Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
16 декабря 2017, суббота, 04:37
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

24 февраля 2009, 21:16

Информированность российских граждан о деятельности правоохранительных органов

Фонд «Общественный вердикт»
101000, Москва, Колпачный пер., 7/2;
Тел. (495) 540-6851; факс (495) 540-6852
E-mail: info@publicverdict.org
www.publicverdict.org
125319, Москва, ул. Черняховского, 16;
Тел. (495) 229-3810, факс (495) 229-3825
E-mail: direct@levada.ru;
www.levada.ru
 

В декабре 2008 года по инициативе Фонда "Общественный вердикт" совместно с Аналитическим Центром Юрия Левады было предпринято исследование, направленное на описание отношения и информированности россиян о деятельности правоохранительных органов. Как показали результаты, 16% принявших участие в опросе считают, что в минувшем году сталкивались с нарушением своих прав. 62% пытались предпринимать какие-то действия в защиту, чаще всего обращаясь в милицию. Однако в результате в 48% случаев добиться решения своего дела им не удалось. Тем не менее, по сравнению с исследованием годичной давности определенно можно говорить о повышении уровня доверия россиян к милиции, которую 75% опрошенных сегодня считают основным правоохранительным органом.

1. Характеристика исследования

Опрос российского населения на темы «Информированность российских граждан о деятельности правоохранительных органов проведен по инициативе Фонда «Общественный вердикт» 18-23 декабря 2008 года. Опрос проходил по всероссийской репрезентативной выборке, представляющей взрослое население России (с 18 лет) по полу, возрасту, образованию, типу поселения. Всего было опрошено 1001 человек. Опрос проводился методом персонального интервью на дому у респондента.

 

2. Методический отчет

1) Сроки полевых работ: 18-23 декабря 2008 г.

2) Выборка: опрошено 1001 чел., в 92 точках опроса.

По размеру и типам поселения опрошенные распределились следующим образом. Всего было опрошено:

Точка опроса Абсолютное количество В % от выборки
Москва 73 7,3
Города размером более 500 тыс. жит. 211 21,1
Города размером от 100 до 500 тыс. жит. 198 19,8
Города размером до 100 тыс. жит. 263 26,3
Село 256 25,6

Опрос проводился маршрутным методом с соблюдением половозрастных квот и квот по образованию.

Маршрутный метод — метод отбора домохозяйств и респондентов, при котором интервьюер получает задание, содержащее описание маршрута. В описание маршрута входит:

  • название улицы и номер дома, с которого следует начать опрос;
  • инструкция, в которой описан порядок движения по маршруту;
  • шаг отбора респондентов:
  • способ отбора респондентов — в настоящем опросе отбор проходил по половозрастным и образовательных характеристикам и в соответствии с квотным заданием.

3) Недостижимость и результат контроля

Причины недостижимости Число случаев
1) Нежилой дом/квартира 54
2) Подъезд закрыт на кодовый замок 60
3) Никого не было дома 1105
4) Не пустили в квартиру 670
5) Вне квот 753
Отобранный респондент:
6) Не владеет русским языком 17
7) Не в состоянии отвечать 16
8) Отказался отвечать на анкету 284
9) Прерванное интервью 4
Итого 2963
 

3. Информированность граждан о правоохранительных органах

В ходе опроса респондентам предлагалось ответить на открытый вопрос о том, какие правоохранительные органы они знают. Вопрос практически не вызвал затруднений (2% затруднившихся). Отметим, однако, что большинство ответов относилось к тем органам, которые в сложившемся языковом обиходе принято называть «силовыми» — Милиция или МВД и его структуры и ФСБ. Значительная часть опрошенных (в сумме около двух пятых — 40%) назвали среди правоохранительных органов суды и различные судебные органы, что неверно, если иметь в виду самостоятельность и независимость судебной власти де-юре в системе разделения властей. Отнесение судов к правоохранительным органам связано с историей формирования правоохранительных органов в советский период, их идеологией, практикой и общественным восприятием.

Судебную власть, как нам представляется, следует рассматривать в качестве самостоятельной ветви государственной власти, главной функцией которой является осуществление правосудия, а не охрана и защита правопорядка. Однако в массовом сознании господствует иное представление.

Эта проблематика связана с состоянием правосознания в стране и представляет отдельный предмет для углубленного анализа. Приведем данные опроса респондентов, ограничившись лишь теми вариантами ответов, которые отметили не менее 2% опрошенных.

Таблица 1. «Назовите правоохранительные органы, которые Вы знаете?» (в %, приводятся варианты ответов, названные не менее чем 2% опрошенных; данные ранжированы в порядке убывания числа упоминаний, респондент мог назвать несколько вариантов ответа)
Милиция 75
Прокуратура 42
Суд 39
ФСБ/Госбезопасность/КГБ 34
МВД 20
ГИБДД, ГАИ, ДПС 14
УВД, ГУВД 7
РОВД, ОВД 5
ОМОН, СОБР, АЛЬФА, СПЕЦНАЗ, спецподразделения 6
Приставы 3
Юстиция (органы юстиции, юристы, Министерство юстиции) 2
Адвокатура, адвокаты 2
Охранные службы/охрана/ВОХР/вневедомственная охрана 2
Налоговая инспекция, налоговая 2

Нам представляется интересным представить максимально полный список приводившихся ответов респондентов, который в принципе можно свести к более короткому (объединив структуры МВД и пр.), так как такая, довольно дробная картина отражает довольно смутные представления большинства о системе и структуре правоохранительных органов страны. Значительная часть респондентов называет самые «известные» силовые ведомства, но большая часть респондентов оперирует в своих ответах, как можно предполагать, своим опытом общения с теми или иными структурами и подразделениями правоохранительных органов.

Так, в значительной части ответов упоминались те или иные структуры или подразделения МВД, а также отряды спецназначения МВД и ФСБ, такие как ОМОН или Альфа и т.п.). Однако многие респонденты называли структуры или службы, не имеющие отношения к правоохранительным органам. Наряду с уже упомянутыми судебными органами и их структурами, — например, Собес.

Из ответов респондентов следует, что правоохранительные органы воспринимаются большинством населения, прежде всего, как силовые структуры. Для подавляющего большинства опрошенных — это милиция.

Причем чаще всего милицию называли менее образованные респонденты, имеющие невысокий статус и небольшие социальные ресурсы, — так называемая «социальная периферия». Довольно явно дифференцировал ответы респондентов такой признак как наличие высшего образования. Приведем распределение по этому признаку, касающееся наиболее часто упоминавшихся структур и органов:

Таблица 2. «Назовите, пожалуйста, правоохранительные органы, которые Вы знаете?» (в % к соответствующей группе)
  Всего Высшее Среднее спец. Среднее Ниже среднего
Милиция 75 69 73 74 83
Прокуратура 42 54 39 44 30
Суд 39 44 46 35 36
ФСБ 34 39 41 33 19
МВД 20 24 21 22 11
ГИБДД, ГАИ, ДПС 14 19 15 16 6

Примечательно для характеристики состояния правосознания постсоветского человека, весьма посредственно ориентирующегося в вопросах права, что и респонденты с высшим образованием чаще среднего относят суды к правоохранительным органам. Тем самым в большинстве своем не воспринимая суды как в точном смысле слова самостоятельную ветвь власти.

