Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
17 декабря 2018, понедельник, 07:55
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

29 мая 2008, 12:23

«А вот практику мы знаем по героям Краснодона…»

«Неприкосновенный запас»

После выхода романа Александра Фадеева «Молодая гвардия» произведение было сразу же включено в школьную программу по литературе. На его основе учителям предписывалось воспитывать в учениках чувство личной ответственности, способность к самопожертвованию и стремление к нравственной безупречности. Одновременно официальные органы вынуждены были констатировать, что носителем активного инакомыслия становится поколение, полностью сформированное советским воспитанием. «Полит.ру» публикует статью филолога, преподавателя Санкт-Петербургского государственного университета Елены Маркасовой «А вот практику мы знаем по героям Краснодона…». В качестве заголовка статьи выбрана строка из песни Юлия Кима 1979 года «Блатная диссидентская», которая прекрасно иллюстрирует главную мысль статьи о том, каким образом истоки диссидентского движения оказались заложены в советской школьной программе воспитания. Статья опубликована в новом номере журнала «Неприкосновенный запас» (2008. № 2 (58)).

Роман Александра Фадеева «Молодая гвардия» был издан отдельной книгой в 1946 году, в новой (переработанной) редакции вышел в 1951-м, включен в школьную программу в 1947-м. Однако и до этого он был широко известен благодаря публикациям в журнале «Знамя» (1945. № 2--12), газете «Комсомольская правда» (1945 год. 8 апреля -- 27 декабря, и 1946 год. 20 февраля -- 1 марта), отрывки публиковались в «Литературной газете», «Советской авиации», «Пионере», «Смене», «Дружных ребятах», «Костре», «Огоньке», «Вечернем Ленинграде», «Пионерской правде». Содержание романа знали все, школа лишь корректировала его понимание.

Изучение романа начиналось в пятом классе. Вся программа по литературному чтению во втором полугодии строилась как призыв к действию: начинали изучать литературу со стихотворения Михаила Лермонтова «Бородино», затем переходили к «Волку на псарне» Ивана Крылова, истории жизни и гибели Пети Ростова (отрывок из «Войны и мира» Льва Толстого), «Детству» Максима Горького, «Детям подземелья» Владимира Короленко, главам из повести «Белеет парус одинокий», главе «Метелица» из романа Александра Фадеева «Разгром», а после урока по картине «Допрос коммуниста» Иогансона в течение четырех уроков изучали «Молодую гвардию». Затем следовали уроки по поэме «Сын артиллериста» Константина Симонова, «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого, «Разговору на крыльце» Михаила Исаковского, отрывку из повести «Стожары» Алексея Мусатова («История трех колосков»), «Песне-молнии» Владимира Маяковского. Сама последовательность изучаемых текстов воспитывала чувство личной ответственности каждого: от героя Лермонтова, восклицающего: «Да! Были люди в наше время, / Не то что нынешнее племя», до Пети и Гаврика, помогающих подпольщикам, пастушонка, не выдавшего Метелицу, и Радика Юркина, вступающего в комсомол, расстояние было не очень большим.

В седьмом классе читали весь роман и от общей характеристики молодогвардейцев переходили к характеристикам Олега Кошевого, Сергея Тюленина, Любови Шевцовой, Ульяны Громовой. Особое внимание уделялось образу «человека прямого действия» (Сергею Тюленину и Любови Шевцовой («Тюленину в юбке»)[1]. Сам Фадеев писал: «Слышал от читателей романа, что самыми интересными и удавшимися они считают образы Сергея Тюленина и Любы Шевцовой. Это, пожалуй, правильно. Дело в том, что Сергей и Люба -- люди очень непосредственные, люди “прямого действия”»[2]. Однако идеалом комсомольца-подпольщика должен был остаться Олег Кошевой, не склонный к анархистским выходкам, понимающий важность партийного руководства и дисциплины.

В интерпретации методистов конца 1940-х -- начала 1950-х основная цель уроков по роману заключалась в воспитании новой «Молодой гвардии».

«Учитель должен прийти на этот урок с глубокой верой, что растет новое поколение, идущее “заре навстречу”, которое продолжит дело Корчагиных и Кошевых. Хорошо об этом сказал поэт П. Севак:

[...] Где-нибудь Тюленин подрастает[3],
В первый рейс Гастелло вылетает,
Где-нибудь в стране моей широкой
Учит Лиза Чайкина уроки
И Олег Фадеева читает»[4].

Поскольку программа была единой и общеобязательной, а качество работы учителя определялось качеством знаний ученика, учитель обязан был работать в соответствии с установленным стандартом[5].

На протяжении всей истории преподавания «Молодой гвардии» в советской школе система поурочного планирования практически не менялась. Правда, после издания в 1951 году переработанной редакции романа учитель должен был подробно объяснять учащимся, чем отличаются друг от друга две редакции, чем обусловлено изменение текста (стремлением писателя к правдивому изображению действительности и возникшей благодаря вмешательству партии возможностью использовать архивы)[6]. Однако эта практика была быстро утрачена, поскольку первую редакцию просто перестали изучать.

В десятом классе было обязательным чтение и комментирование на уроках следующих эпизодов: разговор Олега с Валько и Ваней Земнуховым (гл. 20), Лютиков о молодежной группе (гл. 24), Олег Кошевой и Лютиков (гл. 30), переживания Ульяны Громовой перед вступлением в «Молодую гвардию» (гл. 31), клятва молодогвардейцев (гл. 36), советы Проценко (гл. 37), листовки и их значение (гл. 38--39), освобождение военнопленных (гл. 45), флаги над Краснодоном (гл. 48), разгон скота (гл. 49), биржа (гл. 50), подпольная борьба с оккупантами, пытки Лютикова (гл. 51), Лютиков и «Молодая гвардия» (гл. 52), партизанки Маша Шубина, Галя Корниенко, Катя Проценко (гл. 53--54), малолетний герой Сашко (гл. 54), советы Олега товарищам (гл. 56).

