Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
24 мая 2018, четверг, 07:00
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

20 июня 2007, 18:14

Блюз для Агнешки

"Полит.ру" публикует фрагмент романа Владимира Мощенко "Блюз для Агнешки" (М.: Зебра Е, 2007). Среди вымышленных персонажей то и дело мелькают имена реальных людей. Сюжет ведет читателя в Европу, в Будапешт, где на каждом перекрёстке есть кафе и там играют комбо блестящих джазменов: Джона Колтрейна и Стэна Гетца. А вокруг – яростный жар антисталинского восстания и непреклонная жестокость карательных советских танков. Именно здесь музыканта Митю Чурсина ждёт его первая настоящая любовь – Агнешка.

…Огромное окно. Из него, чуть-чуть приоткрытого кем-то (всего-то щёлочка), просматривается сразу и роскошный проспект Ракоци и улица Лайоша Кошута, уж никак не менее нарядная. Самое подходящее место для «Астории». Митя потёр стекло рукавом. Валил рождественский снег. Переливались золотистыми, красными, изумрудными шарами и стояли бок о бок две ёлочки, обозначая вход в гостиницу. Чурсин злился на самого себя. Он устал из-за того, что вёл двойную жизнь. Ему хотелось кричать, что он любит Аги, что это унизительно – держать в тайне свою любовь, прятаться, таиться. Чтоб в тартарары провалилась вся эта редакция во главе с шефом, Сивороновым – «Одноногой Тенью». Много сил отбирала она. Надо было дежурить в типографии, править безграмотные материалы, самому кропать глупейшие статейки. Сиворонов придирался к нему.

– Что ты наворотил тут, – говорил он Мите, – зачем в заметке для «Культурного календаря» ты приводишь слова Ференца Листа: «Каковы бы ни были мои политические убеждения, у меня нет трёхсот тысяч штыков, чтобы их поддержать»?! На что ты намекаешь?! А если б всё это увидело свет? А если б я недоглядел? И вообще, тру-бо-лёт, где ты пропадаешь вечерами, я посылал за тобой – тебя не нашли.

И снова складывает мелочь в кармане брюк, и снова разрушает пирамидку…

Хватит, останавливает себя Чурсин, мне вот-вот выступать, и начну я с «Rose Room». А в чём, простите, я выйду на эстраду? Костюмчик-то самый дешёвый. И туфли не ахти какие. И галстук.

Митя отодвинулся от окна и встретил острый взгляд матёрого, хотя и юного совсем, контрабасиста Аладара Пэгэ, которого критика величала в экспортном издании «последователем Чарли Мингуса», мануально одарённым сверх всякой меры, интуитивным джазменом. И не очень-то, надо сказать, преувеличивала. Аладар впервые повстречал Чурсина (говорили: то ли москвич, то ли тбилисец) в кафе «Далия» на проспекте Байчи-Жилински. Тот прибежал на джем-сэйшн со своей подружкой Агнеш чуть раньше запоздавшего Пэгэ и играл с пианистом (спору нет – тоже матёрым) Густавом Чики «Minor Blues» и  «Blues For Barclay» Джанго Рейнхардта. Играл, с неба свалившись, здорово, такой звук редко услышишь. Пэгэ подумал: зацепило, зацепило. Браво.

Скорострельно оценив внешность Аги, он восхищённо хмыкнул, но некогда ему было особо задерживать внимание на красотке с берегов Тисы. Зворожённый происходящим, он и сам присоединился к Густаву и Дмитрию, и ему почудилось, что они с этим русским гитаристом давным-давно знакомы. Джазмену в таких делах, как джем, много и не требуется, ты ему лишь намекни – сразу же подхватит на лету. Да и барабанщик Дюла Ковач, всякого повидавший, не удержался, взялся за работу потихоньку-полегоньку и постепенно, как заботливый любовник, доверил быстрым темпам мерцающее звучание, а тарелкам – пульс всей пьесы. Дюла, кстати, не уставал нахваливать Митю за успехи в венгерском и за то, что тот шпарит наизусть любой текст из античной литертуры. В этот вечер все были довольны друг другом не меньше, чем вдребезги пьяные собутыльники.

