Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
12 декабря 2017, вторник, 15:45
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

27 февраля 2009, 09:22

«Это – свободный мир!»

Вышедший у нас в прокат (пусть и не первым экраном) фильм классика британского кинематографа Кена Лоуча «Это свободный мир» – абсолютно нетипичная для нашего кинопроката лента. Странно, что его вообще купили. Наконец-то среди различного развлекательного киномусора появилась серьезная картина, продукт не масскульта, а искусства. Хотя прокатчики и тут подгадили: и перевод хромает – вплоть до того, что одного из героев, поляка Кароля в титрах упорно именуют Кэролом, – и даже само название фильма смягчено: в оригинале оно звучит как «It’s a Free World!», то есть «Это – свободный мир!».

Чтобы иметь возможность снять этот фильм, Кен Лоуч должен был получить Золотую пальмовую ветвь в Каннах за предыдущий фильм – «Ветер, колышущий вереск». Иначе не видать бы ему финансирования как своих ушей. Не склонный к компромиссам с Системой, заслуженный левак со стажем, Кен Лоуч не раз оказывался в центре скандалов: его фильмы запрещали (что совсем нетипично для кичащейся своими свободами Великобритании), ему отказывали в финансировании (а еще чаще – в прокате) по политическим причинам, да и сам он не оставался в долгу, публично и в подчеркнуто обидной форме отказываясь от правительственных наград. Фильм «Это – свободный мир!» (буду использовать его настоящее название) тоже успел собрать призы – на прошлогоднем кинофестивале в Венеции: «Золотые Озеллы» за лучший сценарий, приз Всемирной католической ассоциации по коммуникациям и премию Европейского университета по правам человека.

Тот, кто следит за творчеством этого режиссера, знает, что Лоуч снимает нарочито простое кино – иногда слишком простое, слишком приближенное к документальному, вплоть до того, что это (как в фильме 1995 года об Испанской войне «Земля и свобода») даже, кажется, наносит ущерб художественности. Так же «прост» и фильм «Это – свободный мир!», снятый в естественной среде и словно бы без декораций, операторски максимально приближенный к традициям французской «новой волны» и «синема верите».

В сущности, перед нами – исследование (разумеется, художественным методом) экономики современного капитализма. Что очень ценно, поскольку те, кто в силу профессионального долга обязаны были бы этим заниматься, в подавляющем большинстве своем все последние годы заменяли исследования апологетикой: за непредвзятые исследования не платили, а за апологетику платили хорошо. Сегодня, во времена кризиса, которого, с точки зрения неолиберальной доктрины, вообще быть не могло, продажность интеллектуалов, обслуживавших все эти годы правящих неолибералов, стала видна особенно хорошо.

В центре внимания Лоуча – два сердцевинных феномена современной капиталистической экономики, тесно связанных между собой: повсеместное внедрение прекариата и массовое использование нелегальной рабочей силы.

Считается, что термин «прекариат» ввел в употребление (вернее, вспомнил из курса истории античности) такой известный автор, как профессор социологии Мюнхенского университета Ульрих Бек. Прекариатом называют одновременно и всякую ненадежную, неустойчивую, непостоянную, предоставленную на время занятость, и (по аналогии со словом «пролетариат») людей, которым навязана такая форма занятости. Соответственно, каждый индивид, нанятый на такую работу, именуется «прекарным работником» или «прекарием», а юридическое (или квазиюридическое) оформление таких неполноценных, ущемляющих права наемного работника трудовых отношений, которые могут быть прекращены работодателем в любое время, – «прекаритетом».

Известно, что неолиберальное наступление на права профсоюзов и наемных работников вообще и стратегическая установка на ликвидацию социального государства как «мешающего свободному развитию рыночных отношений» предполагают в идеале повсеместную ликвидацию долгосрочных трудовых контрактов (и коллективных договоров как гарантии таких контрактов, а, следовательно – и профсоюзов как одной из сторон коллективного договора). В неолиберальном идеале наемный работник полностью зависит от воли владельцев средств производства (работодателя) и не имеет права на какие-либо социальные гарантии, так как подобные гарантии ограничивают свободу рынка. По этой логике, в перспективе на прекарные отношения должны быть переведены все работающие по найму – от неквалифицированных разнорабочих до топ-менеджеров включительно.

