Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
13 декабря 2017, среда, 01:08
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

22 декабря 2008, 22:08

«1980-е revisited»: мнения

Эссеистический сериал «1980-е: revisited» вызвал среди читателей отклики – за которые им безмерно благодарен автор этих очерков. Обращено внимание на многое, от истории русского рока до эстетического феномена позднесоветского телесериала; различен и сам жанр высказанных мнений. Начнем с сетевых разговоров. В ЖЖ-сообществе, посвященном «Приключениям Шерлока Холмса и доктора Ватсона», можно обнаружить любопытные рассуждения как о кобринских текстах, так и по поводу советских восьмидесятых, тогдашних телесериалов и самих Холмса-Ливанова и Ватсона-Соломина. Юзер alek_morse написал даже целый «Ответ на статью Кобрина». Процитируем некоторые отрывки оттуда: «1. ... с общими тезисами я более-менее согласен. Правда обо всём этом уже кто-то где-то писал (так что есть какой-то эфект дежавю). И, вероятно, статья не претендует на первооткрывательство... Но если отбросить мысль, что свою статью автор написал только ради наполнения рубрики материалом, то следует спросить себя - зачем же этот текст? Сериал "Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона" тоже не претендовал на первооткрывательство, напротив, фильм ... своего рода был окном в прошлое, причем, в чужое - в английское, которое, правда, судя по неугасающей любви наших читателей к викторианским писателям, еще и своё, наше прошлое (и, как всё подлинное, - оно же настоящее)... Заслуга фильма была в его стиле, в создании атмосферы - такой знакомой и такой узнаваемой по рассказам. В конце концов, всё дело в эффекте подлинности, воспроизведенном на экране. Возможно, я не прав, но, почему-то, я всегда придерживался мысли, что писать об этом фильме нужно в его же стилевом ключе. Наверное, к этому меня приучили несколько ранних (советских!) киноведческих статей о нем. Увы, но статья Кобрина, на мой вкус, получилась и скомканной и несколько колючей... и в каком-то смысле эрзацем. Возвращаясь к аналогии, я бы причислил этот текст к заключительным сериям шерлокхолмсовского фильма - к "ХХ веку начинается". Если, конечно, считать критику Кобрина этой серии (или взгляд Кобрина на эти серии) справедливым. Лично меня в статье зацепили кое-какие вскользь сделанные ремарки/оценки - о фильме "Место встречи...", о "Семнадцати мгновениях" и т.п. Возможно, я соглашусь с данными автором оценками их культурно-социальной роли, их вписанности в контекст того времени и последующего. Но общий сквозящий из текста сарказм (или горькая ирония?) по поводу их художественных достоинств не показался мне убедительным. Готов предположить, что собака Баскервилей зарыта в юности автора (в чем, собственно, он сам признается). Он прожил то время в другой параллельной вселенной, состоявшей из заграничных пластинок, дружеского общения по вечерам и юношеских увлечений. Эта, описываемая Кобрином, "советская викторианская" вселенная уже тогда представлялась пыльным рассыхающимся комодом... И в этой системе координат Шерлок Холмс - это, конечно, христочекист. Или, во всяком случае, державник, продавший свою индивидуальную свободу за тридцать фунтов стерлингов родной империи. ... Если б я решился взять эти фильмы в качестве примера или материала для взгляда на 1980-е, то я бы прежде всего обратил внимание на то, что эти сериалы/ленты, в отличие от массы второсортных кинопроизведений тех лет, изначально содержали в себе потенциал свободы, потенциал для прорыва из застоя, какими бы крепкими нитями не были бы они связаны со своим несвободных временем. Всё дело в том, что перечисленные Кобриным фильмы, при всём том, что каждый из них это своего рода ретро - взгляд из 1970-1980-х в другое прошлое, в итоге получился вневременным продуктом. И еще - хорошо сделанной вещью, которая не боится погружений в какой угодно иной культурный и социальный контекст, в какое угодно другое время ... В общем, я думаю, что текст Кобрина, скорее, не о фильмах 1980-х, а о неприятии ностальгии по 1980-х в нашем времени - в 2000-х. Такая попытка как-то осмыслить и разобраться с навязчивым сном нашей эпохи». Юзера alek_morse поддержал vovapub: «Ну так и есть))))». Уже в своем журнале vovapub делится собственными воспоминаниями о просмотре телесериалов в восьмидесятые: «Пластинки и портвейн в тот момент времени тоже составляли значительную часть моего тогдашнего восприятия действительности, но "Место встречи" и "Покровские ворота" я увидел в день их выхода на телеэкран.  Эпопею с Высоцким мы смотрели в дворницкой, так называлось место обитания  loshch. По вечерам, когда Тамара Евгеньевна находилась на ночном дежурстве, в доме напротив, в дворницкую набивалась куча народа и тут же отсылались гонцы в Универсам, который располагался поблизости. Обычно, брали алжирское красное и варили его в огромной кастрюле для пельменей (сахар, корица и гвоздика по вкусу).  Вот под это варево и смотрелся сериал с Высоцким. Поэтому я сами события, происходящие там, запомнил плохо. Сюжетная линия каким-то образом  связана с главным строителем узкоколейки Павкой Корчагиным, который чудным образом вылечился от слепоты, отвоевал и пошел служить  ментом, продолжая жить так, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за мелочное и подленькое прошлое. Еще помню запах корицы и вот эту песню.  Не запомнить ее я не мог. Услышав куплеты про лилового негра, Игорь заорал, - Вертинский, блять, - и упал под стол, опрокинув  на себя бокал горячего алжирского».

