Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
11 декабря 2017, понедельник, 09:23
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

07 июля 2008, 00:45

Становится ли Россия «нормальным обществом»?

Левада-Центр           Вестник общественного мнения

Как показали данные опроса, проведенного в апреле 2007 года, 46% россиян считают, что сегодня Россия является абсолютно «нормальным обществом», и по сравнению с январем 2000 года количество разделяющих данную точку зрения увеличилось на 33%. При этом под «нормой» подразумеваются вполне традиционные европейские ценности - отсутствие инфляции (98%), безопасность (97%), возможность улучшить свой жизненный уровень (97%), найти работу для каждого (96%) и получить помощь системы социальной защиты в случае необходимости (96%). «Полит.ру» публикует статью Ричарда Роуза «Становится ли Россия "нормальным обществом"?», в которой автор анализирует, насколько современное российское общество соответствует заявленной «норме», а также пытается ответить на вопросы о том, почему международные эксперты по-прежнему считают Россию далекой от европейских ценностей и когда страна сможет соответствовать «норме» в полном смысле слова. Статья опубликована в журнале «Вестник общественного мнения» (2008. № 2), издаваемом Аналитическим Центром Юрия Левады.

В английском языке слово «нормальный» двусмысленное. С одной стороны, его можно употребить, характеризуя поведение в соответствии с заданным образцом — нормой. С другой стороны, с его помощью можно описать поведение «среднего», обычного человека. В обществах, где граждане и институты действуют должным образом, социальная жизнь предсказуема и приемлема. Определить же, что такое «нормально» по-русски, гораздо сложнее. Некоторые ученые доказывают, что автократические институты сохранились с царских и советских времен, потому что российские подданные воспринимали насилие со стороны государства, отраженное в законодательстве и повседневных практиках, как норму [2]. Советский режим называют двойственным как песочные часы, имея в виду расхождение между нормами коммунистической идеологии и повседневным поведением людей [3]. Владимир Шляпентох предложил решить возникающий конфликт, используя метод герпетолога, который бы изучал жизнь в «нормальном тоталитарном обществе» так же беспристрастно, как любую другую часть царства животных [4].

Распад Советского Союза создал классические структурные условия для аномии, по Дюркгейму, для упадка норм и институтов, политических, экономических и государственных. Последовавшие за этим потрясения означали для россиян, что они не смогут вести «нормальный» образ жизни, потому что они социализировались в советскую эпоху. Людям приходилось как-то крутиться в бурлящем обществе, в котором не устоялись еще представления о том, что «нормально» в статистическом смысле. Большинство россиян справлялись, используя и видоизменяя старые сети и стратегии, сложившиеся в советское время [5].

По определению, период турбулентности — а трансформации российской политики, экономики и общества именно такими и были — можно выдерживать в течение ограниченного времени. В каком-то смысле пустота, образовавшаяся на месте государства с однопартийной системой и командной экономикой, постепенно заполняется новыми институтами, которые вынуждают людей действовать по-другому, если они хотят есть досыта, наслаждаться досугом и пользоваться полагающимися им коммунальными услугами. Более того, трансформации влекут за собой возможности, которыми могут воспользоваться люди, чтобы улучшить условия своей жизни. Например, можно копить деньги, зная, что в магазинах будут товары, если покупатель будет способен заплатить за них рыночную цену, или можно учить английский язык, рассчитывая, что в будущем это позволит получить хорошую работу [6].

За два десятилетия, прошедших с внезапного начала перестройки и гласности, у россиян было время понять, что в их обществе статистически «нормально». Неспособность режима соответствовать представлениям россиян о том, как устроено «нормальное» общество, привело к широкому распространению недовольства граждан институтами, к которым им приходилось приспосабливаться [7].

Двусмысленность положения современных россиян описывается международными организациями и экспертами, изучающими данный регион, в терминах «гибридности». Западные специалисты используют составные термины, которые призваны подчеркнуть отклонение ситуации в России от европейских норм; так они характеризуют страну как «частично свободную» или указывают на «управляемый плюрализм» или «хищнический капитализм». Составными терминами могут пользоваться и россияне, когда хотят подчеркнуть свои ценности. Например, замглавы администрации президента Владимира Путина характеризует страну как «суверенную демократию». Это является скрытым посылом иностранцам: они не имеют права комментировать внутриполитические шаги российского правительства. Еще категоричнее высказался Дмитрий Медведев, чье заявление о том, что Россия такая же демократичная, как и любая другая страна Большой Восьмерки, стало прямым политическим вызовом лидерам стран Большой Семерки.