Учитель должен был обращать внимание учеников на такие положения[7]:

  • Фадеев следует гоголевским и толстовским традициям, о чем свидетельствуют авторские отступления о судьбе Родины и о русском человеке. В авторских отступлениях показано, как изменился русский человек благодаря новому строю: «Они отражают новые взаимоотношения, сложившиеся между советскими людьми в нашем обществе»[8]. В отличие от Толстого, который восхищается своими героями просто потому, что они молоды, Фадеев восхищается готовностью «к совершению героического подвига во имя высоких и светлых идеалов»[9].
  • Настоящая дружба возможна только на основе идейной близости и общего дела.
  • Способность к самопожертвованию, нравственная безупречность, желание отдать жизнь за родину -- все это воспитала в нашей молодежи советская власть. Основой героизма является советский патриотизм.
  • Советская молодежь не противопоставляет себя старшему поколению, а продолжает его традиции (комсомольцы в романе следуют советам коммунистов).

Корпус зачитываемых и анализируемых в классе фрагментов текста использовали в качестве материалов для изложений, свободных диктантов, изложений с элементами сочинения. Все изученное дублировалось внеклассными мероприятиями: выпуском стенгазет, организацией выставок «“Молодая гвардия” в живописи» (варианты: скульптуре, музыке, театре, кино)[10], вечерами, товарищескими диспутами. В городах литературно-художественные и читательские конференции иногда транслировались по радио. Традиционно вечера и конференции начинались пением «Вперед, заре навстречу!»[11], заканчивались «Интернационалом» или «Гимном демократической молодежи» (1947); исполнялись также «Песня о краснодонцах», «Слушайте, товарищи!»[12], «Замучен тяжелой неволей». Зачитывались те же отрывки из романа, что и на уроках. При библиотеках изготавливали «книжки-самоделки» из материалов газет, в которых публиковался роман. Поощрялось творчество читателей, которые «идею советского патриотизма… восприняли как руководство к действию»[13].

Основу положительного или, правильнее сказать, восторженного отношения к нелегальной деятельности программа по литературе формировала уже в пятом классе. Отрывки из произведений, изучавшихся в школе, показывали возможность нелегальной борьбы против своих («Дети подземелья», «Белеет парус одинокий», «Разгром»), в отличие от «Молодой гвардии», где все-таки описывается борьба с иноземным врагом. Подробное описание форм борьбы можно почерпнуть именно из романа Фадеева. Пик интереса к роману «Молодая гвардия» совпал с кампанией за утверждение советского патриотизма, объявленной в связи с приближающейся 30-летней годовщиной Октябрьской революции[14]. Истинный патриотизм, как показывали уроки литературы, проявлялся в умении человека служить идее, не принимая во внимание внешние обстоятельства или соображения собственной безопасности. Всегда наступал момент, когда нелегальная деятельность на благо общества становилась легальной и высоко оценивалась теми, кто в ней не участвовал. Существенным было и то, что невозможность открытого противостояния не отменяла личной ответственности человека за происходящее (так было не только в «Молодой гвардии», но и в «Детях подземелья», и в повести «Белеет парус одинокий», и в «Разгроме»). Все изучаемые произведения демонстрировали приоритет идеи над родственными отношениями[15]. Петя Бачей очень рано понял, что «в жизни есть такие вещи, о которых не следует говорить даже самым родным и любимым людям, а знать про себя и молчать, как бы это ни было трудно»[16].

Позитивное восприятие нелегальной деятельности формировалось не только на основе чтения литературы, но и на основе изучения тех разделов истории СССР, где речь шла о деятельности декабристов, народовольцев, соратников Ленина по созданию газеты «Искра» и партии, нелегалов межреволюционного периода. По сообщению А.К. в частной беседе, учителя истории не должны были углубляться в описание деталей деятельности подпольщиков, чтобы не провоцировать учеников на аналогичные действия, однако никаких подобных ограничений применительно к урокам литературы не было.

Сформировавшийся еще в 1920-е годы и закрепленный войной стереотип позитивного восприятия самопожертвования[17], детская тяга к приключениям и «войнушке» поддерживались идеологией преемственности поколений, в разных вариантах отражающейся в школьной программе: от героев 1812 года -- к героям Великой Отечественной, от большевиков-подпольщиков дореволюционного периода -- к подпольщикам-коммунистам, комсомольцам, пионерам, от «поколения победителей» к «детям победителей». От детских игр[18] школьники переходили к созданию подпольных организаций. Так возникли «Коммунистическая партия молодежи» (1947, Воронеж), группа Юрия Динабурга (1945, Челябинск), «Союз борьбы за дело революции» (СДР) (1950--1951, Москва), «Армия революции» (Москва), «Юные ленинцы» (Ленинград), кружок студента В.И. Трофимова (1956--1957, Ленинград), кружок Р.И. Пименова (1956--1957, Ленинград)[19], позже, в 1960-х[20], -- марксистская «Лига коммунаров» (1962--1965, Ленинград), «Группа революционного коммунизма» (Саратов, 1968), «Марксистская партия нового типа» (1968, Рязань) и так далее.

