Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
16 декабря 2017, суббота, 08:36
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

Правильный курс стратегии США в отношении России

Одним из наиболее значимых событий в российско-американских отношениях последнего времени стал Доклад Комиссии по политике США в отношении России, конкретизирующих характер возможной «перезагрузки» этих отношений. Мы публикуем полный перевод доклада по версии, размещенной на сайте Никсоновского центра.

 Цель Комиссии по политике США в отношении России состоит в том, чтобы предложить президенту, Конгрессу и всем интересующимся наиболее компетентные суждения о государственных интересах Америки и приоритетах в отношениях между США и Россией; в том, чтобы объяснить, почему конструктивное построение этих отношений представляется трудной задачей в свете последних исторических событий, различных интересов и подчас расходящейся трактовки ситуации; наконец, в том, чтобы эффективно отстаивать интересы Америки в отношениях с Россией.

Этот Доклад отражает общее стратегическое направление и заключения, к которым пришла Комиссия; тем не менее, по некоторым пунктам этого Доклада между членами Комиссии возможны расхождения. Комиссия по политике США в отношении России – это общий проект Никсоновского центра (The Nixon Center) и Белферовского центра науки и международных отношений, исследовательского центра при Школе управления им. Джона Ф. Кеннеди Гарвардского университета (Belfer Center for Science and International Affairs, a research center within Harvard University’s John F. Kennedy School of Government).

Краткое содержание

Отстаивая жизненно важные государственные интересы Америки в сложном, взаимосвязанном и взаимозависимом мире XXI века, необходимо действовать в тесном и целенаправленном сотрудничестве с правительствами других государств. Нам предстоит решить колоссальные проблемы: остановить распространение ядерного оружия и другого оружия массового поражения; уничтожить террористические организации; перестроить мировую экономику; и обеспечить энергобезопасность Соединенным Штатам и другим странам. Россия – это одно из немногих государств, которые могут сыграть серьезную роль в достижении этих целей: она обладает большим арсеналом ядерного оружия; занимает важное стратегическое положение, связывая Европу и Азию; у нее есть значительные энергетические ресурсы; и имеет статус постоянного члена в Совете Безопасности ООН. Отстаивая государственные интересы США, крайне важно принять оперативные и эффективные меры по укреплению американско-российских отношений.

Решимость Америки улучшить отношения США и России не следует воспринимать как награду за хорошее поведение Москвы на международной арене или как знак приятия внутренней политики российского правительства. Это, скорее, признание того факта, что сотрудничество с Россией имеет большое значение для достижения целей Америки, как-то: препятствовать Ирану в приобретении ядерного оружия; уничтожить «Аль-Каиду» и стабилизировать ситуацию в Афганистане; обеспечить безопасность и процветание странам Европы и пр. Неудача в этом проекте может обойтись дорого.

Наши рекомендации описательные и методические. В первую очередь, Соединенные Штаты должны:

  • Стремиться сделать Россию своим партнером в отношениях с Ираном и – шире –в борьбе с распространением ядерного оружия;
  • Совместно работать над усилением международного режима нераспространения, при котором допустимы ядерноэнергетические разработки, но установлены более жесткие ограничения на производство военных ядерных технологий;
  • Стремиться к более тесному сотрудничеству с Россией в борьбе с терроризмом и в работе по стабилизации ситуации в Афганистане; сюда также входит усовершенствование путей подвоза во время операций НАТО на этой территории;
  • Пересмотреть размещение противоракетной обороны в Польше и Чехии и постараться разработать совместный подход к общей угрозе со стороны ракетных комплексов Ирана и других стран.
  • Признать, что ни Украина, ни Грузия еще не готовы к членству в НАТО, и организовать тесное сотрудничество с союзниками США, чтобы разработать другие способы – помимо членства в НАТО – подтвердить свою заинтересованность в их суверенитете.
  • Начать серьезный диалог по контролю над вооружением; сюда относится, в частности, продление договора СНВ-1 и дальнейшее сокращение стратегического и тактического ядерного оружия.
  • Как можно скорее снять с России торговые ограничения, налагаемые в соответствии с Поправкой Джексона-Вэника – как неоднократно обещали предыдущие администрации, - засвидетельствовав тем самым серьезность своего намерения выстроить отношения заново;
  • Вести работу по включению России во Всемирную торговую организацию и в то же время настаивать на том, чтобы Москва, со своей стороны, прилагала последовательные усилия к созданию необходимых условий для иностранного инвестирования.

Чтобы успешно перестроить отношения, Соединенным Штатам следует также создать новые структуры и методы для разработки и применения политики США в отношении России и для взаимодействия с российским правительством. Ни американский бюрократический аппарат, ни нынешние организации, занимающиеся ведением диалога между США и Россией, не годятся для решения предстоящих задач; и то, и другое необходимо существенно усовершенствовать. Это подразумевает, что американское правительство, со своей стороны, должно сделать так, чтобы чиновники правительственного уровня уделяли больше внимания политике в адрес России – а также другим стратегиям, которые могут повлиять на отношения США и России, - а чиновники более низких уровней отчитывались в том, как решения в этой сфере претворяются в жизнь. В порядке двусторонних отношений потребуется сотрудничество с Москвой, чтобы разработать новые механизмы ведения диалога между правительствами и тем самым создать возможность более тесного взаимодействия на всех уровнях.