Любые оценки российского общества как целого имеют предел. Как предполагается, между россиянами существует согласие насчет того, что определяет «нормальную» жизнь, и люди в России разделяют те же нормы и ценности, что на Западе (европейские и англо-американские ценности). Но это утверждение эмпирически не подкреплено. На основе данных опроса Новый Российский Барометр (NRB) автор анализирует, что россияне подразумевают под «нормальным» обществом, является ли общество «нормальным» сегодня, сколько времени ему потребуется, чтобы достичь «нормального» состояния, если удастся вообще. В настоящем исследовании используются данные всероссийского репрезентативного населения (New Russia Barometer — NRB XV), проведенного Аналитическим центром Юрия Левады 13–23 апреля 2007 г.; выборка — 1600 человек. В статье также используются прежние исследования из серии NRB, проведенные Левада-Центром по заказу Центра изучения публичной политики (Абердин, Великобритания) [8].

Что россияне подразумевают под «нормальностью»

Вихри перемен заставили россиян столкнуться с политическими, экономическими и социальными институтами, которые поставили под сомнение самые основы того, что воспринималось «нормальным» в советское время. Чтобы установить, как люди реагировали на сочетание различных норм, в рамках NRB респондентов просили оценить значение различных социальных феноменов в достижении «нормального» общества. Было выделено семь пунктов, отражающих различные направления деятельности правительства, например, предотвращение инфляции, поддержание полной занятости населения, вмешательство государства в повседневную жизнь граждан. В отличие от вопросов о таких абстрактных понятиях, как «капитализм» и «демократия», в этом случае у россиян не возникало проблем с пониманием терминов. Количество затруднившихся с ответом на каждый вопрос не превышало одного-двух процентов.

Россияне практически единогласны в оценках того, что необходимо для «нормального» общества: доля считающих тот или иной из предложенных признаков значимым колеблется от 96 до 99% (см. рис. 1). Разница лишь в том, считает ли респондент этот признак «очень важным» или «скорее важным». Большинство считает каждый из признаков «очень важным». Абсолютное большинство (85%) считают «очень важным» «безопасно ходить по улицам, не опасаясь стать жертвой преступления» и иметь возможность «улучшить свой жизненный уровень»; более четырех пятых считают «очень важным», чтобы «каждый, кто хочет, мог найти работу» и не было бы угрозы инфляции; 72% опрошенных считают, возможность «заниматься своими повседневными делами, не опасаясь вмешательства со стороны властей», и «надеяться на систему социальной защиты» «очень важной» для «нормальной» жизни. Коротко говоря, российский идеал «нормального общества» сопряжен с хорошо функционирующим, свободным и справедливым государством.

То, как россияне понимают «нормальность», имеет четкие параллели с другим словом, вощедшим в российский политический дискурс — «порядок». В глубинных интервью, проведенных Эллен Карнаган, подчеркивается, что этот термин отличается по смыслу от того, который присутствует в американском политическом клише «закон и порядок». Скорее он соотносится с идеей «правового государства», по Веберу, которое эффективно осуществляет свои «нормальные» обязанности [9]. Для россиян беспорядок (в смысле непредсказуемых изменений) начался при Горбачеве и усилился во время президентства Ельцина. Президент Путин обратил это в свое преимущество, часто ссылаясь на необходимость порядка и предсказуемости.

Характеристики, которые россияне посчитали необходимыми для «нормального» общества, схожи с теми, которые можно было бы ожидать в ответах респондентов в странах Запада. Однако необходимо иметь в виду двойственность термина «нормальный» — то, что может считаться этически и статистически нормальным на Западе и в России, совершенно не обязательно будет совпадать. На Западе население может считать, что состояние, в котором российское общество пребывает сегодня, далеко от идеального.

Думают ли россияне, что их общество «нормальное»?

После выяснения того, с чем у россиян ассоциируется «нормальное» общество, респондентам задавался вопрос, считают ли они современное российское общество «нормальным». В рамках NRB этот вопрос задавался впервые в январе 2000 г., спустя 18 месяцев после дефолта в августе 1998 г. К тому времени советская система, которую большинство россиян воспринимали как нормальную, претерпела множество изменений. Исчезли очереди, а недостаток продуктов и товаров сменился недостатком денег, необходимых для покупки всего того, что предлагают магазины. Люди теперь могли свободно голосовать за соревнующиеся между собой партии, но политики не пользовались доверием граждан, а деятельность Бориса Ельцина на посту президента большинством населения оценивалась негативно. Сложился ясный консенсус, что в России нет «нормального» общества. Одна треть опрошенных считала, что общество «безусловно ненормальное», а половина — что лишь «скорее ненормальное». Только 2% опрошенных считали, что общество в России «безусловно нормальное», каждый девятый — что оно «скорее нормальное» (см. табл. 1).