«Инакомыслие, возникшее и, рискнем сказать, процветавшее в послевоенной молодежной среде, особенно интересно тем, что его носителем стало поколение, уже полностью сформированное советским воспитанием, советской литературой, советской политической пропагандой [...] Крайним проявлением этого инакомыслия в 1940-е гг. были молодежные подпольные кружки [...] В качестве косвенного свидетельства распространенности этого явления можно привести тот факт, что в 1947 г. в Министерстве государственной безопасности был организован специальный отдел по борьбе с антисоветскими проявлениями среди молодежи. Можно с уверенностью говорить о десятках таких кружков, с разным числом участников -- от двух-трех до десяти-пятнадцати человек»[21].

Сусанна Печуро, один из лидеров «Союза борьбы за дело революции», пишет:

«Имея перед собой литературные примеры, юные революционеры объявляли свои, как правило, небольшие дружеские кружки -- не более 10 человек -- подпольными организациями и пытались действовать по всем правилам “классического” подполья: система “пятерок”, связные, составление и распространение листовок и так далее. При этом нередко повторялись все ошибки и пороки, характерные для движений и групп народников, социалистов, большевиков. Безусловно, во всей деятельности ребят было много от игры в революционную романтику, была жажда подвига и далеко не всегда -- реальное осознание той опасности, которой они себя подвергают. [...] Да, это была отчасти игра, но игра ради добра и правды, за которую платили жизнью»[22].

Знание специфики нелегальной деятельности, наложившееся на идею личной ответственности за происходящее, обернулось против советской власти. Многие «подпольщики», подобно герою романа Юлия Герта «Кто, если не ты?..»[23], действительно искренне не понимали, почему их деятельность, направленная на улучшение советского общества, считается антисоветской, другие же, например Лев Краснопевцев, видели смысл своей деятельности в борьбе с большевизмом[24].

Парадоксальным образом школа спровоцировала появление самых разных форм деятельности молодежи, не отвечавших концепции всеобщей подконтрольности. Как правило, становление будущего подпольщика начиналось с актуализации вопроса о том, что лично он сделал для страны, для народа (варианты: для оправдания своего звания комсомольца, для ниспровержения режима, для восстановления ленинских принципов партийной демократии, для борьбы с бюрократией и обывательщиной). «Молодая гвардия», подобно плакату «Ты записался добровольцем?», спрашивала:

«Как бы ты повел себя в жизни, читатель, если у тебя орлиное сердце, преисполненное отваги, дерзости, жажды подвига, но сам ты еще мал, бегаешь босиком, на ногах у тебя цыпки, и во всем, решительно во всем, к чему рвется твоя душа, человечество еще не поняло тебя?» (гл. 13).

Воспитанные при советской власти, члены подпольных организаций, как и молодогвардейцы в романе, знают о революции «все, что положено», и стремятся подражать и героям революции, и «отцам»:

«Нашу жизнь наполняли опасные и страшные тайны, неведомые запреты. Вроде бы мы знали все, что положено знать о войне и революции. Все, что надо, рассказывали нам учителя, радио, книги. Но были еще пыльные, пахнущие тленом книжки в бумажных обложках, которые отыскивались в какой-нибудь арбатской или кировской квартире. Твой сверстник дает их тебе полистать -- и где-то сорвется со страницы запретное и жуткое имя -- Бухарин, но не враг народа, обличаемый в истории партии, а вождь, оратор, окруженный ликующей толпой. У кого-то отец был толстовец, и это почему-то скрывалось. У кого-то дед -- меньшевик и депутат Государственной Думы»[25].

Школьники создавали сообщества, не всегда по сути являвшиеся подпольными, но самим фактом своего существования утверждающие возможность жизни и деятельности вне зависимости от власти. Юлий Герт пишет:

«В Астрахани, тишайшем провинциальном городе, нас было пятеро… Мы протестовали против любого рода лжи, против обывательщины, мы проводили диспуты, издавали рукописный журнал “Вонзай самокритику!”, сочиняли сатирическую пьесу... Мы взбаламутили все школы города. На нас донесли в КГБ... Все это происходило в 1947 году, в глухую пору сталинщины... Спустя 15 лет о тогдашних событиях я написал роман “Кто, если не ты?..”»[26].

Трагично закончился и диспут «Как ты понимаешь роль и место комсомола в твоей жизни», организованный 16 декабря 1956 года в Томском государственном университете: «организаторы и участники диспута были исключены из вуза (А. Конторович, Н. Черкасов, Е. Дун), а Г. Швейник был приговорен к пяти годам лишения свободы»[27].

Идея агитации и пропаганды среди населения, спасения людей от информационного голода сближала оппозиционно настроенные организации, и сама власть ожидала от оппозиции «просветительской активности», поскольку обе стороны были воспитаны на примерах деятельности большевиков, героически печатающих и распространяющих листовки. Когда до выпуска листовок дело не доходило, обвиняемым это приписывали, поскольку горизонт ожидания органов госбезопасности был по-школьному литературным и исторически обусловленным[28]. Например, в интервью газете «Известия» Сергей Ханженков[29] вспоминает о том, как он собирался взорвать «глушилку» и выпустить листовки с разъяснениями для минчан, «почему это сделано»[30]. Задор краснодонцев, распространяющих листовки, освещался трагическим образом Ниловны: «Собирай, народ, силы свои во единую силу! [...] Не зальют кровью разума! [...] Морями крови не угасят правды...»[31]

Распространение листовок было важной составляющей перехода от слова к делу, помогало стать человеком «прямого действия»[32]. В романе Александра Фадеева было очень подробно описано не только воздействие листовок на их читателей, но и способы их создания и распространения.