Распределение ответов по потребительскому статусу показывает, что чем более респондент адаптирован в потребительском, а значит косвенным образом, и социальном плане, тем определеннее его ответы (например, МВД или ФСБ среди самых бедных назвали, соответственно, 9 и 25%, а среди обеспеченных — 30 и 47%).

Таблица 3. «Назовите, пожалуйста, правоохранительные органы, которые Вы знаете?» (в % к соответствующей группе)
  Всего Группа населения
Денег не хватает даже на продукты. Покупка одежды вызывает финансовые затруднения Покупка вещей длительного пользования затруд-
нительна
Затруд-
нительно приобретать действи-
тельно дорогие вещи
Милиция 75 80 78 75 66
Прокуратура 42 35 40 42 46
Суд 39 46 41 41 34
ФСБ 34 25 29 34 47
МВД 20 9 15 21 30
ГИБДД, ГАИ, ДПС 14 7 10 17 16

Как видим, спонтанно, без подсказки, почти две пятых опрошенных (39%) называют среди правоохранительных органов суды [1]. На поставленный прямо вопрос «Является ли Суд правоохранительным органом» 73% ответили «да», только 20% — «нет», затруднились с ответами лишь 7% опрошенных, что говорит о массовом представлении о суде как о правоохранительном органе. Не считают суд правоохранительным органом чуть чаще мужчины (25%), респонденты с высшим образованием выделяются здесь слабее (23%).

Таблица 4. «Насколько Вы хорошо представляете себе, чем должна заниматься…» (в % от числа опрошенных, ответы ранжированы по первому столбцу)
  Очень хорошо Довольно хорошо Довольно плохо Практически ничего не знаю
Милиция 24 61 13 3
Судебные органы 16 57 19 9
Прокуратура 15 51 25 10
ФСБ 12 38 30 20
Миграционная служба 9 37 30 24
Конституционный суд 8 32 34 26
Следственный комитет при прокуратуре 6 26 30 37

Что касается оценок информированности о деятельности как различных правоохранительных органов, так и судов, которые были включены в список намеренно, то доля очень хорошо информированных оказывается в явном меньшинстве. Особенно это относится к Следственному комитету при Прокуратуре. Так как милиция является главным органом, который представляет для респондентов правоохранительные органы, то и оценки своей информированности о ее деятельности самые высокие. Несколько ниже, но также достаточно высоки, оценки информированности о деятельности прокуратуры и судебных органов в целом, то есть тех сфер, которые, можно сказать, ближе к обывателю, его повседневным интересам и действиям. Что касается миграционной службы, Конституционного суда и Следственного комитета при Прокуратуре, то в этих случаях сумма плохо знакомых или практически ничего не знающих об их деятельности превосходит долю «знающих».

Если говорить именно о правоохранительных органах и службах, то анализ по социально- демографическим признакам показывает следующее.

Милиция: о ее задачах несколько лучше информированы мужчины, респонденты самого активного трудового возраста (25-39 лет), москвичи (36% — «очень хорошо»). А среди других типов поселений — жители села и малых городов, где милиция, видимо, в значительно мере воплощает собой «власть и порядок» и теснее связана с местным сообществом, сильнее, чем в больших городах репрезентирует его. По роду занятий выделяются руководители (38% — «очень хорошо», а также предприниматели — 32% и учащиеся — 30%). Среди респондентов с высшим образованием хорошо информированных о задачах милиции 29%.

Прокуратура: О задачах прокуратуры лучше информированы респонденты с высшим образованием (21%), руководители (19%), с одной стороны, безработные (20%) — с другой, но особенно независимые предприниматели (27%). Напомним, что эта группа в выборке малочисленна. Обращает на себя внимание, что лишь 8% москвичей довольно хорошо оценивают свою информированность о задачах прокуратуры, в отличие от милиции. В целом хуже представляют себе деятельность прокуратуры самые молодые респонденты, а также жители средних, малых городов и села.

Миграционная служба: Доля самых информированных ощутимо выше среди респондентов с высшим образованием (16%). Среди москвичей она еще выше и составляет 21%, что может указывать и на остроту проблемы отношения к мигрантам в Москве, и на сложности с оформлением регистрации или загранпаспортов в московских отделениях ФМС. Высока доля информированных среди независимых предпринимателей (23%), чья деятельность может с высокой вероятностью быть связанной с трудовыми мигрантами. Плохо работу миграционной службы представляют себе самые молодые россияне, а также пожилые люди и жители периферийных городов и сел. Правда, в малых городах (до 100 тыс.) информированность чуть выше среднего (50% знают очень или довольно хорошо).

ФСБ: чуть выше среднего информированными считают себя молодые респонденты с высшим образованием и высоким потребительским статусом.

Следственный комитет при Прокуратуре: Здесь наблюдается самая низкая информированность по оценкам самих граждан. Даже среди респондентов с высшим образованием очень хорошо знают о задачах Следственного комитета лишь 12% опрошенных. Вероятно, неуверенность в своей информированности по поводу задач Следственного комитета объясняется его недавним существованием. Кроме того, низкая осведомленность граждан косвенно может указывать на недостаточность проделанной государством работы по информированию граждан о целях и задачах нового правоохранительного органа.

В целом, не считая милиции, наиболее явным признаком, дифференцирующим осведомленность о задачах правоохранительных органов, оказывается уровень образования. Более высокий уровень образования предполагает большую компетентность в вопросах устройства государственных служб и органов, а также потенциально более высокий социальный статус, также повышающий компетентность и информированность граждан.

 

4. Нарушения прав респондентов и действия по их защите

Отметим в начале, что для подавляющего большинства опрошенных главным является нарушение прав, связанных с гарантированным государством социальным существованием: право на бесплатное образование и лечение и гарантированное рабочее место и оплаты труда. При этом для большинства важна именно гарантированность места, а не величина дохода и перспективы роста. За минувшие 10 лет значительно выросло чувство ущемленности в праве на жилище, что, возможно, связано с ростом цен на жилье, соответственно, уменьшением его доступности, а также с ростом тарифов на коммунальные услуги и низким качеством работы ЖКХ.

В качестве иллюстрации приведем результаты других опросов общественного мнения, проведенных Левадой-Центром ранее.

«Какие права, на Ваш взгляд, чаще всего не соблюдаются, ущемляются сегодня в России?» (в % к числу опрошенных)
  1998 2008
Право на бесплатное образование, медицинское обслуживание 42 53
Гарантированное рабочее место и оплата труда 61 40
Право на жилище 16 30
Право на жизнь, безопасность 41 26
Право на гарантированный прожиточный минимум 29 26
Право на социальное обеспечение 27 24
Неприкосновенность личности и жилища 13 14
Право на собственность 9 13
Свободный выбор места жительства 4 6
Право на свободное волеизъявление, на свободу высказывания 2 4
Право избирать своих представителей в органы власти 2 4
Право уехать в другую страну (и вернуться) 2 3
Право на получение и распространение информации 2 3
Право на свободу совести, вероисповедания 2 2
Затруднились ответить 5 5
Число опрошенных 1500 1600

В ситуациях, нарушающих права гражданам, оказывались, по их мнению, 16 % опрошенных в рамках этого исследования. Подавляющему большинству (84%) не приходилось, по их мнению, за последний год оказываться в ситуации, когда нарушались их права.

