Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
15 декабря 2017, пятница, 06:05
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

23 июля 2008, 09:53

Весна-2008: Депрессия и дежа вю

Резюме

Прошедшая весна не принесла чего-то принципиально нового. В основном все весенние события развивали или более четко обозначали основные тенденции, отмеченные нами ранее.

Размах расистского насилия, как минимум, не сократился, количество бытового ксенофобного насилия медленно, но неуклонно растет, равно как и количество нападений, мотивированных религиозной ненавистью. Развивается практика провоцирования массовых драк.

В серьезной депрессии в настоящее время находятся все наиболее активные организации праворадикального спектра. Им не удалось повторить успехи публичных акций прошлых лет, с одной стороны, и они погрязли во внутренних расколах и конфликтах — с другой.

Некоторые позитивные изменения мы наблюдаем в сфере противодействия ксенофобным проявлениям.

Все большую сплоченность и публичную активность проявляют антифашистские активисты левого толка. Российские футбольные организации внимательнее относятся к проблеме расизма болельщиков.

Уголовное преследование как расистского насилия, так и пропаганды ненависти по сравнению с прошлым годом, как минимум, не снижается. Явно удалось сбить волну неонацистских убийств, прокатившихся по Москве в первом квартале 2008 года. Об улучшении качества обвинительных приговоров пока говорить нельзя, но некоторые позитивные изменения в этой области есть: реже применяется ст. 282 для насильственных преступлений, реже необоснованно приговаривают к лишению свободы пропагандистов ненависти, уже применяются новые, введенные в 2007 году, «антиэкстремистские» поправки в Уголовный кодекс. Впервые за все время существования антиэкстремистского законодательства заработали нормы о публикации федерального списка экстремистских организаций.

Однако неправомерное применение антиэкстремистского законодательства развивается гораздо активнее и, что наиболее тревожно, гораздо логичнее, нежели применение правомерное. И главной проблемой в этой области остается не только очевидная политическая ангажированность преследований. Существуют две проблемы, которые и без наличия политической составляющей дискредитируют эту правоприменительную практику. Во-первых, это отсутствие реальных механизмов, обеспечивающих исполнение требований закона и исключающих его абсурдное толкование (такое, как преследование реконструктора за изображение креста на модели фашистского танка). Во-вторых, это правовой нигилизм и/или низкий профессионализм исполнителей закона, склонных даже к реально общественно опасным активистам, организациям и СМИ ультраправого толка применять закон произвольным образом.

Подготовлено под редакцией Александра Верховского.

Проявления радикального национализма

Насилие

После серьезного всплеска насилия, отмеченного в зимние месяцы 2008 года, прошедшей весной ситуация несколько стабилизировалась. За период марта-мая 2008 года, по данным мониторинга Центра «СОВА», пострадало не менее 122 человек, 22 из которых погибли. За аналогичный период 2007 года погибло 23 человека и 135 было ранено. Однако, на наш взгляд, говорить об улучшении ситуации и о «стабилизации насилия» нельзя. Не вызывает сомнений, что информация о многих нападениях, особенно тех, которые не закончились гибелью людей, просто не становится известна [1]. Кроме того, только сейчас стремительно растут сведения о количестве пострадавших за 2007 год [2]; безусловно, и нынешние данные будут еще долго корректироваться в сторону повышения. Единственное, о чем можно говорить с уверенностью, это что правоохранительным органам удалось сбить волну убийств, прокатившуюся по Москве в январе-феврале 2008 года.

В целом же за первые пять месяцев 2008 года от расистского и неонацистски мотивированного насилия пострадало не менее 246 человек, 59 из которых погибли. Помимо Москвы (36 погибших и 89 раненых) и Петербурга (12 погибших, 18 раненых), традиционно лидирующих по количеству жертв, насильственные инциденты зафиксированы еще в 22 регионах. При этом тревожную динамику роста нападений мы вновь видим в Воронеже. Мы неоднократно отмечали, что после громких процессов 2005–2006 годов активность неонацистов в регионе снизилась, причем это отмечали не только представители государства, но и правозащитные организации региона. Теперь же мы вновь можем наблюдать рост количества инцидентов: на сегодняшний день нам известно об 11 пострадавших в области (в том числе один погибший). И это лишь немногим уступает прошлогоднему годовому показателю — 16 пострадавших.

Совершенно очевидно, что в качестве объекта нападения приоритетной группой для наци-скинхедов в настоящее время являются выходцы из Центрально-азиатского региона — на них приходится более трети от общего количества жертв (33 убитых, 58 раненых).

Если ранее основными жертвами неонацистов были мужчины, а женщины и дети составляли скорее исключения из правил, то теперь о нападении на последних становится известно все чаще и чаще. И это только подтверждает тезис о росте жестокости неонацистов.

Не новым, но все более заметным явлением становится участие в неонацистских нападениях девушек. Это видно не только из описаний нападений, но и из судебных приговоров (например, только весной 2008 года за расистское насилие и пропаганду было осуждено не менее трех женщин, еще не менее двух проходят по еще незавершенным уголовным делам).

Надо отметить, что резко сократилось количество сообщений о нападениях неонацистов на представителей левой и антифашистской молодежи и альтернативных наци-скинхедам субкультур. И это также связано, скорее всего, не с тем, что реально сократилось число атак, а с тем, что сами пострадавшие не заинтересованы в том, чтобы подобная информация становилась известна, так как зачастую рассматривают эти нападения как элемент собственной «войны» с неонацистами. При этом еще раз подчеркнем, жертвами этой «войны» могут быть и посторонние люди, как, например, погибший 16 марта 2008 г. Алексей Крылов (смерть которого стала наиболее резонансным преступлением весны 2008 года).

Напомним, концерт групп, популярных в антифашистской молодежной среде, должен был пройти в клубе “Art Garbage”, расположенном в районе метро «Китай-город». О том, что неонацисты готовят нападение на посетителей концерта, было известно заранее, и основная часть зрителей шла в клуб большими группами, готовыми к атаке. Нападению же подверглась компания из нескольких человек, которые не принадлежали к антифа-движению. В результате этой атаки Алексей Крылов погиб, еще одна девушка чудом избежала серьезных ранений. Сам же концерт был отменен организаторами: сначала в клубе был распылен слезоточивый газ, а затем поступило сообщение о заложенной в помещении бомбе. Кстати, это не первый случай, когда именно сообщением или реальной угрозой взрыва срываются панк-концерты. В 2007 году таким образом были сорваны концерты в Петербурге и Ижевске.

Основными субъектами насилия по-прежнему остаются наци-скинхеды, но, как и прежде, были зафиксированы инциденты, с ними не связанные. Например, уже второй год подряд возникает конфликтная ситуация, спровоцированная именно этнической враждой, между группами армянских и азербайджанских студентов на ежегодном празднике, проводимом 1 мая в Российском университете дружбы народов. В Новосибирской области одной из версий самоубийства курсанта Новосибирского военного института Минобороны стала версия проявлений национальной ненависти к нему, этническому татарину, со стороны других курсантов. А в Чукотском автономном округе пьяный судебный пристав ворвался в протестантский молельный дом и открыл стрельбу боевыми патронами по прихожанам (к счастью обошлось без жертв).

Весной 2008 года было зафиксировано несколько нападений, явно мотивированных не этнической, а религиозной ненавистью. В частности, 23 марта в Нижнем Новгороде было совершено нападение на членов «Общества сознания Кришны», в результате которого пострадал один человек; 2 апреля в Кузнецке Пензенской области несколько человек напали на пастора церкви «Живое слово»; 11 мая в московском метро была избита женщина, причем поводом для нападения стала ее мусульманская одежда. Впрочем, в целом нападения с ярко выраженным мотивом религиозной ненависти по-прежнему остаются редкостью и, как правило (за исключением мусульман), носят ситуативный характер. Например, нападение в Пензенской области, скорее всего, связано с актуализировавшейся весной ситуацией с группой верующих, ушедших в затвор в ожидании конца света [3]. Однако серьезную тревогу вызывает явное расширение географии таких инцидентов.

Вандализм

Основной формой выражения религиозной неприязни являются акты вандализма по отношению к культовым и мемориальным объектам. С начала года нами зафиксировано не менее 29 актов вандализма в отношении этих объектов (14 еврейских, 8 православных, 5 мусульманских и 2 протестантских), причем 19 из них (10 еврейских, 7 православных и 2 мусульманских) приходятся на весенние месяцы. Еще 11 инцидентов (в том числе — 9 за период марта-мая 2008 года) связано с так называемым «идеологическим» вандализмом — осквернением мемориалов воинам, погибшим во время Великой Отечественной войны, неонацистскими граффити и т.п. Отметим, что количественного роста инцидентов, по сравнению с прошлым годом, мы не наблюдаем (в 2007 году за этот же период был зафиксирован 31 акт вандализма, в том числе 20 — в весенние месяцы). Однако и здесь мы сталкиваемся с очевидными сложностями в получении информации. Так, например, об осквернении Владивостокской синагоги в начале апреля стало известно лишь из сообщений праворадикальных сайтов несколько недель спустя после самого инцидента.

Особенно активизировались вандалы накануне празднования Дня Победы, когда в течение нескольких дней были осквернены воинские мемориалы в Петербурге, Подмосковье, Нижнем Новгороде, а еще в нескольких городах ультраправые пытались вывесить плакаты и растяжки с неонацистскими символами и лозунгами.

Акции по нанесению неонацистских граффити все чаще носят организованный характер. Наиболее масштабная из них координируется через интернет. При этом представлена и устроена она «поуровнево», аналогично компьютерным играм: действия усложняются от ступени к ступени, от простого рисования граффити по трафарету к угрозам физической расправы конкретным людям, публикации их персональных данных. Так, в феврале-марте 2008 года в качестве одного из заданий в интернете был опубликован список (затем растиражированный многими неонацистскими и ультраправыми интернет-ресурсами) с домашними адресами, контактными телефонами, а позже и фотографиями целого ряда людей, которых неонацисты считают «врагами русского народа». Список этот включал персональные данные не только тех, кого ультраправые (отметим, в некоторых случаях абсолютно необоснованно) считают причастными к антифашистской деятельности, но и членов Общественной палаты, журналистов, высокопоставленных сотрудников прокуратуры и судей Верховного суда России. Подобные списки не раз появлялись в интернете, но персональными данными они сопровождаются крайне редко [4]. Между тем в интернете не только распространяются угрозы и персональные данные людей, названных «врагами русского народа», но — как одно из заданий этой «игры» — появились имитации (как мы надеемся) «казней» людей неславянской внешности [5].

Деятельность ультраправых групп

После длительного затишья активизировалась деятельность праворадикальных организаций, которые, по всей видимости, попытались преодолеть депрессию, связанную с разочарованиями избирательных кампаний (федеральной и местными) и, возможно, непривычно широкими арестами неонацистов в Москве и Подмосковье.

Подробно об избирательной кампании в местные органы власти мы уже писали в обзоре зимних событий [6]. Здесь же отметим, что несмотря ни на какие ухищрения (выдвижение от КПРФ, маскировка ксенофобной риторики под социальными лозунгами и т.п.) даже относительно свободные местные выборы были в целом неудачны для праворадикальных активистов: в Москве им с трудом удалось провести четырех кандидатов, а в Ярославле и Волгограде праворадикалы вообще остались без мандатов.

Первые попытки преодолеть послевыборную апатию были предприняты 19 апреля, накануне дня рождения Гитлера. Коалиция ультраправых организаций во главе с Движением против нелегальной иммиграции (ДПНИ) попыталась провести всероссийскую акцию «в поддержку русских политзаключенных», аналогичную той, что проводилась в январе 2007 года — тогда митинги и пикеты были проведены не менее чем в 16 городах России. Однако на этот раз мероприятие прошло лишь в трех городах — Москве, Новосибирске и Волгограде (где, кстати, митинг состоялся во многом благодаря активности вернувшегося из заключения Игоря Могилева). Да и по численности они были гораздо скромнее, нежели в 2007 году (московский митинг собрал не более 300 человек). Не более 400 человек присутствовало и на первомайском шествии, второй год подряд проводящемся под эгидой ДПНИ около Всероссийского выставочного центра. Отметим, что, вероятно, впервые за всю практику проведения подобных мероприятий, успешно подготовились к шествию ультраправых московские антифашисты, расклеившие антирасистские листовки и нарисовавшие соответствующие граффити и лозунги по всему маршруту следования ультраправой колонны — эти надписи привлекли гораздо большее внимание журналистов, нежели сама демонстрация, которая проходила довольно вяло.

