Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
16 декабря 2017, суббота, 14:22
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

30 апреля 2008, 12:27

Русский язык на постсоветских просторах

Институт демографии
Государственный университет Высшая школа экономики
ДЕМОСКОП Weekly

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ БЮЛЛЕТЕНЯ
«НАСЕЛЕНИЕ И ОБЩЕСТВО»

101000, Москва, Покровский бульвар, д. 11;
Факс (495) 628-7931

Русский язык — советский язык?

Илья Репин. Портрет Льва Толстого. 1887

К числу важнейших ресурсов, оставленных Российской империей и советским периодом в наследие новым независимым государствам, относится русский язык. В русский язык как институт были вложены огромные средства и его наследниками являются все жители новых независимых государств.

В последнее время в России принимаются определенные шаги по поддержке русского языка за пределами РФ (реализация федеральных целевых программ «Русский язык» (2002–2005/2006–2010 гг.), провозглашение 2007 года «Годом русского языка» и т.п.). К сожалению, эти и другие инициативы появляются с большим запозданием: русский язык долгое время существовал без всякой поддержки, что повлекло за собой не только негативные тенденции, но тревожные признаки необратимого разрушения этого коммуникативного института в ряде новых независимых государств.

Наличие гладких федеральных программ и успешное освоение их бюджета еще не означает быстрого и успешного решения проблем, на которые они направлены. Каково реальное положение дел с русским языком в новых независимых государствах? Какие правовые и организационные ниши предоставляют разные государства для поддержки и развития русского языка? Каковы его социальные и коммуникативные функции? Существует ли реальный запрос на русский язык среди населения, и каковы мотивы этого запроса? Не имея этих базовых сведений, нельзя говорить о серьезном подходе к реализации последующих задач.

В связи с международными инициативами, направленными на поддержание русского языка, мы сталкиваемся с важной проблемой которая состоит в специфической инертности как самой российской политики, так и инертности восприятия этой политики новыми независимыми государствами. К сожалению, продолжает давать о себе знать советское наследие, обнаруживающееся в виде имперского комплекса, который испытывает как Россия по отношению к новым суверенным государствам, так и сами эти государства по отношению к России. Далеко не всегда их страхи перед Россией обоснованы, нередко элиты новых независимых государств создают и поддерживают немотивированные мифы и страхи в отношении России, преследуя свои собственные политические цели. Наличие этого имперского комплекса не только отрицательно сказывается на отношениях между отдельными государствами, но и мешает адекватно оценить реальную ситуацию с русским языком. Бесперспективная ностальгия, старые обиды и идеологические клише образуют гремучую смесь, которая препятствует трезвому взгляду на действительно актуальные проблемы.

Чтобы понять существо данного комплекса применительно к проблеме русского языка, осуществим простую аналитическую процедуру, которая поможет понять эту проблему, учитывая два базовых фактора: фактор советского прошлого и фактор глобализированного настоящего. И первое, что здесь необходимо отметить, это то, что русский язык для новых независимых государств (включая, кстати говоря, и Россию, где проблема русского языка также существует) является, по сути, не русским, а советским языком, языком СССР и советского народа. В этой своей функции он и достался новым независимым государствам. Причем в двух основных качествах.

Во-первых, «советский язык» в пределах новых самостоятельных государств взял на себя — в том или ином объеме — роль языка межнационального общения. Постепенно он заменяется — с большей или меньшей интенсивностью и эффективностью — на собственно национальный язык, внедрение и распространение которого также требует немалых усилий и инвестиций, а значит и не все в этом равным образом преуспевают. В этом случае работает, очевидно, простой фактор: чем более сложна или поляризована в языковом отношении страна, тем более востребованной является эта временная функция «советского языка». Чем меньше у нее ресурсов или политической воли для внедрения нового национального языка, тем дольше будет востребован советский язык. Таким образом, хотя процесс замещения «советского языка» может тянуться очень долго, тенденция к его замещению будет обрисовываться все более и более определенно. В частности, медленно и постепенно именно в таком направлении проводят свою языковую политику Казахстан и Украина. В таком же качестве русский язык выступает не только для межнационального общения, но и в форме возрастного (поколенческого) средства коммуникации. Потребность в нем сокращается по мере уменьшения «советских» поколений. Таким образом, даже наблюдая относительно стабильную ситуацию с русским языком, следует задать вопрос, а не имеем ли мы дело просто с вялотекущим процессом замещения «советского языка». Но каким бы вялым этот процесс ни был, он является всего-навсего процессом отмирания «советского языка», не имеющего перспектив на будущее.

Во-вторых, «советский язык» может выступать не только временным средством коммуникации, но и приобретать символический смысл, который может быть использован и используется в политических и идеологических целях. Эти цели вытекают из основной проблемы, которую решает большинство новых независимых государств, — проблемы размежевания с советским прошлым и выстраивания символического (национально-исторического) суверенитета. Эта идеологическая составляющая превращает русский язык в объект целенаправленного вытеснения, сдерживаемого лишь масштабами потребности в нем как в замещающем, временном средстве общения. Но в этой своей роли «советский язык» может восприниматься и с положительным идеологическим знаком. Именно этот фактор способствует — помимо прочего — укреплению статуса русского языка в Белоруссии.

Совершенно иным образом следует рассматривать русский язык в его ипостаси языка современной России. В таком своем качестве русский язык является уже не фактором советского прошлого, а фактором настоящего и будущего, фактором современного глобализирующегося мира. Задача, таким образом, состоит в том, чтобы превратить остатки «советского языка» в собственно русский язык, язык, работающий на взаимовыгодные интересы современной России и новых независимых государств. Не в качестве советского наследия, обремененного имперскими мифами, может и должен выступать русский язык, а в качестве продуктивного и эффективного способа взаимодействия новых независимых государств. Поддержание языка выгодно не только России, но и ее соседям, поскольку успех отдельного государства в современном мире обусловлен интенсивностью и свободой путей и форм общения с другими странами, — в первую очередь, с ее естественными геополитическими партнерами. В этом своем качестве отношение к русскому языку должно смениться с идеологического на прагматическое. Только в таком случае русский язык из карты, которая разыгрывается элитами в политических целях, может превратиться в институт, работающий к взаимной выгоде всех.

На месте СССР образовался ряд новых независимых государств, политические траектории которых разошлись. Одни из них были интегрированы в другие цивилизационные проекты (страны Балтии), другие лелеют надежду на то, что такая интеграция рано или поздно произойдет. Впрочем, элиты большинства новых государств трезво осознают, что полагаться особенно не на кого и необходимо опираться на те возможности, которые им предоставляет собственная политическая культура и геополитическая реальность. И в этой новой политической конфигурации Россия может быть ключевым партнером и посредником во взаимоотношениях между новыми независимыми государствами, выстраивающими собственные формы политического строя и систему своих международных отношений.

Для выстраивания политики, способной решать данные задачи, России необходимо, как уже отмечалось, начинать с элементарного: с исследования реального положения дел. Успешным проектом в данной области является опубликованный в 2008 г. доклад «Русский язык в новых независимых государствах», подготовленный фондом «Наследие Евразии» в рамках межстранового комплексного исследования с участием партнеров из стран СНГ и Балтии (дать линк на библиографию). Ниже мы представляем основные результаты исследований, выполненных при подготовке указанного доклада.

Статус русского языка в большинстве стран не определен

С момента распада СССР прошло 16 лет. Помимо общности идеологических и государственных границ, единых Конституции и валюты, других необходимых атрибутов суверенности, на том историческом этапе существования государства, стержневым фактором развития исторических, культурных и социальных связей, реализации потенциалов совместно проживающих народов, населявших великую страну, было единое культурное пространство, основанное, в значительной степени, на русском языке и культуре, которые связали невидимыми нитями разные, подчас полярные интересы жителей союза на десятилетия.

Новые государства, образовавшиеся на территории бывшего Советского Союза, спешно пытались узаконить свой статус — статус обособленных и независимых стран и довольно быстро преуспели в этом. После спешного написания и принятия Конституций, получения международно-правового признания наступил период отстройки, а порой и отрешения от всего, что было связано с распавшейся страной. Элиты новых независимых государств осознавали, что покончить с призраком Союза без разрыва с его старым культурным наследием будет крайне сложно.

