Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
11 декабря 2017, понедельник, 12:45
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

17 августа 2007, 01:19

Семиотические аспекты "индексальной" загадки

"Полит.ру" публикует главу из книги известного слависта и семиотика, представителя Тартуско-Московской семиотической школы Маргариты Лекомцевой "Устроение языка", вышедшей в издательстве "ОГИ" в рамках серии "Нация и культура: новые исследования". Книга посвящена широкому кругу лингвистических и семиотических проблем: от балтийского субстрата русского аканья до правил гадания на картах и латышских заговоров, от типологии метрических систем — до риторической структуры «Похвального слова Кириллу Философу» Климента Охридского, стихотворений Хлебникова, Целана, Вациетиса и прозы Филонова, от варьирования церебральных согласных в санскрите до смысловой стороны изобразительного искусства аборигенов Австралии, от принципов метрического перевода до фонологических аспектов речи афатиков, от квантитативной типологии языков — до семиотической структуры мультипликационного фильма. В настоящей главе речь пойдет о загадке как области семиотики на примере типа загадок, использующих прямую номинацию.

Л. Витгенштейн в своих заметках о книге Д. Фрэзера «Золотая ветвь» обратил внимание на то, что описываемые Фрэзером культуры вовсе не предполагают каузальных связей, отличных от предполагающихся, скажем, современной европейской культурой. Что существенно отличает их от последних — так это иной способ символизации. Магия использует различные виды символизма и прежде всего символы, связанные с вербальным кодом. «Это, конечно, не объяснение, но это просто подставляет один символ вместо другого. Или: одну церемонию вместо другой»[1].

И определение, и анализ загадки переходят в область семиотики. П. Гжибек заметил, что уже у Дж. Дандиса «функциональный критерий можно однозначно идентифицировать как семиотическую функцию в узком смысле»[2]. В основополагающей работе Т. Я. Елизаренковой и В. Н. Топорова «О ведийской загадке типа brahmodya»[3] проанализирован один из древнейших типов загадок и установлены общесемиотические закономерности в соотношении загадки как обмена знаками и ритуала, определена структура денотативного пространства загадок как сакрально маркированного, выявлена последовательность в загадывании загадок — т.е. образование из минимальных вопросов и ответов супертекста, соответствующего иерархии устройства мира. В системе этих многочисленных соответствий особенно значима инверсия, или обратное соответствие. Инверсия охватывает как роли загадывающего и отгадывающего, так и отношение знака и денотата, как роли субъекта и объекта, так и отношение означающего и означаемого. Анализ гимна богини Речи показывает, что «“онтологически первичным” является текст звукового уровня», который несет «сакральный смысл (в частности, ответы на загадки) в его звуковой форме»[4]. В настоящей статье делается попытка дать семиотический комментарий к самому элементарному, может быть, типу загадок — а именно, таким загадкам, в которых используется — по крайней мере на первый взгляд — только прямая номинация. Метафоризация и другие способы косвенного обозначения, различные виды символизации в загадке остаются за пределами рассмотрения. Не включаются сюда и загадки — математические задачи и загадки, основанные на каламбурах.

Естественно, загадка рассматривается как двухсоставная структура,— вопрос и ответ связаны не только по смыслу, но и по форме (анаграмматическая традиция в загадках была обнаружена давно[5].

Для рассмотрения семиозиса загадки с прямой номинацией рассмотрим известную загадку Самсона (Книга судей Израилевых, XIV). Здесь мы видим классическую иллюстрацию обмена знаками (= загадками), дарами и женщинами во время свадьбы — одного из главных «ритуалов перехода».

XIV. «И пошел Самсон в Фимнафу, и увидел в Фимнафе женщину из дочерей Филистимских.

2. Он пошел и объявил отцу своему и матери своей, и сказал: я видел в Фимнафе женщину из дочерей Филистимских; возьмите ее мне в жены.

3. Отец и мать его сказали ему: разве нет женщин между дочерями братьев твоих и во всем народе моем, что ты идешь взять жену у Филистимлян необрезанных? И сказал Самсон отцу своему: ее возьми мне, потому что она мне понравилась.

4. Отец его и мать его не знали, что это от Господа, и что он ищет случая отмстить Филистимлянам. А в то время Филистимляне господствовали над Израилем.

5. И пошел Самсон с отцом своим и с матерью своей в Фимнафу, и когда подходили к виноградникам Фимнафским, вот, молодой лев, рыкая, идет на встречу ему.

6. И сошел на него Дух Господень, и он растерзал льва как козленка; а в руке у него ничего не было, и не сказал отцу своему и матери своей, что он сделал.

7. И пришел и поговорил с женщиною, и она понравилась Самсону.

8. Спустя несколько дней, опять пошел он, чтобы взять ее, и зашел посмотреть труп льва, и вот, рой пчел в трупе львином и мед.

9. Он взял его в руки свои, и пошел, и ел дорогою; и когда пришел к отцу своему и матери своей, дал и им, и они ели; но не сказал им, что из львиного трупа взял мед сей.

10. И пришел отец его к женщине, и сделал там Самсон пир, как обыкновенно делают женихи.