Уже полночью, когда налегали кто на пиво, кто – на более существенное зелье, Пэгэ сказал Мите:

– Мы-то кто – и я, и Чики, и Дюла? Мы все – бездельники, тунеядцы. Ты же знаешь: нас только ленивые не поносят. А ты ведь, по-моему, в русской военной газете служишь. Наверное, многие бы в России хотели на твоём месте оказаться. Не боишься вылететь? Потом вообще никуда из Союза не выпустят.

Он чуть было не добавил, что если копнут поглубже, то обязательно и про Агнешку разнюхают, но удержался, прикусил язык.

Митя выпил абрикосовой палинки и лишь затем пожал плечами. Что он мог ответить? За него ответила его гитара – и это была композиция «Django». Ею, как вам известно, Modern Jazz Quartet оплакал потерю гения-цыгана, который никогда ничего в мире не боялся. У Чурсина и здесь всё получалось не так, как у всех, – без траурного надрыва, без излишней минорной тональности. Одна любовь, и топот табуна, и дерзость, и вызов. Будь что будет. Бог милостив. Именно так все вокруг и уразумели.

Теперь Чурсин оказался на Рождество в «Астории» вместе с Пэгэ, Чики и Дюлой. С такими парубками до чего ж приятно скрыпеть на морозе да разгонять чертей вездесущих, чтобы месяц ясный не воровали. Но все они, недавние лауреаты джазового фестиваля в Бледе, слыхом не слыхали про миргородские лужи и загадки и, наоборот, чувствовали себя в отеле, как юные конкистадоры на берегу Рио-Браво или в предгорье Сьерра-Мадре. Просто ждали выхода на эстраду и со смаком покуривали сигаретки «Кент».

И Митя в свою очередь спросил у Аладара:

– Ты помнишь, как начинал Чарли Крисчен?

Пэгэ повернулся к нему.

– Как начинал Крисчен? У Гудмена, я полагаю? По-моему, он с блеском начинал. Чарли тогда, кажется, тоже «Rose Room» играл…

– Да я не про то.

– А про что?

Митя хотел напомнить, что Чарли, чудом попав в гудменовскую компанию, поверг в шок консервативного, застёгнутого на все пуговицы маэстро своим дурацким, хиповатым нарядом, но не напомнил, не стал, в общем, объясняться, махнул рукой. Ну как, в самом деле, дамы и господа, сочетать это: «Rose Room» – и швейная фабрика «Большевичка»?! Чурсина терзала убеждённость, что одежда выдаёт человека с потрохами. Балаганное рубище, смех балаганный и, значит, притом балаганные мысли… Крисчен-то хоть хиповал (нашлись-таки монеты у парня на невероятную шляпу, остроносые ботинки, ярко-зелёную куртку, пурпурную рубаху), а вот он, Дмитрий Иннокентьевич Чурсин… он… Ему в те поры никак не могло прийти в голову определение «совок», которое появилось немного позже. Но нечто подобное вертелось у него в мыслях.

Интересно, доходили ли до Аладара и его ребят слухи о выставке советского ширпортреба, устроенной Ивом Монтаном и Симоной Синьоре? Не может быть, чтоб не доходили. Они тут охотно реагируют на подобные события, руки в восторге потирают. А скандал в Союзе тогда разразился нешуточный. Газеты дали отпор этой вылазке, хлёсткие фельетоны поносили актёров, чьи фильмы заставляли очумелых советских зрителей при любой погоде выстраиваться за билетами в длиннейшие очереди. Некоторые радиослушатели заметили, как быстренько был выброшен из девственного отечественного эфира популярный панегирик певца Марка Бернеса – с той целью, чтобы задумчивый голос Монтана не звучал на короткой волне и чтобы ветви каштанов, парижских каштанов в окна ни к кому больше не заглядывали…

«Позор тому на всю Европу, кто вытирает пальцем жопу…»

Да, братец Аладар, хорошо  в краю родном пахнет сеном и… так далее.

Но и сам ты, Митя, тоже хорош. Надо было бы, не надеясь на нищенскую зарплату, купить что-нибудь подходящее для выступления в «Астории». Залез бы в долг.

