Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
13 декабря 2017, среда, 18:06
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

Стенограмма чрезвычайного Съезда Союза кинематографистов Российской Федерации, 31 марта 2009 г. Вторая часть

МИХАЙЛОВ А.

Татьяна Воронецкая. Приготовиться Карену Разуманяну. Карен здесь, да? Татьяны нет?

Пожалуйста, Карен Разуманян. 

15-31

         РАЗУМАНЯН К.

         Спасибо. Готовясь к съезду, я свои мысли перевел в поэтические строки, хочу прочитать стихотворение. А вас хотел попросить: когда вы делаете свою работу, чтобы не забывали о поэзии, будь то монтажная склейка, кадр операторский, сценарий или сегодняшнее мероприятие – поэзия должна быть везде.

         Итак:

         Внеочередному чрезвычайному съезду посвящается.

         Июльский дождь прошел давно,

         В бокалы налито вино.

         Тебе не двадцать лет давно,

         А месяц мая всегда в кино.

                   Скажи нам свой,

                   Скажи – чужой,

                   Зачем пошел на съезд зимой?

                   Была зима, была пурга,

                   Пришла весна – теперь Урга.

                   Раба любви – она одна,

                   В Москве собрала нас она,

                   Бывает Чудо из чудес,

                   Кино бывает из небес.

                   И без свидетелей, до дна

                   Вины набравшись до пьяна,

                   Собрав все наши голоса,

                   Мы съезд поддержим до конца

                   Ибо творец – всему венец,

                   Как и конец – всегда венец.

                   Так отдадим же голоса,

                  Взглянув обратно - в небеса,

                   Ибо кино – оно одно:

                   Кино, вино и «Мимино».

         (Аплодисменты).

         МИХАЛКОВ Н.

         Спасибо большое.

         У меня такая просьба к нашим коллегам из регионов. Вы, пожалуйста, активнее появляйтесь. Потому что я очень не хочу, чтобы в результате мы опять превратились в московско-петербургский съезд (и Петербург тоже мал), все-таки региональные проблемы и задачи очень важны нам, иначе всё закончится внутренними разборками. А этого очень не хочется. Те проблемы, которые есть у вас, или желание высказаться, пожалуйста, подавайте записку, где написано, что это региональный представитель, потому что мы же не знаем, откуда тот, кто записался.

         ГЕРАСИМОВ Е.В.

         И просьба к Секретариату. Как выясняется, много записок, в том числе от регионов. Вы передавайте их сюда. Работайте, Секретариат, а то есть много вопросов.

         МИХАЙЛОВ А.

         Пожалуйста, Седов – Нижний Новгород.

         СЕДОВ В.

         Спасибо. Седов Владимир – сценарист, продюсер из Нижнего Новгорода.

         Есть замечательное выражение о том, что дети должны быть достойны своих родителей. Но есть еще одно выражение, что родители должны быть достойны своих детей.

         Сейчас растет очень интересное поколение – поколение, прекрасно говорящее на многих языках мира, прекрасно разбирающееся в электронике, умело владеющее всей техникой, компьютерами. И это - в массовом масштабе.

         Я живу в Нижнем Новгороде. Очень много молодых ребят, которые умеют и пользуются техникой: компьютерами, монтажными. Они снимают кино, любительское кино. Но профессионалами становятся из любителей.

         У нас в Нижнем Новгороде очень много любительских киногрупп. Зная, что я имею какое-то отношение к кино, приходят, приносят, уже в массовом количестве просматривают, снимают кинозалы, собирают публику (по 400, по 500 человек), обсуждают. Всё это варится в собственном соку, в провинции.

         И вот мы в Нижнем Новгороде (я как член Союза кинематографистов) решили создать фестиваль любительского молодежного кино на базе старого кинотеатра «Буревестник» в Красном Сормове, где снимался фильм «Мать». Вы знаете, прислали со всей России, из десяти регионов 30 фильмов любительского молодежного кино, короткометражного. Но мы решили показать на этом фестивале фильмы, назвав его «Позитив», где было бы исключено насилие, убийства, чтобы человек, посмотрев на экране фильм, не думал о том, что он ухо не так отрезал, а там ему показали, что можно вот так отрезать; что насиловать можно вот так, а там показали, что нужно вот так насиловать.  Чтобы человек после этого фильма вышел на улицу, посмотрев фильмы фестиваля молодежного любительского кино «Позитив» не научился, как лучше грабить банки и убивать инкассаторов. А, посмотрев хорошее кино, пусть любительское, пусть молодежное, но без насилия и жестокости, чтобы вспомнил, что у него есть престарелая мать – позвонил ей, купил цветы, перевел через дорогу старушку.

         Очень интересные фильмы, я вам скажу, очень интересные фильмы. И это будущее, потому что из любителей растут профессионалы. О них нельзя нам забывать, нужно их объединять, нужно смотреть, что они снимают. И снимают хорошее, не плохое, позитивное кино, а не только убийства и изнасилования.

         Так что я приглашаю в Нижний Новгород с 3 по 5 апреля посмотреть эти прекрасные, хорошие фильмы.

         Я хочу сказать о провинции. Конечно, работа Союза кинематографистов с провинцией слабая. Почему? Не потому, что Правление плохое или Союз плохой, а потому что гигантская страна. Ну, гигантская! 

         К Гришковцу как угодно можно относиться, но у него есть интермедия очень интересная: по России поезда вот так вот ездят, по Европе они ездят вот так, а в Швейцарии они вот так вот ездят, чуть-чуть мелькают только.

         Гигантская страна! Поэтому надо Союзу посмотреть, ведь наше государство давно перешло на структуру президентства. Президент России имеет своих представителей в восьми округах (регионах). Для того, чтобы усилить работу с провинцией, чтобы провинция была ближе, можно посмотреть и все-таки назначить президента Союза кинематографистов, представительства по округам. Я думаю, что это только усилило бы работу с провинцией, и было бы гораздо лучше работать и Союзу кинематографистов, и всем членам, и Правлению, и президенту СК тоже будет очень удобно работать с представителями. Потому что видите, как интересно выступил человек из Краснодара, рассказал очень интересные вещи о документальном кино. Нет обратной связи, а она будет более существенной и более нужной. Спасибо. (Аплодисменты).

16-31

МИХАЛКОВ Н.С.

Может быть, мы объявим перерыв?

Только, друзья, прошу, не расходитесь. Потому что очень важно, чтобы мы пришли к окончанию Съезда, мы должны его сегодня закончить какими-то консолидированными, спокойными решениями, которые мы имеем право принять. И понимать, что то, на что мы не имеем права, мы этого делать не будем, отложим это до другого раза.

Но я прошу вас очень, пожалуйста, вернитесь через час в зал. Очень вас прошу.

(После перерыва).

МЕСХИЕВ Д.

У меня убедительная просьба. Дело в том, что очень много заявок. Поэтому, пожалуйста, соблюдайте регламент – 5, максимум 7 минут.

ОРЛОВА В.Я.

Итак, сегодня несколько раз вспоминали тот скандальный Съезд 1986 года. Я хочу пойти дальше и рассказать о деловых играх, с чего по-настоящему начался развал кинематографии. Потому что нам все время там твердили господа-производители фильмов, что они будут снимать фильмы, какие они хотят. Вот лично я у них спрашивала, некоторые сидят в зале, а некоторые по домам сидят, ждут, когда их сюда пригласят. Вот я их спросила: «Хорошо, вы будете снимать фильмы, какие вы хотите. А зритель должен все фильмы смотреть или тоже у зрителя будет право выбора?». Тогда дословно говорю. Ну, наверное, они тоже должны смотреть наши фильмы. Ну и когда они стали делать фильмы, какие они хотят, то все зрители из кинотеатра разбежались. И вернул зрителей в кинотеатры только «Сибирский цирюльник». И вот после «Сибирского цирюльника» и появились первые зрители.

Мои студенты сейчас очень успешно работают в кинопоказе. Да, к сожалению, большинство ваших фильмов в основном репертуар поставить нельзя. Извините. Но если фильм хотя бы хоть немножко интересный, его показывают в основном репертуаре. С остальными фильмами работают через киноклубы, через кинолектории, по разному формату. И вот мои студенты, так успешно работающие в кинопоказе, подали заявление в Союз, чтобы их приняли в наш Союз. Им отказали. И, знаете, какая резолюция была? Они не  имеют никакого отношения к кинематографии. То есть вы, которые снимаете фильмы, какие вы хотите, и на чужие деньги, а они показывают фильмы и ваши тоже, правда, разного формата, на свои деньги, они не имеют отношения к кинематографии.

Я вчера услышала очень хорошее предложение, что сегодня будут принимать особо выдающихся молодых людей (я очень рада этому) в Союз здесь на Съезде. Так я тоже очень хочу, чтобы, вернувшись на Васильевскую, 13, посмотрели, пересмотрели дела моих студентов, которые не имеет отношения к кинематографии. Посмотреть, что они сделали, как, кто их рекомендовал, Гильдия их рекомендовала, и чтобы их приняли.

Теперь я хочу несколько слов сказать о кинокритике. Во многом то, что у нас нет зрелищного кино, виновата критика. Еще в советские времена как только фильм пользовался успехом у зрителя, критика нападала на этих режиссеров, обвиняя их во всех смертных грехах, в пошлости и тому подобное. А ведь это и есть наш «золотой фонд».

Поэтому, дорогая критика, которые без того, что есть фильмы, они разъезжают по всем кинофестивалям, правда, не Лазурный берег, не острова, но тоже очень хорошие места, и там рассматривают на полном серьезе шедевры, которые нельзя потом нигде показывать. Пожалуйста, критика, будьте все-таки внимательнее к фильмам, думайте о зрителе, ведь, в конце концов, все деньги в кино только от зрителей. Не забывайте это, не делайте фильмы, какие вы хотите, а делайте фильмы для зрителей. И тогда вас зритель будет любить, на ваши фильмы будет ходить и  ждать с нетерпением каждый ваш новый фильм.

Спасибо. (Аплодисменты).

МЕСХИЕВ Д.

Спасибо большое.

Следующее выступление. Вера Токарева. Подготовиться Федору Бондарчуку.

ТОКАРЕВА В.

Добрый день, дорогие друзья! Наши ряды значительно уменьшились, но тем не менее, лучшие люди. Мы с вами говорим о наших проблемах. Вот тут у микрофона желали видеть режиссеров, творцов. Вот не имею счастья относиться к этой категории. В течение 20 лет я занимаюсь документальным кинематографом. До этого я занималась игровым кинематографом, а когда мне было 60, я попробовала себя в анимации. Режиссура, как говорят, она и в Африке режиссура.

Меня очень волнуют те проблемы, которые у нас сегодня стоят в документальном кино и в анимационном. В этом году мне посчастливилось быть на 14-м Анимационном фестивале. Это было удивительное, замечательное зрелище. В Суздале встретились кинематографисты, которые занимаются анимацией, и представили фактически всю продукцию, сделанную за прошлый год у нас в стране. Это был настоящий праздник. Настоящий праздник. Не каждый фестиваль удается. В этот раз и студенты, и дебютанты, и мэтры представили замечательные работы. Но я не вижу этого ничего на телевизионных экранах.

Есть еще пара-тройка фестивалей анимационных, по которым поедут эти картины. Возникнут еще в лучшем случае тысячи человек, которые увидят эти замечательные картины. Что дальше.

Документальный кинематограф в прошлом году от государства не получил ни копейки. Я не знаю, что будут показывать в следующем году на фестивалях документального кино, поскольку прошлый год из процесса производства документального кино выпал.

Я уже полгода говорю на всех возможных объединениях, совещаниях, в узком кругу о том, что необходимо сделать всё возможное Союзу кинематографистов для того, чтобы этот тяжелый период кризиса, в котором находится страна и кинематограф, чтобы этот тяжелый период кризиса хоть каким-то образом обернуть нам на пользу, а как ни странно это может быть  в области документального и анимационного кино. Давайте постараемся. Новое Правление, это обращение к вам. Никита Сергеевич, это обращение к вам. Обращение в том, чтобы создать документальный неформат, вот такую программу на одном из ведущих каналов, куда наши замечательные документальные фильмы, которые делаются в нашей стране, в различных регионах, прекрасное документальное кино, которое получает массу всевозможных призов. В документальном этом неформате показывать. Это невозможно, то, что делает телевидение с документальным кино, потому что это окрошка из 5-6 сюжетов, приправленная агрессивным майонезом диктора и активной музыкой, которая бьет по нервной системе. И когда все это вместе вываливается на глаза, уши, на головы, на разум зрителей, и это преподносится как новое документальное телевизионное кино, это катастрофа.