«Тот, кто не сидел при свете коптилки в нетопленой комнатке или в блиндаже, когда не только бушует на дворе осенняя стужа, -- когда человек унижен, растоптан, нищ, -- кто не ловил окоченевшей рукой у потайного радио свободную волну своей родины, тот никогда не поймет, с каким чувством слушали они эту речь из самой Москвы» (гл. 47).

«Громадная толпа клубилась возле щита с листком [...] и все растущая толпа уже знала, о чем говорит этот маленький листок, вырванный из школьной тетради: “Неправда, что немецкие войска идут парадом по Красной площади! Неправда, что немецкие офицеры купаются у Петропавловской крепости! [...] Все это -- неправда. Правда в том, что в городе остались свои люди, знающие правду, и они бесстрашно говорят эту единственную правду народу”» (гл. 39).

Террористическая деятельность была чужда большинству членов молодежных подпольных организаций, однако ее планирование часто им инкриминировалось.

«Даже один из свидетелей по “делу”, навещая иногда мать одного из находившихся уже в лагере заключенных, как-то поинтересовался у нее: “А где он все-таки оружие прятал?” Видимо, в стране “Великой октябрьской социалистической революции” большевистская парадигма властно определяет восприятие любой политической оппозиции в духе: “старый мир разрушим до основанья”. И естественно, что “ленинцам” приписывается последовательное исполнение кровавых заветов вождя, -- даже если как раз в этом пункте, в реальности, они от них отступили»[33].

В романе комсомольская организация действует под руководством коммунистов. У Фадеева идеалом для подражания молодежи является Лютиков:

«Особенностью Лютикова, как и вообще этого типа руководителей, было неразрывное сочетание слова и дела. [...]

-- Я буду с вами совсем откровенным, -- сказал Володя. -- Вы сказали, что я должен поговорить с ребятами поодиночке [...] я должен дать им понять, от кого говорю... Одно дело, если я буду действовать, как единоличник, другое, если я скажу, что я получил задание от человека, связанного с организацией. [...]

Конечно, если бы я поговорил с ребятами просто как Осьмухин, они тоже поверили бы мне. Но ведь они все равно стали бы искать связей помимо меня с подпольной организацией, -- ведь я им не указ [...]

-- Ты очень разумно рассудил: надо дать понять каждому своему человеку, что за всеми нашими делами партия стоит, -- продолжал Филипп Петрович… Умные, строгие глаза его прямо, спокойно глядели в самую душу Володи. [...] -- Один вам совет, а если хочешь, -- приказ: никаких действий, не посоветовавшись со мной, не предпринимайте, -- можете и себя, погубить и нас подвести. Я ведь и сам единолично не действую, а советуюсь. Советуюсь и с товарищами своими, и с людьми, что поставлены над нами…» (гл. 24).

В истории молодежных подпольных организаций идея преемственности поколений зачастую имела продолжением донос, становилась причиной провала организации. О таких случаях вспоминают, например, Майя и Надежда Улановские[34], Юлий Герт, Олег Сенин[35]. Когда в «Московских кухнях» Юлия Кима следователь спрашивает: «Ну почему вы с нами так неоткровенны?», это не только риторическая уловка, но и апелляция к стереотипам поведения, формировавшимся школой: со старшим товарищем всегда надо быть откровенным. Этот эпитет («неоткровенный») был распространен в диалогах между следователем и допрашиваемым, поскольку, с одной стороны, указывал на наличие «общих» ценностей участников диалога, а с другой, был удобен в качестве подмены темы разговора характеристикой собеседника, содержащей обвинение.

Поведение членов молодежных организаций на суде мыслилось ими как подражание Павлу Власову, речь которого затем распространяет его мать, Ниловна:

«Человек партии, я признаю только суд моей партии и буду говорить не в защиту свою, а -- по желанию моих товарищей, тоже отказавшихся от защиты, -- попробую объяснить вам то, чего вы не поняли. [...] Посмотрите -- у вас уже нет людей, которые могли бы идейно бороться за вашу власть, вы уже израсходовали все аргументы, способные оградить вас от напора исторической справедливости… Наши идеи растут, они все ярче разгораются, они охватывают народные массы, организуя их для борьбы за свободу»[36].

Анатолий Жигулин (1930 г.р.) пишет:

«Приказ Бориса Батуева: “Признавать все, ради сохранения жизни” -- был получен мною и другими членами КПМ в январе 1950 года. И мы стали давать следственному отделу нужные ему показания. В это время и были оформлены и подписаны компрометирующие нас и КПМ протоколы допросов. Мы утешали себя словами Бориса: “На суде мы откажемся и расскажем, какое было следствие”. [...] Следствие закончилось. Мы стали ждать суда. Мы хотели сказать на суде всю правду -- и о следствии, и о нашем деле»[37].

Юрий Динабург, автор «Манифеста», во время следствия максимально подробно излагал стенографистке «теоретические темы», надеясь на то, что эта информация будет передана в Москву и там ею всерьез заинтересуются. Идею «дать бой, как […] Павел Власов», высказывал Олег Сенин[38]. Именно на возможность открыто выступить и объяснить свою позицию рассчитывал и Клим в романе Герта: «Ему все-таки дали слово, и он заговорил, прислушиваясь к собственному голосу и удивляясь, как ровно и спокойно он звучит».

Отношение к подполью изменилось в 1960--1970-х годах: диссиденты перешли к открытым выступлениям, пытаясь заставить власть действовать в соответствии с существующим законодательством.