Но даже при всех этих условиях политика США в отношении России не будет успешной, если не дать более точное определение приоритетам США и не проанализировать интересы России. Даже сейчас, когда США находятся в состоянии глубокого экономического кризиса, внешнеполитические проблемы нашей страны только усугубляются – и наши приоритеты в различных ситуациях могут быть разными и даже противоречить друг другу. Именно по этой причине при разработке внешнеполитических стратегий нам приходится принимать трудные решения, исходя в основном из того, что наиболее важно в самом строгом смысле: прежде всего, это нераспространение ядерного оружия, контроль над вооружением, терроризм и оздоровление экономики после мирового кризиса.

Мы должны также лучше представлять себе российские приоритеты – так, как видят их сами россияне. У Соединенных штатов и России есть как общие, так и расходящиеся интересы, и мы не можем позволить себе ни принимать сотрудничество с Москвой как нечто само собой разумеющееся, ни исходить из того, что конфликт неизбежен. Сотрудничая с Россией, нам также не следует впадать в чрезмерную сентиментальность или враждебность. Скорее всего, Москва будет, в лучшем случае, трудным партнером, но ставки настолько высоки, что мы в любом случае должны подходить к нашим двусторонним отношениям с величайшей серьезностью: с надлежащей долей скептицизма, но при этом с искренним желанием найти способ взаимодействия.

Сломать сложившиеся психологические и поведенческие схемы, чтобы изменить отношения США и России, будет непросто для обеих стран; чтобы добиться успеха, необходима твердая решимость Вашингтона и Москвы. У Америки и России есть также расхождения в интересах и пожеланиях по многим важнейшим международным вопросам. Однако новое понимание нашей взаимозависимости может вполне оказаться просветом среди черных туч экономики, собравшихся над этими двумя, а также и над прочими, странами. И если, исходя из понимания нашей взаимозависимости и нашей уязвимости перед ядерным оружием, нам удастся построить новые отношения США и России, американская внешняя политика получила бы много бонусов в Иране, Афганистане и не только там. Если мы не справимся, то эти и другие угрозы станут еще опаснее, а устранить их будет труднее. Нельзя сказать, что новый, более дружественный подход к России непременно окажется успешным; но мы убеждены, что подобная попытка не так рискованна и убыточна, как если наши отношения постепенно превратятся во вражду.

Россия и интересы Америки

Для отстаивания национальных интересов Америки в будущем требуется стратегически переосмыслить отношения США и России, сделав акцент на использовании общих интересов. Благодаря конструктивным отношениям с Россией США смогут эффективнее добиваться своих жизненно важных целей в сфере национальной безопасности – сюда входят нераспространение ядерного оружия, борьба с терроризмом, энергобезопасность – и справляться с множеством проблем, таких как ситуация в Иране и угроза безопасности в Европе. Если отношения США и России не пересматривать и пустить их на самотек, то их разрушение нанесет нам серьезный ущерб на пути к достижению этих целей. Администрация Обамы должна создать эффективную и всеохватную двустороннюю структуру,  которая позволит нам вести диалог, совещания и переговоры. Следует более точно определить приоритеты США и более реалистично смотреть на то, как Россия понимает свои интересы.

Несмотря на то, что лидеры обеих стран последнее время высказывались в конструктивном духе и заявляли о своем намерении улучшить отношения, мы глубоко обеспокоены разрывом между нынешним состоянием американско-российских отношений и тем уровнем сотрудничества, который нужен США для достижения жизненно важных целей. Необходимы оперативные действия, а не только риторика, если мы хотим решить наши проблемы в Иране, Афганистане и других странах.

В ухудшении американско-российских отношений виноваты оба правительства. Поэтому перестраивать отношения будет трудно и заниматься этим должны не только США. Кроме того, сотрудничество – это не панацея. Интересы Америки и России не тождественны, и Соединенные Штаты не могут решить некоторые серьезные проблемы исключительно за счет сотрудничества: например, тот факт, что Россия использует энергозависимость Европы в качестве политического рычага. Очевидно, что при специфике ожиданий, подходов и внешнеполитических предпочтений Москва будет в лучшем случае трудным партнером. Соединенным Штатам для достижения некоторых целей придется действовать без поддержки России, а иногда и вопреки ее возражениям. Мы должны также учитывать вероятность того, что несмотря на все усилия Америки Россия выберет неприемлемый курс. Соединенным Штатам нужно по возможности не провоцировать Россию к такому выбору, но при этом быть готовыми прореагировать на него в случае необходимости.

Отчасти проблема в том, что США и Россия еще не разработали эффективную систему структур, которая позволяла бы не только вести честный и полномасштабный диалог, но также исследовать возможные проекты сотрудничества и координировать действия правительств при исполнении решений. Администрации Буша и Клинтона пытались разработать ряд таких структур; среди них Стратегический диалог (Strategic

Dialogue), Кэмп-дэвидский список (Camp David Checklist) и Комиссия Гора-Черномырдина. Ни одна из них не может служить образцом: каждая имела свои недостатки и все они зависели от личных качеств тех, кто в них входил. США и Россия должны найти такое институциональное основание для взаимодействия, которое отвечало бы стратегическим нуждам.

