Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
15 декабря 2017, пятница, 11:34
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

26 марта 2008, 12:30

Отношение населения к реформе милиции

Фонд «Общественный вердикт»
101000, Москва, Колпачный пер., 7/2;
Тел. (495) 540-6851; факс (495) 540-6852
E-mail: info@publicverdict.org
www.publicverdict.org
125319, Москва, ул. Черняховского, 16;
Тел. (495) 229-3810, факс (495) 229-3825
E-mail: direct@levada.ru;
www.levada.ru
 

Согласно данным опроса, за последние два года около 24% респондентов имели опыт обращения в милицию. При этом более половины остались не удовлетворены результатами своего обращения. Только 13% граждан получили должное внимание к своей жалобе, 21% столкнулись с равнодушием и игнорированием своего вопроса, а 18% опрошенных вынуждены были использовать неформальные способы и достигать частной договоренности. В итоге 74% граждан сегодня однозначно поддерживают идею реформирования милиции. "Полит.ру" публикует результаты независимого социологического исследования, проведенного совместно Фондом "Общественный вердикт" и Левада-Центром. В результате общероссийского опроса были сделаны выводы об отношении россиян к милиции, о качестве полученной помощи при обращении за решением проблемы и о степени поддержки населением идеи реформирования милиции.

Опрос проводился 18-25 декабря по заказу Фонда «Общественный вердикт» по репрезентативной выборке российского населения (N=1000), представляющей население старше 18 лет. Опрос проводился методом личного интервьюирования респондента на дому.

Массовые оценки милиции

Негативное отношение населения к милиции было зафиксировано уже первыми исследованиями Левада-Центра в конце 1980-х годов, оно остается более или менее неизменным до нынешнего дня. Население России не доверяет всем правоохранительным органам, однако, деятельность милиции оценивается при этом особенно низко: милиционерам не доверяют две трети россиян; в некоторые годы этот показатель был еще выше. Россияне привыкли так относиться к органам охраны правопорядка, но такая привычка к недоверию — явление вовсе не универсальное.

Индекс доверия правоохранительным органам и судам
Индексы графика строились как сумма процентной доли «полностью доверяющих» плюс половина от «не вполне доверяющих» минус доля «не доверяющих» плюс 100.

Для сравнения приведем данные о соотношении доверия/ недоверия населения к полиции/милиции в нескольких крупных странах мира (2004 г., репрезентативные общенациональные опросы, данные по России — из исследования Левада-Центра за октябрь-ноябрь 2004 г., N=2400 человек).

Доверие социальным институтам (в % к опрошенным, без затруднившихся с ответом)
  США Велико-
британия
ФРГ Франция Италия Испания Россия
+ - + - + - + - + - + - + -
Полиция 66 22 55 35 75 20 55 41 71 22 59 37 23 75
«+» доверяют
«-» не доверяют

В России массовый страх перед произволом сотрудников милиции как представителей власти лишь незначительно уступает страхам населения перед террористами (по данным опроса, проведенного Левада-Центром в 2004 г., боялись стать их жертвой до 90% населения) и выше, чем опасность оказаться жертвой преступников, хулиганов (в 2002 г. опасались их нападения 63% опрошенных). Подавляющее большинство россиян чувствуют себя беззащитными перед произволом правоохранительных органов [1].

Таблица 2. Защищенность от произвола правоохранительных органов
  2004 2005 2006
Полностью защищен 2 2 2
Довольно хороша защищен 13 11 11
Слабо защищен 46 57 49
Совершенно не защищен 32 27 31
Затрудняюсь ответить 7 3 7
N=1600 человек

Столь же высока доля тех, кто считает проблему произвола правоохранительных органов серьезной и очень серьезной

Таблица 3. Проблема беззакония и произвола правоохранительных органов
  2004 2005 2006
Очень серьезная 38 34 35
Довольно серьезная 40 47 44
Не слишком серьезная 12 12 10
Нет такой проблемы 2 3 1
Затрудняюсь ответить 8 4 10
N=1600 человек

Стоит подчеркнуть, что оба эти показателя — чувство личной незащищенности и отношение к проблеме произвола правоохранительных органов — устойчивы на протяжении последних лет.

Две трети взрослых россиян в прошлом году (2007, N=1600 человек) были уверены, что усилия милиции направлены сейчас в основном «на обеспечение своих собственных интересов», лишь 21% считали, что милиция в своей профессиональной деятельности стремится обеспечить безопасность населения. И хотя оценки работы милиции за 2007 г. оказались несколько выше, чем раньше (17% опрошенных указали, что «положение изменилось к лучшему», тогда как в предыдущие годы эта цифра не достигала и 10%), двое из пяти россиян (39%) полагали, что ситуация за год изменилась к худшему, а 36% — что она не изменилась [2].

 

Основные результаты опроса населения

Контакты с милицией

Более трети всех опрошенных (36%) никогда не вступали в непосредственный контакт с работниками милиции. Несколько чаще среднего такие респонденты встречаются среди женщин (42%, среди мужчин — 30%), в группе самых молодых, до 24 лет (42%) и, напротив, пожилых, старше 50 лет (42%), а также среди низко образованных и людей с невысоким потребительским статусом. Но больше всего никогда не контактировавших с милицией среди учащейся молодежи (58%).

За последние два года за помощью в милицию обращалось около четверти опрошенных, причем большинство из них (55%) остались не удовлетворены результатами своего обращения, 43% — удовлетворены или скорее удовлетворены.

Как отнеслись к Вашему обращению в милиции

Одна пятая респондентов, обращавшихся в милицию, считают, что их дело было фактически проигнорировано. Около половины респондентов (52%) решили свои проблемы в милиции, при этом 34% добились этого официальным путем, 18% — путем частной договоренности.

Большая часть обратившихся в милицию не получили должного внимания к своей проблеме: остались недовольны тем, как отнеслись к их обращению чуть больше половины респондентов (52%), в том числе и те, кто в конечном итоге решил свои проблемы с помощью милиции (21%).

Довольными остались чуть больше трети обратившихся (37%), которые расценили, что к их обращению отнеслись с должным вниманием, даже в тех случаях, когда решения проблемы не последовало (17%).

Результат обращения в милицию
Уровень внимания к обращению граждан

Таким образом, существенная часть обратившихся остались недовольны тем, как с ними вели себя сотрудники милиции. Кроме того, 18% признались, что их вопрос был решен «неофициальным» путем, что с высокой вероятностью может предполагать ту или иную форму взятки. Обращает на себя внимание и тот факт, что в каждом пятом случае обращения граждан были проигнорированы, и только 13% обратившихся остались удовлетворены и уровнем внимания к своей проблем, и качеством работы милиции с их обращением, и конечным результатом.

Источники информации о деятельности милиции

Среди источников информации населения о работе милиции выделяются два основных канала — это центральные и местные средства массовой информации и почти не уступающее им по значимости неформальное межличностное общение. Более половины опрошенных черпает информацию из телевизионных СМИ, как центральных, так и местных. Причем значимость центральных телевизионных каналов опережает в этом плане местное телевидение не очень сильно. Местная же печать упоминается в качестве источника информации о работе милиции почти в два раза чаще, чем центральная пресса (сдвиг населения к чтению местной прессы, дающей актуальную информацию по повседневным вопросам, более близким населению, — тенденция, сложившаяся в середине и во второй половине 1990-х гг., когда почтовые расходы по доставке прессы из центра стали для большей части населения слишком велики, а интерес к событиям центрального и федерального масштаба стал удовлетворяться по преимуществу телевизором). Понятно, что милиция представляет собой правоохранительный институт, с которым людям достаточно широко и регулярно приходится непосредственно контактировать и представителей которого приходится постоянно наблюдать в повседневной жизни. Поэтому весьма значимым информационным каналом выступают не только более близкие к «обычному человеку» и его повседневной жизни местные СМИ, но и общение с непосредственным кругом друзей и знакомых, ежедневно включенных в ту же среду (почти столь же информативное для опрошенных, как местные СМИ), а также «собственные наблюдения», на которые ссылалось более одной пятой опрошенных, и личный опыт взаимодействия с милицией (каждый десятый опрошенный).