Именно по этой причине краеугольным камнем в основах государственной политики в области национальной культуры всех бывших союзных республик стала реализованная в законодательстве система мер изменения статуса русского языка и его роли в национальной культуре и межэтническом общении. При этом зачастую руководство новых независимых государств форсировало эти процессы, опасаясь фактического значения русского языка и культуры и количественного присутствия русских и русскоязычных на их территории.

В то же время практически в каждом новом независимом государстве активно принимались и внедрялись нормы законов о государственном языке, что вело к фактическому ограничению сферы применения русского языка и оттоку русскоязычного населения.

Подобная ориентация языковой политики не уникальна, она имеет название «мобилизованного лингвицизма, представляющего собой идеологию, практику и этнополитическую деятельность, направленные на создание национальной государственности с помощью предварительного утверждения статуса государственного языка как основы национального возрождения, а также проведения кадровой политики, ведущей к установлению этномонополии во власти» [1].

Очевидно, что молодым государствам трудно было избежать соблазна навязывания нетитульному населению естественной ассимиляции. Как следствие, значительной доле населения этих стран приходится менять язык общения с государством и обществом. Подчеркнем, что речь идет о гражданах этих государств (а не лицах без гражданства или имеющих гражданства нескольких стран, вынужденных переселенцах или беженцах), которым государство должно гарантировать равные права и основные свободы, предусмотренные в международном праве.

Согласно определению из «Этнологического словаря», государственный язык — это «язык, которому в том или ином государстве законодательно придан статус обязательного для употребления, а потому пользующийся специальной поддержкой и заботой государства в целях его распространения и развития; на языке государственном исключительно функционируют государственные и общественные органы и организации, учреждения культуры и просвещения, ведется делопроизводство, официальная переписка и т.д. статус языка государственного обычно придается языку ”титульной” нации, которая таким путем старается укрепить свою языковую базу» [2].

Следуя этой логике, государственными языками всех новых независимых государств стали языки их титульных наций.

В докладе «Русский язык в новых независимых государствах» широко представлен опыт законодательного регулирования статуса и положения русского языка в праве каждого нового независимого государства. Авторы намеренно не отделяли информацию о правовых вопросах от другой значимой информации о положении русского языка в бывших республиках некогда единого государства. Для удобства приведем краткие резюмирующие сведения о статусе русского языка в отношении каждой из стран.

Азербайджан. Статус русского языка не определен, однако фактически русский язык выполняет функцию языка межнационального общения.

Армения. Статус русского языка не определен. Закон «о языке» 1993 года гарантирует «свободное использование языков национальных меньшинств». В 1998 году Арменией ратифицирована рамочная Конвенция о защите национальных меньшинств.

Белоруссия. Статус русского языка закреплен в Конституции Республики Белоруссия 1994 года, где он признается государственным наряду с белорусским.

Статья 11 союзного договора России и Белоруссии предусматривает, что официальными языками союзного государства являются государственные языки государств-участников без ущерба для конституционного статуса их государственных языков.

Грузия. Статус русского языка не определен. Однако Грузия ратифицировала рамочную Конвенцию о защите национальных меньшинств.

В непризнанной Абхазии абхазский язык имеет статус государственного, а русский язык является «языком “государственных” и других учреждений», а в Южной Осетии — официальным.

Казахстан. Статус русского языка не определен. Согласно статье 7 Конституции Республики Казахстан 1995 года, «в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским языком официально употребляется русский язык».

Киргизия. Русский язык имеет статус официального языка в соответствии со статьей 5 Конституции Киргизской Республики 2007 года и законом «об официальном (русском) языке Киргизской Республики» 2000 года.

Латвия. Русскому языку официально присвоен статус иностранного языка согласно закону «о государственном языке» 1999 года.

Литва. Статус русского языка не определен. Русский язык пока сохранил функцию языка межнационального общения.

Молдавия. Статус русского языка не определен Конституцией Республики Молдавия 1994 года, однако в стране продолжает действовать закон «о функционировании языков на территории Молдавской ССР» 1989 года, согласно статье 3 которого «русский язык как язык межнационального общения в СССР используется на территории республики наряду с молдавским языком как язык межнационального общения, что обеспечивает осуществление реального национально-русского и русско-национального двуязычия».

Официальными языками на территории Гагаузии (автономия в составе Молдавии) являются молдавский, гагаузский и русский, а в непризнанной Приднестровской Молдавской Республике (ПМР) таковыми являются русский, молдавский и украинский.

Таджикистан. Согласно Конституции Республики Таджикистан 1994 года, русский язык имеет статус языка межнационального общения.

Туркмения. Статус русского языка не определен, до 1996 года в соответствии с законом «о языке» 1990 года русский язык имел статус языка межнационального общения.

Узбекистан. Статус русского языка не определен. В редакции закона «о государственном языке» до 1995 года русский язык имел статус языка межнационального общения. Фактически выполняет функцию языка межнационального общения.

Украина. Русский язык на Украине обладает сложносоставным или сразу несколькими статусами (то есть один не исключает другого): национального меньшинства — по Конституции Украины, которая гарантирует «свободное развитие, использование и защиту русского, других языков национальных меньшинств Украины» (ст. 10); межнационального общения — по закону «о языках в Украинской ССР», согласно которому русский язык является языком «межнационального общения народов союза ССР».

Эстония. Статус русского языка не определен Конституцией Эстонии 1992 года. Согласно закону «о языке» 1995 года русский язык имеет статус иностранного. В связи с тем, что Эстония входит в ЕС и признает все ее основополагающие законодательные акты, в том числе и в области защиты прав национальных меньшинств, русский язык объявлен языком национального меньшинства.

Отметим, что законодательно закрепленный или де-факто сложившийся статус русского языка может по-разному оцениваться населением.

Для того чтобы продемонстрировать специфику общественного мнения по вопросу о статусе русского языка, в рамках социологического исследования «Положение русского языка в новых независимых государствах (страны СНГ и Балтии)» респондентам предлагалось оценить возможность изменения статуса русского языка. В странах, где русский язык имеет сравнительно высокий статус (Белоруссия, Киргизия), респонденты могли высказаться либо за сохранение статуса, либо за его понижение. Напротив, в остальных странах, где русский язык вообще не имеет официального статуса либо статус этот невысок, респонденты могли высказаться за сохранение текущего положения либо за повышение статуса русского языка (рис. 1).

Рисунок 1. Оценка возможности изменения статуса русского языка
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Выяснилось, что в двух странах — Белоруссии и Киргизии, — где русский язык имеет высокий статус (государственного и официального языка соответственно), большинство населения считает необходимым сохранить этот статус. Тот факт, что население Киргизии в целом не желает понизить статус русского языка, подтверждается и исследованием Центра изучения общественного мнения «Эл-Пикир», проведенным в 2006 году в ряде областей Киргизии. Согласно полученным результатам, 15,5% опрошенных в той или иной степени поддерживают лишение русского языка официального статуса, тогда как подавляющее большинство (83,7%) — в той или иной мере не поддерживает такого решения.

Напротив, в трех странах — Литве, Грузии и Азербайджане — русский язык не имеет официального статуса, однако подавляющее большинство населения согласно со сложившейся ситуацией.

Иными словами, в этих пяти странах имеет место не только согласие относительно положения русского языка, но и общественное мнение соответствует реально сложившейся законодательной практике.

В этом смысле необычная ситуация сложилась в Армении. Здесь русский язык не имеет официального статуса, однако подавляющее большинство респондентов высказалось за то, чтобы законодательно закрепить статус русского языка.

В остальных странах вопрос о статусе русского языка остается дискуссионным. В наибольшей степени это характерно для Таджикистана и Украины. Здесь общество максимально поляризовано: практически половина населения выступает за повышение статуса русского языка, тогда как другая половина согласна с мнением, что нужно просто сохранить за русским языком его текущий статус.

