Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
16 декабря 2017, суббота, 21:50
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

15 октября 2007, 21:33

Вэньчжоуская модель: результат без плана

Института Катона

Округ Вэньчжоу расположен на восточном побережье Китая, его площадь составляет 11784 квадратных километра, а население достигает семи миллионов человек. На его территории нет полезных ископаемых, способных резко поднять экономический уровень округа, а ландшафт отличается сложным рельефом, препятствующим серьезному развитию сельского хозяйства. Однако в период с 1980 по 2000 год экономика Вэньчжоу продемонстрировала необычайно высокие темпы роста, ВВП увеличивался в среднем на 15% в год (при общих по стране 9,8%), а чистые доходы на душу населения выросли в 25 раз. "Полит.ру" публикует статью Чена Дичинга "Вэньчжоуская модель: результат без плана", в которой речь пойдет о причинах столь стремительного экономического роста в одном из самых проблемных китайских округов Вэньчжоу и об основных составляющих процесса, которые обусловили достижение успеха, не доступного плановой экономике Китая в целом. Перевод статьи предоставлен русским проектом Института Катона.

Введение

В недолгой истории китайских экономических реформ быстрое и устойчивое развитие округа Вэньчжоу остается одним из самых загадочных явлений. За каких-то двадцать пять лет Вэньчжоу превратился из провинциального горного района в один из самых динамичных экономических центров страны. Там достигнут впечатляющий и устойчивый экономический рост: в 1980–1999 годах его среднегодовые темпы составляли 16%, в то время как показатель по стране в целом равнялся 10%. К 2000 году чистый среднедушевой доход жителей округа достиг 1700 долларов. Более того, в отличие от других динамично развивающихся районов страны, в Вэньчжоу впечатляющие экономические результаты не сопровождались серьезными побочными эффектами в социальной сфере. Безработица снизилась до ничтожного уровня, урбанизация проходит быстро и без потрясений, различные независимые организации — например, коммерческие ассоциации и христианская «домашняя» церковь — бурно развиваются, местные органы управления пережили фундаментальную реформу, направленную на создание современной, ограниченной, но эффективной власти, а приватизация затронула даже большинство государственных предприятий сферы услуг.

С 1986 года, когда развитие округа получило концептуальное воплощение в так называемой «вэньчжоуской модели», ряд ученых пытался выявить причины этого впечатляющего феномена. Некоторые из них делают акцент на роли местных властей (Parrish 1993; Y. Liu 1992), другие считают основой успеха традиционные институты, особенно семью и «утилитаристскую» культуру (A. Liu 1992). Большинство аналитиков, однако, подчеркивает значение институциональных инноваций на «низовом» уровне (Zhou 1998; Tsai 2002). Перечисленные точки зрения различаются в нюансах, однако все специалисты считают главной причиной экономического успеха округа институциональные реформы.

В этих исследованиях содержатся конкретные «отправные точки» для анализа экономического подъема в Вэньчжоу. Однако они носят чересчур отрывочный характер и не дают всеобъемлющей картины особенностей пути развития этого округа. Поэтому в данной работе рассматривается вопрос о том, каким образом осуществлялись экономические преобразования в Вэньчжоу, причем внимание сосредоточивается в первую очередь на динамике взаимодействия между «низами» (предпринимателями) и местными властями. В ней делается попытка определить специфику пути развития округа, а также ее теоретическое и практическое значение с точки зрения процесса экономических реформ в Китае. Как отмечают многие исследователи, основными характеристиками «вэньчжоуской модели» являются частное предпринимательство и ограниченность функций государства. В данной работе анализируются следующие вопросы: каким образом предприниматели «двигают вперед» местную экономику? Как они инициируют институциональные инновации?

Почему и каким образом местные власти адаптировались к этим инновациям, обеспечивая права частной собственности? И, наконец, какова была реакция центрального правительства? Мои аргументы заключаются в следующем: реформы, начатые после смерти Мао, превратили неэффективную командную экономику в систему рыночного федерализма. В результате децентрализации и бюджетной реформы местные органы власти в Вэньчжоу, ради повышения государственных доходов, были преобразованы в организации «предпринимательского типа». Когда местные власти, опирающиеся в основном на частные экономические структуры, столкнулись с политическим давлением, из-за ряда специфических условий, существовавших в округе, в особенности из-за скудости ресурсов, они пошли на реформу традиционных институтов в целях узаконивания тех видов экономической деятельности, которые прежде считались нелегальными.

Настоящая работа состоит из трех частей. В первом разделе «экономическое чудо» в Вэньчжоу рассматривается с точки зрения ряда показателей, описываются этапы и конкретные характеристики развития округа. Во втором разделе дается теоретическая интерпретация «вэньчжоуской модели». В третьем формулируются выводы и оценивается значение данной модели с точки зрения процессов модернизации в Китае.

 

Вэньчжоуское чудо

1. Экономическое и социальное развитие

Потрясающие экономические результаты, достигнутые в Вэньчжоу за последние двадцать лет, подтверждаются соответствующими социально-экономическими показателями:

  • ускоренным экономическим ростом (рис. 1);
  • радикальными структурными изменениями в экономике округа (рис. 2);
  • быстрым увеличением чистых доходов населения (рис. 3);
  • впечатляющим уровнем урбанизации.
Рисунок 1. Рост ВВП, 1980–2002
Источник: Wenzhou Statistics Year Book 2002.

Как видно из рисунка 1, экономика Вэньчжоу демонстрирует необычайно высокие темпы роста. С 1980 по 2000 год ВВП округа увеличивался в среднем на 15% в год: это существенно превышает общенациональный показатель за тот же период — 9,8%. В целом его развитие шло непрерывно — исключение составляют периоды негативного воздействия определенных политических событий.

Серьезный всплеск инфляции в 1993 году никак не повлиял на темпы роста в Вэньчжоу. Не отразился на них и Азиатский финансовый кризис. В 1998 году объем экспорта из округа даже вырос.

Рисунок 2. Структурные измениния экономики Вэньчжоу, 1980–2000
Источник: Wenzhou Statistics Year Book 2002.

Рисунок 2 иллюстрирует серьезные изменения в структуре экономики Вэньчжоу. За последние двадцать лет доля сельскохозяйственного сектора снизилась с 38 до 6,5%. В то же время более 90% ВВП округа связаны с промышленностью и сектором услуг. Вэньчжоу превратился в новый промышленный и коммерческий центр на китайском побережье.

Рисунок 3. Рост доходов населения, 1981–2000
Источник: Wenzhou Statistics Year Book 2002.

Благодаря резкому увеличению ВВП чистые доходы на душу населения выросли в 25 раз. Чистый среднедушевой доход жителей городских районов повысился с 400 юаней в 1978 году до 14591 юаней в 2001-м.

Аналогичный показатель для крестьян составляет, соответственно, 113 и 5091 юань. Стоит отметить, что динамичный рост чистых доходов не омрачался разного рода побочными эффектами. Социальная структура не отличается поляризацией, поскольку в Вэньчжоу удалось избежать массовых увольнений и закрытия предприятий, а также всепроникающей коррупции. Большинство работников, уволенных с государственных предприятий, устроилось в частном секторе. За государственными пособиями обращались очень немногие. Кроме того, в процессе развития экономики масса людей занялась предпринимательской деятельностью; сформировалась также новая прослойка специалистов. Численность среднего класса резко возросла. Несмотря на отсутствие точных подсчетов с точки зрения коэффициента Gini, считается, что почти половина населения Вэньчжоу имеет уровень жизни, характерный для среднего класса. Лишь 60 000 человек (0,7% населения) обратились за социальными пособиями.