Любая попытка возобновления американско-российских отношений требует более точного определения американских приоритетов и более реалистичного понимания того, в чем видит свои интересы Россия, а также возможностей и намерений Москвы. Наши прежние споры о политике в отношении России характеризовались двумя крайностями – неуместной сентиментальностью и чрезмерной тревожностью – и исходили из наших представлений о том, чего должна хотеть Россия,  не из того, какие желания выражают россияне. Все эти начинания окончились неудачей. Для успешного укрепления американско-российских отношений мы должны отбросить иллюзии. И мы должны отказаться от привычки рассчитывать на достижение всех целей без того, чтобы принимать трудные решения.

Рекомендации

Мы предлагаем особые рекомендации по семи масштабным проблемам: нераспространение ядерного оружия и контроль за вооружением; терроризм; безопасность Европы; мировой экономический кризис и торгово-инвестиционные отношения США и России; энергетика и окружающая среда; соседние с Россией страны; демократия, правовое регулирование, права человека. Позднее мы объясним логику, которой продиктованы эти рекомендации.

Мы считаем, что Соединенным Штатам следует:

  • Стремиться сделать Россию своим партнером в отношениях с Ираном, а также в решении более широкой проблемы – возникновения ядерных держав;
  • При помощи уже существующих и новых международных договоров совместно работать над усилением международного режима нераспространения, чтобы повысить уровень безопасности на ядерных разработках во всем мире и чтобы обезвредить или уничтожить материалы, которые могут быть использованы для производства ядерного оружия в странах третьего мира. Главная цель состоит в том, чтобы разрешить ядерноэнергетические разработки, но при этом воспрепятствовать распространению военных ядерных технологий;
  • Возобновить функционирование американско-российской Антитеррористической рабочей группы; и – шире – стремиться к тесному сотрудничеству с Россией для борьбы с угрозами терроризма и для стабилизации ситуации в Афганистане; сюда же входит усовершенствование путей подвоза во время операций НАТО на этой территории;
  • Пересмотреть размещение противоракетной обороны в Польше и Чехии и постараться разработать совместный подход к общей угрозе со стороны ракетных комплексов Ирана и других стран;
  • Тесно сотрудничать с союзниками США, чтобы найти иные способы – помимо членства в НАТО – подтвердить свою заинтересованность в суверенитете Украины и Грузии и поддержать в них прозападную ориентацию.
  • Тщательно пересмотреть все без исключения структуры и методы для взаимодействия США и России за рубежом. Отношениям США и России требуются механизмы для ведения совещаний и переговоров, соразмерные стратегической важности этих отношений.
  • Начать серьезный диалог по контролю над вооружением; сюда относится, в частности, продление договора СНВ-1, прежде чем закончится его действие (в декабре 2009 г.), и дальнейшее сокращение стратегического и тактического ядерного оружия. Сюда входит также обсуждение «ядерного нуля» как цели, которую сформулировали президент Барак Обама и российский премьер-министр Владимир Путин.
  • Вместе с европейскими союзниками установить четкие правила безопасности в Европе и Евразии, основанные на общем понимании безопасности и учитывающие перспективы России. Правила должны быть реалистичными, принятыми повсеместно и обеспеченными правовыми санкциями; вместе с существующими институтами и соглашениями они бы сформировали базу для нового регионального устройства.
  • Поддерживать Европу в поисках альтернативных по отношению к России источников природного газа, транспортируемого либо по трубопроводу, либо по морю (сжиженный природный газ, СПГ).
  • В сотрудничестве с европейскими союзниками и с Россией разработать приемлемую для всех сторон систему прав и обязанностей для поставщиков энергии, стран-транзитеров и потребителей. По возможности следует обсудить режим взаимного инвестирования.
  • Ратифицировать и привести в исполнение Ядерное соглашение между США и Россией. В сотрудничестве с Россией обеспечить доступ к ядерному топливу для стран, не обладающих ядерным оружием, сведя к минимуму риск распространения; для этого создать международный банк ядерного топлива, благодаря которому странам не нужно будет самостоятельно заниматься обогащением урана; совместно свертывать программы по производству высокообогащенного урана и строить реакторы с гарантией нераспространения делящихся материалов;
  • Включить Москву в масштабные дискуссии с развитыми и развивающими экономиками, посвященные борьбе с мировым экономическим кризисом и созданию новых финансовых правил и систем международного уровня;
  • Добиться вступления России в ВТО, работая в двустороннем порядке с Россией и в многостороннем с другими правительствами. Побуждать Конгресс США к скорейшему выведению России из-под действия Поправки Джексона-Вэника времен холодной войны; обсудить и подписать Двусторонний инвестиционный договор.
  • Создать структуры, в которые бы входил как минимум один чиновник правительственного уровня, для регулярно взаимодействия с Россией; определить границы ответственности; и показать бюрократии, что отношения США и России приоритетны;
  • Создать постоянно действующие двусторонние форумы, на которых дипломаты и чиновники военной, оборонной и экономической сфер могли бы регулярно общаться и совместно работать над конкретными проектами и в то же время углублять взаимопонимание для принятия решений; устанавливать обоюдное доверие; и содействовать развитию рабочих отношений;
  • Стремиться к усилению сотрудничества США и России в миротворческой деятельности на Ближнем Востоке, особенно это касается составления израильско-сирийского договора.
  • Организовать межправительственный диалог по поводу соседних с Россией стран для установления доверительных отношений, чтобы смягчить взаимные претензии;
  • Привлекать внимание к формальным заявлениям российского руководства о своей приверженности демократии и международным обязательствам по защите прав человека; в то же время с уважением относиться к суверенитету России, ее истории и традициям, а также признавать тот факт, что российское общество будет развиваться в своем темпе. Гарантировать, что в отношении России действия США будут соответствовать тем же стандартам (или даже превосходить их), что и их действия в отношении других правительств; то же касается и оценок поведения России.
  • Усилить научно-техническое сотрудничество в таких областях, как разработки альтернативных источников энергии, рациональное использование энергии и исследование климата с использованием наблюдений из космоса.