17-31

Двенадцать лет тому назад Фонд … целевых программ», была такая организация, возглавлял её Оскар Никитович Киричевский, получила грант от Правительства России, и был создан цикл документальных фильмов «Сокровенные люди». Это как раз к вопросу, о чем говорил Никита Сергеевич. Цикл «Сокровенные люди», создан в год, когда страну постиг дефолт. В 1998 году мы этот проект сделали, а принимали участие в нем кинематографисты всей России, от Мурманска и Архангельска наверху, до Пятигорска, Ростова внизу. С одной стороны, был Дальний Восток, который страдал от нехватки энергии, и четыре часа в день они только получали электричество, естественно, ночью они что-то монтировали, чтобы потом показать это в эфире. И Калининград на Западе. Лучшие кинематографисты, сценаристы, документалисты собирались здесь в Москве, работали со сценариями авторов с периферии. В результате был сделан проект. Несмотря на дефолт он был завершен и был показан в 69-ти регионах России, но не был показан ни на одном канале Центрального телевидения. На следующий год, в 1999 г., на Втором Евразийском телефоруме мы получили «Гран при» за этот проект с формулировкой «За блистательную идею проекта о России, которую мы не потеряли». И это была правда, потому что мы получали портрет из 48 героев, половина из которых (6 минут экранного времени, фильмы были 15-минутные) что-то сделал, в другое в старое время для своей малой родины и своими делами остался в памяти народной. Второе – это персонаж, живущий сегодня, сейчас. Это была панорама России и 48 положительных героев. Мне думается, что с регионами мы всегда могли договориться. Но и то, что сейчас документальный нефомат с нашими картинами документальными надо внедрять в рамки центральных каналов, и это задача Союза, я считаю, это однозначно.

И последнее, напоследок я скажу, Никита Сергеевич.

Никита Сергеевич, вы – лидер. Вы в очередной раз возглавляете наш Союз. Мы помним достаточно председателей Союза кинематографистов, других высокопоставленных лиц. На дверях кабинета каждого человека, который занимает высокое положение и в старое время, и сейчас, висела табличка «Прием по личным вопросам». Один день в неделю или в месяц. Никита Сергеевич, при всем уважении к Мише Пореченкову никто вас не заменит. Я очень прошу вас повесить на свой кабинет табличку с часами приема поличным вопросам. Невзирая! Очень понимаю, сама режиссер, сама когда-то снимала игровое кино. Я все понимаю, я знаю, что такое снимать кино, ем более так, как вы это делаете. Это надо отдать жизнь, положить жизнь на это. Но вам доверили люди. Никита Сергеевич, повесьте табличку! Всем спасибо.

МЕСХИЕВ

Спасибо.

Пожалуйста, Федор Бондарчук.

МИХАЛКОВ Н.С.

Я хотел бы одну реплику, если позволите. Все-таки мы должны постараться быть справедливыми. Я понимаю все упреки в адрес телевидения, которые были высказаны. Действительно очень много справедливого. Тем не менее, друзья, мы должны быть благодарны телевидению за то, что оно спасало огромное количество наших коллег, давая им работу, когда работы не было вообще, кода телевидение давало возможность людям семьи, когда они занимались своей профессией, а не чем-то другим и когда телевидение, так или иначе, вкладывает деньги в художественное и большое кино, как скажем, картина, которая сейчас выходит на экран «Тарас Бульба» и т.д. Поэтому я думаю, мало того, что мы выражаем свои пожелания и претензии, но мы не должны быть Иванами, не помнящими родства, потому что разрыв с телевидением для огромного количества наших коллег будет смерти подобным.  Мы порою здесь на трибуне клеймим, а потом унизительно бегаем и просим, и удивляемся, почему нам не дают. Поэтому я бы очень хотел, чтобы мы были в достаточной степени объективными, и были бы благодарны во многом за телевидение телевидению за то, что оно помогало и помогает выживать нашим коллегам.

Спасибо.

БОНДАРЧУК Ф.

Добрый день, уважаемые дамы и господа, коллеги!

Я не член Союза кинематографистов. Дозволите ли вы мне сказать пару слов? (Аплодисменты). Спасибо.

Я хотел бы поговорить о конкретике сегодняшнего дня. Здесь очень много говорилось о роли художника в сегодняшнем кинематографе, о позиции кинематографиста в сегодняшних реалиях, об ответственности кинематографиста перед Отечеством и т.д. Мало кто говорил о том, что происходит с кинематографом здесь и сейчас. Я хотел бы коснуться двух очень конкретных вещей.

Первая – имущество Союза кинематографистов. То, что сказал Никита Сергеевич в своем выступлении, касаемо Дома кино. Он так и повис в воздухе. Рано или поздно вы столкнетесь с тем, что Дом кино перестанет функционировать как просто здание, потому что оно разрушится. В то время, когда Михалков выступал с инициативой реконструировать Дом кино, существовали девелоперские компании, которые могли этот проект поднять. Девелоперский рынок в России сейчас рухнул. Поэтому найти компаньона  или партнера по реконструкции Дома кино в создавшейся ситуации уже крайне сложно. Время проиграно. Но я предлагаю вам все-таки не забрасывать этот вопрос, а рассмотреть его, потому что Дом кино нуждается в реконструкции. Кинематографисты должны иметь свой мультиплекс. Это позор показывать картины с большими бюджетами, с малыми бюджетами, на которые потрачено огромное количество сил, в Белом зале Дома кино, в холодном зале с монозвуком, скрипящими полами и без отопления. Это первое.

Второе. Никто не говорит о том, что вот уже полгода, как кинопроизводство в нашей стране остановилось. Фильмы не производят, и не будут производить в ближайшие два, три, четыре и, не дай Бог, пять лет. Что происходит? Финансовая система, которая раньше обслуживала кинематографистов, которые работали или с банками, или с инвестиционными компаниями, приказала долго жить, телевидение будет существовать этот год на повторах сериалов, производить оно кинематограф не будет. Соответственно, как упомянул Никита Сергеевич, кино такое как «Тарас Бульба» с деньгами канала «Россия» производиться не будет. Остается федеральный бюджет. Союз кинематографистов никогда не имел отношения к распределению федеральных денег на кино. Этим заведовала Федеральная служба по кинематографии. Если вы обратите внимание, за последние два года Федеральная служба по кинематографии произвела больше 200 картин. Вы, как зрители, могли увидеть на экранах наших кинотеатров максимум 20-30 картин.  Где остальные 170-200 картин, на которые были потрачены государственные деньги? К чему я это говорю? Если есть такая возможность, а она 100 процентов есть, чтобы Союз кинематографистов принимал участие в распределении федеральных бюджетов на производство картин, а федеральные деньги – это единственный способ выжить в сегодняшней ситуации. Еще раз повторяю, мы можем говорить сколько угодно о перспективах сегодняшнего кинематографа, но скажу вам, как человек, который находится в производстве, производства фильмов сегодня в нашей стране не существует.  Из больших релизов 21-го числа выходит «Обитаемый остров», 2-го апреля выходит «Тарас Бульба» и заканчивают, Никита Сергеевич, два полотна – «Предстояние» и «Цитадель». И всё! Из больших картина наша страна больше не увидит ни одного фильма. Молодые кинематографисты не смогут работать – бюджетов нет. Нет ничего. И эта ситуация сегодняшняя здесь и сейчас. В этой ситуации Союз кинематографистов должен и обязан. Почему я говорю о федеральном бюджете? Потому что доселе судьбу распределения этих грантов решали чиновники. Ни одного представителя Союза кинематографистов или уважаемого сценариста, критика, режиссера, оператора в этих структурах не наблюдалось.

18-31

Сегодня Съезд показал такое объединение и такое доверие Никите Михалкову, из которого можно сделать вывод, что мы можем влиять на  решения Федерального Агентства по кинематографии, если оно будет существовать, и на Министерство культуры, если бюджет будет в его руках.

Вот, собственно говоря, то направление, которое я хотел бы, чтобы вы обсудили. Потому что говорить о духовности и о задачах кинематографа – это, конечно, хорошо, но когда ты находишься в ситуации отсутствия кинопроизводства в стране в целом, надо пытаться найти способы, инструменты для того, чтобы производить кино. Спасибо.

(Аплодисменты).

И у меня тут список молодых, или не молодых кинематографистов, которые хотят вступить в Союз кинематографистов. Куда мне его передать?

Я могу зачитать его.

Это Марат Башаров, это Фёдор Бондарчук, это Иван Бурляев – композитор, это Дмитрий Дюжев – актёр, это Артём Михалков – актёр и режиссер, это Михаил Мукасей – оператор, Карен Аганесян – режиссёр, Владислав Опелянц – оператор, человек, который снял «12», и который сейчас снимает с Никитой Сергеевичем картину, и который работает в кинематографе более 15 лет; Роман Прыгунов – две картины, Игорь Петренко – актёр, Максим Суханов – не член Союза кинематографистов, Александр Самойленко, Артур Смолянинов, Любовь Толкалина, Александр Черняев, Кирилл Шаншиев, Сергей Юшкевич, Филипп Янковский.

(Аплодисменты).

МИХАЛКОВ Н.С.

Скажите, пожалуйста, каким образом технически мы могли бы это обсудить? Понимаете, за этими ребятами стоит еще большое количество желающих. Но всё таки я не думаю, что мы должны превращать это в вал. Мы их всех, естественно, примем, как полагается по нашим нормам и т.д.

Но все эти люди, которые на сегодняшний день хотят вступить в Союз, и они уже много для кино сделали, и могут быть очень полезны Союзу уже тем, что они будут его членами.

Я хочу спросить у юристов – имеет ли мы право на Съезде принять этих ребят, вот этих конкретных людей в члены Союза кинематографистов? У нас есть все письменные заявления.

ГЕРАСИМОВ Е.В.

Позвольте, отвечу я, Никита Сергеевич. Учитывая, что этими молодыми людьми написаны все заявления, и предоставлены все документы, насколько я знаю, по протоколу то, Съезд вправе, поскольку в данный момент работает приёмная комиссия, Съезд вправе принять их в члены СК.

(Аплодисменты).

МЕСХИЕВ

Тогда давайте проголосуем.

Кто за то, чтобы весь список, озвученный Фёдором Бондарчуков, весь был принят в члены Союза кинематографистов. Кто против? Нет. Кто воздержался? 6 человек. Таким образом, подавляющее число голосов «за». Соответственно, Фёдор Сергеевич, я Вас поздравляю.

МИХАЛКОВ Н.С.

И мы поздравляем всех наших молодых коллег.

(Бурные аплодисменты).

МЕСХИЕВ

Пожалуйста, Магомед Сулейманов – Северный Кавказ.

Подготовиться – Юрий Гвоздь, Татарстан.

СУЛЕЙМАНОВ М.

Уважаемые коллеги, цвет и совесть нации и народов России!

Вы снимаете гуманное кино. Это школа для всех нас нравственности, чистоты и познания.

Я выражаю огромную благодарность Никите Сергеевичу за то, что сегодня он поднял именно тему нравственности. И также выражаю благодарность Герасимову, который написал отличное письмо. Не надо его править. Это настоящее государственное письмо без всяких сюсюканий.

Я хочу склонить колено перед цветом нации нашей кинематографии – Советом старейшин. (Аплодисменты).

Это люди, которые отдали свою жизнь ради того, чтобы  мы были нравственно чисты.

После Гражданской войны Дагестан был нищ и гол. Женщины не могли пойти к роднику днём, потому что нечего было одеть, а детей нечем было кормить. И тогда Владимир Ильич Ленин выделил целый состав мануфактуры и хлеба для голодающего Дагестана. Здесь рядом ГУМ, снял оттуда электростанции, и передал для развития промышленности Дагестана. На этих малых электростанциях был открыт наш стекольный завод.

Мало того, 27 тысяч русских учителей, инженеров, врачей были посланы в Дагестан, которые подняли из нищеты и бескультурья Дагестан, в таком же состоянии был и весь Северный Кавказ.

(Аплодисменты).

