Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
16 декабря 2018, воскресенье, 11:05
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

23 сентября 2008, 23:59

Беларусь, Украина и Россия: Восток или Запад?

Левада-Центр          Вестник общественного мнения

В ходе последних опросов 40% белорусов, 28% украинцев и 25% россиян признались, что в разной степени ощущают себя европейцами. "Полит.ру" публикует исследование Стивена Уайта и Йена Макалистера "Беларусь, Украина и Россия: Восток или Запад?", в котором авторы на основе многочисленных опросов общественного мнения попытались проанализировать, насколько возможен для каждой из трех стран выбор в пользу европейской интеграции или следования собственному "славянскому" пути развития. Статья опубликована в журнале "Вестник общественного мнения" (2008. № 3), издаваемом Аналитическим Центром Юрия Левады.

В этой работе мы сосредоточиваемся на самоидентификации населения в Беларуси и Украине, странах, которые, с одной стороны, являются частью славянского мира и поэтому для них характерны многие его институциональные структуры, с другой, эти страны становятся новыми соседями Европейского союза и, в случае Украины, объявляют о своей приверженности евроатлантическому будущему. Вначале мы рассмотрим выбор в пользу Запада, перед которым стоят общества в двух этих странах, затем выбор в пользу «славянского» пути и различные источники поддержки этого курса, в заключительной части статьи — распределение поддержки этих альтернатив в Беларуси, Украине и (для сравнения) в России, а затем проанализируем более широкие последствия выбора того или иного сценария.

Наши выводы основаны на массовых репрезентативных опросах, которые проводились в этих странах с 2000 по 2007 гг. и являются частью большого продолжающегося исследования, на основе материалов фокус-групп, интервью представителей элиты и анализа печатных изданий [1].

 

Между Востоком и Западом

Беларусь и Украину трудно классифицировать в «цивилизационных» терминах. В Беларуси преобладает православное население, однако со значительными католическим и (исторически) иудейским меньшинствами. Подавляющее большинство населения говорит по-русски, однако заметное меньшинство (10% населения, по нашему опросу в 2006 г.) говорят дома по-белорусски.

Это те, кто проживали в части Киевской Руси, которая затем была поглощена Великим герцогством литовским, слившимся с Польшей в XVI в.; затем эти территории были включены в состав Российской империи [2]. Используя положения о существовании шести-семи цивилизаций у Хантингтона, Беларусь можно поместить по обе стороны разлома: ее западные области принадлежат западнохристианскому миру, но центральные и восточные регионы являются частью широкого православного сообщества [3]. Эта двусмысленность (как мы увидим в дальнейшем) не была устранена за два века пребывания Беларуси в составе Российской империи, а позднее в СССР, хотя заметим, что в 1980-х гг. в стране не было широкого движения за независимость — Беларусь стала славянской республикой, население которой продемонстрировало сильнейшую поддержку идее сохранения СССР на референдуме в марте 1991 г.

События, произошедшие в стране с момента распада Советского Союза, поднимают новые вопросы о месте Беларуси в мире. Вместо того, чтобы участвовать в общем процессе «демократизации» в регионе, страна двигалась в другом направлении. Серия изменений конституции в 1996 г. привела к становлению сильного авторитарного режима, что позволило Государственному секретарю США охарактеризовать страну как «последнюю из оставшихся настоящих диктатур в сердце Европы» [4]. Произошли изменения и во внешнеполитическом курсе. Изначально получившая независимость Беларусь начала движение в сторону Запада, отказавшись от ядерного оружия, присоединившись к программе военного сотрудничества с НАТО «Партнерство во имя мира» и обсуждая условия подписания Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с Европейским союзом в 1994 г. Однако референдум об изменении конституции был негативно воспринят в западных столицах — Соглашение о партнерстве и сотрудничестве в силу не вступило, а в январе 1997 г. Парламентская ассамблея Совета Европы приостановила статус «гостя», которым пользовалась Беларусь. По контрасту официальная политика изменилась в сторону более тесных отношений с Россией, сначала в рамках Сообщества Беларуси и России, а затем — союзного государства, которое было образовано в 1997 г. Эти события происходили в широком контексте изменений, когда НАТО и Европейский союз расширили свои границы в начале нового тысячелетия, вплотную приблизившись к границам Беларуси. Вопрос выбора «западного» или «славянского» пути встал острее, чем когда бы то ни было.

Беларусь как никакая другая страна сблизилась с Россией настолько, что возникли дискуссии о ее поглощении последней (в нашем опросе 2006 г. 51% россиян ответили, что обе страны должны образовать единое государство, однако только 33% белорусов разделяли это мнение, при этом лишь 8% считали, что им следует входить в состав Российской Федерации в качестве одного из субъектов). Как бы то ни было, в своих выступлениях президент Лукашенко настаивал на независимости Беларуси или, по крайней мере, ее равном статусе с Россией в рамках нового союза, при этом его заявления о европейских соседях были, конечно же, двусмысленными. «Мы не выбираем… ни Восток, ни Запад — мы выбираем Беларусь, — объяснил президент, — потому что ее экономика, история, географическое положение, культура и менталитет будут и восточными, и западными» [5]. Это высказывание было реакцией на расширение ЕС в мае 2004 г., которое поставило Беларусь между «мировым экономическим гигантом — ЕС» — на западе и «евразийским гигантом — Россией» — на востоке. Беларусь, по выражению Лукашенко, — «это не буферное государство и не вассал ни для Европейского союза, ни для России». Но как только их интересы совпадут, Беларусь, «возможно, станет членом ЕС» [6].

В Украине тоже существует раскол — на православные русскоязычные восток и юг и преимущественно католический украиноязычный запад. Исторически российское государство возникло в Киеве, с XIV до середины XVII в. эти территории принадлежали объединенному польско-литовскому государству, а затем Российской империи и Советскому Союзу. Западные провинции Украины были частью Австро-Венгерской империи, а затем, до 1939 г., частью Польши. Крым, на юге, был присоединен к Украине в 1954 г. Еще во время войны, в 1944 г., татарское население Крыма было депортировано. Эти пертурбации государственных границ и форм правления, на которые накладывались войны и массовые миграции, отразились в религиозном и языковом разнообразии.

Согласно нашему опросу в 2006 г., около 80% населения определили себя как украинцев, но 17%, что немало, — как русских. 40% назвали себя приверженцами украинской православной церкви, но 26% — российской православной церкви. Что касается языка, то здесь население разделилось практически пополам: 51% опрошенных ответили, что считают своим родным языком украинский, 46% назвали таким языком русский.