Куда более массовым был организованный Евразийским союзом молодежи (ЕСМ) «Сербский пасхальный марш». Но здесь, безусловно, надо учитывать специфику организаторов: в отличие от ДПНИ, ЕСМ — организация прокремлевская, всячески демонстрирующая лояльность нынешнему политическому режиму, играющая роль «политических штурмовиков», которые провоцируют беспорядки на мероприятиях политической оппозиции, осуществляющая акции идеологически и религиозно мотивированного вандализма.

Пасхальный марш прошел в Москве 27 апреля 2008 г. по маршруту «Русского марша-2007» — по набережной Тараса Шевченко, фактически изолированной от посторонних наблюдателей. По некоторым оценкам, он собрал до тысячи человек. И в основном это были отнюдь не члены ЕСМ, сами по себе довольно малочисленные [7]. Марш интересен не только тем, что часть националистов согласилась выступить без собственной символики под знаменами организации, явно конкурирующей с целым рядом «главных» игроков московской праворадикальной среды, но и тем, что ультраправые выступили совместно с прокремлевской «Россией молодой», а среди выступавших наряду с радикальными православными фундаменталистами игуменом Кириллом (Сахаровым) и лидером Союза православных хоругвеносцев Леонидом Симоновичем (Никшичем) был и депутат Госдумы от «Единой России», лидер «Румола» Максим Мищенко. Это первый известный нам пример совместного мероприятия не только на уровне рядовых участников (совместные пикеты перед посольствами различных стран стали уже обыденной практикой), но и на уровне ораторов. И это прекрасная иллюстрация того, что сейчас причиной давления на организации является не незаконность деятельности, а нелояльность политическому руководству.

Отметим также попытку провоцирования массовой драки 27 апреля 2008 г. в Александровском саду. За несколько дней до этой даты на праворадикальных сайтах стали распространяться сообщения о том, что представители кавказской молодежи якобы собираются 27 апреля «испортить русским Пасху»: собраться вместе, танцевать лезгинку и — в случае нападений наци-скинхедов — подраться. К сожалению, нам не удалось найти самих призывов, на которые ссылаются праворадикалы (все цитаты восходят исключительно к активистам ультраправого интернета), поэтому сложно судить, была ли такая договоренность на самом деле. 27 апреля ультраправые (в небольших, насколько можно судить, количествах) устроили в Александровском саду «пасхальные гуляния» под присмотром усиленных нарядов милиции, которые были предупреждены о возможных драках. Никаких беспорядков не произошло.

Уже в летние месяцы тенденция взаимного провоцирования массовых драк между группами ультраправых и кавказской молодежи стала очевидной [8]. Однако весной далее этого инцидента дело не пошло.

Зато явно обостряется противостояние, в том числе мотивированное националистически, между болельщиками различных футбольных команд. В частности, на выездных играх команд из Нальчика и Грозного вывешивают баннеры типа «Буданов — герой России», провоцируют драки с участием фанатов. По всей видимости, не остаются в долгу и болельщики кавказских команд, хотя об их поведении и мотивации известно меньше. Наиболее крупным конфликтом, ассоциирующимся с футбольными болельщиками, стала драка в городе Приэльбрусье 19 апреля 2008 г. (накануне матча нальчикского и московского «Спартака»), в результате которой три московских болельщика были госпитализированы с побоями и ранениями от травматического оружия. Версии происшествия рознятся. По одной драку затеяли местные фанаты под антирусскими лозунгами, по другой виновниками произошедшего были москвичи, устроившие пьяный дебош в одной из местных гостиниц [9].

Со второй половины апреля вновь, как это случалось и в прошлом году, начали выплескиваться наружу скрытые ранее от посторонних наблюдателей внутренние конфликты. Они, как и общая депрессия, были, по всей видимости, спровоцированы разочарованием от избирательных кампаний [10] и давлением на лидеров неонацистских и ультраправых организаций со стороны правоохранительных органов.

В конце апреля о выходе из Национал-социалистического общества (НСО) заявил его лидер Дмитрий Румянцев, якобы обосновав свое решение тем, что не готов руководить организацией, в которой значительная часть членов ему не доверяет [11]. Оппоненты Румянцева, в свою очередь, обвиняют его в финансовой нечистоплотности (растрате партийных денег) и лояльности власти, связанной со стремлением к официальной регистрации организации. Это привело к расколу группы, подконтрольной Румянцеву (напомним, что в сентябре 2007 года НСО уже пережила один раскол).

В начале мая в связи с арестом лидера Партии свободы (ПС) Юрия Беляева политсовет организации заявил о провокаторской деятельности Дениса Тананина — лидера Московского регионального отделения ПС. Впрочем, не вполне понятно, есть ли у Тананина какие-либо сторонники и можно ли в этом случае говорить о расколе, или же речь идет о персональном конфликте, связанном с довольно циничным по форме, но вполне рациональным заявлением Тананина о необходимости изменений в курсе и руководстве партии в связи с арестом ее лидера.

Но, безусловно, наиболее значимым событием стал раскол в ДПНИ. Официально о нем стало известно 19 мая, когда было обнародовано заявление о реорганизации в руководстве ДПНИ и возложении обязанностей лидера движения на А. Белова (напомним, до этого момента А. Белов всегда представлялся как представитель ЦОС ДПНИ). Из заявлений, опубликованных на официальном сайте организации, было ясно, что раскол произошел, в частности, из-за намерения преобразовать ДПНИ из сетевой структуры, каковой она является в настоящее время, в некую партийную структуру — с уставом и фиксированным членством. Первоначально раскол проходил между группами, поддержавшими братьев Поткиных (Александра Белова и Владимира Басманова), и теми, кто выступил на стороне лидера Московского отделения Александра Михайлова. Впоследствии с антибеловских позиций выступил и Дмитрий Зубов — лидер Национального союза студентов, заявлявший о своем выходе из ДПНИ из-за конфликта с Беловым еще перед Русским маршем-2007. На момент написания доклада (июнь 2008 года) в интернете идет активная полемика между сторонниками и противниками братьев Поткиных и стандартная взаимная дискредитация оппонентов (от возобновившейся в очередной раз апелляции к еврейскому происхождению Белова до обвинения в провокаторстве и сотрудничестве со спецслужбами).

Другие проявления национализма

Как и прежде, становятся известны случаи как откровенно дискриминационного поведения со стороны коммерческих предприятий, так и эпизодов, связанных со скрытой или явной пропагандой неонацистской символики либо использования изображений военной техники Вермахта для поздравления российских ветеранов с Днем Победы. Обычно после возникновения скандала это представляется как техническая ошибка исполнителя [12]. Однако иногда такая интерпретация представляется малоубедительной.

Например, весной 2008 года наиболее громким стал скандал с размещением накануне майских праздников на улицах Екатеринбурга [13] рекламного плаката банка «Драгоценности Урала», в котором утверждалось, что с 14 апреля по 31 мая банк проводит приуроченную к празднованию Победы рекламную акцию по вкладу «Пенсионный», по которой процентная ставка вклада составляет 14,88%. Символика акронима «14,88» была моментально прочитана и расшифрована именно как неонацистская (14 — от популярных в неонацистской среде «14 слов Дэвида Лейна» (расистского девиза), 88 — широко известное сокращение от «Хайль Гитлер»). Разразился скандал. Реагируя на него, представители банка якобы заявили, что совпадение процентной ставки с неонацистским акронимом является случайностью и учреждение не собирается «реагировать на всякий бред в сети» [14]. Между тем официальное сообщение о рекламной акции, распространенное пресс-службой банка, говорит о том, что в ее рамках процентные ставки по вкладу составляют от 11,5% до 13,5% годовых [15]. То есть говорить о «случайном совпадении» несуществующей процентной ставки и известного акронима не приходится. Остается только гадать, действительно ли кто-то в руководстве банка симпатизирует неонацистам и таким образом выразил с ними свою солидарность, или же банк решил, что для рекламы хороши все, в том числе и такие, средства. Отметим, что банк так и не отмежевался от скандальной рекламы, и ни о какой реакции банковского и рекламного сообществ на эту рекламу нам не известно. И сам факт того, что банк не видит ущерба для имиджа в «неонацистском» скандале, а соответствующие корпорации не выражают своего неодобрения подобному рекламному ходу, само по себе является достаточно серьезным показателем размытости «границ дозволенного» в публичном поведении.

А в Петербурге был зафиксирован случай открытой дискриминации по этническому принципу. В конце апреля стало известно, что в одном из ночных клубов Санкт-Петербурга было помещено объявление, в котором со ссылкой на правила клуба запрещался вход «лицам кавказской национальности». Администрации заведения было вынесено прокурорское представление о необходимости соблюдения антиэкстремистского законодательства и наложено дисциплинарное взыскание (правда, нам неизвестно, какое).

Противодействие радикальному национализму

Общественная активность

Помимо традиционных направлений деятельности общественных организаций России в противодействии расизму и ксенофобии, отметим несколько явлений, в основном носящих ситуативный характер.

Все большую публичную организованность демонстрируют левые и неполитические молодые антифашисты. К сожалению, обычно поводом для таких акций становятся трагические события, в первую очередь убийства. Так, в 2007 году общероссийский масштаб приобрели акции памяти погибшего в августе в Ангарском эколагере Ильи Бородаенко. Весной 2008 года акции были организованы в память о погибшем в Москве Алексее Крылове. 19 марта митинг и шествие его памяти прошел в Москве, а 25 марта — в Петербурге. Сообщалось о 250 и 150 участниках соответственно, но на видеозаписях манифестаций, выложенных в интернете, видно, что участников было больше, — и это необычно много для подобных мероприятий, особенно если учесть, что они всегда сопряжены с вполне реальной опасностью для жизни его участников (и в Москве, и в Петербурге неонацисты на них пытались напасть). Примечательно и поведение милиции: в финале обоих шествий она задерживала участников, но мероприятия провести все же дала.

Другой заметной чертой общественного противодействия стало то, что проблемой расизма болельщиков постепенно начинают заниматься футбольные организации, тем более что на фоне успешного выступления отдельных клубов на международной арене это становится важным для сохранения имиджа клубов [16]. Причем внимание проблеме уделяют как Российский футбольный союз (РФС) (оштрафовавший, в частности, ФК «Торпедо» за расистские выкрики в адрес темнокожего игрока соперников), так и отдельные клубы, видимо, не удовлетворенные пассивностью РФС. Так, о намерении «очистить от расизма трибуны лучшего стадиона страны» заявило руководство клуба «Локомотив» после инцидента с уже упоминавшимся баннером «Буданов — герой России». Акцию клуба поддержала телепрограмма «Футбольный клуб» во главе с комментатором Василием Уткиным, известным тем, что он постоянно обращается к необходимости противодействию расистским проявлениям на футболе. И заявления эти уже сыграли некоторую роль. В частности, некоторые фанаты-расисты стали видоизменять баннеры таким образом, что их неонацистский смысл становится непонятным практически никому, кроме совсем узкого круга «посвященных». Это, безусловно, снижает эффективность воздействия таких плакатов на футбольную и околофутбольную аудиторию.

Законотворчество

В отличие от 2007 года, активность в направлении дальнейшей модификации антиэкстремистского законодательства после выборов парламента и президента резко снизилась. Не считая упоминавшихся в прессе предложений Генпрокуратуры, которые носили явно предварительный характер и до сих пор не обрели форму законопроекта [17], весной 2008 года был принят и 6 мая вступил в силу только один закон, необходимый, но носящий сугубо технический характер [18]. По нему в несколько действующих законов были внесены изменения, которые позволили осуществлять ряд функций не «органу юстиции» (Минюсту), как это ранее было закреплено законами, а «федеральному органу государственной регистрации» (Росрегистрации). Только вследствие принятия этого закона ФРС получила, в частности, функции, предусмотренные законом «О противодействии экстремистской деятельности», то есть обязанность вести список экстремистских организаций и обязанность контролировать любые организации на предмет наличия в них признаков экстремизма, включая право ФРС выносить предупреждения и подавать иски об их ликвидации или запрете. Таким образом, была окончательно ликвидирована техническая ошибка, существовавшая с 2004 года, о которой мы неоднократно писали. Напомним, коллизия заключалась в том, что при реорганизации системы федеральных органов исполнительной власти 2004 года при разработке нормативных актов Министерство юстиции утратило функции ведения федеральных списков экстремистских материалов и организаций, а Росрегистрация не приобрела. Функция ведения реестра экстремистских материалов была возложена на ФРС указом президента в мае 2006 года, про реестр же экстремистских организаций вновь забыли. Эту лакуну и восполнил вступивший в силу майский закон.