Предпосылки и анализ

Эти рекомендации мы подкрепляем аргументацией, иллюстрирующей, почему и каким образом их следует принять. Эти аргументы, как и рекомендации, к которым они относятся, представляют собой взвешенное решение нашей Комиссии, а она, в свою очередь, отражает широкий спектр американских политических идей и внушительный опыт в сфере национальной безопасности и внешней политики.

Нераспространение и контроль за вооружениями

Взрыв хотя бы одной боеголовки в Соединенных Штатах имел бы катастрофические последствия для будущего Америки. Аналогичным образом, если где-либо еще в мире будет использован хотя бы один боеприпас, это также сильно ударит по Соединенным Штатам в силу ощутимых последствий в мировой политике и экономике.

Едва ли можно создать стратегию воспрепятствования распространению ядерного оружия, ядерного терроризма и ядерной войны без тесного сотрудничества с Россией. Напротив, будущее ядерного контроля во всем мире в значительной степени будет определено тем, смогут ли лидеры Вашингтона и Москвы признать эту колоссальную угрозу и разработать общую стратегию. США и Россия, на долю которых приходится 95 процентов всех ядерных боеголовок в мире, несут особую ответственность за эту ситуацию и должны проявлять инициативу.

К сожалению, риторика омрачается расхождениями по ключевым пунктам контроля за вооружениями, и эти расхождения отвлекают обе страны от того, чтобы преследовать их общие жизненно важные цели. Кроме того, несмотря на то, что до последнего времени американские и российские лидеры были в хороших отношениях, они в силу специфики эмоционального склада так и не разработали общий план действий или адекватное практическое руководство для бюрократий Вашингтона и Москвы. По каким бы то ни было причинам – а их было немало – прогресс был незначительным.

Тем не менее, Россия сотрудничала в США в других важных областях, например, в случае с Ираном, когда Москва оказывала некоторую помощь, пусть и не столь конструктивную, как многим бы хотелось. Сотрудничество с Москвой для решения иранской проблемы – вплоть до применения к Ирану санкций – должно быть одним из главных приоритетов США. Однако Америке едва ли удастся решить иранскую ядерную проблему исключительно посредством санкций, так что участие России было бы существенным фактором достижения успеха.

Если мы найдем компромисс в расхождениях по поводу СНВ-1 и ракетной обороны, это поможет повысить уровень доверия и будет способствовать укреплению сотрудничества по иранскому вопросу, а также – в более широком смысле – улучшению отношений США и России. Этому также способствовало бы обсуждение нового этапа сокращения ядерных вооружений.

Терроризм

Атаки 11 сентября хорошо продемонстрировали угрозу терроризма, общую для Америки и России. С тех пор Москва оказывала Соединенным Штатам и их союзникам в НАТО серьезную поддержку в Афганистане; однако мы рискуем лишиться ее, если отношения США и России и НАТО и России будут дальше ухудшаться. Первоначально Россия соглашалась на военное присутствие США в этом регионе; теперь она не дает Америке поддерживать авиабазы в Центральной Азии и поддерживать операции против «Талибана» и «Аль-Каиды»; сюда же относится недавнее решение о том, что США следует закрыть базу Манас в Киргизии. Это отчасти отражает разногласия США и России по поводу Афганистана и всего региона Центральной Азии. Это также дает отчетливое представление о том, во что обойдется отношение к бывшему СССР как к зоне конфликта, а не как к зоне сотрудничества. Хотя российское правительство заинтересовано в том, чтобы «Талибан» не вернулся к власти в Афганистане, Москва всё же может отменить разрешение на перевозку грузов НАТО в Афганистан через Россию, если отношения НАТО и России будут дальше разрушаться. Укрепление сотрудничества в случае с Афганистаном гораздо более предпочтительно; благодаря этому можно было бы восстановить прежнюю совместную работу по обмену разведданными и укрепить контакты с давними союзниками России в этой стране. Однако для этого нужно с большей готовностью учитывать российские интересы.