В Латвии, Эстонии, Казахстане и Молдавии также отсутствует согласие, но все же несколько преобладает позиция, что ничего в законодательстве о языке менять не нужно. Иными словами, в Латвии следует оставить за русским языком статус иностранного, в Молдавии — статус языка межнационального общения, а в Казахстане и Эстонии сохранить имеющуюся неопределенную ситуацию. Тем не менее, подчеркнем еще раз, что речь не идет о сложившемся единодушии. Скорее, полученные данные свидетельствуют о некотором перевесе одной стороны в споре о статусе русского языка. Этот факт косвенно подтверждается и другими исследованиями. Так, по данным опроса в Казахстане, проведенном в апреле 2007 года, 42 процента опрошенных полагают, что к 2030 году в Казахстане установится такая языковая среда, когда все граждане страны независимо от национальности будут знать государственный язык и повсеместно использовать его в делопроизводстве и общении. Напротив, 37 процентов считают такую ситуацию маловероятной или невозможной [3]. Если учесть, что доминирующим языком общения во всех сферах, по данным этого же исследования, является русский, то эти данные можно интерпретировать как свидетельствующие о поляризации мнений в отношении перспектив статуса как казахского, так и русского языка в Казахстане.

Впрочем, следует отметить, что вопрос о статусе языка — это скорее вопрос для экспертов, а не широких слоев населения, поэтому соответствующие результаты опроса, приведенные выше, следует рассматривать как предварительные, требующие дополнительных уточнений и корректировок.

В результате сравнительного исследования обнаружен ряд общих тенденций развития нормативно-правовой базы функционирования русского языка:

  • В законодательстве подавляющего большинства новых независимых государств русскому языку не присвоен статус государственного или официального языка, а в отношении его применения и развития не установлена система правовых гарантий. Наиболее четко и последовательно в вопросе законодательного определения статуса языка выступает Белоруссия, признавшая русский язык государственным. В законодательстве Киргизской республики, которая признала русский официальным языком, содержится ряд правовых гарантий по защите языков народов Киргизии.

  • Даже те страны, которые в 90-х годах прошлого века по законодательной инерции советского периода присваивали русскому статус «языка межнационального общения», в настоящее время соответствующие положения нормативно-правовых актов либо уже исключили, либо они находятся в стадии реализации государственных программ, направленных на защиту государственного языка, а зачастую и против русского.

Отношение к русскому языку, зафиксированное в законодательстве новых независимых государств, в некоторой степени является следствием общего отношения к российской политике и России, а не к гражданам своих стран. В частности, наиболее неблагоприятная политика в области законодательства в отношении русского языка проводится в странах Балтии и Закавказья. В настоящее время эти государства оставляют без решения вопрос о статусе русского языка, не говоря уже о государственных программах по его сохранению и развитию.

  • В результате проводимой политики в большинстве новых независимых государств наблюдается значительное сокращение числа русских школ, центров русского языка и культуры, русскоязычных СМИ, в том числе печатных, что соответствует правовому положению русского языка в этих странах.

  • В законодательстве новых независимых государств зачастую отсутствует система норм о правовом положении языков и статусе государственного языка, в отличие от законодательства России. В тех странах, законодательство которых содержит положения о статусе русского языка, интерпретация этих норм зачастую носит противоречивый и неоднозначный характер.

Русскоязычие распространено не только там, где живут русские

Распространенность русского языка рассматривается как характеристика, складывающаяся из двух показателей. С одной стороны, распространенность — это доля населения, свободно владеющая русским языком. С другой стороны — это использование русского языка в различных сферах жизни.

Первый показатель предполагалось выявить в результате анализа распределений ответов на вопрос: «Насколько свободно вы лично владеете русским языком?» [4]. Оценки уровня собственного владения русским языком респондентами распределились следующим образом (рис. 2).

Рисунок 2. Самооценки уровня владения русским языком
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

В Белоруссии три четверти опрошенных оценили свое знание русского языка наиболее высоко (свободно говорю, пишу и читаю по-русски). Такую же оценку дают от 50 до 70% опрошенных на Украине, в Казахстане, Латвии, Молдавии (перечислено по мере убывания). В этих государствах минимален процент тех, кто уверяет, что совсем не знает русского языка (от 1 до 4%), невелика и доля тех, кто понимает, но не изъясняется по-русски.

В остальных странах (Армения, Грузия, Киргизия, Литва, Таджикистан, Эстония) уровень владения русским языком имеет некоторую схожесть: около половины населения считает, что владеет русским языком более (пишут без ошибок) или менее (пишут с ошибками) свободно. Примерно каждый десятый (от 7 до 13%) утверждает, что не знает русского языка совсем, к тому же от 10 до 20% не могут говорить, хотя и понимают говорящих по-русски. То есть в целом доля тех, кто вообще не может объясняться на русском языке, не превышает 20–30%.

Наиболее низкий уровень владения русским языком зафиксирован в Азербайджане. Здесь оказался наименьший из всех стран-участниц исследования процент респондентов, утверждающих, что они свободно владеют русским языком (говорят, пишут и читают по-русски без ошибок или с ошибками) — 42%. При этом почти столько же опрошенных (38%), по их собственным оценкам, не могут говорить на русском языке, из них почти четверть (23%) — не знают русского языка вообще.

В ходе опроса населения Узбекистана было установлено, что свободно говорят, пишут и читают на русском языке 27% опрошенных, свободно говорят и читают, но пишут с ошибками 16% опрошенных, могут объясняться с людьми, говорящими по-русски — 22%, понимают язык, но сами не говорят — 20%, а не знают русского языка 15% всех опрошенных [5]. Иными словами, распределение ответов в Узбекистане наиболее близко показателям, которые в 2007 году имели место в Армении, Азербайджане и Грузии. Узбекистан в таком случае относится к группе стран, население которых в целом плохо знает русский язык.

Следует учитывать, что приведенные оценки доли населения, владеющего русским языком, использовать отчасти некорректно в связи с тем, что они не включают в себя молодое поколение. В реалиях ННГ это означает, что полученные оценки могут быть завышенными: владение русским языком для взрослых граждан титульных национальностей было обязательным в рамках школьной программы СССР. Молодое поколение, выросшее в иных исторических и общественно-политических условиях, скорее всего, владеет русским языком намного хуже (особенно это касается стран, где доля русских в общей совокупности населения невысока). Поэтому для корректировки этих данных в анкету был включен специальный вопрос к тем, у кого в семьях есть несовершеннолетние дети — о степени владении русским языком юным поколением.

Полученные данные свидетельствуют о том, что из всех новых независимых государств — бывших республик СССР — вновь выделяется Белоруссия, где почти три четверти детей, по словам их родителей, в полной мере владеют русским языком, а еще 14% — владеют частично, и лишь 2% не знают русского языка вообще.

Далее можно отметить четыре страны, где, по меньшей мере, почти половина детей (от 42 до 51%) хорошо знают русский язык, и еще от четверти до трети — владеют им частично: Казахстан, Украина, Молдавия, Киргизия. В отличие от Белоруссии, в этих четырех государствах примерно каждый десятый ребенок совсем не знает русского языка (среди взрослых эта доля составила от 1 до 4%).

В Латвии ситуация несколько хуже: русским языком в этой стране в полной мере владеют около трети несовершеннолетних детей (34%), и это вдвое больше, чем число совершенно не знающих русского (18%).

В остальных шести странах — Эстонии, Азербайджане, Таджикистане, Армении, Грузии и Литве — соотношение свободно владеющих и совершенно не знающих русского языка детей приблизительно пропорционально.

В Литве особенно высок процент не владеющих русским языком детей (почти половина — 47% при 6% хорошо владеющих), хотя среди взрослых лишь 21% совсем не знают или не говорят по-русски. Около трети несовершеннолетних не владеют русским в Грузии, Эстонии, Азербайджане, около четверти — в Таджикистане.

Анализ ответов на вопрос о владении русским языком несовершеннолетними внуками респондентов показал примерно такое же распределение, как и в случае с детьми.

Для результирующей оценки в данном исследовании доли населения, свободно владеющего русским языком, была произведена следующая процедура. Для взрослого населения (старше 18 лет) оценка равна доле респондентов, заявивших, что свободно говорят, пишут и читают на русском языке. Для несовершеннолетних (моложе 18 лет) соответствующая оценка вычислялась на основе вопроса, заданного старшим родственникам, об уровне владения русским языком их детьми/внуками. Оценки для детей и внуков взвешивались пропорционально доле респондентов, у которых имеются дети и внуки [6]. Результаты произведенных расчетов представлены в табл. 1.