Скажите, разве мы можем не уважать вас, русских? Разве мы можем не уважать вашу культуру? Мы так тесно соединились. У нас ведь тоже на Северном Кавказе древняя культура. Из 1700 клубов и кинотеатров, которые были в Дагестане, не существует ни одного государственного, а муниципальные стали частными, совсем не кинотеатрами, а другими зданиями. 50 миллионов денег теми деньгами получал Дагестан от кино, не имея своего кинопроизводства. 14 тысяч населения было занято в области кинотеатров. А сегодня что мы видим?

На Северном Кавказе проживает 11 миллионов населения. Это почти как Москва. И в советское время мы имели 4 документальных фильма, 4 журнала в месяц и один художественный фильм телевизионный. Тогда как любая союзная республика имела 4 художественных фильма и около 20-30 документальных фильмов. Вот какое было несоответствие в отношении кинематографа для республик Северного Кавказа.

Сегодня я и говорить не хочу. Эти две киностудии стоят, потому что, видите ли, у государства нет денег. И каждый купается в собственном соку. Но мы все, кинематографисты Северного Кавказа, делаем нравственное кино, чистое, с любовью к народу.

То, что творится на телевидении. Я каждый день хожу на море летом и зимой. У нас есть общество «Азон». Так вот, провожая меня, они сказали: «Магомед Мирзаевич, ты попросили там своих коллег, пусть поменьше будет убийств, поменьше насилия. Потому что отец с дочерью не может смотреть кино, сын с матерью. То, что творят сейчас на телевидении, это же продолжение письма Даллеса, который говорил: «Мы поднимем вам вашу культуру,  и уничтожим вас как нацию». Вот к чему идёт. Кому это выгодно? Да, Никита Сергеевич, может быть они дали работу. Но какую работу они требуют от них? Безнравственную?

19-31

         Теперь что касается нашего маленького разногласия.

У нас в Дагестане есть совет старейшин, который всегда участвует, когда возникает какой-то конфликт. Я бы просил, чтобы наш совет старейшин действовал и чтобы подобные конфликты не происходили у нас в дальнейшем. Никита Сергеевич, его нет, но я думаю, он слышит или вы ему передадите (Герасимов Е.В.: слышит и мы ему все передадим): многое возникло, мне кажется, от того, что у людей нет информации. Даже те, которые любят вас, уважают вас, настолько имели информацию отрицательную, что волей-неволей стали верить. И только после того, как вы раскрылись, как вы рассказали нам, что творилось,….Мы действительно были в неведении. А наш долг – защитить своего президента или председателя. Не только поднимать руки и говорить «одобрям». Поэтому я бы хотел, чтобы все-таки открытая была информация внутри нашего союза. Чтобы наша работа была доступна каждому члену союза.

Я помню, раньше выходил какой-нибудь указ, а в  горах чабан читал его. Вот также, мне кажется, и наша работа должна быть.

На УП съезде я сказал Никите Сергеевичу: Никита Сергеевич, и это пройдет.

Спасибо.

(Аплодисменты).

ГЕРАСИМОВ Е.В.

Уважаемые коллеги!

Считаю важным сказать. Сегодня не все собрались, но, тем не менее, в зале присутствует 1603 кинематографиста. Огромное количество. И вот сегодня мы, только что зачитав список, приняли  молодых кинематографистов. Ведь все, что сегодня происходит в очень короткое время ляжет на их плечи. И, в конце концов, они должны будут нести меру ответственности за то, что сегодня 1603 кинематографиста за них проголосовали. В зале есть еще Дюжев и Петренко.

Пожалуйста, по полторы минуты вам.

ДЮЖЕВ А.

Добрый день, уважаемые коллеги!

Я благодарю вас за ту возложенную на меня ответственность быть почетным членом Союза кинематографистов. (Из зала: действующим).

Действующим, вы правы. Почему я сказал почетным, потому что нести звание члена Союза кинематографистов, для меня почетно (аплодисменты). Я считаю, что наша задача сегодня нашими решениями и правильностью подхода к проблемам, сделать так, чтобы событие быть членом Союза кинематографистов должно стать почетно (аплодисменты).

         Я не знаю, насколько верно и быстро было решение ту названную группу молодых профессионалов сегодня включить в Союз кинематографистов. Дело в том, что, как мне кажется, все-таки в дальнейшем мы должны более внимательно рассматривать те кандидатуры, которых мы принимаем (аплодисменты).

         ГЕРАСИМОВ Е.В.

         Я вам хочу сказать, если он думает, что его невнимательно рассматривали, он ошибается. Долго и внимательно рассматривали весь список молодых кинематографистов. Вы достойны.

         ДЮЖЕВ А.

         Спасибо вам большое.

         Если вы действительно внимательно отнеслись к выбору моей кандидатуры и вы действительно возлагаете на меня ту ответственность быть  и членом и  быть полезным членом союза, то я принимаю эту ответственность душой и сердцем. И для меня, во-первых, важные вопросы, касающиеся старшего поколения. Это люди, которые своей жизнью и профессионализмом заслужили то внимание и те дотации, прибавки и льготы, которые, я думаю, союз может оказывать, в том числе, и  с процентов молодых и действующих профессионалов.

         Спасибо вам за оказанное внимание.

         (Аплодисменты).

         ПЕТРЕНКО И.

Здравствуйте всем.

Для меня большая честь оказаться в этой большой команде, сильной команде под названием – Союз кинематографистов и видеть такой союз, который есть сегодня, вчера, а не тот, на который я пошел из интереса, договорившись с продюсером отпустить меня со съемки.

Я понимаю, что происходит что-то важное и надо присутствовать. Он говорит : не надо ходить, ничего интересного не будет. Я говорю, я пойду. И он отпустил меня со съемки. И я поразился, насколько неуправляемая масса людей, агрессивная, а я заготовил речь для того, чтобы говорить о каких-то проблемах. И я понимал, что бессмысленно все в этом союзе.

Хочу сразу сказать, первое, что надо сделать, это, наверное, бороться с курением. До сих пор не могу отдышаться.

Сразу хочу внести поправки по поводу интервью в «Новую газету» и чтобы не было ощущения, что Гильдия актеров пригрела змею на своей груди. Когда я говорил о том, что невозможно делать ничего с Гильдией актеров  кино России, я имел в виду ту проблему и ту ситуацию, которая стояла.

Из-за раскола был по сути парализован союз и все гильдии вместе с ним. И ни о какой работе речи не могло идти в принципе. Я приходил,  ждем - суд,  Я понимал, что так до бесконечности можно ждать. И в результате я начал инициировать. К тому моменту собрал группу юристов и экономистов, хороших людей, которым я доверял. И начал создание профсоюза актерского, не дожидаясь, что его сделает кто-то. Но в результате столкнулись с не совсем удачной на сегодняшний день правовой базой для работы полноценной профсоюза. Поэтому вся надежда на Союз кинематографистов. И я выступал с категоричной точкой зрения, что надо строить Вавилон. Я искренне верил в это, что можно объединить людей. Потому что то, о чем говорил вчера Карен Шахназхаров и Сергей Безруков, это действительно так.

20-31

… из очень уважаемых людей.

МЕСХИЕВ Д.

Я прошу прощения – Регламент. Молодые дольше выступают, чем пожилые.

________.

Я заканчиваю. Я понял, что команда, которая был, просто оказалась не в состоянии управлять тем, чем хотели управлять. Я счастлив, я сидел сегодня и слушал то, о чем говорили люди, я понимаю, что все правильно.

И еще. Мое предложение – не торопиться принимать сегодня каких-то категоричных решений по поводу, куда направлять этот корабль. Никита Сергеевич сказал – необходимо времени, 2 месяца, 3 месяца, может быть, до следующего Съезда. Но какие-то здравые решения наверняка придут в процессе работы и понимания, куда сегодня нужно двигаться.

Спасибо большое вам!

БУРЛЯЕВ И.

Я композитор. Я просто скажу о своем ощущении. Представьте себе, где-то целый день мотаешься, и потом подходишь к дому своему, и там огни горят, ты подходишь к дому, и тебе открывают дверь. Вот это чувство сейчас у меня. Мне очень приятно, что, я надеюсь, мы дома.

МЕСХИЕВ Д.

Пожалуйста, Юрий Гвоздь, Татарстан. Подготовиться Андрею Столбунову.

ГВОЗДЬ Ю.

У меня такой вопрос. Взаимоотношение власти и нас, кинематографистов. Я немножко мини-Михалков был – два срока Председателем… Республики Татарстан. Дело в том, что шапчонка Мономаха, не шапка, а именно шапчонка, она тяжеловата. Потому что я представляю Михалкова – чем больше делаешь, тем больше потом ругают. У меня то же самое. Так что я это знаю.

Но речь вот о чем. Раз Никита Сергеевич пришел, я хочу сказать, я где-то повторял это, и еще раз повторяю, у нас Шаймиев, Президент нашей Республики – это политический тяжеловес. Вы его знаете. Дело в том, что эти люди видят, кто с кем пьет чай. И с кем пьет чай Никита Сергеевич. Поэтому это очень важно, поэтому вопросы кинематографа можно решать с Шаймиевым, потому что он знает, кто у наших кинематографистов в Татарстане начальник в Союзе. Понятно всем, наверное, о чем я говорю.

Теперь вопрос взаимоотношения власти и кинематографистов. Мы говорим, что мы такие хорошие и т.д., но надо и другую сторону рассмотреть, со стороны власти. Когда мы идем к ним и что-то просим, у них подспудно, это нормальное явление, это время такое и вообще всегда, наверное, было – а что мы? Для чего мы-то им нужны? И поэтому я  считаю, что один из важных аспектов, особенно у нас в регионе, все мы люди, и мы все хотим оставить все в исторической памяти. Любой человек, хоть он федеральный, хоть он региональный, хоть он мирового уровня, он хочет оставить след в истории. И мы, кинематографисты, документалисты, в первую очередь, как раз ему и нужные люди, если так можно выразиться современным языком. Для чего мы нужны людям? Мы можем запечатлеть те исторические события, мы про Никиту Сергеевича сегодня говорили, не Михалкова, имеется в виду, а Хрущева. Потому что осталась кинохроника, видно, кто он, что он, кого ругал, каких художников и т.д., неважно. Но было это тогда. Поэтому современным историческим деятелям тоже хочется, они тоже люди, запечатлиться. Поэтому мы, документалисты, нужны. И нам нужно этот вопрос решить. Летопись, если так можно сказать. Для государства, я считаю, это очень понятно, для чего мы нужны в регионах.

Другое дело, как сейчас решить этот вопрос. У нас сейчас такое документальное кино, как жанр, оно должно остаться, но летопись – это особая статья. Дело в том, что многие студии кинохроники разрушены. Вот у нас в Казани, слава Богу, чуть ли не единственная киностудия, еще жива, у нас цех обработки.

У меня предложение такое, Никита Сергеевич. У меня с Пореченковым был разговор, как-то где-то мы собирались… Записать в нашей программе, программа же, наверное, будет, какое-то такое решение, записать насчет Летописи, Редакционной комиссии сформулировать. Я оператор, не оратор, поэтому я мысль скажу, а оформят в редакционном плане. Нам нужно в регионах, где киностудий нет, через Союзы, может быть, или Киноцентры, чтобы там непосредственно на летописи давали нам какие-то суммы. Не то что кто-то хочет снять какую-то чернуху, документальное кино. Может быть, тоже нужно, я ничего не говорю. Но какие-то определенные деньги, чтобы летопись, в регионы и т.д. Я думаю, этот момент для власти очень важный, она на это пойдет. А для регионов это тоже поддержка, наша поддержка, поддержка документального кино. Где есть киностудии, можно через киностудию сделать. Но лучше всего через региональные Союзы кинематографистов. Как-то центровым способом, если вы можете, если у вас эти средства предусмотреть.

МЕСХИЕВ Д.

Спасибо.

Пожалуйста, Андрей Столбунов. Приготовиться Гурьянову.

СТОЛБУНОВ А.

Добрый день, дорогие друзья! Я адвокат Марлена Мартыновича Хуциева и представлял в Пресненском суде в известном вам процессе интересы Союза кинематографистов.

Вышел я сюда для того, чтобы зачитать заявление Марлена Матрыновича вам, кинематографистам, присутствующим здесь, передать большой привет вам.

Заявление следующее: «Я, Хуциев Марлен Мартынович, категорически настаиваю исключить меня из списков кандидатов в члены Правления, предлагаемого «чрезвычайным» Съездом, проводимым 30-31 марта в Гостином дворе. Так как решение Пресненского суда не вступило в законную силу, я являюсь избранным 7-м Съездом СК РФ Председателем Союза.