Под угрозу поставлено более широкомасштабное сотрудничество США и России по борьбе с терроризмом; причиной этому послужили расхождения в оценке вызовов и возможностей, которые предоставлены негосударственными структурами в США, России и других стран. Из-за этих разногласий двум странам не удалось выработать общее определение терроризма; они также стали одним из факторов нежелания США помогать России в ее борьбе с чеченскими сепаратистами и в ее отношениях с «Хамасом» и «Хезбаллой». Несмотря на это, успешное сотрудничество с Москвой дало бы большие возможности, особенно на Ближнем Востоке, где у США довольно слабая агентурная разведка. Усиление сотрудничества в миротворческой деятельности на Ближнем востоке также способствовало борьбе с терроризмом в этом регионе.

Безопасность Европы

Соединенные Штаты живо заинтересованы в том, чтобы Европа была сильной, свободной и с подобающим уровнем безопасности. Нас беспокоит, что Россия пытается использовать энергетический рычаг (сюда относится недавний российско-украинский газовый конфликт), хотя снижение цен на энергию может уменьшить российское влияние хотя бы на непродолжительный срок. США должны противостоять любым стараниям России установить сферу влияния в Европе или где-либо еще в Евразии, включая ее попытки отказывать другим странам в праве вступать в НАТО или другие организации. В то же время Вашингтону не следует рассчитывать на то, что он сам установит сферу влияния на границе с Россией, - если он при этом стремится к конструктивным отношениям с Россией.

Украина и Грузия имеют право сами принимать решения о потенциальном вступлении в НАТО. Точно так же страны, которые уже входят в состав НАТО, имеют право сами решать, когда следует – и следует ли вообще – приглашать эти страны присоединиться к альянсу. Мы признаем большие обязательства НАТО, которые организация взяла на себя во время Бухарестского саммита; но мы не считаем, что Соединенные Штаты так уж сильно заинтересованы в немедленном предоставлении Грузии или Украине членства в НАТО из соображений безопасности. Хотя обе эти страны занимают стратегически важное положение, их членство в альянсе не улучшило, а скорее ухудшило бы состояние европейской безопасности, учитывая местные реалии каждой из них; особенно если бы это нанесло серьезный ущерб отношениям между НАТО, Украиной, Грузией и Россией как раз тогда, когда у США и НАТО есть серьезные проблемы в других областях. Членство в НАТО можно было бы заменить на особые отношения (без вступления в альянс), которые функционально приравнивались бы к членству; Это бы послужило знаком того, что украинцам и грузинам, желающим вступить в НАТО не следует падать духом. Кроме того (и даже параллельно с этим), Украина и Грузия могли бы взять курс на ассоциированное членство и полноправное членство в Евросоюзе; это позволило бы им прочнее укорениться на Западе – если этого захочет их население, и если они смогут соответствовать необходимым критериям.

Америка также будет живо заинтересована в сотрудничестве с Россией, если администрация и Конгресс сочтут сущность иранской угрозы, доступность технологий и издержки достаточным оправданием для возобновление ракетной обороны. Ключевые союзники США одобрили бы такой подход: благодаря ему система стала бы более всеохватной и эффективной; она бы послужила мощным сигналом Ирану и позволила бы избежать ухудшения отношений с Россией, а также новых опасностей, которыми была бы чревата реакция Москвы на размещение ракет, если это делать без предварительного согласования с Россией. Желательнее всего было бы создать совместную систему, куда входили бы российские объекты и оборудование. Благодаря этому появились бы способы усиления прозрачности – например, инспектирование. Удалось бы избежать домыслов относительно других действий Америки, такими, как, например, снабжение Польши ракетами «Патриот», - что тоже полезно.

Серьезную угрозу европейской безопасности содержит в себе также возможное крушение архитектуры системы безопасности в Европе, возникшей после холодной войны и основанной – помимо прочих соглашений и институтов – на Договоре об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), Договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и Совете Россия-НАТО. Главная проблема здесь в том, что Россия недовольна системой безопасности, установленной в 1990-е годы, когда Москва была очень слабой. У России есть вполне законная заинтересованность в Европе, хотя иногда она преследует свои цели неприемлемыми способами. В конечном итоге, никакая архитектура системы безопасности не будет устойчивой, пока в нее не войдут все заинтересованные стороны, включая Россию. Устойчивая система безопасности, основанная на уже имеющихся институтах и соглашениях, в значительной мере способствовала бы безопасности и процветанию Европы. Российский президент Дмитрий Медведев выразил желание начать диалог по поводу новой архитектуры системы безопасности, и это дает США, НАТО и Евросоюзу прекрасную возможность выдвинуть конкретные предложения.

Мировой экономический кризис и торгово-инвестиционные отношения США и России.

Хотя российская экономика по-прежнему не превышает по размерам одной десятой американской экономики, борьба с мировым экономическим кризисом представляет собой одну из главных задач и общих интересов Вашингтона и Москвы. Помимо серьезных вызовов, кризис также дает большие возможности взаимодействия Соединенных Штатов с Россией, потому что он изменил психологию отношений и может способствовать формированию конструктивного сотрудничества США и России. Несмотря на то, что в России находится третий по величине валютный резерв в мире, российские чиновники теперь понимают, что экономическое будущее их страны в значительной степени зависит от мировой экономики и от США, и они ждут решений от Вашингтона. Кризис также выявил множество дефектов в нынешней российской экономике и финансовой системе, как, например, неспособность модифицировать или стимулировать иностранное инвестирование.