Однако фактически действовал он всего лишь неделю. Уже 12 мая 2008 г. новый президент Дмитрий Медведев подписал указ, утвердивший очередные изменения в структуре федеральных органов исполнительной власти [19]. По нему, в частности, функции, связанные с регистрацией политических, общественных и прочих некоммерческих организаций (а по нынешней логике закона — и функции ведения реестров экстремистских организаций и материалов), были возвращены Минюсту. Росрегистрация передана в ведение Минэкономразвития с сохранением регистрирующих функций по коммерческим сделкам. Более того, предполагается, что до 1 октября 2008 г. будет разработан план по упразднению ведомства вообще. На практике же это означает, что с середины мая деятельность по ведению списков практически заморожена: Росрегистрация ее уже прекратила, а Минюст — еще не начал.

Уголовное преследование

Насилие

Весной 2008 года было вынесено не менее 10 обвинительных приговоров в отношении 28 человек [20] за насильственные преступления, в которых был учтен мотив ненависти (два в Москве, по одному в Петербурге, Омске, Ярославле, Иваново, Краснодаре, Московской, Пензенской и Свердловской областях) [21]. При этом лишь в трех из этих приговоров обвиняемым для обозначения мотива ненависти вменялась ст. 282, в остальных случаях вменялись другие статьи УК с квалифицирующим признаком ненависти — от убийства и истязания до нанесения легкого вреда здоровью по мотиву ненависти. Безусловно, говорить о том, что произошло позитивное изменение правоприменительной практики в сторону отказа от вменения «пропагандистской» ст. 282 за насильственные преступления, пока не приходится, однако мы впервые видим, что приговоры по ст. 282 составили лишь треть от общего числа обвинительных приговоров.

Всего же за пять месяцев 2008 года за насильственные преступления было вынесено не менее 12 обвинительных приговоров против 31 человека.

Главным весенним событием стал приговор, вынесенный по делу о взрыве Черкизовского рынка 21 августа 2006 г. Тогда в результате взрыва погибли на месте или позже скончались в больнице 14 человек, и еще более 60 были ранены. После задержания подозреваемых выяснилось, что члены группы причастны еще не менее чем к восьми взрывам. Кроме того, нескольким обвиняемым вменялось убийство армянского юноши Вигена Абрамянца, которое, напомним, произошло 22 апреля 2006 г. на станции метро «Пушкинская» на глазах множества людей.

30 апреля 2008 г. коллегия присяжных вынесла обвинительный вердикт в отношении всех восьмерых обвиняемых, а 15 мая на основе этого вердикта был вынесен приговор, по которому четверо обвиняемых приговорены к пожизненному заключению (одному назначено также принудительное психиатрическое лечение), еще два обвиняемых были осуждены на 20 и 13 лет лишения свободы, и двое — на два года. Важно, что эта акция ультраправых была квалифицирована как террористическая [22].

Отметим, что из 10 обвинительных приговоров два вынесены по эпизодам, в которых присутствовал корыстный мотив, — это дела о нападении на граждан Турции в Москве и дело об избиении армянской девочки в Ярославской области. В последнем случае приговор был вынесен за преступление, судя по всему, обусловленное бытовой ксенофобией. В нападении на 15-летнюю армянскую девочку в 2007 году участвовали три школьницы, которые более 40 минут издевались над пострадавшей, а затем отобрали у нее мобильный телефон и деньги. Приговор же был вынесен только в отношении одной из преступниц, да и то условный, две другие соучастницы еще не достигли возраста уголовной ответственности. Однако при этом нужно отметить, что в квалификации этого преступления была использована не ст. 282, а довольно редкая для подобного рода дел ст. 117 (истязания) с квалифицирующим признаком ненависти — это всего лишь второе известное нам судебное решение с такой квалификацией.

Отметим, что три из весенних приговоров по насильственным преступлениям вынесены с использованием обновленных в 2007 году статьям УК, дополненных мотивом ненависти как квалифицирующим признаком. Это приговоры в Омске и Пензенской области (ст. 115, легкий вред здоровью, нанесенный по мотиву ненависти) и в Краснодарском крае (ст. 116, побои, нанесенные по мотиву ненависти). Ранее мы отмечали, что законодательные нововведения начинают работать с серьезной задержкой. Сейчас же менее чем за год действия поправок вынесено не менее четырех обвинительных приговоров по обновленным статьям УК, и это показывает, что, в отличие от неясных, навязанных правоохранителям сверху нововведений 2002 года, на изменения УК 2007 года, видимо, был серьезный практический запрос «снизу» [23].

Весна 2008 года ознаменовалась вынесением еще одного знакового обвинительного приговора, в котором, впрочем, мотив ненависти учтен не был. 30 мая 2008 г. в Забайкальском крае (бывшей Читинской области) завершился суд по делу об азербайджанском погроме в селе Харагун. Напомним, весной 2006 года после бытовой драки в поселке начался погром этнических азербайджанцев, в результате которого различные травмы получили не менее 12 человек (один из которых позже умер), сожжены и искорежены 17 грузовых и легковых машин, сожжены и разграблены 8 домов.

Всего по делу проходило 32 человека. Все они признаны виновными в участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 212), призывах к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывах к насилию над гражданами (ч. 3 ст. 212), умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, совершенному организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 111), и угрозах убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119) УК РФ. Напомним, еще один человек, виновный в смерти одного из пострадавших, был осужден в 2007 году.

Большинство осужденных получили условные сроки, однако 12 человек были приговорены к реальному лишению свободы с отбыванием в исправительных колониях строго и общего режима (от 3,5 до 6 лет) и один был признан невменяемым.

Несмотря на условные сроки большинства фигурантов и явное желание суда минимизировать наказание участникам погрома [24], стоит отметить, что на сегодняшний день это первый известный нам случай наиболее полного расследования этнического погрома (хотя наличие мотива ненависти правоохранительные органы отрицали — на том основании, что среди пострадавших есть и этнические русские). Похоже, прокуратуре удалось выявить и наказать основных (явно не всех, так как в погроме участвовало около сотни человек) участников беспорядков. Важно, что еще в 2007 году в связи с этим конфликтом дело о бездействии районных властей рассматривалось, по обращению прокуратуры, в суде, который обязал местную администрацию принять ряд мер по профилактике таких конфликтов в дальнейшем (и это также первый известный нам случай подобной практики). Особенно впечатляют масштабы следствия на фоне расследования погромов в Кондопоге, где, напомним, к ответственности за погромы были привлечены лишь 12 человек, получившие условные сроки без каких-либо дополнительных санкций. И наконец, прокуратура Читинской области (Забайкальского края) постоянно и подробно информировала о ходе следствия, обосновывая свою позицию по тем или иным деталям, и жестко и решительно пресекала попытки националистических спекуляций на этом деле [25]. Таким образом, «Харагунское дело» является наиболее удачным и полным примером не только самого расследования такого конфликта, но и целого комплекса мероприятий, пресекающих сопутствующую ему активность праворадикальных группировок, предупреждающих проявления бытовой ксенофобии и появление ксенофобных публикаций в СМИ различного толка (от праворадикальных листков до респектабельных изданий).

Пропаганда

Не снижается и активность в преследовании ксенофобной пропаганды. В течение весны было вынесено не менее девяти обвинительных приговоров в отношении 14 человек (два в Самаре, и по одному в Петербурге, Улан-Удэ, Курске, Казани, Махачкале, Воронеже и Липецке).

Пятеро из осужденных получили условные сроки без каких-либо дополнительных санкций, причем трое из них — не случайные расклейщики листовок или националистически настроенные участники интернет-форумов (то есть люди, в отношении которых такое наказание было бы адекватным), но реальные активисты ультраправых организаций.

В частности, лидера НСО Дмитрия Румянцева Воронежский суд приговорил к году лишения свободы условно без каких-либо дополнительных санкций. В случае Румянцева мы сталкиваемся с той же коллизией, что и несколькими месяцами ранее — в случае Максима (Тесака) Марцинкевича. Как и Марцинкевича, Румянцева судили не за основную деятельность (руководство неонацистской организацией, которая, как минимум, открыто пропагандирует расизм и насилие на почве ненависти), а за отдельное выступление на одном из митингов. Однако в случае с Тесаком суд при назначении наказания явно принял во внимание общественную опасность подсудимого, в случае же с Румянцевым по каким-то причинам это учтено не было, и, соответственно, Румянцев остался на свободе. Впрочем, можно предположить, что сам факт обвинительного приговора стал одной из причин раскола НСО, о котором мы упоминали выше.

Однако главным приговором весны, безусловно, стал приговор в отношении шести активистов Казанского РНЕ. Приговор был вынесен 26 мая 2008 г. Советским районным судом Казани. Помимо целого ряда статей, которые вменялись казанским ультраправым [26], все они были признаны виновными в организации и участии в сообществе, признанном судом экстремистским (ст. 282.2). И это первый известный нам приговор по данной статье, который вынесен не в отношении членов «Хизб ут-Тахрир». Лишь один из осужденных отделался условным наказанием, остальные же не только получили реальные сроки (от штрафов до 7 лет лишения свободы), но троим осужденным, помимо прочего, суд запретил работать по специальности [27]. И это единственный за весну приговор, не только связанный с лишением свободы (как нам кажется, вполне обоснованно), но и сопряженный с подобным запретом.

Всего же с начала года за пропаганду было вынесено не менее 17 обвинительных приговоров в отношении 22 человек. При этом условные сроки без дополнительных санкций получили 8 человек, а лишение свободы — 7, причем лишь для одного из них (майкопский студент, разместивший в интернете видеоролик расистской расправы над уроженцами Таджикистана и Дагестана, приговор в отношении которого вступил в силу только в марте 2008 года) — наказание, на наш взгляд, неадекватно сурово. И лишь упомянутый приговор активистам РНЕ содержит запрет на деятельность.

То есть нельзя говорить, что качество приговоров, выносимых за пропаганду, сильно улучшилось, зато сократилось количество приговоров, необоснованно сопряженных с лишением свободы.

Впрочем, весной был отмечен случай, когда логика здравого смысла, продемонстрированная одним из судов Самарской области, вступила в конфликт с логикой ведомства, явно заинтересованного в раздувании отчетности по борьбе с экстремизмом [28].

Речь идет о расследовании дела создателя праворадикального сайта «Skin-Head» и попытке признания материалов этого ресурса экстремистскими. Еще в июне 2007 года в Новокуйбышевске (Самарская область) было возбуждено уголовное дело по ст. 282 против некоего Дениса Дорофеева, создавшего в интернете сайт праворадикальной тематики. Уже в январе 2008 года, параллельно расследуемому делу, прокуратура обратилась в суд с требованием признать сайт экстремистским материалом. Как можно судить по нашим данным, практика эта достаточно широко распространена: если материал признается экстремистским ранее завершения уголовного процесса, то это становится одним из аргументов уголовного обвинения, хотя гражданско-правовое решение не может предопределять уголовно-правовое; если же гражданский иск рассматривается позже, то уголовный приговор действительно подкрепляет гражданский иск. Приоритетного порядка судебных решений в подобных ситуациях нет.

В Новокуйбышевске суд отказал в рассмотрении гражданского иска, мотивируя свой отказ тем, что при наличии уголовного дела, предметом которого является именно те же материалы, которая прокуратура требует запретить, экстремистский характер материалов будет установлен (или не установлен) в уголовном процессе. Решение, на наш взгляд, вполне логичное, основанное на установленном законом вышеупомянутом приоритете уголовного процесса над гражданским, на здравом смысле и наконец на нежелании фактически дублировать собственные решения в двух процессах по одному и тому же предмету. Однако прокуратура не согласилась с подобным решением суда и обжаловала его в суде второй инстанции. 3 марта 2008 г. определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда отказ Новокуйбышевского суда был признан необоснованным. Такое решение областного суда и поведение прокуратуры нельзя назвать неправомерными: противозаконность размещенных на сайте материалов не вызывает сомнений, и есть вполне сложившаяся практика параллельного рассмотрения. Однако, по существу, похоже, что здравый смысл и правовая культура, проявленные районным судом, уступили чиновничьей логике, заинтересованной в раздувании отчетности.

Весной произошло и еще одно знаковое событие. В марте 2008 года в Хабаровске было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 136 (нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина, совершенное с использованием служебного положения) против преподавателя колледжа за дискриминацию верующих студентов. Дело было возбуждено по коллективному заявлению родителей верующих студентов, которые утверждали, что преподаватель выгонял их детей с занятий, аргументируя это тем, что «верующие люди не должны учиться, а должны сидеть дома» и под тем же предлогом отказывался аттестовывать учащихся. Это крайне редкий пример хотя бы попытки применения ст. 136 УК РФ (а о приговорах, вынесенных по ней, нам и вовсе неизвестно) [29].