С тех пор в России многое произошло, начиная с восстановления экономики после падения рубля и более позднего повышения цен на мировых энергетических рынках. Люди тоже стали более обеспеченными [10]. В 2000 г. 51% россиян не работали в нормальной экономике, так как они не получали зарплату своевременно или же не получали ее вовсе последние 12 месяцев. В 2007 г. только 19% заявили, что у них возникают трудности с оплатой труда. В лице Владимира Путина Россия получила президента настолько же популярного, насколько Борис Ельцин был непопулярным. В рамках NRB 2007 Путин получил рейтинг 7,2 балла из 10 возможных, тогда как Ельцин — 2,7 балла.

Рисунок 1. Критерии «нормального общества»
Люди расходятся в своих мнениях о том, что значит нормальное общество. Как Вы думаете, что из перечисленного очень важно, скорее важно, скорее неважно или совсем неважно для того, чтобы общество было нормальным?
(NRB XIII, март 18–23, 2004. N=1600)
Таблица 1. Взгляды россиян на то, является ли общество в их стране «нормальным». Является ли, на ваш взгляд, Россия сейчас «нормальным обществом»?
  Янв.
2000
Июнь
2001
Июнь
2003
Март
2004
Янв.
2005
Апр.
2007
Изме-
нение
Безусловно да 2 9 15 10 10 19 +17
Скорее да 11 13 25 18 26 27 +16
Является (13) (21) (40) (28) (36) (46) (+33)
Скорее нет 54 50 40 45 49 40 -14
Безусловно нет 33 29 20 27 15 14 -19
Не является (87) (79) (60) (72) (64) 54 (-33)
(в % к числу опрошенных, N=1600)

В изучаемый отрезок времени многие россияне были заново социализированы. Среднестатистический россиянин в возрасте сорока лет к данному моменту лет прожил одинаково долго как в постсоветской России, так и в Советском Союзе. Систематический анализ всех возрастных групп обнаруживает, что, несмотря на некоторую тенденцию этих групп к различию, все поколения практически одинаково реагируют на политические и экономические изменения [11]. Новые институты в силу политической инерции оказывают на россиян устойчивое давление, заставляя их принять действия Кремля вне зависимости от того, хотят они того или нет. Когда в рамках NRB 2007 людей спросили, адаптировались ли они к тем масштабным изменениям, которые произошли с ними после распада Советского Союза, 44% ответили, что они «приспособилис»ь, еще 33 — что «пытаются приспособиться». Только 10% социально отверженных сказали, что «не смогли приспособиться» [12].

Доля россиян, которые считают, что их общество более или менее «нормальное», увеличивается (см. табл.1). В апреле 2007 г. 19% считали, что в общество в России «безусловно нормальное» и 27% — «скорее нормальное». Как бы то ни было, среднестатистический гражданин считает, что общество здесь «скорее ненормальное». С одной стороны, за время президентства Владимира Путина доля считающих российское общество «нормальным» увеличилась более чем втрое. С другой стороны, большинство россиян не считают свое общество «нормальным».

Множество потенциальных гипотез (в т. ч. экономическая, социологическая, политическая) о том, почему мнения россиян относительно «нормальности» общества расходятся, может быть проверено с помощью множественной регрессии. Предварительный регрессионный анализ более чем двадцати независимых переменных позволил исключить величины, не имеющие статистической или теоретической важности. Регрессия (см. табл. 2) сосредоточена на переменных, имеющих наибольший вклад в регрессионную модель.

Аргумент, который можно описать известными словами Билла Клинтона «Это экономика, дурачок», могли бы поддержать сторонники неоклассической экономической теории и марксисты. Люди, выигравшие в материальном плане и способные покупать потребительские товары в таком же объеме и такого же качества, как на Западе, скорее всего, будут характеризовать российское общество как «нормальное». Те же, кто терпит трудности, скорее будут придерживаться противоположной точки зрения [13]. Экономическое процветание распространено широко, но неравномерно. В 2007 г. у 97% российских семей был цветной телевизор, у 70% — видеомагнитофон или другая система развлечений, у 36% — машина. Лишь небольшая доля семей испытывают серьезные трудности с продовольствием, одеждой, отоплением. К 2007 г. респонденты обычно отвечали, что они редко испытывают недостаток в предметах первой необходимости, нуждался только каждый шестой из опрошенных. Не отрицая теоретической значимости экономических условий, можно все же сказать, что нехватка или достаток потребительских товаров статистически не влияют на то, считают ли россияне общество «нормальным» или нет. Не влияет на это и занятость респондентов. Хотя большинство россиян считают, что правительственные программы направлены сегодня на защиту бедных слоев населения, это не заставляет их считать нынешнее российское общество более нормальным.