11. И как там увидели его, выбрали тридцать брачных друзей, которые были бы при нем.

12. И сказал им Самсон: загадаю я вам загадку; если вы отгадаете мне ее в семь дней пира, и отгадаете верно, то я дам вам тридцать синдонов[6] и тридцать перемен одежд;

13. Если же не сможете отгадать мне, то вы дайте мне тридцать синдонов и тридцать перемен одежд. Они сказали ему: загадай загадку твою, послушаем.

14. И сказал им: из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое. И не могли отгадать загадки в три дня.

15. В седьмой день сказали они жене Самсоновой: уговори мужа твоего, чтоб он разгадал нам загадку; иначе сожжем огнем тебя и дом отца твоего; разве вы призвали нас, чтоб обобрать нас?

16. И плакала жена Самсонова перед ним, и говорила: ты ненавидишь меня и не любишь; ты загадал загадку сынам народа моего, а мне не разгадаешь ее. Он сказал ей: отцу моему и матери моей не разгадал ее; и тебе ли разгадаю?

17. И плакала она перед ним семь дней, в которые продолжался у них пир. Наконец в седьмой день разгадал ей; ибо она усильно просила его. А она разгадала загадку сынам народа своего.

18. И в седьмой день до захождения солнечного сказали ему граждане: что слаще меда, а что сильнее льва! Он сказал им: если бы вы не орали на моей телице, то не отгадали бы моей загадки».

19. И сошел на него Дух Господень, и пошел он в Аскалон, и, убив там тридцать человек, снял с них одежды, и отдал перемены платья их разгадавшим загадку. И воспылал гнев его, и ушел он в дом отца своего.

20. А жена Самсонова вышла за брачного друга его, который был при нем другом».

Свадьба эта превращается в повод к войне с филистимлянами («Самсон сказал им: теперь я буду прав перед Филистимлянами, если сделано им зло». XV, 3), обмен дарами оборачивается убийством, Самсон не стал разгадывать предложенную ему загадку о любви (Что слаще меда, и что сильнее льва?), которая перефразировала отгадку на его загадку — он уже был уязвлен вероломным коварством женщины и тридцати друзей из филистимлян.

Но почему они не смогли отгадать загадку Самсона? Если бы он загадал ее роботу, который знал, что «самый сильный — лев», «самое сладкое — мед», «лев — кто ест, ядущий», «мед — что едят, ядомое», то он мгновенно бы ответил: «лев превратился в мед». Но в человеческом опыте филистимлян такого быть не может. Это — исключительное переживание, особый опыт Самсона. Когда Самсон «растерзал льва как козленка; а в руке у него ничего не было», он понял, что стал «сильнее сильного»; — потому что «сошел на него Дух Господень». Но священный трепет не дал сказать ему отцу и матери, «что он сделал». Когда через несколько дней он зашел посмотреть, есть ли труп льва, он увидал труп, но вокруг его — не мухи и не птицы, как бывает, а «рой пчел в трупе львином и мед». Он проверяет, не галлюцинация, не видение ли это: он взял мед и «ел дорогою», «и дал отцу своему и матери своей — и они ели». Свое новое знание он выражает в загадке. Загадка как весть об этом знамении распространяется всюду, где Тора — священная книга. Ср. русскую загадку в собрании В. В. Митрофановой[7]: От ядущего ядомое изыде и от крепкого сладкое. Характерный ответ: «Самсон, пчелы, лев, мед» [5184]. Английский вариант: Out of the eater came something to eat; | Out of the strong came something sweet.

С помощью этой загадки Самсон проверяет, знают ли филистимляне, как действуют, когда сходит Дух Господень, верят ли они во всемогущество Духа. Но филистимляне не только не знают этого, но и чтобы узнать это, не удерживаются на приличном для человека уровне, — они не хотят узнать разгадку даже за малую цену в тридцать синдонов и тридцать перемен одежд, как договорились, а начинают шантажировать жену Самсона.

С точки зрения семиотики особенно важно то, что мы здесь сталкиваемся с разными «постулатами веры и знания» у различных участников речевого акта. Развивая идеи позднего Л. Витгенштейна, К. Мудерсбах сформулировал теорию семантики, в которой исходной является система отдельного участника общения, однако это — система, которая включает гипотезы относительно систем других участников речевого акта[8].

Поэтому начало общения и обмена (дарами, женщинами, знаками (уважения...)) должно начинаться с проверки соответствующих гипотез и установления и поддержания «канала связи». Здесь актуализируется фатическая функция Р. Якобсона, однако в данном случае уместнее говорить о «фатическом общении» (phatic communion) в смысле Б. Малиновского[9]. О. Ханфлинг обратил внимание на то, что в естественном языке нет четкой границы между «правильным» и «неправильным» употреблением знаков. Употребление знака в индивидуальной системе имеет по отношению к его употреблению в других системах характер «семейного сходства», а не разрыва[10]. Нормативизация употребления знаков создает основу для согласия в межчеловеческом общении. Неточность, двусмысленность, неопределенность значения некоторых выражений навязывает ложные образы, создает обман. «На определенном уровне загадку можно рассматривать как своего рода метаязык, поскольку она определенно является средством анализа самых существенных черт того или иного языка»[11]. Загадка — «метаигра», которая ведет к пониманию мира не непосредственно, а через прояснение и «прозрачное представление» (übersichtliche Darstellung в смысле Л. Витгенштейна) переживаний и событий в их символической взаимосвязи.