Эти различия пространственно распределены таким образом, что русскоязычное население и приверженцы Московской патриархии скорее проживают на востоке и на юге, а украиноязычное население, приверженцы Киевской патриархии и небольшие группы католиков, концентрируются на западе. Как свидетельствует наш опрос 2006 г., 76% проживающих на «востоке» и 77% в Киеве говорят по-русски. Напротив, 91% проживающих на «западе» и 78% на «севере» говорят по-украински. 35% проживающих на «западе» причисляли себя к греко-католической церкви, в то время как во всей стране таких насчитывалось только 8%. Не существует общего мнения на счет того, какие последствия может иметь такое распределение. В любом случае «в реальности Украина представляет собой смесь различных элементов» [7]. Однако никто не подвергает сомнению то, что восток страны более урбанизирован и образован, чем запад; также здесь преобладает русскоговорящее и православное население. Особые условия восточного региона также проявляются при анализе социально-структурных переменных [8].

Внутренние разделения отражаются на внешнеполитическом курсе страны, который всегда имел несколько направлений: поддержание хороших отношений с громадным славянским соседом сочеталось с развитием более тесного сотрудничества с Европейским союзом и странами НАТО. Украина была одним из членов-основателей СНГ в декабре 1991 г., однако твердо сопротивлялась любым попыткам придать содружеству наднациональный характер. Украина также получила статус наблюдателя в рамках Евразийского экономического сообщества в мае 2002 г., что позволило стране войти в Единое экономическое пространство в сентябре 2003 г., оставшись, однако, вне Организации коллективной безопасности, учрежденной в 2002 г. на основе договора, заключенного десятью годами ранее.

Тесные отношения Украины с бывшими советскими республиками отражаются на том, что Россия является ее крупнейшим экономическим партнером, который в 2006 г. вместе с другими странами-членами СНГ отвечал за 40% украинской внешней торговли. Около трети иностранных граждан приезжают в Украину из России [9]. Формально отношения между двумя странами строятся на основе Договоре о дружбе, сотрудничестве и партнерстве от 1997 года, несмотря на то, что по некоторым статьям договора ведутся споры, в особенности касательно статуса морской базы в Севастополе и всего русскоговорящего полуострова, на котором она находится [10].

Тесные отношения с Россией и бывшими республиками советскими республиками уравновешиваются сотрудничеством с Европейским союзом и более осторожным с НАТО. Отношения с ЕС основываются на Соглашении о партнерстве и сотрудничестве, оно заключено в 1994 г. и должно быть заменено улучшенным соглашением по результатам переговоров, которые начались в 2007 г. Тем не менее новое соглашение не предусматривает никаких обязательств по присоединению Украины к ЕС. Отношения с НАТО базируются на Хартии об особом партнерстве между Украиной и НАТО, подписанной на Мадридском саммите Североатлантического альянса в июле 1997 г., и на работе Комиссии Украина–НАТО, созданной тогда же в качестве инструмента по развитию двусторонних отношений.

Украина была первой страной СНГ, которая в 1994 г. присоединилась к программе «Партнерство во имя мира». А в мае 2002 г. украинские власти впервые объявили о своем желании присоединиться к альянсу, хотя со стороны НАТО не шло речи о новых формах сотрудничества, поскольку более тесные связи с Украиной поставили бы под угрозу более важные отношения с Москвой. Перспектива сближения с НАТО неоднозначно была воспринята и в самой Украине. Летом 2006 г. здесь проходили протесты против совместных военно-морских учений Украина–НАТО на Черном море. В результате учения не состоялись. Местные опросы общественного мнения показали, что, например, в Крыму подавляющее большинство населения негативно относится к перспективам более тесного сотрудничества Украина–НАТО [11].

Различия востока и запада Украины ясно отражены в результатах президентских и парламентских выборов начиная с октября 2004 г. [12] Виктор Ющенко, победивший во втором туре президентских выборов в декабре 2004 г., имел четкую евроатлантическую ориентацию. Его оппонент Виктор Янукович настаивал на улучшении отношений Украины с ее славянскими соседями, в том числе на придании русскому языку статуса официального наряду с украинским. Во время визита в Брюссель, после того как его партия получила наибольшее количество мест в парламенте по результатам выборов в марте 2006 г., премьер Янукович подчеркнул, что его страна не готова вступить в альянс и не желает присоединяться к плану действий по членству в НАТО [13]. Ющенко, напротив, в начале 2008 г. призвал заключить такое соглашение при первой же возможности [14]. Как бы то ни было, в НАТО не возражают против членства Украины альянсе, и Ющенко, и Янукович соглашаются в том, что присоединение потребует согласия украинского населения, высказанного на национальном референдуме, который пока не планируется (Ющенко в особенности не заинтересован в скором проведении референдума, так как опросы общественного мнения показывают, что подавляющее большинство населения против присоединения).

Уже президентские и парламентские выборы показали, что население разделилось практически поровну между Ющенко и Януковичем, а также между партиями, которые они возглавляли. Тем самым, решения коалиционных правительств носили своеобразный «временный» характер. Как следствие в каждом случае требовался значительный срок, чтобы сформировать правительство парламентского большинства. Каждая администрация являлась коалицией политиков с практически несовместимыми взглядами, что не позволяло правительству занимать однозначную позицию по ключевым вопросам внешней и внутренней политики, по которым украинское общество оказалось разделено.

Другим источником неопределенности послужили конституционные реформы, которые начались или как будто бы начались вскоре после оранжевой революции. Полномочия правительства в области осуществления внешней политики не получили общего одобрения. Конституционный суд, когда пытался разрешить конфликт, обнаружил, что и его полномочия ущемлены. Таким образом, президентскопарламентская политическая система, сложившаяся на Украине, противоречива и конфликтна. Еще одним источником противоречий является частая смена кадрового состава правительства и отдельных назначений того или иного министра. Так, Борису Тарасюку, известному своими прозападными взглядами и пользовавшемуся личной поддержкой президента Ющенко, было отказано в доступе на заседания правительства. В итоге ему пришлось подать в отставку в январе 2007 г.

В Беларуси трудно проследить взаимосвязь между внутренними установками населения и тем, как осуществляется внешняя политика, потому что все решения принимаются авторитарным президентом вне зависимости от степени поддержки того или иного решения населением. В Украине такая взаимосвязь прослеживается, что является результатом изменений конституции в 2004–2006 гг. Эти изменения расширили полномочия парламента, что упростило процедуру артикуляции интересов в рамках сложившейся политической системы.

Изучение вопроса идентичности оказывается уместным для изучения резко разделенных по языковому, территориальному или религиозному признаку обществ, в которых политические акторы артикулируют несходные точки зрения по вопросам, которые в итоге будут разрешены (по крайней мере, это касается вопроса о членстве Украины в НАТО) путем прямого волеизъявления граждан.