Таблица 2. От чего зависит мнение россиян об обществе?
Варианты ответов Variance explained:
R2; 16,6%
b Стан-
дартн.
ошибка
Beta
Экономические факторы
Уровень потребления 0,03 0,03 0,03
Низкий доход 0,01 0,01 0,01
Положение малообеспеченных слоев с 2000 года изменилось к лучшему 0,06 0,03 0,06*
Безработица –0,01 0,12 0,00
Социальные факторы
Статус 0,09 0,02 0,12***
Доверие к согражданам 0,06 0,02 0,09***
Образование –0,03 0,01 –0,07**
Оценка политической ситуации
Стало больше порядка по сравнению с 2000 годом 0,14 0,04 0,12***
Положительная оценка работы чиновников 0,09 0,02 0,09***
Контакты с чиновниками –0,03 0,02 –0,05
Дача взятки чиновникам –0,02 0,03 –0,02
Стало больше свободы по сравнению с советским временем –0,01 0,02 –0,02
Ожидания
Политическая система через 5 лет 0,03 0,01 0,11***
Демократия через 5 лет 0,04 0,01 0,06*
Экономическая система через 5 лет 0,02 0,01 0,08**
Адаптация 0,10 0,05 0,05*
Зависимая переменная: Мнение россиян о «нормальном обществе», 2007
* значимый на для уровня 0,5;
** значимый на для уровня 0,1;
*** значимый на для уровня 0,001

Альтернативная гипотеза состоит в том, что социальная структура формирует индивидуальные взгляды на общество. Распад советских политических институтов создал ситуацию огромной нестабильности. Когда россиян просят отметить свое положение на семибалльной шкале, отражающей их статус в обществе, более половины говорят о том, что находятся ниже среднего значения в 4 балла, 30% располагают себя в середине и только 17% считают, что их положение выше среднего. Высокостатусное меньшинство более склонно определять современное российское общество как «нормальное». Однако, чем выше образование респондента, тем чаще он склонен давать противоположный ответ, что указывает на девальвацию профессиональных навыков, если сравнивать с интеллектуалами, ориентированными на рынок. Возраст и пол респондента не вошел во вторую таблицу, т.к. эти параметры не влияют на оценку состояния российского общества.

Отношение россиян к другим людям также влияет на их оценку общества. Те, кто склонны доверять большинству своих сограждан, много чаще характеризуют общество как «нормальное» (табл. 2).

Так как представления россиян о «нормальности» относятся к тем сферам, за которые отвечает власть, политическая конъюнктура должна влиять на это отношение, и она влияет. Когда респондентов спросили, как с 2000 г. изменилось положение в области обеспечения порядка, 61% ответили, что к лучшему, 12 — к худшему, 27%, что положение не изменилось. Те, кто считает, что порядка стала больше, скорее описывают общество как «нормальное». Россиянам не нужно полагаться на контролируемые СМИ для того, чтобы оценить ситуацию в обществе. Они ощущают политику, проводимую правительством, в своей повседневной жизни. Большинство не думает, будто при обращении их в государственные учреждения чиновники будут «с вниманием относиться» к ним. Меньшинство же, ожидающее хорошего обращения, скорее оценивает российское общество как «нормальное».

Двусмысленность слова «нормальный» может быть проиллюстрирована еще и тем, что коррумпированность не влияет на оценку общества как «нормального». Россияне, дававшие взятку чиновникам, характеризуют общество как «нормальное» столь же часто, сколько и те, кто взятку не давал или вообще не контактировал с чиновниками. Этот факт свидетельствует о том, что коррупция воспринимается как вполне нормальное явление, несмотря на то, что большинство называет ее явлением аморальным [14]. Свобода оценивается как показатель «нормальности», сегодняшнее общество кажется россиянам более свободным, чем в советское время. Однако совокупность различных факторов не позволяет большинству россиян считать свое общество «нормальным». Низкий социальный статус, недоверие к другим людям, характерные для большинства россиян, формируют негативный образ общества.