Выделенная Р. Якобсоном поэтическая функция языка играет в загадках, как подчеркивалось многими исследователями — от Аристотеля до П. Г. Богатырева[12] — первообразующую роль. С семиотической точки зрения особенно важно то, что ex paribus загадки характеризуются метаязыковой функцией. Действительно, эта функция, которую выделили Ч. С. Пирс и К. Бюлер и которая у Р. Якобсона получила классическое определение, целиком и полностью относится к любой загадке — поскольку первичной функцией загадки остается верифицировать, используют ли говорящие (загадывающий загадку и отгадывающий ее) один и тот же язык, употребляют ли они выражение языка в одном и том же смысле. Т. В. Цивьян отметила, что «особенно показательны загадки, где ответы представляют собой словарь или алфавит, модели мира, а текст (загадывание) соответствует словарной статье, т.е. дает полную формальную и семантическую информацию для данной лексемы, указывая к тому же и способы связи с другими лексемами или перехода от одной лексемы к другой (кодирование и перекодирование). Перетекание такого рода демонстрирует и взаимо­связанность всех составных элементов в модели мира»[13].

В этой связи понятна роль лексем, значение которых определяется исключительно контекстом — лексем, которые Дж. Райл называл индексалами[14] (правда, Райл имел в виду при этом знаки-индексы: я, здесь, сейчас и т.п., так как употреблял слова «контекст» и «значение» в более широком смысле). Однако это определение удивительно точно подходит к контекстно связанным или семантически рестрикционным лексемам, в связи с чем загадки на такие «индексалы» можно условно назвать «индексальными».

Собственно лексемы выступают здесь уже как представители семантического поля, которое организует определенное соотношение лексем внутри поля. Соотношение самих полей определяет специфику картины мира. Развивая идеи И. Г. Гердера и В. Гумбольдта, И. Трир писал: «Каждый язык расчленяет бытие своим особым образом, создавая тем самым свою особую картину бытия (ihr besonderes Seinbild) и устанавливая свои, именно данному языку свойственные концепты»[15]. Работавший вместе с И. Триром Л. Вайсгербер описал потом «картину мира немецкого языка» (характерно название книги “Vom Weltbild der Deutschen Sprache”[16]), в которой сформулировал параллельно с Э. Сэ­пиром и Б. Л. Уорфом теорию лингвистической относительности.

То, что значение лексемы определяется ее местом в структуре семантического поля («поля Трира»[17]), особенно наглядно выступает в терминах родства. Здесь можно отвлечься от многочисленных исследований в этой области и обратить внимание на такие загадки, в которых задача состоит именно в оперировании лексемами как элементами поля. Так, в загадке Шуринов племянник как зятю родня? = Сын [1690] охватывается четыре элемента поля и два направления идентификации. Идут три человека: одного отца-матери дети, меж собой не братья = Сестры [1691]. Здесь в фокусе оказывается пять элементов поля родства. Интересна загадка с четырьмя элементами и неожиданно рефлексивной идентификацией: Сын моего отца, а мне не брат = Я сам [1693].

Классификация явлений — предполагаемые языком отношения рода и вида проявляются, напр., в загадке о комаре: В мае месяце четвертой тысячи Появился ни рак, ни рыба, ни зверь, ни птица, ни человек. Нос долог, голос тонок. Летит кричит, сядет молчит. Цари его боятся, короли страшатся. Кто его убьет, тот свою кровь прольет [781]. (Ср.: Ни корабль, ни лодка, ни весел ни паруса, а плывет, не тонет. = Плот [4495]), где очевидна как минимум шестичленная классификация живых существ. В загадке о хмеле «играют» родо-видовые отношения: Поднялась трава выше двора [2670].

Однако несравненно больше загадок ориентировано на синтагматические лексико-семантические отношения, на «поле Порцига»[18]. Действительно, в словаре выделяется класс лексем, «значение которых определяется исключительно контекстом», как было сказано выше о словах-индексалах. «Чем кусаются? Зубами, конечно. Чем лижут? Языком, понятно. Кто это, что лает? Собака. Что валят? Деревья. Что это такое блондинистое? Волосы человека. Факт, который был здесь проиллюстрирован несколькими примерами, так обычен (alltäglich), что мы склонны не замечать его и — самое главное — недооценивать его важность»[19].

В структуре многих загадок именно определение недостающего элемента в поле Порцига является ключевым, определяющим. В классификации Т. Я. Елизаренковой, В. Н. Топорова эти загадки относятся к метаязыковым (хотя они далеко не исчерпывают класс метаязыковых загадок, разумеется).