Раньше всего эта система начала внедряться в странах-пионерах неолиберальных реформ: в США, Великобритании, Чили и других странах Латинской Америки. Но – и это показательно – англо-саксонский мир (речь не идет о левой прессе, старательно игнорируемой истеблишментом, СМИ и академической наукой) насаждение прекариата долгое время упорно «не замечал». К тому же проводившаяся ускоренными темпами деиндустриализация Великобритании и США (вывод промышленного производства в страны «третьего мира») объективно маскировала процесс прекаризации. А латиноамериканские авторы просто пали жертвой «культурного империализма» как представители «третьего мира» и носители «неправильного» (то есть не английского) языка.

Поэтому получилось так, что первыми в мейнстрим с темой прекаризации прорвались немцы. Крупнейшая по объему экономика Западной Европы после ликвидации Восточного блока оказалась прямо граничащей с восточноевропейскими странами, пребывавшими после введения в них капитализма в жестоком экономическом кризисе – и первой (вместе с Австрией) приняла на себя поток экономических иммигрантов (легальных и нелегальных), которых в первую очередь и «посадили» на прекариат. Как только прекариат гастарбайтеров стал массовым и распространенным явлением, началось его настойчивое распространение и на местных жителей. В результате, по подсчетам Фонда им. Фр. Эберта, к 2007 году уже 7 миллионов граждан ФРГ оказались в положении прекариев. А по данным профессора Йенского университета Клауса Дерре, в положении прекария в ФРГ находится уже каждый третий наемный работник.

Все это никоим образом не было случайным или стихийным развитием событий. Стратегическую позицию германских властей в свое время сформулировал бывший федеральный канцлер Герхард Шрёдер. «Лучшее средство против нелегальной занятости, – сказал он, – это удешевление легального труда». Удешевить легальный труд немца можно, только переведя немецкого наемного работника на прекарную занятость, поставив его де-факто в одинаковое с нелегалом положение. Что и было сделано – и продолжает делаться.

Для этого нужны нелегальные рабочие. Желательно иммигранты, так как они в силу своего бесправия обходятся работодателю максимально дешево. Поэтому уже в самом начале XXI века в Германии, по оценкам независимых исследователей, трудилось нелегально около 5 миллионов человек, а в некоторых отраслях экономики (таких, как строительство) использование нелегальной рабочей силы стало повсеместным и преобладающим. Когда спецподразделение по борьбе с нелегальной занятостью в районе Бонна в 2000 году обследовало около 400 строек и других предприятий (причем проверки были выборочными, касались на каждом объекте двух-трех работников), почти в каждом втором случае пришлось заводить уголовное дело. В Берлине в начале века нелегальные строители-иммигранты производили более 30% всех работ, несмотря на жесточайший, казалось бы, контроль, и были заняты даже на строительстве правительственных объектов (таких, как здание ведомства федерального канцлера) и на реставрации здания Рейхстага.

При этом сами немцы гордо говорят, что у них дела еще совсем неплохи, а вот в Греции и Италии нелегальные рабочие вообще производят до 30% национального продукта!

Эксперты утверждают, что к началу XXI века число трудовых иммигрантов в странах «первого мира» достигло 75 миллионов. Причем, по данным Центра международной политики в Вене, число одних только нелегальных иммигрантов и только из стран Восточной Европы, перебравшихся на Запад, в последние два десятилетия составляло не менее 300 тысяч человек в год. По подсчетам начальника спецотряда бельгийской полиции Вима Бонтика, доходы от эксплуатации нелегальной рабочей силы составляют в мире (Бонтик имеет в виду «первый мир») около 7 миллиардов долларов ежегодно. Это примерно столько же, сколько зарабатывают крупнейшие мировые наркокартели. Вим Бонтик утверждает, что нелегальная рабочая сила используется практически во всех секторах экономики, но в первую очередь называет сельское хозяйство, ресторанный и гостиничный бизнес, судоходство, грузоперевозки, строительство и деревообработку, проституцию, индустрию детской порнографии и секс-туризма, а также принуждение к работе стриптизершами, к воровству и пушерству, попрошайничеству и мелочной уличной торговле.

Кен Лоуч показывает (в действительности – исследует) ситуацию в Великобритании, даже уже – в одном только Лондоне, даже уже – на примере одной только мелкой (смехотворно мелкой) частной рекрутинговой фирмы.