Список экстремистских материалов

Весной активно пополнялся федеральный список экстремистских материалов. За три месяца он был обновлен четырежды (14 марта, 5 апреля, 16 и 28 мая 2008 г. [30]). К концу мая в список было добавлено 58 наименований и длина списка достигла 141 пункта [31]. Отметим действительно оперативное пополнение списка — по десяти из этих материалов судебные решения были вынесены в марте и апреле 2008 года, еще семь материалов, признанных экстремистскими весной, уже к концу мая были внесены в общий список, опубликованный на сайте Росрегистрации («РГ» опубликовала это обновление лишь 16 июня). При этом значительная часть запретов, на наш взгляд, неправомерна (см. об этом ниже). Один же из них попросту абсурден: под № 128 в федеральный список было внесено «Сообщение (листовка), размещенное Втулкиным Александром Александровичем на странице информационно-политического портала “zaks.ru” и на веб-сайте “Агентства журналистских расследований”…» Напомним, речь идет об угрозах в адрес Валентины Матвиенко, размещенных на интернет-форуме еще в 2004 году [32]. Решение это нельзя назвать неправомерным, так как высказывания Втулкина действительно носили радикально-ксенофобный характер. С другой стороны, запись на форуме была очень быстро удалена, и трудно представить, что она сохранилась где-либо, кроме материалов уголовного дела. То есть фактически судебное решение было вынесено по уже несуществующему материалу.

31 материал, включенный в список весной 2008 года, — мусульманский, видимо, они изъяты по делам, связанным с уголовным преследованием исламских фундаменталистов (в первую очередь, членов «Хизб ут-Тахрир»). Еще 17 — это материалы неонацистского характера (как, например, 12 песен группы «Циклон Б») и агитационные листовки ультраправых групп или (как в случае с Втулкиным) активистов. Остальное — это антисемитские материалы и два материала радикальных алтайских неоязычников.

Всего же весной было вынесено не менее 17 судебных решений, в результате которых было признано экстремистскими не менее 29 наименований.

Наиболее бесспорным из этих решений, на наш взгляд, является признание экстремистским уже упоминавшегося выше видеоролика с убийством уроженцев Таджикистана и Дагестана, появившегося в интернете в августе 2007 года. Решение это, вынесенное Новгородским городским судом 17 марта 2008 г., стало первым известным нам прецедентом признания экстремистским видеоролика.

Список экстремистских организаций

Весной 2008 года, спустя почти шесть лет после вступления в силу закона «О противодействии экстремистской деятельности», наконец-то заработала норма о ведении и обязательной официальной публикации федерального списка экстремистских организаций. Причем еще в начале апреля 2008 года, до вступления в силу упоминавшегося выше закона, наделяющего Росрегистрацию данной функцией, она по собственной инициативе опубликовала на своем сайте первый «Перечень общественных и религиозных объединений, иных некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О противодействии экстремистской деятельности”». Как и в случае с реестром экстремистских материалов, перечень оказался неполон и включал в себя шесть организаций. В настоящее время, насколько нам известно, экстремистскими признано не менее 10 организаций, иминимум два из этих запретов — Национал-большевистской партии и «Нурджулар», — на наш взгляд, неправомерны. Однако сам факт публикации списка, безусловно, позитивен.

Говоря о признании организаций экстремистскими, стоит отметить мартовское судебное решение в отношении Рязанской городской общественной патриотической организации «Русское национальное единство» (РГОПО РНЕ). Сама организация давно уже была вполне самостоятельной праворадикальной группой, активно действующей в городе. Ее запрет стал развитием уголовного приговора в отношении ее лидеров — Б. Паршина и О. Панфилова, признанных виновными по ст. 282 в августе 2007 года. Показательно, что, в отличие от «антиэкстремистских» запретов других отделений РНЕ (2002—2003 годов), решение рязанских судей основывалось не на сходстве (неочевидном) символики организации с гитлеровской свастикой, а на реальной деятельности организации.

Другие меры противодействия

Достаточно активно продолжается преследование националистической пропаганды в СМИ. Так, 25 апреля 2008 г. Верховный суд Хакасии вынес решение о закрытии республиканского органа КПРФ «Правда Хакасии» [33]. Основанием для этого решения стали три предупреждения Россвязьохранкультуры за публикации 2006–2007 годов. Несмотря на то что есть подозрения в политической подоплеке преследования газеты (например, КПРФ утверждает, что «экстремистскую направленность усмотрели в публикациях предвыборной программы Г.А. Зюганова в газете “Правда Хакасии”» [34]), минимум одно предупреждение (вынесенное за статью Александра Харчикова [35]) нам представляется правомерным.

Не менее пяти антиэкстремистских предупреждений было вынесено центральным аппаратом и региональными структурами Россвязьохранкультуры в течение весны [36]. Всего же с начала года было вынесено 13 предупреждений. При этом надо отметить, что, в отличие от прошлого года, лишь одно из этих предупреждений мы считаем откровенно неправомерным: редакции газеты «За человека» за публикацию статьи Игоря Аверкиева «Путин — наш хороший Гитлер» (см. ниже).

Наиболее интересным моментом в деятельности Россвязьохранкультуры в этот период представляется затяжная тяжба с газетой «Дуэль». Напомним, в 2007 году было принято судебное решение о закрытии газеты на основании двух сомнительных предупреждений Россвязьохранкультуры (хотя к моменту судебного решения были вынесены еще два вполне правомерных предупреждения — за другие материалы газеты). 28 февраля 2008 г. это решение было отменено судом второй инстанции, и дело было направлено на новое рассмотрение. В какой стадии оно находится на сегодняшний день, нам неизвестно, однако уже с начала 2008 года газета успела получить еще два (и также вполне обоснованных [37]) антиэкстремистских предупреждения, так что Россвязьохранкультура имеет право инициировать новый иск о закрытии.

Еще в 2007 году начали появляться первые отчеты региональных прокуратур о проверке исполнения антиэкстремистского законодательства. К концу весны 2008 года можно говорить о том, что в целом такие отчеты приобрели систематический характер. И хотя качество их сложно оценить позитивно — отчеты эти абсолютно непрозрачны [38] и реальное преследование общественно опасных проявлений в регионах по ним проследить практически невозможно, — сам факт систематического обнародования такой отчетности позитивен. По крайней мере, он демонстрирует публичное признание проблемы прокуратурами практически всех регионов.

Неправомерное правоприменение

Весной 2008 года попытки неправомерного правоприменения антиэкстремистского законодательства продолжились практически по всем направлениям, обозначенным ранее. Разве что после окончания федеральных избирательных кампаний, в условиях политического затишья фактически сошли на нет как практика дискредитации политических оппонентов режима через обвинения их в экстремистской деятельности, так и практика массового изъятия полиграфических материалов, подготовленных к протестным акциям и митингам, на «антиэкстремистскую экспертизу».

Как и прежде, неправомерное применение антиэкстремистского законодательства может быть обусловлено как политическими мотивами, так и просто неадекватным толкованием закона. Кроме того, в последнее время сама эта проблема осложняется тем, что объектами неправомерного правоприменения становятся те, кто действительно представляет вполне реальную общественную опасность, но и к ним государство предпочитает применять закон произвольным образом.

Уголовное преследование

Главным событием весны оставалось дело Саввы Терентьева, сыктывкарского блогера, преследуемого за единственный некорректный комментарий в адрес милиции в «Живом журнале». 31 марта 2008 г. в Сыктывкарском городском суде началось рассмотрение его уголовного дела. Защите удалось отвести представленную обвинением экспертизу, так как она была подготовлена с процессуальными нарушениями, и текст комментария был направлен на новое экспертное исследование [39].

13 и 22 мая были предъявлены обвинения по ч. 2 ст. 282 (возбуждение ненависти с использованием служебного положения) организаторам выставки «Запретное искусство» Юрию Самодурову и Андрею Ерофееву. Напомним, выставка в музее А. Сахарова открылась в марте 2007 года, причем, учитывая опыт выставки «Осторожно, религия!», организаторы сделали все, чтобы избежать каких-либо обвинений: экспонаты были закрыты от глаз посетителей холстом и сопровождались предупреждающим комментарием, и для того чтобы посмотреть на них, каждому конкретному посетителю необходимо было приложить дополнительное и вполне сознательное усилие — поглядеть в дырочку в холсте. Однако это все равно не помогло: активисты православно-националистической организации «Народный собор», возглавляемой ветераном РНЕ Олегом Кассиным, обвинили организаторов выставки в «антихристианской провокации», и в июне 2007 года по их заявлениям было возбуждено дело по факту организации выставки. И вот теперь, почти год спустя, следствие определилось с обвиняемыми и обвинениями, столь же, если не более, неправомерными, как уголовные обвинения по делу выставки «Осторожно, религия!».

16 апреля 2008 г. Орджоникидзевский суд Уфы признал имама Саида Байбурина виновным в публичных призывах к экстремистской деятельности (ч. 1 ст. 280 УК РФ) и приговорил его к полутора годам лишения свободы в колонии общего режима [40]. Доказательства вины, представленные в приговоре и в экспертизах, выглядят совершенно недостаточными. Спорным остается наиболее обсуждаемый в приговоре факт, является ли Байбурин приверженцем ваххабизма и распространял ли он «Книгу единобожия», но для приговора это как раз несущественно: даже если является и распространял, это нарушение КоАП, а не УК. Утверждения экспертов со стороны обвинения, что Байбурин возбуждал ненависть к тем или иным группам населения, не подтверждены даже цитатами, а обвинение имама в призывах использовать насилие к противникам ваххабизма даже из свидетелей обвинения подтверждал лишь один человек. Рассмотрение апелляционной жалобы на приговор началось 30 мая 2008 г., однако, насколько нам известно, еще не закончено.

28 апреля 2008 г. было возбуждено уголовное дело по ст. 282 против главы Татарского общественного центра Рафиса Кашапова, резко выступившего против якобы насильственного крещения детей в родильных домах. Сам факт недобровольного крещения позже опровергался, но вне зависимости от этого листовка Кашапова не имела никаких существенных последствий для общественного порядка и не содержала высказываний против собственно православных. Однако дело не было закрыто.

А с середины февраля по конец апреля проводилась проверка по факту наличия экстремизма в статье известного пермского гражданского активиста Игоря Аверкиева «Путин — наш хороший Гитлер» — статье, ни в коей мере не подпадающей ни под один из пунктов определения «экстремистской деятельности». Впрочем, 25 апреля было объявлено, что уголовное дело против Аверкиева заведено не будет. Между тем газета, опубликовавшая эту статью, еще 12 февраля 2008 г. получила «антиэкстремистское» предупреждение Россвязьохранкультуры, которое, насколько нам известно, в суде не оспаривалось.

Административное преследование

Практика административного преследования, как и в случае с правомерными санкциями, известна гораздо хуже, вероятно, потому, что она не воспринимается столь серьезно.

Наиболее скандальной историей весны 2008 года стало предостережение о недопустимости экстремистской деятельности, вынесенное Новосибирской областной прокуратурой известному реконструктору военной техники Вячеславу Веревочкину в марте 2008 года. В одном из сел области была устроена инсценировка боя между советским танком Т-34 и немецким танком «Прага» — как представление в стиле «исторической реконструкции». В обеих машинах, что вполне естественно, сидели люди в соответствующей одежде и с соответствующей символикой. На немецком танке было стилизованное изображение белого креста. За эту символику и было вынесено предостережение. Таким образом, прокуратура не только приняла военный крест Вермахта за нацистскую символику, но и вынесла предупреждение, очевидно игнорирующее контекст ее использования. История попала в СМИ в качестве анекдотического примера применения антиэкстремистского законодательства, но прокуратура области вместо того, чтобы признать абсурдность претензий, стала настаивать на их правомерности [41].

Проблема заключается в том, что в инсценировке боя, по всей видимости, действительно принимали участие какие-то праворадикальные активисты, известные прокуратуре (в пресс-релизе Новосибирской прокуратуры упоминается некий «Восточный фронт»). Однако, на наш взгляд, для преследования подобных активистов нужно выбирать более очевидные случаи их противоправной деятельности, в противном случае дискредитируется вся уже накопленная (вполне, отметим, качественная) практика работы областной прокуратуры в этой области, и ставятся под сомнение последующие действия правоохранительных органов.

Этот пример прекрасно иллюстрирует более глобальную проблему отсутствия механизмов, обеспечивающих реализацию антиэкстремистского законодательства и исключающую возможность буквалистского, абсурдного его применения. Вопросы, связанные с коллекционированием военной символики, костюмированными представлениями и т.п., по-прежнему остаются не урегулированными, а между тем люди от этого страдают все чаще. Так, весной за торговлю военной символикой времен нацистской Германии в Самаре был оштрафован один из антикварных магазинов. Случаи санкций против магазинов и отдельных антикваров/коллекционеров за подобную торговлю остаются единичными (по крайней мере, нам становится известно не более чем о двух-трех эпизодах в год), однако это не снимает проблему.

