем прикладной, потому что в конечном итоге это должно было выливаться в какую-то продукцию (доктор физико-математических наук, интервью).

Вместе с тем, многие научные лидеры, особенно из числа тех, кто активно сотрудничает с западными научными структурами, понимают, что для российской науки обратного пути в советскую эпоху нет. Эти же ученые хорошо понимают, что в странах, являющихся мировыми научными лидерами, существует своя внедренческая цепочка, институционально более сложная и более эффективная, чем бывшая российская отраслевая наука. В России такая цепочка не создана даже в зачаточном состоянии, и это, по существу, является главной причиной кризиса российской науки.

  • Есть многие лаборатории в мире по миниатюрным часам, мы входим в их число. Рынки сбыта огромные, миллиардные. Эти компактные часы идут на замену кварцевым устройствам. Это будет на порядок точнее и компактнее. Во многих отраслях это будет востребовано. Это и космос, и гражданка, и военка. Я думаю, что через год-два они на Западе появятся. У нас – гораздо позднее, нет системы внедрения в производство. На уровне лабораторных разработок мы не отстаем, но перспективы внедрения проблематичны (доктор физико-математических наук, интервью);

3. Отсутствие спроса на внутреннем рынке. Этот факт хорошо известен и многократно подчеркивается учеными. Основные макроэкономические причины видятся в высокой доходности иных областей деятельности: сырьевых отраслей, розничной торговли, незаконной и полузаконной экономической деятельности (например, сдачи в аренду институтских помещений). Другим фактором является невозможность формирования в России долгосрочных экономических стратегий из-за политической и макроэкономической нестабильности.

  • Нет промышленности, нет и востребованности. Если бы это было, то с нас бы не слезали. Не важно, частная или государственная промышленность, но если бы она была, то она бы за нас хваталась (профессор, доктор биологических наук, кандидат физико-математических наук, интервью);
  • Для того, чтобы наука имела какой-то смысл, нужно, чтобы была промышленность, чтобы научные результаты были востребованы (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • До тех пор, пока наука не будет востребована, не будет критериев. Она не востребована у нас реально. Деньги поэтому получают те, кто ближе к кассе, или те, кто более витиевато говорит и убеждает (доктор физико-математических наук, интервью).

4. Неумение работать на международных рынках. Эффективные российские ученые хорошо освоили рынок зарубежных грантов, конференций, стажировок и временной работы в западных университетах и научных организациях. Вместе с тем, случаи сотрудничества с зарубежным инновационным бизнесом чрезвычайно редки и во многих случаях эпизодичны.

  • Почему наши технологи, конструкторы, те, кто реально синтезируют вещества, создают новые технологии, стремятся все это продать в Китай? В Европе сложно конкурировать, там высокий технологический уровень. Остаются развивающиеся страны: Китай, Индия, Пакистан.

5. Кризис российской научной, технической и экономической экспертизы. Этот фактор чрезвычайно важен для оценки перспектив создания государственных структур, занимающихся инновационным бизнесом. Опрошенные научные лидеры выразили скептическое отношение по отношению к таким структурам, считая, что они не смогут эффективно работать из-за коррупции и некомпетентности чиновников. По этой причине многие научные лидеры настаивают на том, чтобы в России к научной экспертизе привлекались авторитетные зарубежные ученые.

  • Здесь должны быть какие-то серьезные эксперты. Экспертный совет должен состоять из достойных людей, с одной стороны, это должны быть люди, представляющие государство, а с другой стороны, должны здесь быть ученые, которые известны, которые, по крайней мере, не будут выдавать какую-то «туфту». Надо, чтобы они проанализировали, какие цели достойны, куда вложить серьезные деньги. Для подобных экспертных целей необходимо привлекать международное научное сообщество (кандидат физико-математических наук, интервью).
8. Отношение научных лидеров к реформированию РАН

Научные лидеры признают неэффективность РАН, устарелость принципов ее работы и несоответствие этих принципов рыночной экономике. Вместе с тем, они выступают против ликвидации или радикального реформирования РАН. Главная причина состоит в том, что любому другому менеджменту (чиновничьему или коммерческому) ученые доверяют еще меньше.