Одновременно обращаю ваше внимание на то, что я не давал своего согласия на выдвижение моей кандидатуры как в члены Правления, так и на пост Председателя СК РФ на данном, проводимом здесь чрезвычайном Съезде».

И еще на словах хотел бы добавить, что Марлен Мартынович не одинок. Порядка 800 заявлений от ваших коллег, членов Союза кинематографистов за последний месяц собрано и подписано, с выражением похожей позиции, с поддержкой его, как Председателя Союза, так и человека.

И еще хотел бы пару слов по юридической части. Это по прошедшему суду. Очень много было публикаций, что юристы затягивали суд, какие-то публикации по этому поводу были. Я просто хочу сказать, что не надо иллюзий по этому поводу строить. И я хочу сказать правду следующую. Прошедший суд представлял собой суд самих с собой людей. То есть люди, истцы, которые с нами боролись, фактически подали, готовя сам Съезд и участвуя в его подготовке, сами стали истцами и подали на свой Союз о признании недействительным прошедший Съезд, в котором сами же принимали участие. Вот это ключевой момент. И то, что мы защищали Союз, и Марлен Мартынович имел все шансы устраниться от этого и сказать: «Это не мое дело, я не принимал в этом участие, и я не готовил Съезд». Однако, он не устранился и сделал то, что сделал.

Спасибо за внимание. Извините.

МИХАЛКОВ Н.С.

Для справки о правде, которую нам сейчас поведал уважаемый адвокат. Выдержки из сегодняшней газеты. «В Российской Федерации возникло новое правозащитное объединение. Именуется оно Межрегиональная общественная организация содействия защите гражданских прав «Справедливость». «Справедливостью» командует некто Андрей Борисович Столбунов. Господин Столбунов – адвокат. Родился и вырос в Красноярске. Но, по-видимому, там с гражданскими правами все в порядке, и будущей глава перебрался в Москву. Он был задержан и даже отсидел некоторое время в СИЗО по подозрению в мошенничестве. Однако через несколько месяцев дело замяли, а страдающего сидельца выпустили. Правда, совсем недавно Главное следственное управление при ГУВД Москвы посчитало, будто решение о прекращении уголовного дела в отношении господина Столбунова было несколько преждевременным. Глава правозащитной организации «Справедливость» господин Столубнов и его заместитель – учредители и совладельцы крупного финансового холдинга. Господа Барановский и Столбунов по заказу выбрали в качестве врага и главного коррупционера Подмосковья министра транспорта Москвы и Московской области (такого-то человека), будто бы министр совершил страшные преступления и т.д. Более того, руководство Генеральной прокуратуры и при МВД (какого-то комитета) на каждую претензию Столбунова дало однозначные ответы – господин Кациф(?) (на которого было нападение), не выявлено».

21-31

         К Министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву обратился губернатор Московской области Борис Громов под предлогом «противодействия коррупции, используя возможности межрегиональной общественной организации «Справедливость» в средствах массовой информации разворачивается кампания, дискредитирующая отдельных государственных служащих Московской области. На проверку многочисленных сигналов, запросов, доносов государство «вынуждено тратить свои резервы и усилия, которые и без этого есть куда приложить в сегодняшнее кризисное время. После проверок все эти сообщения оказываются фикцией, а госорганы, что особенно обидно, лишь инструментом в умелых руках «ярых борцов с коррупцией». Не пора ли задуматься о том, что возможности правозащитных организаций позволяют, с помощью законодательных механизмов, использовать мощнейший государственный ресурс для сведения личных счетов и для наполнения собственных карманов, и остаются при том безнаказанными.

         Наша замечательная парочка господа правозащитники Барановский со Столбуновым, у них, надо полагать, всё в порядке, у них бизнес, у каждого – свой и еще совместная правозащитная деятельность. За деньги «Справедливости» можно получить всё, в том числе поддержку в подключении прессы, а в особо сложных случаях там готовы обратиться к депутатам Государственной Думы с просьбой направить запрос в Генеральную прокуратуру и другие органы.

         Вот этот человек является тем, кто от имени Союза кинематографистов России, по доверенности от СК Российской Федерации представляет интересы Марлена Мартыновича Хуциева. Но…, он только что зачитал заявление Марлена Мартыновича. Я абсолютно убежден, и у меня есть доказательства на то, что Марлен Мартынович эти бумаги подписывает, не ведая, что он делает, потому что я разговаривал с Марленом Мартыновичем, я пригласил его на съезд, и он сказал, что он придет. И мало того, я спросил у него, возможно ли выставить его кандидатуру, он сказал: «Да». (Аплодисменты).

         А теперь   судите, пожалуйста, о добросовестности тех адвокатов, которые представляют Союз и еще выступают от якобы 800 человек, у которых, уверяю вас, заявления выбиты абсолютно таким же способом, как они фабрикуют дела.

         Я хочу поставить на голосование о возможности лишить этой доверенности г-на Столбунова, который позорит наших товарищей.

         Кто «за»? 

(Голос из зала: больше слова ему не давать!)

Кто «против»? Кто воздержался?

Господин Столбунов, вы больше не представляете интересов Союза кинематографистов России. (Аплодисменты).

И записка: «Почему юрист Хуциева, не член СК, весь съезд голосовал мандатом?».

Поэтому я попросил бы г-на Столбунова покинуть это помещение, если можно. Будьте любезны, попросите Столбунова выйти из зала. (Аплодисменты).

Давайте проводим аплодисментами «нашего адвоката», будьте любезны, будьте здоровы! (Аплодисменты, выкрики и освистывание).

ГЕРАСИМОВ Е.В.

Вот, для тех, кто не читал сегодняшнюю прессу, одна из них – газета «МК».

МАКСИМОВ ВИТАЛИЙ

         Простите, пожалуйста, я вышел на 30 секунд для справки.

О том монолите из 800 членов Союза кинематографистов, которые якобы решением своим решили не приходить на этот съезд, не считать его легитимным. Это «туфта», потому что люди, которые отказались участвовать в этом съезде, они по двум причинам не участвуют: первое – это люди ничтоже сумнящиеся, которые боятся испортить отношения и с теми, и с другими; вторая категория – это люди, которым угрожали, которым говорили… У меня есть документальные доказательства и свидетельства о том, что были собрания,  в том числе и кинотеатральные, на которых их предупреждали, что если кто-то пойдет (не буду цитировать дословно), если «хотя бы один человек пойдет голосовать за Михалкова, - убьем».

Ну о чем тут говорить? Спасибо. (Аплодисменты).

ГЕРАСИМОВ Е.В.

Ну, он это образно сказал: «Убьем».

Продолжаем. Пожалуйста, Жуков Антон. Приготовиться Гурьянову Валерию Алексеевичу.

ЖЕЛЕЗНЫЙ А. – актер театра и кино.

Добрый день, коллеги, уважаемые дамы и дорогие господа!

Антон Жуков – основатель московского инструментального ансамбля «Калина красная» очень волнуется и попросил меня сказать вам буквально несколько слов.

         Вы прекрасно знаете, что завтра Николаю Васильевичу Гоголю исполняется 200 лет. Это очень знаменательная дата. (Аплодисменты). Но для 100-летнего российского кинематографа есть дата, на мой взгляд, не менее важная, это 80 лет Василию Макаровичу Шукшину. (Аплодисменты). Поэтому 1 сентября в кинотеатре «Художественный» на Арбатской площади будет торжественное открытие фестиваля «Дни Шукшина в Москве», куда мы вас всех приглашаем. Первого сентября. (Аплодисменты).

         Закрытие фестиваля 2 октября – это день памяти, ровно 35 лет, как Василий Макарович ушел в лучший мир.

         А почему мы здесь? Потому что Антон Жуков является художественным руководителем фестиваля и автором идеи, а ваш покорный слуга – генеральным директором.

         Если есть какие-то вопросы, пожелания, может быть кто-то хочет помочь оргкомитету фестиваля, боюсь, что мы вам не откажем.

         Спасибо огромное. Мы ждем вас в сентябре на наших мероприятиях. (Аплодисменты).

         ГЕРАСИМОВ Е.В.

         Спасибо.

         ЖЕЛЕЗНЫЙ А.

         Простите, ради Бога.

         Я  прощения. Во-первых, я хочу сказать огромное спасибо, что Никита Сергеевич не просто пригласил, дал возможность не только прийти и поприсутствовать на съезде, но и выступить. Спасибо огромное.

         И хочу сказать слова огромной благодарности всем тем людям, которые уже отозвались на наше предложение. В первую очередь Виктор Григорьевич Глущенко, который нам очень помогает, и Николай Петрович Бурляев. Они только что звонили из Витебска, и есть хорошие новости.

         И я хочу попросить Никиту Сергеевича и Союз кинематографистов включить наш фестиваль в план работы Союза на этот год. Если это возможно.

         МИХАЛКОВ Н.С.

         Хорошо, мы рассмотрим. Спасибо. (Аплодисменты).

         ГЕРАСИМОВ Е.В.

         Пожалуйста, Гурьянов Валерий Алексеевич. Приготовиться Кутенкову Валерию (Екатеринбург).

         ГУРЬЯНОВ В.А.

         Уважаемые сударыни и судари! Дорогие друзья!

         Все эти речи миротворческие: «Протянем друг другу руки», «Обнимемся!», «Давайте мириться!» - всё это ерунда. Идет война. Война идет не только у нас, здесь, в этом зале, в Союзе, война идет и в глобальном масштабе. Никому в мире не нужна сильная Россия с её,  я извиняюсь, может быть я цифры перепутаю, не точно назову, но где-то 180 млн. человек, а богатства и территория страны огромные.

         Никита Сергеевич просил расшифровать, кто тут…

22-31

Никита Сергеевич расшифрует подробнее.

Я снимал в свое время картину о СПИДе и наркомании, документальный фильм. Я ужаснулся тем цифрам, которые мне называли специалисты. В Ленинградской области 40 тысяч спидоносных мальчиков и девочек. И самое противное, что возраст наркомании снижается, уже в 7-8 лет ребятишки эти колются. Проблема.

Я уже полторы минуты говорю. Каждые 15 секунд умирает человек от СПИДа. Вот 6 человек уже ушли в мир иной. Проблема? Проблема. А кто ее создал? Вот здесь я смотрю, много пожилых людей. Вы помните в 1950-1960-е годы о СПИДе? Назовите мне. Один из источников мне передал, что эта болезнь была разработана в США, и эту инфекцию (извините, я буду говорить упрощенно) впервые испытали на африканском континенте, где сегодня, по-моему, 30 миллионов спидоносных людей, которые обречены на смерть. СПИД занесли в Россию, он процвеатет. Я поражаюсь властям, которые создают Комитет по контролю над наркозависимостью. Какой контроль? Бороться надо. Это одна проблема, которую должен решать художник, вы должны решать.

Вторая проблема. Вы посмотрите, как запустили в русский язык всю эту иностранщину. Я взял парней 11 класса, девочек, посадил их говорю: «Ребятки, расскажите мне на своем сленге, как вы провели вечер вчера». Извините, я не записал многие слова. Бутик, автопати, я не говорю уже, что я в Ленинграде (Дима не даст соврать), что я выступил против того, когда с трибуны один из наших режиссеров матом оскорблял женщину. Блин. Да я говорю, что ты знаешь происхождение? Почему вы не говорите пирожок или прочее? Идешь по Владимирскому проспекту, сплошная иностранщина. Пройдите вы в Париже. Что, много русских слов? Это тихое идет внедрение размыва и уничтожения русского языка. Не будет языка, не будет и нации. Бойфренды и прочее.

Заканчиваю. Говорят, кино не влияет на зрителя. Просто кто знает, помнит, 18 моих мальчишек после окончания ВГИКа. Движение наставничеств по всему Советскому Союзу было тогда, этот фильм поддержало, и оно распространялось. Многие мастера кино молодых поднимали режиссеров и их опекали. «Средь бела» дня сняли с Аркадием Ваксбергом картину о защите своего человеческого достоинства. Когда Валерий Золотухин убивает подонка, который терроризировал. Вот Люба Веролайнен снималась в этой картине. Сколько писем пришло! Да одно письмо, за то, что человек незаслуженно где-то на лесоповале в Сибири по пояс в сугробах 7 лет валил лес. Одного такого человека спасти можно было, и то спасибо этому фильму, можно поклониться. А таких людей мы много спасли.