Наиболее простой формой является здесь загадка с вопросительным местоимением в определяющем контексте, который при подстановке отгадки дает «монаду культурной памяти» и будет паролем для ее носителей. Чего на свете нет буйнее? = Ветер [230]. «Ветры буйные» буйнее «буйной головушки» и «буйного коня». Что без огня горит? = Солнце [169]; Что видно только ночью? = Звезды на небе [47]; Что у нас выше леса стоячего, выше облака ходячего, краше мелких звезд? = Месяц [124]; Кто без кости? = Язык [1552]; Кто ткет без рук, без стола и без челнока? = Паук [754]; Что без голосу? = Рыба [545]; Что всегда маслено? = Сковорода [3909].

Иногда такие элементарные загадки объединяются, создавая ложную пресуппозицию единой отгадки: Что в лесу растет, у коня висит, а у девки колыбается? = Дерево, хвост, коса [5375].

П. Гжибек, когда рассматривает загадки аналогичные, Что в реке живет? = Рыба[20], ставит вопрос, чем отличается такая загадка как образец особого жанра «от обычного вопроса».

Очевидно, что при загадывании загадки меняется коммуникативное a priori, вводятся особые условия в постулаты общения, в частности система пресуппозиций расширяется до пределов дискурсивного универсума. Ср.: В каком море нет воды? = В житейском [5352], но: В какой воде не водится рыба? = В родниковой; Где небо без звезд? = Во рту [5361]; Какой цветок имеет мужской род и женский? = Иван-да-Марья [5405]; Когда человек бывает рыбой и когда рекой? = Карп и Нил; Когда человек бывает деревом? = Когда он со сна; Что на свете три дуги? = У лошади, у ведра и на небе [5554]; Человек родился, как ему имя? = Человек [5561]; Какой месяц короче всего? = Май (три буквы) [5446]. Но: В каком месяце бабы меньше всего сплетничают? = В феврале [5367]; В каком году люди едят более обыкновенного? = В високосном [5351]; На каком пути еще не бывало ни одного человека? = На Млечном [5469]. Поэтому на загадку Wha’ live in de river?[21] загадывающий может предполагать как ответ и Ive, и I, но он обязан соблюдать правила игры в загадки — в том числе и то, что здесь исключены референциальные отношения[22], так что «эта река — не эта река», и никакой референциально соотнесенный обитатель реки не имеет права претендовать на роль отгадки.

Надо отметить и такой подтип загадок, контекст которых характеризуется некоторой неопределенностью, но это компенсирует ритмическая и «рифмическая» подсказка: Что в избе за любо? = Блюдо [3874]; Что в избе бодро? = Ведро [3865].

Близки к загадкам с вопросительным словом формы загадок, в которых отгадка должна быть подставлена на место местоимения, как, например, в загадке о ветре: Фырчит, рычит, ветки ломает, ׀ пыль поднимает, тебя с ног сбивает, ׀ слышишь его, да не видишь его [240]. «Ты» употребляется в обобщенно-личном значении, а «он», не имеющий референциального отношения, приобретает табуированный смысл (как у Л. Н. Толстого солдаты говорили о неприятеле «Он»). Про соль: Одну меня не едят, а без меня мало едят [4270] = Одну соль не едят, без соли мало едят.

Следующий тип загадок может быть представлен такими примерами: Два бодастых, четыре ходастых, пятый замахайка = Корова [1059].

Числительное должно быть дополнено в именной группе существительным: два рога бодастых — контекст «два бодастых» однозначно имплицирует «рога». Иногда числительные относятся к другому уровню — они образуют единство загадываемого: Четыре ноги, пятый хвост, шестая грива = Лошадь [1120]. Хвост и грива — признаки, уже достаточные для обозначения лошади, но «четыре ноги» — слишком важный классифицирующий признак (Вяч. Вс. Иванов, наст. сб.), чтобы его не включить в контекст.

Числительные используются и в загадках о «составных объектах»: Что за зверь: две головы, шесть ног, один хвост = Всадник [4374].

Бывает, что числительные играют роль места, куда должно быть подставлено искомое слово, и «единство счета» представляет собою «языковую иллюзию», которую стоит преодолеть: Один льет, другой пьет, третий растет [306] = Дождь льет, земля пьет, трава растет; Один говорит, двое глядят да двое слушают = Язык, глаза, уши [1382]. (Здесь видно сохранение качественного значения у числа в архаичной числовой модели мира)[23].

Третий тип индексальной загадки характеризуется тем, что искомый элемент представлен не словарной единицей, а семантически неопределенной последовательностью[24], ритмически, а часто и фонологически соответствующей загадываемому слову: Рында роет, Скинда скачет, Турман едет съест тебя = Свинья, заяц, волк [1262]. Иногда образуется “figura etymologica”: Рычка рычит, скачка скачет [1264]. Может использоваться знак какого-либо звукоизвлечения: В лесу срублено, на базаре куплено, по краям липа, а посреди иго-го = Сито или решето [3930].

Интересны виды измененной речи — полунеопределенной, когда, как в некоторых играх, какой-то слог регулярно заменяется на другой. В собрании В. В. Митрофановой можно отметить загадку, которая представляет просто игру в замену согласных второго слога на -нд-: Брындя! Не лази в пенду, в пенде канда про хонда = Кот, не лезь в печку, в печке каша для гостя [1204].