Глава цикла о восьмидесятых, где повествуется о советском подпольном роке и о том, как автор сотоварищи проводил недели в герменевтических погружениях в песни «Аквариума», получил сочувственный отклик юзера bolkunac: «Я помню собственное ощущение после первого прослушивания песенки про бабочек: "Друзья, давайте все умрем./К чему нам жизни трепетанье?/Уж лучше гроба громыханье/И смерти черный водоем". Это было ощущение культурного шока - вполне в  культур-антропологическом смысле. Я была возмущена. Я возопила: "что это за бред?!". Я была убеждена, что так петь нельзя. И говорить так нельзя. Однако. После этого я возлюбила "Аквариум" всей душой… с "Аквариума" началось мое религиоведческое самообразование, которое потом принесло плоды. И может быть, именно поэтому мое отношение к религии  - совершенно личное и живое. И у меня христианство совершенно не ассоциируется с патриотизмом и державностью, а ассоциируется, в первую очередь, с тем, кто, собственно, всё и затеял, и который к толстомордым "чинушам от православия" никакого отношения не имеет». 

Как мы видим, «1980-е: revisited» вызвали, прежде всего, эмоциональную реакцию, что неудивительно: тем, кому в 1982 году было 18 лет, сейчас 44. Таких людей много, они с удовольствием заныривают в Интернет и с не меньшим удовольствием вспоминают то время – не столько из-за неких историографических или антропологических соображений, а просто потому, что тогда они были молоды. Кобрин пытался избежать очевидной ностальгии, зато фидбэк на его тексты дополняет лирическую недостаточность всего цикла. В качестве примера приведем небольшой текст рок-музыканта, лидера группы «Хроноп» Вадима Демидова, в 1980-м – соратника Кирилла Кобрина по горьковскому андерграунду:

«Все верно!

Но хотелось бы слегка заакцентировать то, о чем, возможно, Кирилл упомянул вскользь. Главное достоинство 80-х заключается, пожалуй, исключительно в том, что мы были тогда чертовски молоды. Поэтому если и ностальгировать по тому десятилетию, даже с его условными границами, то, скорее всего, по тому, что касается фактов удали, дерзости и зачастую отсутствия инстинкта самосохранения.

А закаливался характер в 80-х в местах сугубо молодежных.