Поскольку трансформация — это процесс, должны пройти годы, чтобы качественные изменения стали заметны. Свободные выборы свидетельствуют о том, что процесс демократизации начался, но одних выборов для полноценной демократии недостаточно. Общество, подвергшееся трансформациям, должно вначале пройти период «нормализации». Конечно, определить, происходят ли перемены к лучшему, можно лишь спустя некоторое время, однако оптимистический взгляд в будущее может влиять на текущую ситуацию. Если человек ожидает, что условия улучшатся, он склонен оценивать общество как «нормальное», нежели как «скорее ненормальное». Таким образом, ожидания влияют на оценки.

В рамках NRB людей просили оценить, какими будут политическая и экономическая системы России через пять лет, а также перспективы демократизации режима за тот же отрезок времени. Сегодня в стране преобладает оптимизм в отношении того, какой она будет в 2012 г. Из тех, кто определился во мнении, три четверти положительно оценивают будущий режим и такая же доля считает, что он будет скорее демократическим, нежели диктаторским. Более трех четвертей также ожидают положительных изменений экономической системы. Регрессионный анализ показывает, что оптимистический взгляд в будущее способствует тому, что россияне, имеющие такие настроения, склонны оценивать общество как «нормальное», нежели как «безусловно ненормальное» (см. табл. 2) Те, кто сумел или пытается приспособиться к настоящему положению вещей, также считают, что российское общество становится все более «нормальным».

С другой стороны, россияне, имеющие низкий статус в обществе, не доверяющие другим людям, ожидающие ненадлежащего обращения со стороны государственных служащих, без оптимизма смотрящие на будущее страны, склонны негативно оценивать состояние общества. (Из данных таблицы 1 явствует, что большинство россиян не считают общество «нормальным», потому что негативные установки преобладают над позитивными.)

Препятствия для «нормализации»

Несмотря на позитивные ожидания, остаются серьезные препятствия, которые не позволяют российскому обществу стать «нормальным». И россияне хорошо их осознают — доля затруднившихся ответить на вопрос о существующих препятствиях ничтожна. Чтобы сфокусироваться на этом предмете, в рамках NRB респондентам предлагалось выбрать два самых серьезных, на их взгляд, препятствия (см. рис.2).

Главными причинами, по которым общество не может стать «нормальным», россияне считают коррупцию и неспособность государства обеспечивать правопорядок. И это не тот «порядок», к которому призывают правые радикалы. Скорее это желание того, чтобы правительственные чиновники не были исключением и тоже соблюдали установленные законы. Данную точку зрения подтверждает и мнение одной трети россиян, которые считают, что главным препятствием для «нормализации» положения в стране является политика Кремля.

Концепция «нормального» общества предполагает изменения как в экономике, так и в политике: около половины опрошенных считает, что низкие зарплаты и безработица препятствуют «нормализации». Это лишний раз подтверждает, что россияне не связывают установление демократии, основанной на частной собственности, с высокими экспортными ценами на природные ресурсы. Наоборот, в глазах большинства подобный рост цен приводит к тому, что олигархи получают дополнительную возможность выкачивать из страны национальное богатство, прибегая к коррупционным сделкам.

Рисунок 2. Препятствия для «нормализации»
Что прежде всего мешает России стать нормальным обществом? Что также мешает?
(NRB XIV, январь 3–23, 2005)

Большинство населения не разделяют точку зрения, будто бы изменениям препятствует историческое прошлое России. Только по мнению 13% опрошенных «нормализации» в европейском понимании этого слова мешают национальные традиции и поведение простых людей. Примечательно, что только 11% видят препятствия для «нормализации» в советском наследии, хотя многие считают, что сегодняшние проблемы берут начало именно там. Дезинтеграция, произошедшая в результате перехода к рынку и установления некоторых демократических институтов, не может в глазах населения служить оправданием неадекватных действий нынешнего руководства.

Главное препятствие для «нормализации» общества россияне видят не в национальных обычаях и нравах, но в политике руководства страны, которое оказалось неспособно заставить своих чиновников исполнять законы, обеспечить бесперебойное функционирование экономики с тем, чтобы люди могли получать достойную заработную плату, а не пытаться заработать всеми правдами и неправдами.