Кроме того, ученые считают, что РАН – это известный во всем мире научный бренд, отчасти сохранивший свою репутацию и поныне. Исчезновение этого бренда резко затруднит возможность установления научных контактов между российскими и западными научными организациями.

Ни один из опрошенных научных лидеров не выразил желания выйти из состава РАН вместе со своим коллективом, поскольку, по их мнению, в таком случае они сразу потеряют финансирование, инфраструктуру и академический бренд.

  • Я бы этим не воспользовался. Лаборатория в этом случае все потеряет. Я уже говорил, что 60 процентов у нас доходов за счет Академии наук. Выйдя из Академии мы просто лишились бы основ нашего существования (кандидат географических наук, интервью);
  • Выходить из РАН нет смысла, если Вы хотите заниматься наукой. Даже, если Вы захотите делать наукоемкую продукцию, то и в этом случае жизнь будет не легкой (доктор технических наук, интервью);
  • Я являюсь представителем Академии Наук. На Западе это бренд определенный. А так мы будем в пустоте, никто (доктор физико-математических наук, интервью);
  • РАН - это марка, печать, где написано, что это институт РАН, вот одна эта печать стоит огромных денег, условно говоря. Если Вы заключаете договор с какой-нибудь фирмой, то это колоссальный авторитет (кандидат географических наук, интервью).
9. Международный характер современной мировой
и российской науки

Советская наука представляла собой гигантскую автаркичную научную систему, пытавшуюся практически по всем направлениям конкурировать с мировой наукой. Решение такой задачи было не по силам даже хорошо финансировавшейся советской науке, не говоря уже о современной российской. Идеологически мотивированная отгороженность советской науки от мировой была одним из важнейших факторов, снижавших эффективность проводившихся в СССР научных исследований.

Ныне, согласно свидетельствам лидеров научных коллективов, научной автаркии в академической науке больше нет. Российская наука в той части, в которой она сохраняет мировой уровень, стала международной. Дееспособные ученые и научные коллективы часто бывают на Западе, хорошо знают западных научных коллег и интенсивно взаимодействуют с ними. Поэтому любые планы реформирования российской науки должны быть направлены не на восстановление автаркии, а на усиление сотрудничества с мировой наукой. Исключением могут стать только военно-технические разработки, но этот вопрос следует рассматривать отдельно.

  • Российские эффективные научные группы инкорпорированы в мировую науку, через публикации, через участие в зарубежных конференциях, грантах ЕС, США, МНТЦ и пр. Не вижу здесь проблемы (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Вполне интегрированы. Я сам езжу как эксперт, и сотрудники ездят, как эксперты. Нас приглашают. У нас с Финляндией очень хорошие сотруднические отношения, с Америкой, с Францией (академик РАН, интервью);
  • Государство должно приветствовать интеграцию, заключать контракты об учебе по обмену, увеличивать финансирование конференций, которые здесь проходят, приглашение западных ученых сюда, восточных ученых. С одной стороны, стимулировать конференционную и подобную деятельность и выделять под нее деньги, и, с другой стороны, приветствовать и работать для разных межуниверситетских, межинститутских, межгосударственных соглашений (кандидат физико-математических наук, интервью).

Встраивание в систему международного сотрудничества необходимо еще и потому, что рынок инновационной продукции является общемировым и высоко конкурентным. По свидетельству одного из экспертов, попытка создания инновационной продукции исключительно для внутреннего рынка провалилась даже в Китае.