Задачи Правления. Я хотел бы обратиться к новому Правлению. Я считаю, обратить внимание, уже говорилось об этом, но я не буду сейчас расшифровывать, что детский кинематограф у нас в загоне. Либо это пошлятина и матерщина. Но где детские сказки, музыкальные фильмы фантастика, воспевающая любовь, верность России, человека к человеку. Защищать авторские права. Кинули нам на Ленфильме 15 тысяч рублей за фильмы, которые продали куда-то на НТВ. Картины крутятся, а мы улыбаемся.

Закончу тем, с чего начал. Уважаемый Никита Сергеевич, вы интеллигентный человек, демократ, либерал. Я на прошлом собрании в декабре говорил, что никакого не должно быть с той оппозицией, которая разрушает Союз. У нас в Санкт-Петербурге аналогично было: по звонкам все, тоже многие не приехали. Я поддерживаю Николая Бурляева, проголосовать не на свои плечи правление возложить, отчислить их на три года или сколько, а пусть Съезд проголосует, а вы уже персонально там посмотрите, кто виноват, кто менее виноват. Союз должен отвечать в первую очередь за успехи и неудачи нашего искусства. Вот почему одной из важных задач нашей организации должно быть идейно-художественное воспитание наших членов Союза. Иван Александрович Пырьев, следуйте ему.

(Аплодисменты).

МИХАЛКОВ Н.С.

Я пока отвечу на записку. Написано, что в зале, настойчиво волнуясь, кто против Михалкова, тоже будут выгонять из зала? Друзья, не надо путать острое с белым. Ну вы же взрослые, умные люди. Вы попросили покинуть зал господина Столбунова, потому что он против Михалкова? Он не член Союза кинематографистов России. И не имеет никакого права без гостевого приглашения здесь находиться. А тем более представлять Союз кинематографистов в судах по доверенности, которая ему выдана тем руководством, которое не утверждено в Минюсте и проиграло суд. Ну что, зачем же вы сравниваете себя, уважаемых членов Союза кинематографистов, у которых есть своя точка зрения, и которую я уважаю. Я могу с ней не соглашаться, но почему же вас надо выводить из зала? Это неправильно. И некорректно поставлен вопрос. Мы договорились о том, что мы будем останавливать тех, кто будет нарушать ход, течение нашего Съезда. Закрикивать, затопывать, свистеть, рваться к микрофону и так далее. Люди, которые сидят и хотят говорить, мы даем каждому слово здесь.

Вторая записка. Срочно выгнать из зала хуциевских и первым Месхиева. Я отвечаю на ваши вопросы. Я еще раз повторяю. Есть третья. Отвечаю на два сразу. Их мнение уже присылалось. Пусть Михалков объяснит, почему рядом сидит  Месхиев, а в Редсовете люди Хуциева? Нельзя оставлять без ответа этот настойчивый вопрос. Я ни одного вопроса не оставляю без ответа. Я сказал и вчера, и сегодня, у меня к Марлену Мартыновичу претензий нет никаких. И более того, я вам сегодня еще раз повторил, что мы с ним разговаривали. Уж коль скоро на то пошел разговор, и мы с ним разговаривали, и мы с ним договорились, что он будет на Съезде, и мы с ним договорились обо всем остальном. То, что он присылает сегодня, это пишут Столбуновы и такие как он. Это не Марлен Мартынович, потому что он не видит ситуацию сверху. Как он оказался в декабре в этой ситуации, так он и внутри находится, не видя со стороны ситуации целиком. В том числе и суды все.

Что касается Месхиева, то знаю, что Месхиев прилагал огромные усилия к тому, чтобы каким-то образом… У меня есть претензия к Месхиеву. Я просил его, если уж он за то, чтобы мы в результате не нарушили закон, нужно объявить во второй день и договориться с людьми, что это собрание, а не съезд. Он сказал, что: «Я не могу этого сделать, меня убьют мои питерские». Я сказал, что, Дима, поступай, как считаешь нужным. Он поступил, как считал нужным. Но он не разрушал. И даже читая стенограмму Правления, я видел, что Дима так или иначе пытался урезонить вот тех самых, кто по слепоте душевной, кто не по душевной слепоте, а по такой злой зрячести так поступал.

Я и вчера сказал, что к Диме Месхиеву, у меня есть к нему личные претензии, но с точки зрения разрушения или неразрушения Союза у меня к нему претензий нет. У всех могут быть заблуждения какие-то, но когда человек, в конце концов, понимает, что нам целостность важнее, чем амбиции, он делает так, как считает нужным, и я это принимаю как должное.

А что касается тех, кто в Редколлегиях и в других комиссиях, это были ваши списки присланных нам на выбор людей из тех, кто рядом с вами. И мы по возможности во все эти комиссии включили, потому что нам было сказано: «Будьте любезны, по возможности включите и этих людей в Наблюдательные комиссии, в Счетные и так далее». Их включили. Если вы этим недовольны, то они могут этого не делать. Но мы-то их включили по вашей просьбе, а не по своей. Мы же не политику делаем – давайте разбавим немножко. Из всех регионов нам прислали заявки на то, чтобы включили тех или иных людей. И мы практически, я надеюсь, хотя бы на 80 процентов удовлетворили все просьбы.

Какие еще есть вопросы?

23-31

МЕСХИЕВ Д.

Вопросов, видно, нет. Продолжаем.

Пожалуйста, Кукенков Валерий – Екатеринбург.

Подготовиться Лукиной Виктории.

КУКЕНКОВ В.

Уважаемое собрание, я хотел рассмотреть вопрос, связанный с ранее существовавшими в нашем Союзе секциями по профессиям. Время прошло, появилось новое направление – гильдии по профессиям. Жизнь показывает, на мой взгляд, что, наверное, чтобы происходило какое-то движение, хорошо вспомнить забытое, старое, что было положительным, достаточно развивалось. Вспомните, какие были достижения в этом направлении. Была секция работы с молодежью, так называемая молодежная секция, через которую прошла большая когорта нынешних кинематографистов, которые были благословлены этой секцией. Также и по другим секциям. Сейчас мы немного теряем, в частности, в нашем регионе. Я художник-постановщик высшей категории, проработал более 25 лет. Я не член гильдии. Все художники-постановщики, которые остались в Екатеринбурге, также не члены гильдии художников. Это объясняется не тем, что они не хотели туда попасть. Это объясняется тем, что существует большой разрыв в понимании деятельности гильдии. Гильдия является неким барьером для профессионального движения вперед. Гильдию можно оставить, но мое предложение – наверное, выводить из состава СК, чтобы она была самодостаточная, самодеятельная, всю деятельность осуществляла вне СК, но возродить секции. Всё.

МИХАЛКОВ Н.С.

Спасибо большое.

Я хотел бы немного развить и повторить то, что меня, честно, смущает. Когда мы говорим гильдии, все-таки странно. Есть Союз кинематографистов России. Я не помню, как назывались секции или комиссии, неважно. Но туда в эти комиссии по профессиям входили все члены Союза этой профессии. Появление гильдии говорит о том, что появилась некая «белая кость», которая лучше, чем остальные. Либо они должны быть все, тогда почему это гильдия? Я считаю, что здесь есть некая недоработка, которую, наверное, можно привести в порядок. Но, на сегодняшний день, существование гильдий внутри Союза – вообще непонятно, кто голосует. Если у нас какие-то вопросы решаются, есть мнение гильдии, есть мнение членов Союза, тогда чье мнение более «мненистое»? Кто выше, почему? Поэтому здесь, мне кажется, существует проблема, которую надо разрешать. Разрешать, наверное, в уставном порядке. Но это надо спокойно обсуждать, для себя выясняя спокойно все про и контра.  Один критерий – интересы Союза кинематографистов России и его членов, а не касты тех или других профессий. Один есть интерес – интерес Союза кинематографистов. И здесь не может быть  лучших, народных, перенародных. Ты член Союза – всё. Это сообщество! Таким образом, я считаю, мы должны подумать о том, как это снивелировать. Спасибо.

ЛУКИНА ВИКТОРИЯ – Академия детского и молодежного фильма

Добрый день!

Я благодарю за предоставленную возможность выступить, потому что у нас есть серьезные предложения по поддержке молодежного кинотворчества. Я думаю, что в составе либо комиссии, которая будет организована по молодежному кинотворчеству, либо еще какой-то структурой, м  будем работать в тесной связке с Союзом кинематографистов. У нас за плечами пятнадцать лет Международного кинофестиваля детского анимационного кино «Золотая рыбка». Мы второй год проводим кинофестиваль в Артеке и будем готовить молодежную кинопремию «Кинокадр». Мы сотрудничаем со многими международными детскими организациями. Поэтому если у кого-нибудь из делегатов есть желание сотрудничать, милости просим. Я думаю, что в сотрудничестве с Союзом кинематографистов у нас получатся важные и телевизионные проекты, и кинопроекты, потому что есть опыт, есть желание работать. Большое вам спасибо.

 (Аплодисменты).

АЛИЕВ Мирза

Спасибо, Дима, за предоставленное слово.

Дорогие друзья, коллеги!

Как говорят на Руси, нет худа без добра. Та ситуация, которую мы с вами вместе переживали, это не один Никита Сергеевич, а мы все три месяца были в этом состоянии. Это определенный урок, который мы должны извлечь для поступательного движения нашего сообщества – Союза кинематографистов.

Когда меня учили в институте, я очень хорошо усвоил понятие конвергенции. Я хотел бы, ль уж мы говорим о том, как двигаться дальше Союзу кинематографистов и в целом нашему кинематографу, я думаю, что должна быть конвергенция культурная, национальная, религиозная, которая может обогащать и тем самым двигать наш кинематограф, наше общество, которое всегда следит за тем, чему его учит кинематограф.

Нас всегда призывали, к великому сожалению, если посмотреть историю, противостоянию: богатые – бедные, красные – белые, во время Советского Союза интеллигенция – власть, потом появились демократы – не демократы. Дорогие друзья! Я думаю, настал  момент, по крайней мере, для нас – на антагонизме не поострить ничего конструктивного.  Маленький пример из истории. Это притча. У одного султана враг – еврей умный и богатый. По идее, он должен был его убить и богатство присвоить. Но султан оказался мудрым и приблизил к себе этого человека. Богатство умножилось, государство стало процветать – врага не стало. Я хочу уберечь себя и вас от резких антагонистических действий, на мой взгляд, по поводу тех людей, которые заблуждались и т.д. Здесь нужно осмотрительно, а не валом принимать какие-то решения. Здесь кто-то правильно сказал, что каждый человек за свои принятые решения должен нести ответственность. Согласен, но не должно быть урабольшевистского отношения к этому вопросу.

Второе, на чем я хотел бы остановиться. Я один из редких представителей той реальной киноиндустрии, к которой все мы имеем отношение, которая сегодня функционирует у нас в стране.

24-31

Я имею в виду кинопрокат и кинопоказ. Поверьте мне, как бы мы говорили, уже давно притча такая, что «прокат умер», всё сдохло, ничего не существует. Доложу вам, что если в 2001 году российский кинематограф получал так называемый бокс в пределах 38 миллионов (я вам всё авторитетно говорю, это цифры статистики), то результаты этого года почти под миллиард. Конечно, мы не Америка, но тенденция она совершенно заметна.

Далее. Конечно, у нас было 154 тысячи киноустановок: школы, дома культуры и т.д. На сегодня, к сожалению, но есть всё таки порядка 2 тысяч современных кинозалов, где есть возможность (и это мы с вами видим) показывать современные картины.

Поэтому мы не должны считать, что всё «померло». Есть очень мощное сообщество серьёзных кинокомпаний. Еще на том съезде я выступал и говорил о том, что тот сегмент, который реально участвует в киноиндустрии, он никаким образом (также, как и молодежь), не представлен в Союзе. Те, кто реально занимаются кинопрокатом, кинопоказом и т.д. Это один из моментов, который нужно Союзу учесть, и к своей работе каким-то образом, привлекать.

Мне очень приятно подчеркнуть, что сейчас идут премьеры в Москве  в крупных городах России, где показывается картина Бортко «Тарас Бульба». Поверьте, этот фильм всё общество ждало, и будет смотреть также, как фильм Фёдора Бондарчука. Поверьте, это замечательная картина «Обитаемый остров» по Стругацким.