Они шли с Агнешкой к зданию гостиницы по набережной «Дунайское Корсо», мимо фешенебельных ресторанов и кафе, через самый оживлённый район праздничного города – по Вёрёшмарти. Отовсюду, со всех витрин им улыбались белобородые Микулаши (местные Санта-Клаусы) в алых шубках и с мешками, полными подарков.

– Аги, а что если я откажусь от выступления?

Это предположение ошарашило её. Вслед за Митей она резко остановилась.

– Почему?!

Агнешка испугалась – и чем-то на мгновенье стала похожа на Митину маму, Изабеллу Васильевну, когда та спорила с сыном.

– А ты не понимаешь? – крикнул Чурсин.

– Нет.

Хотя, кажется, догадывалась. Она его всегда понимала. Так уж случилось.

– Я одет как разночинец, «юноша бледный со взором горящим». Пенсне не хватает. – И попросил: – Давай вернёмся.

– Отказываешься от выступления?!

– Отказываюсь.

– Но тебя ведь ждёт Пэгэ. И остальные. Ты что?!

Она всегда была уверена, что любит его, и чтобы лучше разобраться в нём, ходила в публичную библиотеку – читать на французском и английском книжки о Джанго Рейнхардте, которым бредит Митя. «То был непривлекательный человек», – писал о Джанго один критик. А другой горячо упрекал Рейнхардта за беззаботное отношение к завтрашнему дню, за склонность к жизни, свободной от предрассудков и условностей. Тогда-то Аги и испугалась впервые, чего не скрыла от Мити. Тот отпарировал с неожиданной горячностью:

– Но тянулись отчего-то именно к Джанго. На него шли. А те, на кого ты ссылаешься, зарабатывали на нём деньги; им, по-моему, просто посчастливилось, потому что они оказались на миг рядом именно с ним. Читай, Агнешка, пожалуйста, повнимательнее.

И всё равно облик гитариста с далеко не светскими манерами и цыганскими навыкате глазами ей, по правде сказать, не нравился, и её озадачило некоторое сходство Чурсина с этим мистиком в «лагере диких»: Митю тоже что-то вечно рогами толкало в бок, заставляло куда-то бежать, от чего-то скрываться. Со скандалом, пускаясь на разные хитрости, он уже раза три-четыре выпрашивал у начальства разрешение съездить в Москву за свой счёт.

– Там что, пожар? – спрашивала Аги.

С того самого дня, когда они встретились на Лотц Карой, она знала, что у Мити в Союзе осталась жена – Леся, но верила ему, что его с той ничего не связывает и что развод для него – дело техники. Во всяком случае, не из-за Леси это.

– Пожар? – переспрашивал он. – Что-то вроде того.

И вспрыгивал на подножку отходящего поезда.

– Когда назад?

– Через недельку-другую. Целую! Пока!..

И неожиданно, уже через каких-нибудь пару дней, запыхавшись прилетал обратно. Поначалу это её поражало.

– Что так? – удивлялась она.

– Соскучился по тебе. Не могу без тебя, Аги. И дня не могу.

– А пожар?

– Этот пожар никогда не потушишь.

Её многое настораживало: то не хочет её Митя выделяться среди своих, редакционных, старается не попадаться на глаза военному начальству, то, наоборот, становится дерзким, неосторожным, расхаживает по кабакам, когда там полным-полно шпиков-гэбэшников, и даже играет то с одной, то с другой группой. Просто удивительно, что его до сих пор не зацапали.

До «Астории» оставалось всего минут пять ходьбы. И Агнешка обняла Митю, прижалась к его грубому, холодному воротнику семисезонного пальто.

– Ах, милый-милый мой, ну при чём тут одежда? Всё это глупости. Не нужно переживать. Главное – ты сам по себе. Твой талант. Так никто не играет. Ты им всем покажешь, Митенька! Ты будешь знаменитым на весь мир! Сегодня у тебя великий день…

И ещё попросила его посвятить «Rose Room» их розовой комнате.

– Правда же, она наша?