Из каких источников Вы в основном получаете информацию о работе милиции?

Понятно, что несколько более включенными в проблему того, как работает сегодня милиция, оказываются мужчины, они чаще, чем женщины, обсуждают эту тему в неформальном общении (41 и 36% соответственно). Мужчины также несколько чаще ссылаются в этом случае на опыт своих собственных наблюдений (соответственно 26 и 20%), и у них несколько выше опыт непосредственного контакта с милицией (12% у мужчин, 8% у женщин).

Респонденты с высшим образованием почти в два раза выше среднего ссылаются на центральную прессу как источник информации (22% при средних 12%), а также, в отличие от других образовательных групп, значительно чаще упоминают в качестве источника информации свой собственный опыт (16% при средних по выборке 10%), что может указывать и на более сознательный и критический взгляд на работу милиции.

То же самое можно в целом сказать о более адаптированных в социальном плане, более активных и продуктивных группах. Чем крупнее город, в котором проживают респонденты, чем выше их уровни образования и материально- потребительского статуса, тем чаще они указывают среди источников информации центральные печатные СМИ и Интернет. И тем реже, при столь же частом в основном упоминании центрального телевидения [3], центральное телевидение называется в качестве источника информации, заслуживающего доверия [4] среди представителей этой группы.

Более продвинутые, активные и адаптированные в социальном и профессиональном плане группы помимо этого более явно, чем остальные, ориентированы на другой канал информации, формирующий их представление о «милиции» как институте, — неформальное общение, круг знакомых, друзей, коллег (в Москве и крупных городах 47% и 46%, при средней 39%). Другой значимый источник информации для таких групп — собственный опыт наблюдений (максимальный показатель среди москвичей — 44% при средней 23%).

Социально наименее активные и дееспособные группы, имеющие самые ограниченные ресурсы для изменения сложившегося уклада их жизни, — пожилые, бедные, низко образованные респонденты — сильнее других ориентированы на «молву» («разговоры в транспорте, на рынке, в магазинах»), хотя доверяют они при этом сильнее других именно центральному телевидению.

В целом уровень доверия к различным источникам информации, из которых респонденты получают информацию о работе милиции, среди опрошенных россиян невысок (респонденту предлагалось выбрать один канал информации, которому он больше всего доверяет). Около четверти опрошенных (24%) назвали центральное телевидение, 16% — местное телевидение, и примерно около одной десятой и чуть больше называли общение со знакомыми и свой личный опыт. 9% отказались отвечать на этот вопрос).

Центральному телевидению чаще доверяют женщины (26%, среди мужчин — 21%), тогда как мужчины с большим доверием относятся к ближайшему кругу общения (16 и 12% соответственно) и личному опыту (7 и 4%). Центральным каналам ТВ больше всего доверяют, с одной стороны, самые молодые (группа до 24 лет, 32% при средних 24-х), с другой — самые низкообразованные (29%).

В социально-профессиональных группах доверием центральному телевидению особенно выделяются служащие без высшего образования (38%; учащиеся — 35%). Чем дальше от столиц и крупных городов, тем выше уровень доверия к центральному телевидению (как источнику информации и транслятору официальных установок федерального уровня) и к местной печати (как источнику фактической информации о повседневной жизни в окружающей социальной среде). Если среди москвичей в качестве источника информации центральному ТВ доверяют лишь 15%, то в малых городах (до 100 тыс.) таких уже 29%, а на селе — 32%. На селе и в малых городах альтернативных источников информации, возможностей выбирать между ними, — меньше.

Если местной прессе в крупных и средних городах доверяет лишь 2%, то в малых городах — 10%, а на селе чуть меньше — 8% опрошенных этой группы. Опрошенные москвичи значительно выделяются своей ориентацией на «собственные» наблюдения — 32% доверяют своим наблюдениям (при средней 12%) и, напротив, как уже говорилось, здесь значительно меньше полагаются на централизованные официальные каналы.

Достаточно ли Вам информации о работе милиции, которой Вы располагаете?

Отметим, что большинство опрошенных (57%) считает, что им вполне или скорее достаточно информации о работе милиции, тогда как группа, испытывающая недостаток информации, составляет менее трети опрошенных (34%). Выше среднего доля тех, кому информации вполне или скорее достаточно, в группе 25-29-летних (67%, недостаточно — 23%), а также в группе респондентов с высшим образованием (соответственно, 64% и 28%).

В группах, выделенных по социально-профессиональному статусу, заметно выше среднего доля считающих, что информации недостаточно, — среди работающего населения более низкого статуса, служащих без высшего образования и рабочих (42%), тогда как минимальна — среди учащихся (24%), которые, напомним, реже других вступали в непосредственный контакт с милицией. Резко выделяются на фоне всех опрошенных москвичи (правда, эта группа опрошенных невелика, и данные следует рассматривать с осторожностью). Среди москвичей 82% опрошенных считают, что имеющейся у них информации о работе милиции достаточно, и лишь каждый десятый высказывает противоположное мнение. В Москве максимум различных информационных источников информации, поэтому здесь выше удовлетворенность тем, что есть, а, соответственно, ниже ощущение информационного дефицита и запрос на добавочную информацию.

Вместе с тем значительное большинство — 75% опрошенных — в той или иной мере согласно с мнением, что граждан необходимо информировать о работе милиции не только чаще, но и полнее; не согласно с этим 17%. Учитывая довольно низкое доверие к СМИ, о котором говорилось выше, и распространенное мнение, что респондент и так уже достаточно знает о работе милиции, такой результат можно интерпретировать как признак смутной, не сфокусированной и не сформулированной самим респондентом неудовлетворенности качеством и характером информации, предлагаемой населению специализированными каналами и институтами (печатью, телевидением, профессиональной прессой — в сравнении с собственным опытом и общением с друзьями, знакомыми, коллегами).

Как Вы считаете, нужно ли информировать граждан о работе милиции чаще и полнее?

Отметим также, что доля таких неудовлетворенных «объемом и глубиной» получаемой информации выше среднего не у более благополучной части населения (выделенной по достигнутому социальному статусу и близости проживания к крупным городам и столицам, где спектр возможностей для работы, образования, повышения своего благосостояния и пр. шире), и не у представителей «социальной периферии» (депрессивных малых городов и села), а среди жителей городов среднего размера (от 100 до 500 тыс.), а также среди служащих без высшего образования (соответственно 83% и 82%). В наиболее благополучной по сравнению с другими регионами Москве уже только 55% считает, что информировать граждан о работе милиции надо чаще и полнее, а 30% (при средней 17%) считают, что в этом нет особой необходимости.

В столице и крупных городах информационных возможностей больше и информационные потребности во многом удовлетворены. Напротив, на селе информационных каналов мало, но население к этому привыкло, и развитого информационного запроса у него нет: достаточно и той, информации, что есть. В наиболее ущемленном положении оказываются жители средних городов, у которых уже возникли более широкие информационные запросы, но недостаточно возможностей их удовлетворить (известный феномен так называемой «релятивной депривации» [5]).

Оценки деятельности милиции

Респондентам в данном исследовании предлагалось оценивать деятельность не столько милиции в целом, не работу милиции как правоохранительного института, а в большей мере работу именно районной милиции, с представителями которой респонденты, вероятней всего, обычно сталкиваются и работу которой поэтому могут с большим основанием оценить.