Во-первых, в студенческом стройотряде с его грубым животным трудом  и диким пьянством. Мне удалось побывать в стройотрядах не только в Горьковской области, но и под Ярославлем, и даже в Якутии. Замечено, что отбойные молотки хорошо проветривают голову. И осторожно предположу, что так, как я пил в стройотряде, больше не пил нигде. Может, кто-то меня поддержит…

Во-вторых, на «куче» (или барахолке), где меломаны обменивались рок-н-ролльными пластами. Собственно, кроме как на «куче» западной музычки взять в ту пору было негде, поэтому ходили туда жадно, не особо обращая внимания на частые милицейских облавы (вернее, привыкнув к ним). И то воистину религиозное отношение к музыке (ведь ты ее реально выстрадал!), сегодня утрачено. К сожалению.

В-третьих – на подпольных концертах любительских рок-групп. Кто же в 80-х не поддался искушению быстрой славы и не кинулся на сцене с гитарой наперевес. Впрочем, и слушатели той мятежной музыки тогда хлебнули лиха. Разве не их винтили наравне с теми, кто был на сцене... А сколько концертов отменялось властями за полчаса до начала…

Это были очень медленные годы – возможно, самые медленные за всю советскую эпоху. Медленные и ленивые. Карьеру делали – кто-то, а не мы – в комсомоле, к примеру. И по линии студенческих профкомов.

Но медленные годы предоставляли возможность много читать, много слушать музыки. Не анализировать – лишь впитывать, как губка. Не представляю, если не читать и не пить – на что еще тратить дни в 80-е…

Как ни странно – 80-е я бы назвал по-настоящему культурным временем. Это было время не покетов, а толстенных Музиля или Пруста. И мы не только покупали их на той же барахолке, но и – внимание! – читали.

Тогдашний труд на заводах и в организациях мне из сегодняшнего далека тоже кажется медленным – с длинными чаепитиями, перекурами. Никто никуда не спешил. Поэтому после обеда опять же доставалась книжечка и прочитывались главы. Забавно, что в годы без Интернета и ЖЖ, у нас ужасно чесались руки по всякой писанине. Например, почему бы не делать свой подпольный рок-журнал? С тиражом в одну закладку пишущей машинки. И писать для друга из другого города - в такой же журнал (ведь друг тоже заразился идеей). А еще фотографировать на концертах локальных рок-героев и аккуратно вклеивать их рожицы на отдельные странички журнала.

Выпускались номера: первый, второй, третий. Обычно на третьем номере уже хотелось что-то придумать с тиражированием. Хотя в тут пору и ксерокс был под замком. Где сейчас эти номера?..

Отдельная тема – кухня. В 80-е мы постоянно ходили друг к другу в гости. Засиживались до ночи, оставались до утра. В каждой квартире были спальные места – матрасы на полу, старенькие диваны, которые не выбрасывались с расчетом на гостей. На кухнях опять же пили, и конечно, пели песни (в том числе что-то из БГ, Цоя и Майка Науменко), рассказывали анекдоты. Анекдотов было много, большинство смешные. Песни были такие, что все слова в точку, ни отнять, ни убавить, сейчас таких почти не выдумывают. И ведь нас хватало на то, чтобы расшифровывать коды этих подчас непростых словес.

Тогда нас вообще на многое хватало…

Вадим Демидов, хроноп»

От эмоций – к попытке рефлексии, своего рода экспресс-анализ цикла «1980-е: revisited». Парижский литератор и филолог Андрей Лебедев написал небольшое эссе о советских восьмидесятых - и о нашей серии эссе о советских восьмидесятых:

«Вопрос об особенностях и реальных временных границах восьмидесятых – тяжкий вопрос, поскольку требует осмысления самого гремучего и дремучего куска жизни для поколения родившихся в первой половине шестидесятых. Юность, переходящая во взрослость, попытки сделать себя, жить достойно или хотя бы весело в атмосфере трупных запахов, исходящих от дедов-колдунов-племенных вождей... Говорю именно об этом поколении, так как к нему принадлежат и Кобрин, и я, читатель.