Судя по анализу социально-демографических показателей, попадали в такие ситуации, с одной стороны, более образованные, квалифицированные группы, с другой — самые ущемленные, социально слабые. Например, в группе с высшим образованием таких 21%, со средним — 14%; среди специалистов, независимых предпринимателей — 18-19%, среди людей с самым низким потребительским статусом — 21%. Обращает на себя внимание, что особенно высок этот показатель в городах среднего размера — 25%.

Можно предполагать, что более высокостатусные и компетентные группы скорее могут квалифицировать ту или иную ситуацию как нарушающую их права, они вообще более осведомлены о своих правах, тогда как малоимущие, слабые в социальном отношении группы, скорее будут склонны расценивать любую конфликтную ситуацию как нарушающую их права. Особенно, ситуации конфликта с представителями властей.

Жители городов среднего размера более остальных чувствительны к нарушениям их прав, скорее всего, потому, что их повседневный социальный контекст связан с более частными и содержательными контактами с представителями властей, в том числе правоохранительных, с одной стороны. С другой, их социальное положение в целом чуть благополучнее, чем в малых городах, поэтому они и чуть более критичны и требовательны. Специфика средних городов заключается и в том, что «расстояние» между властями и гражданами не настолько велико как в крупных городах, в которых граждане и власти живут автономно друг от друга, и не настолько близко как в малых городах и селах, в которых граница между властью и жителями достаточно условна. В городах среднего размера создается такой режим взаимодействия между властью и гражданами, который сохраняет нужную для критики дистанцию между ними, но при этом наполняет частным и не только формальным содержанием это взаимодействие. Это приводит к тому, что жители средних городов предъявляют властям, и милиции в том числе, более высокие требования и, как результат, жители чаще и более восприимчивы к ситуациям, которые расценивают как нарушающие их права.

Большинство «потерпевших» — 62% — предпринимали шаги, чтобы защитить свои права. Интересно, что чаще всего так поступали самые пожилые, с одной стороны, и самые благополучные (высокий потребительский статус), с другой.

Таблица 5. «Предпринимали ли Вы какие-либо меры, шаги, для защиты своих прав?» (в % от тех, чьи права нарушались)
  Всего Возраст
18-24 25-39 40-54 55+
Да, предпринимал 62 48 56 65 73
Нет, не предпринимал 38 52 44 35 27
Таблица 6. «Предпринимали ли Вы какие-либо меры, шаги, для защиты своих прав?» (в % от тех, чьи права нарушались)
  Всего Денег не хватает даже на продукты Покупка одежды вызывает финансовые затруднения Покупка вещей длительного пользования затруднительна Затруднительно приобретать действительно дорогие вещи
Да 62 53 51 66 73
Нет 38 47 49 34 27

В ответах на вопросы, какие права были нарушены и кем именно, респонденты могли гораздо определеннее и чаще высказаться о своем «обидчике», тогда как высказывания о нарушенном праве оказались куда менее конкретными, более размытыми.

Таблица 7. «Какие лица или организации нарушали Ваши права?» (в % от ответивших, данные ранжированы)
милиция 22
частные лица 18
работодатели 14
ГАИ; ГИБДД; ДПС 9
ЖКХ 6
сфера торговли (магазины) 5
районные, городские администрации и службы 5
прокуратура 4
суды 3
адвокаты 2
местные органы социальной защиты 2
руководство органов внутренних дел 1
банки 0,6
вневедомственная охрана 0,6
избирательные комиссии 0,6
судебные приставы 0,6
медицинские учреждения 1
другое 8
отказ от ответа 4

Наиболее частыми нарушителями своих прав респонденты считают милицию и ее подразделения (милиция, ГИБДД, ДПС). В числе нарушителей — лидеров находятся работодатели и частные лица (как правило, соседи, родственники, должники и пр.). Кроме того, выделяется ЖКХ, сфера торговли, а также районные администрации и службы; другие инстанции, с которыми респондентам приходится сталкиваться в повседневной жизни, такие как местные органы социальной защиты, медицинские учреждения упоминаются реже.

В ситуации, когда нарушителями выступают работодатели, в основном, речь идет о незаконном, с точки зрения респондентов, увольнении или других нарушениях трудовых прав. То, что почти одна пятая опрошенных называла в качестве нарушителей их прав «частных лиц», указывает на большую конфликтность в повседневных коммуникациях людей, на множество конфликтных ситуаций, разрешение которых многие видит в обращении у участковому или в милицию (как следует из другого прожективного вопроса). Скорее всего, человек надеется таким образом просто «припугнуть» обидчика. Значительная часть вообще не видит выхода из такой ситуации: 25% респондентов не стали бы никуда обращаться в ситуации затяжного бытового конфликта с соседями.

Как следует из обобщения ответов респондентов о том, какие именно права были нарушены, респонденты в основном говорят о ситуациях столкновения с насильственными или неправовыми действиями милиции, о неисполнении обязанностей или превышении полномочий со стороны чиновников и служащих в различных сферах (от торговли до медицинских учреждений), а также о бытовых конфликтах с окружающими.

Полученные данные позволяют делать некоторые более подробные заключения только относительно наиболее часто упоминавшихся респондентами «обидчиков».

Милицию чаще среднего упоминали мужчины (26%), самые молодые (24%), а также, несколько реже, самые низкообразованные (20%) и, напротив, высокообразованные (18%). По роду занятий особенно выделяются учащиеся (50%), специалисты (34%) и безработные (40%), а по типу поселения — Москва (57%). Однако, подчеркнем, что речь здесь и далее идет об очень немногочисленных группах (всего о нарушении своих прав заявило 156 респондентов, а обращались в те или иные инстанции для защиты своих прав 96 опрошенных), так что эти и другие социально-демографические данные можно рассматривать только как некую тенденцию.

Работодателей в роли нарушителей прав заметно чаще среднего называли самые молодые (24%), трудовые права которых, как правило, очень слабо защищены. Чуть чаще среднего — низкообразованные (20%), и, напротив, высокообразованные (18%). По роду занятий выделяются рабочие (22%) и безработные (33%). О предпринимателях и руководителях судить мы не можем, так как их группы в данной подвыборке еще меньше. По типу поселения здесь выделяется село — 19% деревенских жителей, чьи права были нарушены, указывали на работодателей как на нарушителей.

На «частных лиц» чаще указывали женщины (23%, мужчины — 12%), пожилые (24%), лица со средним образованием (28%), рабочие (27%) и особенно служащие (31%). Выше среднего доля таких ответов среди пострадавших москвичей (29%) и жителей средних городов (25%).