  • Китай – вот 4 года назад они захотели делать свое китайское производство независимое, для внутреннего рынка. Были созданы компании, это была правительственна линия, они пошли на скандалы, я хорошо за этим следил, они пишут: «Мы не будем платить Рояли, не будем платить этим Европейцам. Мы сделаем свое, свой стандарт, свое производство и не будем никому платить. Почему это мы должны с каждой детали платить кому-нибудь Филипсу или Мерседесу?». Хорошо, все по международным нормам. Они все содрали, конечно, обозвали своими китайскими именами, сказали что это их, ничего не платят. Прошло 2-3-4 года, это была государственная линия. Эти все предприятия обанкротились. Почему? Они не могут работать при такой постановке вопроса – только на своем рынке, не смотря на их гигантские размеры. То есть в Китае в 15 раз населения больше, чем в России – и то этого китайского рынка не хватило. Они думали так: нас 1,5 миллиарда и нам хватит своего рынка. Вот не хватает (кандидат физико-математических наук, интервью).

10. Оценка современного кадрового потенциала РАН

В предыдущем исследовании, выполненном с помощью метода кластеризации результатов количественного опроса академических ученых, была дана оценка, что эффективный научный персонал составляет около 40% от всего научного персонала РАН. Однако опрошенные научные лидеры склонны давать более жесткую оценку – около 20%. Эта экспертная оценка неоднократно звучала в интервью, как в прошлом, так и в настоящем исследовании.

  • Если будет разумная реорганизация Академии Наук, то, о чем мы говорили, жесткая реорганизация нужна для реальной, а не для формальной аттестации, то наука будет развиваться нормально. Самый важный момент, сейчас, я вам говорил, что 20% активно работающих, а 80% не активно работающих. Конечно, они против реформирования. Опять же, возникает большая проблема, куда девать эти 80%, их же надо трудоустраивать. Это серьезная проблема. Поэтому, я на этом настаиваю, наличие независимых экспертов очень помогло бы, международная экспертиза. Было бы меньше причин говорить о целесообразности реформирования (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Перспективы развития в нашем институте есть, как развития отдельных областей, которые локализованы в отдельных лабораториях. Это входит в те 20-25% дееспособных коллективов, о которых я уже говорил. Угробить эти лаборатории не то что невозможно, но очень трудно. Они настолько активны, что найдут способ выжить, настолько самодостаточны даже при плохом финансировании, что развалить их будет очень трудно. В отличие от других 75-80%, которые уже фактически прошли свой путь деградации до конца (кандидат биологических наук, интервью);
  • У меня, безусловно, есть команда. Это моя лаборатория. Относительно молодые люди. Средний возраст моей команды где-то 36-37 лет. Все кандидаты наук. Часть из них выросла уже за эти годы, и мне удается удерживать эту команду возле себя. Но это локальная среда, на весь институт она не распространяется (доктор физико-математических наук, интервью).

Научные лидеры часто высказывали мысль, что имеющееся академическое финансирование следует сосредоточить именно на этих 20% эффективных ученых или коллективов. При этом многие высказывали мысль, что сделать это не сложно. Однако с нашей точки зрения это и есть ключевая и сложнейшая задача реформирования.

  • Так или иначе, какое-то сокращение, какая-то концентрация ресурсов на живых направлениях, она, наверное, нужна. Это очень сложно политически сделать. В принципе, это было бы нужно, потому что есть реальная проблема, что есть живые группы и неживые группы и ресурс некоторым образом просматривается (кандидат физико-математических наук, интервью).
11. Основные постулаты реформирования академической науки

Программа любой реформы должна представлять собой логически обоснованный комплекс мер, базирующийся на ясно сформулированных постулатах. Роль этих постулатов могут выполнять факты, порой неприятные, но неопровержимые, которые бесполезно отрицать.

Сформулируем такие постулаты, основываясь на результатах как данного, так и предыдущих исследований.

1. Российская наука и инновационные научные разработки должны интегрироваться в мировую науку. Фактически на уровне лидеров научных коллективов (лабораторий и других аналогичных подразделений) это уже произошло. Однако на уровне предложений по реформированию или «сохранению» РАН часто звучит тезис о восстановлении научной автаркии, а также восстановлении всего широчайшего фронта научных исследований, который реализовывался в СССР (напомним, что реализовывался без практической пользы для страны).

Однако, с нашей точки зрения, автаркический путь развития российской науки будет для нее катастрофой.