Автор настаивает на выпадении (из), ускользания (от), провальности восьмидесятых для сознания; естественно, задаёшься вопросом о том, насколько он объективен в своих ощущениях. Должен сказать, что мне они близки. Определим симптом. Пациент (а таковым я прежде всего считаю самого себя) не может вспомнить кусок своей жизни. Но в чём, собственно, дело, что за затемнение на воображаемом психорентгеновском снимке? Скажу то, что давно зудит на кончике языка: поколение, о котором идёт речь, является поколением «живых трупов». Как мы ни смейся тогда над чередой исчезновения вождей, воображая себя могильщиками из «Гамлета», но сам опыт трёх смертей глав государства в течение трёх лет, с 1982-го по 1985-ый, является опытом чрезвычайным. «Живые трупы» – поскольку взрослевшие в заброшенной промзоне Гадеса, мы собирались и далее сумерничать в том краю…

Сенильная вторая половина семидесятых, вползшая в хронологические восьмидесятые, – с момента клинической смерти Брежнева в 1976-ом по его настоящую кончину в ноябре 82-го. Далее период бардо, буддистского посмертного существования, – с конца 82-го по невнятное начало горбачёвщины (здесь я снова согласен с автором «1980-е: revisited»  – историкам вольнó открывать перестройку «апрельскими тезисами» 85-го, но кто их тогда и впрямь воспринимал как начало новой эпохи? Так, болтология, вихри на газетной бумаге). Наконец, где-то с 87-го, начало событийного перестроечного вала, и – по рубеж 91-го–92-го, развал Союза, отпуск цен. Тогда и закончились восьмидесятые.

Они делятся на две очень разные половины: приготовление к смерти, смерть и – сияющее бардо дхарматы, надежды на скорое просветление и нирвану, издание полного Солженицына и просвещённый капитализм. Но роднит их иллюзорность: смерти и последующих ожиданий. Нирваны не получилось, Кобейн пустил себе пулю в лоб (94-ый). А до этого были срочно отозваны по загробделам СашБаш (89), Цой (90) и Майк (91). Вместо нирваны – новое воплощение, «низвержение в историю», по словам нашего автора. Что ж, поживём ещё. Есть хорошая музыка. Вчера скачал два занятных альбома».

И, наконец, отклик представителя совсем другого поколения. Петербургский литератор и переводчик Ольга Серебряная увидела в советских восьмидесятых нечто схожее с постсоветскими двухтысячными. Точнее – в «людях восьмидесятых» увидела «людей двухтысячных»:

Школа восьмидесятых

Чисто исторический ход рассуждения отброшу сразу: мне не кажется, что историю как регистрацию и фундированную интерпретацию фактов должна занимать такая генерализация, как «восьмидесятые годы». Diffirentia specifica, способная оправдать такую генерализацию, вряд ли существует. Смена десятилетий является рядовым фактом григорианского летоисчисления.

Чтобы наделить десятилетия каким-то смыслом, нужно прибегать к человеческому опыту: фигуры «я и мои знакомые», «мы, фронтовики», «наше поколение», «потерянное поколение» появились вместе с теоретическими попытками преодолеть пропасть между хронологией и жизнью, найти ту точку, где опыт проживания жизни, человеческий опыт временности преображается (или не преображается) в Большую Историю. Важно было как-то понять, что не «победоносная Красная Армия с союзниками» победила во Второй мировой войне, а вот «мы» победили, то есть «мы, которые до этого пережили… и мы, которые после этого» – ну, например, сели. В такой ретроспективе общее обозначение «восьмидесятые» приобретает смысл определенного периода жизни, но одновременно и лишается четких календарных границ. Об этом Кирилл Кобрин писал в предварительных заметках к серии своих эссеистических материалов.