Как Вы оцениваете работу милиции в Вашем районе? Она работает...

Отметим, что хотя наиболее частой оценкой работы районной милиции (36% опрошенных) была «посредственно», доля респондентов, оценивающих ее как «очень хорошую» и «хорошую», и тех, кто оценивает ее как «плохую» и «очень плохую», несколько выше, а в отдельных группах и заметно выше (в среднем 27% к 22%). Заметная доля опрошенных, затрудняющихся дать определенный ответ (14%) объясняется, возможно, именно большей конкретностью постановки вопроса.

Доля затруднившихся на селе ниже, чем в других типах поселения (9%), возможно, потому, что районная милиция здесь скорее предстает как персонификация местной власти, а контакты с милиционерами на селе чаще и неформальнее в силу того, что на селе все знают друг друга, это пространство социальных взаимодействий, ограниченное по разнообразию и содержанию. Отметим, что негативная оценка (плохо и очень плохо) в два раза реже, чем в среднем, высказывается специалистами с высшим образованием (11%), положительная оценка здесь также высказывается реже (18% при средней 27%), но в этой группе максимальный показатель оценки «посредственно» (53%, при средней 36%; 18% этой группы, правда, затрудняется с определенным ответом). Респонденты с высшим образованием также склонны чаще среднего оценивать работу районной милиции «посредственно» (42%), а негативная оценка здесь ниже средней (16%).

Отметим, что молодежь (до 30 лет) скорее склонна оценивать работу районной милиции положительно, тогда как в старшем поколении негативные оценки становятся более выраженными. Если среди молодежи явно положительные оценки значительно преобладают над явно отрицательными, то с возрастом их соотношение становится почти равным.

Таблица 4. Оценка работы районной милиции в зависимости от возраста (в % к соответствующей группе)
  18-24 года 25-29 лет 30-49 лет Старше
50 лет
Очень хорошо / хорошо 31 35 28 24
Посредственно 36 38 40 33
Плохо/очень плохо 18 15 21 26
Затруднились ответить 13 12 11 17

Вместе с тем, в группе с самым низким потребительским статусом, члены которой чувствуют себя ограниченными в любых ресурсах, в том числе и в возможностях повлиять на работу милиции (дать взятку, пообещать взаимную услугу и т.п.), сильнее всего выражена негативная оценка работы милиции. По мере относительного повышения потребительского статуса, вероятно, несколько повышаются и возможности урегулировать свои проблемы, а потому доля негативных оценок смещается в пользу оценок «посредственно», «на тройку», хотя для хороших и очень хороших оценок, заметим, почти не повышается. Видимо, статус «денег хватает» все-таки недостаточно высок, чтобы устранить любые проблемы, которые возникают в общении с милицией.

Таблица 5. Оценка работы районной милиции в зависимости от материально-потребительского статуса (в % к соответствующей группе)
  «едва сводят концы с концами» «денег хватает только на продукты» «денег хватает на продукты и одежду» «денег хватает», «затруднительно приобретать действительно дорогие вещи»
Очень хорошо / хорошо 26 25 28 29
Посредственно 33 35 37 39
Плохо / очень плохо 28 26 20 18
Затруднились ответить 13 14 14 13

Те, кто чаще сталкиваются с милицией, чаще оценивают ее деятельность более критично. Сравним оценки тех, кто обращались и не обращались в милицию в течение двух последних лет (характерен высокий уровень затруднений с ответами в группе не обращавшихся в милицию).

Таблица 5.1. Оценка работы районной милиции в зависимости от опыта обращения в милицию (в % к соответствующей группе)
  Обращались в милицию за последние два года Не обращались в милицию
Очень хорошо / хорошо 23 28
Посредственно 40 36
Плохо / очень плохо 31 19
Затруднились ответить 6 17

Добавим, что имеющие опыт непосредственного общения с милицией в последние два года чаще настаивают на необходимости ее реформировать (82% при 72% тех, кто в милицию не обращался), при этом более «опытные» чаще настаивают на необходимости коренным образом преобразовать сегодняшнюю милицию, тогда как не имеющие подобного опыта несколько чаще ограничиваются пожеланием усовершенствовать милицейские органы в их нынешнем состоянии (55% за усовершенствование и 38% за коренное преобразование в первой группе, 60 и 31% — во второй).

Среди тех, кто критично оценивает работу милиции («посредственно» и «плохо»), большинство (60%) считает, что это связано с тем, что она «работает непрофессионально и не в полную силу». С объяснением плохой работы милиции тем, что она «ограничена в своих возможностях», согласна одна пятая респондентов данной подгруппы опрошенных (20%). Вместе с тем почти столько же опрошенных (17%) затруднились выбрать из предложенных альтернатив объяснение низкого качества работы районной милиции («свой» вариант — позиция «другое» — предложило только 3% данной подгруппы), демонстрируя тем самым размытое и неартикулированное недовольство.

До четверти затруднившихся дать определенный ответ среди «недовольных» в группе учащихся и в группе пенсионеров. Несколько чаще среднего объяснение плохой работы ограниченными ресурсами представлено в группах с высокой квалификацией — среди специалистов без руководящих функций (17%) и респондентов с высшим образованием (18%). Эти группы чаще других опираются в своих суждениях на личный опыт взаимодействия с милицией и на собственные наблюдения, а это, как уже говорилось, формирует у них более сдержанный, но в тоже время критичный взгляд на современную милицию и установку на ее реформирование, более того — коренное преобразование.

На непрофессионализм и работу в неполную силу чаще указывают бедные, которым денег хватает только на продукты (68%), а также служащие без высшего образования (69%). Значительно выше этот показатель в группах независимых предпринимателей и руководителей высшего звена, однако, эти группы очень незначительны в выборке, так что можно принять это как вектор оценок (эти группы вообще наиболее критичны по отношению к милиции и в значительной мере ориентированы при этом в оценках на свое ближайшее окружение и на собственный опыт).

Резко выделяются ответы на данный вопрос москвичей (опять-таки следует иметь в виду малочисленность группы москвичей, выразивших неудовольствие по поводу работы районной милиции). Здесь выше, чем в среднем, доля, указывающих на «ограниченные ресурс, — 30%, при средней в этой подгруппе — 20%, и более чем в два раза ниже доля тех, кто объясняет плохую работу милицией непрофессионализмом (28% при средней в этой подгруппе 60%), но очень велика доля затруднившихся (30%) и значительна доля давших другой ответ (13%, при средней 3%).

Оценки москвичей в этом смысле близки оценкам более образованных групп населения, чаще опирающихся в оценках на собственное мнение, общение с друзьями и коллегами, свой непосредственный опыт. В целом допустимо сказать, чем выше уровень образования, относительной обеспеченности, урбанизированности населения, тем оно в целом более активно в социальных контактах и тем более критично и в тоже время сдержанно как по поводу милиции, так и в отношении официальных каналов информации о ее деятельности.

Как Вы считаете, что прежде всего необходимо сделать, чтобы улучшить работу милиции?

Около двух пятых опрошенных, в той или иной мере негативно оценивающих работу милиции поддерживают в первую очередь ужесточение наказаний за должностные преступления, усиление контроля со стороны государства и органов надзора, а также совершенствование системы формирования кадрового состава; в повышении его качества (улучшении качества образования и подготовки) видят выход еще около трети опрошенных данной подгруппы (31%).

13% опрошенных видят залог улучшения работы милиции в усилении деятельности СМИ, и лишь 5% — в сосредоточении на решении этой проблемы представительных органов власти — парламента, законодательных региональных собраний.