Таблица 1. Оценка доли населения, свободно владеющего русским языком
  Доля взрослого населения, которое свободно владеет русским языком Оценка доли населения моложе 18 лет, которое свободно владеет русским языком Доля населения моложе 18 лет* Оценка доли населения, свободно владеющего русским языком
Белоруссия 78 73 18 77
Украина 70 41 16 65
Казахстан 67 51 26 63
Латвия 59 35 18 55
Молдавия 51 45 19 50
Киргизия 38 39 31 38
Эстония 39 23 23 35
Армения 33 19 23 30
Таджикистан 35 18 40 28
Грузия 30 17 24 27
Азербайджан 28 23 26 26
Литва 24 6 21 20
* Оценочные данные на 2006 г. Использовались оценки доли населения моложе 18 лет, поскольку в наличии имелись сопоставимые данные по доле населения моложе 15 лет (Статистика СНГ (статистический бюллетень). № 24. М., 2006).
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Результаты этой оценки доли населения, свободно владеющего русским языком, в целом соответствуют имеющимся оценочным данным, полученным в 2004 году, что свидетельствует об адекватности полученных данных [7].

Сопоставление уровня владения русским языком взрослого населения и подрастающего поколения позволяет выявить некоторую закономерность. В Азербайджане заметно больше доля тех взрослых, кто вообще не знает русского языка (23%), в Литве этот показатель — 7%. Однако Литва характеризуется самым низким показателем по уровню владения русским языком детьми. Только 6% детей и внуков опрошенных вполне владеют русским языком, тогда как в Азербайджане этот показатель заметно выше — 23%. Иными словами, в перспективе общая доля населения, владеющая русским языком, в Литве будет снижаться быстрее, чем в Азербайджане.

На примере этих двух стран видно, что различия между уровнем владения языком взрослыми и детьми позволяет оценить перспективы русского языка в стране. В тех странах, где доля владеющих языком в двух указанных группах приблизительно равна, существует высокая вероятность того, что в ближайшее время позиции русского языка будут меняться не столь заметно.

Это позволяет дифференцировать страны по тому, насколько возможно сохранение соответствующего уровня владения русским языком.

В Азербайджане, Белоруссии, Киргизии и Молдавии в ближайшей перспективе не произойдет значительного сокращения доли населения, владеющего русским языком. Напротив, в Армении, Грузии, Казахстане, Латвии, Литве, Таджикистане, Украине и Эстонии можно прогнозировать достаточно серьезное ослабление позиций русского языка.

Как уже было отмечено, самая неблагоприятная ситуация складывается в Литве. Судя по полученным данным, в ближайшее время в этой стране практически не останется людей, хорошо знающих русский язык.

Если говорить о регионах исследования, то можно сделать следующие выводы.

В Центральной Азии наиболее устойчивая ситуация владения русским языком наблюдается в Казахстане, несколько хуже в Киргизии. Впрочем, уже в ближайшее время из-за уменьшения доли свободно владеющих русским языком в Казахстане произойдет выравнивание позиций русского языка в этих двух странах. В Таджикистане дела обстоят значительно хуже: взрослое население плохо владеет русским языком, а молодежь — почти не знает.

В Закавказье — во всех трех странах (Армении, Грузии и Азербайджане) хорошо знает русский язык менее трети населения. В перспективе быстрее всего русский язык будет терять свои позиции в Армении и Грузии.

Из трех стран — Белоруссии, Молдавии и Украины — самая тревожная ситуация складывается на Украине. Если сейчас подавляющее большинство (70%) взрослого населения в целом хорошо знает русский язык, то молодежь владеет русским языком значительно хуже (41%).

В странах Балтии наиболее неблагоприятная ситуация в Литве. В Латвии, напротив, русский язык более распространен, однако в перспективе также ожидается заметное снижение уровня владения русским языком. Подобная тенденция сохраняется и в Эстонии, однако она выражена не столь явно.

Обратим еще раз внимание, что данные о доле населения, свободно говорящего на русском языке, получены на основе самооценок респондентов, которые подвержены влиянию идеологии, политических деклараций и общественного мнения. В результате, безусловно, соответствующие самооценки могут быть как завышенными, так и заниженными. Например, в случае Азербайджана есть основания полагать, что доля русскоязычного населения выше, чем показывают массовые опросы. По заявлению депутата парламента Азербайджана, члена союза писателей Азербайджана Э. Ахундовой, азербайджанские дети по-прежнему говорят на русском [8].

Второй показатель — использование русского языка в различных сферах жизни. Этот показатель важен для оценки общей распространенности русского языка, поскольку само по себе владение русским языком является лишь необходимым условием его применения. И в этом смысле русский язык распространен лишь там, где его не только хорошо знают, но и используют.

В ходе исследования задавались вопросы о том, на каком языке респонденты общаются дома в семье, с друзьями вне работы и на работе/учебе.

Практика использования русского языка в семейном общении позволяет разделить страны на три группы (рис. 3):

1. Страны, где русский язык в семейном общении используется чаще или примерно на том же уровне, что и титульный язык — в первую очередь, это Белоруссия, Казахстан и Украина;

2. Страны, где доля «русскоговорящих семей» довольно высока, но все же заметно ниже, чем доля семей, где используется титульный язык — Киргизия, Латвия, Молдавия, Эстония;

3. Страны с преимущественным использованием языка титульной национальности в семейном общении — Азербайджан, Армения, Грузия, Литва и Таджикистан.

Рисунок 3. Язык общения дома, в семье
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Отметим, что результаты по Украине в целом соответствуют тем, что получены в 2005 году институтом социологии НАНУ. Согласно последним, преимущественным языком общения в семье, по ответам респондентов, в 42% семей является украинский язык, в 36% — русский язык, а в 21% семей оба языка используются в повседневном общении в одинаковой мере [9].

Близкая картина наблюдается и при анализе практики использования русского языка в общении вне работы: с друзьями и знакомыми. Все три группы, выделенные выше, сохраняются, однако частота использования русского языка при общении с друзьями и знакомыми несколько снижается (рис. 4).

Рисунок 4. Язык общения с друзьями, знакомыми вне работы
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

В отношении профессиональной сферы жизни — работы и учебы — практика использования русского языка характеризуется схожим образом (рис. 5).

Рисунок 5. Язык общения на работе/учебе
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Интерес представляет обобщение показателей в трех сферах применения русского языка. Если считать все сферы равнозначными, то можно использовать следующий показатель. Он будет равен 100% в тех случаях, когда все опрошенные в той или иной стране используют русский как средство общения в семье, с друзьями, а также на работе / учебе. Соответственно, меньшая доля означает, что в той или иной сфере процент респондентов, использующих русский язык, ниже.

Ранжирование стран по данному показателю в целом совпадает с ранжированием по всем признакам в отдельности за несколькими исключениями.

Неизменной является тройка стран, в которых русский язык чаще всего используется во всех трех сферах — это Белоруссия, Казахстан и Украина.

В Киргизии, Латвии, Молдавии и Эстонии русский также используется достаточно часто, однако доминирует язык титульной национальности.

В остальных странах — Азербайджане, Армении, Грузии, Литве и Таджикистане — русский язык во всех трех сферах используется редко.

Представим общую оценку доли населения, свободно владеющего русским языком, а также обобщенный показатель использования русского языка в трех сферах (табл. 2).

Таблица 2. Обобщенные показатели распространенности русского языка
  оценка доли населения, свободно владеющего русским языком, % оценка степени использования русского языка в трех сферах, %
Белоруссия 77 67
Украина 65 38
Казахстан 63 46
Латвия 55 29
Молдавия 50 19
Киргизия 38 22
Эстония 35 25
Армения 30 2
Таджикистан 28 7
Грузия 27 1
Азербайджан 26 5
Литва 20 3
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Результаты исследования в целом подтверждают гипотезу, что уровень владения русским языком связан с частотой его использования в основных сферах общения. Иными словами, в тех странах, где население свободно владеет русским языком, наблюдается значительная распространенность русского языка.