 

Выбор в пользу Запада

Мы начинаем свое исследование прозападного курса с изучения того, насколько население в Украине, Беларуси и (для сравнения) в России определяет свою идентичность как частично «европейскую». По результатам исследования, представленным в таблице 1 можно сделать несколько заключений. Во-первых, идентификация себя в качестве европейцев снижалась по мере того, как Европейский союз расширял свои границы. Наибольший спад наблюдался в России, но похожие тенденции характерны и для двух других стран. Около половины наших российских и белорусских респондентов в 2000 г. считали себя европейцем в той или иной степени, так же думали и более трети украинцев. Шестьсемь лет спустя пропорции во всех трех странах уменьшились. Менее всего это коснулось Беларуси, которая по ответам оказалась «самой европейской» страной. Но и здесь пропорция тех, кто «скорее не считает» или «совсем не считает» себя европейцем, существенно возросла. Мнение украинцев осталось стабильным. Россияне по-прежнему преимущественно были склонны считать себя хотя бы отчасти европейцами, и в наименьшей степени — теми, кто «скорее не считает» или «совсем не считает» себя европейцем. Те, кто никогда не считали себя европейцами, составляли половину респондентов в России и Украине в 2005 и 2007 гг. соответственно. В каждом случае, за исключением Беларуси, это был медианный ответ. В Беларуси в 2006 г. наибольшее число респондентов ответили, что они «скорее не считают» себя европейцами.

Таблица 1. Европейская самоидентификация, 2000–2007. Вопрос: «Считаете ли Вы себя европейцем?»
Вариант ответа Беларусь Украина Россия
2000 2004 2006 2000 2004 2006 2007 2000 2005
В значительной степени 16 9 11 8 6 6 5 18 7
В некоторой степени 34 25 29 26 20 22 23 34 18
Редко/никогда 38 54 54 57 62 66 64 47 68
N= 1090 1599 1000 1590 2000 1600 1200 1940 2000
(в %)

Очевидно, что идентичности множественны и поливалентны, поэтому ни на один вопрос не удастся получить однозначные ответы. Соответственно, мы задавали серию вопросов, используя формулировку «Евробарометра», что позволило получить широкий спектр ответов, которые можно было сравнить от страны к стране. Результаты представлены в таблице 2. И снова выводы очевидны. В каждом случае люди в первую очередь идентифицировали себя как граждан своей страны. В той же мере наши респонденты ощущали себя, прежде всего, жителями своей местности или поселения, региональные идентичности тоже назывались часто.

Однако лишь немногие думали о себе как о европейцах в первую и даже во вторую очередь. Белорусы, которые чаще других склонны были думать о себе как европейцах, чаще остальных говорили о своей европейской идентичности, и количество таких ответов со временем увеличивалось. Но даже в Беларуси европейская идентичность значительно уступала идентичности, связанной с государством, местностью или регионом, в которых жили респонденты. Для России европейская идентичность характерна в еще меньшей степени, даже в тех частях страны, которые географически относятся к Европе. Россияне считают себя европейцами даже реже, чем советскими гражданами, хотя прошло уже более 15 лет после распада СССР.

В странах Европейского союза и в тех, где нет близкой перспективы присоединения к Союзу, уровень европейской идентичности намного выше. В рамках «Евробарометра» традиционно задается вопрос о том, считают ли респонденты себя гражданами своей страны, европейцами или гражданами своей страны и европейцами. Согласно исследованию, проведенному в рассматриваемый нами период, в среднем 55% по всем странам-членам ЕС считали, что обладают хотя бы частично европейской идентичностью, а 42% считали, что обладают только национальной идентичностью. Согласно нашим данным, количество граждан, обладающих европейской идентичностью в Беларуси, Украине и России, нигде не превышало 20%, обладающих национальной идентичностью — не опускалось ниже 68%. Для сравнения, полная или частичная европейская идентичность в странах-членах ЕС была не ниже 32% (в Великобритании), а в странах, присоединившихся к союзу в 2004 г., — не ниже 49% (в Чехии, см. рис. 1). Уровень европейской идентичности в Беларуси, Украине и России не просто ниже, чем в странах настоящих или будущих членов ЕС, он также ниже, чем в Турции, преимущественно азиатской стране, которая не имеет перспектив присоединения в ближайшем будущем [15].

Таблица 2. Европейская и другие самоидентификации, 2004–2007. Вопрос: «Кем из перечисленного в списке Вы чувствуете себя в первую очередь? во вторую очередь?»
  Беларусь Украина Россия
2004 2006 2004 2006 2007 2005
Европеец 16 20 10 12 11 8
Евразиец 2 3 2 2 1 3
Советский гражданин 10 12 11 9 11 13
Гражданин своего государства 72 85 69 68 69 76
Гражданин своего региона 18 25 27 33 31 29
Житель своего поселения 65 50 69 64 62 69
N= 1599 1000 2000 1600 1200 2000
(учитывались оба ответа, в %)
Рисунок 1. Европейская самоидентификация, 2006

Мы также спрашивали об отношении граждан к вступлению их страны в ЕС и НАТО (в обоих случаях сейчас это гипотетический вопрос). Как и в случае с «европейскостью», поддержка возможного членства в ЕС снижалась со временем во все трех странах. Тем не менее это мнение популярно примерно у половины респондентов в каждой стране; следующей по численности группой являются респонденты, не имеющие определенного мнения на этот счет. Лишь небольшая часть респондентов (исключение составляет Украина в 2006 г., что может быть связано с вмешательством ЕС во внутреннюю политику страны во время спорной избирательной кампании 2006 г.) была резко против. Как мы и ожидали, поддержка членства в ЕС тесно связана с «европейскостью». Те, кто «безусловно считал себя европейцем» в три раза чаще поддерживали идею членства в ЕС, чем остальные (на примере украинского опроса 2007 г.). Они также чаще правильно определяли ЕС, когда им предлагали выбирать из списка существующих и вымышленных международных организаций, а также верно указывали местоположение его штаб-квартиры. Что замечательно, они также в четыре-пять раз чаще других положительно отзывались о ЕС, о его целях и инициативах. Из тех, кто «в целом» положительно относился к ЕС, в свою очередь, в четыре-пять раз чаще поддерживали идею членства.

Таблица 3. Поддержка вступления в ЕС, 2000–2007
  Беларусь Украина Россия
2000 2004 2006 2000 2004 2006 2007 2005
Полностью поддерживаю 23 26 17 23 20 17 18 19
Скорее поддерживаю 32 34 30 34 35 30 36 37
Скорее не поддерживаю 11 8 18 7 11 18 15 12
Абсолютно не поддерживаю 5 3 8 4 6 17 8 7
Затруднились ответить 29 29 27 32 28 19 24 25
N 1090 1599 1000 1590 2000 1600 1200 2000
(в %)

Поддержка членства в НАТО предсказуемо намного ниже и постепенно снижается (табл. 4). Оппозиция в этом вопросе наиболее сильна в Украине — единственной стране, где данная тема активно обсуждается и где мнение население должно оказаться решающим фактором (поддержка идеи членства в НАТО неуклонно снижалась, по крайней мере с 2000 г., когда такой вопрос задавался впервые) [16]. Основываясь на нашем опыте опросов, мы включили «нейтральный» ответ «не поддерживаю, но и не против вступления», и большинство в России и Беларуси выбрало именно его. К тому же большое количество опрошенных затруднились с ответом. Поддержка идеи членства в НАТО оказалась тесно связана с мнением респондентов об альянсе. Сторонники присоединения к НАТО могли правильно идентифицировать альянс, когда им предлагалось выбрать из списка существующих и вымышленных международных организаций. Они также чаще других видели в альянсе средство укрепления международной безопасности. Однако некоторое количество опрошенных считали НАТО средством «экспансии Запада» и, тем не менее, хотели бы присоединения.