Почти треть (30%) ратует за усиление контроля над работой милиции со стороны общества. Иными словами, подавляющее большинство россиян (факт, известный по нашим другим исследованиям) не воспринимает ни нынешние СМИ, ни парламент как институты демократического общества, представляющие интересы своих сограждан, предназначенные для контроля за действиями исполнительной власти и способные повседневно, систематически осуществлять подобный контроль, а потому уповают, прежде всего, на жесткие меры контроля и наказания со стороны патерналистского государства.

За усиление роли СМИ лишь чуть чаще среднего высказываются 30-40-летние, респонденты с высшим образованием, специалисты, служащие, жители столицы, а также опрошенные в городах среднего размера (от 100 до 500 тыс.). За усиление роли парламента в два раза чаще среднего выступают респонденты с высшим образованием и опрошенные с относительно высоким потребительским статусом. Последние, вместе с тем, значительно чаще других считают, что решить проблему можно повысив материальное обеспечение милиции (48% при средней 36%). Еще выше этот показатель только у москвичей — 54%.

Чем выше статус и ресурсы опрошенных, чем ближе они к информационным центрам общества и сосредоточению значимых ресурсов (столице), тем в большей мере (относительно, конечно) они рассчитывают на воздействие общественности, на улучшение материального обеспечения милиционеров. Они в меньшей степени чувствуют свою зависимость от государства, а потому и реже уповают на строгость государственного контроля, тем более, что не очень верят в его реальность и действенность. Они более критичны не только к милиции, но и к другим органам государства, к сложившейся практике поведения государственной власти в целом.

Самые молодые чаще всего настаивают на ужесточении государственного контроля, с одной стороны (48% этой группы; с возрастом этот показатель падает, и среди пожилых опрошенных он составляет уже только 38%), с другой они чаще среднего выбирают более общую установку на усиление общественного контроля (40% при средней 30%).

Милиция и граждане

Относительное большинство опрошенных (42%) полагает, что в целом отношение милиции к гражданам «безразличное и формальное». Около четверти (26%) считают отношение милиции «вежливым и предупредительным», чуть более одной десятой (14%) «грубым и хамским», и только 5% выбирают крайне негативную оценку «противоправное, игнорирующее закон».

В распределении ответов в различных социально-демографических группах и группах, выделенных по основному роду занятий, просматриваются следующие зависимости. Положительная оценка («вежливость, предупредительность») несколько сильнее выражена среди самых молодых респондентов с образованием ниже среднего (31% при средних по выборке 26%) — то есть, в группе с меньшими ресурсами, а потому более зависимой от государства и, как можно предположить, от милиции.

Негативная оценка «безразличное и формальное», предполагающая в большей мере отношение к милиции как к ведомству, институту, растет вместе с ростом уровня образования, потребительского статуса, уровня квалификации. Так в группах, выделенных по роду деятельности, она выше всего среди специалистов (54%, при средней 42%), а также руководителей высшего звена (58%; напомним, что это очень малочисленная группа). Выше среднего она также и среди москвичей (51%), вообще отличающихся, как уже говорилось, большей критичностью и, вместе с тем, сдержанностью оценок в отношении милиции. Вместе с тем, оценка отношения милиции к гражданам, как «грубого и хамского», сильнее выражена среди социально более слабых или зависимых групп — самых бедных (21% при средней 14%), менее образованных, а также работников, либо не имеющих высокой профессиональной квалификации, либо занятых преимущественно физическим трудом (около 20% в группе служащих и рабочих).

Таблица 5.2. Оценки отношения милиции к гражданам в зависимости от уровня образования (в % к соответствующей группе)
  Ниже среднего Среднее и среднее специальное Высшее
Вежливое и предупредительное 31 26 21
Безразличное и формальное 35 41 50
Грубое и хамское 14 15 8
Противоправное, игнорирующее закон 6 5 4
Затруднились ответить 14 13 16
Таблица 6. Оценки отношения милиции к гражданам в зависимости от потребительского статуса (в % к соответствующей группе)
  «едва сводят концы с концами» «денег хватает только на продукты» «денег хватает на продукты и одежду» «денег хватает», «затруднительно приобретать действительно дорогие вещи»
Вежливое и предупредительное 26 26 26 24
Безразличное и формальное 34 38 43 49
Грубое и хамское 21 14 14 9
Противоправное, игнорирующее закон 6 5 5 4
Затруднились ответить 13 17 12 13

В ответах на вопрос о том, работает ли милиция в интересах граждан, как она их учитывает, самый частый ответ также был «милиция ограничивается формальным отношением» к интересам граждан. К такой оценке несколько чаще склоняются люди с относительным достатком (36% данной группы).

Однако четверть опрошенных считает, что милиция старается работать в интересах граждан (это совпадает с показателем позитивной оценки работы милиции, квалификации отношения милиции к гражданам как вежливого и предупредительного). Такую оценочную позицию чаще занимают, напротив, респонденты с низкими потребительскими возможностями, у которых денег не хватает даже на еду и которые поэтому более зависимы от милиции как органа государственной власти и менее всего расположены к ее критике (30% в данной группе).

Милиция работает для защиты общества от преступников и должна работать в интересах граждан. В какой мере она справляется с этой задачей?

Наиболее резкие оценки — «милиция защищает власть и игнорирует интересы граждан» (10% от всех опрошенных) и «милиция защищает только тех, у кого есть деньги» (17%) выбрали в сумме также около четверти опрошенных.

Лишь 13% всех опрошенных считают, что обычный человек, обратившись в милицию, может в любом случае рассчитывать на защиту своих прав и интересов и решение своего вопроса, чаще других так думают только 25-29-летние (23%). Скорее всего, за такой позицией стоит готовность самих респондентов защищать свои интересы — заметим, что она не так уж велика (с ней согласилось меньше четверти данной группы). Возможно, тут сказывается и плохая информированность этой группы о реальном состоянии нынешней милиции — молодежь этого возраста реже других ссылается на собственный опыт общения с милицией как источник информации, этот показатель у нее ниже среднего по выборке (9% при средних 10-ти).

Большинство (57%) выбрало более осторожный вариант «да, может, но многое зависит от конкретного дела» — так чаще отвечали самые молодые, учащиеся, образованные и более обеспеченные опрошенные. Вариант «нет, скорее всего не может» выбрала примерно четверть (24%) опрошенных, причем это мнение усиливается с возрастом, оно в больше мере присуще респондентам без высшего образования, и особенно самым бедным.

Таблица 7. «Может ли обычный человек, обратившись в милицию, рассчитывать на защиту своих прав и интересов и решение своего вопроса?» (в % к соответствующей группе)
  18-24 года 25-29 лет 30-49 лет Старше
50 лет
Да, может в любом случае 14 23 11 12
Да, может, но многое зависит от конкретного дела 64 56 58 54
Нет, скорее всего не может 18 16 25 29
Затруднились ответить 3 4 5 5
Таблица 8. «Может ли обычный человек, обратившись в милицию, рассчитывать на защиту своих прав и интересов и решение своего вопроса?» (в % к соответствующей группе по потребительскому статусу)
  «едва сводят концы с концами» «денег хватает только на продукты» «денег хватает на продукты и одежду» «денег хватает», «затруднительно приобретать действительно дорогие вещи»
Да, может в любом случае 10 16 12 15
Да, может, но многое зависит от конкретного дела 46 51 62 62
Нет, скорее всего не может 34 29 22 19
Затруднились ответить 10 3 4 3

Отметим, что весьма заметно представления о работе милиции, оценки ее работы и ее отношения к гражданам дифференцирует мнение о достаточности и недостаточности получаемой о работе милиции информации.