Отметим также, что на нарушения прав со стороны социальных служб, местных властей и администраций чаще среднего указывали пожилые респонденты, т.е. как раз те, кто чаще остальных выбирает путь официальных разбирательств в случае, когда ту или иную ситуацию расценивают как нарушающую их права.

Нарушения прав в сфере торговли чаще всего отмечали респонденты с самым высоким потребительским статусом (14% при средней 5%), а также учащиеся (17%), и не столько жители городов, сколько села (19%).

Интересно, что избирательные комиссии, упоминавшиеся в целом всего 0,6% подгруппы «пострадавших», отмечались прежде всего москвичами (14%) и пенсионерами (14%). Последние, скорее всего, недовольны тем, что не в каждом случае к ним приходят на дом с урной для голосования, тем самым лишая их возможности реализовать свои избирательные права.

Вопрос задавался в открытой форме, и поскольку большинство опрошенных плохо осведомлены о своих правах и соответствующие представления слабо дифференцированы и артикулированы, то это вызывало трудности.

Как правило, респондент лишь описывал саму ситуацию, а не давал «квалифицированное» ее определение. Именно поэтому значительное количество ответов (26%) не удалось отнести ни к одному из выделенных пунктов кодификатора.

Кроме того, в данной части вопроса велика была и доля отказывавшихся дать ответ — в среднем таких 8%. Интересно, что выше среднего доля отказов среди респондентов с высшим образованием и высоким доходом. Возможно, это связано с наблюдающимся в массовых опросах повышенным отказом отвечать на открытые вопросы не только среди самых низкообразованных, бедных и малокомпетентных респондентов, но и, напротив, наиболее социально «продвинутых» групп.

Таблица 8. «Как и какие Ваши права были нарушены?» (в % от тех, чьи права за последние 12 месяцев нарушались, ответы ранжированы. Респондент должен был описать последний случай нарушения прав)
1. нарушение трудовых прав (увольнения, зарплаты и т.п.) 14
2. бытовые конфликты (оскорбления, унижения, вербальная и физическая агрессия, нарушение правил поведения) 6
3. отсутствие справедливых и эффективных разбирательств по жалобам и обращениям граждан 5
4. неэффективные расследования преступлений в отношении собственности граждан 5
5. необоснованные задержания и приводы в милицию 5
6. ложные обвинения в нарушениях правил дорожного движения, необоснованное взимание штрафов и изъятие автомобилей 5
7. нарушение потребительских прав 5
8. незаконное физическое насилие со стороны правоохранительных органов 3
9. мелкие кражи, порча имущества 3
10. оскорбления, неподобающее поведение; не достойное человека обращение 3
11. невыполнение жилищно-коммунальных служб своих функций и обязанностей 2
12. вымогательство денег (мздоимство); отсутствие доступа к государственной услуге 2
13. нарушения жилищных прав и прав собственников 2
14. нарушения трудовых прав сотрудников правоохранительных органов 1
15. отсутствие реакции на вызовы и обращения граждан/игнорирование вызовов граждан 1
16. необоснованные обыски 1
17. необоснованное привлечение к ответственности 1
18. нарушение избирательных прав граждан 1
19. отсутствие разбирательств по судебным ошибкам 1
20. неисполнение судебных решений 1
21. коррупция 1
22. другое 27
23. отказ от ответа 8

Как видно из ответов, основная часть нарушений прав или конфликтных ситуаций связана, прежде всего, именно с милицейскими подразделениями — в сумме 24%.

Далее по частоте упоминаний следуют ситуации, когда нарушались трудовые права, и ситуации конфликтов с частными лицами, расцениваемые респондентами в категориях нарушения прав. Около 5% «потерпевших» упоминают ситуации, которые можно квалифицировать как нарушение прав жильцов и собственников.

Обобщая, следует заметить, что наиболее явно просматривается следующая тенденция: чаще всего респондент воспринимает ситуацию как нарушающую его права, когда сталкивается с произволом прежде всего правоохранительных органов, точнее говоря — милиции, а также, вероятнее всего, административным (работодатели) и ведомственным произволом. Группы опрошенных, дававших определения их нарушенным правам, оказались крайне малочисленными, поэтому дальнейший анализ возможных «пересечений» и их «квалификация» — например, к кому обратился пострадавший от того или иного «обидчика» и насколько это было «правильно», будет статистически совершенно недостоверным. Такая дробность и неопределенность в ответах респондентов о нарушенных правах свидетельствует о том, что подавляющее большинство населения не мыслит в правовых категориях, не может формулировать эти ситуации на другом языке, кроме обыденного. Сложности респондентов, связанные с отсутствием артикулированных представлений и оценок о нарушении прав, вызваны среди прочего тем, что соответствующие знания большинство прошенных не получали ни через каналы социализации (в школе, вузе), ни через публичную сферу (печать, телевидение) и общественные организации (общественные и национальные объединения, правозащитные группы), ни посредством консультаций у компетентных профессионалов (личные и семейные адвокаты, консультативные органы).

Чуть определеннее можно судить о действиях тех респондентов, которые упоминали в качестве нарушителей своих прав милицию и другие органы МВД, и очень приблизительно о тех, кто называл «частных лиц», работодателей.

Среди тех, кто называл милицию или органы МВД в качестве нарушителей прав, количество обращавшихся и не обращавшихся в какие-либо инстанции за защитой своих прав распалось почти поровну: 55 обращались, а 45% — не обращались. Чаще всего потерпевшие обращались в милицию (52%), в суд (30%), а также в прокуратуру (26%).

Называвшие в качестве нарушителей «частных лиц» в большинстве своем (75%) предпринимали шаги в защиту своих прав, причем чаще всего в милицию (62%) и гораздо реже в суд (33%).

В целом распределение обращений респондентов в различные организации для защиты своих прав таково:

Таблица 9. «Обращались ли Вы в какую-либо организацию, другие места, перечисленные на карточке, чтобы защитить свои права?» (в % от ответивших, ответы ранжированы)
в милицию 37
в суд 35
в прокуратуру 16
в органы социальной защиты (собес) 12
в администрацию города/района 10
в вышестоящие инстанции 8
к знакомым со связями в органах власти 8
к депутату 7
в правозащитную организацию 7
в СМИ 4
в общественные организации (общества ветеранов, инвалидов, общество защиты потребителей и пр.) 4
в профсоюзную организацию 2
в национальную общину, землячество 0
к уважаемым людям, старейшинам 1
другое 14
затрудняюсь ответить 1

Реже всего предпринимали шаги по защите своих прав те, чьи права нарушили работодатели (только 36%), причем подавляющее большинство обращалось в суд (63%).