По результатам проведенных опросов, коммуникация на русском языке возможна для подавляющего большинства населения новых независимых государств. Однако уровень владения русским языком и его распространенность существенно различаются:

  • Белоруссия (77%), Украина (65%) и Казахстан (63%) — это страны, где приблизительно две трети населения свободно владеют русским языком. В этих странах русский язык является либо доминирующим (Белоруссия), либо столь же распространенным, как и титульный (в Украине и Казахстане).

  • Армения, Азербайджан, Грузия, Литва и Таджикистан находятся на периферии русскоязычного пространства новых независимых государств. Здесь свободно владеет русским языком незначительная доля населения (не более 30%) и он редко используется в основных сферах общения.

  • В Киргизии, Латвии, Молдавии и Эстонии, несмотря на доминирование языка титульной национальности, достаточно большая доля населения владеет русским языком, и приблизительно для четверти жителей русский является языком общения.

Где есть потребность в изучении русского языка

Анализ распространенности русского языка и сопоставление уровня владения русским языком взрослыми людьми и несовершеннолетними лишь отчасти свидетельствует о потенциале и перспективах русского языка в стране. Наиболее полную картину можно получить в результате выявления потребности в изучении русского языка.

На рис. 6 представлены сведения о доле опрошенных, желающих начать изучение или повысить уровень владения русским языком, а также оценки доли русскоязычного населения в стране.

Рисунок 6. Потребность в изучении русского языка в сопоставлении с общим уровнем владения русским языком в странах исследования
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

На уровне отдельных стран (а не респондентов) потребность в изучении русского языка напрямую не связана с уровнем владения русским языком. К примеру, в Белоруссии и Эстонии одинаковый запрос на изучение русского языка, тогда как уровень владения языком в этих странах кардинально отличается: в Белоруссии он высокий, а в Эстонии — низкий.

В то же время в странах Центральной Азии наблюдается обратная зависимость между уровнем знания русского языка и желанием его изучать. В Казахстане в целом хорошо знают русский язык, несколько хуже — в Киргизии, а хуже всего — в Таджикистане. Напротив, максимальная потребность в изучении русского языка в Таджикистане (67%), средняя — в Киргизии (37%) и минимальная — в Казахстане (19%).

Результаты опроса населения Узбекистана показали, что 42% населения этой страны желают повысить свой уровень владения русским языком [10]. В то же время 56% опрошенных заявили, что их вполне устраивает их уровень владения русским языком. Подобная ситуация наблюдается и в Киргизии, хотя там уровень владения русским языком выше (38% взрослого населения Киргизии свободно говорит на русском, тогда как соответствующая доля населения Узбекистана равна 27%).

Население Таджикистана проявляет потребность в изучении русского языка, осознавая, что текущий уровень владения достаточно низкий. Эти данные в целом согласуются с теми, которые получены в ходе массового опроса, проведенного кафедрой русского языка и литературы Таджикского государственного национального университета (ТГНУ) осенью 2007 года. Согласно результатам опроса, 96% опрошенных таджиков считают, что знание русского языка необходимо для них [11].

Данные по Таджикистану показывают самую высокую среди стран опроса долю населения, которая считает, что изучение русского языка в школах страны следует расширить. Это демонстрирует неудовлетворенность жителей условиями и практическим отсутствием возможностей изучения русского языка в стране.

В Армении высок запрос на изучение русского языка, здесь складывается такая же ситуация, как и в Таджикистане, в отличие от других стран Закавказья — Грузии и Азербайджана, где взрослое население практически не желает изучать русский язык, но характеризуется низким уровнем владения. Иными словами, невысокий уровень владения в целом рассматривается как удовлетворительный и не требующий корректировки.

В странах Балтии в целом не наблюдается массового запроса на изучение русского языка. Литву характеризуют самые низкие показатели доли желающих изучать русский язык при самом низком уровне владения им.

В Белоруссии, Молдавии и Украине слабо выражена потребность в повышении уровня владения русским языком. При этом в Молдавии, где, по сравнению с Белоруссией и Украиной, хуже знают русский язык, несколько выше доля желающих его изучать.

Таким образом, можно отметить, что в двух странах — Таджикистане и Армении — сформирован самый высокий запрос на изучение русского языка, который пока не удовлетворен.

В ходе исследования также было установлено, что желание изучать русский язык на уровне страны напрямую связано с убеждением, что обучение на русском языке в школах следует расширить (рис. 7).

Рисунок 7. Потребность в изучении русского языка в сопоставлении с распространенностью мнения о том, что обучение на русском языке в школах следует расширить
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

В Латвии, Украине и Эстонии эта связь не проявляется: зафиксированы низкие показатели потребности в изучении русского языка при существенной доле тех, кто выступает за усиление позиций русского языка в сфере школьного образования. Не исключено, что это стало результатом проводимой государственной политики, направленной на сокращение сферы образования на русском языке.

Учитывая тот факт, что большинство населения в странах-участницах опроса не проявили высокой потребности изучать русский язык (за исключением Таджикистана и Армении), особый интерес представляет анализ причин нежелания изучать русский язык.

Исследование показало, что иерархия этих причин не зависит от страны и выглядит следующим образом (рис. 8):

  • Считают свой уровень владения русским язык языком достаточным;

  • Не видят необходимости в изучении русского языка, так как общение на работе и в быту идет на титульном языке;

  • Считают русский язык слишком сложным для изучения.
Рисунок 8. Причины нежелания изучать русский язык (в % от нежелающих изучать русский язык)
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Представляет интерес анализ инструментальной функции русского языка. иными словами, зачем нужен русский язык жителям новых независимых государств? Респонденты чаще всего отмечали, что «знание русского языка в жизни пригодится». С этим суждением, по сути, не отражающим никакой инструментальной функции, согласна приблизительно половина опрошенных во всех странах за исключением Украины и Азербайджана, где соответствующие доли равны 33 и 39%.

Ответы на вопрос, зачем русский язык нужен жителям новых независимых государств, отражают функции русского языка в следующем порядке.

1. Русский язык как средство общения с русскоязычными согражданами (на работе, в быту и т.д.). Иными словами, самой значимой функцией русского языка является коммуникативная — в пределах соответствующих стран опроса.

2. Русский язык как средство общения с друзьями / родственниками в России и других странах СНГ. Иными словами, русский язык здесь выступает как средство международного общения.

3. Русский язык как инструмент передачи профессиональных знаний (необходим для чтения литературы на русском языке по роду деятельности и занятий).

4. Русский язык как средство приобщения к русской культуре. Другие функции отмечались значительно реже (речь идет об использовании русского языка в деловых/научных связях в России и других странах СНГ; использовании русского языка с целью найти работу в России, получить образование в России или уехать на постоянное место жительства в Россию).

Распределение значимости по странам четырех основных функций русского языка представлено на следующей диаграмме (рис. 9).

Рисунок 9. Инструментальная функция русского языка
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Коммуникативную функцию русского языка преимущественно для общения с русскоязычными согражданами отметили не менее половины опрошенных в Белоруссии, Казахстане, Латвии, Украине и Эстонии.

В других странах — Азербайджане, Армении, Грузии, Киргизии, Литве и Таджикистане — эта функция также доминирует, однако в силу значительного сужения русскоязычной среды, ее в указанных странах отмечали значительно реже.

Именно в этих странах за период после распада СССР произошел заметный отток русскоязычного населения, что сократило потребность во владении русским языком. Продемонстрировать сужение русскоязычной среды можно на примере убыли этнически русских из стран СНГ и Балтии в постсоветский период (табл. 3).