У Соединенных Штатов наконец появился шанс полностью интегрировать Россию в международную экономику и уделять больше внимания крупнейшим развивающимся экономикам – Китаю, Индии и Бразилии, - мнение которых так мало учитывается в международных экономических делах. «Большая восьмерка» и «Большая двадцатка» могли бы хорошим инструментом для достижения этой цели. Вступление России во Всемирную торговую организацию представляется в данном случае ключевым шагом; действия Москвы начнут определяться правилами ВТО, а американские компании будут защищены.

Говоря в более узком смысле, Соединенные Штаты и Россия до сих пор не разработали исчерпывающую двустороннюю программу торговли и инвестирования. В некоторой степени это объясняется географическими причинами, но в основном проблема была в недостатке усилий; неспособности по существу или хотя бы символически отменить Поправку Джексона-Вэника; недооценке важности экономических интересов, которые были поставлены на карту. Со временем Россия будет играть еще более значительную роль в мировой экономике.

Конечно, более тесное экономическое взаимодействие с Россией потребует от Москвы более ответственного подхода к ключевым проблемам, таким как восстановление доверия инвесторов путем установления правил свободного рынка и законодательства о ценных бумагах; борьбы с коррупцией; создания независимого действенного судопроизводства; демонстрации своей надежности в качестве поставщика энергии.

Энергетика и окружающая среда

Падение цен на энергию в последние месяцы обратило одно из главных преимуществ России – ее богатые энергоресурсы – в существенный недостаток, потому что Москва не смогла диверсифицировать российскую экономику. Но цены едва ли навеки останутся низкими. Соединенным Штатам следует воспользоваться появившейся в результате падения цен возможностью, чтобы возобновить с Россией энергетический диалог.

Мы не боимся, что Россия начнет инвестировать в американский или европейский сектор переработки и сбыта – или в другие секторы вне энергетики. Напротив, мы видим в этом одновременно способ обезопасить честный доступ к инвестиционным возможностям в России и источник влияния. Если бы у российских инвесторов были значительные вклады в Америке или в других крупных западных экономиках, в стране появилось бы множество сторонников устойчивых и конструктивных отношений с Вашингтоном и Западом.

Соединенным Штатам следует помогать Европе в поиске альтернативных источников энергии, особенно природного газа, чтобы диверсифицировать европейские газовые поставки; сюда относятся трубопроводы, идущие из Центральной Азии и не пересекающие Россию, если только эти проекты жизнеспособны в коммерческом плане. Однако это не означает, что следует отказываться от предложений, связанных с российскими трубопроводами. Европе нужна энергия, у России есть энергия, а Соединенные Штаты не могут сами снабжать Европу энергией или заставить Россию или другие страны делать это бесплатно или хотя бы за установленную ими цену. Наконец, самый эффективный инструмент в работе с российским энергетическим рычагом – это внутренняя политика Евросоюза и его государств-участников, а также поиск альтернативных источников энергии.

Для энергобезопасности Европы следует также вести работу по налаживанию отношений между Россией и главными странами-транзитерами, как, например, Украина, - а не обострять их. Соединенным Штатам нужно объединиться со своими ключевыми европейскими партнерами и принять призывы президента Медведева и премьер-министра Путина к новому энергетическому диалогу.

Помимо своей роли в производстве энергии, Россия также является одним из крупнейших потребителей энергии и находится на третьем месте в мире по выбросу углекислого газа, ускоряющего глобальное потепление. После ратификации в России Киотский протокол стал эффективным. Расширение сотрудничества в области рационального расходования энергии и новых энергетических технологий пошло бы на пользу обеим странам. Повсеместное ухудшение экологической обстановки в России также создает возможность для взаимодействия за пределами сферы изменения климата.

Соседние с Россией страны

Война России с Грузией и ее давление на Украину и страны Прибалтики стали причиной множества проблем. Соединенные Штаты стратегически заинтересованы в том, чтобы не давать России или какой-либо другой державе доминировать в регионе, соединяющем Европу, Азию и Ближний Восток, и чтобы поддерживать независимость и суверенность тамошних государств. Россия, с другой стороны, имеет вполне законные интересы в этой области. Тесное сотрудничество США и России в отношении соседних с Россией стран маловероятно; но Соединенным штатам не следует вести игру с нулевой суммой, чтобы установить там свое влияние. Такая конкуренция с  Россией неизбежно осложнит достижение интересов Америки, в особенности потому, что Россия расположена в том регионе, а Америка нет. Вследствие этого попытки оторвать эти страны от России или воспрепятствовать законной деятельности России едва ли будут успешными. Война России с Грузией и ее газовая полемика с Украиной должны послужить нам напоминанием о том, что превращение этого региона в арену для выяснения политических отношений может иметь опасные и неожиданные последствия. США следует также признать, что в этом контексте их интересы не совпадают с интересами российских соседей и становиться их инструментом в отношениях с Россией. Несмотря на некоторые расхождения и даже противоречия американские и российские интересы и стратегии в этом регионе далеко не обязательно будут вступать в конфликт.