У Чурсина сжалось сердце. Аги имела в виду свою комнату в родительском доме – действительно розовом, с розовыми обоями, с розовыми репродукциями из «Венской коллекции» Эстерхази, а также розовой гэдээровской детской «стенкой», менять которую ни за что не хотела – такой удобной та была, украшенная фигурками взлетающих фламинго. В общем, подумал Митя, Агнешка не имеет никакого понятия, что за вещицу сотворил ещё в семнадцатом году Арт Хикмен, руководитель всеми ныне забытого танцевального оркестра. Всех в конце концов забывают. Но разве это имееет какое-нибудь значение?

– Не слушай ты меня, – спохватилась вдруг Агнеш. – Играй лучше о чём-нибудь своём…

– О чём же?

– Ну… о тундре, о тайге, о ледоходе…

В иной ситуации Митя обязательно ответил бы строчками о том, что гитара его привыкла к словам любви, что «ей нужны другие две иль три струны, чтобы иная песнь возникла», но он уже ощущал себя в мареве софитов на эстраде «Астории». Действительно, стряхнуть с себя оцепененье трудней, чем тогу царскую стряхнуть, да ведь Рождество есть Рождество, и глупо раскисать из-за прикида, хотя, если подумать, так, пожалуй, все кругом и во все века упорно лезут в люди, и даже миргородский пономарь сделал себе шаровары нанковые и жилет из гаруса полосатого, а волостной писаришка взял синей китайки по шести гривен аршин…

Будем, дорогие товарищи, равняться на Пэгэ, плотного, совсем молодого, но стремительно лысеющего, в жёлтом клетчатом пиджаке, в жёлтой же рубахе с расстёгнутым воротом, в чёрных зауженных брюках; вишь, как длинными, крепкими, уверенными пальцами постукивает по корпусу контрабаса… Всё вокруг крепко-накрепко пропахло кофейным ароматом, виргинским табаком, изысканными духами. И, конечно, вином. Что-что, а вино здесь подавалось из самых прославленных подвалов. Недаром же Митя меньше чем за полгода собрал полсотни винных карт – и некоторые с автографами музыкантов, писателей и вообще занятных личностей. Один из них написал даже в стихах:

Ты прав: «Бордо» – совсем неплохо! Но…

А пил ли ты из Виллани вино?

Публика уже отмахивалась от слащавых скрипок, от чардашей, от венских вальсов, дошла, что называется, до точки кипения и жаждала джаза. Пэгэ это всё было по душе. Его, стреляного воробья, ничуть не тревожило, что Митя лишь пригубил джина с тоником и не притронулся к халяве (привет музыкантам от дирекции!). А в этот «привет», между прочим, входили обязательные, традиционные рождественские блюда, и среди них, естественно, заливной карп, капустные голубцы и нежнейшие бэйгли (трубочки с маком и грецкими орехами).

– Как ты, Митя?

– Да вроде гончей накануне охоты. Рога трубят.

– Ну, что ж, пора. Пошли, ребятишки.

И они пошли. Да, публика, вооружённая бокалами, жаждала джаза. Пэгэ поздравил всех с Рождеством, и видно было, как здесь гордились им, потому что их Алладара благословили на подвиг Рэй Браун и Скотт Лафаро. Не фунт изюму.

Митя пытался отыскать среди расфуфыренных господ Агнешку. Где же она?

И вздрогнул: ему показалось, что у дальней мраморной колонны стоит в очках-хамелеонах особист, на которого ему в штабе ЮГВ как-то указывали втихаря опытные люди: вот, мол, кого следует остерегаться… Господи, неужели он? Маска, узнаю тебя! В рождественскую ночь, хочешь не хочешь, вдруг да и отыщется чёрт – кого-то же распирает страсть схватить в небесах месяц и поспешно сунуть его поглубже в карман. А источающий благодушие особист, радующийся бытию, которое определяет сознание, снял тёмные очки, эдак по-приятельски подмигнул, осклабился, сделал Мите ручкой и, продолжая радоваться, глотнул из бокала шампанское – в знак приветствия, что ли…

Настырный Чарли Крисчен, огорошив Бенни Гудмена, сыграл «Rose Room» на одном дыхании – и дыхание это длилось почти пятьдесят минут! Интересно, подумал Митя, сколько минут продержусь я. И что будет завтра? И тоже сделал ручкой особисту. Пропадать – так с музыкой.