Таблица 3. Численность русских в государствах СНГ и Балтии, 1989-2004 годы
  Перепись 1989 г., тысяч человек Постсоветский учет Убыль, в %
Тысяч человек Год переписи
Россия 119865,9 115868,5 2002 г. -3,3
Украина 11356 8334,0 2001 г. -26,6
Казахстан 6228 4479,6 1999 г. -28,1
Узбекистан 1653 1362,0 оценка -17,6
Белоруссия 1342 1141,7 1999 г. -14,9
Латвия 906 703,2 2000 г. -22,4
Киргизия 917 603,2 1999 г. -34,2
Эстония 475 351,2 2000 г. -26,1
Литва 344 219,8 2000 г. -36,1
Молдавия 562 198,1 2004 г. -64,8
Туркмения 334 156,8 оценка -53,1
Азербайджан 392 141,7 1999 г. -63,9
Таджикистан 388 68,2 2000 г. -82,4
Грузия 341 67,7 2002 г. -80,1
Армения 52 15,0 2001 г. -71,2
Всего 145155,9 133710,7   -7,9
Без РФ 25290,0 17842,2   -29,4
СНГ 143430,9 132436,5   -7,7
Страны Балтии 1725,0 1274,2   -26,1

Значительное сокращение доли русских в ряде стран невозможно объяснить ни миграционными процессами, ни естественной убылью населения. Речь идет, главным образом, о смене идентичности гражданами с русской на титульную, поскольку они сочли это более комфортным и политически выгодным в независимом государстве, не теряя при этом знания русского языка и сохраняя смешанную или двойную идентичность [12].

Распределение ответов по двум вариантам: как средство общения с родственниками из России и стран СНГ, как условие для чтения профессиональной литературы на русском языке — практически одинаково. исключение составляют Армения и Таджикистан, в которых русский язык более востребован как средство общения с друзьями и родственниками за пределами страны.

В большинстве стран опроса русский язык реже востребован как средство приобщения к русской культуре, выбор именно этого варианта характерен для стран Балтии и Азербайджана. Практически четверть населения Латвии отметило важность приобщения к русской культуре посредством языка (соответствующая доля в Азербайджане равна 17%, Эстонии — 19%, Литве — 13%). Не исключено, что это стало отражением сохранившейся ориентации части населения на взаимодействие с Россией.

Нужно ли образование на русском языке?

Государственная политика в сфере образования на русском языке может быть рассмотрена в двух аспектах: получения образования на русском языке и изучения русского языка.

Существуют статистические показатели, характеризующие возможность получения образования на русском (доля обучающихся на русском языке). Если сравнить их с данными оценки доли населения, свободно владеющего русским языком в этих странах, а также доли русских (табл. 4), видно, что в некоторых странах уровень владения русским языком населения в целом соответствует возможности получения образования на русском языке. Речь идет, прежде всего, о странах, где уровень владения русским языком, с одной стороны, достаточно высокий, а с другой — самый низкий.

Таблица 4. Доля учащихся на русском языке в школах, владеющих русским языком и доля русских
  Доля обучающихся на русском языке, % Доля владеющих русским языком, %* Доля русских, %
Белоруссия 75 77 11
Казахстан 41 63 30
Украина 25 65 17
Латвия 27 55 30
Эстония 24 35 26
Киргизия 23 38 12,5
Азербайджан 11 26 2
Грузия 5 27 1,5
Литва 4 20 5
Узбекистан 3 27** 5
Таджикистан 2 28 1
Армения 1 30 0,5
Молдавия н/д 50 6
* По данным исследования «Положении русского языка в новых независимых государствах (страны СНГ и Балтии)».
** Данные 2006 года для взрослого населения.
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Так, в Белоруссии и Казахстане значительная часть населения свободно говорит по-русски. И именно в этих странах большая доля обучающихся на русском языке. Однако в Казахстане на русском языке обучается уже менее половины учащихся школ, что стало результатом значительного сужения сферы образования на русском языке.

Напротив, в Армении, Таджикистане, Грузии, Литве и Узбекистане доля населения, владеющего русским языком, сравнительно небольшая. На данный момент возможность получить образование на русском языке в этих странах практически отсутствует: здесь мало или вообще нет русских школ и доля обучающихся на русском минимальна. Такое положение вещей, скорее всего, приведет к резкому сокращению доли говорящих по-русски. В то время как в Армении, Таджикистане и Узбекистане существует высокая потребность в расширении возможности изучения русского языка в школах.

В других странах имеется противоречие между уровнем владения русским языком и возможностью получать образование на нем. Наиболее ярко это видно на примере Украины: здесь больше половины населения владеет русским языком, тогда как в настоящее время образование на русском получает лишь каждый четвертый учащийся школ. Это свидетельствует о том, что со временем уровень владения русским языком будет снижаться достаточно существенно.

Второй аспект государственной политики в сфере образования — вопросы изучения русского языка. Предположительно доля тех, кто выступает за расширение изучения русского языка, является индикатором неудовлетворенности имеющейся ситуацией (рис. 10).

Рисунок 10. Оценка необходимости расширять изучение русского языка в школах
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Анализ результатов позволяет разделить страны на три группы:

В первой группе стран (Азербайджан, Белоруссия, Литва) население в целом согласно с проводимой политикой в отношении изучения русского языка. В Белоруссии русский язык имеет статус государственного, и большинство детей обучаются на русском языке. Азербайджан и Литва на данном этапе предоставляют необходимые возможности для получения образования на русском языке, но, по-видимому, подобная ситуация имеет место и в отношении изучения русского языка вообще.

Условно к первой группе относится и Казахстан, где более половины опрошенных считают, что необходимо сохранить ситуацию с изучением русского языка в школах страны. В то же время, практически треть населения полагает, что изучение русского языка необходимо расширить.

Для второй группы стран (Грузия, Латвия, Молдавия, Украина и Эстония) характерна поляризованность мнений относительно политики в отношении русского языка. От 35% до 43% населения в этих странах согласны с тем, что возможность для изучения русского языка не следует ни сокращать, ни расширять. Приблизительно такая же доля населения выступает за расширение изучения русского языка в школах.

Третья группа стран (Армения и Таджикистан), население которых не согласно со сложившейся ситуацией, считает необходимым расширить возможности изучения русского языка в школах. К этой же группе относится и Киргизия, где, впрочем, ситуация не столь критична.

На рис. 10 отражены также результаты опроса в Узбекистане [13]. Тогда 80% респондентов указали на необходимость расширения изучения русского языка в школах. Иными словами, Узбекистан относится к третьей группе стран — наряду с Арменией, Киргизией и Таджикистаном.

Большинство жителей новых независимых государств никогда не бывали в России

Знание русского языка представляется важным для установления и поддержания контактов населения стран СНГ и Балтии с Россией и россиянами. Это актуально для тех, кто желает получить образование, намерен найти работу, а также для тех, кто посещает Россию или рассматривает возможность переезда в РФ на постоянное место жительства. В исследовании «Положение русского языка в новых независимых государствах (страны СНГ и Балтии)» блок вопросов касался этой тематики.

Один из важных показателей взаимодействия с Россией — частота визитов (с различными целями). Это предполагает связь с уровнем владения русским языком, так как знание языка в ходе краткосрочных визитов способствует их продуктивности в зависимости от поставленных целей.

Большинство граждан СНГ и Балтии за последние 10 лет ни разу не были в России (рис. 11). Наиболее редки поездки населения Грузии. За этот период не часто посещали Россию жители Центральноазиатских республик, а также Литвы (24%), Молдавии (30%), Украины (26%)

Рисунок 11. Наличие посещений России за последние 10 лет
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Наиболее часто посещали Россию жители Азербайджана (38% были хотя бы раз за последние 10 лет), Армении (34%), Белоруссии (41%), Латвии (34%) и Эстонии (37%).

Обратим внимание, что частота визитов в Россию практически не связана с уровнем владения русским языком. Наиболее явно это видно на примере Азербайджана. В этой стране один из самых низких (наряду с Литвой) уровней знания русского языка, низкая распространенность русского языка в основных сферах жизни, однако визиты в Россию сравнительно часты.

По данным исследования, Россию чаще всего посещают со следующими целями:

  1. посещение друзей или родственников,
  2. туризм, отдых,
  3. работа в России,
  4. служебные дела,
  5. ведение бизнеса.

Другие цели поездок (получение образования, научные, культурные и прочие гуманитарные контакты и др.) респонденты указывали гораздо реже.

Посещение друзей и родственников как цель поездок доминирует во всех странах (рис. 12), за исключением Молдавии и Таджикистана, где основной целью называли работу.

Рисунок 12. Посещение друзей или родственников («в гости») как цель визитов в Россию
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Обобщенное ранжирование других целей визитов в Россию не представляется возможным из-за существенной специфики стран опроса (рис. 13).