Не обошлось без злоупотреблений «антиэкстремизмом» и во время региональных избирательных кампаний. Так, 17 марта окружная избирательная комиссия в Саратове аннулировала регистрацию кандидата от КПРФ Сергея Михайлова, главного редактора газеты «Саратовский репортер», на том основании, что он утратил право быть избранным, так как виновен в распространении экстремистских материалов. Речь шла о статьях в газете, по которым еще в 2007 году ей были вынесены предупреждения. Напомним, оба предупреждения, по нашему мнению, были неправомерны (одно из них, связанное с известным скандалом про Путина в форме Штирлица, было позже снято) [42]. Однако вне зависимости от оценки этих публикаций Михайлова, в соответствии с избирательным законодательством, не могли отстранять за это от выборов, так как статьи писал не он. И действительно, 24 апреля суд отменил решение избиркома. Но выборы к этому времени закончились.

Преследование организаций

Гораздо более тревожной выглядит развитие практики давления на организации.

1 апреля 2008 г. Верховный суд РФ признал обоснованным февральский отказ Мосгорсуда в пересмотре решения о признании экстремистской Национал-большевистской партии (НБП). Парадокс этого решения заключается в том, что к моменту его вынесения по сути не осталось ни одного эпизода из трех, на которые опиралась прокуратура в своем иске о запрете НБП. Напомним, эпизод с челябинскими нацболами изначально являлся чистейшей ошибкой обвинения [43]; эпизод с попыткой помешать заседанию Законодательного собрания Санкт-Петербурга был улажен в результате мирового соглашения между сторонами (и это решение дало возможность НБП предпринять ту самую попытку отменить запрет, необоснованность которой и признал 1 апреля Верховный суд), и тем самым было признано, что насилие, примененное к охране ЗАКСа, не было серьезным; 26 марта в суде был разрешен и вопрос о захвате избирательного участка в Одинцово — фигурант по этому делу был осужден, однако «экстремистских» статей ему не вменили. Таким образом, на сегодняшний день запрет НБП основан на одном ошибочном эпизоде и двух мнениях прокуратуры, не подтвержденных в двух завершившихся уголовных делах.

Этот прецедент НБП очень серьезен: налицо фактически признание в качестве доказательства мнения прокуратуры, фигурирующего как обвинение в уголовном деле, но не доказанного ни в каком судебном заседании. Параллельно развивается сходная коллизия, но в связи с другим пунктом определения экстремизма.

При внесении поправок 2007 года эксперты высказывали опасения в связи с тем, что в определении экстремистской деятельности из пункта о заведомо ложном обвинении должностного лица в экстремизме было убрано прямое указание на необходимость доказывания факта клеветы в суде [44]. Весной мы наблюдали развитие событий, связанных с попытками ликвидации двух организаций за клевету на государственных деятелей, сопряженную с обвинением последних в экстремистской деятельности. Речь идет о попытке ликвидации Совета старейшин балкарского народа (ССБН) за резкую критику президента Кабардино-Балкарии В. Канокова, которая была интерпретирована прокуратурой как обвинение его в терроризме, и одной из самых известных НПО страны, «Голоса Беслана» — за письмо трехлетней давности, в котором бездействие государства, и в первую очередь президента Путина, в расследовании бесланской трагедии приравнивалось к пособничеству терроризму. По существу претензии к обеим организациям были неправомерны, так как риторические обороты типа «такая-то политика потворствует терроризму» — это отнюдь не обвинение в конкретном участии в террористической деятельности.

В случае ССБН текст, на основании которого пытаются ликвидировать организацию, рассматривается также в уголовном деле о клевете, и уголовный процесс, начавшийся 8 апреля, до сих пор не завершился. Но это не помешало Верховному суду КБР 14 января, то есть даже до начала уголовного процесса и без рассмотрения вопроса по существу, как и в деле о запрете НБП, принять решение о ликвидации ССБН. В случае «Голоса Беслана» уголовное обвинение параллельно не предъявлялось, хотя заведомо ложное обвинение в пособничестве терроризму — это и есть клевета, и такое обвинение не может не рассматриваться в уголовном процессе.

Суд по делу «Голоса Беслана» начался 21 марта 2008 г. [45] Перспективы истцов пока выглядят не очень хорошими: запрошенная правоохранительными органами Северной Осетии независимая лингвистическая экспертиза не выявила в тексте признаков экстремизма. Дело же ССБН благодаря мартовскому решению Верховного суда России, отменившему первый вердикт республиканского суда о ликвидации организации, было направлено на новое рассмотрение. 12 мая начался повторный процесс.

Самым, пожалуй, анекдотичным, хотя отнюдь не веселым, до сих пор остается случай с тюменской ЛГБТ-организацией «Радужный дом», которой в 2007 году отказали в регистрации на том основании, что ее уставные документы противоречат антиэкстремистскому законодательству, а именно «подрывают безопасность (по контексту — демографическую – Г.К.) России». ЛГБТ-активисты несколько раз безуспешно пытались через суд признать отказ ФРС неправомерным, причем последние суды завершились уже после того, как пункт о «подрыве безопасности» из определения экстремизма был исключен.

В марте 2008 года жалоба «Радужного дома» была принята к рассмотрению Европейским судом по правам человека, а в начале мая некий отдел «общественной нравственности и интеллектуальной собственности» ГУВД Тюменской области начал, по обращению ФРС, проверку все еще не зарегистрированной организации «на экстремизм», а ее лидер был вынужден давать объяснения в милиции и фактически оказался под угрозой уголовного преследования.

10 апреля 2008 г. Верховный суд России признал экстремистской, и, соответственно, запретил деятельность в России религиозной организации «Нурджулар». Решение было вынесено по иску Генеральной прокуратуры России. Речь идет о последователях турецкого богослова Саида Нурси, русские переводы книг которого в 2007 году были признаны, вопреки протестам многих мусульманских деятелей и религиоведов, экстремистскими. Однако каковы были основания для запрета организации (кроме решения суда по переводам книг Нурси, которое в настоящее время оспаривается в Европейском суде по правам человека), совершенно неясно: у нас нет никаких сведений о том, что российские последователи Нурси были причастны к какой-либо насильственной деятельности, мотивированной их убеждениями, или к пропаганде ненависти.

Вызывает сомнение и само наличие запрещаемой организации. До сих пор слово «Нурджулар» применялось по отношению к организации последователей Нурси в самой Турции (или к последователям его ученика Фатхуллы Гюлена) и к их реальным или предполагаемым представителям в России. О существовании в России организации с таким названием ранее не было слышно, российские последователи Нурси никакой видимой организованной деятельности не вели.

Показательно, что решение Верховного суда, потенциально имеющее серьезные последствия для многих последователей Нурси, которые могут быть причислены к этой организации, до сих пор не опубликовано (как и знаменитое решение 2003 года о признании 15 организаций террористическими). Это порождает странную правовую коллизию: решение суда нельзя оспорить и даже получить, не доказав своей непосредственной заинтересованности в деле. Доказательство же заинтересованности (самый простой вариант — попытка получить судебное решение о запрете организации, назвавшись ее членом) с большой вероятностью приведет к уголовному преследованию интересующегося [46].

Преследование СМИ и веб-сайтов

Актуальной проблемой остается и непрекращающееся давление на СМИ. При этом именно на примере медиа лучше всего видно уже высказанное выше наблюдение, что даже ко вполне ксенофобным изданиям правоприменитель почему-то применяет закон произвольным образом. В этом смысле показателен случай газеты «Новый Петербург» («НП») — известного петербургского издания, по поводу которого различные правозащитные организации неоднократно обращались в правоохранительные органы в связи с ксенофобными публикациями. Однако кампания по ликвидации газеты началась только после того, как она стала поддерживать «марши несогласных». В короткий срок газета получила несколько предупреждений, начался процесс по ее закрытию, выпуск газеты по решению суда был приостановлен, а в феврале 2008 года было вынесено решение о закрытии газеты [47]. Попытки руководства газеты обжаловать судебное решение успеха не имели, 13 мая Верховный суд подтвердил правомерность вердикта петербургских судей. При закрытии газеты рассматривались две публикации. Одна из них, статья Николая Андрущенко «Почему мы пойдем 25 ноября на “Марш несогласных”!», определенно не является экстремистской. Содержание второй, «Вот настоящий кандидат!» Константина Черняева в № 27 от 21 июня 2007 г., нам неизвестно.

Интересно наблюдать, как при наличии политического заказа устраняются откровенные «недоделки». Как только разразился скандал, связанный с тем, что «НП» получил предупреждение за неопубликованную даже статью, Россвязьохранкультура подстраховалась и вынесла газете еще одно, третье, предупреждение, за статью «К оружию, граждане!». Правомерность этого предупреждения — спорная, но оно для закрытия газеты и не понадобилось.

Так же оперативно была скорректирована позиция прокуратуры по сайту «Ингушетия.Ру». После того, как в марте 2008 года потерпела неудачу первая попытка его закрыть (Верховный суд России отклонил иск прокурора Ингушетии), в апреле-мае была предпринята еще одна, более организованная и оттого более успешная попытка. Сначала в апреле без уведомления ответчика один из материалов сайта был признан Назрановским судом экстремистским (о судебном решении, вынесенном 3 апреля, стало известно лишь в конце месяца, то есть когда были пропущены сроки обжалования), а затем в мае, уже в Кунцевском суде Москвы, начался процесс закрытия сайта уже посредством апелляции к этому судебному решению (само решение о закрытии ресурса вынесено 6 июня).

Решение Назрановского суда от 3 апреля вызывает большие сомнения. Оно было вынесено по интервью с видным деятелем ингушской оппозиции Мусой Келиговым, перепечатнным из газеты «Время новостей» [48], которая с этим текстом не имела никаких проблем. Мы не располагаем решением суда по этому вопросу, но в иске прокурора к провайдеру говорится о том, что в интервью Келигов обвиняет президента республики Зязикова в финансировании боевиков, то есть в экстремистском деянии, а заведомо ложное обвинение в экстремизме чиновника тоже есть экстремизм. Возможно, именно на этом основании интервью признали экстремистским материалом. Нам же не удалось обнаружить в тексте интервью ни единого слова о финансировании Зязиковым боевиков, поэтому решение это, на наш взгляд, неправомерно [49].

Нам неизвестно, какие именно материалы стали основанием для решения Кунцевского суда о закрытии «Ингушетии.ру», но по существу редакции «Ингушетии.Ру» предъявлялись претензии в подстрекательстве и в ксенофобии. Претензии в адрес этого сайта в подстрекательстве лишены оснований: к бунту, к насилию, к массовым беспорядкам сайт не призывал. Непримиримая оппозиционность к президенту М. Зязикову и усилия по организации массовых протестов — это еще не экстремистская деятельность, даже если в ходе этих протестов кто-то из участников нарушал закон [50]. А вот обвинения в ксенофобии (в основном в отношении осетин) отнюдь не лишены оснований и рассматриваются в уголовном деле по ст. 282 УК, возбужденном летом 2007 года. Другой вопрос, достаточно ли они серьезны, чтобы закрывать сайт и тем более преследовать кого-то в соответствии с УК. Видимо, этот вопрос следует решать, учитывая общий низкий уровень этнической толерантности в регионе, тем более, в ингушских СМИ — в отношении осетин.

Решение по «Ингушетии.ру» важно также и в техническом отношении — а именно в вопросе об обеспечении решения о запрете материалов, размещенных в интернете. 21 мая 2008 г. Назрановский районный суд удовлетворил иск прокурора Ингушетии к ООО «Телеком» об ограничении доступа к информации на сайте «Ингушетия.ру», узаконив тем самым фактическое блокирование доступа к сайту с территории республики (на практике все официальные провайдеры республики, выполняя указание правоохранительных органов, блокировали доступ своих клиентов к сайту еще с ноября 2007 года). Любопытно, что в своем обращении в суд прокурор счел возможным назвать экстремистскими материалами, кроме вышеупомянутого интервью Келигова, еще три текста, по которым не было никаких судебных решений.

Затем 26 мая Кунцевский районный суд Москвы, рассматривавший дело о закрытии сайта, еще до вынесения решения, обязывал всех провайдеров страны заблокировать доступ к сайту. Это решение явно не было правомерным, так как экстремистским материалом была признана к тому моменту только одна статья сайта, да и та — неправомерно. Решение Кунцевского суда в силу до сих пор не вступило, и доступ к «Ингушетии.ру» не блокируется.