«Мы старались все делать открыто, потому что гласность -- наше главное оружие. Но что касается “Хроники”, приходилось все-таки скрывать, кто ее делает, потому что, как объясняла в пятом номере “Хроники” ее первый редактор Наталья Горбаневская, увы! у правоохранительных органов были своеобразные понятия о свободе слова. Мы не любили говорить, что “Хроника” -- издание подпольное, тем более, никогда не говорили, что это издание незаконное, потому что мы оставили за собой право на свободу печати и осуществляли его явочным порядком»[39].

В 1979 году Юлий Ким напишет «Блатную диссидентскую»[40], в которой прозвучит иронично-невеселое упоминание о героях Краснодона и романе Максима Горького «Мать»:

Мы с ним пошли на дело неумело,
Буквально на арапа, на фу-фу.
Ночами наша «Оптима» гремела,
Как пулемет, на всю Москву.

Все потому, что против органов закона
Мы умеем только спорить горячо,
А вот практику мы знаем по героям Краснодона
Да по «Матери» по горьковской еще.

В 1980 году Владимир Шинкарев напишет «За народное дело» -- «немой и нецветной киносценарий», который покажет невозможность идеализации подполья в литературе[41]. В 1981 году Петр Григоренко издаст воспоминания «В подполье можно встретить только крыс»[42].

В 1990-е годы исследователи истории инакомыслия в России будут описывать предпосылки возникновения подпольных организаций в послевоенные годы, укажут на влияние опыта военных лет, преемственность поколений среди оппозиционно настроенной части общества, желание части молодежи вернуть страну на «ленинский путь», отметят особую роль литературы[43]. Окажется, что многие подпольщики заимствовали из литературы формы подпольной работы, о чем расскажут их мемуары.

И останется только сказать о воздействии школьного преподавания литературы на подпольные организации послевоенного времени, возникавшие, кроме прочих причин, благодаря и вопреки советской школе. Описание форм работы с детьми в какой-то мере прояснит вопрос, может ли человек, будучи в здравом уме, строить свою жизнь как подражание жизни литературного героя[44].


Я благодарна Н.А. Ланиной за предоставленную мне возможность прочитать неопубликованный текст воспоминаний «Нелишнее свидетельство». Завершение работы было бы невозможно без советов и замечаний канд. ист. наук А.А. Кожанова (ПетрГУ, Петрозаводск) и учителя истории Н.И. Соловьевой (п. Верхнетуломский, Мурманская обл.).

[1] В брошюре «Как снимался фильм “Молодая гвардия”», вышедшей тиражом 100 000 экземпляров, говорится о том, что именно на роли Тюленина и Шевцовой были очень большие конкурсы (Как снимался фильм «Молодая гвардия». М., 1948).

[2] Фадеев А. За тридцать лет. М., 1959. С. 25.

[3] Здесь и далее курсив в цитатах мой. -- Е.М.

[4] Выгон М. Роман А. Фадеева «Молодая гвардия» в X классе. Симферополь, 1956. С. 20.

[5] Из воспоминаний учителей, работавших в 1930--1970-е годы, известно, что работники отделов народного образования могли приезжать в школы без предупреждения, задавать любому ученику вопросы о том, что сейчас изучается по литературе, а затем сверяли полученную информацию с записями в конспекте учителя и в классном журнале. Письменные проверочные работы проводились по вопросам, разработанным в роно, облоно, гороно, поэтому учителя стремились давать уроки в соответствии с рекомендациями методичек. По воспоминаниям А.В.С. (1917 г.р.), были учителя, которые просто переписывали в тетрадь с планами готовые разработки уроков из методических пособий, чтобы в случае проверки можно было предъявить безупречный конспект урока.

[6] В «Правде» от 3 декабря 1947 года (№ 332. С. 2--3) была опубликована статья «“Молодая гвардия” в романе и на сцене», где говорилось, что «…из романа выпало самое главное, что характеризует жизнь, рост, работу комсомола, -- это руководящая, воспитательная роль партии, партийной организации».

[7] Все перечисляемые ниже положения -- квинтэссенция наиболее многотиражных методических пособий, которыми пользовались учителя. Книга Касторской вышла в серии «В помощь учащимся 8--10 классов» тиражом 75 000 экземпляров (Касторская М.П. Роман А. Фадеева «Молодая гвардия» (Из серии «В помощь учащимся 8--10 классов»). Л., 1957).

[8] Касторская М.П. Указ. соч. С. 52.

[9] Там же. С. 53.

[10] Предполагалась демонстрация репродукций картин «Краснодонцы» Павла Соколова-Скаля (1948, хранится в Третьяковской галерее), «Молодогвардейцы слушают голос Москвы» художницы Славы Лившиц, «Первые листовки» Всеволода Парчевского, иллюстраций к роману художников Алексея Резниченко и Валерия Щеглова, фотографий сцен из оперы «Молодая гвардия» (музыка Юлия Мейтуса), спектаклей «Молодая гвардия» (Николай Охлопков, Тамбов, 1947), кадров из фильма «Молодая гвардия» (Сергей Герасимов, музыка Дмитрия Шостаковича).

[11] Название организации «Молодая гвардия» обязано своим происхождением песне Александра Безыменского «Молодая гвардия» («Вперед, заре навстречу!», 1922), которая была переработкой стихотворения Юлиуса Мозена «Zu Mantua in Banden» (1831) (см.: Садовский М., Викторов В. Молодая гвардия // Рассказы о песнях / Сост. О. Очаковская. М., 1985. С. 21--24). Фрагмент песни стал эпиграфом к роману, а история ее создания вкратце излагалась в школе.