Сколько еще времени потребуется, чтобы общество в России стало «нормальным»

Если советская система чему и научила своих граждан, так это терпению, идет ли речь о годах ожидания покупки цветного телевизора, возвращения из сибирской ссылки или бесконечно отдаленного наступления коммунизма [15]. В своем прощальном послании 31 декабря 1999 г. Борис Ельцин признался, что и он сам испытывал неоправданные надежды на то, что удастся быстро нормализовать ситуацию: «…то, что нам казалось просто, оказалось мучительно тяжело. Я прошу прощения за то, что не оправдал некоторых надежд тех людей, которые верили, что мы одним рывком, одним махом сможем перепрыгнуть из серого, застойного, тоталитарного прошлого в светлое, богатое, цивилизованное будущее. Я сам в это верил. Казалось, одним рывком, и все одолеем. Одним рывком не получилось. В чем-то я оказался слишком наивным. Где-то проблемы оказались слишком сложными.» (Перевод: Сообщение пресс-службы президента Российской Федерации)

Простые россияне никогда не испытывали особого оптимизма по поводу сроков и результатов перемен после того, как столкнулись с тем, что Михаил Горбачев в апреле 1991 г. описал как «большой поворот, за гранью любых мечтаний» [16]. Масштабы перемен были не просто громадными, но, как отметил Горбачев: «Ни один другой народ не испытывал того, что случилось с нами». В ходе коррупционной приватизации 90-х гг. проявилась так называемая ловушка равновесия [17]. Поскольку приватизация дорого обошлась населению, она не привела к устойчивому равновесию, а стала первой ступенью в продолжающемся и непоследовательном процессе динамических трансформаций.

Изначально существовала неуверенность относительно долгосрочных последствий трансформаций. Когда в 1994 г. в рамках NRB респондентов спросили, когда, по их мнению, они будут удовлетворены политической системой, 65% ответили, что не знают; 64% ответили, что также не знают, будут ли когда-либо удовлетворены экономической системой. В 2001 г., когда в рамках NRB был задан вопрос, «сколько времени, по-вашему, понадобится России для того, чтобы стать “нормальным обществом”», мнения разделились на четыре категории. Большинство (50%) затруднились с ответом. По 9% ответили, что «общество в России никогда не станет нормальным» и «общество в России уже нормальное». Треть респондентов сочла, что понадобится от 1 года до 10 лет, «чтобы Россия стала “нормальным обществом”» (см. табл. 3) С тех пор появились признаки оптимизма. В 2007 г. в опросе NRB удвоилось количество тех, кто считает, что общество в России уже «нормальное» и понадобится от года до пяти лет, «чтобы Россия стала “нормальным обществом”».

Причины, побуждающие людей думать, что общество в России может стать «нормальным» в ближайшие 10 лет и что общество в России уже «нормальное», одинаковы [18]. Надежды на будущее, одобрение деятельности правительства вместе с приемлемым социальным статусом позволяют людям верить в перспективы «нормализации».

Возрастание ожиданий, что российское общество достигнет «нормального» состояния в будущем, происходит под влиянием причин двух типов: реального улучшения повседневной жизни и понижающей адаптации, что подразумевает замещение идеальных представлений о «нормальной» жизни стандартами, характерными для современной России. В 2001 г. 14% россиян считали, что нормализация произойдет в течение пяти лет; в 2007 г. таких насчитывалось 19%. Более того, по 27% в 2007 г. ответили, что «российское общество будет нормальным к 2011 г.» и что «российское общество уже скорее нормально». Итак, если текущие ожидания реализуются, к 2012 г. — более чем четверть века после того, как Михаил Горбачев открыл ящик Пандоры, — 31% россиян будут считать общество «нормальным», а большинство «скорее нормальным».

Терпеливое ожидание перемен служит защитой от радикального неприятия действующего режима. Несмотря на то, что многие черты современного общества такие как коррупция, россиянам не нравятся, с течением времени режим начинает восприниматься как «нормальный», потому что становятся доступными некоторые (но не все) свободы, некоторые (но не все) материальные выгоды, и люди начинают ими пользоваться. Порядок и стабильность a la Путин не самая удачная политика, однако россияне предпочитают ее возможному витку дезинтеграции и беспорядка.

Широко распространенное представление о том, что российское общество может так или иначе стать «нормальным», опровергает идею российской исключительности, — будто бы «нормализации» по образцам современных обществ препятствует загадочная русская душа. Несмотря на мнение большинства о том, что сегодняшние трудности в немалой степени унаследованы от советской системы, немногие воспринимают это как вечное проклятие.