Из всех описанных респондентами ситуаций нарушений прав наиболее часто упоминались такие, которые можно объединить формулировкой «насильственные и неправовые действия милиции и правоохранительных органов». Большая часть этих респондентов (64%) предпринимала шаги по защите своих прав. К этой группе относятся также и те, кто указывал, например, на неэффективность расследований, прямо не называя «обидчика». Причем относительное большинство (48%) обращались в суд, но почти такое же количество пострадавших (45%) - в милицию. На третьем месте по частоте обращения — прокуратура (28%), а каждый десятый из пострадавших обращался в правозащитную организацию (14% обращались в вышестоящие организации, 10% — к депутату, 10% в администрацию города и пр.; респондент мог дать в данном случае несколько ответов)

Большинство пострадавших в ситуации, которую мы обобщили как «неисполнение обязанностей и превышение полномочий со стороны чиновников, административных работников и служащих в разных сферах» также предприняло шаги по защите своих прав (57%). Чаще такие респонденты обращались в прокуратуру (25%), а также в правозащитные (25%) и общественные организации (25%). В администрацию города, вышестоящие инстанции и в суд обращалось по 17%,

В случае нарушения трудовых прав подавляющее большинство (68%) — ничего не предпринимало, те же, кто пытался защитить свои права, чаще всего обращались в суд (63%), 13% обратилось в правозащитные организации.

Еще раз подчеркнем, что даже при типологическом укрупнении групп ответивших они остаются крайне малочисленными, так что результаты надо воспринимать лишь как некие возможные ориентиры, возможные тенденции в поведении людей.

Относительному большинству (48%) не удалось добиться решения своего дела при обращении в ту или иную инстанцию; четверти обратившихся это удалось отчасти и лишь 22% среди тех, кто оказывался в ситуации нарушения их прав, — полностью реши свою проблему. Наименее успешны были группы с низким доходом (63% подгруппы тех, у кого «денег не хватает даже на еду»), менее образованные (61 и 56%), пенсионеры (68%), а также с одной стороны, москвичи (75%), с другой — жители деревень (73%). Полностью удалось решить свое дело чаще среднего самым молодым (50%) (напомним, что эта группа очень немногочисленна), респондентам с высшим образованием (44%), респондентам с высоким потребительским статусом (38%) и особенно служащим (58%), которые, как мы уже отмечали, одни из тех, кто наиболее активно предпринимали шаги по защите своих прав.

 

5. Информированность респондентов о правилах поведения в ситуации нарушения прав

Респондентам был предложен прожективный вопрос, целью которого было выяснить, насколько хорошо представляют себе респонденты, куда надо обращаться для решения правового конфликта, носящего характер гражданского дела.

Таблица 10. «Представьте себе ситуацию, что у Вас возник неразрешимый бытовой конфликт с соседом, нарушающим Ваши права. Куда Вы станете обращаться, чтобы его разрешить?» (в % от числа опрошенных)
в суд 10
в районную милицию 18
к мировому судье 3
к участковому уполномоченному 35
никуда не стану обращаться 26
другое 4
затрудняюсь ответить 4

Пассивная позиция в подобной ситуации характерна для четверти опрошенных — они ничего не станут делать. Можно предполагать, что такое отношение связано и с непониманием того, что подобные конфликты можно решать через суд, так как подобным образом несколько чаще отвечают низкообразованные (30%) и самые бедные респонденты (31%), а также безработные, которые в социальном плане слабо защищены (39%). Свою роль здесь играет и широко распространенное среди российских граждан нежелание затевать подобные разбирательства, связанное с недоверием к судебным инстанциям, от которых зависит решение вопроса, институциональным недоверием вообще, а соответственно — неверием в то, что дело можно выиграть.

В качестве иллюстрации сохраняющегося в обществе недоверия к судебным органам и неверием в эффективность официальных разбирательств мы приведем данные соответствующих опросов общественного мнения, которые проводились Левадой-Центром в 2006-2008 годах.

«Как Вы считаете, можете ли Вы отстоять в России свои интересы или права в случае их нарушения?» (2008 г., июнь; N=1600)
Определенно да 3
Скорее, да 22
Скорее, нет 37
Определенно нет 25
Затруднились ответить 13
«Можно ли, по Вашему мнению, сейчас рядовому человеку в России надеяться на справедливый суд?» (N=1600)
  2006
март
2007
апрель
Определенно да 4 3
Скорее, да 25 25
Скорее, нет 39 40
Определенно нет 22 23
Затруднились ответить 11 9
«Где простой человек может скорее добиться справедливости: в российском суде или в Европейском суде по правам человека?» (2007 г., июль; N=1600)
В российском суде 14
В Европейском суде по правам человека 60
Затруднились ответить 26
«Как часто сейчас, обратившись в суд по поводу несправедливого решения государственного учреждения, человек может добиться благоприятного для себя результата?» (N=1600)
  1990
ноябрь
1997
май
2007
октябрь
Практически всегда 2 2 2
Часто 8 8 13
Редко 42 41 50
Практически никогда 19 33 24
Затруднились ответить 29 16 16

Относительное большинство опрошенных полагает, что в случае бытового конфликта с соседом следует обратиться к участковому милиционеру (35%), то есть к самому близкому представителю власти. Это же относится к районной милиции, в которую обратилась бы еще почти одна пятая опрошенных. Можно сказать, что преобладает «силовая модель» разрешения ненасильственных конфликтов, когда подключение милиции мыслится прежде всего как способ припугнуть или приструнить «обидчика» (модельное представление о власти как «управе» на нарушителей).

К участковому чаще среднего обратились бы более старшие возрастные группы, пенсионеры, жители средних городов, с одной стороны, а с другой — независимые предприниматели и руководители (напомним, что две эти последние группы малочисленны). В районную милицию чуть с большей вероятностью обратились бы самые молодые и самые пожилые (23 и 22%), люди с высшим образованием (21%), учащиеся (28%), домохозяйки (30%).

Интерес представляет распределение ответов респондентов на данный вопрос в зависимости от типа поселения:

Таблица 11. «Представьте себе ситуацию, что у Вас возник неразрешимый бытовой конфликт с соседом, нарушающим Ваши права. Куда Вы станете обращаться, чтобы его разрешить?» (в % от числа опрошенных)
  Всего Размер населенного пункта
Москва более 500 тыс. от 100 до 500 тыс. города до 100 тыс. село
В суд 10 3 14 12 8 10
В районную милицию 18 47 24 12 13 15
К мировому судье 3 1 1 5 5 2
К участковому уполномоченному 35 30 26 43 35 38
Никуда не стану обращаться 26 12 31 22 26 28
Другое 4 6 2 3 6 6
Затрудняюсь ответить 4 1 3 4 7 3

В суд или к мировому судье, как видим, гораздо чаще стали бы обращаться не москвичи, а жители других городов (особенно среднего размера) и даже сел, тогда как среди москвичей, с одной стороны, минимальна доля тех, кто не будет ничего предпринимать, но значительно выше, чем во всех остальных группах, предполагаемое намерение обратиться в районную милицию. Как нам представляется, это свидетельствует не только о весьма значительных социально-бытовых напряжениях в столице, но и о ярко выраженной установке решать такие ситуации «силовым» образом.

В прожективной ситуации кражи подавляющее большинство обратилось бы в милицию.