 

У Сиворонова, собралось не так уж много людей. От силы – десяток. Но, дьявол их побери, – там были стукачи – и товарищ Пал Фаркаши, историческая личность, и толмач Антон Брич. Чего стоили кроличьи глаза одного и мясистые багровые уши другого! «Одноногая Тень» получил и от них исчерпывающую информацию. Хотя хватило бы и того, что стало известно от особиста. В политуправлении возмутились. Да, Сиворонов лишался литсекретаря, зато уже сегодня будет о чём доложить члену Военного совета. Антон засекал Агнешку у Чурсина, все ночи прислонялся ухом к стене, жадно ловил каждый звук, каждый вздох, каждое шевеление – этого ему было достаточно. На ходу толмач сочинил эротический, даже порнографический роман, получивший весьма высокую оценку у «Одноногой Тени», который, слушая, ещё судорожнее собирал пирамидку монет в брючном кармане. Призом Бричу, подумал Панин-Посланцев, будут ключи от квартиры; он и следующего жильца с дерьмом смешает.

А дядя Павлик, с недовольством заглядывая в чашку с чёрным кофе (там не было ни капельки спиртного) и войдя в раж, разоблачал Чурсина, спутавшегося с такими отщепенцами, как предатель Тибор Дери, называющий себя писателем, и с гнусными западными музыкантишками. 

– Да, это предатель, – сказал он. – Мы таких умников расстреливали сотнями, без разговоров, без суда и следствия.

Перед Тихоном Анемподистовичем, смахивавшем на вытащенную из духовки картофелину, лежал донос, сочинённый старшим лейтенантом Олегом Стариным. И приложение к этому письму – Лесины закорючки. «Дмитрий Чурсин – растленный тип, – сообщала скосыряночка. – Он разрушил нашу семью. Его ненавидели в Тбилиси, в редакции…»

Зачитав её слова, Сиворонов торжественно извлёк из папочки Митину объяснительную записку.

– Узнаёшь? – вопросил он. – Я же говорил, что в нужный момент достану её!

Дешёвая экзекуция была прервана дневальным с КПП.

– Товарищ полковник, – доложил он, – к вам рвётся одна гражданка. Вся в слезах. Девушка. Венгерка. Её фамилия – Балог. Зовут Агнеш.

Митя даже вскочил из-за стола.

– Садись! – велел Сиворонов. И сказал дневальному: – Объясни этой шлюхе, что мы и без неё во всём разберёмся.

И Митя встал уже окончательно и направился к дверям.

– Я хотел дать тебе на сборы трое суток, – визгливо крикнул ему вдогон Тихон Анемподистович. – Обойдёшься и сутками. Чтоб через двадцать четыре часа и духу твоего здесь не было!

 

(Заметки на полях рукописи: Помнишь Будапешт моей и твоей молодости,  Агнешку мою, тот сочельник? Это было как раз накануне выступления в «Астории». У меня было дурное настроение, и всё-таки Агнеш не отказалась от намерения поехать трамваем на кладбище Ракошкерестюр. Ей хотелось положить цветы к памятнику её деда, исследователя творчества Мендельсона. Часовня для отпевания, промёрзшее здание морга, навалы снега на чёрных плитах, мавзолеи в стиле модерн. Ты, конечно, представляешь, о чём я говорю: ведь мы в другие времена, потом, были с тобой здесь, на 301-м участке, где погребены казнённые повстанцы пятьдесят шестого года. Я разглядывал надписи, они расплывались, и перед моими глазами возникали совершенно иные имена – имена Филиппа Никаноровича, Пантюши, Максима, пана Ежи Наделя, Иоффе, Степана Нэмо, Мулки. И слышал я голос обожаемого мной Сенькова: «Лейте слёзы, восплачьте плач, к холму горестному припав. Отвращает могила зло, очищает от скверны добрых…» Не забыл?)