Сюжет вроде бы прост. Энджи (актриса Кирстен Вернинг), сотрудница рекрутинговой компании, во время набора рабочей силы для Англии в Польше выражает недовольство тем, что ее начальник полагает себя вправе нагло ее лапать. Вернувшись в Лондон, она обнаруживает, что уволена. К своим 30 с небольшим Энджи уже не первый раз теряет работу и готова отчаяться. Но, продукт тэтчеризма, она твердо нацелена на то, чтобы разбогатеть (разве не это, как учат неолибералы, главное в жизни?), и потому решает завести собственное дело. Разумеется, рекрутинговое – ведь в этой сфере она уже всё знает, всё умеет и обросла всеми необходимыми контактами. Она уговаривает стать компаньонкой свою подругу, с которой они вместе снимают квартиру, чернокожую Роуз (актриса Джульет Эллис), окончившую университет и приехавшую в Лондон, чтобы продолжать учиться искусствоведению, но вынужденную работать в колл-центре телефонисткой. Разумеется, в целях экономии фирма будет нелегальной – первоначально, как убеждает Энджи законопослушную Роуз: дескать, потом, как только раскрутимся, легализуемся и заплатим налоги (разумеется, этого не случится). Энджи уговаривает своего старого знакомого, владельца паба в Ист-Энде (съемки идут именно там, в знаменитом когда-то рабочем районе Лондона) сдать ей задний двор паба под «офис».

В городе полно жаждущих работы иностранцев – и легальных иммигрантов, и нелегальных. Очень быстро Энджи обучается говорить с нанимаемыми рабочими жестко и по-хозяйски – с позиции силы. Она получает от владельцев предприятий основную часть денег – а нанимаемым (на день, на два, на неделю, на две) работникам (из Восточной Европы, Среднего Востока, Латинской Америки, Северной Африки и т.д.) отдает лишь незначительную часть. Так функционирует вся система. Политического беженца из Ирана, человека без документов, она раз за разом безжалостно прогоняет: нет документов – нет работы. Дальше – больше. Менеджер на фабрике показывает ей, от каких рабочих он хочет избавиться, – Энджи безропотно их «отбраковывает». Она узнаёт, что работодатели предпочитают нелегалов, поскольку те покорны и не качают права, – и мотает на ус. Она узнаёт, что у владельцев одной из фабрик стоит машина для проверки паспортов в инфракрасном свете, чтобы отличать поддельные паспорта от настоящих, – и на фабрику берут только с поддельными, поскольку их владельцы не будут «возникать». Она узнаёт, что одному из боссов мафии, занимающемуся ввозом на Британские острова нелегальной рабочей силы и изготовлением фальшивых документов, когда выяснилось, что он снабдил подложными документами сотни нелегалов, всего лишь прислали по почте предупреждение о недопустимости нарушения закона! (Между прочим, это реальный факт, использованный сценаристом Полом Лаверти.) Потом Энджи обнаруживает, что бизнес – это система, где все кидают всех. Заказчики кинули подрядчика строительства, которому Энджи поставляла нелегальных рабочих. Подрядчик кидает Энджи. Энджи кидает рабочих. Тем кидать уже некого – они крайние, чистой воды жертвы. Всё, что они могут кинуть, – это кирпич в окно квартиры Энджи и Роуз с приклеенной запиской со словом «воры». Так функционирует вся система.

Ни Энджи, ни Роуз – не изверги. Просто тот, кто решил, как Энджи, стать «акулой капитализма» (пусть даже очень маленькой акулой), вынужден вести себя по-акульи. То есть забыть о человеческом достоинстве, гуманизме и морали (во всяком случае, христианской морали, морали внеклассовой). Об Энджи мы знаем гораздо больше, чем о Роуз. Мы видим ее отца Джеффа – типичного английского квалифицированного рабочего, вышедшего на пенсию (его играет непрофессиональный актер Колин Коглин, докер в четвертом поколении, профсоюзный активист, член тред-юниона транспортных рабочих и разнорабочих). Кен Лоуч, очень тонко чувствующий детали, выбрал Колина на роль отца Энджи со стопроцентным попаданием – кто был в Лондоне, подтвердит, что именно так так выглядящие бодрые старики из рабочих в немалом количестве ходят по улицам британской столицы. Коглин даже говорит на «культурном кокни», который нельзя подделать. Показателен недолгий, но важный разговор Джеффа с дочерью. Старый рабочий твердо дает понять Энджи, что осуждает ее деятельность, а именно то, что она сама превратилась в эксплуататора, и добивается от дочери признания, что она, пользуясь безвыходным положением иммигрантов, обирает их – платит им такие деньги, на которые единственно, что можно, – не умереть с голоду. Тут вдруг, сопоставив время действия фильма (ориентировочно год 2005-й) и возраст Энджи, безошибочно определяешь, в честь какой именно Анджелы она названа.