Точно оценить уровень урбанизации на основе одних официальных данных непросто. В Китае населенные пункты городского типа подразделяются на две категории — большие и малые города (Zhang, Zhao 1998: 331). При этом речь идет не столько об экономических или географических факторах, сколько об административно-территориальном делении. В рамках китайской системы «некоторые малые города — хотя они более чем соответствуют критериям урбанизации — остаются за бортом и рассматриваются как часть сельской местности» (Lee 1989: 773). За последние двадцать лет расцвет агропромышленного комплекса привел к появлению тысяч малых и средних городов (МСГ); их развитие также подпитывалось массовой миграцией сельского населения в города (Goldstein 1984). Вэньчжоу в этом смысле не является исключением. Появление новых МСГ обеспечивает занятость миллиону работников. Согласно официальной статистике, количество МСГ в округе за последние два десятилетия увеличилось с 8 до 144. Некоторые МСГ превратились в крупные коммерческие центры с населением более 50 000 человек и полным набором инфраструктуры услуг. Если принять во внимание жителей МСГ (статистические данные квалифицируют большинство из них как селян), доля городского населения в Вэньчжоу составит 70%.

2. Стартовые условия

Округ Вэньчжоу, расположенный на восточном побережье Китая, занимает территорию в 11 784 квадратных километра: по размерам он примерно равен Ямайке. В его состав входят город окружного уровня площадью в 150 квадратных километров, два города уездного уровня и шесть уездов. По состоянию на 2002 год население Вэньчжоу достигало 7,07 миллиона человек, из которых 1,2 миллиона проживали в городских районах, и 3 миллиона — в малых городах.

Вэньчжоу отличается сложным рельефом местности. Равнины, расположенные вдоль побережья и испещренные реками и каналами, занимают всего 17,5% от его общей площади. 78% территории округа составляют горы: три хребта практически изолируют Вэньчжоу от остальной территории страны. До начала реформ попасть туда можно было лишь по морю или по единственной примитивной дороге. Лишь в 1998 году была построена железнодорожная ветка, соединяющая Вэньчжоу с внешним миром. Будучи одним из самых густонаселенных районов Китая, округ столкнулся с усиливающимся демографическим кризисом. В 1950–1982 годах среднегодовые темпы роста населения Вэньчжоу составляли 2,4%. В результате площадь обрабатываемых земель на душу населения к 1979 году составляла всего 0,44 м, а избыток рабочей силы превышал 70% от ее общей численности.

Нет в Вэньчжоу и крупных запасов ценных сырьевых ресурсов. В 1960-х годах на его территории были найдены месторождения иллита, пирофиллита и квасцовой руды, однако этого было явно недостаточно, чтобы обеспечить долгосрочное экономическое развитие района.

Не обладал округ и подготовленными людскими ресурсами. Там было создано лишь несколько вузов. Кроме того, из-за изолированного географического положения Вэньчжоу в 1980-е годы не мог воспользоваться услугами квалифицированных инженеров из Шанхая и Ханчжоу для развития местной промышленности. Иными словами, в отличие от Сунаня, он не имел возможностей использовать эффект распространения технологий.

Отсутствие ресурсов усугублялось историческими и политическими факторами, затруднявшими принятие центральным правительством решений о развитии округа. Всего в 180 милях от Вэньчжоу находится Тайвань, поэтому он рассматривался как вероятный объект нападения гоминдановцев. До 1950 года тысячи жителей округа бежали на Тайвань.

В результате в глазах Центра Вэньчжоу не выглядел перспективным районом. С 1950 по 1980 год правительство Мао вложило в его развитие всего 550 миллионов юаней — в четыре раза меньше, чем получил сопоставимый по размерам округ Нинбо в той же провинции Чжэцзян.

Недостаток инвестиций препятствовал модернизации инфраструктуры. В городе Вэньчжоу не было даже элементарной канализации, не говоря уже о железной дороге, которая соединила бы его с другими районами страны. В целом при Мао Вэньчжоу считался бесперспективным захолустьем.

3. Этапы развития

Экономическое развитие Вэньчжоу с 1978 года можно разбить на три стадии: этап восстановления, переходный этап и современный этап.

А. Восстановление экономики: малые товары — большой рынок

В исторической перспективе экономические достижения округа после 1980 года можно рассматривать скорее не как подъем, а как восстановление утраченных позиций. Еще во времена династии Сун Вэньчжоу завоевал репутацию одного из крупных коммерческих и ремесленных центров на юго-востоке Китая. Укоренившаяся склонность его жителей к торговле и кустарным промыслам сохранилась даже в условиях жесткого и идеологизированного правления Мао. Уже вскоре после Великого голода в округе возродилась нелегальная частная экономическая активность. В период Культурной революции, когда фракционная борьба привела к ослаблению контроля центральных властей, эта деятельность приобрела форму «дальнобойной» торговли и массовой контрабанды. В одном секретном отчете информационного агентства «Синьхуа» утверждалось, что Вэньчжоу приобрел печальную известность из-за засилья контрабанды, подпольных производств и черного рынка. Ван Хонвэнь, лидер одной из левацких группировок, рассматривал Вэньчжоу, как район, где пустил корни ревизионизм.

К началу процесса реформ в Китае Вэньчжоу сталкивался с серьезными проблемами: усугубляющимся демографическим кризисом, избытком трудовых ресурсов, достигавшим 60% от общей численности рабочей силы в сельских уездах, закрытием государственных предприятий и нежеланием высших эшелонов власти увеличивать финансовые трансферты в округ. В результате простым людям приходилось возрождать традиционные экономические структуры и виды деятельности.

Хотя до 1978 года в округе процветала коммерческая деятельность, считавшаяся незаконной, реформы Дэн Сяопина постепенно охватили и Вэньчжоу. Их результатом стала не только легализация подпольных видов деятельности, но и новые возможности, связанные с развитием общенационального рынка. Период экономического развития Вэньчжоу с 1978 по 1985 год можно охарактеризовать формулой «малые товары — большой рынок». Основой последнего были семейные предприятия, торговые агенты, и специализация. В отличие от других районов, например Сунаня, где главным фактором экономического роста были коллективные предприятия, в Вэньчжоу на этом этапе преобладали частные семейные фирмы. В конце правления Мао в Китае проводилась политика опоры на собственные силы, поощрявшая уезды, коммуны и бригады к созданию коллективных предприятий. Когда система коммун рухнула, крестьяне и вернувшиеся домой студенты начали приобретать у этих коллективных предприятий простые полуавтоматические станки. Именно они основали первые семейные предприятия (СП), занявшиеся производством «малых» изделий. В 1980 году власти Вэньчжоу выдали лицензию первому СП. К июлю 1984 года количество официально зарегистрированных семейных предприятий составило 82 000. Если же учесть незарегистрированные СП, их общее количество на этот момент оценивается в 133 000.

Чтобы обрести легитимность с точки зрения политических требований властей, многие СП применяли два метода. Первый состоит в регистрации в качестве «прикрепленного» к государственному предприятию (guahu qiye). Они выплачивают государственным предприятиям деньги за использование их названия, официальных бланков, образцов продукции и банковских счетов, чтобы избежать обременительных правил, регулирующих деятельность частных предприятий. Второй способ называется «надеть красную шапку» (Daihongmao qiye), то есть зарегистрироваться в качестве предприятия, организованного трудовым коллективом или сельсоветом. В целом, чем больше размер предприятия, тем целесообразнее воспользоваться методом «прикрепления».

СП производили мелкие изделия и аксессуары, приносящие ничтожную прибыль и требующие больших трудозатрат. Проведенное в 1984 году исследование ассортимента продукции, изготавливавшейся в Вэньчжоу, рисует такую картину: производились пуговицы, одежда из синтетических тканей, скобяные изделия, бытовое оборудование, полиэтиленовые пакеты, иголки, алюминиевые значки, плакаты и ремешки для часов (A. Liu 1992: 702). В условиях дефицита товаров эти изделия пользовались немалым спросом. Хотя СП — структура относительно небольшая (число занятых не превышает 10 человек), оно действует на основе четкого разделения труда. Такие предприятия называют «магазин в передней комнате и мастерская в задней» (qiandian houchang). Муж как правило отвечает за сбыт за пределами Вэньчжоу, жена — за торговлю на местном рынке, а дети занимаются организацией производства (Fei 1986).

Эффективное разделение труда и растущая емкость рынка привели к расцвету СП. В 1980 году они произвели продукции на 0,3 миллиарда юаней; аналогичный показатель за 1985 год достигал примерно 2 миллиардов юаней.