  • Как может выглядеть наука в России к 2017 году? Думаю, что наиболее вероятная возможность печальна: науки в России к тому времени не будет. Останется лишь псевдонаука – то, что Ричард Фейнман назвал “Cargo Сult Science” Формальные признаки науки имеются, но кому-либо интересных научных результатов не возникает. Зато псевдонауки этой будет в изобилии;
  • У завлабов нет никакого реального представительства в государственных структурах финансирования науки и техники (кроме разве что РФФИ, который и сам переживает не лучшие времена). В стране практически нет структур, к которым можно было бы обратиться за поддержкой;
  • (http://www.polit.ru/science/2006/10/18/nauka_2017.html).

2. Современная РАН представляет собой неэффективную и непрозрачную менеджерскую структуру. Правда, в ее пользу можно сказать, что практически все ученые опасаются ее упразднения или реформирования, полагая, что при любом новом менеджменте ситуация станет еще хуже. Эти опасения вполне обоснованны, но из них следует лишь то, что начинать надо не с реформирования, а с анализа ситуации путем проведения научного, имущественного и финансового аудита и реализации мер по повышению прозрачности этой организации. Можно согласиться с теми учеными, которые предлагают не спешить с принятием радикальных реформистских мер.

  • Но я думаю, что, если призвать каких-то менеджеров, каких-то чиновников, попытаться в этом разобраться даже с лучшими намерениями, получится все гораздо хуже (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • Реформировать нужно, но революционные решения тут не должны быть. То, что я сейчас вижу, это, с моей точки зрения, это – попытка подкупа тех, кто находится у власти тем, кто возьмет это в свои руки. Я считаю, это самое страшное, что может произойти. Потому, что будет все продано. Опасно не из-за того, что это перейдет из одних рук в другие. Просто это связано с тем, что страна пронизана воровством (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • Я бы так сказал, к реформе в науке, в Академии надо подходить очень осторожно, потому что ситуация может очень сильно ухудшиться (кандидат географических наук, интервью).

3. Хотя бесприбыльные научные разработки и «чистая» наука имеют право на существование и могут иметь разные источники и мотивировки финансирования, это не может служить оправданием того, что в России не реализуются те многочисленные разработки, которые имеют или могут иметь прикладное значение. Научные лидеры сами говорят, что хотя «чистая» наука в тех или иных объемах финансируется во всем мире, объем финансирования разработок, могущих иметь прикладное значение, во много раз больше. Есть основания предполагать, что в России вопрос стоит жестко: либо наука научится осваивать деньги от инновационных разработок, либо ее не будет вообще.

  • Во всем мире развивается прикладная наука, от этого никуда не денешься, и вся фундаментальная наука переводится в университет (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • В Западном мире лучше всего поддерживаются те тематики, которые финансируются индустрией. Если индустрия не проявляет интереса, в целом эта тематика будет находиться в скромных финансовых рамках (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Тенденция в мире такова, что больший акцент делается на прикладное использование результатов научной деятельности. Японцы впереди всей планеты в этом отношении. Они ищут фундаментальные разработки во всем мире, и доводят их до состояния, что их можно применять (кандидат физико-математических наук, интервью).

4. Несмотря на достигнутые в последнее время экономические успехи, в России еще на долгие годы будет сохраняться угроза макроэкономической и политической нестабильности, которая может отразиться на академической науке в виде внезапного урезания финансирования и внезапно принимаемых административных мер, с большой вероятностью спорных или некомпетентных. Хотя в полной мере таких кризисов избежать нельзя, реформируемый состав научных институтов должен иметь определенные механизмы устойчивости на случай возникновения подобных ситуаций.

  • Если сейчас сохранится эта власть, если она будет продолжаться долго, то будет все загнивать (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • У нашего государства, вообще, нет своей научной политики (доктор химических наук, интервью);
  • Я вижу сколько талантливой молодежи, действительно способных, и это поднимает очень сильно веру в собственный народ, людей и так далее. Но мы награждены очень плохим руководством, к дуракам и дорогам я бы добавил наше правительство.