К «брысь!» (брындя), иго-го можно добавить и возможные подзывные слова, например, к курам — тулики-батулики: Тулики-батулики из-под лавочки выглядывают = Курицы в залавке [968].

Очень загадочными кажутся собственные имена в загадках. Собственные имена, как известно, имеют две функции: референциальную и вокативную. Референциальная функция в загадке невозможна как в языковой игре, а вокативная функция очевидно нелепа: Что в избе за Филаты? — Полати [3068]; Самсоница в избе = Солоница [3984].

На фоне предшествующего типа собственные имена, мне кажется, можно рассматривать как паронимы семантически неопределенных выражений или как перформативную номинацию. То, что собственные имена не имеют смысла (а в загадке — и референции), сближает их по значению с титулами и прозвищами в ситуациях, особенно характерных для rites de passage, когда сохраняется такая связь денотата с именем, что одно имя невозможно произвольно заменить на другое.

В загадке о березе Стоит Федосья, распустив волосья [1732] рифма, ритм и фонологическая структура «опорного» слова волосья определяют выбор имени Федосья, но в загадке Зимой Фомой, а летом Филаретом [1733] кроме этих условий видно, что имена сохраняют функцию различения, так что невозможно без изменения смысла заменить, например, «Фому» на «Филарета» — иначе получится смысл «зимою и летом одним цветом». Здесь обращает на себя внимание и то, что «собственные имена» употреблены предикативно. Обычно это свидетельствует об употреблении имени как символа («Москва — третий Рим»), связанном с риторической фигурой синекдохи.

Принятие точки зрения, согласно которой эти собственные имена — паронимы и омонимы — синонимы (для семантически неопределенных выражений эти понятия сливаются) «бессмыслицы», дает возможность увидеть в этих загадках некоторое специфическое представление искомого элемента поля Порцига.

Обе эти загадки не входят, строго говоря, в корпус рассматриваемых загадок, так как для их анализа необходимо принять во внимание особенности метафорического расширения словаря (если, например, последняя загадка имеет в виду дескриптивный фон[25] *3имой — лысый, летом кудрявый).

Последний тип рассматриваемых здесь «индексальных» загадок — это эллиптические загадки. Как и во всех предшествующих случаях, и здесь «исключительно контекст определяет значение» искомого слова, но вопросительное местоимение, порядковое или количественное числительное, личное местоимение, семантически-неопределенное (но часто строго определенное фонологически и просодически) выражение вместо искомого слова отсутствуют — они только подразумеваются. Выраженность вопроса (и иллокутивная сила, и перлокутивный эффект) отмечается редко — сам вопрос обычно тоже подразумевается. Здесь возникает область наибольшего сближения с пословицей (Т. М. Николаева, наст. сб.). Пример П. Гжибека[26] одной и той же паремии, трактуемой то как пословица Ничего не болит, а все стонет, то как загадка (отгадка: Свинья) особенно остро ставит вопрос о структурных характеристиках жанров, и прежде всего — о структуре их коммуникативного a priori[27].

Если текст: В воде купался, сухим остался [1006] — загадка о гусе, то в этом тексте должна быть восстановлена «полная форма»: «Кто это...?»; Под мостиком виляет хвостиком [549]: «Кто под мостиком..?» = Рыба.

Но вот загадка На печи горячо, на полатях скрипучо, ׀ на лавке тесно, а под лавкой душно, ׀ а на столе грешно, а под столом смешно, ׀ на полу просто, на кровати хорошо описывает контексты глагола «спать» [1607] (вопрос «что делать?»); Били, лощили, на ногу надели: «Кто?» или «Что?» Ответ — Валенки [4079]; По морю идет, а до берега дойдет тут и пропадет = Волна [541]. Здесь возникает еще вопрос: «кто» или «что» идет? Загадка часто направляет по ложному следу: Серовато, зубовато по полю рыщет, телят, ягнят ищет, т.е. Сеρый волк описывается как не очень серый, да еще и как неопределенное существо среднего рода. Ср.: Верст не считал, по дорогам не езжал, а за морем бывал = Птица [885] или Крупно, дробно зачастило, всю землю напоило = Дождь [312]; Поставлю, попарю, выну, поправлю, этот одеру, другой положу. Может быть, в ответе ошибка, неразличение, неточность, — но отгадка дается во множественном числе — Блины [4256].

При персонификации возникает эквивалентность первого и третьего лица: в третьем лице соответствующее выражение будет эллиптическим, при первом же лице загадка переходит в местоименный тип: Все ломаю, все срываю, ничему пощады нет = Ветер [241], ср.: Днем молчит, ночью кричит = Филин [1015]. «Что бывает?» Поутру в сажень, в полдень с пядень, а к вечеру через поле хватает = Тень [425]. «Что?» У тебя есть, у меня есть, ׀ у дуба в поле, у рыбы в море = Тень [433]; Сидит зеленеет, ׀ летит пожелтеет, ׀ падет почернеет = Лист дерева [1710]; Топили, сушили, колотили, рвали, крутили, ткали, на стол клали = Лен [2105].