Именно тысячи подобных малых и средних предприятий стали главной опорой экономики Вэньчжоу. В 1982 году на долю СП приходилось 60% налоговых доходов местных властей. Более того, благодаря им почти все 900 000 «избыточных» работников из сельской местности были задействованы в промышленности и секторе услуг. Иными словами, СП в общем решили проблему хронического избытка трудовых ресурсов.

Быстрый рост объемов производства СП породил проблемы в сфере сбыта. Как организовать продажу такого огромного количества товаров на общенациональном рынке? Как наладить доступ к текущей информации о спросе и предложении? В начале 1980-х в Вэньчжоу спонтанно сформировались два подхода к решению этой сложной проблемы. Первым стало возникновение специализированных рынков, а второй был связан с созданием сети сбытовых агентов по всей стране.

Специализированные рынки росли как грибы по всей территории округа. Они возникали в тех малых и средних городах, где сосредоточивались почти все СП, специализирующиеся на соответствующих видах продукции. Так, в городке Цяотоу действует более 500 СП, изготавливающих пуговицы: на их долю приходится 80% от общего объема этой продукции, выпускаемой в Китае. Как выяснил Фэй, в этом отношении Цяотоу даже обогнал Шанхай — главный центр легкой промышленности в стране (Fei 1986). В 1985 году в округе уже существовало более 500 специализированных рынков, причем 10 из них пользовались общенациональной известностью. Так, город Лючжи славится скобяными и бытовыми изделиями, Ишань — продукцией из синтетического волокна, и т.д.

Помимо специализированных рынков, большую роль в сбыте продукции СП и закупках необходимого сырья играют торговые агенты, действующие по всей стране. Смекалка и упорство помогают им преодолевать местные торговые барьеры. Они не только распространяли на местных рынках весьма дефицитную в то время продукцию Вэньчжоу, но и собирали соответствующую маркетинговую информацию, позволявшую производителям в их родных городах ориентироваться в ситуации. По оценкам, связь между Вэньчжоу и общенациональным рынком осуществляли более 100 000 таких агентов-сбытовиков.

Спонтанность подобного развития событий вызывала все большую критику со стороны Центра и властей провинции. Вэньчжоу рассматривался как «авангард» ползучей экспансии капитализма. Однако несмотря на сильнейшее политическое давление высших эшелонов власти руководство округа неофициально «спускало на тормозах» все попытки поставить деятельность СП в жесткие идеологические рамки. Напротив, оно различными способами поощряло этот новаторский феномен. В 1982 году на официальной конференции глава окружного комитета КПК Юань Фанле дал весьма позитивную оценку деятельности СП. Более 200 наиболее успешных специализированных семейных предприятий получили почетные грамоты за выдающийся вклад в развитие экономики Вэньчжоу. В своем официальном докладе Фанле утверждал, что СП воплощают собой передовые производительные силы, прокладывающие путь к социализму. В 1984 году власти Вэньчжоу реабилитировали работников девяти весьма эффективных СП, которых обвинили в спекуляции и подрыве социалистического хозяйства. Подобные действия официально узаконивали рыночный характер СП и обеспечивали права собственности — т.е. создавали важнейшие стимулы для малых предпринимателей.

Б. Переходный период: Акционерные кооперативы, неофициальные финансовые институты и купля-продажа земли

После 1985 года в развитии экономики Вэньчжоу начался новый этап. С одной стороны, ускоренное развитие в предшествующий период породило ряд проблем, связанных с факторами производства — трудом, капиталом и землей. Дело в том, что малый размер предприятий, ограниченность кредита и неэффективное использование земельных ресурсов превратились в тормоз для дальнейшего развития. Кроме того, этому развитию препятствовала сохранявшаяся идеологическая предубежденность против Вэньчжоу, изменение кадрового состава местных органов власти и неоднозначные тенденции в общей политико-экономической ситуации. Однако жителям Вэньчжоу удалось создать новаторские институты, позволившие преодолеть эти барьеры.

По мере расширения рынков и роста производства некоторые СП накопили немалые капиталы, что позволяло им повысить эффективность за счет увеличения масштабов деятельности. С чисто экономической точки зрения наступил момент для наращивания объемов инвестиций и увеличения численности работников. Однако на планы и решения частных предпринимателей большое воздействие оказывали опыт прошлого и идеологические табу. С точки зрения марксистской идеологии, если на семейном предприятии было занято более семи наемных работников, его владелец считался капиталистом-эксплуататором, а значит в политическом плане мог быть признан «враждебным элементом». В условиях подобной политической неопределенности большинство предпринимателей не желали увеличивать количество занятых свыше 10 человек, или старались скрыть подлинный масштаб своей деятельности.

По оценкам, в 1985 году не менее 300 фирм имели более 50 работников, однако лишь немногие из них официально регистрировались в качестве средних предприятий. Как уже отмечалось, СП скрывали свой частный характер, «надевая красную шапку» или «прикрепляясь» к государственным предприятиям. Хотя подобная тактика в какой-то степени считалась легитимной, права собственности были настолько размыты, что возникла «серая зона», открывавшая возможности для присвоения ренты. Местные чиновники оказывали существенное влияние на распределение прибылей, зачастую не соответствовавшее ожиданиям частных предпринимателей. Подобные конфликты на втором этапе развития Вэньчжоу возникали сплошь и рядом. В 1986 году двое частных предпринимателей, руководивших «прикрепленными» фирмами, были обвинены в мошенничестве, поскольку они делили значительную часть прибыли самостоятельно, без одобрения «руководящих кадров».

Пытаясь найти некий баланс между требованиями идеологии и экономическим развитием, власти Вэньчжоу добивались более толерантного отношения Центра к происходящему в округе и старались приспособить марксистские догмы к потребностям местной экономики. В 1987 году им удалось пролоббировать создание в Вэньчжоу «экспериментальной экономической зоны». В подобных зонах центральное правительство допускало ряд отклонений от принятой в стране институциональной структуры.

Более того, политическая элита Вэньчжоу даже «переделала» марксизм, чтобы придать легитимность рыночной экономике. Одна из таких новаций заключалась в признании кооперативов с разделом прибыли одной из форм коллективных предприятий. В 1987 году в Вэньчжоу был разработан и принят первый «Свод правил для акционерных кооперативов». В этом документе узаконивался статус таких кооперативов в качестве коллективных предприятий, поскольку каждый акционер получал долю прибыли в соответствии с вложенным капиталом.

Подобная политика получила в Вэньчжоу широкую поддержку. Всего за год количество акционерных кооперативов в округе достигло 10 000, а сам 1987 год стали называть «годом, когда мы сняли шапку». В этот период многие крупные частные предприятия «сняли красные шапки» и преобразовались в акционерные кооперативы. Средний объем капитала такого предприятия составлял не менее 500 000 юаней, а число работников равнялось примерно 20. Некоторые из них закупали современное оборудование и привлекали на работу квалифицированных инженеров.

Как это обычно происходит в развивающихся странах, серьезной проблемой для местной экономики Вэньчжоу стала недоступность кредита. Как выяснили ученые, стартовые инвестиции частные семейные предприятия Вэньчжоу получали из четырех основных источников: это были деньги, заработанные работниками-мигрантами, доходы от реализации специализированной местной продукции на внешних рынках, прибыль от «подпольных фабрик», а также переводы от родственников за рубежом и банковские кредиты (A. Liu 1992: 700). В ходе первого этапа развития на трудоемких производствах использовалось примитивное оборудование, и они не требовали масштабных капиталовложений. Чтобы решить финансовые проблемы, достаточно было занять денег у родственников или знакомых. В ходе второго этапа ситуация изменилась: отсутствие избытка рабочей силы привело к повышению зарплат, и у предпринимателей возникли стимулы для налаживания капиталоемких производств. В результате размеры предприятий увеличились, и объем продаж резко вырос. Теперь для развития частных предприятий требовались кредиты институциализованных финансовых структур.

В социалистическом Китае банковская система находится под жестким контролем государства. Все виды банковской деятельности — эмиссия денег, переводы чеков, одобрение займов и получение вкладов — регулируются центральным правительством. Долгое время процентные ставки поддерживались на одном и том же уровне, независимо от изменений в политической или экономической ситуации. По политическим соображениям государственным банкам в целом не разрешалось предоставлять крупные долгосрочные кредиты частным, да и коллективным предприятиям (Tsai 2002). В результате частные предприятия, независимо от размера и эффективности, могли воспользоваться лишь услугами частных финансовых организаций.