Таблица 3. Ожидания «нормализации» российского общества. Сколько времени, по-вашему, понадобится россии для того, чтобы стать «нормальным обществом»?
Варианты ответов Июнь
2001
Июнь
2003
Март
2004
Янв.
2005
Апр.
2007
Изме-
нение
Уже «нормальное» 9 15 10 10 19 +10
1-5 лет 5 10 12 8 12 +7
6-10 лет 27 34 33 31 22 -5
Россия никогда не станет нормальным обществом 9 11 11 8 9 0
Затрудняюсь ответить 50 30 34 42 38 12
(в % к числу опрошенных, N=1600)

Эйфория, вызванная когда-то началом перемен в России, к нынешнему дню закончилась. Трансформационные потрясения также остались в прошлом. Сегодня российское общество находится на той стадии, когда от следующего года не ждут, что он будет радикально отличаться от нынешнего. Конечно, в каждой стране наблюдается некоторая зависимость от колеи предшествующего развития, однако происходящие перемены предлагают новые направления. Чем дольше будет существовать Российская Федерация, тем больше российское общество будет отличаться от того состояния, в котором оно пребывало в 1992 г., и тем вероятнее, что выбранное направление развития будет восприниматься как норма. И эта норма станет основой для нового равновесия.

 

Примечания

Настоящее исследование является частью проекта Исследование общественной поддержки российского режима: вызовы президентства Владимира Путина. Исследование осуществлено при финансовой поддержке Британского совета экономических и социальных исследований (RES-062-23-0341).

[2] E. Keenan. “Muscovite Political Folkways,” The Russian Review, 45 (April 1986): 115–81. T. McDaniel. The Agony of the Russian Idea (Princeton, NJ: Princeton University Press, 1996). H. Eckstein, F.J. Fleron, E.P. Hoffmann, W.M. Reisinger, Can Democracy Take Root in Post-Soviet Russia? Explorations in State-Society Relations (Lanham, MD: Rowman and Littlefield, 1998).

[3] R. Rose. “Russia as an Hour-Glass Society: A Constitution without Citizens,” East European Constitutional Review 4, no. 3 (1995): 34–42.

[4] V. Shlapentokh. A Normal Totalitarian Society: How the Soviet Union Functioned and How It Collapsed (Armonk, NY: M.E. Sharpe, 2001), xi.

[5] R. Rose. “Uses of Social Capital in Russia: Modern, Pre-Modern and Anti-Modern,” Post-Soviet Affairs 16, no. 1 (2000) 33–57. N. Tchernina. “Rising Unemployment and Coping Strategies,” in The Mortality Crisis in Transitional Economies, ed. G.A. Cornia, R. Paniccià, 151–73 (Oxford: Oxford University Press, 2000).

[6] See R. Rose, M. Bobak, “Stresses and Opportunities of Post-Communist Transformation: The Impact on Health,” Aberdeen Studies in Public Policy no. 432, 2007.

[7] E. Carnaghan. Out of Order: Russian Political Values in an Imperfect World (State College: Pennsylvania State University Press, 2007).

[8] См. www.abdn.ac.uk/cspp/catalog13_0.shtml (accessed December 2, 2007). R. Rose. The Climax of the Putin Years: New Russia Barometer XV (Aberdeen, UK: Centre for the Study of Public Policy, 2007).

[9] E. Carnaghan. Out of Order: Russian Political Values in an Imperfect.

[10] EBRD (European Bank for Reconstruction and Development), Transition World, 156. Report 2006: Finance in Transition. (London: EBRD, 2006).

[11] William Mishler and Richard Rose, “Generation, Age and Time: The Dynamics of Political Learning through Russia’s Transformation”, American Journal of Political Science 51, no. 4 (2007):822–34.

[12] Среди респондентов, не достигших тридцатилетнего возраста, 20% ответили, что у них нет необходимости адаптироваться; они воспринимают Советский Союз как нечто, уже принадлежащее истории. Наоборот, 10% респондентов старше сорока лет проигнорировали перемены, произошедшие в российском обществе; они ответили, что их жизнь нисколько не изменилась после распада СССР.

[13] L. Pereira, C. Bresser, J.M. Maravall, A. Przeworski. Economic Reforms in New Democracies: A Social-Democratic Approach (New York: Cambridge University Press, 1993).

[14] R. Rose, W. Mishler. “Political Corruption: The Gap between Perception and Experience,” Aberdeen Studies in Public Policy no. 432, 2007.

[15] V. Shlapentokh. “Russian Patience: A Reasonable Behaviour and a Social Strategy,” Archives Européennes de Sociologie 36, no. 2, (1995): 247–80. R. Rose. “How Patient Are People in Post-Communist Societies?”, World Affairs 159, no. 3 (1996): 130–44.