Читать эти материалы, однако, меня побуждал не интерес к собственно восьмидесятым годам, а любопытство, которое я испытываю к жизненному опыту разных людей. Скажем, меня всегда поражала невероятная эрудированность моих старших знакомых по части зарубежной прозы XX века. Теперь я получила внятное объяснение, откуда растут ноги у этой эрудиции. Меня всегда удивляло равнодушие старых рокеров к творчеству Б. Гребенщикова девяностых-двухтысячных годов. Кобрин внятно показывает, как изменился со временем режим восприятия этого творчества. Восьмидесятые годы прояснились – но в то же время стали какими-то чужими.

Поколенческая привязка, очевидно, требует еще и возрастного пояснения. Кобрин писал о восьмидесятых годах в восприятии двадцатилетних. Вымирание генсеков, конечно же, представлялось не всегда трезвым глазам этих людей частью какого-то инопланетного макабрического представления, глубинный смысл которого можно было искать где кому нравилось. Я пошла в школу 1 сентября 1982 г., и для меня (читай: для поколения восьмидесятых с возрастной привязкой «детство») их вымирание имело несколько иной смысл.

Первое сентября еще не было тогда свободным от уроков праздником. У нас был урок, конкретно урок букваря. Учительница раздала каждому по синенькой книжке с мелкими буратинами и мурзилками на обложке и стала объяснять, что там и как. К концу объяснения она предложила нам полистать букварь с конца, дабы обнаружить там портрет Брежнева. Мы обнаружили. «Это портрет Генерального секретаря Коммунистической партии Советского Союза Леонида Ильича Брежнева, трижды (или четырежды? – О.С.) Героя Советского Союза, мудрого руководителя» и т.п. Дальше она немножко поговорила о миролюбивой политике нашей страны и спросила, есть ли вопросы. Вопрос был. У меня. Я подняла руку.

Вопрос у меня был чисто технический. Мне хотелось понять общую функцию страницы, о которой учительница Зинаида Степановна так долго распространялась. Букварь мне представлялся чем-то вечным (алфавит же не меняется), тогда как генсеки, как и все прочие люди, должны были жить, а потом умирать. Я спросила: «А вот когда Леонид Ильич умрет, на этой странице напечатают портрет следующего генсека или будет две страницы: с Леонидом Ильичем и со следующим?» Правильного ответа я, кстати, так и не узнала: у меня не было младших siblings.

Репрессий, конечно, не последовало: что взять с семилетнего ребенка. Но когда через пару месяцев Леонид Ильич-таки умер, для меня и моих одноклассников особой неожиданности в этом не было, потому что это событие уже проговаривалось. Зато после смерти двух следующих букварь для будущих первоклашек неизменно прирастал в моем воображении еще на одну страницу.

Но дело даже не в подобных анекдотах. Дело в том, что детский взгляд на восьмидесятые открывает совсем иное их измерение, и объясняет, кстати, - почти тотальную нереализованность моих ровесников в двухтысячные годы. Кобрин описывает жизнь в восьмидесятые как жизнь под уютно обставленным трюмом, жизнь в ракушке, жизнь, настроенную на улавливание внешних колебаний и поглощения труднодоступных жидкостей: то есть чаепития и землетрясения, как у Леона Богданова. Или сравнительный анализ портвейнов и новые пластинки уж не знаю кого (я из другой возрастной привязки). Ребенок жил по-другому. Ребенку в «хорошей советской семье» ни чифирить, ни пьянствовать не давали. Оставалось только улавливать. А улавливалось вот что.

Родители все время коммуницировали: и между собой, и в режиме улавливания и обсуждения внешних колебаний. Программа «Время» исполнялась ч/б телевизором «Садко» с диагональю не больше 14-ти дюймов исключительно под их живой комментарий. Комментарий неизменно издевательский. Восьмидесятый год встречали тостом за коммунизм, при котором мы будем жить в восьмидесятом году. Положение на работе описывалось на грани мата. Поездки к бабушке в деревню каждый раз заканчивались обсуждением сельскохозяйственного распиздяйства (если не сказать хуже) советских властей. Фильмы на производственную тему папа смотрел с каким-то мазохистским удовольствием. То есть действительность была гаже некуда со всех точек оценки. Казалось бы, нужно было уходить в андеграунд.