На деле «финансовое подавление», вызванное государственным регулированием, еще до 1985 года привело к появлению банковского «черного рынка». Однако первые неофициальные финансовые институты были менее организованы и структурированы по сравнению с теми, что возникли в середине 80-х. Тогда речь шла о мелких сельских предпринимателях, обнаруживших существование значительного диспаритета между официальными и рыночными процентными ставками. Благодаря стабильному росту доходов населения в первой половине 1980-х годов простые жители Вэньчжоу в совокупности заработали миллионы юаней наличными. Не все хранили свои деньги в государственных банках. В то время официальная ставка составляла менее 5% годовых, в то время как в СП отдача от капитала в среднем превышала 60%. Официальная процентная ставка была гораздо ниже рыночной, и некоторые предприимчивые люди осознали, что на этом можно хорошо заработать. Поэтому примерно в 1980 году началось быстрое возрождение традиционных неофициальных финансовых институтов. Различные формы Hui (кредитных ассоциаций) привлекли значительные объемы накоплений физических лиц, «перехватывая» их у государственных банков. Различаясь в нюансах, подобные ассоциации (He Hui, Lunhui и Paihui) имели ряд основополагающих общих черт. По сути все они действовали по принципу очередности. 10–15 человек договаривались ежемесячно вносить в «общий котел» фиксированную сумму (она передавалась организатору Hui), а затем по заранее оговоренному графику эта «казна» выдавалась участникам по очереди, или ее выдавали в кредит на «конкурсной основе» — тому участнику, кто предлагал остальным самые высокие проценты. По мере того, как количество семейных предприятий в Вэньчжоу росло, Hui стали одним из важнейших источников средств для вложения в основные фонды, оптовые закупки сырья и оплаты иных производственных расходов. Благодаря более высоким процентным ставкам Hui их участниками стало до 90% сельских семей в округе. Однако из-за отсутствия у них специализированных знаний о банковском деле и стремления получить максимальную прибыль, участники кредитных ассоциаций неизбежно втягивались в рискованное кредитование. В 1986 году, вскоре после того, как деятельность ассоциаций в Вэньчжоу достигла апогея, их охватил лавинообразный финансовый кризис.

Крах Hui подтолкнул местные власти к созданию альтернативных «полулегальных» финансовых институтов. Хотя центральное правительство по-прежнему жестко регулировало деятельность финансовых учреждений, окружные власти, проявив изобретательность, прибегли к ряду хитроумных тактических приемов, позволяющих обойти действующие правила и придать легитимность некоторым видам частных финансовых организаций, созданных предпринимателями «снизу». В 1984 году не Народный банк, а Управление промышленности торговли выдало лицензию «денежному дому» (qianzhuang) — это было обосновано тем, что он является не финансовым институтом, а частным предприятием. Началось неуклонное развитие «денежных домов». К 1989 году в округе насчитывалось уже 27 таких учреждений. Поскольку управляющие «денежными домами» были хорошо знакомы с местными экономическими условиями, а клиенты там обслуживались круглосуточно, эти институты избегали рискованных вложений и одновременно расширяли спектр финансовых услуг на территории округа. До момента запрета «денежных домов» в 1990 году их деятельность не вызвала никаких нареканий с финансовой точки зрения.

Кроме того, власти Вэньчжоу способствовали тому, чтобы лидирующие позиции в финансовом секторе заняли «получастные» финансовые институты — городские кредитные кооперативы (ГКК) и сельские кредитные кооперативы (СКК). Эти организации вызывали куда меньше идеологических нареканий, чем частные «денежные дома», поскольку они квалифицировались как коллективные предприятия. В 1984 году в Вэньчжоу был создан первый городской кредитный кооператив. В течение следующих пяти лет число ГКК и СКК увеличилось до 47. Эти кредитные ассоциации во многом действовали по тем же принципам, что и частные банки: они ориентировались на получение прибыли, отличались большей продолжительностью рабочего дня и осуществляли кредитование по плавающим ставкам, более высоким по сравнению с государственными банками. Под давлением Народного банка эти управлявшиеся частными лицами кредитные учреждения были преобразованы в городские кооперативные банки. Тем не менее, они сохранили высокий уровень самостоятельности. Эти частные финансовые организации оказали существенное влияние на экономическое развитие Вэньчжоу. По оценкам, более 80% сбережений, размещенных в этих кооперативах, и 95% от общего объема движения капиталов в округе в 1983–1985 годах были связаны с деятельностью негосударственных экономических субъектов (Y. Liu 1992). В результате фундаментальных структурных изменений в экономике все труднее стало осуществлять жесткий контроль над земельными ресурсами. По китайским законам земля считается государственной собственностью и не подлежит купле-продаже. Однако массовая миграция рабочей силы и процесс урбанизации неизбежно превращали землю в товар. В 1980–1985 годах почти миллион сельскохозяйственных работников переместился в промышленность и сектор услуг. Разница в доходах между промышленным и аграрным секторами была столь велика, что большинство крестьян предпочитало не обрабатывать землю, а сдавать ее в аренду; они даже специально покупали зерно, чтобы выполнить план по сдаче сельхозпродукции государству. В условиях, когда тысячи гектаров обрабатываемых земель использовались не в полную силу или даже простаивали, некоторые крестьяне начали брать заброшенные участки в аренду, чтобы наладить более масштабное сельскохозяйственное производство. Поначалу эта «незаконная передача» земельных ресурсов попала под запрет. Однако в 1983 году власти округа санкционировали аренду земли. Два года спустя они формально узаконили ее куплю-продажу в рамках процесса урбанизации.

Расцвет СП ускорил процесс концентрации промышленности и торговли. Для сокращения трансакционных издержек была необходима урбанизация: только таким способом владельцы СП могли получить доступ к важнейшим общественным услугам — банкам, транспорту, улучшению жилищных условий, образованию. В рамках плановой экономики основное финансирование на строительство объектов инфраструктуры выделяло государство. Однако у властей Вэньчжоу средств на это не было — в изобилии имелись лишь земельные ресурсы. Окружной бюджет не позволял финансировать строительство, банки же не желали выделять на эти цели значительные кредиты. Поэтому единственный способ обеспечить строительство новых городов заключался в узаконивании купли-продажи земли, что давало возможность получить необходимые средства от амбиционных владельцев СП.

В 1985 году, в ходе строительства города Лунган, власти округа официально разрешили торговлю землей. Руководителем этого строительного проекта был назначен чиновник, не боявшийся принимать смелые решения, — местный уроженец Чэн Динмуо (Chen Dingmuo). Ни местные банки, ни власти не предоставили ему финансирования или займов. У него была лишь земля да план городской застройки. Взвесив все «за» и «против», Чэн решил рискнуть, и начать продажу земельных участков. Его смелая реформа увенчалась невероятным успехом. За одну неделю владельцы 5000 СП приобрели землю под строительство собственных домов на общую сумму в 200 миллионов юаней. Этих средств Чэну хватило, чтобы за два года построить всю необходимую инфраструктуру — школы, больницы, почтовые отделения и др. На месте непригодного для обработки гористого участка вырос процветающий город Лунган со стотысячным населением.

С тех пор, сталкиваясь с необходимостью строительства нового города или реконструкции существующего, власти Вэньчжоу, чтобы раздобыть необходимые средства, как правило следовали «схеме Лунгана». Расширение купли-продажи земли в коммерческих целях и под строительство домов ускорило спонтанную урбанизацию. Именно благодаря этому процесс урбанизации в Вэньчжоу проходит быстрее и легче, чем в других районах. В 1978 году на территории округа насчитывалось 14 малых и средних городов, а сегодня их количество возросло до 144.

В. Модернизация и глобализация

Поездка Дэн Сяопина в южные регионы страны в 1992 году дала новый старт экономическим реформам после трех лет пробуксовки. За десять лет Китай интегрировался в глобальную экономику, а центральное правительство в целях укрепления прав собственности отменило большую часть жестких ограничений на частнопредпринимательскую деятельность. Все эти меры принесли весьма плодотворные результаты. Темпы роста в Вэньчжоу измерялись двузначной цифрой; в экономике округа произошли фундаментальные структурные изменения. К 1997 году в Китае, наконец, было полностью покончено с товарным дефицитом.