Но Энджи, продукт тэтчеристской пропаганды, с одной стороны, и выходец из семьи сознательного рабочего – с другой, уклоняется от признания, оправдываясь тем, что она находит людям хоть какую-то работу, в то время как в своих странах они просто бы умерли с голоду. И настойчиво пытается объяснить отцу, что капитализм разительно изменился, что Джефф работал 30 лет на одном месте и был социально защищен, что ему была гарантирована пенсия и за ним стоял профсоюз, а теперь ничего этого нет: нет ни постоянной работы, ни социальных гарантий, ни защиты прав наемных работников, ни уверенности в завтрашнем дне. И она, Энджи, вынуждена жить именно в таком мире. То есть она тоже жертва, которой неумолимая сила законов современного глобализованного капитализма навязала роль эксплуататора.

Нормальные человеческие чувства вовсе не чужды Энджи. Она приютит на короткое время семью иранского политэмигранта-нелегала – и затем, к ужасу Роуз, отчаянно сопротивляющейся этому, поможет сфабриковать паспорта не одному, а целым трем иранским политическим беженцам. Она испытывает какие-то – по замотанности редко проявляющиеся – чувства к Каролю, одному из тех, кого она завербовала в Польше в самом начале фильма и кого рекрутинговая фирма обманула и обобрала, не дав ни обещанной работы, ни обещанных заработков, ни обещанных документов, ни обещанного жилья. Впрочем, так обманули (и обманывают в фильме) абсолютно всех рекрутируемых. Это – норма. Энджи клянется Каролю, что не знала, что так будет, но как-то в это уже верится с трудом. Кароль в конце концов оказывается кем-то вроде помощника Энджи и даже становится исключением: его она не кидает, а действительно пытается честно ему заплатить. Но Кароль к тому моменту уже дозрел до решения вернуться домой и денег от Энджи не берет, мягко намекая, что не деньги – главное в жизни (и понимаешь, что он этим гуманно маскирует более жесткое объяснение, что он – не альфонс). К тому времени Энджи, первоначально вроде бы куда более человечная и близкая своим работникам, чем Роуз, становится, наоборот, вполне сформировавшейся мелкой акулой: и рабочих она кидает вопреки желанию Роуз заплатить хоть что-то (тут-то и будет произнесена фраза, ставшая названием фильма: «Это – свободный мир!», – то есть становится ясно, от чего этот мир свободен), и использует двух своих рабочих в качестве «мальчиков по вызову» (попробуй откажи работодателю!), и, в конце концов, чтобы освободить жилье для большой группы заказанных рекрутов, стучит в иммиграционную службу (Хоум-офис) на целый поселок нелегальных иммигрантов, тот самый, в котором живет и когда-то спасенная ею семья иранских беженцев – притом что главу семьи после депортации в Иран ждет исламистская тюрьма.

Кончается фильм тем, что Энджи уже не как сотрудник, а как глава фирмы (какой успех! какой карьерный рост!) появляется на Украине для массового набора рабочих – в точности повторяя сцену в Польше в начале фильма. И теперь Энджи уже сама, сознательно и откровенно, обманывает бедных безработных украинских женщин, которые всеми правдами и неправдами наскребли необходимую сумму якобы на визу, билет и проживание в Лондоне. Энджи, пересчитывая деньги, смотрит на украинок с явным сожалением: она знает, что их на самом деле ждет, но, как и полагается, врет им в лицо. Действия Энджи приобретают выраженный автоматизм, видно, что нет для нее в этом «карьерном росте» и в этих деньгах никакой радости. «Мыши плакали, кололись, но продолжали есть кактус». Именно эта сцена, формально бесстрастная и безоценочная – маленький шедевр, большой успех режиссера и исполнительницы главной роли.