Таблица 4. Поддержка вступления в НАТО, 2004–2007
  Беларусь Украина Россия
2004 2006 2004 2006 2007 2005
Полностью поддерживаю 5 5 5 4 4 5
Скорее поддерживаю 17 7 18 13 15 17
Нейтрален 29 31 28 19 20 34
Скорее не поддерживаю 15 25 16 28 26 18
Абсолютно не поддерживаю 6 8 8 20 19 6
Затруднились ответить 27 28 26 16 16 21
N= 1599 1000 2000 1600 1200 2000
(в %)

Что определяет «прозападную» ориентацию? При прочих равных мы предполагаем, что респонденты, которые ориентированы скорее на Запад, а не на Восток, более молодые, образованные и обладают более высоким социальноэкономическим статусом, чем их «славянские» оппоненты. Чем моложе наши респонденты, тем короче был период их социализации в советской системе. И чем лучше образованы и богаче респонденты, тем больше у них качеств, которые помогают им улучшить свое положение в рыночной среде, и тем теснее будут развиваться их отношения с западными странами. Согласно другим исследованиям, молодые респонденты оказываются в большей степени ориентированы на Запад, нежели респонденты только с высокими доходами [17]. Предыдущие работы авторов настоящего исследования также обнаруживают, что возраст влияет на отношение, по крайней мере, к Европейскому союзу, как и высшее образование, проживание в городе, экономическое положение и пол респондента (в Украине мужчины позитивнее относятся к возможному членству в ЕС, чем женщины) [18]. Мы также предполагаем, что респонденты, симпатизирующие «прозападному» курсу, менее националистичны в своих взглядах и менее восприимчивы к официальному государственному дискурсу [1].

Результаты проверки этих предположений представлены в таблице 5, здесь показано отношение респондентов к ЕС и НАТО в зависимости от различных переменных, включая социально-экономические характеристики [20].

Таблица 5. Прогноз ЕС/НАТО-ориентации (регрессионные оценки)
  Беларусь Украина Россия
Парные коэф-
фиц. регрес-
сии
Стан-
дарт. коэф-
фиц. регрес-
сии
Парные коэф-
фиц. регрес-
сии
Стан-
дарт. коэф-
фиц. регрес-
сии
Парные коэф-
фиц. регрес-
сии
Стан-
дарт. коэф-
фиц. регрес-
сии
Возраст -0,02* -0,11* -0,02* -0,1* -0,01 -0,06
Пол 0,02 0,05 0,36* 0,06* -0,16 -0,04
Образование (начальное)
среднее -0,06 -0,01 0,1 0,02 -0,11 -0,02
высшее 0,07 -0,01 0,66 0,11 -0,19 -0,03
Состоит в браке 0,02 0,01 0,01 0 -0,22 -0,05
Трудоустроенность 0,22 0,05 0,03 0,01 0,02 0
Хороший уровень жизни 0,26 -0,07 1,05* 0,22* 0,26* 0,08*
Гражданство 0,43 0,07 0,57* 0,08* -0,22 -0,03
Язык -0,06 -0,01 1,73* 0,3* 0,75 0,06
Частое посещение церкви 0,08 0,1 0,33* 0,14* -0,04 -0,02
Константа 2,02   0,58   5,16  
Стандарти-
зированный R2
0,01   0,25   0,01  
N= 587   1170   1303  
* Статистически значимы при p<0,01.
 

Выбор в пользу Востока

Для стран, находящихся между Востоком и Западом, существует не только выбор в пользу Запада, но и выбор в пользу Востока, основанный на возможности тесной самоидентификации со славянскими соседями. Такого рода связь, как мы могли видеть в начале, остается гораздо более значимым основанием идентификации, чем общее прошлое в составе СССР. Она отражает общую историю, язык, религию и другие общие культурные особенности, которые были мало затронуты распадом СССР. Это отражается на структуре аудитории русскоязычных СМИ в двух других странах, особенно в Беларуси (где российские каналы смотрят в 3 раза больше, чем белорусские) [21]. Кроме того, это хорошо заметно и по структуре внешней торговли, которая сама по себе отражает факт того, что советская экономика была единым экономическим комплексом с сетью железных и автомобильных дорог, центром которой была Москва. На сегодняшний день более половины (55%) всей белорусской внешней торговли приходится на страны СНГ, а 47% — на одну Россию; Россия, как мы уже видели, является крупнейшим украинским торговым партнером и страной, из которой приезжает наибольшее количество туристов [22].

«Восточный» выбор, однако, подразумевает гораздо больше, чем просто экономические связи: он отражает, в какой степени славянские и бывшие советские республики были и остаются единым сообществом — с протяженными общими границами, общим языком, огромным потоком мигрантов в обоих направлениях, а также различными родственными связями. Мы исследовали разные стороны этих межличностных отношений. Например, мы спрашивали, есть ли у наших украинских респондентов близкие родственники, живущие в России. Около половины (47%) имеют одного или несколько родственников, а около четверти респондентов (23%) имеют близких родственников в других странах СНГ, иными словами, приблизительно у 3/4 есть родственные связи, по крайней мере, в одной из бывших советских республик. Точно так же около 2/3 наших украинских респондентов бывали в России, 28% — в Беларуси; но всего 4% бывали в Венгрии или Чешской Республике, не говоря уже о капиталистических странах Запада. В Беларуси приблизительно столько же (63%) имеют близких родственников в России или других странах СНГ, а подавляющее большинство бывали в России (81%) или Украине (67%), но только 5 и 8% соответственно были в Венгрии или Чешской Республике.

Для изучения сущности поддержки «славянского» выбора мы интересовались, в первую очередь, сожалеют ли респонденты о распаде СССР, т. е. считают ли они, что это была «катастрофа» (см. табл. 6 и рис. 2). Количество тех, кто думает подобным образом, снижается, и большинство и в Беларуси, и в Украине не сожалели о его распаде во время проведения нашего исследований в 2006 г. Однако такое мнение все еще остается значимым. И это мнение стабильно преобладает в России, где Путин в своем ежегодном послании федеральному собранию назвал распад СССР «величайшей геополитической катастрофой века» [23]. Для россиян СССР — это советская система со своими плюсами и минусами. Однако для белорусов и украинцев это еще и время, когда их страны были союзными республиками, несмотря на их представительство в ООН, а не независимыми государствами. Сожаление о распаде СССР — это в действительности сожаление об окончании периода, когда они управлялись из Москвы, а не собственными избираемыми институтами. Обретение независимости не означало обязательного отказа от экономической и политической системы, существовавшей на тот момент. Наблюдается следующая зависимость: те, кто сожалеют о распаде СССР, скорее расположены относиться к советской системе положительно, и наоборот; однако эти мнения не полностью идентичны друг другу.