5. Любые предложения по реформе РАН должны учитывать тот фундаментальный факт, что в России в глубоком кризисе находится институт научной, технологической, экономической и юридической экспертизы. Это означает, что ни сама РАН, ни российское государство, ни сами ученые не могут эффективно реформировать российскую академическую науку. Такие разноплановые примеры, как внедрение ЕГАИС и третий неудачный пуск ракеты «Булава» показывают, насколько в современных условиях недееспособны государственные организации, создаваемые по советскому образцу. Следует оговорить, что в России пока еще есть компетентные научные эксперты, но отсутствует институт экспертизы, то есть институциональные способы привлечения именно этих людей к экспертизе и к выработке решений.

  • Есть такое мнение, что финансирование на всю науку российскую, это финансирование не такое уж и маленькое. Мое мнение, что эффективных центров не так уж много, если финансирование было перераспределено на эти центры, то это было бы адекватным. А как определить работу того или иного центра? Это самая большая проблема, которой никто не хочет заниматься. Здесь возникает вопрос грамотной экспертизы (доктор физико-математических наук, интервью);
  • У нас самый оптимальный вариант было бы решение при помощи международного научного сообщества. Наука не бывает ни российской, ни японской, ни германской (доктор физико-математических наук, интервью).

6. Сказанное означает, что без привлечения западных экспертов, а точнее, западных институтов экспертизы, российская наука не может быть эффективно реформирована. Очевидно, именно это имел в виду один из опрошенных экспертов, который сказал, что России нужно импортировать не западных ученых, а западную научную бюрократию.

  • Парадокс российской науки, западная очень бюрократизирована, просто колоссально. Но у нас говорят, бюрократия это плохо, на самом деле бюрократия это хорошо, если бюрократия хорошая. И бюрократических органов на Западе в десятки раз больше, чем здесь, но там люди-бюрократы знают – что они должны сделать, они тренированы, и они оплачиваемы. А у нас это какая-то голодная банда, которая не знает, что делать и не понимает, зачем она здесь. И в этом проблема (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Для того чтобы провести какую-то реорганизацию, на мой взгляд, необходимо, чтобы отвечал за это бюрократ. Такой, знаете, проверенный, хороший такой бюрократ, ну есть какие-то люди у нас во властных структурах. Чтобы он подошел не быстро, квалифицированно и чтобы он учитывал опыт науки всего мира. Потому что сегодняшняя российская наука – это нонсенс (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Сегодняшняя бюрократическая структура РАН, она своей задачи не выполняет в силу неправильной мотивированности, в силу неправильной тренированности, и может быть даже недостаточности (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Для реформации РАН, на мой взгляд, было бы необходимо, потратить какие-то средства на привлечение тех же самых международных экспертов – варягов из бюрократии брюссельской, вашингтонской бюрократии, токийской бюрократии (доктор физико-математических наук, интервью).
12. Идея наделения российских научных институтов эндаументами

Положительный и очень важный аспект этого предложения состоит в том, что институт эндаументов способен защитить науку если не от всех, то от многих политических и макроэкономических рисков. Кроме того, преимущество идеи эндаументов состоит в том, что создание такого института финансирования науки позволяет снизить нагрузку на государственный бюджет и одновременно задействовать с пользой объекты земли и недвижимости, которые ныне в России фактически являются бесхозными.

Однако опрос научных лидеров показал, что все они с полным единодушием отвергают эту идею в той форме, как они ее для себя поняли. Фактически они ответили на вопрос, следовало бы наделить эндаументом их лабораторию или институт. Этот ответ был дружно отрицательным. Возражения состояли в том, что ученые не умеют и не хотят заниматься коммерческим управлением недвижимостью, а привлеченные менеджеры все разворуют, да еще и погубят лабораторию (институт). Про попечительские советы столь же единодушно было сказано, что они некомпетентны и быстро коррумпируются.