Собственно, Кен Лоуч показывает, что дело не в людях, а в Системе. Да, конечно, у каждого есть право выбора (Кароль – пример). Но если ты согласился играть по существующим правилам, потом из игры уже не выйти, на полдороги не остановиться, от тебя уже ничего не зависит. Система ломает тебя и превращает из человека в автомат. Если хочешь преуспеть – другого выхода нет: дал слабину – сошел с круга, сам стал обездоленным. Перед нами не только «история успеха» (этакий киновариант пособия «Как стать миллионером»), но и кинороман воспитания, только продуктом этого воспитания становится особь, утратившая нормальные человеческие качества (этакий «О, счастливчик!» наоборот). Всё настолько очевидно, что до любого должно дойти: это – обвинение Системе. Поэтому никакого морализаторства в фильме нет.

Говоря о любом, я, естественно, не имею в виду отечественных «кинокритиков» из гламурных и деловых изданий. У них, ясное дело, как сказал бы незабвенный Черномырдин, «понималка не выросла». Вот, например, некая Леля Смолина в «Ведомостях» (20.11.2008) умудрилась написать о фильме много сногсшибательного: и что Лоуч «как следует прикладывает рабочий класс», и что «Лоучу, который всегда … сочувствовал рабочему человеку, приходится признать, что этому самому человеку нельзя давать в руки ни денег, ни минимальной власти», и что «женщина часто совсем не против побыть сексуальным объектом, особенно если это надо для дела. Энджи, которая в начале фильма подвергалась эпизодическому домогательству на работе, быстро соображает, что агитировать гастарбайтеров лучше всего в облегающих кожаных брючках», и что фильм «можно смотреть, не особенно интересуясь эмиграционной политикой Великобритании и профсоюзным движением. При желании этот фильм даже можно увидеть как очень грустный анекдот про блондинку». Это при том, что про профсоюзное движение в фильме нет ни кадра, эмиграционная политика Великобритании даже случайно не упоминается, что гастарбайтеров Энджи ни за что не агитирует, а кожаные брюки носит потому, что целыми днями с утра до вечера ездит на мотоцикле (который Смолина пижонски называет чоппером, единственный раз не промахнувшись). Наконец, Энджи – не блондинка, она лишь крашена в блонд, причем настолько небрежно, что это всем видно, а исправить ситуацию у нее нет ни времени, ни сил, ни желания. Нужно самой быть типичной героиней анекдотов про блондинок, чтобы так понять фильм. «С остросоциальным кино есть одна проблема: его вообще-то мало кто любит», – начинает свою рецензию Леля. Да ну? «Людей, готовых два часа кряду волноваться за судьбы гастарбайтеров, – посмотрим правде в глаза – ничтожно мало», – продолжает она. Что, и 75 миллионов самих гастарбайтеров только в странах «первого мира» – тоже?

Самое главное в фильме Лоуча: прекариат и использование нелегальной рабочей силы, рабского или полурабского труда – это не исключение из правил, а правило, не отклонение от нормы, а норма. Сама капиталистическая экономика перестроена таким образом, что без прекарной, нелегальной, рабской занятости она не сможет функционировать вообще.

Изредка сквозь зубы или в ситуации неизбежности это признают не только отдельные исследователи, но даже официальные лица и ведомства. Когда в середине 90-х Белый дом начал было активную борьбу с нелегальными иммигрантами-мексиканцами, Ассоциация сельскохозяйственных производителей Калифорнии направила властям паническое письмо, где сообщала, что без дополнительных 350 тысяч временных рабочих из Мексики урожай на полях погибнет. А когда в 2006 году Буш-младший собрался резко ужесточить миграционную политику и выслать из США всех выявленных нелегальных иммигрантов (12 миллионов, по официальным данным; по неофициальным – едва ли не 36), мэр Нью-Йорка, известный бизнесмен Майкл Блумберг публично предостерег от такого шага. «Экономика Нью-Йорка, да и вообще экономика США рухнут», – сказал Блумберг.

К 2006 году, по данным Коалиции за всестороннюю иммиграционную реформу, процент нелегалов, например, в строительном бизнесе штата Невада достиг 60 % занятых, а в сельскохозяйственном секторе штатов Джорджия и Теннеси – 73 %. То есть без нелегалов эти секторы экономики мигом развалятся.