Таблица 6. Сожаление о распаде СССР, 2000–2007. Вопрос: «Согласны Вы или нет с тем, что распад СССР — это большая беда?»
  Беларусь Украина Россия
2000 2004 2006 2000 2004 2006 2007 2004 2005
Полностью согласен 34 25 12 39 35 18 25 38 41
Скорее согласен 31 29 27 18 22 23 23 25 25
Скорее не согласен 16 20 29 17 19 26 18 20 19
Совершенно не согласен 11 14 21 19 17 23 22 11 11
Затруднились ответить 8 12 12 7 8 9 12 6 5
N= 1090 1599 1000 1590 2000 1600 1200 2000 2000
(в %)
Рисунок 2. Ностальгия по Советскому Союзу, 2000–2007
(разность между долей тех, кто сожалеет и не сожалеет о распаде СССР, в % от числа опрошенных)

Меньше расхождений наблюдается в вопросе, следует ли бывшим советским республикам теснее взаимодействовать, особенно в рамках СНГ (табл. 7).

В Беларуси и Украине поддержка идеи воссоздания унитарного государства, своеобразного «постсоветского СССР», была ниже, чем в России; поддержка идеи единого государства снижалась во всех трех странах, а поддержка существующего положения дел увеличивалась. Тем не менее более двух третей в каждой стране считают, что бывшие советские республики должны, по крайней мере, теснее сотрудничать.

Мнения о необходимости сокращать сотрудничество между странами-членами СНГ или даже о роспуске СНГ как организации имеют незначительную поддержку в трех странах. Как и ожидалось, существует зависимость между ностальгией по СССР и мнением о том, что бывшие советские республики должны сотрудничать более тесно: те, кто больше всего сожалеют о распаде СССР, в два раза чаще разделяют мнение о том, что бывшие советские республики могли бы объединиться в одно государство, и наоборот. Но очевидно, что во всех трех странах абсолютное большинство поддерживает идею более тесного сотрудничества; особенно в России, где до сих пор значительная часть населения являются сторонниками восстановления унитарного государства.

Таблица 7. Содружество независимых стран, 2004–2007. Вопрос: «В каком направлении должен развиваться СНГ?»
  Беларусь Украина Россия
2004 2006 2004 2006 2007 2005
СНГ следует объединиться в единое государство 25 17 27 16 18 39
Следует взаимодействовать более тесно 52 52 54 55 53 38
Отношения должны оставаться прежними 8 19 7 15 14 10
Следует меньше взаимодействовать 1 1 3 2 3 2
СНГ должно распасться 5 2 3 3 5 4
Затруднились ответить 10 9 7 10 8 9
N= 1599 1000 2000 1600 1200 2000
(в %)

По нашему изначальному предположению те, кто придерживается «славянского» выбора, в социальном плане являются противоположностью тем, кто ориентирован на Запад. Частично это отражено в таблице 8, две части которой — распад СССР и будущее СНГ — были объединены в единую шкалу, чтобы показать, каким образом распределились ответы тех, кто ориентирован на «славянский», или «восточный» выбор. Были использованы те же факторы, которые использовались в таблице 5. Мы обнаружили, что в случае ориентации на «Запад», возраст является главным определяющим фактором. Более пожилые респонденты чаще сожалеют о распаде государства, в котором они выросли, и чаще поддерживают идею тесного сотрудничества с другими странами-членами СНГ. Возрастной фактор значим во всех трех странах, но наибольшее значение он имеет в Беларуси, где это единственный статистически предсказуемый фактор. Различие по полу оказывается также значимым фактором, по крайней мере, в России и Украине.

Таблица 8. Прогноз СССР/СНГ-ориентации (регрессионные оценки)
  Беларусь Украина Россия
Парные коэф-
фиц. регрес-
сии
Стан-
дарт. коэф-
фиц. регрес-
сии
Парные коэф-
фиц. регрес-
сии
Стан-
дарт. коэф-
фиц. регрес-
сии
Парные коэф-
фиц. регрес-
сии
Стан-
дарт. коэф-
фиц. регрес-
сии
Возраст 0,04* 0,31* 0,03* 0,2* 0,04* 0,28*
Пол -0,12 -0,03 -0,38* -0,09* -0,27* -0,06*
Образование (начальное)
среднее 0,27 0,06 -0,31 -0,07 -0,23 -0,05
высшее -0,13 -0,03 -0,75* -0,16* -0,46 -0,07
Состоит в браке 0,27 0,06 0,1 .02 0,09 0,02
Трудоустроенность -0,19 -0,05 -0,25 -0,06 0,12 0,03
Хороший уровень жизни -0,14 -0,04 -0,47* -0,13* -0,3 -0,09
Гражданство 0,43 0,07 -0,23 -0,04 -0,28 -0,04
Язык 0 0 -0,83* -0,19* -0,05 -0,01
Частое посещение церкви 0,06 0,03 -0,24* -0,13* 0,07 0,03
Константа 4,64   7,89   6,88  
Стандарти-
зированный R2
0,13   0,16   0,11  
N= 825   1336   1775  
* Статистически значимы при p<0,01.

Что касается культурных факторов, то язык и религия более значимы в Украине, где верующие и не говорящие на украинском языке более благожелательно настроены по отношению к «Востоку», чем в остальных двух странах. Социально-экономические факторы также влияют на взгляды: более низкий уровень образования и жизни предсказуемо влечет за собой большую ностальгию по СССР и поддержку интеграции в рамках СНГ. Люди с низким уровнем жизни в России придерживаются похожих взглядов.

 

Восток и Запад: вместе или порознь?

Мы не хотели бы преувеличивать степень влияния избирателей на внешнюю политику или степень влияния внешней политики на электоральные предпочтения граждан. Однако в предыдущих работах мы предположили, что общественное мнение ставит пределы внешней политики правительства, даже если эти аспекты и не затрагивались напрямую во время избирательной кампании [24]. Для каждой из стран мы предположили, что существенную поддержку «западного» и «славянского» пути определяют такие социальные факторы, как язык, религия, образование или уровень дохода. Важно отметить, что они связаны с различными моделями политической мобилизации, особенно в Украине. «Многовекторная» внешняя политика включает в себя обе: и «славянскую», и «западную» — ориентации и примиряет избирателей с противоположными взглядами, они, в свою очередь, поддерживают эту внешнюю политику, голосуя на выборах. Чем сильнее эти отличия и чем ярче выражены они у избирателей, тем сложнее становится правительству игнорировать эти мнения и выбирать то или иное направление; чем меньше разногласий, тем меньше становятся политические издержки такого выбора.