Таблица 8а. «Как Вы оцениваете работу милиции в вашем районе?»
  Информации достаточно Информации недостаточно
Очень хорошо / скорее хорошо 35 17
Посредственно 39 39
Плохо / очень плохо 14 33
Затруднились ответить 12 13
Таблица 8б. «Милиция работает посредственно и плохо, потому...»
  Информации достаточно Информации недостаточно
Ограничена в своих возможностях 27 14
Работает непрофессионально и не в полную силу 52 71
Затруднились ответить 19 11
Таблица 8в. «Может ли обычный человек, обратившись в милицию, рассчитывать на защиту своих прав и интересов?»
  Информации достаточно Информации недостаточно
Да, в любом случае 17 9
Да, но многое зависит от конкретного дела 60 57
Нет, скорее всего не может 19 30
Затруднились ответить 4 4

Наличие непосредственного опыта контактов с милицией в течение двух последних лет не сказывается на данных оценках работы милиции, точнее — оценках возможностей обычного человека рассчитывать на защиту с ее стороны.

Отношение населения к проблеме реформирования милиции
Как Вы считаете, нуждается ли современная милиция в реформировании?

Три четверти опрошенных в нашем исследовании согласны: современная российская милиция нуждается в реформировании (половина из них считают, что нуждается «безусловно») [6]. То есть вопрос о реформировании в представлениях граждан более чем назрел, тем более что на реформах в большей степени настаивает именно активная, квалифицированная, сравнительно обеспеченная часть российского населения. Вот как распределяются ответы на данный вопрос в различных социально-демографических группах.

Таблица 9. Отношение к проблеме реформирования милиции в различных социально-демографических группах
Милиция… нуждается в реформировании не нуждается в реформировании Затруднились с ответом
В целом по выборке 74 10 16
18-24 76 10 14
25-39 77 7 16
30-49 78 9 13
50 и более лет 70 12 18
Неполное среднее 65 14 21
Среднее 76 10 14
Высшее образование 80 7 13
Едва сводят концы с концами 68 14 18
Денег хватает на продукты 72 10 18
Денег хватает на продукты и одежду 76 9 15
Денег хватает на ДТП 78 11 11

В большей мере установку на реформирование милиции поддерживают жители средних городов (100-500 тысяч населения — 78% за реформы), в минимальной степени — жители Москвы (60%). Дело здесь, среди прочего, в том, что москвичи чаще других настаивают на полном преобразовании милиции в ее нынешнем виде, а не на совершенствовании ее работы.

Обратим внимание, что даже среди тех, кто оценивает работу милиции у себя в районе как хорошую, почти две трети (64%) уверены в необходимости реформирования милицейской системы. Тем более в этом убеждены недовольные работой своих районных милиционеров: тут на необходимости реформ настаивают уже 84%.

Таблица 10. «Нуждается ли современная милиция в реформировании?» (в % к группам по типу оценок работы милиции)
  Да Нет Затруднились ответить
Районная милиция работает хорошо 64 18 18
Районная милиция работает посредственно 81 7 12
Районная милиция работает плохо 84 6 10
Затруднились ответить 64 10 26
Представления населения о целях реформирования милиции
Для чего, в первую очередь, необходимо реформировать милицию?

Большинство россиян сходятся в понимании целей реформирования. По их мнению, необходимо, прежде всего, повысить качество и эффективность нормальной, повседневной работы милиционеров (мнение 56% ответивших на вопрос). Вторая по важности цель — преодолеть коррупцию и нарушения закона в рядах милиции (38%). И третья цель — сосредоточить милицию на защите интересов и прав рядовых граждан, а соответственно — повысить доверие населения к правоохранительным органам (27-32%).

Подчеркнем, что во всех основных, получивших наибольшую поддержку ответах, речь идет о нормальной работе милиции, а не о какой бы то ни было особой, повышенной требовательности к ней: люди хотели бы, чтобы милиционеры делали назначенное им дело, не были бы продажными, защищали граждан и их интересы, тогда им за это будут отвечать большим доверием (см. об этом же ниже).

Упреки в непрофессионализме, при всей их распространенности — 60% ответивших на вопрос о причинах плохой работы милиции — указывают на выраженную потребность в дееспособной и профессиональной милиции. Не зря колебания данного ответа по социально-демографическим группам невелики и не проявляют особенностей ни одной из групп. В этом смысле стоит говорить о неудовлетворенности населения работой милиции, о желании большинства изменить ситуацию, но не о требовании коренных реформ системы — для этого граждане не чувствует себя в полной мере самостоятельной силой, независимой от государства и милицейских органов и способной требовать серьезных изменений.

Последний пункт, об ответственности милиции и доверии населения, — важный, можно сказать, ключевой. Почти три четверти ответивших (74%) считают, что реформированная милиция должна ориентироваться на интересы граждан, обеспечивать их права и безопасность, поддерживать порядок в обществе, — как можно понять, на достижение такого результата и должен быть направлен, по их мнению, процесс реформирования. Иными словами, милиция для этой части россиян представляется институцией, работающей в интересах общества и граждан и имеющей скорее защитную, превентивную функцию. 22%, напротив, полагают, что реформированная милиция должна работать в интересах государства и бороться с преступниками, т.е. милиция для них — орган государства, а ее функция — прежде всего, репрессивно-карательная.

Какую задачу милиция должна выполнять после реформы в первую очередь?

Отсюда понятно, что преобладающая часть россиян (55%) считает: разработка программы реформирования милиции — дело, которое не может и не должно ограничиваться только руководителями государства и самой корпорации. В эту работу, по их мнению, должна быть обязательно в том или ином объеме включена общественность, в том числе — зарубежная. Кроме руководства милиции и руководства страны, население считает нужным привлечь к разработке программы реформирования милицейских органов группы независимых экспертов (мнение 42%), представителей правозащитных организаций (31%), инициативные группы граждан (29%), наконец — государственных экспертов (ученых, юристов и других профессионалов — 38%). Наибольшую сдержанность по отношению к такой перспективе взаимодействия всех заинтересованных сил проявляют москвичи. Суть их позиции в том, что они бы одобрили привлечение независимых экспертов и зарубежных специалистов, но, критически настроенные по отношению к милиции в ее нынешнем состоянии, о чем не раз говорилось выше, они не верят, будто государство и ведомство подпустит «посторонних» людей к обсуждению и, тем более, к решению проблем, важных для власти.

Вот как выглядят в сравнении с другими группами ответы москвичей на вопрос, должен ли участвовать в разработке программ реформирования милиции кто-то, кроме высшего руководства страны и МВД (обратим внимание на то, что в Москве — случай чрезвычайно редкий — доля затруднившихся с ответом на данный вопрос выше, и заметно выше, чем на селе).

Таблица 11. Отношение жителей различных типов поселения к участию независимых экспертов в разработке программы реформ
  Да, должны Нет, не должны Затрудняюсь ответить
В целом по выборке 55 24 21
Москва 33 33 34
Города более 500 тыс. 55 28 17
Города 100-500 тыс. 59 22 19
Города до 100 тыс. 58 24 18
Село 54 19 27

Как видим, несколько чаще других (хотя и ненамного чаще) за привлечение независимых экспертов высказывается население средних городов. Здесь чаще других надеются на контроль милиции со стороны СМИ, среди источников информации о милиции чаще, чем среди жителей других поселений, выбирают местную прессу, которая более близка к их повседневной жизни, именно поэтому чувствует определенную ответственность перед жителями и в ряде случаев находит возможность независимых публикаций о положении дел в милиции, армии, местной власти и т.п. Допускаем, что и милиция здесь находится «ближе» к жителям. Иными словами, в данного типа поселениях заинтересованность жителей в реформе милиции чаще, чем в других типах поселений, сочетается с верой в то, что реформы возможны и что сама милиция, милицейское начальство в этих реформах заинтересованы.