Когда большинство институциональных инноваций, имевших место в Вэньчжоу, распространились на другие отсталые районы, округ столкнулся с растущими экономическими трудностями. Во-первых, по сравнению с другими районами, производственные издержки в Вэньчжоу увеличивались быстрее. Как уже отмечалось, округ настолько беден природными ресурсами, что более 90% сырья для промышленности приходится ввозить. Росту издержек способствовало также повышение цен на землю и зарплат. В результате Вэньчжоу утратил сравнительное преимущество в области производства мелких изделий и аксессуаров. Наглядным проявлением этой ситуации стал кризис специализированных рынков. В 1980-х их количество возросло до 577, и именно такие рынки играли ведущую роль в экономике округа. Однако к 1995 году их осталось чуть больше 200, а объем товарооборота за восемь лет сократился на 30%. Вэньчжоу уступил место главного центра производства мелких изделий другому городу в той же провинции Чжэцзян — Иу. Торговые агенты в других регионах сообщали домой о росте конкуренции со стороны товаров, выпускаемых в некогда отсталых районах. В теории — в условиях «идеально конкурентного» рынка — существует три способа выхода из подобной ситуации. Первый состоит в недопущении роста или сокращении производственных издержек; второй — в изменении ассортимента продукции и попытках завоевать монопольные позиции на новых рынках; третий — в корректировке структуры производства, чтобы по максимуму использовать имеющиеся преимущества.

Власти Вэньчжоу изо всех сил старались сократить производственные издержки. Столкнувшись с многомиллионным оттоком капитала в отсталые районы, руководство округа решило принять меры для стимулирования миграции на его территорию и начало вкладывать деньги в развитие инфраструктуры. Было отменено большинство выплат, взимавшихся с предприятий за использование временных работников. В результате за 1990-е годы приток дополнительной рабочей силы в Вэньчжоу превысил миллион человек. Кроме того, в целях плюрализации инвестиций власти приступили к приватизации объектов инфраструктуры.

Вэньчжоу долгое время боролся с неразвитостью инфраструктуры, особенно транспортной. Из-за географических условий строительство здесь в среднем обходится дороже, чем в других регионах. Отчасти именно с этим связан тот факт, что даже в период реформ руководство страны не желало вкладывать большие средства в совершенствование инфраструктуры Вэньчжоу. Однако местные власти не могли в одиночку обеспечить адекватное финансирование подобных проектов. К примеру, стоимость сооружения железнодорожной ветки, соединяющей округ с Цзиньхуа, оценивалась в 25 миллиардов юаней, тогда как все поступления в бюджет округа за 1992 год составили лишь 9 миллиардов.

В результате власти Вэньчжоу первыми в стране начали приватизацию инфраструктуры и других общественных услуг, которые прежде являлись исключительной монополией государства. В 1992 году акционерный кооператив «Цзиньвэнь» приступил к выполнению сложнейшей задачи — строительству железнодорожной ветки протяженностью в 180 миль, соединяющей Вэньчжоу с Цзиньхуа. До 60% из 28,2 миллиардов юаней, израсходованных на этот проект, составили частные инвестиции. Когда строительство было завершено, управление железной дорогой взяла на себя та же частная компания — и справляется она с этим куда эффективнее, чем любая государственная структура. Ей понадобилось всего два года, чтобы выйти на показатели, которые первоначально планировалось достичь за 9 лет: перевезти 4 миллиона пассажиров и 2,5 миллиона тонн грузов. Только за 1999 год прибыль железной дороги составила полмиллиарда юаней. В 1990-х приватизация быстро распространилась на другие сферы — в том числе образование, строительство автодорог, мостов, утилизацию отходов, водоснабжение и эксплуатацию малых ГЭС. Частные инвестиции позволили существенно усовершенствовать инфраструктуру в округе.

Применить второй метод при наличии в округе большого количества частных предпринимателей не составило труда. В условиях усиления конкуренции внутри страны некоторые СП из Вэньчжоу переключили внимание на зарубежные рынки. Большую роль стало играть производство продукции с высокой добавленной стоимостью. Благодаря необычайно низкой стоимости и привлекательному внешнему виду товары, изготовленные в Вэньчжоу, сразу же нашли спрос на международном рынке и одолели большинство иностранных конкурентов. Так, зажигалки из Вэньчжоу практически вытеснили аналогичную южнокорейскую и японскую продукцию, поскольку ее себестоимость превышала рыночную цену на изделия из Вэньчжоу. В 1998 году до 80% зажигалок, реализованных на международном рынке, были изготовлены в округе. Несмотря на отсутствие значительных зарубежных инвестиций, по общей стоимости экспорта Вэньчжоу превосходит район Сунань, чье развитие основывается в первую очередь на ПЗИ.

Третий метод связан с рядом дополнительных факторов. Чтобы ваша продукция выделялась на рынке в условиях жестокой конкуренции, необходим известный брэнд, продвинутые технологии и эффективная маркетинговая стратегия. Сложности, связанные с координацией всех этих направлений деятельности, приводят к высоким трансакционным издержкам. Как показывает Коуз, в этом смысле появление крупных корпораций можно считать способом снижения упомянутых издержек. Применительно к Вэньчжоу создание крупных современных корпораций означает преобразование модели менеджмента, характерной для традиционных семейных предприятий. Все более важную роль в деятельности фирмы начинают играть специалисты в области современного менеджмента, производства и маркетинга. Чтобы укрепить стимулы и привлечь дополнительные средства, необходимо было изменить структуру отношений собственности, существующую в семейном предприятии. Некоторые предприниматели в Вэньчжоу сумели адаптироваться к этой тенденции. Им удалось преобразовать свои СП в современные корпорации и резко увеличить масштаб деятельности. После 1995 года в округе появилось немало гигантских предприятий, играющих ведущую роль в местной экономике. На таких предприятиях занято более тысячи работников, они имеют собственные брэнды, современное оборудование и торговых агентов по всему миру. Небольшие пакеты акций этих корпораций принадлежат менеджерам и техническим специалистам высшего звена. Некоторым из них даже удается привлекать инвестиции за счет продажи акций на бирже.

Стоит отметить, что власти Вэньчжоу и сегодня обеспечивают политическую защиту подобным крупным частным предприятиям. Одна из интересных черт деятельности таких фирм заключается в том, что на каждой из них имеется освобожденный секретарь партийной организации. Эти должности занимают бывшие партийные функционеры; таким образом частные предприятия демонстрируют свою лояльность КПК.

4. Характеристики Вэньчжоуской модели

По сравнению с другими «звездами» на небосклоне китайской экономики развитие Вэньчжоу отличается следующими специфическими особенностями: опорой на традиционные институты, спонтанностью, наличием «серой зоны» и постепенным укреплением прав частной собственности.

На начальном этапе экономическое развитие округа основывалось на «адаптированных» традиционных институтах, таких как семья, предпринимательская культура, различные формы Hui и «денежные дома». Главную роль в этом процессе играла семья как экономическая ячейка. Семейные предприятия обеспечивали своеобразную «систему соцобеспечения» и позволяли снижать трансакционные издержки.

Спонтанность: развитие Вэньчжоу представляло собой спонтанный процесс. Оно осуществлялось не по заранее продуманному плану или в рамках четкой стратегии: роль его инициаторов и движущей силы играло бесчисленное множество малых предпринимателей. Почти все инновационные формы экономической деятельности, будь то специализированные рынки или бурное развитие кустарной промышленности, не имели никакого отношения к государственному планированию.

Отсутствие жесткой организации: чем сложнее становится экономическая система, тем большее значение приобретает координация деятельности. В процессе развития Вэньчжоу мы не наблюдаем вертикальной системы организации, координирующей экономическое взаимодействие. Эти функции выполняет «невидимая рука рынка». В рыночной системе, когда предприниматель обнаруживает эффективный способ получения прибыли, другие быстро берут тот же метод на вооружение. Благодаря подобной «горизонтальной модели обучения» структура экономики округа эффективно приспосабливается к новым тенденциям.