Да как же забыть, Митя. Это нам обоим когда-то читал Филипп Никанорович. Это Эсхил. «Жертва у гроба»…

Здесь мы и можем считать наш роман завершённым.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

23.05 20:59 Мария Захарова прокомментировала заявление Юлии Скрипаль
23.05 20:57 Правительство отчиталось о выполнении майских указов на 94%
23.05 20:37 Украину предупредили о масштабной атаке «русских хакеров»
23.05 20:06 В Новосибирске создали управляемую силой мысли инвалидную коляску-вездеход
23.05 20:01 Юлия Скрипаль дала первое интервью после выписки
23.05 19:49 КС РФ дал студентам колледжей право на третью отсрочку от армии
23.05 19:48 Путина позвали сыграть в хоккей с Ди Каприо на Северном полюсе
23.05 19:38 Новые санкции не сказались на прогнозе МВФ по российской экономике
23.05 19:20 В МИДе рассказали о подготовке визита Лаврова в КНДР
23.05 19:08 НКО призвали Госдуму наказывать депутатов за сексуальные домогательства
23.05 19:00 Индия может обложить криптовалюты налогом
23.05 18:53 Пхеньян определился с датой демонтажа ядерного полигона
23.05 18:45 Главный аналитик Sberbank CIB уволен после критики «Газпрома»
23.05 18:27 Уилл Смит исполнит официальную песню чемпионата по футболу
23.05 18:02 Росгвардия оснастит весь общественный транспорт «тревожными кнопками»
23.05 17:59 Сквер у посольства России в Вильнюсе назвали в честь Немцова
23.05 17:36 Порошенко сменил название ВДВ и цвет беретов морпехам
23.05 17:30 ЕСПЧ присудил россиянам 2 млрд евро компенсаций за 20 лет
23.05 16:58 Житель Кургана предстанет перед судом за призывы к массовым беспорядкам через Telegram
23.05 16:48 Генсек ФИФА выступила в защиту Оюба Титиева
23.05 16:42 Родственники пассажиров сбитого «Боинга» написали открытое письмо перед ЧМ-2018
23.05 16:25 Вместо одной вымирающей гигантской саламандры теперь будет пять
23.05 16:21 Россияне смогут жить на Кубе без виз до трех месяцев
23.05 16:12 Пресс-секретаря Навального арестовали за твит о митинге
23.05 15:55 Медведев поручил снизить акцизы на бензин и дизтопливо
23.05 15:50 В Госдуме не согласились с запретом на отдых в санкционных странах
23.05 15:32 В Москве арестовали бывшего мэра Ялты
23.05 15:15 Из УК РФ решили убрать «предпринимательские» статьи
23.05 15:14 Помощник Бастрыкина приедет в кубанский поселок после зверского убийства женщины
23.05 15:09 Более 80 процентов углерода в живых организмах приходится на растения
23.05 15:06 «КиноПоиск» превратился в платный онлайн-кинотеатр
23.05 14:40 Мосгорсуд оставил в силе приговор Навальному
23.05 14:38 Instagram позволит «отключить» посты выбранных пользователей
23.05 14:04 Дипломат США заявил об «акустической атаке» в Китае
23.05 14:03 Центр имени Хруничева привез на выставку новые «Протоны»
23.05 13:34 МИД России назвал сроки выхода Украины из СНГ
23.05 13:32 Изменение кислотности среды послужит тормозом для молекулярных машин
23.05 13:30 Роскачество нашло нарушения в 25% образцов сливочного масла
23.05 13:25 Бывший тренер «Спартака» и ПСЖ возглавил лондонский «Арсенал»
23.05 13:00 Просившую Путина о помощи онкобольную похоронят 24 мая
23.05 12:59 Девять сотрудников Мариинского театра госпитализированы с отравлением
23.05 12:40 Минкульт России открестился от планов запрета Booking.com
23.05 12:20 МИД РФ рассказал о мизерных зарплатах боевиков ИГ
23.05 12:19 Сбербанк в четвертый раз попытается продать украинскую «дочку»
23.05 11:51 Бизнес предложил отменить посадки за исполнение санкций
23.05 11:38 Хазанов готов озвучить попугая Кешу в полнометражке «Союзмультфильма»
23.05 11:32 В ДНР рассказали о попытке украинских военных захватить Горловку
23.05 11:21 Глава Сбербанка рассказал о переговорах с «Русалом» по долгам
23.05 11:13 В аварии школьного автобуса под Псковом пострадал 21 человек
23.05 10:51 В Совфеде ответили на заявление депутата Верховной Рады по Крымскому мосту
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.