[12] «Песню о краснодонцах» («Кто там улицей крадется, / Кто в такую ночь не спит…») до середины 1980-х годов было принято инсценировать на школьных смотрах строя и песни и вечерах, посвященных Дню Победы. Песня «Слушайте, товарищи, наши дни кончаются…» утратила популярность в 1970--1980-е.

[13] Читательские конференции по роману А. Фадеева «Молодая гвардия»: Опыт библиотек ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО Москвы. М., 1947. С. 32.

[14] Публикацию программы действий см. в: Советская пропаганда и образ врага. Источники: первая публикация // История. 1996. № 3. С. 10--12.

[15] Эта общая для советской эпохи идея в равной степени актуальна как для молодогвардейцев, так и для членов подпольных молодежных организаций и (позже) для правозащитников. См., например, воспоминания Сусанны Печуро, Юрия Герта, в литературе -- «Московские кухни» Юлия Кима («Жена и дети, капитан, -- а им что предстоит? / -- Со мной охотники, милорд, со мной лишь добровольцы, / А дом родной простит, милорд, мой дом меня простит»). Ср. с размышлениями Печуро: «Юноши пришли, чтобы рассказать мне, что они решили создать подпольную организацию [...] Решение принять их предложение стоило мне громадных душевных мук. Я понимала, что, соглашаясь, я отрекаюсь от всей своей предшествующей жизни, в которой я, активная и искренняя комсомолка, с удовольствием училась в школе […] где меня любили мои милые подруги, от которых у меня не было секретов, где, наконец, были мои родители и маленький братишка, жизнь которых будет искалечена моей судьбой. Как жаль было их, себя, своей юности! Но Борис и Владик! Их героическая готовность к борьбе и гибели!» (Печуро С.С. «…Я благодарна судьбе…» // Карта. 1999. № 24--25. С. 98).

[16] Катаев В. Белеет парус одинокий. М.: АСТ, 2004. Гл. 39.

[17] Тяжельникова В.С. «Вы жертвою пали в борьбе роковой...» (Генезис и эволюция революционной жертвенности коммунистов) // Социальная история (Ежегодник). 1998--1999. М., 1999. С. 411--433.

[18]«Военная мифология,-- пишет в Н.А. Ланина, -- создавала своих молодежных идеализированных героев: Зою Космодемьянскую, Александра Матросова, Гулю Королеву… Олега Кошевого и других членов подпольной организации “Молодая гвардия” из города Краснодона, погибших на войне. Они были нашими кумирами. Мы жалели, что поздно родились и не смогли принять участие в войне, чтобы совершить свои подвиги. Потребность эта выливалась в игры. Мы создавали штабы, оборудовали подвалы и чердаки, выискивали “вражеские” объекты [...] Мы были то разведчиками, то партизанами, то подпольщиками [...] Иногда нас самих брали в плен, допрашивали с пытками и угрозами, но мы держались стойко, товарищей не выдавали и порой героически “погибали”» (Ланина Н.А. Нелишнее свидетельство. Рукопись. Б.г.).

[19] Пименов, хорошо знавший историю русских революций и историю анархизма, не был сторонником подпольной деятельности, в его воспоминаниях можно увидеть весьма ироничное отношение к младшим «соратникам по борьбе». Например, об одной из молодежных групп он пишет: «Для общей характеристики этой группы надо подчеркнуть молодость ее участников [...] Они кипели жаждой непосредственных действий. Сегодня или никогда! А как действовать? Естественно, так, как описано в романах о революционерах! Ведь серьезных исторических произведений они не читали -- приходится пользоваться романами. Что делают революционеры в романах? Листовки, митинги, демонстрации, баррикады…» (Пименов Р. Воспоминания. Часть I. Один политический процесс // Память: Исторический сборник. Вып. 2. 2002. С. 234). Само именование организации («группа Пименова») обусловлено традиционной для деятельности органов госбезопасности практикой «укрупнения дел» до масштаба «групповых», сейчас многие исследователи считают, что Пименов был абсолютно самостоятельным, интеллектуально независимым лидером в истории инакомыслия в России.

[20] Безусловно, участники подпольных организаций, возникших в конце 1960-х, имели уже другой политический кругозор, воспитывались на других примерах, но мне показалось уместным включить их в этот список из-за совпадений в истории возникновения и формах деятельности с ранними подпольными организациями.

[21] Даниэль А. Истоки и корни диссидентской активности в СССР // Неприкосновенный запас. 2002. № 1(21).

[22] Печуро С. Указ. соч. С. 134. Студенты Б. Слуцкий (1932 г.р.), В. Фурман (1931 г.р.), Е. Гуревич (1931 г.р.) были приговорены к высшей мере наказания. Студенты Г. Мазур (1931 г.р.), Ф. Воин (1931 г.р.), В. Мельников (1932 г.р.), И. Винникова (1932 г.р.), А. Рейф (1932 г.р.), М. Улановская (1932 г.р.), И. Эльгиссер (1930 г.р.) и школьницы И. Аргинская (1932 г.р.), Е. Панфилова (1932 г.р.), С. Печуро (1933 г.р.) получили по 25 лет исправительно-трудовых лагерей. К 10 годам исправительно-трудовых лагерей приговорены студентки Т. Рабинович (1932 г.р.), Г. Смирнова (1932 г.р.) и школьница Н. Уфлянд (1934 г.р.). В конце 1955 года дело было пересмотрено: срок 25 лет был заменен на 5 лет, получившие 10 лет были реабилитированы, расстрелянные получили по 10 лет (посмертно).