И последнее. Уже «набил оскомину» третий вопрос, к которому я имею тоже какое-то опосредованное отношение, это вопрос подготовки кадров. Карен стал готовить на киностудии, компания «Нева-фильм» стала готовить кадры у себя, и т.д., и т.д. То есть те, кто имеет какое-то отношение к кадрам, стали как китайцы (помните, когда в каждом доме была доменная печь поставлена). Это совершенно неправильно. Существует два мощных учебных заведения6 это ВГИК и Университет кино и телевидения в Санкт-Петербурге. Я вам квалифицированно отвечаю, что, наряду с большим балластом, там существует очень много талантливых и молодых ребят, которые должны прийти, заменить и усилить работу Союза кинематографистов.

И последнее, в качестве конструктивного предложения. Сегодня здесь присутствует (и  в прессе очень так желчно подчеркнули), что Никита пригласил сюда группу студентов ВГИКа. Я, Ваш покорный слуга, тоже привёл сюда группу студентов Санкт-Петербургского университета кино и телевидения. Это режиссёры, продюсеры, киноведы. Чтобы не по «желтой « прессе, а реально почувствовали они дух и атмосферу, чтобы у них появился оптимизм прийти и заменить нас.

Я вас всех обожаю. Живите долго и счастливо.

(Аплодисменты).

МЕСХИЕВ В.Д.

Спасибо.

Пожалуйста, Пьянкова. Подготовиться Морозову.

ПЬЯНКОВА Н.

Добрый день, дорогие друзья!

Коллеги!

Я выступаю, к счастью мне позволили выступить во второй день. Я по другому вопрос. Причем вопрос, который муссируется сегодня в течение дня, я думаю, что всё это во время.

На прошлом съезде была попытка создать Совет молодых. Он был создан номинально. Основа этого Совета существовала во вновь созданном Московском отделении, взамен Московского Союза. Там был создан Совет молодых. Опять же повторюсь, в силу этого странного явления, как в русских сказках «добрый царь на радостях всем всё простил». В силу этого явления и в секретариаты, и в разные комиссии, т.е. не понятно кто, подавали списки, чтобы так называемая оппозиция попадала в какие-то руководящие органы. Совершенно не понятно, для чего это делается, наступать на одни и те же грабли. И наша деятельность как Совета молодых была погублена на корню, буквально в начале работы. Потому что все в эйфории пришли – вот сейчас всё будем делать. Мы собрали огромный список молодых людей, которые хотели придти в Союз именно Михалкова и его команды. Поскольку прошлый съезд был скандальный, щла борьба и Михалкова пытались также осквернить и оттереть, как обычно. Но добро победило, к счастью.

Мы опять же напоролись на непонимание. Подтачивание шло, что мы были абсолютно бессильны. Мы не понимали, откуда идут удары. Всё почему-то сминается, всё откладывается. Пропало около 40 дел. Господин Арсеньев не даст соврать. Были собраны заявления, рекомендации – всё.

Потом в силу нашего бессилия, мы обращались к Никите Сергеевичу. Он обращался к господину Лаврентьеву. И всё это шло по каким-то странным лестницам. Всё погибло. Всё это стёрлось. Стала работать приёмная комиссия, которая почему-то без отчёта перед нами стала работать по старому методу унижения, проверок, каких-то нарезок. Люди должны были. Надо абсолютно изменить, на мой взгляд, принцип приёма молодых. Сегодня прекрасное явление людей заслуженных приняли как основу Молодежного Союза.

Но, господа, есть масса молодых, которые не смогут просто ни работать, ни выдвигаться, ни помогать, ни заниматься той же самой нравственной работой над душами зрителей, над своими собственными душами, если они не попадут в Союз. Есть люди начинающие. У них есть тоже что-то сделанное, какие-то заделы. Но они не так много терпели. Эти люди пробились сами – звёзды, которых сегодня приняли. Но есть люди, которым нужно помочь. Это необходимо Союзу. Союз должен омолаживаться. Про приёмную комиссия я уже сказала. Надо пересмотреть членов приёмной комиссии, их деятельность и сам принцип.

МЕСХИЕВ В.Д.

Наташа, позиция ясна. У нас есть регламент.

ПЬЯНКОВА Н.

Я покороче.

И хотелось бы еще такое пожелание, к Съезду обращение. Будем ли мы возобновлять такой орган как Совет молодых. Мне кажется, что надо это сделать. Потому что опять априори куда-то ходить тыкаться и мыкаться это невозможно. За нами огромное количество молодых людей, которые хотят в Союз, хотя работать, хотят поддержки. Не материальной поддержки. Им нужна творческая поддержка. И тот восторг, который выражали тут «звёзды», которых приняли, сотоварищество – то очень важно для кинематографистов. Это всем понятно. Люди только заканчивают ВГИК, им некуда деться, они должны придти в Союз.

И хотелось, чтобы была защита. В тот раз у нас была конфликтная комиссия. Потому что масса молодых артистов, режиссёров попадают в переделки с продюсерами. Им не платят гонорары. Их обижают. Им не дают продвигать сценарии, национальные проекты, потому что там никто никого не убивает. Там нет ни Ментов, ни убийц, ни проституток. Должна быть какая-то редколлегия. Примерная редколлегия создана. Причём мы хотим обратиться к Совету старейшин, чтобы кто-то курировал, с помощью наших мастеров надо как-то объединиться и создать Совет молодых с помощью наших старейшин. Надо как-то помогать молодым. Я очень прошу Съезд подумать об этом. И делаю обращение к Председателю и ведущему. Пожалуйста.

Спасибо вам большое за внимание. Подумайте о нас.

25-31

МЕСХИЕВ Д.

Прошу прощения, я не выступал, можно мне слово? Спасибо.

Я в дополнении к Наташиным словам. Про молодых  хотел бы поговорить. Вы знаете, какая ситуация? Во-первых, на мой взгляд, если очень много молодых хотят вступить в  союз, то, собственно, что им мешает? Очень не сложно взять бумажку и написать  заявление и две или три рекомендации иметь. Ну правда, не сложно. Мы когда-то бегали с вытаращенными глазами, когда нам позволяли вступать в союз и взять эти рекомендации. Это очень не сложно. Это первое.

И второе. Зачем выдумать велосипеды? У нас была молодежная секция в союзе. Почему не возобновить молодежную секцию, которая бы заработала. И тогда большое количество молодых  кинематографистов были бы лишены возможности, например, тыркаться неизвестно куда. В качестве примера. В Петербурге мы возродили секцию  телевидения. Потому что у нас совершенно не охвачены люди телевидения союзом. Мы возродили секцию научно-популярного кино. Мы возродили молодежную секцию. Считаю, что это очень правильно и хорошо. Вот давайте этим займемся – возродим секцию молодых кинематографистов в союзе. Вот это мое предложение.

Спасибо.

ГЕРАСИМОВ Е.В.

Еще два слова, постольку поскольку поступила записка по поводу гильдии. Естественно, есть волнение тех людей, которые 20 лет назад, тогда уже реально распался союз и многое распалось в жизни не только кинематографистов, но и в целом Советского Союза, россиян. И гильдии сумели в себе по сегодняшний день сочетать и интересы союза, и как бы профсоюза. Да все – и папка, и мамка, и т.д. Речь сегодня идет о том, что нужно структурировать союз. И никто не говорит о том, что гильдии кто-то выкидывает. Это очень важная, сегодня, может  быть, единственная структура, которая реально работает. Но она должна в рамках союза занимать свое место.

Поэтому не волнуйтесь, 20 лет не прошло зря.

МЕСХИЕВ Д.

Слово предоставляется Морозову (г.Екатеринбург).

МОРОЗОВ

Я рад приветствовать  всех, кто участвует в этом съезде.

Я кинорежиссер-документалист из Екатеринбурга, член союза с 80-го года. Занимаюсь только неигровым кино, но очень популярным. Сейчас документальным уже 20 лет.

Последняя картина (надеюсь, что не последняя) у меня была о саперах. Вот что самое сложное в саперской профессии, когда они работают в городе? Когда они защищают всех нас? Самое сложное – это разминировать самоделку. Там недостаточно быть профессионалом, именно армейским сапером. И если армейский сапер разминирует самоделку и погибнет при этом, то его  семья не получит никакой-то компенсации.

Вот таких самоделок в культурном отношении выполняется сейчас очень много. Кто-то говорит, что у нас нет проката. У нас действительно нет достойного проката. Но прокат у нас есть, особенно в регионах. Посмотрите заваленные диски, там можно найти все, что угодно. Все, что хотите, можно найти. Поэтому, если подобный съезд – именно съезд! – и его лидер исповедуют некое  нравственное начало, то в этом, конечно, есть необыкновенная польза для культуры. Пусть я даже не очень с пафосом говорю.

И опять я все-таки остановлюсь на саперах. Там Архипов есть, руководитель. Он говорит так: я защищаю гражданина вне его политических всяких разных и всех остальных убеждений. Съезд, вообще говоря, для регионов, это формирование определенной гражданской позиции. Но гражданскую позицию сформировать очень не просто. Она все равно вся идет через боль, через все, что человека формирует, вообще говоря, всю жизнь.

Поэтому, Никита Сергеевич, вот вы говорите, что 30 человек, я их знать не хочу и т.д. Понимаете, при том обилии информации, при том, как вообще человек себя ощущает, он не всегда поступает именно так потому, что он в этом убежден. Он потом это понимает так или иначе. Он это понимает потом. Я никогда в жизни подобный съезд ни в чем не упрекну, в каком-то нравственном нарушении собственных позиций и все такое прочее. Но коль  скоро есть девиз «За гуманность!», все-таки каждый поступок нужно рассмотреть и с этой стороны. Обязательно.

Спасибо за внимание.

26-31

Нет? Ну ладно. Тогда спасибо всем за внимание.

МИХАЛКОВ Н.С.

Спасибо большое. Я отвечу на это. Я согласен с этим. Но я должен знать тогда, кто это делает осознанно, а кто это делает потому что не разобрался. Ну ладно, Бог с ним, вы все не разобрались. Неправда. Я в это не верю. Вы сейчас замечательно сказали о том, что Съезд – это как бы определение нравственного вектора развития Союза. Сегодня об этом говорится, и вчера об этом говорилось. Это действительно так. А если это так, то не надо понимать это, как «ну ладно, как уж…» Мы уже это делали. Я не понимал ничего и так же думал 11 лет назад. И в результате я потратил 11 лет, из которых 8 я потратил на то, чтобы вести борьбу как бы за Союз, но, как выяснилось, против тех, кто внутри Союза. Мне, давая это задание, мешали эту борьбу проводить. Как тогда быть? Как мне быть?

Сейчас опять тихо все. Вы можете представить себе, пришли вы домой, а вам на стол нагадили, все перебили, порвали, иконы заплевали, родительские вещи выломали. И потом сидит этот человек в вашем кресле, так смотрит и пальцем подманивает. И думает, что за ним стоит большой громила. А он уснул в это время. И ты увидел его, как дал в лоб. А он – стоп, стоп, давай разговаривать, мы же все-таки интеллигентные люди, ты гуманист. Не выйдет! Так не получается. Ты сначала скажи: «Прости меня, брат, что я врал на тебя, прости меня, что я лгал, что я шельмовал, что я подавал на тебя в суд просто так». Вот сейчас я разговаривал с майором ОБЭПа о том, что на меня подали заяву, что все… что я вчера вам рассказывал. «Вот за это прости!» Если я знаю, что ты не виноват… А когда «ну все, забыли». Забыли, я готов. Но тогда ты скажи «Я ошибся, я не понял, я думал, это правда». Я могу все понять. А когда «все, забыли, давайте начнем все сначала» для того, чтобы потом они залечили царапины и начали вновь после этого барражировать… Я сказал, коллеги, ребята, я же точно определил, вы грузите на меня это дело на какое-то время, но я вам скажу сразу, я не буду работать с теми, кто будет мешать этой работе. Я не хочу больше, чтобы мне пришлось потратить столько сил, чтобы удержаться, промолчать, а потом вот так 2 часа перед вами стоять и рассказывать про всю ложь, которую на меня вывалили.

Кстати говоря, огромная роль здесь газеты «СК Новости». Разрушительная, однобокая, абсолютно лишенная объективности. И вот этот бюллетень, который оттуда пришел, это тоже их работа. Я не буду работать с этой газетой. Это газета Российского Союза кинематографистов, а не отдельной ее части. Поэтому с этим главным редактором я работать не буду.

И прошу голосовать. Кто за то, чтобы сменить редактуру этой газеты? Прошу поднять мандаты. (Реплика из зала – Не уступай, Никита, не уступай!) Я не уступлю здесь.

Кто против? 9. Я думаю, что достаточно.