Безусловно, помимо подобных «пограничных» примеров давления, сохраняется и практика чистого административного произвола. Так, в апреле 2008 года в Кирове лишь за одно сообщение на форуме газеты «Вятский наблюдатель» (вероятно, действительно, крайне грубое, однако не принадлежащее изданию) доступ к сайту был заблокирован хостинг-провайдером, причем не по решению суда, а просто по обращению местного УВД.

Примечательно также вступившее в силу весной 2008 года решение Самарского районного суда города Самары. Суд 27 февраля 2008 г. признал экстремистским весь сайт за одну опубликованную на нем статью «Праздник Новруз и исламская доктрина» (до этого она распространялась в виде брошюры, и это уже вызывало реакцию правоохранительных органов [51]). Автор статьи утверждает, что мусульманам не следует праздновать Навруз [52], так как у этого праздника — языческие корни; никаких призывов, которые можно было бы счесть экстремистскими, в тексте статьи нет [53]. Самарский суд счел возможным встать за защиту более распространенной в России интерпретации исламской традиции. Причем запрещен был даже не сам этот материал, а весь сайт (адрес islam.boom.ru действительно недоступен). Автора текста в суд не приглашали, а позже тот же суд отказался принять кассационную жалобу.

Экстремистские материалы

Направление, в котором сейчас антиэкстремистское законодательство неправомерно используется, по всей видимости, наиболее активно, — это признание материалов экстремистскими.

Мы уже упоминали о том, как стремительно пополнялся весной список экстремистских материалов. И уже совершенно очевидно, что значительная часть практики обращения в суды с заявлениями о признании материалов экстремистскими складывается следующим образом: при расследовании дела по «экстремистским» уголовным статьям во время обысков у фигурантов изымается какое-то количество материалов (литературы, видео и т.п.), и все, что кажется следователям более или менее подозрительным, прокуратура требует признать экстремистским материалом. Никаким другим рациональным образом нельзя объяснить попытки признания экстремистскими классической биографии Гитлера, написанной Иоахимом Фестом, или запрет завещания Аятоллы Хомейни [54].

Основания, по которым принимаются подобные решения, нередко сомнительны, и то, что суд опирается на ту или иную разновидность научной экспертизы, отнюдь не всегда улучшает ситуацию. Как пример можно привести решение о запрете шести материалов, связанных с пензенскими затворниками (напомним, осенью 2007 года группа верующих ушла в затвор в ожидании конца света; весной 2008 года, после того, как пещера начала разваливаться под воздействием дождей и талой воды, затворники вышли). 30 апреля 2008 г. Бековский районный суд Пензенской области признал экстремистскими пять книг, написанных, по всей видимости, лидером группы Петром Кузнецовым, и одну брошюру, которую, к сожалению, нам не удалось идентифицировать.

Не зная содержания книг, мы не можем судить, было ли решение о признании их экстремистскими правомерным, однако сомнения вызывает формулировка прокуратуры, что во всех материалах содержится «явная и скрытая пропаганда религиозной, национальной ненависти, явная и скрытая пропаганда насилия» и что «содержание книг может вызвать у человека негативные эмоции, повлиять на психофизиологическое состояние, привести к различным поведенческим реакциям и при особых обстоятельствах спровоцировать агрессивное, возбужденное, аморальное поведение». На наш взгляд, это слишком туманные рассуждения, особенно если речь идет о религиозно мотивированных сочинениях. Но более внятных оснований привлеченные эксперты не предоставили.

Еще одной сохраняющейся проблемой, провоцирующей расширение неправомерной репрессивной практики, является крайне низкое качество самого списка. Наиболее известным примером такой некачественной работы была публикация скандального «бугурусланского списка», в котором не было никаких выходных данных, кроме названий [55]. Но оно отнюдь не единично. Так, в марте 2008 года в список было включено 13 наименований исламских материалов (№№ 84–96), признанных экстремистскими Магнитогорским судом Челябинской области еще в ноябре 2007 года. Половина этих материалов также адекватно не атрибутирована. И невозможно понять, какие именно брошюры, называющиеся «Путь к вере» или «Система Ислама», были запрещены.

Между тем именно неоперативность пополнения и низкое качество списка стали причиной возбуждения как минимум одного уголовного дела, связанного с распространением экстремистских материалов. Фигурантом дела, возбужденного 16 мая 2008 г. в Москве стал, по его словам, издатель Асламбек Эжаев. Дело возбуждено по факту издания им в 2007 году книги «Личность мусульманина в том виде, который стремится придать ей ислам с помощью Корана и Сунны» (одна из позиций «Бугурусланского списка»). Но, во-первых, до публикации судебного решения эту книгу нельзя было однозначно идентифицировать и, во-вторых, в федеральный список книга была внесена лишь 29 декабря 2007 г., и до этого судебное решение оставалось неизвестным даже специалистам. Каким образом издатель должен был узнать, что книга запрещена, и что запрещена именно эта книга, непонятно. И, тем не менее, дело по ч. 1 ст. 282 УК было возбуждено.

Приложения. Статистические таблицы

Приложение 1. Статистика расистских и неонацистских нападений за 2004 — май 2008 г. [56] (с разбивкой по городам)
  2004 2005 2006 2007 2008
1 Убитых
2 Избитых и раненых
3 Всего пострадавших
1 Убитых
2 Избитых и раненых
3 Всего пострадавших
1 Убитых
2 Избитых и раненых
3 Всего пострадавших
1 Убитых
2 Избитых и раненых
3 Всего пострадавших
1 Убитых
2 Избитых и раненых
3 Всего пострадавших
1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3
Москва 18 62 80 16 179 195 39 220 259 49 217 266 36 89 125
Петербург 9 32 41 4 45 49 6 53 59 11 111 122 12 18 30
Абакан 0 0 0 0 2 2 0 0 0 0 2 2      
Архангельск 0 0 0 0 1 1 0 0 0 1 3 4      
Астрахань 0 0 0 0 2 2 0 0 0 0 0 0      
Барнаул 0 0 0 0 1 1 2 1 3 4 4 8      
Белгород 0 5 5 0 4 4 0 18 18 0 1 1      
Биробиджан 0 0 0 3 0 3 0 0 0 0 0 0      
Благовещенск 0 2 2 0 7 7 0 1 1 0 0 0      
Брянск 0 0 0 0 1 1 0 1 1 1 2 3 0 13 13
Владивосток 5 9 14 0 3 3 2 18 20 1 3 4 0 3 3
Владимирская область 0 4 4 0 0 0 0 0 0 0 5 5 0 2 2
Волгоград 0 2 2 0 1 1 2 9 11 0 5 5 0 3 3
Вологда 0 0 0 0 0 0 0 1 1 0 3 3 0 1 1
Воронеж 1 2 3 1 21 22 1 6 7 0 16 16 1 10 11
Иваново 0 1 1 0 0 0 0 0 0 0 4 4      
Ижевск 0 0 0 0 1 1 0 1 1 1 6 7      
Иркутская область 3 0 3 2 5 7 0 8 8 1 53 54      
Йошкар-Ола 0 1 1 0 15 15 0 5 5 0 0 0      
Казань 0 0 0 0 0 0 0 8 8 0 1 1 0 9 9
Калининград 0 1 1 0 2 2 0 11 11 0 1 1 0 8 8
Калуга 0 0 0 0 11 11 1 4 5 2 0 2 1 1 2
Кемеровская область 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 1
Киров 0 0 0 0 1 1 0 0 0 0 0 0      
Кострома 0 5 5 0 0 0 0 10 10 0 2 2      
Краснодар 2 32 34 1 3 4 0 7 7 0 11 11      
Красноярск 0 0 0 1 1 2 0 3 3 0 3 3      
Курган 0 0 0 0 6 6 0 0 0 0 0 0      
Курск 0 5 5 0 2 2 0 0 0 0 0 0      
Липецк 0 1 1 0 3 3 1 0 1 0 3 3      
Майкоп 0 3 3 0 0 0 0 0 0 0 0 0      
Мурманск 0 0 0 0 1 1 0 1 1 0 5 5      
Нижний Новгород 1 5 6 4 12 16 0 36 36 1 41 42 0 5 5
Новгород 0 0 0 0 5 5 0 0 0 0 0 0 0 1 1
Новосибирск 2 12 14 1 9 10 0 9 9 1 5 6 1 0 1
Омская область 0 3 3 0 0 0 1 3 4 1 2 3 0 1 1
Орел 0 8 8 0 0 0 0 9 9 0 0 0 0 1 1
Оренбург 0 0 0 0 0 0 1 1 2 1 1 2      
Пенза 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 1 0 1 1
Пермь 0 1 1 3 2 5 0 0 0 0 3 3      
Петрозаводск 0 0 0 0 2 2 0 0 0 0 0 0      
Псков 0 0 0 0 1 1 0 0 0 0 0 0      
Ростов-на-Дону 0 0 0 0 10 10 0 2 2 1 7 8 0 2 2
Рязань 0 0 0 0 1 1 0 4 4 0 6 6 0 1 1
Самара 1 3 4 4 5 9 0 2 2 2 9 11      
Саратов 1 0 1 0 0 0 4 4 8 2 4 6      
Свердловская область 1 7 8 6 6 12 0 6 6 3 17 20 4 6 10
Смоленск 0 0 0 0 2 2 0 0 0 0 0 0      
Ставрополь 0 0 0 0 21 21 0 0 0 1 7 8 3 2 5
Сыктывкар 0 0 0 0 4 4 0 4 4 0 0 0      
Тамбов 0 3 3 0 6 6 0 0 0 0 0 0      
Тверская область 0 0 0 0 0 0 0 3 3 0 2 2      
Томск 0 3 3 0 6 6 0 4 4 0 5 5      
Тульская область 1 0 1 0 3 3 1 2 3 0 0 0 1 2 3
Тюменская область 3 1 4 1 0 1 0 15 15 0 0 0      
Улан-Удэ 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 0 1      
Уфа 0 1 1 0 2 2 0 2 2 0 1 1      
Хабаровск 0 0 0 0 3 3 0 0 0 0 0 0 0 3 3
Чебоксары 0 0 0 0 0 0 0 6 6 0 0 0      
Челябинск 1 4 5 0 0 0 0 1 1 0 11 11 0 4 4
Читинская область 0 0 0 0 0 0 1 0 1 0 3 3      
Южно-Сахалинск 1 0 1 0 0 0 0 0 0 0 0 0      
Ярославская область 0 0 0 0 0 0 1 6 7 0 3 3      
Якутия 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 2 2      
Всего 50 218 268 47 418 465 63 505 568 85 591 676 59 187 246
Приложение 2. Обобщенная статистика расистских и неонацистских нападений за 2004 — май 2008 гг. (с  разбивкой по времени года)
  2004  [57] 2005  [58] 2006  [59] 2007  [60] 2008
1 Убитых
2 Избитых и раненых
3 Всего пострадавших
1 Убитых
2 Избитых и раненых
3 Всего пострадавших
1 Убитых
2 Избитых и раненых
3 Всего пострадавших
1 Убитых
2 Избитых и раненых
3 Всего пострадавших
1 Убитых
2 Избитых и раненых
3 Всего пострадавших
1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3
Зима
(дек.
/янв.+
фев.
/без
даты
9
(0
/9