Таблица 12. «Представьте, что у Вас украли сумку или портфель. Стали бы Вы обращаться по этому поводу в милицию?» (в % от числа опрошенных)
скорее да 67
скорее нет 30
затрудняюсь ответить 3

Расхождения по различным социально-демографическим группам незначительные. Несколько чаще среднего такой ответ давали женщины (71%), респонденты с высшим образованием (72%), респонденты с относительно высоким потребительским статусом (73%), москвичи (71%), а также, напротив, социально слабые группы — пенсионеры (74%), жители в основном депрессивных в социально-экономическом плане малых городов (71%). Некоторый сдвиг в сторону более высокостатусных групп может объясняться, с одной стороны, тем, что в их «сумках и портфелях» могут находиться ценные вещи (многие респонденты писали, что не носят с собой ничего ценного), с другой — более явной установкой на восстановление своих прав. Для более социально слабых групп, например, пенсионеров, причиной обращения в милицию может быть обостренное чувство справедливости, с одной стороны, с другой — просто бедность. То, что треть опрошенных не стала бы обращаться в милицию (о чем подробнее ниже), в основном связано с неверием в то, что вещь будет по тем или иным причинам найдена.

Самые частые ответы респондентов, которые не станут обращаться в такой ситуации в милицию, это неверие в то, что украденную вещь найдут, основанная на недоверии к милиции, неверии в то, что такое небольшое, хотя, может быть, и важное в жизни самого человека событие найдет адекватный отклик в милиции. Основная часть объяснений связана именно с негативными оценками милиции.

Таблица 13. «Почему бы Вы не стали обращаться в милицию?» (в % от ответивших)
Обращаться бесполезно 21
Не помогут/не будут искать 19
Не найдут 14
Формальная реакция милиции 8
Пустая трата времени/отсутствие времени 7
Негативный опыт обращения 6
Слишком мелкое дело для милиции 5
Не доверяю милиции 4
Напрасная нервотрепка 4
Незначительный ущерб 4
Плохая работа милиции 3
Самостоятельно решу проблему 3
Не хочу связываться 2
Коррумпированность милиции 2
Не считаю нужным 1
Самим надо быть осторожней 1
Затрудняюсь ответить 8

Из тех респондентов, кто стал бы обращаться в милицию из-за кражи, подавляющее большинство (83%) знает, как это делать, причем около двух пятых совершенно уверены в этом.

Таблица 14. «Знаете ли Вы, каковы правила обращения в милицию в подобных случаях?» (в % от ответивших)
определенно да 39
скорее да 44
скорее нет 11
определенно нет 4
затрудняюсь ответить 1

Скорее или совсем не знают, как это делать, самые пожилые, низкообразованные, пенсионеры и респонденты, относящие себя к низшему слою (по 20%), опрошенные с низким доходом, самые бедные (23%).

 

6. Отношение россиян к милиции

В целом отношение россиян к работе милиции сегодня скорее положительное. Так доля тех, кто лично доверяют милиции и чувствуют пользу от ее работы, превышает половину опрошенных (54%), тогда как не доверяющих милиции — 40%, не ощущающих пользы от ее работы — 37%. Однако такое соотношение положительных и отрицательных оценок характерно не для всех социально-демографических групп и выражено у них не в одинаковой степени. Иными словами, понятия «доверие» и «одобрение» имеют для разных групп опрошенных разный смысл, наполняются разным социальным и эмоциональным содержанием.

«Полюсом максимального расположения» к милиции выступают пожилые россияне с доходами ниже средних и низкими, живущие в небольших городах (Таблица 15, в % к соответствующим социально-демографическим группам).

Таблица 15.

 

Доверяют милиции Не доверяют милиции Затруд
няются с ответом
Всего 54 40 6
Возраст
18-24 47 51 2
25-39 50 42 8
40-54 54 39 7
55 и старше 61 32 7
Размер населенного пункта
Москва 38 46 16
Города с населением более 500 тыс. 45 49 6
Города с населением от 100 до 500 тыс. 53 43 4
Города с населением до 100 тыс. 63 29 8
Села 58 39 3
Доход
Низкий 61 36 3
Средненизкий 62 35 3
Средневысокий 46 48 6
Высокий 51 42 7

Таким образом, в наибольшей степени милиции доверяют пенсионеры (66%), люди с начальным и неполным средним образованием (61 и 58%), жители малых городов, скорее — женщины, а в наименьшей — служащие без специального образования (45%) и руководители, работники системы управления (46%), учащаяся молодежь, жители Москвы, скорее — мужчины. Говоря в более общих терминах, зону доверия милицейским работникам образуют сегодня социально слабые, периферийные демографические группы в более социально-замкнутых типах поселения, в наибольшей степени зависящие от государства (или градообразующего государственного предприятия) как системы попечения и поддержки.

Одна из наиболее острых проблем российского общества состоит в его социальной бедности или, в других терминах, в непомерной величине малоресурсной социальной периферии, ориентированной исключительно на пассивную адаптацию к сложившимся обстоятельствам. «Доверие» здесь — выражение несамостоятельности большинства населения, его суженных социальных и культурных возможностей, безальтернативности источников помощи. Группы же относительно более обеспеченные, молодые, образованные, социально активные, в условиях мегаполиса, тем более столицы, заметно реже видят в сотрудниках милиции защитников своих интересов. Таково же социально-демографическое распределение оценок полезности/бесполезности работы милиции.

Показательно, что с большей опаской относятся к милиции жители Москвы и крупнейших городов, с относительно высокими доходами, люди старше 40 лет.

Таблица 16.
  Опасаются милиции Не опасаются милиции Затруд-
няются с ответом
Всего 28 67 5
Возраст
18-24 29 69 2
25-39 28 66 6
40-54 31 63 6
55 и старше 23 73 4
Размер населенного пункта
Москва 37 63 0
Города с населением более 500 тыс. 31 63 6
Города с населением от 100 до 500 тыс. 28 66 6
Города с населением до 100 тыс. 25 71 4
Села 25 70 5
Доход
Низкий 29 68 3
Средненизкий 28 68 4
Средневысокий 24 71 5
Высокий 32 63 5

Однако оценки действий милиции в ближайшем окружении респондентов выглядят уже не столь положительно: 46% опрошенных удовлетворены работой милиции в месте, где они живут, но почти столько же, 42%, ею недовольны.

Таблица 17.
  Удовле-
творены работой милиции
Не удовле-
творены работой милиции
Затруд-
няются с ответом
Всего 46 42 12
Возраст
18-24 52 40 8
25-39 44 45 11
40-54 48 42 10
55 и старше 43 41 16
Размер населенного пункта
Москва 47 48 5
Города с населением более 500 тыс. 41 46 13
Города с населением от 100 до 500 тыс. 44 48 8
Города с населением до 100 тыс. 49 34 17
Села 48 43 9
Доход
Низкий 47 38 15
Средненизкий 51 38 11
Средневысокий 42 47 11
Высокий 47 47 6
 

7. Представления о задачах районной милиции

Такие оценки удовлетворенности/неудовлетворенности работой милицейских органов проясняются, если учесть представления опрошенных о задачах, которые, с их точки зрения, должна решать районная милиция и которые она, можно предполагать, решает недостаточно эффективно. Иными словами, за «задачами» здесь правомерно видеть острые, наболевшие и плохо разрешимые проблемы населения.