Особый подтип эллиптических загадок образуется с помощью ограничительно-исключающей конструкции (детальный анализ этого подтипа см. у Головачевой, наст. сб.): Не огонь, а жжется = Крапива [1915]; Не море, а волнуется = Нива [1941]; Не шагает, а ходит = Часы [3596]; Не цветы, а цветет = Человек [1335]; Никто не пугает, а вся дрожит = Осина [1768]; Зубы есть, а рта нет = Пила [4548]; Мягок, а не пух, зелен, а не трава = Мох [1927]; Не горит, а гасить приходится = Известка [5223]; Рот есть не говорю, гла­за есть не мигаю = Рыба [556].

Характерно парадоксальное «не говорю», связанное с эквивалентностью первого и третьего лица в этих случаях. Не кузнец, а с клещами = Рак [599]; Не из ниток, а соткан = Паутина [756] — опять вводящий в заблуждение род.

Эквивалентность и второго лица (фактически все лица здесь «неопределенные») третьему и первому видна в загадках типа: В руку возьмешь, а в стену не вобьешь = Яйцо. «Кто?» с пресуппозиций: «существует один..., кто...»: Зарежет без ножа, убьет без топора = Смерть [1631]. Но эта пресуппозиция нарушается в загадке: Без огня горит, без крыл летит, ׀ без ног бежит, без ран болит [193]. Здесь — Солнце без огня — горит (ср. выше), туча без крыл летит, река без ног бежит (ср. выше), сердце без ран болит.

Встречаются загадки, где элиминируются два элемента из контекста, отыскивается — загадывается тождественный элемент в двух частях загадки: На улице столбом, в избе скатертью [3217] = На улице дым столбом стоит, в избе дым скатертью стелется. Однако: Всуну поправится, выну свалится [3999] = *Всуну руку (рукав) поправится, выну руку (рукав) свалится; Поскребу, поскребу да во дворишко [3476] = Поскребу, поскребу (печь кочергой), да (уголья) во дворишко. Как пароль звучит загадка: Не помню, не вижу, не знаю [1617] = Не помню, (когда родился), не вижу, (как расту), не знаю, (когда умру).

Иногда загадки устроены как текст, для которого надо отгадать название: Где-то, где-то дым идет. Где-то, где-то веники шумят = Баню топят [2927] или Ногой топчу, животом нажму. Рукой шмокну, другой потяну, Два раза колону да опять начну = Ткут [4645].

Для функционирования загадки как жанра особенно существенны «предварительные условия» (“preparatory conditions”[28]) произнесения загадки. Это — право загадать загадку, знание ритуала, церемонии или соответствующей игры, владение спецификой жанра загадки. Наблюдения над детской игрой в загадки позволяют сделать выводы относительно роли и значении загадки в процессе социализации[29]. В качестве примера приведу фрагмент наблюдавшейся мною этим летом игры в загадки между мальчиком 5 лет и девочкой 6 лет.

Он. Отгадай загадку. Кто я? У меня много рук, а головы нет.

Она. Паук.

Он. Нет! Я — дерево!

Через некоторое время.

Она. Отгадай загадку. Кто я? У меня макушка есть, а головы нет.

Он. Не знаю.

Она. Я — дерево!

Такие игры удовлетворяют понятию игры в смысле теории игр, а именно относятся к классу транскрипционных игр[30]. Из выводов Л. Тарная особенно важен тот, согласно которому «различие между “de dicto” и “de re” стирается (blurs)»[31], здесь «теория игр принимается как средство исследовать различно проявляющиеся отношения, а не конкретные индивидуальные сущности». Если загадывающий загадку намерен включить в нее референциальное отношение (а это всегда возможно с помощью просодических[32] и экстралингвистических средств), то произносимый им текст теряет статус загадки и превращается в клише с другим смыслом — например, в пословицу[33]). Ср. загадку о гусе: В воде купался, сухим остался, употребленную как дескриптивное определение, т.е. референциально.

Прагматическая сторона этой игры определяется тем, что «в загадках равным образом дело идет как об общем формировании категорий, так и об их языковом обосновании»[34] Grzybek P. Zur Ontogenеse des Rätselratens. Указ. соч. Р. 285. Отрицательную сторону такого процесса чувствовал А. Платонов, когда говорил, что цель здесь — «приучить к однообразному пониманию вещей». Неизбежную (и положительную) сторону в такой совместной концептуализации опыта Л. Витгенштейн определял как «форму жизни»[35], в которой отфильтровываются и индивидуальные озарения, и коллективные иллюзии, определяется денотативное пространство и репертуар семиотических ситуаций (см. выше загадку Самсона или освоение в загадках «ситуации пророка Ионы»[36]).

В заключение стоит обозначить важную тему, которая остается за пределами настоящего рассмотрения. Это касается соотношения смыслов между элементами семантических полей, имеющих один и тот же определяющий контекст. Ср.: Летит птица павица, села на лавицу, распустила перья всякого зелья = Разносчик [4934] и Прилетела пава, села на лаву, распустила перья для всякого зелья = Весна [4733].

«Разносчик» оказывается в отношении пародирования своего контекста по сравнению со смыслом контекста «весны».

Но относительно ряда загадываемых лексем можно предположить их глубинную эквивалентность: «тень» и «отражение в воде» — в воде не тонет, «тень» и «яйцо» — «в стену не вобьешь», «из стены не вырубишь».