Демократия, правовое регулирование, права человека

Мы по большей части не согласны с внутриполитическим поведением России и глубоко убеждены в том, что Соединенные Штаты очень заинтересованы в поддерживании демократии и правового регулирования в России и других странах. Однако наиболее важным для американских интересов в области безопасности в России представляется рациональное и компетентное правительство в стране. То, как российское правительство вело себя во время недавней газовой полемики с Украиной, выглядело не слишком обнадеживающе.

К преимуществам организованной демократии относятся системы сдержек и противовесов, препятствующих произвольным и непредсказуемым действиям на внешнеполитической арене. Тем не менее, нам не следует придерживаться иллюзии, будто демократия способна устранить разногласия с Россией: демократии не всегда полностью сходны в своих взглядах, как показали разногласия на Западе по поводу решения США воевать в Ираке.

Кроме того, построение эффективной демократии – задача непростая, и лишь немногие правительства не возражают против вмешательства посторонних лиц в их деятельность и решения, особенно если эти посторонние лица – иностранные правительства. Хотя программы обмена и техническое содействие могут и дальше способствовать развитию гражданского общества в России, но Америка мало может помочь Москве в создании демократических институтов, потому что российское правительство недоверчиво, а общественность разочарована и настроена скептически. На самом деле финансовая и риторическая поддержка со стороны США может даже дать эффект, обратный исходным намерениям, если не делать это с должной осторожностью.

Несмотря на то, что Америке нужно сотрудничество с Россией во имя важнейших интересов безопасности, США не заинтересованы в том, чтобы лицемерить относительно внутриполитических дел в России или ценностных расхождений между Америкой и Россией. Мы должны также понимать, что отсутствие европейских сдержек и противовесов в России, помимо прочего, ведет к ослаблению механизмов критического отношения к принятию правительственных решений. Это, а также то, что в Москве достаточно слабо развита система межведомственной координации действий, может иногда приводить к принятию практически неприемлемых для сторонних лиц решений, даже когда интересы России вполне легитимны.

Возможно, со временем рождение нового среднего класса в результате быстрого экономического роста и диверсификации экономики даст наиболее сильный импульс к демократизации России. Торгово-инвестиционные отношения с Западом, а также вступление России в ВТО могут поддержать этот процесс. Полезными могут оказаться и вспомогательные программы, если они будут составлены с должной осторожностью. Но дальнейшее ухудшение отношений США и России способно замедлить и даже полностью уничтожить этот процесс.

Размышляя об интересах Америки и России

Политики и эксперты начинают говорить о государственных интересах США, как только Америке захочется чего-то добиться. К сожалению, в нашей внешнеполитической (и внутриполитической) полемике мы очень редко признаем тот факт, что наши интересы могут вступать в конфликт друг с другом или что мы не умеем из общего числа интересов выбирать приоритетные. Это особенно верно, когда дело касается России: здесь просто невозможно ожидать успешного сотрудничества США с Россией, скажем,  в отношении Иранских ядерных амбиций и в то же время конфликтовать с ней по другим вопросам. Трудные решения – это неотъемлемая черта международной политики.

Мы считаем нужным напомнить, что лишь немногие интересы Америки действительно имеют жизненное значение, когда стратегическая неудача может угрожать существованию Соединенных Штатов как свободной и процветающей страны. Естественно, интересы США в борьбе с распространением ядерного оружия и терроризмом относятся к этой узкой категории и приоритетны в нашей внешней политике взаимодействия с Россией так же, как и с любой другой страной. Некоторые другие интересы Америки, будучи несомненно важными, тем не менее не подходят под указанную категорию. Мы готовы к тому, что некоторые будут не согласны с таким подходом. Мы, однако, надеемся, что все согласятся со следующим: Соединенные штаты не смогут успешно строить отношения с Москвой, и тем более с кем-либо еще, если мы не будем полностью отдавать себе отчет в том, какие из наших целей жизненно важны, а какие важны, но не жизненно. Российские интересы также имеют значение. Принятие решений в Америке не может и не должно руководствоваться российскими интересами. Напротив, американская политика должна определяться сугубо американскими интересами. И всё же американские стратегии, разработанные без понимания российских ожиданий, едва ли приведут к поставленным целям и поэтому нежелательны.

Нашей экспертной группе – как и любой другой американской комиссии – нет смысла пытаться определить интересы России, как это делалось прежде и, пожалуй, слишком часто. Россия сама определяет свои интересы, среди которых одни совпадают с американскими, а другие нет. Кроме того, даже когда интересы Соединенных Штатов и России совпадают, они далеко не обязательно будут в равной мере приоритетны. Значит, даже в случае совпадения интересов Вашингтона и Москвы, было бы недальновидно принимать российское сотрудничество за нечто само собой разумеющееся.

Говоря в более общем смысле, хотя у США и России много несходных интересов, мы считаем, что их главные цели не противоречат друг другу в тех аспектах, которые касаются жизненно важных интересов этих двух стран. Таким образом, хотя американско-российские отношения за последние годы ухудшились, нынешние связи США и России совершенно не похожи на те, которые существовали во времена Советского Союза. Это дает повод при всей осторожности рассчитывать на улучшение отношений США и России в долгосрочной перспективе.