/0)  [61]
25
(0
/22

/3)
34
(0
/31

/3)
12
(4
/7

/1)
74
(14
/54

/6)
86
(18
/61

/7)
9
(4
/5

/0)
116
(57
/47

/12)
125
(61
/52

/12)
26
(8
/16

/2)
178
(50
/105

/23)
204
(58
/121

/25)
48
(11
/33

/4)
122
(35
/87

/0)
170
(46
/120

/4)
Весна 12 79 91 5 120 125 16 114 130 23 135 158 22 100 122
Лето 16 20 36 7 72 79 18 172 190 17 155 172 - - -
Осень 9 80 89 23 109 132 16 110 126 16 138 154 - - -
Всего за год 50 218 268 47 418 465 63 505 568 85 591 675 59 187 245
Приложение 3. Обобщенная статистика расистских и неонацистских нападений за 2004 — май 2008 гг. (с разбивкой по категориям [62])
  2004 2005 2006 2007 2008
Уби-
тых
Изби-
тых и ране-
ных
Уби-
тых
Изби-
тых и ране-
ных
Уби-
тых
Изби-
тых и ране-
ных
Уби-
тых
Изби-
тых и ране-
ных
Уби-
тых
Изби-
тых и ране-
ных
Всего 50 218 47 418 63 505 85 591 59 187
В том числе
Темнокожие 1 33 3 38 2 32 0 37 1 12
Уроженцы Центральной Азии 10 23 16 34 15 56 30 76 33 58
Уроженцы Кавказа 15 38 12 52 15 72 25 55 14 26
Уроженцы Ближнего Востока и Северной Африки 4 12 1 22 0 11 1 17 1 6
Уроженцы стран АТР (Китай, Вьетнам, Монголия и т.д.) 8 29 4 58 4 52 2 43 0 10
Другие люди «неславянской внешности» 2 22 3 72 4 68 19 85 7 13
Представители молодежных субкультур и левацкой молодежи 0 4 3 121 3 119 5 193 2 44
Другие (включая русских) или нет информации 10 57 5 21 20 95 2 85 1 18
Приложение 4. Статистика обвинительных приговоров, учитывающих мотив ненависти в насильственных преступлениях. 2004 — май 2008 гг.
  Количество приговоров Количество осужденных В т.ч. условно или освобождены от наказания
2004
Москва 4 11 неизвестно
Петербург 2 10 4
Владимирская область 1 1 1
Воронеж 1 3 0
Новгород [63] 1 0
Итого 9 26 5
2005
Москва 2 4 0
Московская область [64] 14 0
Петербург 2 10 [65]
Благовещенск 1 4 0
Владивосток 1 1 0
Волгоград 1 7 0
Екатеринбург 1 3 0
Липецк [66] 4 0
Мурманск 1 2 1
Пермь 1 1 0
Тамбов 1 1 0
Тюменская область 1 5 0
Итого 17 56 5
2006
Москва 5 11 1
Московская область 3 18 4
Алтайский край 1 1 1
Белгород 1 11 1
Воронеж 1 13 7
Еврейская АО 1 3 0
Екатеринбург 3 [67] 0
Калужская область 1 2 0
Кострома 2 7 5
Нижний Новгород 4 6 неизвестно
Новосибирск 1 неизвестно неизвестно
Орел 2 [68] 24
Петербург 3 10 4
Ростов-на Дону 1 2 0
Саратов 1 5 0
Томск 1 3 0
Уфа 1 3 3
Южно-Сахалинск 1 1 0
Итого 33 109 [69] 2410
2007
Москва 5 14 0
Петербург 2 11 3
Белгород 1 2 0
Воронеж 1 4 0
Екатеринбург 3 9 0
Калуга 1 3 2
Красноярск 1 2 1
Ленинградская область 1 1 0
Нижний Новгород 1 9 9
Омск 1 1 0
Северная Осетия 1 1 0
Ставрополь 2 2 0
Сыктывкар 1 1 0
Тамбов 1 1 0
Тюмень 1 6 2
Ярославль 1 1 1
Итого 24 68 18
2008
Москва 2 9 0
Московская область 1 8 3
Петербург 1 1 0
Алтайский край 1 [70] 0
Иваново 1 1 0
Новосибирск 1 1 0
Омск 1 4 0
Пензенская область 1 1 0
Свердловская область 1 2 0
Ярославль 1 1 1
Всего 12 31 5
Приложение 5. Статистика обвинительных приговоров за пропаганду ненависти. 2004 — апрель 2008 гг.
  Количество приговоров Количество осужденных В т.ч. условно или освобождены от наказания
2004
Ижевск 1 1 1
Новгород 1 1 0
Новосибирск 1 1 1
Итого 3 3 2
2005
Москва 1 1 1
Екатеринбург 1 1 0
Кемеровская область 4 [71] 1
Киров 1 1 0
Нальчик 1 1 1
Новгород 1 3 0
Орел 1 2 2
Сыктывкар 1 1 1
Хабаровск 1 1 [72]
Итого 12 15 6
2006
Москва 1 1 0
Московская область 1 1 0
Петербург 2 2 1
Астраханская область 1 1 0
Екатеринбург 1 1 0
Кемерово 2 2 2
Киров 1 1 0
Краснодар 1 1 0
Новгород 1 1 0
Самара 2 2 2
Саратов 1 1 1
Сыктывкар 1 1 0
Челябинск 1 3 0
Ярославль 1 2 1
Итого 17 20 7
2007
Москва 1 1 1
Барнаул 1 1 1
Благовещенск 1 1 0
Владимир 1 1 0
Вологодская область 1 1 1
Горноалтайск 1 2 2
Калининград 1 1 1
Калуга 1 8 0
Киров 1 1 0
Краснодар 3 3 2
Курган 1 1 0
Новгород 1 1 0
Новосибирск 3 3 0
Республика Коми 3 312 0
Рязань 1 2 0
Самара 1 2 2
Свердловская область 1 1 0
Ставропольский край 1 1 1
Ульяновск 1 1 1
Чебоксары 1 4 0
Челябинск 1 1 0
Якутия 1 2 0
Итого 28 42 12
2008
Москва 1 1 0
Петербург 2 2 0
Воронеж 1 1 1
Дагестан 1 1 1
Калининград 1 1 0
Казань 1 6 1
Курск 1 1 1
Липецк 1 1 0
Майкоп 1 1 0
Новосибирск 1 1 1
Петрозаводск 1 1 1
Самара 3 3 1
Тюмень 1 1 0
Улан-Удэ 1 1 1
Итого 17 22 8

Примечания

[1] Как всегда, в число пострадавших мы не включаем жертвы массовых драк, преступлений с корыстными мотивами, если только мотив ненависти в них не признан следствием. Между тем грабеж и разбой, по всей видимости становится общераспространенной практикой при совершении неонацистских нападений и используется в качестве маскировки реального мотива. См. об этом ниже.

[2] Например, данные за весну 2007 года по сравнению с датой публикации доклада Галины Кожевниковой и Александра Верховского — «Посевная на поляне русского национализма» (27 июня 2007 г.) — возросли на 15%.

[3] В частности, как минимум в одном из информационных сюжетов о пензенских затворниках со стороны жителей региона звучали открытые призывы «отравить всех газом как в “Норд-Осте”». Об освещении СМИ ситуации с пензенскими затворниками осенью 2007 года см.: Кожевникова Г. Язык вражды и выборы: федеральный и региональный уровни. По материалам мониторинга осени 2007 года // Центр «СОВА». Национализм и ксенофобия в России. 2008. 1 июня (xeno.sova-center.ru/213716E/21728E3/B2A44F2).

[4] За исключением практики публикации персональных данных «уличных антифа», на нашей памяти это лишь второй случай после того, как в 2006 году на одном из неонацистских ресурсов был опубликован аналогичный список с данными нескольких российских правозащитников (включая Сергея Ковалева и Светлану Ганнушкину). Дело по угрозам 2006 года так и не было расследовано.

[5] Выглядит это так: на черном фоне появляется изображение человека «неславянской» внешности, который просит прощения «у русского народа». После чего кадр затемняется, изображение исчезает — и раздается звук выстрела.

[6] См.: Кожевникова Г. Зима 2007–2008: Эпидемия убийств на фоне выборов // Центр «СОВА». Национализм и ксенофобия в России. 2008. 23 марта (xeno.sova-center.ru/29481C8/ACE046A#r2_3).

[7] По заявлению ЕСМ, в марше, кроме них, приняли участие «Россия молодая», Союз православных хоругвеносцев, «ряд националистических и монархических организаций», включая Русский общенациональный союз и Русское имперское движение (карликовое ультраправое движение, открыто использующее в своей символике лишь слегка стилизованную четырехлучевую свастику).

[8] См. об этом, например: Июнь 2008 года. Итоги месяца // Центр «СОВА». Национализм и ксенофобия в России. 2008. 1 июля (xeno.sova-center.ru/29481C8/B51AB8B).

[9] Если «националистическая» версия поведения жителей Приэльбрусья не задокументирована, то расистская мотивация фанатов московского «Спартака» сомнений не вызывает: ее ясно подтверждают видеозаписи матча. Подробнее см.: Фанатская драка в Приэльбрусье: расизм или «хулиганизм»? // Центр «СОВА». Национализм и ксенофобия в России. 2008. 30 апреля (xeno.sova-center.ru/45A29F2/AFFF9F6).

[10] Безусловно, в нынешних условях даже четырех «своих» депутатов в местных органах можно рассматривать как успех. Однако соотношение затраченных на московских муниципальных выборах усилий и их результатов, провал «Народного союза» в Ярославле и особенно потеря мощного лобби в Государственной Думе (сопровождаемая, вероятно, разочарованием в каких-то неформальных договоренностях), несомненно, являются депрессивными факторами.

[11] Впрочем, вполне возможно, что в ожидании обвинительного приговора по ст. 282 Д. Румянцев имитировал раскол, чтобы вывести НСО из-под санкций, под которые оно могло бы теоретически попасть в силу комплексного подхода антиэкстремистского законодательства.

[12] Например, по некоторым сведениям, в Челябинске накануне 9 Мая были вывешены перетяжки, на которых администрация города поздравляла ветеранов. Для оформления ее была использована фотография солдат Вермахта на захваченном советском танке Т-34.

[13] По словам представителя банка, подобные плакаты были размещены еще в нескольких городах Свердловской области, а также, возможно, в Челябинске, где также шла реклама акции.

[14] К сожалению, нам не удалось найти никаких прямых комментариев представителей банка по поводу этого плаката и связанного с ним скандала. Ссылки на комментарии представителей банка по поводу плаката см.: СКАНДАЛ! В Интернете обсуждают цифры 14,88 в рекламе банка // JustMedia. 2008. 7 мая (www.justmedia.ru/news/society/2008/05/07/40783); Банк Екатеринбурга обвинили в неонацизме // МаркетингМедиа. 2008. 12 мая (mmr.net.ua/news/newsid/10851/index.html).

[15] Пресс-релиз банка от 9 апреля 2008 г. // Официальный сайт банка «Драгоценности Урала». 2008. 2 квартал (www.kbdu.ru/page.php?p=1306).

[16] Мы не описываем здесь проблемы, связанные с расизмом болельщиков клуба «Зенит», с которыми столкнулись клуб и российское футбольное руководство на международной арене в связи с успешным выступлением команды в Кубке УЕФА. Однако надеемся, что они активизируют деятельность РФС в области противодействия футбольному расизму.

[17] Поскольку предложения эти публиковались только в пересказе журналистов, а материалы, которыми мы располагаем, явно очень далеки от реального законопроекта, мы предпочтем воздержаться от комментариев по этим идеям Генпрокуратуры.

[18] Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере государственной регистрации». Принят Государственной Думой 2 апреля, одобрен Советом Федерации 16 апреля и подписан Президентом РФ 29 апреля 2008 г.

[19] Указ № 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти» // Официальный сайт Президента России. 2008. Май (document.kremlin.ru/doc.asp?ID=045762).

[20] Как минимум у двоих из них мотив ненависти в приговоре не признан, хотя в целом групповое убийство признано расистским.

[21] Всего с начала года таких приговоров — 12 в отношении 32 человек.

[22] Общий «набор» обвинений в отношении «черкизовских подрывников» включал в себя ст.ст. 205, ч. 3; ст. 210, ч. 2; ст. 222, ч. 3; ст. 223, ч. 3; ст. 105, ч. 2, пп. а, е, ж, л; ст. 30, ч. 3 УК РФ. С. Климук — два эпизода; Д. Федосеенков — два эпизода; Н. Качалов — один эпизод (без участия во взрыве на рынке); Н. Сенюков — один эпизод; Н. Королев — 9 эпизодов; О. Костарев — 6 эпизодов; В. Жуковцов — 5 эпизодов; И. Тихомиров — 7 эпизодов.

[23] Неясно, почему прежде при квалификации подобных преступлений правоохранительные органы не пользовались мотивом ненависти как общим отягчающим обстоятельством (ст. 63 УК), возможно, о ней попросту забывали.

[24] Все получившие реальные сроки заключения уже к моменту вынесения приговора имели условные судимости, то есть все, кто мог избежать реального наказания, его избежали.

[25] Начиная от публичного предупреждения в СМИ о том, что подобные спекуляции способствуют росту межэтнической напряженности в крае и, соответственно могут повлечь преследование по ст. 282, что впоследствии и произошло, до публичных разъяснений о том, почему в обвинении отсутствует мотив ненависти.

[26] Всего им инкриминировалось 9 статей УК — ст. 282.2 (организация деятельности экстремистской организации), ст. 282.1 (организация экстремистского сообщества), ст. 282 (возбуждение национальной ненависти), ст. 280 (публичные призывы к экстремистской деятельности), ст. 163 (вымогательство), ст. 223 (незаконное изготовление оружие), ст. 222 (незаконное приобретение оружия), ст. 213 (хулиганство), ст. 150 (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления).

[27] Чем занимался один из приговоренных к запрету на работу по специальности, Евгений Назаров, нам неизвестно, а вот лидер группы Екатерина Мельникова работала в местном дворце детского творчества, то есть имела непосредственное отношение к воспитанию детей. Александру Павлову запрещено работать в СМИ.