Может, воздержавшиеся есть? Я прошу Съезд разрешение, мы все равно это будем делать коллегиально, но такой работой, которая была по отношению к Союзу разрушительной, под видимостью неких объективных статей исторической направленности мы допустить больше не можем. Это не значит, что они должны хвалить руководство Союза. Но это значит, что пресса наша внутренняя, которая должна быть тем рупором, который дает каждому члену Союза возможность разобраться самому, имея и ту информацию, и эту, а не делать так, как они сделали, она должна быть совершенно нами понимаема. В данном случае это ваша воля, вы ее выразили. Но если бы вы ее не выразили, честно говоря, мне было бы очень трудно работать.  Говорят, делай одно, а после этого в газете все остальные читают все наоборот.

(Аплодисменты)

САЛЫНСКИЙ Д.А.

Главный редактор газеты «СК Новости». Газета «СК Новости» является автономной некоммерческой организацией, не является подразделением Союза кинематографистов, и поэтому ваше голосование о том, чтобы снять главного редактора, назначить главного редактора и т.д., не имеет ровно никакой юридической силы, потому что одно юридическое лицо даже всеобщим голосованием не может изменить ничего в составе другого юридического лица. Это первое.

Второе. Газета «СК Новости» связана с Союзом кинематографистов договором. Союз кинематографистов имеет право расторгнуть этот договор. Вот и все, что может быть сделано.

Третье. Лишить никто ничего не может в другом юридическом лице. Позвольте это вам напомнить.

Речь идет не о газете «СК Новости» и не вообще о той или другой газете. Речь идет о праве на свободу слова, друзья мои! Все, что здесь происходит – это разрушение права на свободу слова. Потому что в газете «СК Новости» политика всегда такая была, чтобы публиковать материалы, высказанные членами Союза кинематографистов, которым Устав предоставил право высказывать мнение и получать информацию. Вот для этого была создана газета «СК Новости», и этой цели она старалась служить. И я старался дать слово и тем, и этим, видя в этом свою обязанность. Спасибо, что давали мне право это делать.

Спасибо. До свидания.

МИХАЛКОВ Н.С.

Это неправда. Я думаю, что мы не будем нарушать закона, избави Бог. Я думаю, никто из нас не сумасшедший, как это порой делают наши коллеги, вот так вот сразу кинуться отнимать у вас печатный станок или снимать таблички с ваших кабинетов. Но я совершенно уверен, что есть легальные, правильные, законные возможности сделать так, чтобы газета, которая носит название «СК Новости», то есть Союза кинематографистов России, была бы той газетой, неподвластной хозяину, как будут говорить Михалкову, а газетой, которая взвешенно может публиковать информацию. Думаю, что есть юристы, есть нормальные, спокойные, грамотные люди, никого не собираются линчевать. Просто либо вы будете называться по-другому, можете называться как угодно – «Московский либерал» или еще как-то – это ваша проблема. Но я думаю, что в этом составе, в этом формате, с этим названием газета после нашего Съезда существовать не должна. Это, кстати говоря, должен быть первый шаг нашего Съезда. Мы должны иметь средства информации свои, которые объективно оценивают ситуацию.

Спасибо.

(Аплодисменты)

МЕСХИЕВ Д.

Пожалуйста, Колбасин Пётр Николаевич, Якутия. Подготовиться Беляеву Игорю.

КОЛБАСИН П.Н.

Я вот здесь написал. Назовите регион – Якутия. Якутск. Назовите профессию. Называю – пенсионер, скоро 70. Другой профессии после окончания Школы-студии МХАТ не было. Как окончил, сразу пенсионером стал. Потому что где ни поставишь в то время спектакль, отовсюду гонят. (Смех). Икону повесишь, чтобы выразить свою мысль, тебя выгоняют. И, таким образом, родившись в Москве в 1942 году во время войны, я с удовольствием уехал в Якутию, потому что там мне разрешили и иконы целовать, и храмы стали восстанавливать, и кино там якутское делать. Искренне говорю, как перед Богом.

Поэтому я хотел бы сказать, у каждой пирамиды есть верх и есть низ. Вот я из низа. Я нижняя часть пирамиды. И, конечно, хочется на таком Съезде серьезном сказать свои слова, искренне выстраданные. Потому что я знаю, как плачут многие киномеханики, у которых сейчас стоит процесс, как перейти и бросить свой киноаппарат, как держать пленки. Вы бы видели, как они в клубах напиваются и целуют эти рулоны, потому что на этих рулонах Андрей Тарковский снял «Зеркало», на этих рулонах гениальная картина «Андрей Рублев», на этих рулонах лежат ваши фильмы. Потому что они не могут их показывать. Потому что что-то происходит, перестройки но новую систему, на Dolby, и на прочее. Поэтому я, снизу находясь, и говорю. Я в Кашин сейчас езжу, женщины просили меня передать Съезду, очень просили, это такой город православный, гениальный город, там сейчас храмы восстанавливают, старинный русский город, город Кашин. Не там, где лампочка Ильича, Кашино, а Кашин. И вот они меня просили. Вы для них боги! «А ты увидишь Никиту Михалкова? А можно к нему хотя бы подойти?» «Можно». «А ты увидишь актрису знаменитую?». Вы знаете, они вас так целуют! Вы для них иконы. И поэтому меня просили вам передать, снизу, чтобы вы, как иконы, так и оставались иконами. Иконы в храме не ругаются!

МИХАЛКОВ Н.С.

Спасибо. Но когда Вы сказали «снизу», Зинаида Кириенко сразу вспомнила американское телевидение (Смех) и возбудилась. Спокойно, Зина, Зиночка, красавица. Просто на меня такое неизгладимое впечатление произвело твое выступление! Сиди! Иначе начнется! (Смеется)

27-31

         МИХАЛКОВ Н.С.

         У нас была записка от нашего коллеги из Нью-Йорка. Он здесь? Мы не можем найти этой записки, будьте добры, поближе сюда.

         ГЕРАСИМОВ Е.В.

         Пожалуйста, Вы сейчас выступаете, а после коллеги из Нью-Йорка – Литвиков Михаил Сергеевич. Пожалуйста.

         БЕЛЯЕВ И.

         Игорь Беляев – телевизионный  кинематографист. Т.е. я принадлежу к той части членов Союза, которая на сегодня не имеет крыши над головой. Это жалко, и мне кажется, что в повестку дня этого Съезда необходимо включить акт о восстановлении в Союзе комиссии или секции телевидения, чтобы была какая-то связь между Союзом кинематографистов и тем телевидением, которое в свое время производило много неплохой продукции и документальной, и игровой, и музыкальной, и анимационной. В общем, это была вторая половина кинематографа, которая почему-то перестала существовать или существует в очень странном виде как в реальной действительности, так и в Союзе.

         Начать мне хотелось с того, чтобы, как ни странно, защитить телевидение и ответить Никите Сергеевичу на поставленный вопрос: следствие всем ясно, а вот причина непонятна.

         По этому поводу я хочу рассказать вам маленькую историю. В добрые старые времена однажды в составе делегации я попал в Америку, в Сан-Франциско, и там нас принял журналист, который постоянно работал в Москве, коммунист (как ни странно). В общем, он нас принимал. Зашел разговор, как у вас, как у нас. И он сказал мне фразу, которую я запомнил на всю жизнь: «я хочу Вам сказать, что мы никогда не поймем друг друга». «Почему?», возмутился я. «Потому что вы живете в зоопарке, а мы – в джунглях».

         С тех пор произошли известные изменения, отворились клетки зоопарков и выпустили домашних животных в джунгли, и сказали: «Живи, как хочешь». А он не умеет жить, «как хочешь». Тогда решили где-то, вот где, я не знаю, но я слышал от одного из руководителей телевидения в тот момент великой перестройки, он сказал: «Нам нужно изменить менталитет народа». Не больше и не меньше. И мне кажется, что телевидение очень точно выполняет уже в течение почти 20 лет эту функцию. Если надо вырастить людоедов, простите меня, зачем нужно говорить о нравственности, зачем нужно взывать людей к добру, когда надо воспитать человека, который будет в джунглях убивать, воровать, рубить, хамить, делать свое дело, чтобы выжить.

         И я думаю, что причина лежит как раз в этой странной инструкции: изменить менталитет народа. Кто издал эту инструкцию или кто поддерживает ее сегодня, мне понять трудно, просто театр абсурда. Вроде бы ни Путин, ни Медведев не поддерживают этой позиции, хотя, да извинять меня великие мира сего, все-таки неудобно, когда президент или премьер очень доброжелательно отзывается о сегодняшнем телевидении. Нет, телевидение делает черное дело, но делает его по заказу. Значит, надо поправить заказчика, значит надо объяснить заказчику, что никакая  экономика, никакая политики не имеет никакой перспективы, пока народ воспитывается как хищник.

         Вот, что я хочу сказать в защиту телевидения. (Аплодисменты).

         Чтобы не быть голословным и немножко выступить не только от Москвы, но и от регионов, я должен сообщить великому Съезду, что за последние годы разрушена вся система провинциальной системы телевизионной кинематографии. Я не думаю, что злодей – Добродеев, всё-таки он сын Бориса Добродеева, нашего в общем великого кинематографиста. Я думаю, что это тоже указ какой-то сверху. Что сделали? Многие это знают в регионах, я хочу, чтобы узнали и те, кто не бывает в регионах, а мне приходится учить людей, которые приезжают ко мне из регионов (на днях диплом защищают), и они спрашивают: «Что же делать? Вы учите нас одному, а у нас на студиях учат совершенно другому. У нас остались только корпункты, хотя были большие и маленькие, талантливые и не очень, как везде, киностудии». Значит, был издан указ ликвидировать всё кинопроизводство в провинции (я имею в виду телевидение), а вместо этого подавать дежурные новости, которые иногда мелькают на центральных каналах. Это варварство.

         И я хочу, чтобы, когда восстановится некая прочная связь между Союзом и телевидением, один из первых вопросов прозвучал так: «Надо восстанавливать то, что мы, дураки, разрушили». Это касается и жизни большой, всей нашей жизни, это касается и телевизионного кино как части нашей жизни. Спасибо.

28-31

МИХАЛКОВ Н.С.

Спасибо. Серьезный вопрос поставлен. Но мне кажется, что мы все-таки должны разделять одно от другого. Я знаю усилия наших коллег с телевидения, руководителей телевизионных каналов, которые действительно реально стараются так или иначе внедрять что-то серьезное. Я сейчас не иронизирую и не пытаюсь их защищать. Когда мы говорим про заказ, смотрите, вы сами сказали, что вроде ни Медведев, ни Путин этого не хотят. Кто-то им что ли заказал? Мы все-таки, по-моему, одно звено теряем здесь, между нашим руководством, телевидением и продукцией. Дело в том, я думаю, как Грибоедов, колебания умов ни в чем не тверды, говоря про декабристов. Дело в том, что  свалилась свобода, которая оказалась не по силам большому количеству людей. И в эту секунду самым востребованным стало то, что было запрещено раньше. То есть когда стали снимать полупорнографию, только потому что было нельзя, а стали ругаться матом, потому что было нельзя. Это как дети, которых запустили в шоколадную лавку, и родители, все взрослые ушли. Они там вот так наелись, уже у них из ушей лезет, а другого ничего нет. Поэтому здесь, мне кажется, нужно очень внимательно прослеживать, где это происходит. Где-то есть заказ, где-то проплаченные деньги, где дурновкусие, где умысел, но как раз, мне кажется, что наша задача заключается не в том, чтобы поставить вопрос о запрете, а что вместо? Представьте себе, вот такое чудодейственное дело – махнули палочкой волшебной, и все, что нам не нравится, по телевидению прекратилось. А что пойдет? Что сделано для того, чтобы заполнить этот вакуум, чтобы это было интересно и молодым, и не молодым, чтобы это было энергично, мускулисто, нравственно. Поэтому я думаю, что здесь вопрос просто так, чтобы восстановить прошлое, ну как, это смешно, это не реально. Но думаю, что сама постановка вопроса, и вообще я считаю, что для нас вопрос порой может стать важнее, чем ответ. Потому что ответа мы можем не найти, но сам поставленный вопрос заставляет нас размышлять, как двигаться.

Думаю, что как раз очень во многом наш Съезд, вектором нашего Съезда должна стать вот эта задача.

Спасибо.

МЕСХИЕВ Д.

Подготовиться Литвякову Михаилу Сергеевичу.

БЕСЧАСТНОВ М.