[16] R. Rose, W. Mishler, N. Munro. Russia Transformed: Developing Popular Support for a New Regime (Cambridge: Cambridge University Press, 2006), 1.

[17] J.S. Hellman. “Winners Take All: The Politics of Partial Reform in Postcommunist Transitions,” World Politics 50, no. 2 (1998): 203–34

[18] Ожидания изменений в сторону «нормализации» не носят линейного характера, поэтому в данном случае применялся множественный дискриминантный функциональный анализ.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

09:17 РЖД перевели все поезда южного направления в обход Украины
08:58 Роструд вывел из «теневой экономики» 6 млн россиян
08:34 Дипмиссии США возобновили выдачу виз в трех городах России
08:01 Глава МВД Германии осудил сожжение флагов Израиля в Берлине
07:43 Трамп назвал лживые СМИ позором Америки
10.12 20:50 Сборная РФ по прыжкам на лыжах с трамплина поедет на ОИ-2018
10.12 20:24 Лариса Гузеева попала в базу данных «Миротворца»
10.12 20:03 Нетаньяху попросил Эрдогана не читать лекции о морали
10.12 19:45 США пообещали «взяться» за Северную Корею
10.12 19:27 Исполком IBU ограничил в правах Союз биатлонистов России
10.12 19:04 «Спартак» разгромил ЦСКА в 20-м туре чемпионата России
10.12 18:47 Участники марша в Киеве выдвинули требования к Раде
10.12 18:31 В Осло вручили Нобелевскую премию мира
10.12 18:07 Саакашвили подал в суд на генпрокурора Украины
10.12 17:49 Россия упустила бронзу в женской эстафете на этапе КМ по биатлону
10.12 17:32 Кандидаты в сборную РФ по тяжелой атлетике сдадут экзамен о допинге
10.12 17:05 Эрдоган назвал Израиль террористическим государством
10.12 16:40 СМИ анонсировали новую проверку российских футболистов на допинг
10.12 16:09 Марш за импичмент Порошенко собрал 2,5 тысячи человек
10.12 15:42 Биткоиновые миллиардеры анонсировали 20-кратный рост курса криптовалюты
10.12 15:09 Россия не попала в призеры мужской эстафеты на этапе КМ по биатлону
10.12 14:58 Минобороны ответило на обвинения Франции в присвоении победы над ИГ
10.12 14:35 Сторонники Саакашвили вышли в Киеве на марш против Порошенко
10.12 14:16 ЛАГ не согласовала санкции против США из-за Иерусалима
10.12 13:50 На «Артдокфесте» сорвали показ фильма о Донбассе
10.12 13:33 Украинский замминистра назвал целью Киева «раздробить Россию»
10.12 13:10 Российский конькобежец установил мировой рекорд
10.12 12:50 Треть опрошенных россиян никогда не читали Конституцию
10.12 12:27 Ежегодный объем взяток в мире оценили в триллион долларов
10.12 12:02 В МОК предложили проводить Олимпиады без флагов
10.12 11:46 Биткоин просел ниже 14 тысяч долларов
10.12 11:33 Премьер Израиля обвинил Европу в лицемерии
10.12 11:11 Росприроднадзор объяснил неприятный запах в Москве
10.12 10:50 Европарламент отметил «милитаризацию» Крыма и Калининграда
10.12 10:33 ФАС отказалась проверять жалобы на предновогоднее подорожание продуктов
10.12 10:15 Украину признали самой бедной страной Европы
10.12 09:58 В Якутии объявлен траур по девяти жертвам ДТП
10.12 09:29 Труппа балета «Нуреев» потребовала освободить Серебренникова
10.12 09:01 ЛАГ призвала мир признать границы Палестины
09.12 21:08 Тысячи посылок застряли на границе из-за эксперимента таможни
09.12 20:36 В Петербурге арестован планировавший теракт таджик
09.12 20:17 Министр обороны Великобритании заявил о «прохладной войне» с Россией
09.12 19:58 Минобороны обвинило ВВС США в создании помех уничтожению ИГ
09.12 19:30 Мужская сборная России по керлингу не квалифицировалась на Игры-2018
09.12 19:03 В МИДе ответили на угрозу санкций из-за РСМД
09.12 18:42 В Париже простились с Джонни Холлидеем
09.12 18:22 Зюганов прокомментировал слова Трампа о коммунизме на коленях
09.12 16:42 Российские саночники и керлингисты решили ехать в Пхенчхан
09.12 16:22 Российские фигуристки взяли золото и серебро в финале Гран-при
09.12 16:12 Ходорковский заявил о поддержке Навального и Собчак
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.