Двигаясь вперед

Несмотря на то, что сейчас американско-российские отношения переживают трудную стадию, Москва, к счастью, не настроена – по крайней мере, пока что – враждебно к Соединенным Штатам. Кремль также не стремиться восстановить СССР. В сущности, даже в случае полного разрыва отношений США и России, у России не будет ни желания, ни ресурсов начинать новую холодную войну.

Российские лидеры – что бы американцы ни думали об их ожиданиях и целях – в целом мыслят прагматически, заинтересованы в совместной деятельности там, где это возможно, и в самостоятельной, когда это необходимо. Им также не хочется разрывать связи с единственной в мире сверхдержавой, особенно сейчас, когда мировой экономический кризис показал, что быстрый рост российской экономики и восстановление положения России на мировой арене в значительной степени зависели от таких переменчивых факторов, как цены на нефть, газ и прочие полезные ископаемые.

Изменить курс развития американско-российских отношений будет непросто. Тем не менее, важно то, что если эти отношения перейдут в стадию продолжительной конфронтации, это помешает достижению целей США во всех международных вопросах. Ядерный Иран, находящийся под защитой Москвы, может изменить условия безопасности по всему Ближнему Востоку. Хотя отношения России с Китаем едва ли станут очень близкими, Соединенные Штаты могут подтолкнуть их к более тесному взаимодействию, а это может обессилить Совет Безопасности ООН и затруднить для Америки решение ее задач на международном уровне.

Если и Вашингтон, и Москва намерены улучшить отношения друг с другом, то благодаря остановке распада отношений и превращению американско-российских отношений в партнерство (пусть это и непростые задачи) США смогут существенно приблизиться к своим целям как в Иране, Афганистане, так и в других сферах. В сложном и опасном мире XXI века стратегические интересы требуют от обеих стран больших усилий, чтобы построить между США и Россией отношения сотрудничества, основанные на нынешнем положении геополитики, экономики и безопасности, а также на наших многочисленных общих целях.

Признательность

Комиссия по политике США в отношении России благодарит за щедрую финансовую поддержку Нью-йоркскую Корпорацию Карнеги, которая значительно помогла работе Комиссии. Комиссия также благодарит Брука Леонарда, Адама Флейшера, Эдварда Лоренса и Нассима Султана за вычитку корректуры и помощь в подготовке этого доклада. Естественно, за содержание доклада ответственность несет только Комиссия.

Март 2009 г.

Вашингтон

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
19:03 В Назарете отменили Рождество
18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
17:48 ФИФА пригрозила отстранить сборную Испании от ЧМ-2018 из-за действий властей
17:28 Задержанный в Петербурге планировал взорвать Казанский собор
17:25 Промпроизводство в РФ в ноябре упало максимальными темпами за 8 лет
17:01 Турция потребует в ООН отменить решение США по Иерусалиму
16:43 В посольстве США назвали ложью обвинение во вмешательстве в российскую политику
16:33 Букингемский дворец назвал дату свадьбы принца Гарри
16:29 Журналист сообщил о готовности Захарченко внедрить на Украину 3 тысячи партизан
16:14 МИД Украины опроверг ведение переговоров об экстрадиции Саакашвили
16:08 Страны ЕС согласились начать вторую фазу переговоров по выходу Великобритании
15:49 Дипломатов из США не пустят наблюдать за российскими выборами
15:47 Глава ЦИК назвала стоимость информирования избирателей о выборах
15:36 Гафт перенес операцию из-за проблем с рукой
15:21 В Кремле посчитали недоказанными обвинения в адрес Керимова во Франции
14:55 ФСБ задержала в Петербурге планировавших теракты исламистов
14:33 Сенаторы одобрили закон о штрафах за анонимность в мессенджерах
14:15 В Кремле признали нежелание Путина упоминать фамилию Навального
14:02 Дума отказалась ограничить доступ к сведениям о закупках госкомпаний
13:59 Минфин пообещал не допустить «эффект домино» из-за Промсвязьбанка
13:52 Алексей Улюкаев приговорен к восьми годам строгого режима
13:39 Госдума разрешила внеплановые проверки бизнеса по жалобам сотрудников или СМИ
13:36 ЦБ снизил ключевую ставку
13:24 Ученые заглянули в глаз трилобита
13:23 Власти Москвы отказали Илье Яшину в проведении акции 24 декабря
13:19 Индекс потребительских настроений по всей России вышел в «зеленую зону»
13:08 Прокуратура назвала самое коррумпированное подразделение силовиков
13:00 Лавров заявил о вмешательстве США в выборы в России
12:47 Совет Федерации подключился к поиску источника вони в Москве
12:40 Минтранс анонсировал возобновление рейсов в Каир в феврале
12:25 Дед Мороз заявил об отказе от пенсии
12:20 Дума приняла закон об индексации пенсий в 2018 году
12:07 Антитела к вирусу лихорадки Эбола вырабатываются через сорок лет после болезни
12:01 ЦИК снова пересчитал желающих баллотироваться в президенты
11:41 Улюкаев признан виновным в получении взятки
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.