Если говорить о средних оценках, то главная задача районной милиции для респондентов — это обеспечение безопасности людей и порядка в городе или селе (таково мнение самой большой группы опрошенных — 34%). «Защита граждан и их безопасности» и «охрана правопорядка», видимо, для населения в известной мере дублируют уже названную позицию (эти «подсказки» отметили 26% и 17%). К этому же комплексу, на наш взгляд, примыкает «защита прав граждан» (эту позицию отметили 6% опрошенных). Иными словами, наиболее осознанная населением задача ближайшего к ним районного отделения милиции, попросту в том, чтобы милиционеры выполняли свое прямое дело — обеспечивали повседневный порядок и безопасность граждан там, где эти граждане живут. Все остальное либо малозначимо, либо представляет точку зрения отдельных групп, «задетых» именно этой проблемой.

Так, видимо, рассматриваются опрошенными «борьба с наркоманией, пьянством» и «раскрытие преступлений» — они понимаются как задачи и проблемы более частные, почему они и расцениваются как важные заметно меньшей долей респондентов (их отметили 11 и 15%). При этом наибольший акцент на обеспечении безопасности и порядка чаще делают пожилые россияне с относительно более высокими доходами. На необходимость же более результативного раскрытия преступлений и более эффективной борьбы с наркоманией, пьянством чаще других указывает молодежь — это для нее самые острые проблемы. Но самое характерное здесь в том, что все наиболее важные задачи и острые проблемы чаще других подгрупп указываются жителями Москвы:

  • обеспечение безопасности и порядка — 40%, в данном случае к ним близки жители крупнейших городов — те же 40% (при средних по выборке 34%);
  • защита граждан — 37% (при средних 26%);
  • раскрытие преступлений — 26% (при средних 15%);
  • борьба с наркоманией, пьянством — 15% (при средних 11%);
  • оперативная работа с обращениями граждан — 12% (при средних 7%);
  • предупреждение квартирных краж — 10% (при средних 6%).

Иными словами, судя по оценкам опрошенных, именно Москва является сегодня средоточием наиболее острых проблем безопасности граждан и охраны правопорядка, здесь главные задачи районных отделений милиции решаются милиционерами, с точки зрения жителей, наименее эффективно.

Судя по тому, что практически все другие задачи милиции, кроме основной и трех-четырех важных, но более частных, крайне редко называются населением как существенные, можно предположить, что респонденты понимают этот вопрос не как проверку их компетентности («правильного» понимания уставных задач милиции), а именно как вопрос о самых острых и наименее эффективно решаемых проблемах повседневной жизни граждан, для защиты интересов которых, собственно, и существует милиция.

 

8. Контакты с местной милицией

Контакты с милицией по собственной инициативе среди россиян не слишком часты. 6% обращались за последний год к участковому уполномоченному, 9% — в районное отделение милиции. Несколько (но ненамного) чаще это делают женщины, опрошенные 40-50-ти лет, живущие в средних городах и имеющие средневысокие доходы.

Ответы 6% опрошенных, которые общались со своим участковым, распределились так (приводим наиболее количественно наполненные позиции в % от числа ответивших). К участковому обращались по следующим причинам:

  • По поводу краж — 8%
  • Для получения документов, прописки — 10%
  • Чтобы познакомиться, посоветоваться — 11%
  • Из-за конфликтов соседями — 13%
  • Из-за семейных конфликтов — 16%

Две трети опрошенных не знают своего участкового милиционера. Среди молодежи эта цифра достигает 70%, среди респондентов с наиболее высокими доходами — 72%, среди жителей крупнейших городов — 77%.

Преобладающее большинство опрошенных (43%) информация о работе местных отделений милиции с гражданами не интересует. Меньше других в такой информации заинтересованы самые молодые из респондентов (51%), люди с высоким потребительским статусом (51%, жители крупнейших городов (60%), но не Москвы, иными словами — более молодые, активные и обеспеченные группы. Те же, кто такой информацией интересуется, чаще всего получают ее из бесплатной районной газеты (29%, в малых городах — 47%) , а также по неформальным каналам, от соседей (18%, в Москве 30%). Чаще всего интерес к такой информации, получаемой из подобных источников, испытывают старшие возрастные группы, жители малых городов, опрошенные с низким потребительским статусом, то есть, опять-таки социально слабые подгруппы россиян.

 

9. Отношение к Следственному комитету при Прокуратуре РФ

В случае правонарушений со стороны самих работников милиции пострадавшему следует, по мнению относительного большинства опрошенных, обратиться в прокуратуру (34%; жители небольших городов и опрошенные с наиболее низким потребительским статусом — 44%). Еще 13% (в средних городах — 18%) полагают, что ему следует обратиться в суд, 12% (в Москве 20%) — к начальству милиционеров-нарушителей, в управление безопасности МВД — 9% (среди более обеспеченных респондентов 15%, среди жителей Москвы — 27%). Рассчитывать в подобных случаях на адвоката предлагают 7% (среди молодежи — 12%). В Следственный комитет при Прокуратуре считают нужным обратиться в таких случаях 6% опрошенных (в средних городах 11%).

При этом 70% опрошенных ничего не слышали о Следственном комитете при Прокуратуре РФ, который работает уже почти полтора года. Но даже из тех, кто слышали о Комитете, почти три пятых (58%) имеют о нем весьма отдаленное представление или даже не имеют практически никакого представления. Вот как распределяются эти ответы по основным социально-демографическим группам.

Таблица 18.
  Слышали о Следст-
венном комитете
Не слышали о Следст-
венном комитете
Затруд-
няются с ответом
Всего 28 70 2
Пол
Мужской 36 62 2
Женский 21 77 2
Возраст
18-24 23 75 2
25-39 28 69 3
40-54 31 67 2
55 и старше 27 72 1
Размер населенного пункта
Москва 22 73 5
Города с населением более 500 тыс. 25 74 1
Города с населением от 100 до 500 тыс. 33 64 3
Города с населением до 100 тыс. 28 70 2
Села 28 71 1
Доход
Низкий 24 76 0
Средненизкий 27 71 2
Средневысокий 31 66 3
Высокий 36 61 3

В информированности о Следственном комитете лидируют мужчины, жители средних городов, респонденты с относительно высокими доходами. Соответствующие подгруппы, конечно, количественно невелики, но это, все-таки, более динамичная, обеспеченная, перспективная в социальном плане часть российского населения. И если более бедное и зависимое большинство российского населения вынуждено доверять милиции, потому что не имеет никаких альтернатив, то сравнительное меньшинство обеспеченных россиян в определенной мере рассчитывают на механизмы правового контроля над милицейскими органами и их правонарушениями. Они, как можно предположить, рассматривают Следственный комитет при Прокуратуре РФ именно в качестве подобного механизма.

При этом следует учесть, что подавляющее большинство тех, кто слышали о Следственном комитете, ему скорее доверяют: 50% подгруппы относительно информированных верят, что Комитет «скорее будет» защищать права и интересы таких людей, как они, еще 20% — что он «определенно будет» это делать. Таким образом, те, кто более информированы о Комитете, в данном случае и скорее надеются на защиту собственных интересов с его стороны.