Стоит заметить, что на обязательствах милиции перед обществом и ее недостаточном авторитете в обществе чаще других групп говорят респонденты с высшим образованием (милиция должна вернуть доверие населения, считают 32% с высшим образованием при средних 25%), специалисты (40%). Они же чаще других хотели бы видеть среди разработчиков программы реформирования милиции представителей не государства и милицейского начальства, а именно общества — правозащитников, а также международных экспертов (среди специалистов — 31% при средних 24%).

И все же преобладающее большинство россиян настаивают на усовершенствовании работы системы, но не требуют ее коренного преобразования, соотношение оценок 58% (за усовершенствование) к 32% (за преобразование). Иными словами, речь, как уже говорилось, о желательных изменениях ситуации, которой большинство неудовлетворенно, но не о системном преобразовании, реформаторской стратегии. Как уже говорилось, несколько чаще на коренном преобразовании настаивают жители Москвы (37%), а вместе с тем — респонденты, которые чаще обращались в милицию и потому, вероятно, воочию увидели паллиативность, неэффективность частичных мер по улучшению ее работы.

Характерно, что респонденты, говоря о совершенствовании работы милиции, значительно реже упоминают повышение профессионального уровня милиционеров или налаживание взаимодействия между гражданами и милицией, а указывают прежде всего на кадровое обновление и техническое обеспечение. То есть, говорят об отдельных желательных улучшениях, а не о преобразовании системы (другое дело, что довольно трудно рассчитывать на системное видение и стремление к системным реформам у рядового человека). Основные направления, которым следует уделить преимущественное внимание в ходе усовершенствования милиции, это, по мнению опрошенных, кадровый вопрос (40%), материально-техническое обеспечение (33%), соблюдение законности милиционерами, уважение их к правам граждан (32%), борьба с коррупцией в рядах милиции (31%).

Каким направлениям, с Вашей точки зрения, следует уделить особое внимание в ходе реформы милиции?
Стратегии желательных преобразований и наиболее заинтересованные в них группы общества

Даже среди тех, кто удовлетворен работой милиции и оценивает ее как «хорошую», почти две трети (64%) считают необходимым реформировать милицию. Среди тех, кто выносит милиции негативные оценки, доля настаивающих на необходимости реформы достигает 84%. Если ограничиться лишь общими, во многом декларативными целями, которые должна преследовать такая реформа, то различия между довольными и недовольными не так уж велики. Самые значительные расхождения между двумя этими группами касаются оценки взаимоотношений между милицией и гражданами, а также коррумпированности милиции, т.е. состояния системы и ее взаимоотношений с людьми, с обществом.

Таблица 11. Цели реформирования милиции (в % к числу удовлетворенных и не удовлетворенных работой милиции, без указания затруднившихся с ответом)
  Довольные («милиция работает хорошо») Недовольные («милиция работает плохо»)
Для повышения качества и эффективности ее работы 51 55
Для создания современной милиции, отвечающей потребностям общества и государства 30 27
Для повышения доверия к милиции и ее авторитета в обществе 29 27
Для преодоления коррупции и нарушений закона в милиции 24 44
Для сосредоточения милиции на защите интересов и прав граждан 27 34
Для преодоления произвола и безнаказанности милиции в отношении граждан 16 25

Соответственно разделяются и направления реформ милиции, на которых настаивают по преимуществу довольные и недовольные респонденты.

Таблица 12. Направления реформирования милиции (% к числу удовлетворенных и не удовлетворенных работой милиции, приводим только позиции, по которым наиболее заметны межгрупповые различия)
  Довольные («милиция работает хорошо») Недовольные («милиция работает плохо»)
Материально-техническое обеспечение 38 23
Кадровый состав 28 47
Воспитательная и образовательная работа 26 32
Уровень зарплаты 33 16
Соблюдение закона и прав граждан 22 37
Коррупция в милиции 23 42
Социальное обеспечение сотрудников 14 4

Можно сказать, что «довольные» обращают внимание по преимуществу на обеспеченность милиционеров, недовольные — на качество подготовки милиции, противозаконность, коррупцию, нарушение прав граждан в милицейской практике.

«Довольные» чаще считают необходимым привлечь к разработке программ реформирования милиции депутатов Госдумы (20%, среди недовольных — лишь 12%), тогда как «недовольные» — независимых экспертов и инициативные группы граждан (45% и 34% при 38% и 29% соответственно среди довольных).

Довольные готовы ограничиться усовершенствованием милиции в ее нынешнем виде (67% при 42% среди недовольных), недовольные настаивают на необходимости коренного преобразования милицейской системы (49% при 26% среди довольных).

Как правило, в большей степени не удовлетворены работой милиции те, кто реально сталкивались с ней в последнее время, обращались в последние два года в милицейские органы и кому недостаточно информации о работе милиции. Соответственно для тех, кто имеет реальный опыт отношения с милиционерами, но кому при этом слишком мало информации о них, более острыми представляются проблемы взаимоотношений между милицией и гражданами, коррумпированности милиционеров, безнаказанности и произвола милицейской системы. Именно на этих направлениях они видят значимость необходимых реформ и, конечно же, чаще настаивают на коренном преобразовании системы, а не на ее улучшении без системных изменений: 38% граждан, имеющих опыт обращения в милицию, выступают за коренное преобразование милиции при 31% среди тех, кто в последнее время с милицией не сталкивался, и 40% среди тех, кому мало информации о милиции, против 29% среди тех, кому ее достаточно.

Если говорить о социально-демографических характеристиках сторонников реформирования милиции, то за «преобразовательные» реформы чаще выступают россияне, имеющие высшее образование и относительно высокий потребительский статус (они могут без ограничений приобретать не только еду и одежду, но и товары длительного пользования). Они же в большей степени высказываются за расширение круга участников разработки программ реформирования, особенно — за включение в эту работу международных экспертов.

Однако наиболее серьезного реформирования милицейской системы в части ее внутреннего состояния, взаимоотношений с гражданами, преодоления коррумпированности и безнаказанности милиционеров, произвола во взаимоотношениях с населением требуют чаще как раз менее обеспеченные ресурсами, слабо социально защищенные группы россиян — респонденты со средним и ниже среднего образованием, едва сводящие концы с концами и т.д.

Так среди сторонников частичных улучшений в работе милиции выше среднего представлены наиболее образованные россияне (65% при средних 58%). Они, а также более обеспеченные респонденты, чаще настаивают на необходимости таких направлений реформирования, как материально-техническое и социальное обеспечение. Напротив, группы, переживающие депривацию в доходах и потребительском статусе, менее образованные, чаще подчеркивают значимость совсем иных направлений — преодоления коррупции и произвола милиционеров, соблюдения ими законности. Межгрупповые различия здесь не очень резкие (в 4-5%), но тенденция прослеживается: более образованные и обеспеченные — за улучшение в работе милиции и как бы стоят при этом на стороне милиционеров, менее образованные и ресурсообеспеченные — за коренное преобразование, за обеспечение неприкосновенности и прав граждан.

Более требовательными в плане реформирования милицейской системы выступают жители средних и крупных городов страны. Они чаще других указывают на необходимость преодолеть коррумпированность милиционеров (41% среди населения средних и крупных городов при 34% — среди жителей малого города), произвол и безнаказанность милиции (26% жителей крупных городов), чаще настаивают на том, что милиция должна вернуть себе доверие населения (31% жителей крупных городов при 12% москвичей). Однако именно москвичи чаще всех подчеркивают необходимость коренного преобразования милиции как системы (37% при 32% в среднем по выборке).