Рисунок 13. Основные цели посещений России (за исключением визитов «в гости»)
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Чаще всего посещают Россию с целью работы жители Таджикистана и Молдавии, а также Армении. С целью туризма и отдыха — преимущественно стран Балтии (особенно Эстонии).

Визиты с целью ведения бизнеса чаще всего совершаются из Азербайджана, Грузии, Киргизии и Литвы.

Посещения по служебной необходимости распределены практически равномерно. Лишь в незначительной степени в Белоруссии и Литве подобные цели назывались чаще.

Значимый показатель взаимодействия с Россией, который напрямую не связан с русским языком, — это выбор респондентами стран с целью получения образования детьми.

Следует отметить, что желание дать образование в своей стране присуще опрашиваемым в разной степени. Наиболее ориентированы на то, чтобы дать образование своим детям в стране проживания, жители Белоруссии (41%), Украины (43%) и Эстонии (39%). Напротив, жители Азербайджана, Молдавии и Таджикистана хотели бы дать образование своим детям за рубежом.

Выбор предпочитаемых стран для получения образования детьми отражен на следующей диаграмме (рис. 14).

Рисунок 14. Предпочитаемая страна получения образования детьми (по оценкам родителей)
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Российское образование чаще выбирают для своих детей жители Киргизии (32%) и Таджикистана (37%). В Казахстане и Молдавии образование в России рассматривается как равно привлекательное по сравнению с европейским.

Большая часть населения Балтии и Закавказья хотели бы дать образование своим детям в странах Евросоюза. К примеру, в Азербайджане самый высокий процент выбора образования как в ЕС (54%), так и в США (32%) и Турции (33%). В этих странах российское образование не представляется привлекательным.

Другим существенным показателем взаимодействия с Россией является возможность переезда в Россию для жителей стран постсоветского пространства. Уровень владения русским языком может быть фактором, оказывающим влияние на решение о переезде. Для проверки этого предположения задавался вопрос о том, собираются ли опрашиваемые переезжать в Россию на постоянное место жительства (рис. 15).

Рисунок 15. Доля желающих переехать в Россию и уровень владения русским языком
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Подавляющее большинство населения Грузии, Латвии, Литвы и Эстонии не собирается переезжать в Россию на постоянное место жительства и незначительно проявляет подобное желание. Более привлекательным переезд в Россию представляется жителям Азербайджана (12%), Белоруссии (12%), Казахстана (11%) и Украины (14%). По данным исследования в Узбекистане, 16% взрослого населения этой страны в целом желают переехать на постоянное место жительства в Россию [14].

Более высокая доля желающих переехать в Россию наблюдается в Армении (20%), Киргизии (25%), Молдавии (27%) и Таджикистане (29%). Иными словами, потенциал миграции из этих стран сравнительно высок.

Анализ результатов исследования свидетельствует о том, что общий уровень владения русским языком в масштабах страны практически не влияет на намерения переезда в Россию. К примеру, в Таджикистане и Молдавии доля желающих выехать в Россию приблизительно равна и составляет более 25%, при этом уровень владения русским языком существенно различается.

Для населения стран Балтии практически не характерны намерения переезда в Россию на постоянное место жительства.

Отметим, что оценки родителей возможного переезда детей на постоянное место жительства в Россию в целом совпадают с собственными миграционными намерениями (рис. 16). Подавляющее большинство респондентов не желают, чтобы их дети уехали жить в Россию. Максимальные показатели наблюдаются в Грузии (81%), Казахстане (80%), Латвии (81%), Литве (93%) и Эстонии (91%).

Согласно полученным данным, жители Киргизии (34%), Молдавии (38%) и Таджикистана (34%) чаще всего говорят о желании, чтобы их дети переехали жить в Россию. В меньшей степени эти настроения характерны для Армении (25%) и Украины (18%). В Узбекистане соответствующий показатель равен 21%[15].

Рисунок 16. Возможный переезд в Россию на постоянное место жительства детей (по оценкам родителей)
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Т.е. подавляющее большинство населения новых независимых государств не собирается переезжать в Россию на постоянное место жительства и не желает этого в перспективе для своих детей. Миграционные настроения проявляют в большей степени жители Киргизии, Молдавии и Таджикистана.

Русскоязычные СМИ продолжают пользоваться популярностью

Результаты проведенного опроса позволяют сделать вывод, что большинство населения постсоветского пространства смотрит телепрограммы на русском языке (рис. 17). Аудитория русскоязычных телеканалов, включающая тех, кто хотя бы иногда их смотрит, в Армении, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Латвии, Молдавии, Таджикистане и Украине составляет более трех четвертей взрослого населения.

Рисунок 17. Частота просмотра телевидения на русском языке
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Азербайджан, Грузия, Литва и Эстония относятся к группе стран, где с учетом «иногда смотрящих» доля аудитории телеканалов на русском языке составляет около половины жителей. Заметим, что в Грузии и Азербайджане во многих населенных пунктах, по мнению респондентов, телеканалы на русском языке не принимаются (соответственно 34% и 27%), в меньшей степени это отмечено в Литве и Эстонии.

Таким образом, как показывают данные опросов, значительная часть населения бывших советских республик включена в русскоязычное медийное пространство. Даже в странах с наименьшим распространением русского языка аудитория русскоязычного телевидения составляет около половины населения.

В исследовании также оценивалась доля населения, читающая русскоязычную прессу. Как и следовало ожидать, прессу читают реже, чем смотрят телевидение. Кроме того, граждан, регулярно читающих прессу на русском языке, больше в тех странах, где выше доля свободно владеющих языком и использующих его в общении: в Белоруссии, Казахстане и Украине (рис. 18).

Рисунок 18. Частота чтения прессы на русском языке
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

В Киргизии, Латвии, Молдавии и Таджикистане реже читают русскоязычную прессу: регулярно это делают от трети до четверти населения. Однако если учитывать опрошенных, хотя бы иногда читающих газеты и журналы на русском языке, соответствующая доля в Киргизии составляет 51%, в Латвии — 48%, в Молдавии — 49%, в Таджикистане — 61%.

В Азербайджане, Армении, Грузии, Литве и Эстонии прессу на русском языке читают от 4 до 18% населения. При этом, как утверждает около трети опрошенных в Азербайджане и Грузии, во многих населенных пунктах газет и журналов на русском языке нет в продаже.

Отметим, что имеются некоторые несоответствия, с одной стороны, между распространенностью и уровнем владения русским языком, а с другой — просмотром телевизионных каналов. Прежде всего, это касается Армении, которая характеризуется невысоким уровнем владения и использования в общении русского языка. В стране также достаточно редко читают русскоязычную прессу. При этом телеканалы на русском языке смотрят 87% опрошенных в Армении, что может свидетельствовать о высоком интересе к русскому языку. Это подтверждает и другие данные массового опроса. В частности, 84% населения страны считает необходимым расширить возможности изучения русского языка.

Отношение к русскому языку: три типа стран

Для обобщения результатов был осуществлен совместный анализ ответов на совокупность вопросов, отражающих отношение к русскому языку в разных странах (владение русским языком, практика использования, желание изучать русский язык, включенность в русскоязычное информационное пространство — всего 10 вопросов анкеты). Для каждой страны был построен так называемый «страновой профиль» отношения к русскому языку, выражающийся в совокупности распределений ответов на эти 10 вопросов. С использованием кластерного анализа была рассчитана мера близости профилей (схожесть профилей) разных стран, а также построена диаграмма, визуально отражающая близость стран-участниц проекта по отношению к русскому языку (рис. 19). Полученные результаты позволили выделить три группы стран.

  1. Белоруссия, Казахстан, Украина;
  2. Азербайджан, Грузия, Латвия, Литва, Эстония;
  3. Армения, Киргизия, Молдавия, Таджикистан.
Рисунок 19. Конфигурация новых независимых государств постсоветского пространства по особенностям положения русского языка в стране
© Фонд Наследие Евразии, НП «Евразийский монитор»

Страны, принадлежащие к одной группе, имеют схожий «профиль» отношения к русскому языку. Кластеризация предположительно обусловлена двумя основными факторами: во-первых, распространенностью в странах русского языка и, во-вторых, потребностью в его изучении.