Это не выйдет. На науку ничего не останется, люди себе будут брать. Это разные вещи. Нет, это не пойдет. Это не возможно совмещать (кандидат физико-математических наук, интервью);

  • Можно взять институт и поделить его на эндаументы, это будет форма развала. Тогда все возьмутся сдавать в аренду свои помещения и бросят заниматься наукой. Если это будет отдельно стоящее здание, то сдача его в аренду, может быть, и может помочь. Но, опять же получение таких легких денег кому-то поможет заниматься наукой, а другому, наоборот, не заниматься наукой и жить в удовольствие. Больших плюсов я в этом не вижу (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Я противник этого. Это развращает. Вот когда были 90-е годы, там была необходимость сдавать помещение, и сдавали, потому что зарплату не давали, и есть нечего было. Никто не мог ничего сказать. Я на это смотрел нормально, потому что это было необходимо людям. Сегодня я просто считаю, что это извращение (доктор физико-математических наук, интервью);
  • Для академической фундаментальной науки это, наверное, не годится. Никогда ты не заработаешь, вот есть проект, на нем, можно начать измерять спектры за деньги. Предположим, будут большие доходы. Но все равно на эти доходы не проведешь фундаментальное исследование. Это может только отвлекать, можно увлечься зарабатыванием (профессор, доктор химических наук, интервью).

Однако возражения ученых не означают, что идея эндаументов не может быть реализована в иной, более конструктивной форме. Важная роль эндаументов состоит в том, что на данном этапе только они способны застраховать российскую науку от макроэкономических, политических, а при условии привлечения зарубежного аудита и от коррупционных рисков.

Эндаументами следует наделять фонды, миссией которых должно стать финансирование различных направлений научных разработок с обязательным привлечением международной научной экспертизы и международного финансового аудита.


13. Предложения по реформированию российской академической науки

Формулируемые ниже предложения являются логическими следствиями из сформулированных выше постулатов.

1. Необходим комплексный научный, имущественный и финансовый аудит РАН с привлечением западных экспертных и аудиторских организаций. Необходимо создать пул из западных и отечественных экспертов и аудиторов. Главной целью создания такого аудита являются не репрессивные меры по отношению к кому-либо, а преобразование РАН в современный научно-бюрократический институт (в позитивном смысле этого слова).

2. По-видимому, целесообразно передать весь академический имущественный комплекс в эндаумент РАН с правом его реструктуризации, но только под постоянным контролем международного научного и аудиторского пула.

3. Заключить соглашения с мировыми фондами и другими финансирующими науку организациями о нижеследующем. Россия выделяет этим фондам бюджетные средства и эндаументы, которые должны по решению этих фондов пойти на финансирование российских научных групп. При этом к экспертизе должны привлекаться российские ученые, но не на условиях контрольного пакета их голосов.

4. На аналогичных условиях создавать российские научные фонды с российским контрольным пакетом голосов, но с обязательным привлечением западных экспертов и под контролем западных аудиторских фирм. Необходимо, чтобы российские ученые имели возможность обращаться в большое число различных финансирующих организаций с различной специализацией и различными миссиями.

5. Российской академической науке необходимо активно участвовать крупных международных научных и научно-технических проектах, направляя в них достаточно большие бюджетные средства при условии предоставления пропорциональных кадровых квот для российских ученых и осуществления части научных инвестиций на территории России.

6. Необходимо создавать условия для развития в России инновационных производств со смешанной структурой собственности, с привлечением западных партнеров. Конкретная программа реализации данного пункта требует проведения отдельных исследований и отдельных разработок.

7. Необходима реформа высшего образования как отрасли, смежной по отношению к академической науке. Однако контуры этой реформы сегодня не ясны. Требуется специальное исследование.

8. Хотя это частность, но для развития российского рынка научно-прикладных разработок требуется реформа российского патентного права с целью приведения его к мировым стандартам. Сегодня российские ученые говорят, что получать российский патент – это бессмысленная трата времени.