Предыдущие исследования, в том числе и наших собственные, были сосредоточены на изучении «европейского выбора» и попытках измерить его посредством такого показателя, как уровень поддержки населением гипотетического членства в Евросоюзе [25]. В данном исследовании мы проанализировали ориентацию на «Запад» в широком смысле. Мы соединили отношение к идее членства в ЕС и присоединения к НАТО. Это позволило нам проанализировать отношения к системе западных альянсов в целом, а не просто к Европе в географическом смысле. Как можно видеть, существует зависимость между отношением к ЕС и НАТО. Эти вопросы тесно переплетены с другими аспектами политики, которая осуществляется в регионе, особенно это характерно для Украины. Здесь «евроатлантический выбор» включает оба направления. В предыдущем разделе мы описали отношение населения к сотрудничеству в рамках СНГ, а также мнение относительно распада СССР. Они оказались тесно связаны. Однако мнение насчет того, какие отношения должны существовать между государствами-членами СНГ, — предмет постоянных споров. Иными словами, этот фактор непосредственно влияет на выбор между Востоком и Западом. В то же время сожаление о распаде СССР, разделяемое большим количеством респондентов, видимо, не имеет заметных политических последствий.

Объединив в одной таблице тех, кто «положительно», «отрицательно» и «нейтрально» настроен к этим двум конкурирующим ориентациям, мы получили девять идеальных типов (см. схему 1). Например, «пессимисты» против любой из двух ориентаций (они враждебно настроены к идее членства в ЕС и НАТО и к идеям тесной интеграции в рамках СНГ, не склонны при этом сожалеть о временах СССР); «оптимисты» позитивно настроены к любой ориентации. Есть и промежуточный тип: выбор в пользу Запада в сочетании с отрицательным отношением к «славянскому выбору» дает сильную ориентацию на Запад; выбор в пользу «славянского пути» в сочетании с отрицательным отношением к членству в ЕС и НАТО дает сильную ориентацию на Восток. И наконец, группа тех, кто имеет нейтральные предпочтения. Чем больше общественное мнение разделено по этому вопросе, тем больше необходимость в многовекторной внешней политике, которая способна примирить крайние позиции. Чем нейтральнее общественное мнение или чем больше оно склоняется в ту или иную сторону, тем меньше напряжения оно накладывает на действия правительства.

Как же распределены идеальные типы по трем исследуемым странам? Как показывает таблица 9, «Восточная» ориентация имеет значительно более широкую поддержку чем «западная», в ее пользу высказалось около половины тех, кто отвечал на вопросы в трех странах. Этого стоило ожидать при высоком уровне поддержки тесных взаимоотношений между странами-членами СНГ и значительном количестве сожалеющих о распаде СССР [26]. Однако были и заметные вариации. Украина в особенности была сильно поляризована. Здесь, по сравнению с двумя другими странами, одновременно наибольшее количество и тех, кто склоняется к Востоку, и тех, кто склоняется к Западу. Кроме того, здесь наибольшее количество граждан как с сильной ориентацией на Запад, так и на Восток. В России и Беларуси почти столько же сожалеющих о распаде СССР и поддерживающих интеграцию внутри СНГ, как в Украине. Но здесь это выражено не столь резко и не сочетается с настойчивым желанием двигаться в сторону ЕС и НАТО.

Как можно предположить из приведенных данных, Украина — это страна, где наименьшее количество «амбивалентно» настроенных граждан с нейтральным отношением к любой ориентации и наименьшее количество «оптимистов», положительно настроенных к обеим ориентациям. В Беларуси большинство составляли «амбивалентные»; в России на втором месте по количеству стояли «оптимисты». В Украине большинство было сильно ориентировано на Восток. Общественное мнение оказалось разделено, что благоприятствовало проведению многовекторной политики. Этим воспользовались политические лидеры, пытаясь заключить «стратегическое партнерство» как с западными, так и с восточными соседями. Общественное мнение в России и Беларуси менее поляризовано, что накладывает минимальные ограничения на внешнеполитический курс этих стран. Беларусь также проводит многовекторную политику, в то время как в России прослеживается четкое предпочтение отношений с бывшими советскими республиками. Обе страны, однако, могут менять ориентацию своей политики без оглядки на внутриполитические «группы вето».

Схема 1. Отношение между восточными и западными убеждениями
Западная ориентация Восточная ориентация
Негативная
Нейтральная
Позитивная
Негативная
Пессимистичная
Анти-восточная
Устойчивая западная
Нейтральная
Анти-западная
Амбивалентная
Умеренно западная
Позитивная
Устойчивая восточная
Умеренно восточная
Оптимистичная
Таблица 9. Распределение типов мнений
  Беларусь Украина Россия
Восточная ориентация
Устойчивая восточная 14 27 11
Антивосточная 11 13 4
Умеренно восточная 20 12 32
(Суммарная антивосточная) (45) (52) (47)
Западная ориентация
Устойчивая западная 6 7 2
Антизападная 6 4 3
Умеренно западная 9 14 12
(Суммарная прозападная) (21) (25) (17)
Неориентированная
Амбивалентная 24 17 13
Пессимистичная 2 2 2
Оптимистичная 8 4 21
(Суммарная неориентированная) (34) (23) (36)
Итого 100 100 100
N= 533 1024 1228
(в %)

В этом контексте внешнеполитическая ориентации России имеет несколько особенностей. Россию сложно назвать государством, расположенным между Востоком и Западом, если только не рассматривать ее как территорию, протянувшуюся от Европы до Азии. Эти геополитические отличия должны обязательно приниматься в расчет при сравнении ее внешнеполитической ориентации с украинской и белорусской. По нашим данным, российская внешняя политика отличается «умеренностью». В России большее, по сравнению с двумя другими странами, количество граждан, ориентированных на «славянский выбор», и особенно много тех, кто сожалеет о распаде СССР. Однако большинство россиян демонстрируют скорее умеренную, нежели фундаменталистскую, «восточную» ориентацию. Выбор в пользу Востока не обязательно исключает возможность членства в НАТО и ЕС, хотя она пока чисто гипотетическая. Действительно, как уже было показано, в России большее, по сравнению с двумя другими странами, количество «оптимистов», предпочитающих оба направления.

Результаты настоящего исследования наиболее значимы для Украины, так как именно здесь внешнеполитические ориентации наиболее поляризованы, наиболее тесно связаны с культурными особенностями, такими как язык и религия, и оказывают сильное влияние на предпочтения избирателей, особенно в отношении возможного членства в НАТО.