[23] Само название романа Юрия Герта соответствует пафосу преподавания романа «Молодая гвардия» в школе, сохранявшемуся вплоть до 1980-х годов.

[24] Группа образовалась в 1956 году, причем состояла она в основном из выпускников истфака МГУ. Самым молодым был студент Вадим Козовой. Близок к этой группе был Натан Эйдельман. Есть разные мнения о том, можно ли считать Краснопевцева по-настоящему последовательным борцом против большевизма: с одной стороны, до ареста он писал о «красном фашизме», с другой стороны, после ареста высказывался в поддержку Октябрьской революции, но за либерализацию режима.

[25] Волков В. Троцкизм в послевоенном СССР: Об одной антисталинской группе молодежи начала 1950-х // Мировой социалистический веб-сайт.

[26] Роман Юлия Герта (1931 г.р.) «Кто, если не ты?..» был издан в 1964 году, а переиздан только в 1991-м.

[27] См.: cdnito.tomsk.ru/index.php?sectionid=1007.

[28] Вероятно, создание подпольных организаций было спровоцировано (кроме многих прочих причин) и подпольными методами руководства страной посредством секретных директив, закрытых писем и прочего. Достаточно вспомнить закрытые обсуждения проектов новой Конституции СССР и Программы ВКП(б) (1946--1947 годы), которые остались тайной для народа, так как не были опубликованы и не обсуждались не только трудовыми коллективами, но и парторганизациями.

[29] Н.А. Ланина вспоминает: «Я нашла в классе своих единомышленников -- Сережу Ханженкова и Линду Трейер [...] судьба Сережи сложилась трагически [...] он создал подпольную студенческую антисоветскую группу, которая решила взорвать глушительную вышку в центре Минска, создающую помехи для прослушивания “вражеских голосов” [...] Его осудили, кажется, на 15 лет» (Ланина Н.А. Указ. соч. Интервью с Сергеем Ханженковым были опубликованы в газетах «Набат Северо-Запада» и «Известия»).

[30] Нехамкин С. Покушение на радиостанцию № 3 // Известия. 2004. 19 апреля.

[31] Горький М. Мать // Горький М. Полн. собр. соч.: В 25 т. М., 1970. Т. 8. С. 318--319.

[32] Юлий Герт также вспоминает об изготовлении листовок, цитируя Воронеля: «Нас было семь мальчиков и одна девочка. Мы пришли к необходимости агитации населения с помощью листовок. Нам удалось написать печатными буквами и расклеить к праздникам до сотни листовок... Позднее я увидел у следователя все наши листовки. Было похоже, ни одна из них не пропала» (Герт Ю. Прозрение // Чайка. 2001. № 6(6). 16 июля). Член группы молодых историков в МГУ (1957) М. Гольдман вспоминает: «Да, напечатали сначала 120 штук, распространили в разных местах, потом сделали еще 180 штук и всем составом поехали их распространять в Измайлово» (Гольдман М. «Не этому меня десять лет в комсомоле учили!» // Карта = Karta. Рязань. 1997. № 17/18. С. 46--57). См. также: Надзорные производства Прокуратуры СССР по делам об антисоветской агитации и пропаганде: Аннот. каталог. 1953--1958 / Под ред. В.А. Козлова, С.В. Мироненко, сост. О.В. Эдельман и др. М., 1999; Хроника Самиздата. 1952--1984 // Индекс. Досье на цензуру. 1998. № 2; Волохов С.П. Молодежь и власть в годы «оттепели»: тенденции конфронтации (на материале региональной истории) // История алтайского края XVIII--XX вв. Барнаул, 2005; Корнилов Е.А. Подпольные листовки, копировальный и устный самиздат сталинского периода и нелегальные издания 1950--1960-х гг. // Общественные науки. Ростов-на-Дону. 2004. № 1.

[33] Рыженков С. Шестеро против лжи // Карта = Karta. Рязань. 1996. № 13--14.

[34] См.: Улановская Н.М., Улановская М.А. История одной семьи. М., 1994.

[35] Рыженков С. Указ. соч.

[36] Горький М. Мать. С. 320.

[37] Жигулин А. Черные камни. М., 1988.

[38] Рыженков С. Указ. соч.

[39] Алексеева Л. «Эрика» берет четыре копии… // Карта = Karta. Рязань. 1997. № 21/22.

[40] Ким Ю. Блатная диссидентская.

[41] «Неожиданно крышка подпола, до сих пор незаметная, открывается, взметая пыль. Спина Федора вздрагивает, из его штанины вытекает струйка мочи и ползет по полу. Из подпола динамично выходят человек двадцать подпольщиков, у них сосредоточенные твердые лица. [...] Некоторые подпольщики очень большого роста, а некоторые такие маленькие, что семенят под полою у остальных.

[...] Вид из окна: группа подпольщиков, сметая прохожих, удаляется по улице. [...]

Крупным планом необычайно взволнованное лицо Федора, что-то кричащего.

Титр: Максим! Максим! Проснись! Проснись! Ради бога! Я видел подпольщиков! Они боролись за правое дело!

Максим поворачивается, у него нехорошее злое лицо. Чуть подняв голову, он что-то говорит и снова ложится, натягивая ватник себе на затылок.

Титр: Да пошел ты в жопу со своими подпольщиками!» (Шинкарев В. За народное дело: немой и нецветной киносценарий // Максим и Федор: вещь в трех частях).