  • У нас тут нет никакого смысла получать патенты, можно стенки ими оклеивать. И деньги платить свои еще. У нас какое-то неправильное понимание патента. Вообще он для чего нужен? Если вы не производите – то он совершенно бессмысленен (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • В России есть возможность применить научный результат в прикладном плане, но все упирается в инфраструктуру и коррумпированность. Вы потратите больше времени на попытку официально зарегистрировать свое изобретение. К сожалению, проще сделать это в партнерстве с кем-то из западных партнеров. Для развития фундаментальных вещей, это какая разница, в какой стране (кандидат физико-математических наук, интервью);
  • Например, кто-то в Академии Наук что-то изобрел. Что он может сделать? Он юридически не имеет права ни патент подать, ни продать – вообще ничего. Потому что это не ему принадлежит, а Академии Наук, а Академия Наук государству (доктор физико-математических наук, интервью);
  • У меня полсотни патентов и авторских есть, я прекратил уже этим делом заниматься. Я к директору приставал, чтобы он привел мне пример, когда патент что-нибудь дал институту, но не умеем мы этого делать. Это очень сложная штука, защитить интеллектуальную собственность, ее надо охранять, потом за нее надо платить, получать просто российский патент я вообще не понимаю зачем, а получить международный, то это очень большие деньги (доктор физико-математических наук, интервью).

За рамками сформулированных выше предложений находятся гуманитарные академические науки, а также научно-технические разработки военного назначения.

По разработкам военного назначения необходимо проводить специальные исследования и формировать отдельные предложения. Но в целом необходимо масштабное рассекречивание российских научных и технологических разработок с заменой секретности на патентную защиту.

Москва 2006 – 2007 гг.

См. также:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
19:03 В Назарете отменили Рождество
18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
17:48 ФИФА пригрозила отстранить сборную Испании от ЧМ-2018 из-за действий властей
17:28 Задержанный в Петербурге планировал взорвать Казанский собор
17:25 Промпроизводство в РФ в ноябре упало максимальными темпами за 8 лет
17:01 Турция потребует в ООН отменить решение США по Иерусалиму
16:43 В посольстве США назвали ложью обвинение во вмешательстве в российскую политику
16:33 Букингемский дворец назвал дату свадьбы принца Гарри
16:29 Журналист сообщил о готовности Захарченко внедрить на Украину 3 тысячи партизан
16:14 МИД Украины опроверг ведение переговоров об экстрадиции Саакашвили
16:08 Страны ЕС согласились начать вторую фазу переговоров по выходу Великобритании
15:49 Дипломатов из США не пустят наблюдать за российскими выборами
15:47 Глава ЦИК назвала стоимость информирования избирателей о выборах
15:36 Гафт перенес операцию из-за проблем с рукой
15:21 В Кремле посчитали недоказанными обвинения в адрес Керимова во Франции
14:55 ФСБ задержала в Петербурге планировавших теракты исламистов
14:33 Сенаторы одобрили закон о штрафах за анонимность в мессенджерах
14:15 В Кремле признали нежелание Путина упоминать фамилию Навального
14:02 Дума отказалась ограничить доступ к сведениям о закупках госкомпаний
13:59 Минфин пообещал не допустить «эффект домино» из-за Промсвязьбанка
13:52 Алексей Улюкаев приговорен к восьми годам строгого режима
13:39 Госдума разрешила внеплановые проверки бизнеса по жалобам сотрудников или СМИ
13:36 ЦБ снизил ключевую ставку
13:24 Ученые заглянули в глаз трилобита
13:23 Власти Москвы отказали Илье Яшину в проведении акции 24 декабря
13:19 Индекс потребительских настроений по всей России вышел в «зеленую зону»
13:08 Прокуратура назвала самое коррумпированное подразделение силовиков
13:00 Лавров заявил о вмешательстве США в выборы в России
12:47 Совет Федерации подключился к поиску источника вони в Москве
12:40 Минтранс анонсировал возобновление рейсов в Каир в феврале
12:25 Дед Мороз заявил об отказе от пенсии
12:20 Дума приняла закон об индексации пенсий в 2018 году
12:07 Антитела к вирусу лихорадки Эбола вырабатываются через сорок лет после болезни
12:01 ЦИК снова пересчитал желающих баллотироваться в президенты
11:41 Улюкаев признан виновным в получении взятки
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.