 

10. Информированность о правозащитных организациях

Почти две пятых россиян (36%) знают о существовании правозащитных организаций, помогающих тем, что пострадал от незаконных действий милиции, среди более обеспеченных россиян эта доля достигает 45-47%.

Таблица 19.
  Слышали о право-
защитных организациях
Не слышали о право-
защитных организациях
Затруд-
няются с ответом
Всего 36 55 9
Пол
мужской 42 49 9
женский 30 60 10
Возраст
18-24 31 60 9
25-39 40 50 10
40-54 43 49 8
55 и старше 27 63 10
Размер населенного пункта
Москва 33 55 12
Города с населением более 500 тыс. 33 55 12
Города с населением от 100 до 500 тыс. 38 55 7
Города с населением до 100 тыс. 32 60 8
Села 41 51 8
Доход
Низкий 30 62 8
Средненизкий 36 59 5
Средневысокий 34 52 14
Высокий 45 45 10

Тем не менее, лишь 5% считают, что при подобных нарушениях следует обращаться к правозащитникам. Эта подгруппа в целом настолько невелика, что сколько-нибудь заметной дифференциации ее величины по социально-демографическим признакам не наблюдается. Разрыв между знанием о наличии организаций и расчетом на их помощь здесь примерно такой же, как в случае со Следственным комитетом: там 28% говорили, что слышали о нем, и 6% считали, что нужно к нему обращаться при правонарушениях со стороны самих милиционеров.

О существовании фонда «Общественный вердикт» знают 10% россиян. Это составляет примерно 10 миллионов взрослого населения России, что, видимо, в целом не так плохо. По крайней мере, это дает Фонду определенную перспективу дальнейшей деятельности.

 

11. Основные выводы

1. Три четверти опрошенных отождествляют правоохранительные органы с милицией, две пятых — с прокуратурой и судом, треть — с ФСБ. Иными словами, для населения России характерно представление об органах правоохраны прежде всего как о силовых, репрессивных структурах. Можно предполагать, что такие представления восходят в советскому времени.

2. Правовая культура граждан России достаточно низкая, она слабо институционализирована: к ее распространению и укреплению почти не подключены школа, СМИ, публичная сфера. У большинства населения при нарушении их прав нет навыков обращения в общественные организации, к компетентным специалистам. Респонденты в этих обстоятельствах не столько проявляют свои знания о правоохранительных органах, сколько выказывают общую неудовлетворенность работой властей.

3. Преобладающая часть опрошенных полагают, что достаточно хорошо осведомлены о полномочиях милиции, судебных органов, прокуратуры, в меньшей степени — ФСБ. Относительно Конституционного суда, Следственного комитета и др. среди опрошенных преобладает незнание. При этом большая часть опрошенных не заинтересована в получении дополнительной информации о работе даже «ближайших» к ним местных органов милиции. Реально контактируют с этими ближайшими милицейскими службами лишь несколько процентов населения.

4. Работой местных органов милиции довольна примерно половина населения, другая половина этой работой не удовлетворена. Более того, преобладающая часть правонарушений связана для населения именно с самими правоохранительными органами и с неэффективностью работы милиционеров, милицейских отделений.

5. Милиции вынужденно (за неимением альтернатив) доверяют по преимуществу социально слабые группы населения, то есть — большинство россиян. Более обеспеченные, активные, молодые и образованные респонденты, составляющие меньшинство, несколько чаще рассчитывают на органы возможного контроля над милицией (правозащитные организации, Следственный комитет при прокуратуре).

6. Однако подгруппы тех, кто более информирован о своих правах и о полномочиях правоохранительных органов и кто при этом заинтересован в обращении к ним и рассчитывает на решение своих проблем, в количественном отношении настолько малы, что возможности более глубокого анализа этих подгрупп, дифференцированного по социально-демографическим и социокультурным признакам, весьма ограничены. Применительно к ним речь может идти сейчас не столько о точных и надежных данных, сколько о некоторых наблюдаемых сегодня тенденциях, для оценки стоящих за ними факторов, реальной силы и устойчивости данных тенденций, которые, в частности, выявлены и в настоящей работе, необходимы более детализированные исследования, ориентированные на данную целевую аудиторию.

 

Примечание

[1] Мы суммировали и единичные ответы о судах разного уровня. В опросе также были единичные упоминания Верховного, Конституционного судов, народных судов и пр.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
19:03 В Назарете отменили Рождество
18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
17:48 ФИФА пригрозила отстранить сборную Испании от ЧМ-2018 из-за действий властей
17:28 Задержанный в Петербурге планировал взорвать Казанский собор
17:25 Промпроизводство в РФ в ноябре упало максимальными темпами за 8 лет
17:01 Турция потребует в ООН отменить решение США по Иерусалиму
16:43 В посольстве США назвали ложью обвинение во вмешательстве в российскую политику
16:33 Букингемский дворец назвал дату свадьбы принца Гарри
16:29 Журналист сообщил о готовности Захарченко внедрить на Украину 3 тысячи партизан
16:14 МИД Украины опроверг ведение переговоров об экстрадиции Саакашвили
16:08 Страны ЕС согласились начать вторую фазу переговоров по выходу Великобритании
15:49 Дипломатов из США не пустят наблюдать за российскими выборами
15:47 Глава ЦИК назвала стоимость информирования избирателей о выборах
15:36 Гафт перенес операцию из-за проблем с рукой
15:21 В Кремле посчитали недоказанными обвинения в адрес Керимова во Франции
14:55 ФСБ задержала в Петербурге планировавших теракты исламистов
14:33 Сенаторы одобрили закон о штрафах за анонимность в мессенджерах
14:15 В Кремле признали нежелание Путина упоминать фамилию Навального
14:02 Дума отказалась ограничить доступ к сведениям о закупках госкомпаний
13:59 Минфин пообещал не допустить «эффект домино» из-за Промсвязьбанка
13:52 Алексей Улюкаев приговорен к восьми годам строгого режима
13:39 Госдума разрешила внеплановые проверки бизнеса по жалобам сотрудников или СМИ
13:36 ЦБ снизил ключевую ставку
13:24 Ученые заглянули в глаз трилобита
13:23 Власти Москвы отказали Илье Яшину в проведении акции 24 декабря
13:19 Индекс потребительских настроений по всей России вышел в «зеленую зону»
13:08 Прокуратура назвала самое коррумпированное подразделение силовиков
13:00 Лавров заявил о вмешательстве США в выборы в России
12:47 Совет Федерации подключился к поиску источника вони в Москве
12:40 Минтранс анонсировал возобновление рейсов в Каир в феврале
12:25 Дед Мороз заявил об отказе от пенсии
12:20 Дума приняла закон об индексации пенсий в 2018 году
12:07 Антитела к вирусу лихорадки Эбола вырабатываются через сорок лет после болезни
12:01 ЦИК снова пересчитал желающих баллотироваться в президенты
11:41 Улюкаев признан виновным в получении взятки
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.