[42] Григоренко П.Г. В подполье можно встретить только крыс. М., 1997. Генерал-майор Петр Григоренко (1907 г.р.), известный правозащитник, после перевода с понижением из академии на Дальний Восток создал «Союз борьбы за возрождение ленинизма» (1963) и до и после создания этой организации принимал участие в открытых выступлениях. В 1977 году лишен советского гражданства. Об отказе от нелегальной деятельности как отличительной черте диссидентства см.: Даниэль А. Указ. соч.

[43] Алексеева Л.М. История правозащитного движения. М., 1996; Безбородов А.Б., Мейер М.М., Пивовар Е.И. Материалы по истории диссидентского и правозащитного движения в СССР 1950--1980-х годов. М., 1994; Королева Л.А. Исторический опыт советского диссидентства и современность. М., 2001; Тарасов А.И. «Всесоюзная демократическая партия» // Вопросы истории. 1995. № 7; Furst J. Prisoners of the Soviet self? Political youth opposition in late Stalinism // Europe--Asia studies. 2002. Vol. 54. № 3.

[44] См. обсуждение концепции литературного поведения в материалах «круглого стола» «Культурные коды, социальные стратегии и литературные сценарии», организованного журналом «Новое литературное обозрение» (НЛО. 2007. № 82).

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

07:51 «Мисс Вселенная 2018» стала представительница Филиппин
16.12 19:59 Итоги выборов главы Приморья объявят 18 декабря
16.12 19:40 МИД России обратится в ОБСЕ в связи с поведением сотрудника BBC
16.12 19:11 Милиция ДНР столкнулась с разведкой ВСУ
16.12 18:57 Порошенко пообещал закончить войну за пять лет
16.12 18:40 Меведев поздравил Кожемяко с предварительной победой в выборах
16.12 18:29 Аршавин вернется в «Зенит» на административную работу
16.12 18:13 Британский министр представит запрет на упрощенный въезд из ЕС
16.12 17:33 Кожемяко остался на первой позиции после подсчета 85% голосов
16.12 17:03 Власти закроют «Бутырку» и «Пресню» в Москве
16.12 16:19 Пять человек погибли от взрыва в сирийском Африне
16.12 15:22 Полиция Страсбурга отпустила двух человек по делу о стрельбе на ярмарке
16.12 15:10 ВЭФ подтвердил участие делегации из России
16.12 14:30 Умер президент РФО Вячеслав Степин
16.12 14:14 ЦИК показал первые данные по выборам губернатора Приморья
16.12 13:55 В Подмосковье выбрали главную ель страны
16.12 13:30 У столичного пенсионера украли наручные часы на 8,5 млн рублей
16.12 13:05 Первый МРК «Мытищи» передадут ВМФ России
16.12 12:50 СМИ узнали о закрытом совещании у Лукашенко по независимости
16.12 12:28 Десять россиян пострадали в ДТП под Цюрихом
16.12 12:11 Овечкин установил личный рекорд в НХЛ
16.12 11:35 Ми-8 совершил жесткую посадку под Томском
16.12 11:16 СМИ узнали о роли Порошенко в выборах главы новой ПЦУ
16.12 10:56 Данные о скупке голосов в Приморье переданы в полицию
16.12 10:37 Псковский вице-губернатор отрицал вину во взятке
16.12 10:24 «Холодная война» признана лучшим европейским фильмом 2018 года
16.12 10:00 США призвали Германию подумать о безопасности соседей в вопросе «Северного потока-2»
16.12 09:45 В Вологде объявлено чрезвычайное положение
16.12 09:23 Дальневосточный перевозчик вернет застрявших туристов из Китая
16.12 09:05 Явка на выборах главы Приморья достигла почти 30%
15.12 20:04 Полиция Парижа задержала 148 «желтых жилетов»
15.12 19:44 Сборная России разбила сборную Чехии на Кубке Первого канала
15.12 19:29 Участников собора в Киеве из УПЦ МП объявили раскольниками
15.12 19:06 В Брюсселе задержаны 50 «желтых жилетов»
15.12 18:47 Порошенко объявил о создании УПАПЦ
15.12 18:27 УПЦ МП сравнила с предательством участие двух архиереев в объединительном соборе
15.12 18:06 Мальчик поделился с Путиным впечатлением от прогулки на вертолете
15.12 17:49 Путин рассмотрит учебные программы и целевой набор для творческих вузов
15.12 17:26 Украинский С-27 разбился при заходе на посадку
15.12 17:15 ВС России получили 35 новых образцов вооружения
15.12 16:56 Instagram выявил самое счастливое место на планете
15.12 16:29 Путин призвал быть осторожными с запретами в сфере культуры
15.12 15:50 РКН уличил сайты по продаже билетов на елки в сборе данных
15.12 15:26 Путин выпил чаю с мальчиком после обещания полетать на вертолете
15.12 14:50 Последний рейс с застрявшими в Китае туристами вылетел в Москву
15.12 14:27 IBU пока не будет наказывать российских биатлонистов
15.12 13:55 В Киеве начался объединительный собор церквей
15.12 13:36 В центре Парижа снова возникли беспорядки
15.12 13:07 СМИ сообщили об отсутствии у объединенной украинской церкви патриарха
15.12 12:55 Австралия признала Иерусалим столицей Израиля
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром авторское право администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия бензин беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВПК ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки госизмена гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль импорт инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция информационные технологии ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Кабардино-Балкария Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание компьютерная безопасность Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия морской транспорт Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж патриарх Кирилл ПДД педофилия пенсионная реформа пенсия Пентагон Первый канал Петр Порошенко пиратство пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Приморье Продовольствие происшествия публичные лекции ракета Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Росстат Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саратовская область Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция Шереметьево школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Элла Памфилова Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко «Яблоко» ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.