Но мои родители (как и подавляющее большинство родителей моих «сопластников») ни в какой андеграунд не уходили. Они продолжали ходить на работу, на выборы, ездить на картошку, участвовали в Днях здоровья и коммунистических субботниках. Более того: те же самые родители моих «сопластников» работали воспитателями в детских садах, где ничего, кроме крика, детям не давали, они же трудились за прилавками магазинов и с легким сердцем посылали своих сограждан куда следует, они же сидели в детских поликлиниках и начинали все свои реплики со слова «Мамаша!», их же можно было найти в жилконторах, кассах кинотеатров, они же работали учителями музыки (а теперь, дети, послушайте Сороковую симфонию Моцарта, а я пока в магазин). То есть налицо было тотальное двуличие. Все без исключения были прекрасными людьми, у которых душа болит за этот бардак. И все без исключения этот бардак усиливали и ухудшали. Господствовало доведенное до виртуозности применение принципа als ob.

Мне разъясняли, что жизнь такова. Говорили: «А кто тебя будет кормить, если нас с работы уволят?» Аргумент для детских мозгов весомый. Но для детских мозгов отсюда следует только один вывод: а вот я так не буду. И вывод этот только укреплялся, когда вдруг наступила перестройка и появилась возможность объяснить главной комсомольской мымре Крысе Петровне, почему нам не нужна школьная форма, куда должен идти ее комсомол и как ей обеспечить рекорд по сдаче макулатуры (конкретно предлагалось почистить школьную библиотеку на предмет «Малой земли», «Поднятой целины», «Молодой гвардии», Устава ВЛКСМ и прочих материалов Пленумов и Съездов). Жизнь вдруг из двух призрачностей (несуществующей правды и тотального «как бы») образовала вполне устойчивую реальность.

В общем, у нас все получилось. Школьную форму мы успешно отменили. В комсомол не вступил в нашем классе ни один человек. Мы все поступили в вузы и разъехались по разным городам. Но никто из моих одноклассников и однокурсников не стал «успешным человеком» в понимании докризисных двухтысячных.

В девяностые у нас не было времени: мы учились. Кто учился стратегически правильно, сейчас учит других за пределами России. Те, кто не захотел уезжать или не желал заниматься наукой, столкнулись в зрелом возрасте с забавной инволюцией реальности: только что установившись, она вдруг снова начала расслаиваться на «как бы». Причем в двухтысячные этих «как бы» оказалось уже два: одно должно применяться к действиям человека (надо как бы работать, получать как бы зарплату, делать как бы журналы и т.д.), а другое объясняло этому же самому человеку его жизнь: как бы по-другому нельзя, нужно как бы это сделать, чтобы потом как бы получить доступ, такой как бы принцип… То, что в восьмидесятые годы еще старомодно называлось «правдой» и отсутствие чего столь болезненно ощущалось, в двухтысячные тоже сдулось до призрачного «как бы». И называться это стало постмодернизмом.

Восприятие восьмидесятых детскими глазами дает до странности современную картину. И в этой картине нет места людям девяностых.

P.S. Автор цикла «1980-е: revisited» еще раз благодарит читателей за внимание, за отклики – и, конечно же, ожидает новых.