В ведийской и русской традиции прослеживается отождествление мира как пространства, года как времени и языка[37]: Лежит брус во всю Русь — это и мировое дерево в смысле года (там же), и язык [2718]. Мост на семь верст — Пасхальная неделя как образ «полноты времени»[38], матица (горизонтальная трансформация мирового дерева): Золотой мост на семь верст [3000]. Идентификация языка с мировым деревом просвечивает в речении молоть семь верст до небес...

В этой связи можно думать, что загадка Перед нами вверх ногами, перед тобой вверх головой = Отражение в воде [534] имеет и другой ответ. Он естественно связывается с arbor inversa и положением эмбриона — знаками особо сакральной ценности. Как пел царь Давид:

Пусть покоится душа моя в Господе,

как ребенок в лоне матери своей.


Впервые опубликовано: Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Загадка как текст. 1 / Отв. ред. Т. М. Николаева. Ин-т славяноведения и балканистики РАН. М.: Индрик, 1994. С. 214–225.

[1] Wittgenstein L. Notes on Frazer’s “The Golden Bough” // Wittgenstein L. Sources and Perspectives. Sussex, Hassocks, 1979. P. 64.

[2] Grzybek P. Überlegungen zur semiotischen Rätselforschung // Eismann W., Grzrybek P. (eds.) Semiotischen Studien zum Rätsel. Simple Forms Reconsidered. II. Bochum, 1987. P. 20.

[3] Елизаренковa Т. Я., Топоров В. Н. О ведийской загадке типа brahmodya // Πapeмиологические исследования. M., 1984.

[4] Елизаренкова Т. Я., Топоров В. Н. Указ. соч. С. 34.

[5] Елизаренкова Т. Я., Топоров В. Н. Указ, соч.; Eismann W. Lautstruktur und Rätsellosung. Ein Beispiel des russischen Volksrätsel // Semiotische Studien zum Rätsel. Bochum, 1987.

[6] рубашек из тонкого полотна.

[7] Митрофанова В. В. Русские народные загадки. Л., 1968. Далее указывается только номер загадки из этого сборника.

[8] Mudersbach К. Glaubens- und Wissensäuβerungen in der Kommunikantensemantik. Heidelberg, 1981; Mudersbach K. The Theoretical Description of Speaker-Hearer Hypotheses // Dietrich R. and Graumamm C. F. (eds.). Language Process in Social Context. North-Holland, 1989. P. 77–93.

[9] Malinowski B. The problem of meaning in primitive languages // Ogden C. K. and Richards I. A. The Meaning of Meaning. 2nd ed. London, 1930.

[10] Hanfling O. Language and the Privacy of Experience. Milton Keynes, 1976.

[11] Кёнгэс-Маранда Э. Теория и практика анализа загадок / Пер. с англ. Т. Погибенко // Паремиологические исследования. М., 1984. С. 55.

[12] Богатырев П. Г. Язык фольклора // ВЯ, 1973, № 5.

[13] Цивьян Т. В. Предисловие // Паремиологические исследования, М., 1984. С. 12.

[14] Ryle G. The Theory of Meaning // Mace C. A. (ed.) British Philosophy in the Mid-Century. London, 1957.

[15] Trier J. Das sprachliche Feld. Eine Auseinandersetzung // Neue Jahrbücher für Wissenschaft und Jugendbildung. 1934, № 10. P. 428–449.

[16] Weisgerber L. Vom Weltbild der Deutschen Sprache. Düsseldorf, 1950.

[17] Лекомцев Ю. К. К вопросу о системности глаголов речи в английском языке // Проблемы структурной лингвистики. М., 1962; Lekomcev Ju. K. On the semantic structure of vocabulary. A deductive approach // Allgemeine Sprachwissenschaft, Sprachtypologie und Textlinguistik. Festschrift für Peter Hartmann. Tübingen, 1982. P. 187–196.

[18] Porzig W. Wesenhafte Bedeutungsbeziehungen // Beiträge zur deutschen Sprache und Literatur. 1934, 58.

[19] Porzig W. Das Wunder der Sprache. Bern, 1950. P. 68.

[20] Grzybek P. Überlegungen zur semiotischen Rätselforschung. Op cit. P. 3.

[21] Grzybek P. Überlegungen zur semiotischen Rätselforschung. Op. cit. P. 3.

[22] Tarnay L. A game-theoretical analysis of riddles // Kanyo Z. (ed.). Simple Form, Einfache Forme. Studia Poetica. Szegen, 1982.

[23] Елизаренкова Т. Я., Топоров В. Н. Указ. соч.

[24] Лекомцева М. И. Особенности текста с неопределенно выраженной семантикой // Σημειωτικh. Труды по знаковым системам. Т. XXI. Тарту, 1987. С. 94–103.

[25] Searle J. R. Speech Acts. London and N.Y., 1969. P. 162.

[26] Grzybek P. Überlegungen zur semiotischen Rätselforschung. Op. cit. P. 8.

[27] Geores R. A., Dundes A. Toward a structural definition of the riddle // Journal of American Folklore, 76, 1963.