Эти две ориентации сильнее всего отразились в противоречивых и спорных результатах выборов 2004–2006 гг. и в конкурирующих внешнеполитических курсах, которые пытались осуществлять президент и премьер-министр, что проявилось уже через месяц после утверждения правительства Януковича в августе 2006 г. Внимание к общественному мнению было продемонстрировано в новой образовательной программе, которую предложил президент и его сторонники с целью склонить население в пользу вступления в НАТО. Согласно нашему исследованию, Беларусь, хотя в большой степени и ориентирована на своих славянских соседей, сможет легко установить более тесные отношения с странами Запада, будь на то воля обществ и правительств этих стран.

Для России результаты нашего исследования выглядят «ободряюще». Как мы показали, россияне более привержены «славянскому» курсу, более других сожалеют о распаде СССР и более склонны поддерживать становление единого унитарного государства, которое бы включало в себя другие страны-члены СНГ. В этом отношении наблюдается тесная взаимосвязь между общественными настроениями и официальной политикой, которая имеет целью утверждение положения России на «постсоветском пространстве» и создание Организации договора о коллективной безопасности как рамочной структуры, которая бы обеспечивала защиту российских интересов. Одновременно российское общество положительно оценивает возможности более тесного сотрудничества с ЕС и НАТО, даже членства в этих организациях. Гораздо больше его беспокоят исламский фундаментализм и организованная преступность, нежели угроза, которую представляют страны Запада и их военные и экономические альянсы. Такая ориентация, по нашему мнению, оказывает влияние на вопросы идентичности и культуры. Чем больше возможностей будет возникать в трех изучаемых странах для артикуляции общественных интересов, тем более они будут сдерживать действия своих правительств.

 

Примечания

[1] См.: Allison, Light and White (2006). Allison, Roy, Margot Light and Stephen White. 2006. Putin's Russia and the Enlarged Europe. Oxford and Maiden MA: Blackwell. Allison, Roy, Stephen White and Margot Light. 2005. Belarus between East and West // Journal of Communist Studies and Transition Politics 21:4 (December). P. 487–511. Детальное описание проекта доступно в Интернете по адресу www.lbss.gla.ac.uk/politics/inclusionwithourmembership; с полным списком публикаций можно ознакомиться в Интернете по адресу www.esrcsocietytoday.ac.uk/ESRCInfoCentre/AdvancedSearchPage3.aspx.

[2] На значимость этих преобразований указывают Снайдер и Плокхи. См.: Snyder, Timothy. 2003. The Reconstruction of Nations: Poland. Ukraine, Lithuania. Belarus. 1569-1999. New Haven CT: Yale University Press. Plokhy, Serhii. 2006. The Origins of the Slavic Nations: Prempdern Identities in Russia, Ukraine, and Belarus. N.Y.: Cambridge University Press.

[3] Huntington, Samuel P. 1996. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. N.Y.: Simon&Schuster. P. 159.

[4] Rice, Condoleezza. 2005. Телевизионное интервью. http://news.bbc.co.uk/2/hi/europe/4472613.stm. последний доступ 10 ноября 2007.

[5] Лукашенко А.Г. Внешняя политика республики Беларусь в новом мире // Вестник Министерства иностранных дел республики Беларусь. 2004. № 3(30). С. 45.

[6] Allison, Roy, Stephen White and Margot Light. 2005. Belarus between East and West // Journal of Communist Studies and Transition Politics 21:4 (December). P. 490.

[7] D’Anieri, Paul. 2007. Understandine Ukrainian Politics: Power. Politics, and Institutional Design. Armonk NY: Sharpe. P. 106.

[8] См., например,: Birch, Sarah. 2000. Interpreting the Regional Effect in Ukrainian Polities. Europe-Asia Studies 52:6 (September). P. 1017–1041; Shulman, Stephen. 2004. The Contours of Civic and Ethnic National Identification in Ukraine. Europe-Asia Studies 56:1 (January). P. 35–55; Barrington, Lowell and Erik Herron. 2004. One Ukraine or Many? Regionalism in Ukraine and Its Political Consequences. Nationalities Papers 32:1 (March). P. 53-86; Katchnovski, Ivan. 2006. Regional Political Dimensions in Ukraine in 1991–2006. Nationalities Papers 34:5 (November). P. 507–532.

[9] www.ukrstat.gov.ua, последний доступ 23 января 2008 г.

[10] Kuzio, Taras. 2007. Ukraine-Crimea-Russia: Triangle of Conflict. Stuttgart: Ibidem-Verlag.

[11] Как отмечает Кедерман (Cederman, Lars-Erik, ed. 2001. Constructing Europe’s Identity: The External Dimension. Boulder CO and London: Lynne Rienner. P. 1), «Европа принадлежит к числу наиболее противоречивых воображаемых общностей в современной мировой системе». Большая часть литературы по данной тематике основана на спорных данных «Евробарометра», которые несут на себе отпечаток установок Еврокомиссии, которая и финансирует данное исследование. (См.: Baycroft, Timothy. 2004. European identity, in Gary Taylor and Steve Spencer, ed. Social Identities: Multidisciplinary Approaches. London: Routledge. P. 154.). Современная литература по данной тематике включает Herrmann, Richard K., Thomas Risse and Marilynn B. Brewer, eds. 2004. Transnational Identities: Becoming European in the EU. Lanham MD: Rowman&Littlefield; Buonanno, Laurie and Ann Deakin. 2004. European Identity, in Niall Nugent, ed., European Union Enlargement. Basingstoke: Palgrave. Р. 84–102; Bruter, Michael. 2005. Citizens of Europe? The Emergence of a Mass European. Авторы данной статьи также внесли свой вклад в разработку этой темы White, Stephen, Julia Korosteleva and Roy Allison. 2006. NATO: the View from the East, European. Security 15:2 (June). Р. 165–190; White, Stephen, Julia Korosteleva and Ian McAllister. 2008. A Wider Europe? The View from Russia, Belarus and Ukraine. Journal of Common Market Studies 46 (forthcoming). Korosteleva, Julia and Stephen White. 2006. “Feeling European”: the View from Belarus, Russia and Ukraine. Contemporary Politics 12:2 (June). P. 193–205. Identity. London: Palgrave.

[12] См.: Kuzio, Taras, ed. 2007. Democratic Revolution in Ukraine: from Kuchmagate to Orange Revolution. Special Issue of the Journal of Communist Studies and Transition Politics 23:1 (March); Wilson, Andrew. 2005. Ukraine’s Orange Revolution. New Haven and London: Yale University Press; Aslund, Anders and Michael McFaul, eds. 2006. Revolution in Orange: The Origins of Ukraine’s Democratic Breakthrough. Washington DC: Carnegie; Hesli, Vicki L. 2007. The 2006 Parliamentary Election in Ukraine. Electoral Studies 26:2 (June). P. 507–11.

[13] См.: Известия. 2006. 15 сент. С. 6.

[14] См.: ИТАР-ТАСС. 2008. 15 янв.