[28] [Сообщение прокуратуры Самарской области] // Официальный сайт Самарской областной прокуратуры. 2008.13 марта (prokuror.samara.ru/news/13.03.2008/21/12558/).

[29] Справку по делам по ст. 136 УК РФ за 1997-2000 годы см: Айламазьян В.Б., Осипов А.Г., Сапожников Р.В. Правовые механизмы противодействия дискриминации и разжиганию этнической вражды в России // (www.hrights.ru/text/b17/Chapter3.htm).

[30] Даты обновлений соответствуют датам публикации в «Российской газете», однако отметим, что «РГ» публикует эти обновления с запозданием до 2–3 недель по сравнению с тем, как обновляется список на официальном сайте ФРС.

[31] В некоторых случаях под одним номером перечислено несколько материалов. Есть и случай, когда один материал включен в список дважды: это №№ 93 и 122 «Прокламация относительно хода действий» (решения Магнитогорского (Челябинская область) и Туймазинского (Башкортостан) судов соответственно.

[32] Сам А. Втулкин к моменту судебного решения о признании материала экстремистским уже более года как отбыл наказание за этот пост (напомним, он был признан виновным по ст. 282 и в 2006 году приговорен к полутора годам колонии-поселения).

[33] 1 июля 2008 г. Верховный суд России отменил это решение.

[34] Депутат Госдумы В.Г. Соловьев: Полицейские наезды на КПРФ и Г.А. Зюганова! // Официальный сайт КПРФ. 2008. 13 февраля (kprf.ru/vibory2008/chronicle/54891.html).

[35] Если нам правильно удалось идентифицировать публикацию, то она представляет собой сокращенную версию памфлета, написанного в середине 90-х годов и представляющего собой образец типичного для того времени коммуно-патриотического текста явно выраженной антисемитской направленности.

[36] Первый список предупреждений Россвязьохранкультуры, вынесенных в 2008 году, был опубликован лишь в марте 2008 года, и трудно сказать, включались ли в него предупреждения, вынесенные в марте.

[37] Таким образом, уже после начала судебного процесса на счету газеты еще четыре не оспоренные в суде предупреждения, носящие вполне правомерный характер. В частности, одно из них вынесено за прямое нарушение закона «О противодействии экстремистской деятльности», а именно за публикацию текста одного из выступлений Гитлера.

[38] Например, туда могут входить предупреждения финансовым организациям за отсутствие контроля за клиентами по секретным «экстремистским» спискам Росфинмониторинга либо предупреждения за плохую работу охранников в школах и т.п. А могут и предупреждения за вполне реальную экстремистскую деятельность. И разобраться в «слепых» количественных показателях невозможно.

[39] Эта экспертиза была представлена уже в июне и по степени адекватности никак не превосходила предыдущую. 7 июля С. Терентьев был осужден на 1 год лишения свободы условно с испытательным сроком также в 1 год. Дело будет далее слушаться в кассационной инстанции.

[40] Напомним, С. Байбурин, имам одной из уфимских мечетей, был арестован в Уфе в мае 2007 года, причем первоначально ему инкриминировалось хранение взрывчатых веществ и распространение наркотиков (и то, и другое было явно подброшено в его машину накануне задержания). Позже обвинение было переквалифицировано на ст. 280. Следствие и суд проходили с многочисленными процессуальными нарушениями и завершились в мае 2008 года обвинительными приговором. Подробнее об этом деле см.: Религия в светском обществе // Центр СОВА (religion.sova-center.ru).

[41] А 19 июня 2008 г. за демонстрацию нацистской символики на 900 рублей был оштрафован участник постановочного боя Сергей Шмонин.

[42] См. об этом: Верховский Александр. Антиэкстремистское законодательство и злоупотребления при его применении // Центр «СОВА». Национализм и ксенофобия в России. 2008. 27 мая (xeno.sova-center.ru/29481C8/B23BFFD); Кожевникова Г. Язык вражды и выборы: федеральный и региональный уровни. По материалам мониторинга осени 2007 года // Центр «СОВА». Национализм и ксенофобия в России. 2008. 1 июня (xeno.sova-center.ru/213716E/21728E3/B2A44F2).

[43] Они не только были исключены из партии, но НБП неоднократно заявляла о том, что не разделяет их точку зрения, выраженную в текстах, за которые они были осуждены.

[44] Подробнее см.: Думцы снова хотят ужесточить наказание за экстремизм // Центр «СОВА». Национализм и ксенофобия в России. 2007. 16 мая (xeno.sova-center.ru/45A2A1E/932B888).

[45] И застопорился из-за любопытной коллизии: в организации с тех пор произошел раскол, и нынешнее руководство не имеет отношения к тому обращению, а авторы обращения не могут выступать от имени организации.

[46] Несколько лет назад именно это случилось с одним членом «Хизб ут-Тахрир», который вместо решения Верховного суда получил уголовный срок, хотя ни в чем, кроме членства в организации, его так и не обвинили.

[47] Нам это стало известно только из материалов Верховного суда в мае 2008 года.

[48] «Порядок в республике должны наводить сами ингуши» // Время новостей. 2008. 11 февраля. Текст до сих пор доступен на сайте газеты (www.vremya.ru/2008/20/4/197273.html).

[49] И вновь обращаем внимание на то, что отсутствует уголовное преследование по факту клеветы.

[50] Подробнее об этих событиях в Ингушетии см.: «Они как будто упали с неба!». Контртерроризм, нарушения права человека и безнаказанность в Ингушетии. Доклад Human Rights Watch. 2008. Июнь. С. 87–103.

[51] Подробнее см. на сайте адвоката Рустема Валиуллина: Судебный процесс по признанию экстремистским сайта www.islam.boom.ru // За правовое государство. Без даты (http://www.lawfulstate.ru/civislamboomru.html).

[52] Автор статьи — азербайджанец и пишет слово «Навруз» через «о» в соответствии со своей языковой традицией, мы же пишем это слово так, как это принято по-русски.

[53] Текст статьи доступен на целом ряде других сайтов. Например, на сайте «Ислам в Азербайджане» (www.azerislam.com/index.php?lngs=rus&cats=11&;ids=137).

[54] Признано экстремистским материалом Городищенским районным судом Пензенской области 21 февраля 2008 г.

[55] Летом 2008 года само решение Бугурусланского суда было наконец официально опубликовано, и в нем-то выходные данные есть. См.: Решение суда г. Бугуруслан Оренбургской области «О признании 17 книг и брошюр экстремистскими» // Центр «СОВА». Национализм и ксенофобия в России. 2008. 16 июня (xeno.sova-center.ru/4DF39C9/B3E0154).

[56] В алфавитном порядке городов, за исключением Москвы и Петербурга, как основных центров расистского насилия.

[57] Кроме того, известно о 13 убийствах бездомных, в которых правоохранительными органами подозревается идеологическая (неонацистская) составляющая.

[58] Кроме того, известно о 5 убийствах и 4 избиениях бездомных, в которых правоохранительными органами подозревается идеологическая (неонацистская) составляющая.

[59] Кроме того, 27-28 мая 2006 г. только в Москве скинхедами и другими гомофобами было избито не менее 50 представителей секс-меньшинств.

Известно также о 7 убийствах и 4 избиении бездомных, в которых правоохранительными органами подозревается идеологическая (неонацистская) составляющая.

В статистику включены 13 погибших и 53 пострадавших при взрыве на Черкизовском рынке 21 августа 2006 года.

[60] Не считая пострадавших от скинхедов представителей секс-меньшинств 27 мая 2007 года.

Известно также о 4 убийствах бездомных, в которых правоохранительными органами подозревается идеологическая (неонацистская) составляющая.

[61] За январь-февраль 2004 года.

[62] Напоминаем, что эта таблица отражает не реальную принадлежность жертвы к группе, а приписанную ей нападавшими. Т.е. если славянина приняли за кавказца, то он попадает в категорию «уроженцы Кавказа» и т.д.

[63] За угрозу взрыва синагоги.

[64] Точной даты одного приговора, вынесенного за убийство по мотиву национальной ненависти мы, к сожалению, не знаем, но предполагаем, что он вынесен в 2005 году.

[65] Еще один оправдан за недоказанностью вины.

[66] Со специальным определением суда в адрес городской администрации.

[67] В т.ч. 3 осуждены за создание экстремистского сообщества и одновременно за убийство, в котором мотив ненависти не учтен

[68] Не менее, по одному делу известно лишь, что приговор вынесен.

[69] Не менее.

[70] В т.ч. один — без мотива ненависти.

[71] Один человек осужден дважды в течение года по одному и тому же обвинению, но по разным эпизодам.

[72] Приговор отменен по кассации из-за истечения срока давности.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

14.12 23:20 В Москве пройдет обсуждение книги Павла Уварова о Франции XVI в.
14.12 22:53 Минобороны РФ изложило свою версию «перехвата» Су-25 над Сирией
14.12 22:43 Россияне обыграли шведов на домашнем этапе Еврохоккейтура
14.12 21:35 «Современник» отложил спектакль из-за госпитализации Гафта
14.12 21:26 Захарова назвала ответственных за гибель людей в Донбассе
14.12 21:16 CNN сообщил о перехвате российских истребителей над Сирией
14.12 21:07 Четверо детей погибли при столкновении автобуса с поездом во Франции
14.12 20:04 Россельхознадзор запретил ввоз чая из Шри-Ланки из-за вредного жука
14.12 19:52 Apple начала продажи самого дорогого компьютера
14.12 19:30 Минтранс попросил Медведева уволить главу Росавиации
14.12 19:17 Дисквалифицированный лыжник Легков вошел в Putin Team
14.12 19:13 Биатлонистка из РФ выиграла спринтерскую гонку для Словакии
14.12 18:47 ЦИК насчитал 13-15 желающих баллотироваться в президенты
14.12 18:35 В московском воздухе зафиксировали тройное превышение сероводорода
14.12 18:19 КНДР пообещала США жесткие контрмеры за морскую блокаду
14.12 18:18 ЕЦБ и Банк Англии не стали менять ключевые ставки
14.12 18:12 Роскомнадзор пригрозил блокировать СМИ за «нежелательные» ссылки
14.12 17:44 WADA объявило о новом расследовании в отношении россиян
14.12 17:33 Прокурор напомнил Яшину о последствиях несанкционированной акции
14.12 17:25 Роскомнадзор пообещал постараться избежать блокировки YouTube
14.12 17:04 СКР открестился от дела в отношении Родченкова 2011 года
14.12 17:00 Сбербанк посулил акционерам триллион рублей дивидендов
14.12 16:48 Disney покупает кинокомпанию Twentieth Century Fox
14.12 16:27 Саакашвили отреагировал на критику Путина
14.12 16:17 Госдума отказалась сокращать новогодние каникулы
14.12 15:58 Тараканы меняют аллюр в зависимости от скорости движения
14.12 15:58 Греф признал наличие двух преемников
14.12 15:40 В употреблении допинга заподозрили 300 российских спортсменов
14.12 15:39 Суд в Бельгии закрыл дело об экстрадиции Пучдемона
14.12 15:37 Путин высказался о проблеме абортов
14.12 15:23 Сатурн обзавелся кольцами сравнительно недавно
14.12 15:16 Суд приговорил вербовщика террористов в Петербурге
14.12 15:15 Путин ответил Собчак на вопрос о страхе перед оппозицией
14.12 15:13 Рособрнадзор нашел нарушения на сайтах 95% вузов
14.12 15:03 Президент России назвал способ победить мировой терроризм
14.12 15:00 Британский суд признал WikiLeaks средством массовой информации
14.12 14:51 Парламент Британии получил право наложить вето на решение о Brexit
14.12 14:41 Путин обвинил Польшу в провокации конфликта из-за крушения самолета Качиньского
14.12 14:39 Путин отказался отвечать на вопрос о новом составе правительства
14.12 14:34 Путин назвал Китай основным стратегическим партнером
14.12 14:33 Роскомнадзор пригрозил YouTube блокировкой из-за «Открытой России»
14.12 14:26 Президент РФ назвал ЕАЭС выгодным для всех участников
14.12 14:17 В Думе обвинили Канаду в нежелании мира на Украине
14.12 14:11 Путин призвал к обмену заключенными и пленными с Украиной
14.12 14:08 Путин обвинил США в провокации по отношению к КНДР
14.12 14:00 Дума приняла закон о наказании за воровство на гособоронзаказе
14.12 13:53 Путин предложил ограничить кредиты коммерческих банков для регионов
14.12 13:42 Путин ответил на вопрос о Трампе и «российском следе» в президентских выборах в США
14.12 13:41 В Пхеньяне впервые собралась российско-корейская военная комиссия
14.12 13:34 СМИ назвали неполадки причиной взрыва на газовом хабе в Австрии
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.