Серая зона: переход к рыночной экономике неизменно связан с преодолением границ укоренившейся ортодоксальной идеологии. Экономические инновации, не вписывающиеся в правовую и институциональную систему, осуществляются в рамках знаменитой «серой зоны». В Вэнчжоу такое происходило часто. Различные формы guahu («красная шапка», «денежные дома», акционерные кооперативы) постепенно размывали фундамент плановой экономики.

Эволюция прав собственности: опыт Вэньчжоу показывает, что для устойчивого развития необходимы права частной собственности. На всех этапах при переходе от СП к акционерным кооперативам, а затем и к современным корпорациям, изменения в структуре прав собственности способствовали экономическому прогрессу.

«Ограниченное государство»: в отличие от сунаньской и иных региональных моделей развития, в Вэньчжоу органы власти не играли ключевой роли. Местная власть выступала в роли «предпринимателя», создавая институты, одновременно сводящие к минимуму идеологические нарекания и способствующие спонтанному развитию. Пожалуй, самой важной ее функцией стало максимально возможное укрепление прав собственности.

5. Теоретический аспект

Поскольку процесс развития Вэньчжоу был признан уникальной моделью, он удостоился пристального внимания в рамках изучения переходного периода в Китае и вызвал неоднозначные оценки. Путь Вэньчжоу отличается от мейнстримовской стратегии и во многом противоречит общепринятому мнению о китайских экономических реформах. Наиболее важной чертой Вэньчжоуской модели стала опора в первую очередь на частные, а не коллективные предприятия.

С первого же взгляда энергия, изобретательность и смелость предпринимателей Вэньчжоу производит большое впечатление. Многочисленные частные предприниматели не упускали ни одной возможности, чтобы наладить производство товаров, пользующихся высоким спросом, а также их транспортировку и реализацию на мировом рынке. Более того, подобная деятельность позволила укрепить их позиции в диалоге с властями, оказывала все большее воздействие на политику местного руководства и в конечном итоге приводила к институциональным реформам на официальном уровне. Можно без преувеличения сказать, что экономические успехи Вэньчжоу являются их заслугой. Тем не менее, как это ни странно, до второй половины 1990-х практически не появлялось исследований, конкретно посвященных ключевой роли предпринимательства в китайских институциональных реформах.

Отсутствие подобных исследований во многом связано с преобладанием общепризнанных парадигм относительно переходного периода в Китае и методологическими проблемами. Существуют два основных подхода к интерпретации китайского «экономического чуда». Речь идет о концепции поэтапных экспериментов (далее КПЭ) и концепции конвергенции (КК). В духе «нового институционализма» КПЭ приписывает успех реформ прагматической политике китайского руководства. Согласно этой концепции, их основными элементами являются осознанное преобразование системы управления на местах, опора в первую очередь на государственные и коллективные предприятия и «полуприватизация», нашедшие наиболее полное выражение в Сунаньской модели. КК, напротив, объясняет впечатляющий рост в Китае с позиций неклассической экономической теории. По мнению ее сторонников, ключом к успеху стало всемерное использование сравнительного преимущества, которым обладал Китай, а именно масштабное перетекание трудовых ресурсов из неэффективного аграрного сектора в высокопроизводительные сектора — промышленность и сферу услуг (Woo 1999: 128).

Если центральное правительство, утверждают авторы КПЭ, не разбиралось в рыночной экономике и не понимало механизмов ее функционирования, то местные власти проявили творческие предпринимательские качества. Для увеличения налоговых поступлений местным партийным кадрам пришлось «выступать в роли «политических предпринимателей», и поощрять экономический рост» (Cheung 1998: 14).

Однако Вэньчжоуская модель явно не вписывается в эту теорию «реформ сверху». Власти округа не вырабатывали какой-либо четкой программы для руководства предпринимательской деятельностью. Они лишь узаконивали прежде нелегальные или «идеологически вредные» неформальные виды деятельности, организации и институты, рожденные по инициативе самих предпринимателей. Более того, последние данные, в частности о «закате» коллективных предприятий, подрывают основы КПЭ. Один из видных сторонников КК — Ву (Woo) — утверждает: упадок коллективных предприятий свидетельствует о жизненно важном значении частной собственности для построения рыночной экономики. В подобных предприятиях права собственности отличаются расплывчатостью, что приводит к неэффективности и масштабному «присвоению ренты».

Что же касается самой КК, то она справедливо подчеркивает значение прав собственности, но не позволяет объяснить громадные различия в показателях разных регионов. Недаром Равский (Rawski) задается вопросом: если КК относится ко всем развивающимся странам, то почему Пакистану, с его дешевой рабочей силой, не удается добиться высоких темпов роста? Критику Равского подтверждает и диспаритет в развитии отдельных регионов Китая, обладающих одинаковыми ресурсами. На деле экономисты-«неоклассики» оказываются в плену методологии «статичного равновесия», что приводит их к недооценке важных факторов, воздействующих на сложные процессы развития.

В духе теории Вальраса сторонники КК рассматривают мир как своеобразный механизм, чья «невидимая рука» постоянно устанавливает равновесие. Подобные представления по сути исключают любую активную роль предпринимательства. Цели и средства заданы, и индивидуальные игроки действуют рационально, стремясь к максимальной утилитарности и прибыли. Будущее в этом мире предопределено. Пока в современной экономической науке не возникла тема знаний, лишь в немногих исследованиях ставились вопросы: Что такое предпринимательство? Какова его роль в экономическом развитии? Какие институциональные структуры способствуют предпринимательской деятельности?

С научной точки зрения, роль предпринимательства в экономике выявила Великая депрессия. В «Использовании знания в обществе» Хайек продемонстрировал значение массива неупорядоченного «знания конкретных обстоятельств времени и пространства» (Hayek 1948: 80). Подобная текущая, но важная информация рассеяна в умах отдельных людей, ее невозможно собрать и передать в некий центральный орган планирования в целях оптимальной организации распределения имеющихся ресурсов. Подобное знание используется отдельными людьми для получения прибыли.

В результате возникает другой вопрос: каким образом индивидуальные экономические игроки, обладающие различной информацией, координируют свои действия? Ответ прост: за счет предпринимательства.

По определению Кирцнера, оно означает действия «группы предпринимателей, которые в нашем воображаемом мире немедленно замечают существующие возможности для получения прибыли, возникшие из-за отсутствия знаний у первоначальных участников рынка и вновь появляющиеся благодаря их способности учиться на собственном опыте» (Kirzner 1973: 14). В этом определении показано, чем предприниматель отличается от менеджера или капиталиста. Менеджер действует в системе заданных целей и средств. Его задача — обеспечить максимальную рентабельность. Ему не требуется ни воображения, ни способности к самостоятельным суждениям. Предприниматель, однако, действует в условиях неопределенности будущего и ограниченности информации. Он должен постоянно быть готов к усвоению новой информации и принятию рискованных решений. Не всегда этот риск оправдывается. Если предприниматель добивается успеха, лучшей наградой ему становится прибыль; если же он терпит неудачу, достойным наказанием служат понесенные убытки. Когда часть его методов докажет свою состоятельность и эффективность, другие их копируют и институционализируют. Данные институты играют важнейшую роль в снижение неопределенности, т.е. трансакционных издержек].

Более того, с этой точки зрения сравнительные преимущества, трансакционные издержки и прибыль представляют собой не столько объективные экономические категории, сколько результат открытий, сделанных предпринимателями. Предприниматели постоянно ищут информацию, позволяющую получить прибыль, которая в противном случае была бы проигнорирована. Их действия улучшают координацию и подталкивают экономику к равновесию. Применительно к Вэньчжоу, в переходный период классическую предпринимательскую функцию выполняли многочисленные СП. С 1978 по 1985 год, когда объем общенационального рынка рос ускоренными темпами, предприниматели из Вэньчжоу обнаружили неравномерность развития китайской экономики в предшествующие годы. С одной стороны, чрезмерный акцент на развитие тяжелой промышленности породил дефицит товаров народного потребления, особенно мелких — трудоемких в производстве и дешевых изделий. С другой стороны, по экономическим соображениям государственные предприятия с современным оборудованием и продвинутыми технологиями не желали выпускать подобные товары.