Не случайно в массовом использовании нелегальной рабочей силы в США неоднократно уличали крупнейшие корпорации (например, в 2003 году – крупнейшую в мире торговую сеть «Вол-Март»). А корпорация «Майкрософт» в 2007 году потратила на поддержку кампании за амнистию незаконных иммигрантов 9 миллионов долларов. И представители корпорации не скрывали: это связано с тем, что использование труда нелегальных иммигрантов приносит «Майкрософт» огромные прибыли. Еще в 1998 году американские следственные органы установили, что заказчики (работодатели) платят рекрутерам и контрабандистам по 20–28 тысяч долларов за каждого нелегального иммигранта. По данным Интерпола, доход от одного только трафика нелегальной рабочей силы составляет свыше 30 миллиардов ежегодно. Эти деньги остаются в экономике США и других стран «первого мира». Более того, в США значительная часть нелегальных иммигрантов даже умудряется платить налоги – по чужим номерам социального обеспечения! В 2006/2007 финансовом году нелегальные иммигранты таким образом заплатили налогов на 9,5 миллиарда долларов. Налоговая служба, разумеется, закрывает на нарушения глаза: люди же деньги платят!

Аналогично выглядит ситуация и в Старом свете. Кёльнский экономист Доминик Энсте пришел к выводу, что две трети средств, используемых в «теневой экономике», затем перетекают в легальный сектор и что в рамках легальных стандартов услуги, оказываемые нелегалами, не были бы оказаны вообще или не нашли бы спроса. То есть нелегальная занятость в Германии не только обеспечивает нормальное функционирование экономики, но и за счет извлекаемой из труда нелегалов прибавочной стоимости создаются, в конечном итоге, новые легальные рабочие места. А ведущий в ФРГ специалист по нелегальной занятости профессор Фридрих Шнайдер полагает, что значительная часть теневой экономики в принципе не может быть превращена в легальную, во всяком случае, при существующих тарифах: значительная часть нелегальной работы не найдет легальных работников. То есть германская экономика попросту лишится заметной доли доходов, в том числе и таких, на которые создаются легальные рабочие места. Вспомним, однако, что Герхард Шрёдер как раз и собирался удешевить легальный труд до нелегального – то есть изменить тарифы.

В маленькой Австрии фактически официально признано, что без нелегальной рабочей силы национальная система социальной защиты просто развалится. Одних только нелегальных сиделок в Австрии насчитывается 40 тысяч. Каждая пятая австрийская семья оказывается вовлечена в этот незаконный бизнес. Даже семьи двух федеральных канцлеров – Хайнца Фишера и Вольфганга Шюсселя, – а также двух министров внутренних дел – Гельмута Кукаки и Каспара Айнема – признались в использовании труда нелегальных сиделок. Неудивительно, что рекрутинговые компании открыто рекламируют в интернете услуги нелегальных сиделок (в основном из Словакии). За все последние годы за такую деятельность, формально противозаконную, был оштрафован всего лишь один (!) человек.

Более того, существуют расчеты, согласно которым из-за старения населения к 2050 году в Западной Европе при условии отсутствия трудовой иммиграции обнаружится почти 40 миллионов незанятых рабочих мест. Что означает экономический коллапс и полное крушение систем социального и пенсионного обеспечения.

Вообще никто не знает истинного объема теневой экономики и сектора нелегальной занятости. Официальная статистика не отражает реальной картины. Чиновники не заинтересованы в выяснении правды. Зависящие от государства или большого бизнеса научные работники – тоже (помимо прочего, исследования нелегального бизнеса небезопасны). Латиноамериканисты лет 15 как спорят, какой процент населения Латинской Америки занят в «сером секторе» (то есть в теневой экономике). Причем разброс цифр поражает – от 23% до 73%. Из чего, во всяком случае, следует, что объем теневой экономики огромен. По данным Питера Столкера, уже в начале 90-х годов в Индии и Пакистане 70% всех промышленных рабочих работали нелегально, а в Африке в наши дни нелегально работает около 60% всего городского трудоспособного населения. Однако из официальных статистических справочников вы этого не узнаете.