Подотчетность милиции гражданам

86% опрошенных убеждены, что милиция должна отвечать за свою работу перед обществом. Казалось бы, почти единодушное большинство. Однако мы бы трактовали этот факт как выражение пассивного недовольства, а не как требование ответственности. Характерно, что население довольно слабо представляет себе, в каких формах должна осуществляться подобная ответственность: сложившихся, устойчивых, доказавших свою эффективность форм такого взаимодействия милиции и населения в российском обиходе нет.

Как Вы считаете, должна ли милиция отвечать за свою работу перед обществом, держать отчет перед гражданами о своей работе?

Поэтому наиболее правильными населению представляются следующие, достаточно привычные формы отчетов милиции, которых население не в силах активно потребовать, но может пассивно ждать: публикации о милицейской работе в местной (районной) прессе (мнение 28%) и организация периодических собраний для отчета милиционеров перед жителями района (20%).

Какой способ отчета милиции перед гражданами представляется Вам наиболее правильным?

Наиболее важной при таких публикациях респонденты считают статистическую информацию о числе правонарушений, пойманных преступников и предотвращенных преступлений (мнение 51% ответивших).

Какая информация о работе отделов милиции была бы Вам интересна?
  • Москвичей больше всего интересует статистическая информация о преступности и ее ликвидации, аналитические обзоры, проблемы райотделов милиции,
  • жителей крупных городов — справочная информация о порядке работы милицейских служб,
  • население средних городов — сведения об акциях, провидимых милицией,
  • жителей сел и малых городов — сообщения о кадровых перемещениях в милицейских отделах, о противодействии коррупции в рядах милиции и о судебных делах, заведенных против коррупционеров, об участии граждан в работе милиции.

Этой последней информации чаще всего требуют те, кто в последние два года обращался в милицию, — видимо, они хотели бы видеть реальные результаты своего обращения. Других значимых различий в требуемой информации между обращавшимися и не обращавшимися в милицию за последние годы нет.

При этом каждый пятый из опрошенных не верит, будто милиция станет отвечать перед гражданами за свою работу, а респонденты с низким потребительским статусом («едва сводим концы с концами») не верят в подотчетность милиции еще чаще (26%).

61% справедливо россиян полагают, что в предупреждении преступности милиционерам не обойтись без содействия населения.

Как Вы считаете, может ли милиция без содействия граждан успешно работать по профилактике преступности?

55% опрошенных говорят, что готовы содействовать милиции в этой ее работе, причем большую готовность к содействию проявляют более образованные и обеспеченные из ответивших, респонденты среднего возраста (30-49-ти лет).

Готовы ли Вы содействовать милиции в ее работе?

Но при этом 30-49-летные респонденты с достаточно высоким потребительским и образовательным статусом чаще сторонятся различных форм вовлеченности в работу милиции (участие в «народных дружинах» и др.), хотя готовы информировать милицию о происшествиях и о ситуации в районе, давать в случае необходимости свидетельские показания. Жители средних городов, как и села, чаще других готовы, по их словам, участвовать в совместных с милицией объединениях для решения вопросов общественного порядка. На селе, кроме того, чаще готовы участвовать в «народных дружинах».

Какие способы участия граждан в работе милиции Вам кажутся наиболее действенными?

По данным других исследований известно, что большинство населения занимает в отношении милиции пассивную позицию, хотя и недовольно ее работой, но адаптируется к не удовлетворяющей их реальности. На фоне того, что большинство россиян милиции не доверяет, заявления о готовности содействовать милиции в ее работе с той или иной мерой активности, скорее, следует рассматривать как позицию декларативную.

Районное звено милиции, институт участковых уполномоченных

Защитно-превентивная функция милиции (предупреждать правонарушения, а не карать за уже совершенные преступления) выдвигается населением на первое место и в оценке задач, стоящих перед районными отделениями милиции. Соотношение оценок этих функций 59% к 36%. Главным звеном здесь является участковый милиционер, и 89% ответивших считают необходимым сохранить эту должность, но улучшить работу участковых (лишь 5% настаивают на упразднении участковых уполномоченных). Столько же (88%) полагают необходимыми постоянные контакты участкового с жителями подведомственного ему участка, 52% видели бы в таких контактах внимание и поддержку со стороны милиции.

Однако таковы ожидания и надежды граждан, реальность же выглядит иначе. 60% россиян вовсе не знают своих участковых, чаще среднего его знают в Москве (45%) и на селе (59%). 79% ничего не слышали о проведении информационной кампании в поддержку участковых милиционеров, а из тех, кто знает об этой кампании (а это лишь пятая часть населения страны), большинство (42%) убеждены, что это была всего лишь рекламная акция, не давшая никаких реальных результатов. 29% остальных затруднились с ответом, и только 29% из меньшинства ответивших, то есть 6% населения, считают, что в результате кампании граждане, по крайней мере, познакомились со своим участковым уполномоченным. Наиболее высока осведомленность о кампании — в крупных городах (34% о ней слышали при 18% в среднем по выборке).

Максимально критичны по отношению к информационной кампании более образованные и обеспеченные респонденты — они вообще реже других контактируют с милицией, но чаще прочих считают, что милиция должна сама справляться со своими проблемами.

Напротив, менее образованные и обеспеченные подгруппы россиян чаще вступают с милицией в контакты, обращаются в районные отделения, несколько чаще знают своих участковых и хотели бы еще более частых, регулярных контактов с ними. Однако как более слабые в социальном плане они сохраняют к милиции отношение подопечных и желали бы просто больше внимания со стороны участковых

Иными словами, население в его большинстве как будто бы с надеждой относится к самому институту участковых уполномоченных милиции, ждет от участковых внимания, но при этом по большей части не знает их ни по фамилии, ни в лицо и не верит в пользу государственно-информационных компаний в их поддержку.

 

Основные выводы исследования

1. Преобладающая часть граждан не очень высоко оценивает деятельность районной милиции, считает, что милиционеры действуют непрофессионально, не в полную меру своих возможностей.

2. Многие из тех, кто имеет личный опыт обращения в милицию, остались не удовлетворены тем, как в милиции отреагировали на их обращение. 18% обратившихся в милицию воспользовались неформальными способами для того, чтобы в милиции был решен вопрос, с которым они обратились. Обращает на себя внимание и тот факт, что в каждом пятом случае обращения граждан были проигнорированы, и только 13% обратившихся остались удовлетворены и уровнем внимания к своей проблем, и качеством работы милиции с их обращением, и конечным результатом.

3. Несамостоятельные в социальном плане, более зависимые от государства слои населения, с одной стороны, больше других недовольны работой милиции, но, с другой стороны, вынуждены в большей мере на нее рассчитывать, поскольку собственных сил в случае возникновения проблем у них мало, а других вариантов помощи, как правило, нет. Они же чаще ориентируются на такие источники информации о работе милиционеров, как центральные СМИ и слухи, разговоры окружающих в магазине, транспорте, то есть зависят от мнений анонимных «других».

4. По мере увеличения потребительского статуса россиян и их приближения к центрам информации и средоточию других важных жизненных ресурсов, оценки милиции становятся сдержаннее и в тоже время критичнее. При этом, такие оценки основаны на собственном опыте и межличностном общении с друзьями, знакомыми, близкими. Однако такие респонденты, как более критичные, меньше верят в возможности реформирования милиции, особенно — в ее радикальное преобразование.