Предприниматели из Вэньчжоу быстро выявили наличие этой гигантской ниши и переключились на производство мелких изделий и аксессуаров. Поначалу не все понимали, какие здесь открываются возможности. Лишь немногие предприниматели воспользовались представившимся шансом. Таких примеров в истории экономического «взлета» Вэньчжоу более чем достаточно. В 1978 году, когда в Китае была восстановлена система высшего образования, некоторые жители округа догадались, что миллионам студентов понадобится множество вузовских значков. Приняв соответствующее решение, они тут же отправились в десятки вузов, предлагая изготавливать для них значки. В течение следующих шести месяцев их производство наладили до 300 СП. К 1982 году более 70% вузовских значков в стране изготавливались в Вэньчжоу.

Предпринимательство как фактор производства, в отличие от труда и капитала, невозможно приобрести за счет определенных инвестиций. Оно во многом связано с институтами, представляет собой переменную величину, зависящую от культуры, прав собственности и конкретных политических структур.

Вэньчжоу — родина «школы Чжэдун», одной из разновидностей китайской утилитарной философии. В отличие от традиционного конфуцианства школа Чжэдун оправдывает эгоистические стремления, конкуренцию в борьбе за прибыль, подчеркивает важность «контрактного духа» и семьи как экономической ячейки. Ее основатель Чэнь Лян (Chen Liang) утверждает, что человек по природе свой эгоист и неизбежно стремится к материальному благополучию. Поэтому в коммерческой деятельности ради улучшения собственного благосостояния нет ничего постыдного. И если говорить о роде занятий, то быть купцом ничуть не менее почетно, чем чиновником или ученым. Школа Чжэдун делает акцент на конкуренции, а не сотрудничестве между людьми. Поскольку ресурсы скудны, а человек эгоистичен, конкуренция — естественный способ обеспечить их распределение. В основу дружбы эта школа ставит лояльность. Однако лояльность здесь означает не подчинение властям, а соблюдение контрактных обязательств в коммерческой деятельности. Согласно этому учению семья — не столько сельскохозяйственная производственная ячейка, сколько коммерческая организация. Сам Чэнь Лян детально объясняет, что жена и сын должны помогать мужу и отцу в его торговых операциях. Со времен династии Сун школа Чжэдун оказывает глубокое влияние на культуру Вэньчжоу. Она является одной из важнейших основ расцвета торговли и ремесел в округе.

Однако культура — необходимое, но недостаточное условие для возникновения предпринимательства. В противном случае южным провинциям Аньхеуэй и Шаньси удалось бы без труда возродить собственные предпринимательские традиции. Важнейшую роль в развитии предпринимательства играют права собственности. Эти права — не синоним владения: они представляют собой весьма сложную систему.

Предприниматель не обязательно владеет активами предприятия. Однако он должен иметь право голоса при распределении прибыли. Это — наилучший способ стимулировать его воображение и творческую мысль. Во время переходного периода в Китае права собственности носят неопределенный характер, что превращает их не столько в стимул, сколько в источник коррупции и конфликтов. Однако Вэньчжоу удалось добиться немалых результатов в обеспечении прав собственности. На начальном этапе реформы местные партийные функционеры признали, что прибыль специализированного семейного предприятия должна распределяться в соответствии с социалистическим принципом: каждому по труду. В 1984 году местные власти выпустили на свободу девять влиятельных торговцев, которым было предъявлено обвинение в спекуляции. Этот акт давал понять, что частная торговля является легитимным занятием. В 1987 году в Вэньчжоу был разработан первый Свод правил деятельности акционерных кооперативных предприятий, который обеспечивает юридическую защиту прав собственности. Но почему власти округа занялись обеспечением прав частной собственности? В Сунани, к примеру, местное руководство делало акцент на коллективных предприятиях, а не структурировании прав собственности. С чем связано подобное различие в политике властей двух районов в вопросе о реформе собственности? Этот диспаритет объясняется тремя причинами. Главная из них связана с общенациональной бюджетной реформой. На первом этапе преобразований после тридцати лет идеологизированного эксперимента с плановой экономикой Китай пытался следовать восточноазиатской модели развития. Однако неэффективность командной экономики и конкретные условия не позволили Пекину скопировать японскую рационально спланированную модель. Побочные эффекты аграрной реформы и существования жесткой системы заготовок сельхозпродукции привели к неожиданному всплеску инфляции. Система Баочань Даоху создала для китайских крестьян сильнейшие стимулы (Lin 1992). Постоянный рост объема сельскохозяйственного производства создал для центрального правительства трудности с выполнением его обязательства по госзакупкам продукции аграрного сектора (Zhou 1996; Naughton 1995). Чтобы справиться с бюджетными обязательствами, китайское правительство прибегло к раскручиванию инфляции. Однако это обернулось серьезным сокращением реальных доходов городского населения, создав угрозу социальных потрясений. Для компенсации гражданам этих потерь Центр увеличил размер государственных субсидий, что лишь повысило бюджетный дефицит. Столкнувшись с его взрывным ростом, Пекин попытался переложить бремя бюджетных расходов на местные власти. В 1980 году правительство ввело Систему раздела доходов (СРД). Это нововведение самым существенным образом повлияло на характер принятия решений на местном уровне. Теперь Центр прекратил субсидирование местных бюджетов — за исключением самых бедных регионов. Местным функционерам отныне приходилось выступать в роли предпринимателей, обеспечивая максимальные поступления. В то же время центральное правительство передало в ведение местных властей большое количество государственных предприятий. В 1980-х годах местные органы власти приобретали все больше самостоятельности в вопросах экономического развития. По сути, Центр не обладал достаточной информацией, чтобы обеспечить централизованное планирование этого развития в общенациональном масштабе. И он передал соответствующие полномочия на места. Частичное отсутствие или ограниченность информации превратили объем налоговых поступлений в главный показатель экономических результатов, достигнутых тем или иным районом. Постепенно на китайском горизонте замаячил рыночный федерализм. Бюджетная реформа не только изменила поведение местных властей, но и привела к перераспределению ресурсов. Из-за неравномерности капиталовложений в эпоху плановой экономики одни местные органы получили в ведение гораздо больше государственных предприятий, чем другие. К примеру, Центр передал Цзянсу более 300 крупных предприятий, а властям Вэньчжоу досталось не больше сотни средних. Эти предприятия не могли обеспечить большие поступления в бюджет округа.

Третья причина связана со структурой экономики региона. Местные власти могли наполнить бюджет за счет монополизации какого-либо сектора или опоры на крупные предприятия. Однако руководство Вэньчжоу не могло пойти по любому из этих относительно легких путей увеличения доходов. В отсутствие крупных месторождений полезных ископаемых наполнение бюджета за счет создания крупных предприятий требовало больших расходов. А монополизация государством производства мелких потребительских изделий была бы неприбыльна, да и неосуществима с экономической точки зрения. Как правило эти товары приносят очень небольшую прибыль, а их ассортимент и спрос на такую продукцию быстро меняются. Местные власти не могли бы управлять такими производствами столь же эффективно, как индивидуальные предприниматели.

В результате бюджет округа Вэньчжоу зависит в первую очередь от налогов с оборота частных предприятий и коммерческой деятельности. На рисунке 4 показана доля частных предприятий в налоговых поступлениях Вэньчжоу.

Рисунок 4. Поступления в местный бюджет
Источник: Wenzhou Statistics Year Book 2002.

В условиях ограниченности источников доходов власти Вэньчжоу были вынуждены пойти на рискованный шаг, узаконив права собственности — этот мощнейший стимул предпринимательства. Руководство округа разработало новые формулировки или теории, чтобы приспособить идеологические догмы для легализации незаконных прав собственности (по выражению Де Сото). К примеру, местные партийные органы признали акционерный кооператив разновидностью социалистического предприятия, и использовали марксистские положения о перераспределении земли для узаконивания ее купли-продажи. Все эти намеренные «идейные заблуждения» служили обеспечению прав собственности.