Так что если и официальные власти, и статистические органы, и академическая наука нам врут, почему бы кинорежиссеру не взять на себя их роль и не провести самостоятельное исследование социальной реальности? Кен Лоуч так и сделал. Спасибо ему. Тому, кто посмотрит фильм «Это – свободный мир!» (и кто в интеллектуальном плане, естественно, отличается от Лели Смолиной), официальной пропаганде будет уже куда труднее морочить голову.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

15:42 Варвара Караулова решила просить Путина о помиловании
15:29 Глазьев поддержал создание крипторубля ради обхода санкций
15:22 ЕСПЧ присудил россиянам 104 тысячи евро за пытки в полиции
15:04 СМИ рассказали об инструктаже Кремля по сбору подписей за Путина
14:43 «Яндекс» назвал самые популярные запросы за 2017 год
14:28 Европа осталась без российского газа из-за взрыва на газопроводе
14:22 Прочитан полный геном вымершего сумчатого волка
14:14 Песков подтвердил включение твитов Трампа в доклады для Путина
14:00 Минобрнауки РФ поддержало обучение школьников «Семьеведению»
13:55 «Сколково» и «Янссен» поддержат проекты по диагностике и терапии социально-значимых заболеваний
13:51 ФБР признало право генпрокурора не сообщать о встречах с Кисляком
13:44 Песков признал «большое волнение» Кремля из-за Саакашвили
13:37 Новый препарат замедляет развитие болезни Хантингтона
13:26 Минспорта финансово поддержит решивших не ехать на ОИ-2018
13:25 Помощник Путина раскритиковал «Роскосмос» за неумение делать деньги
13:11 Украинское Минобрнауки разработало отдельную модель для русскоязычных школьников
13:06 CardsMobile и Bitfury Group объединяют рынок программ лояльности
13:00 ОКР попросит МОК пересмотреть решение о российском флаге
12:41 ОКР одобрил участие российских спортсменов в ОИ-2018 под нейтральным флагом
12:39 По делу о хищении денег из разорившихся банков арестованы топ-менеджеры
12:35 ГП потребовала заблокировать сайты «нежелательных» организаций
12:18 При взрыве на газопроводе в Австрии пострадали десятки человек
12:03 Разоблаченная в Москве группа террористов оказалась ячейкой ИГ
11:55 Трамп «узаконил» удары коалиции по сирийской армии
11:42 Сотрудники российской военной полиции вернулись из Сирии
11:25 Счетная палата решила взяться за хозяев «старой» недвижимости
11:18 В Москве арестован подозреваемый в шпионаже в пользу ЦРУ
11:11 Ведущие мировые политологи и руководители банков – среди участников Гайдаровского форума в РАНХиГС
10:54 ФСБ объявила о срыве готовившихся на Новый год терактов в Москве
10:47 Союз биатлонистов России поблагодарил понизивший его статус IBU
10:40 Дуров заработал на биткоинах больше 30 млн долларов
10:34 Киты и дельфины регулируют чувствительность своего слуха
10:30 Экс-поставщику формы олимпийской сборной РФ поручили одевать МОК
10:23 В России появятся новые дорожные знаки‍
10:17 В Совбезе предложили наказывать за неповиновение дружинникам
10:05 СКР завел на владельца «Вим-Авиа» новое уголовное дело
10:01 Словарь Merriam-Webster выбрал слово года
09:47 СМИ узнали о решении кабмина отказаться от налоговой реформы
09:44 СМИ рассказали о выводе из Сирии лишь двух третей группировки РФ
09:29 Медведев выделил 40 регионам 20 млрд рублей за быстрое развитие
09:27 ЦБ попросил банки наладить сбор монет у населения
09:19 Яценюк рассказал о приказе Турчинова применять оружие «для защиты Крыма»
09:12 «Роскосмос» назвал причину провального пуска с Восточного
08:54 Трамп дал старт новой американской лунной программе
08:35 Цена нефти Brent превысила 65 долларов впервые за 2,5 года
08:24 Трамп вновь призвал ввести смертную казнь за терроризм
08:03 КНДР провозгласила победу в противостоянии с США
07:41 СМИ рассказали о согласии США оставить Асада президентом Сирии
07:23 Роскомнадзор заблокировал сайт «Открытой России»
06:58 Суд в Киеве освободил Саакашвили
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.