К первой группе отнесены страны (Белоруссия, Казахстан, Украина), где распространенность русского языка достаточно высока: значительная часть населения владеет русским языком, использует его в сферах общения, читает прессу и книги на русском языке. При этом население этих стран не испытывает потребности в повышении уровня владения русским языком, поскольку владеет им в достаточной степени.

Вторая группа стран — Азербайджан, Грузия, Латвия, Литва и Эстония, напротив, характеризуется низкой распространенностью русского языка. здесь русский язык вытеснен титульным из основных сфер общения, при этом те, кто не знает русского языка или может на нем только объясниться, составляют около половины населения. Население не проявляет желания изучать русский язык, а также придерживается мнения, что статус русского языка в образовании не следует повышать. То есть достаточно низкий уровень владения русским языком устраивает жителей этих государств.

Третья группа стран (Армения, Киргизия, Молдавия, Таджикистан) выделяется, прежде всего, сравнительно высокой потребностью в изучении русского языка. Население также положительно относится к расширению преподавания русского языка в школах страны и к мерам поддержки языка со стороны России. Желание изучать русский в этих странах проявляется на фоне сужения русскоязычного пространства.

Ссылки по теме номера

  1. Арефьев А. Сколько людей говорят и будут говорить по-русски?
  2. Полян П. Русскоговорящие в Германии
  3. Найдич Л. Новая алия сохраняет русский
  4. Савоскул М. Российские немцы в Германии: интеграция и типы этнической самоидентификации
  5. Алпатов В. Языковая ситуация в регионах России
  6. Шахотько Л., Куделка Д. Этноязыковый состав населения Белоруссии
  7. Алтынбекова О. Миграция в Казахстане: новый статус русского языка
  8. Курганская В. Русский вопрос в Казахстане
  9. Арутюнян Ю. Русские в ближнем зарубежье (по материалам сравнительного этносоциологического исследования в Эстонии и Узбекистане)
  10. Соотечественники-переселенцы: кого и как готовы принять в России

Примечания

[1] Губогло М.Н. Языки этнической мобилизации. М.: Школа «Языки русской культуры» 1998. С. 14.

[2] Этнологический словарь. Вып. 1. Этнос. Нация. Общество. М., 1996. С. 188-189.

[3] Ежеквартальный мониторинг общественного мнения, проводимый Ассоциацией социологов и политологов Казахстана (Алматы). Выборка — многоступенчатая территориальная случайная. Объем выборочной совокупности — 2500 человек в возрасте 18 лет и старше. Сроки опроса — с 16 по 23 апреля 2007 г. URL: www.eurasianhome.org/xml/t/socials.xml?lang=ru&nic=socials&pid=26

[4] Оценка собственного владения русским языком может варьироваться в значительных пределах. В исследовании «Положение русского языка в новых независимых государствах (страны СНГ и Балтии)» не предпринималось попыток более объективного (основанного на тестовых процедурах, к примеру) выявления уровня владения русским языком. Полагаем, что это могло бы стать темой самостоятельного исследования.

[5] Социологическое исследование «Россия и россияне глазами узбекистанцев». Фонд «Наследие Евразии», Центр изучения общественного мнения «Ижтимоий фикр» (Узбекистан), 2006 год

[6] Так, если в Киргизии 65% респондентов имели несовершеннолетних детей (42% детей были оценены опрошенными как в полной мере владеющие русским языком), а 27,5% — имели внуков (31% внуков были оценены опрошенными как в полной мере владеющие русским языком), то соответствующая оценка равна: (65*42+27,5*31)/(65+27)=38,5. Иными словами, можно предположить, что 38,5% населения моложе 18 лет в Киргизии в полной мере владеет русским языком.

[7] Арефьев А. Сколько людей говорят и будут говорить по-русски? // Демоскоп Weekly. № 251 – 252. 19 июня — 20 августа 2006.

[8] Депутат Эльмира Ахундова: «Я выступаю за сокращение русского сектора в Азербайджане» // Day.Az. 5 декабря 2007 года.

[9] Панина Н.В. Социологический мониторинг. Украинское общество 1994–2005: год перелома. Киев, 2005.

[10] Социологическое исследование «Россия и россияне глазами узбекистанцев». Фонд «Наследие Евразии», Центр изучения общественного мнения «Ижтимоий фикр» (Узбекистан), 2006 год.

[11] Большая часть жителей Таджикистана считает важным знание русского языка // Interfax. 30 ноября 2007 года.

[12] В.А. Тишков. Русский язык в странах СНГ и Балтии, М. Наука, 2007

[13] Социологическое исследование «Россия и россияне глазами узбекистанцев». Фонд «Наследие Евразии», Центр изучения общественного мнения «Ижтимоий фикр» (Узбекистан), 2006 год.

[14] Социологическое исследование «Россия и россияне глазами узбекистанцев». Фонд «Наследие Евразии», Центр изучения общественного мнения «Ижтимоий фикр» (Узбекистан), 2006 год.

[15] Там же.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

14:07 Ученые из США выложили в сеть видео с ядерным испытанием
13:55 Овечкина признали одним из величайших игроков в истории НХЛ
13:12 Борис Джонсон снялся в «рекламе» сока с Фукусимы
12:53 Глава Минтруда анонсировал выделение 49 млрд рублей на ясли
11:40 В Москве мошенники забрали 20 млн рублей у покупателя биткоинов
11:29 Норвегия первой в мире «похоронила» FM-радио
10:51 Российские военные обвинили США в подготовке «Новой сирийской армии» боевиков
10:00 Россия вложила в госдолг США 1,1 млрд долларов за месяц
09:51 Собянин позвал москвичей оценить новогоднюю подсветку
09:21 Трамп включит «агрессию» КНР в стратегию нацбезопасности
15.12 21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
15.12 20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
15.12 20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
15.12 20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
15.12 20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
15.12 19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
15.12 19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
15.12 19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
15.12 19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
15.12 19:03 В Назарете отменили Рождество
15.12 18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
15.12 18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
15.12 18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
15.12 18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
15.12 18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
15.12 18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
15.12 17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
15.12 17:48 ФИФА пригрозила отстранить сборную Испании от ЧМ-2018 из-за действий властей
15.12 17:28 Задержанный в Петербурге планировал взорвать Казанский собор
15.12 17:25 Промпроизводство в РФ в ноябре упало максимальными темпами за 8 лет
15.12 17:01 Турция потребует в ООН отменить решение США по Иерусалиму
15.12 16:43 В посольстве США назвали ложью обвинение во вмешательстве в российскую политику
15.12 16:33 Букингемский дворец назвал дату свадьбы принца Гарри
15.12 16:29 Журналист сообщил о готовности Захарченко внедрить на Украину 3 тысячи партизан
15.12 16:14 МИД Украины опроверг ведение переговоров об экстрадиции Саакашвили
15.12 16:08 Страны ЕС согласились начать вторую фазу переговоров по выходу Великобритании
15.12 15:49 Дипломатов из США не пустят наблюдать за российскими выборами
15.12 15:47 Глава ЦИК назвала стоимость информирования избирателей о выборах
15.12 15:36 Гафт перенес операцию из-за проблем с рукой
15.12 15:21 В Кремле посчитали недоказанными обвинения в адрес Керимова во Франции
15.12 14:55 ФСБ задержала в Петербурге планировавших теракты исламистов
15.12 14:33 Сенаторы одобрили закон о штрафах за анонимность в мессенджерах
15.12 14:15 В Кремле признали нежелание Путина упоминать фамилию Навального
15.12 14:02 Дума отказалась ограничить доступ к сведениям о закупках госкомпаний
15.12 13:59 Минфин пообещал не допустить «эффект домино» из-за Промсвязьбанка
15.12 13:52 Алексей Улюкаев приговорен к восьми годам строгого режима
15.12 13:39 Госдума разрешила внеплановые проверки бизнеса по жалобам сотрудников или СМИ
15.12 13:36 ЦБ снизил ключевую ставку
15.12 13:24 Ученые заглянули в глаз трилобита
15.12 13:23 Власти Москвы отказали Илье Яшину в проведении акции 24 декабря
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.