 

Заключение

Вэньчжоуская модель занимает особое место в процессе перехода Китая к рыночной экономике. Она демонстрирует значение предпринимательской активности «снизу», важнейшую роль прав собственности и то, какие функции должно играть государство. Если другие региональные модели развития начинают переживать кризис, то Вэньчжоу благодаря энергии предпринимателей продолжает поддерживать высокие темпы роста. Индивидуальные предприниматели быстро приспосабливаются к колебаниям рыночной конъюнктуры. Они находят новые рынки сбыта, смело увеличивают инвестиции и изобретают различные схемы организации производства и маркетинга. Видя, что сравнительное преимущество в одном секторе утрачено, они переключаются на другие виды деятельности. Когда на внутреннем рынке устанавливается равновесие, они выходят на международные рынки. Их смелые и творческие инициативы становятся реальной основой устойчивого роста.

Успехи Вэньчжоу показывают все значение прав собственности. Четкая и рациональная система прав собственности жизненно необходима для развития предпринимательства. Только подобная институциональная структура способна побудить множество индивидуальных предпринимателей к активизации экономической деятельности.

В условиях переходной экономики государство все еще играет существенную роль. Однако эта роль заключается не в чрезмерном вмешательстве в процесс инвестиций, производства и сбыта, а в легализации неформальных прав собственности. Реформы в Вэньчжоу показывают, что местные власти при известной изобретательности способны нейтрализовать идеологическое давление Центра.

Одним словом, Вэньчжоуская модель не вписывается в общепринятые истолкования китайских реформ. С одной стороны, местные власти не выступают в роли «предпринимателя», разрабатывающего институциональные инновации. В основном они придают официальную легитимность уже существующим правам собственности. С другой стороны, опыт Вэньчжоу позволяет заполнить пробел в неоклассической концепции китайских реформ: устойчивость экономическому росту обеспечивают институциональные инновации, исходящие «снизу», от предпринимателей.

 

Литература

Chan Kam Wing 1994
Chan Kam Wing. Urbanization and Rural-Urban Migration in China since 1982: A New Baseline // Modern China. Vol. 20 (1994). № 3. P. 243–281.

Chen Cunfu 2002
Chen Cunfu. The Tendencies of Chinese Religions in Market Economy, www.21sz.org/Common/Admin/showNews_auto.jsp?Nid=4992&Charset=gb2312

Chen Ping 2003
Chen Ping. Generating profits from waste in Wenzhou // The China Business Review. Vol. 30 (2003). Iss. 3. P. 28.

Cheung Peter T.Y. 1998
Cheung Peter T.Y. Provincial strategies of economic reform in post-Mao China: leadership, politics, and implementation. Armonk; N.Y.: M.E. Sharpe, 1998.

Fei Xiaotong 1986
Фэй Сяотун. Поездка в Вэньчжоу (Wenzhou Xing)
www.people.com.cn/GB/shizheng/252/9387/9388/20021105/858815.html (кит).

Goldstein 1984
Goldstein S. Population Movement, Labor Force Absorption, and Urbanization in China // Annals of the American Academy of Political and Social Science. Vol. 476 (1984). China in Transition. P. 90–110.

Hayek 1948
Hayek F.A. von. Individualism and Economic Order. Chicago: Univ. of Chicago Press, 1948.

Hu Hongwei 2002
Ху Хунвэй. Загадка Вэньчжоу (Wenzhou Xuannian). Ханчжоу: Народное издательство Чжэцзян, 2002 (кит.).

Kaye 1993
Kaye L. China: Religious groundswell // Far Eastern Economic Review. Vol. 156 (1993). Iss. 3. P. 13.

Kirzner 1973
Kirzner I.M. Competition and entrepreneurship. Chicago: University of Chicago Press 1973.

Lan Xinzhen 2002
Lan Xinzhen. Wenzhou: Thriving private businesses // Beijing Review. Vol. 45 (2002). Iss. 50. P. 15.

Lee 1989
Lee Yok-sheu F. Small Towns and China’s Urbanization Level // The China Quarterly. № 120 (1989). P. 771–786.

А. Liu 1992
Liu Alan P. L. The “Wenzhou Model” of Development and China’s Modernization // Asian Survey. Vol. 32 (1992). № 8. P. 696–711.

Y. Liu 1992
Liu Yia-Ling. Reform from Below: The Private Economy and Local Politics in the Rural Industrialization of Wenzhou // The China Quarterly. Oxford: Jun 1992. P. 293.

Masahiko 1997
Masahiko Aoki. The role of government in East Asian economic development: comparative institutional analysis. New York: Oxford University Press, 1997.

McKinnon 1976
McKinnon R. Money and Finance in Economic Growth and Development. New York: Marcel Dekker, Inc., 1976.

Ming, Qi, 2002. Chinese enterprises to tackle trade dispute by legal means, Beijing Review, Beijing: Vol. 45, Iss. 18; p. 16

Naughton, Barry, 1995. Growing Out of the Plan Cambridge [England]; New York, NY: Cambridge University Press.

Oi 1986
Oi J. Peasant Grain Marketing and State Procurement: China.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

21:03 СМИ узнали о «мирном» письме Саакашвили к Порошенко
19:56 Собчак заявила о готовности не участвовать в выборах
19:45 ПАРНАС отказался от выдвижения своего кандидата в президенты
19:28 Галерея-банкрот потребовала 27 млн рублей из Фонда храма Христа Спасителя
19:14 Российский биатлонист принес сборной первую медаль Кубка мира
17:07 Володин призвал власти РФ и Белоруссии уравнять граждан в правах
16:18 Фигуранта дела о контрабанде алкоголя нашли убитым в Ленобласти
15:13 Экс-сотрудник ФСБ отверг обвинения в хакерских атаках против США
15:11 Украина составила план покорения Крыма телевидением
14:07 Ученые из США выложили в сеть видео с ядерным испытанием
13:55 Овечкина признали одним из величайших игроков в истории НХЛ
13:12 Борис Джонсон снялся в «рекламе» сока с Фукусимы
12:53 Глава Минтруда анонсировал выделение 49 млрд рублей на ясли
11:40 В Москве мошенники забрали 20 млн рублей у покупателя биткоинов
11:29 Норвегия первой в мире «похоронила» FM-радио
10:51 Российские военные обвинили США в подготовке «Новой сирийской армии» боевиков
10:00 Россия вложила в госдолг США 1,1 млрд долларов за месяц
09:51 Собянин позвал москвичей оценить новогоднюю подсветку
09:21 Трамп включит «агрессию» КНР в стратегию нацбезопасности
15.12 21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
15.12 20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
15.12 20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
15.12 20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
15.12 20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
15.12 19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
15.12 19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
15.12 19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
15.12 19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
15.12 19:03 В Назарете отменили Рождество
15.12 18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
15.12 18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
15.12 18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
15.12 18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
15.12 18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
15.12 18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
15.12 17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
15.12 17:48 ФИФА пригрозила отстранить сборную Испании от ЧМ-2018 из-за действий властей
15.12 17:28 Задержанный в Петербурге планировал взорвать Казанский собор
15.12 17:25 Промпроизводство в РФ в ноябре упало максимальными темпами за 8 лет
15.12 17:01 Турция потребует в ООН отменить решение США по Иерусалиму
15.12 16:43 В посольстве США назвали ложью обвинение во вмешательстве в российскую политику
15.12 16:33 Букингемский дворец назвал дату свадьбы принца Гарри
15.12 16:29 Журналист сообщил о готовности Захарченко внедрить на Украину 3 тысячи партизан
15.12 16:14 МИД Украины опроверг ведение переговоров об экстрадиции Саакашвили
15.12 16:08 Страны ЕС согласились начать вторую фазу переговоров по выходу Великобритании
15.12 15:49 Дипломатов из США не пустят наблюдать за российскими выборами
15.12 15:47 Глава ЦИК назвала стоимость информирования избирателей о выборах
15.12 15:36 Гафт перенес операцию из-за проблем с рукой
15.12 15:21 В Кремле посчитали недоказанными обвинения в адрес Керимова во Франции
15.12 14:55 ФСБ задержала в Петербурге планировавших теракты исламистов
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.