[28] Searle J. R. Speech Acts. London and N.Y., 1969.

[29] Grzybek P. Zur Ontogenese des Rätselratens // Eismann W., Grzybek P. (eds.). Semiotischen Studien zum Rätsel. Simple Forms Reconsidered. II. Bochum, 1987.

[30] Tarnay L. Op. cit.

[31] Tarnay L. Op. cit. P. 106.

[32] Николаева T. M. Семантика акцентного выделения. М., 1982.

[33] Пермяков Г. Л. От поговорки до сказки: Заметки по общей теории клише. М., 1970.

[34] Grzybek P. Zur Ontogenese des Rätselratens. Op. cit. P. 285.

[35] Ср.: Hacker R. M. S. Insight and Illusion. Wittgenstein on Philosophy and Metaphysics of Experience. Oxford, 1975.

[36] Петровская Ε. Кит как текст // Логос, 1991, № 2, С. 240–261.

[37] Елизаренкова, Топоров. Указ. соч. С. 29–30, 40–43.

[38] Шмеман А. Время // За жизнь мира. Нью Йорк, 1983.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

12:38 Родителям двойняшек выплатят пособие сверх маткапитала только на одного ребенка
12:18 В Египте нашли две гробницы времен XVIII династии
12:14 «Дочка» «Ростеха» оспорила санкции из-за турбин Siemens в суде ЕС
12:01 Лидер SERB потребовал наказать организаторов показа фильма о Донбассе
11:51 В «Ленкоме» началось прощание с Леонидом Броневым
11:39 Матвиенко предложила оставлять больше денег в регионах
11:38 СК завел дело после смерти избитой в Красноярске школьницы
11:20 Мадуро отстранил главные оппозиционные партии от участия в президентских выборах
11:16 Биржа CBOE приостанавливала торги из-за спроса на биткоин
10:59 Путин наградил госпремией Людмилу Алексееву
10:50 Зарплату чиновников повысили впервые за 4 года
10:46 Вернувшийся с Маврикия президент ДС-Банка арестован по делу о растрате
10:43 Петроглифы Венесуэлы впервые нанесены на карты
10:24 Потраченные на санацию «Открытия» миллиарды вернутся в бюджет из ЦБ
10:23 Роспотребнадзор предложил маркировать вредные продукты
10:04 Осужденным за взрывы домов в Москве и Волгодонске предъявили новые обвинения
09:59 Выборы президента для повышения явки сделают праздником
09:44 Danske Bank предсказал укрепление рубля в 2018 году
09:25 Правительству РФ предложили удвоить сбор за утилизацию машин
09:17 РЖД перевели все поезда южного направления в обход Украины
08:58 Роструд вывел из «теневой экономики» 6 млн россиян
08:34 Дипмиссии США возобновили выдачу виз в трех городах России
08:01 Глава МВД Германии осудил сожжение флагов Израиля в Берлине
07:43 Трамп назвал лживые СМИ позором Америки
10.12 20:50 Сборная РФ по прыжкам на лыжах с трамплина поедет на ОИ-2018
10.12 20:24 Лариса Гузеева попала в базу данных «Миротворца»
10.12 20:03 Нетаньяху попросил Эрдогана не читать лекции о морали
10.12 19:45 США пообещали «взяться» за Северную Корею
10.12 19:27 Исполком IBU ограничил в правах Союз биатлонистов России
10.12 19:04 «Спартак» разгромил ЦСКА в 20-м туре чемпионата России
10.12 18:47 Участники марша в Киеве выдвинули требования к Раде
10.12 18:31 В Осло вручили Нобелевскую премию мира
10.12 18:07 Саакашвили подал в суд на генпрокурора Украины
10.12 17:49 Россия упустила бронзу в женской эстафете на этапе КМ по биатлону
10.12 17:32 Кандидаты в сборную РФ по тяжелой атлетике сдадут экзамен о допинге
10.12 17:05 Эрдоган назвал Израиль террористическим государством
10.12 16:40 СМИ анонсировали новую проверку российских футболистов на допинг
10.12 16:09 Марш за импичмент Порошенко собрал 2,5 тысячи человек
10.12 15:42 Биткоиновые миллиардеры анонсировали 20-кратный рост курса криптовалюты
10.12 15:09 Россия не попала в призеры мужской эстафеты на этапе КМ по биатлону
10.12 14:58 Минобороны ответило на обвинения Франции в присвоении победы над ИГ
10.12 14:35 Сторонники Саакашвили вышли в Киеве на марш против Порошенко
10.12 14:16 ЛАГ не согласовала санкции против США из-за Иерусалима
10.12 13:50 На «Артдокфесте» сорвали показ фильма о Донбассе
10.12 13:33 Украинский замминистра назвал целью Киева «раздробить Россию»
10.12 13:10 Российский конькобежец установил мировой рекорд
10.12 12:50 Треть опрошенных россиян никогда не читали Конституцию
10.12 12:27 Ежегодный объем взяток в мире оценили в триллион долларов
10.12 12:02 В МОК предложили проводить Олимпиады без флагов
10.12 11:46 Биткоин просел ниже 14 тысяч долларов
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.