Весь цикл 1980-е revisited:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

12.12 21:22 Саакашвили вызвали на допрос в качестве подозреваемого
12.12 21:11 Путин перечислил условия успешного развития России
12.12 20:50 Задержанного после взрыва в Нью-Йорке обвинили по трем статьям
12.12 19:46 «Хамас» провозгласило третью интифаду
12.12 19:38 НАСА прекратило переговоры о закупке мест на «Союзах»
12.12 19:23 Оргкомитет ОИ-2018 допустил появление россиян под национальным флагом
12.12 19:00 Рогозина не устроил отчет госкомиссии по крушению «Союза»
12.12 18:50 Пожар после взрыва на газовом хабе в Австрии полностью потушен
12.12 18:39 Директор ФСБ объявил резню в ХМАО терактом
12.12 18:21 Россия приостановила работу посольства в Йемене
12.12 18:16 МОК дисквалифицировал шесть хоккеисток и результаты сборной РФ
12.12 18:03 МВД РФ обвинило боевиков из Сирии в звонках с угрозами взрывов
12.12 17:59 НАТО продлило полномочия генсека Столтенберга до 2020 года
12.12 17:43 Суд отказался снять с Telegram штраф за нераскрытие данных ФСБ
12.12 17:32 Генпрокуратура РФ подготовила французам запрос по делу Керимова
12.12 17:23 СМИ сообщили о намерении ЕС продлить санкции против России
12.12 16:50 Бомбившие боевиков в Сирии самолеты ВКС прибыли в Россию
12.12 16:38 «Первый канал» решил частично транслировать Олимпиаду
12.12 16:25 Киев пригрозил осудить Поклонскую за военные преступления
12.12 16:18 Пчелы сибирских старообрядцев помогут в исследованиях опасной болезни
12.12 15:55 Суд заочно арестовал владельца «Вим-Авиа»
12.12 15:42 Варвара Караулова решила просить Путина о помиловании
12.12 15:29 Глазьев поддержал создание крипторубля ради обхода санкций
12.12 15:22 ЕСПЧ присудил россиянам 104 тысячи евро за пытки в полиции
12.12 15:04 СМИ рассказали об инструктаже Кремля по сбору подписей за Путина
12.12 14:43 «Яндекс» назвал самые популярные запросы за 2017 год
12.12 14:28 Европа осталась без российского газа из-за взрыва на газопроводе
12.12 14:22 Прочитан полный геном вымершего сумчатого волка
12.12 14:14 Песков подтвердил включение твитов Трампа в доклады для Путина
12.12 14:00 Минобрнауки РФ поддержало обучение школьников «Семьеведению»
12.12 13:55 «Сколково» и «Янссен» поддержат проекты по диагностике и терапии социально-значимых заболеваний
12.12 13:51 ФБР признало право генпрокурора не сообщать о встречах с Кисляком
12.12 13:44 Песков признал «большое волнение» Кремля из-за Саакашвили
12.12 13:37 Новый препарат замедляет развитие болезни Хантингтона
12.12 13:26 Минспорта финансово поддержит решивших не ехать на ОИ-2018
12.12 13:25 Помощник Путина раскритиковал «Роскосмос» за неумение делать деньги
12.12 13:11 Украинское Минобрнауки разработало отдельную модель для русскоязычных школьников
12.12 13:06 CardsMobile и Bitfury Group объединяют рынок программ лояльности
12.12 13:00 ОКР попросит МОК пересмотреть решение о российском флаге
12.12 12:41 ОКР одобрил участие российских спортсменов в ОИ-2018 под нейтральным флагом
12.12 12:39 По делу о хищении денег из разорившихся банков арестованы топ-менеджеры
12.12 12:35 ГП потребовала заблокировать сайты «нежелательных» организаций
12.12 12:18 При взрыве на газопроводе в Австрии пострадали десятки человек
12.12 12:03 Разоблаченная в Москве группа террористов оказалась ячейкой ИГ
12.12 11:55 Трамп «узаконил» удары коалиции по сирийской армии
12.12 11:42 Сотрудники российской военной полиции вернулись из Сирии
12.12 11:25 Счетная палата решила взяться за хозяев «старой» недвижимости
12.12 11:18 В Москве арестован подозреваемый в шпионаже в пользу ЦРУ
12.12 11:11 Ведущие мировые политологи и руководители банков – среди участников Гайдаровского форума в РАНХиГС
12.12 10:54 ФСБ объявила о срыве готовившихся на Новый год терактов в Москве
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.