[15] Эти цифры приведены по «Евробарометру» № 64 (2006). С. 41–43. www.europa.eu.int, время последнего доступа 25 января 2008 г. По Болгарии и Румынии, которые присоединились к ЕС в 2007 г., этот показатель составил 47 и 59% соответственно. В Хорватии, которая не является членом ЕС, показатель равнялся 64%.

[16] См.: Panina N. 2006. Ukrains'ke suspil'stvo 1992-2006: sotsiologichnii monitoring. Kyiv: Institut sotsiologii NAN Ukraini. 2006. С. 17.

[17] См.: Kubicek, Paul. 2000. Regional Polarisation in Ukraine: Public Opinion, Voting and Legislative Behaviour. Europe-Asia Studies 52:2 (March). Р. 282.

[18] См.: White, Stephen, Ian McAllister and Margot Light. 2002. Enlargement and the New Outsiders. Journal of Common Market Studies 40:1 (March). Р. 143–144.

[19] См., например: Kubicek и Munro, Neil. 2007. Which Way Does Ukraine Face? Popular orientations Toward Russia and Western Europe. Problems of Post-Communism 54:6 (November-December). P. 43–58.

[20] В Беларуси корреляция между поддержкой перспективы членства в ЕС и членства в НАТО составила r=0,42, в Украине r=0,50, в России r=0,31.

[21] Коростелева Елена. 2008. Личное интервью.

[22] См.: www.belstat.gov.by, 2006, последнее посещение 23.01.2008.

[23] Российская газета. 2005. 26 апр. С. 3.

[24] См.: White, Stephen, Ian McAllister and Margot Light. 2002. Enlargement and the New Outsiders. Journal of Common Market Studies 40:1 (March). Р. 135–153.

[25] См., например: Korosteleva, Julia and Stephen White. 2006. “Feeling European”: the View from Belarus, Russia and Ukraine. Contemporary Politics 12:2 (June). P. 193–205.

[26] В Беларуси корреляция между поддержкой перспективы членства в ЕС и членства в НАТО составила r=0,42, в Украине r=0,50, в России r=0,31. Корреляция между сожалением о распаде СССР и поддержкой интеграции в рамках СНГ составила в Беларуси r=0,43, в Украине r=0,42, в России r=0,31.

Перевод с английского Д. Волкова и А. Моргуновой

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

10:56 Данные о скупке голосов в Приморье переданы в полицию
10:37 Псковский вице-губернатор отрицал вину во взятке
10:24 «Холодная война» признана лучшим европейским фильмом 2018 года
10:00 США призвали Германию подумать о безопасности соседей в вопросе «Северного потока-2»
09:45 В Вологде объявлено чрезвычайное положение
09:23 Дальневосточный перевозчик вернет застрявших туристов из Китая
09:05 Явка на выборах главы Приморья достигла почти 30%
15.12 20:04 Полиция Парижа задержала 148 «желтых жилетов»
15.12 19:44 Сборная России разбила сборную Чехии на Кубке Первого канала
15.12 19:29 Участников собора в Киеве из УПЦ МП объявили раскольниками
15.12 19:06 В Брюсселе задержаны 50 «желтых жилетов»
15.12 18:47 Порошенко объявил о создании УПАПЦ
15.12 18:27 УПЦ МП сравнила с предательством участие двух архиереев в объединительном соборе
15.12 18:06 Мальчик поделился с Путиным впечатлением от прогулки на вертолете
15.12 17:49 Путин рассмотрит учебные программы и целевой набор для творческих вузов
15.12 17:26 Украинский С-27 разбился при заходе на посадку
15.12 17:15 ВС России получили 35 новых образцов вооружения
15.12 16:56 Instagram выявил самое счастливое место на планете
15.12 16:29 Путин призвал быть осторожными с запретами в сфере культуры
15.12 15:50 РКН уличил сайты по продаже билетов на елки в сборе данных
15.12 15:26 Путин выпил чаю с мальчиком после обещания полетать на вертолете
15.12 14:50 Последний рейс с застрявшими в Китае туристами вылетел в Москву
15.12 14:27 IBU пока не будет наказывать российских биатлонистов
15.12 13:55 В Киеве начался объединительный собор церквей
15.12 13:36 В центре Парижа снова возникли беспорядки
15.12 13:07 СМИ сообщили об отсутствии у объединенной украинской церкви патриарха
15.12 12:55 Австралия признала Иерусалим столицей Израиля
15.12 12:37 Организаторы форума в Давосе пустят подсанкционных россиян
15.12 12:18 Трамп назначил нового главу аппарата Белого дома
15.12 12:00 Суд в США отменил главное президентское достижение Барака Обамы
15.12 11:41 Импортеры алкоголя предупредили россиян об угрозе дефицита
15.12 11:28 США потратили 10 млн долларов на расследование «российского дела»
15.12 10:59 Россию позвали на трехсторонние переговоры по газу в Брюсселе
15.12 10:37 Силуанов отверг компенсацию Белоруссии за налоговый маневр
15.12 10:12 Британское правительство раскололось из-за Brexit
15.12 09:42 Хакеры Anonymous обвинили Британию в планах заминировать Севастополь
15.12 09:20 СМИ узнали о попытке США получить показания Бутиной по другому делу
15.12 09:00 Россия внесла в Генассамблею ООН резолюцию по ДРСМД
14.12 20:08 Трамп допустил торговое соглашение с Китаем
14.12 19:24 Фотографии пользователей Facebook оказались во всеобщем доступе из-за сбоя
14.12 18:38 Прокуратура попросила год условного срока для поднявшего росгвардейца в метро мужчины
14.12 17:57 ФСБ задержала вице-губернатора Пскова
14.12 17:40 В ГД внесен законопроект об автономном российском интернете
14.12 16:26 «Победа» может ввести плату за стаканы из экономии
14.12 16:13 Помет пингвинов Адели можно изучать из космоса
14.12 15:50 Сергей Мохнаткин вышел на свободу
14.12 15:24 Лукашенко поведал об извинениях Путина на саммите ЕАЭС
14.12 14:51 Главу Свердловской железной дороги задержали по делу о взятке
14.12 14:37 Связанный с болезнью Альцгеймера белок может передаваться при нейрохирургических операциях
14.12 14:26 Университет Ганы снес памятник Махатме Ганди из-за обвинений его в расизме
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром авторское право администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия бензин беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВПК ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки госизмена гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль импорт инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция информационные технологии ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Кабардино-Балкария Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание компьютерная безопасность Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия морской транспорт Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж патриарх Кирилл ПДД педофилия пенсионная реформа пенсия Пентагон Первый канал Петр Порошенко пиратство пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Приморье Продовольствие происшествия публичные лекции ракета Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Росстат Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саратовская область Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция Шереметьево школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Элла Памфилова Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко «Яблоко» ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.