5. Недовольство милицией среди населения, как мы видели, велико, данные об этих оценках, как было показано, достаточно устойчивы, так что запрос на реформирование милицейских органов со стороны населения как будто бы есть. Однако менее обеспеченные различными ресурсами (доходы, образование и т.д.) меньше других готовы аккумулировать свое недовольство, организованно выразить его и оказывать тем самым давление на милицию, ее руководство, руководство страны в целом: они привыкли ждать и терпеть. Более же образованные, урбанизированные и состоятельные граждане, которые как раз могли артикулировать требования к милиции (и свои, и других), не расположены к коренным изменения системы и скептическим смотрят на перспективу серьезных перемен в милицейских органах. И те, и другие — каждый по-своему, дорожат той ситуацией, которая сложилась в стране сегодня: менее обеспеченные — тем, что не отобрали, более обеспеченные — тем, что сумели заработать. К резким шагам и настойчивым требованиям не готов никто.

6. Подавляющее большинство населения России убеждено в необходимости реформирования милиции, но при этом ждет скорее ее усовершенствования, чем коренного преобразования. Радикальных перемен в какой бы то ни было сфере большинство россиян сегодня вообще не хочет. На необходимости в корне изменить нынешнюю милицию относительно чаще других настаивают москвичи, люди с более высоким образованием и потребительским статусом, более независимые от патерналистской опеки государства.

7. Большинство населения не отводит себе в процессах реформирования сколько-нибудь активную роль, ожидая действий от самой милиции, ее руководства, государственной власти. Преобладающая часть населения надеется лишь на то, что его будут более регулярно и широко информировать о происходящем в милицейской системе. И только более ресурсообеспеченные подгруппы населения, близкие к центру страны, жители столицы полагают, что в разработку программ реформирования милиции должна быть шире включена общественность, независимые эксперты, правозащитники, зарубежные специалисты. Такой же точки зрения придерживается значимая доля жителей средних городов.

8. Жители средних городов, как и москвичи, выделяются на общем фоне. Население средних по размеру городов несколько чаще других выступают за привлечение независимых экспертов к разработке программы реформирования милиции. Они чаще других надеются на контроль милиции со стороны СМИ, их позиция по отношению к реформе милиции несколько более активна, в частности, в поселениях этого типа выше готовность участвовать в совместных с милицией объединениях для разработки и принятии мер по профилактике преступности и решению вопросов общественной безопасности.

9. Население в подавляющем большинстве с одобрением относится к институту участковых уполномоченных милиции, как будто бы с надеждой относится к этому институту, ждет от участковых внимания, но при этом по большей части не знает их ни по фамилии, ни в лицо и не верит в пользу государственно-информационных компаний в их поддержку.

 

Примечания

[1] Данные в Таблицах №№ 2-3 приводятся по результатам исследований Левада-Центра, проведенных по заказу Фонда «Общественный вердикт» в 2004-2006 гг..

[2] См.: Общественное мнение — 2007. Ежегодник. М.: Левада-Центр, 2007, с. 85-86.

[3] Телевидение задает в нашем обществе некие символические рамки коллективной идентичности, выступающего среди прочего суррогатом политического, гражданского участия (кто смотрит ТВ, тот «в курсе» происходящего).

[4] Данные о популярности телевизионных программ, показывают, что «милицейские сериалы», а также криминальная хроника, журналистские криминальные расследования, во многом построенные как «документальные» сериалы, имитирующие журналистское расследование, устойчиво занимают высокие позиции в рейтингах популярности телепередач (многолетние лидеры зрительского успеха — сериалы «Улицы разбитых фонарей», «Убойная сила», «Тайны следствия» и тому подобное). Поэтому отдельная тема для анализа, не входящая в задачи данного отчета об основных результатах опроса, каковы важнейшие социальные, социально-антропологические характеристики образов сотрудников милиции, столь обильно воспроизводящихся и тиражируемых средствами масс-медиа и так охотно потребляемых телезрителями.

[5] Термин, который указывает на ситуацию конфликта ценностных ожиданий и возможностей группы. В данном случае — испытываемое индивидами чувство обделенности и недоступности в том, что для них является важным и значимым.

[6] Здесь и далее, если не указано иное, цифры даются в процентах от тех, кто ответил на соответствующий вопрос.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

11:24 Дума подняла МРОТ до прожиточного минимума
11:14 В Совфеде предложили заменить флаг России на ОИ-2018 флагами регионов
11:07 Министерство образования отказалось вводить 12-й класс в школах
10:54 Власти предложили схему отказа от долевого строительства
10:54 Управление «клеточной смертью» поможет победить опасное заболевание
10:46 Гендиректором «Яндекса» назначена Елена Бунина‍
10:33 Трамп предлагал продать изъятую у России дипсобственность
10:17 Совет Федерации дал официальный старт президентской кампании
10:06 В США отменили введенный при Обаме сетевой нейтралитет
10:05 Правительство отказалось запретить курение у подъездов‍
09:45 «Нелюбовь» Звягинцева вошла в короткий список претендентов на «Оскар»‍
09:42 ЦБ ввел в Бинбанк и Промсвязьбанк временную администрацию‍
09:32 Задержан отец подозреваемых в организации теракта в Петербурге
09:25 Вонь в Москве дошла до Собянина
09:13 ЦБ отозвал лицензию у банка «Солидарность» из второй сотни
09:10 WADA ответило на обвинения Путина в запугивании
08:52 Суд арестовал замглавы Росимущества по подозрению в хищении‍
08:36 Путин обсудил с Трампом Северную Корею
08:19 Лидеры ЕС договорились продлить антироссийские санкции
08:00 СМИ рассказали об отказе Медведева уволить главу Росавиации
14.12 23:20 В Москве пройдет обсуждение книги Павла Уварова о Франции XVI в.
14.12 22:53 Минобороны РФ изложило свою версию «перехвата» Су-25 над Сирией
14.12 22:43 Россияне обыграли шведов на домашнем этапе Еврохоккейтура
14.12 21:35 «Современник» отложил спектакль из-за госпитализации Гафта
14.12 21:26 Захарова назвала ответственных за гибель людей в Донбассе
14.12 21:16 CNN сообщил о перехвате российских истребителей над Сирией
14.12 21:07 Четверо детей погибли при столкновении автобуса с поездом во Франции
14.12 20:04 Россельхознадзор запретил ввоз чая из Шри-Ланки из-за вредного жука
14.12 19:52 Apple начала продажи самого дорогого компьютера
14.12 19:30 Минтранс попросил Медведева уволить главу Росавиации
14.12 19:17 Дисквалифицированный лыжник Легков вошел в Putin Team
14.12 19:13 Биатлонистка из РФ выиграла спринтерскую гонку для Словакии
14.12 18:47 ЦИК насчитал 13-15 желающих баллотироваться в президенты
14.12 18:35 В московском воздухе зафиксировали тройное превышение сероводорода
14.12 18:19 КНДР пообещала США жесткие контрмеры за морскую блокаду
14.12 18:18 ЕЦБ и Банк Англии не стали менять ключевые ставки
14.12 18:12 Роскомнадзор пригрозил блокировать СМИ за «нежелательные» ссылки
14.12 17:44 WADA объявило о новом расследовании в отношении россиян
14.12 17:33 Прокурор напомнил Яшину о последствиях несанкционированной акции
14.12 17:25 Роскомнадзор пообещал постараться избежать блокировки YouTube
14.12 17:04 СКР открестился от дела в отношении Родченкова 2011 года
14.12 17:00 Сбербанк посулил акционерам триллион рублей дивидендов
14.12 16:48 Disney покупает кинокомпанию Twentieth Century Fox
14.12 16:27 Саакашвили отреагировал на критику Путина
14.12 16:17 Госдума отказалась сокращать новогодние каникулы
14.12 15:58 Тараканы меняют аллюр в зависимости от скорости движения
14.12 15:58 Греф признал наличие двух преемников
14.12 15:40 В употреблении допинга заподозрили 300 российских спортсменов
14.12 15:39 Суд в Бельгии закрыл дело об экстрадиции Пучдемона
14.12 15:37 Путин высказался о проблеме абортов
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.