Я как раз тот  человек, который приехал из джунглей. И, наверное, я похож на зверя тоже, но я там не озверел. Я попал туда совершенно случайно, потому что я художник. Я из разных регионов: я из Одессы, я из Южной Америки, из Нью-Йорка, из Москвы. Я попал в Нью-Йорк, когда снимал здесь фильмы как режиссер, потому что я был декоратором фильма «Место встречи изменить нельзя». И потом шел, пока не сделал 20 фильмов, как художник, стал режиссером, и как режиссер получил призы на фестивале в Швейцарии. За «Джаз наш», за Чекасина, за Манукяна, за Козлов и за наш авангардный балет и джаз. И когда я снимал авангардный фильм «От Курехина до Лундстрема», я поехал на выборы натуры в Нью-Йорк, там порвал внутриколенное сухожилие и сделал две операции, чтобы отдать деньги, задержался там на 10 лет, и пробился там в американское кино, в американский театр. И могу поделиться некоторыми мыслями. И вот в этих страшных джунглях, которые мы так отрицаем, я видел все изнутри, я их прошел и знаю. Там много наших соотечественников, которые попали туда случайно и не случайно. Но вы для них это действительно икона.

Точно так же, как лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии. Поэтому я хочу сказать, может быть, не то, что я хотел сказать, когда в начале я хотел выступить, я хотел сейчас говорить о конструктивных вещах, но я  чувствую, что опять происходят какие-то моменты, которые мне хотелось бы поставить на места. Я хотел бы сказать, что когда ты идешь в эти джунгли, в этот Гарлем, когда ты едешь и под пулями стоишь, возишь каких-то наркоманов и проституток, потому что нужно заработать деньги на операцию, на лимузине или на кар-сервисе, и тебе говорят в Гарлеме – такие рожи страшные, они тебя будут убивать, русские говорят, и когда ты приезжаешь туда, и тебе черный говорит: «Хай, хау а ю дуинг? Как ты себя чувствуешь?», и ты ему начинаешь тоже говорить так. Может быть, он не искренен, как тут говорят, я не знаю, но когда ты встречаешь человека подозрительного, где бы ни был в Америке, где бы ни шел, который с тобой не здоровается, а ты уже привык, что с тобой здороваются, который смотрит на тебя подозрительно, который фактически очень тебя почему-то опасается, то ты можешь на 150% быть уверенным, что это твой соотечественник. Понимаете? (Аплодисменты).

И я вспомнил это только потому, что я приехал сюда к вам, я не мог вырваться, я не мог заплатить деньги, я хотел вернуться, доснять кино, я знал этих людей, я знал Марлена Хуциева, который на моей лодке в Аркадии ловил рыбу, потому что у прадед был главным архитектором города Одессы, с Евстегнеевым. Я наживлял им червей на крючки. И для меня фильм Марлена Хуциева «Июльский дождь» был иконой, как булгаковский «Мастер и Маргарита». Если люди не понимали этих двух произведений, я с ними переставал разговаривать. Для меня иконой был фильм «Свой среди чужих». Это были равные понятия того, что является духом нашей Родины, России. Это то, что мы зовем, к чему мы призываем людей. Как люди снимают фильме о Чехове и о Толстом и ближнему своему не могут простить и не могут прийти сюда сейчас, я не горю, что покаяться, а прийти и послушать, это же плевок в нашу сторону. Кто им мешал? Почему мы приехали и пришли отовсюду? (Аплодисменты).

Почему если правильное решение выбрать Марлена, так почему же так страшно было прийти и на большем кворуме его подтвердить? Это же так напоминает, как было, чтобы кандидат был один, чтобы топать ногами на Сахарова. Ведь неужели я приехал,  и все осталось кК было. Ведь, посмотрите, референдум это больше, чем просто собрание москвичей или одесситов. (Аплодисменты).

А поводу того, какие американцы плохие. Простите меня, американцы не плохие. И ни одного слова от американских СМИ или американских органов против России я не слышал. И если я слышал что-то плохое, то только от русских газет и журналов.

МИХАЛКОВ Н.С.

Ради бога, не понимайте так. Нет, нет, надо внести ясность. Было бы смешно, брат, если бы мы сейчас серьезно говорили об американских фильмах. Был разговор о том, что джунгли – это просто люди, привыкшие жить в этих условиях. Вы меня напугали просто.

БЕСЧАСТНОВ Н.С.

Я чисто эмоционально. Я хотел сказать, друзья, я Диме Месхиеву сегодня высказал сегодня, что каждый отголосок к этим людям, в том же Нью-Йорке 250 тысяч человек русских. Не важно, как они туда попали, но они тоскуют. Если вы не понимаете, что вы значите, это же великая сила.

Я что хотел сказать? У меня была американская учительница. Я когда попал в эту ситуацию, я не мог даже перевести, что за диагноз у меня. Оказывается, это легат Папы Римского. И эта женщина меня учила английскому. Она сказала, что я навсегда отстал. И она мне дала кассету, взяла на Брайтоне, кассете 15 лет, она вся жеванная. А я уже другой уровень. Я говорю: знаешь, я для своего брата перепишу эту кассету. И я прихожу утром к ней с этой кассетой, возвращаю, она ночь не спала, ей 75 лет, у нее растрепанные волосы. «Майкл, что ты сделал, это же ужас как ты мог?». А я не понимаю, что случилось, я 10 дней как в Америке. Что же случилось? «Ну как же, там же на этой кассете написано, что нельзя переписывать». (Смех в зале). Понимаете? И это всё. 

Когда мы говорим, что нельзя, про авторские права, и как правильно говорил Никита, это изнутри у них так: если нельзя разбавлять бензин, то в Америке разбавлять бензин будут русские. И поэтому от этого становится стыдно.

И я хочу еще одну вещь сказать. Я не боюсь эту вещь сказать. Не боюсь сказать высокие слова. Потому что то, что я хотел сказать, на самом деле сказал  Федор Бондарчук. Он правильно сказал о производстве. Я хотел об этом сказать, и скажу потом. Я хочу сказать о более главном. Я видел, я оформлял в тот момент живопись. Собирались старушки утром, которым давали кушать бесплатно. Их было 20 человек, каждое утро приходили старики и старушки, которые уже были пенсионерами, и им давали кушать. Я вам рассказываю правду, вы должны понять смысл. Ровно в 7 часов утра. Приходила женщина, приносила еду, включал в углу магнитофон, Гед стоял американский флаг, включала американский гимн. И эти старушки становились и пели этот гимн. Понимаете? И я подумал, почему же на моей Родине не могут так сделать? Почему же моя Родина так к себе относится, что не уважает себя? Понимаете? Что же тут плохого, друзья мои? Надо отъехать иногда вдаль, чтобы понять, насколько вы близки. Вы для меня родные.

И я хочу вам сказать самые главные слова. Тут говорили стихами. Извините меня, я не собирался это делать, но я вам скажу стихи, которые у меня родились там. Это стихи к Родине.

29-31

Россия, Родина, когда я голос слышу твой,

Пускай в разлуке, словно руки,

Меня оглаживают звуки,

Наговоренные судьбой.

Когда я голос слышу твой,

Весь сам не свой.

И междометься готов провыть

Или пропеть я на тему оперы любой.

Когда я голос слышу твой,

Противогаз с лица снимаю,

Хотя наверняка узнаю

Под ним уродливый, другой.

Когда я голос слышу твой,

Когда я голос твой услышу,

Спокойней, целостней и выше

Я становлюсь самим собой.

Когда я голос слышу твой,

На каждом звуке умирая,

Я просветленья достигаю,

Когда я голос слышу твой.

Когда я голос слышу твой,

Я больше ничего не слышу,

Как будто бы в дорогу

Вышел из кожи вышел в дорогу,

Голый и босой.

Когда в прощании с душой

Пришедшего в негодность тела

Свеча едва уже горела,

В полете  слышу голос твой.

Родина, Москва, кино, Россия!

(Аплодисменты).

За вас, друзья мои! Я верю, только вместе все, все вместе!

МИХАЛКОВ Н.С.

Дорогие друзья!

Есть предложение  от имени нашего съезда просить Михаила передать наш сердечный привет нашим соотечественникам за рубежом и в Соединенных Штатах, которые учились здесь, которые занимаются кинематографом или им занимались!

Кто за это, прошу проголосовать!

БЕСЧАСТНОВ М.

Спасибо, дорогие друзья, я вернулся. Женился и вернулся.

МИХАЛКОВ Н.С.

Замечательно! Молодец!

(Аплодисменты).

ЛИТВЯКОВ М.С.

Дорогие друзья, в ответ на те послания, которые я получал от моего друга Матизена, я написал открытое письмо Марлену: Дорогой Марлен, ну, прости, Христа ради нас, что мы втравили тебя в это дело! Прости, Христа ради всех, особенно сейчас, когда идет строгий пост. Ну, прости, всех врагов своих! Я надеюсь, что ты будешь выше, что ты придешь на наш съезд и мы будем говорить друг другу комплименты, как говорится. К сожалению, его нет, ноя уверен, что он мысленно с нами. Уверен, что он всегда был с нами и будет с нами.

Сейчас я хочу сказать некоторые конкретные вещи. Действительно, Женя, абсолютно правильно поднял вопрос по поводу телевидения, по поводу обращения в Правительство. У меня просто душа клокочет. «Доброе утро» по Первому каналу начинается: «Доброе утро, Россия … в совхозе таком-то тетя Маша зарубила топором дядю Петю …» И в этом тоне всё утро. Бьют нас, бьют по мозгам. Сколько у нас передач о всяких чрезвычайных происшествиях! Запустите их в ночное время. Зачем же в самое лучшее время передавать эти программы? Это растлевает нас. Смотрю на книжных полках: «Библия секса». Вдумайтесь в смысл - «Библия секса», «Евангелие от Соловьева». До какой безнравственности должно дойти! У меня родилась такая мысль: почему бы нашему Союзу не выступить с такой инициативой … Мне скажут, ну, ретроград! Я считаю, что пора государству защищаться, защищать молодежь, защищать всех нас. Я считаю, что нужно создать морально-нравственную цензуру! (Аплодисменты). Ну, нельзя же допускать то, что творится у нас на телевидении. (Аплодисменты). Это не то, что растление, это убийство нации! Я считаю, что мы должны выйти с такой законодательной инициативой. Я хочу сказать, что мы должны выйти с законодательной инициативой об авторском праве.  Что творится, друзья мои?! Показывают ваше кино – через пять минут реклама, через пять минут реклама. Нарушают наши авторские права. Я хочу, чтобы Союз вышел с инициативой и обратился в Конституционный суд, чтобы подписали Международную конвенцию об авторских правах. Мы должны, наконец, получить ответ. Наше телевидение нарушает эти права. Я не против рекламы. Но давайте это делать между фильмами, в большой блок и за большие деньги. Я считаю, что это наш гражданский долг. Если кто-то не проявит инициативу, мы до сих пор будем жевать эту рекламу, от которой хочется блевать.

Простите, меня, пожалуйста, но я сейчас о том, что я уже написал. Никита Сергеевич не знает, что я послал ему персональное письмо, где крик души.

В этом году исполнилось 20 лет Международному фестивалю «Послание к человеку». Это родной брат Московского кинофестиваля. Это да фестиваля, торе были утверждены государством. Я также как Московский фестиваль, «фиаповский», только с той разницей, что у меня в прошлом году из 89 стран мира прислали 2860 фильмов, и я с ужасом подумал, когда я набрал программу больше ста фильмов, а если все вдруг приедут? Просто вешаться надо, у меня же денег нет, невзирая на то, что на Совете в Министерстве  культуры при Швыдком говорил, ну, вдумайтесь, ребята. По большому счету я даже дороже стою, чем Московский кинофестиваль. Не потому что я такой хороший, а потому что вдруг у меня приедет 120 участников конкурса. Это только 120 тыс. долларов просто мимолетно. Что вы думаете? Сейчас двадцать лет фестивалю. Я договорился уже с членами жюри. Вдруг вывешивают на сайте – да вали три с половиной миллиона. Слава Богу, город еще немного помогают.  Что такое три с половиной миллиона? Вдруг выясняется – миллион. Я бегу в Госкино (называю по-старому). Слава Богу, выслушивает Александр Алексеевич. Говорят мне, вы же знаете, кризис, в прошлом году мы добавили еще 30 миллионов Московскому фестивалю. Поэтому мы были вынуждены прикрыть часть фестивалей. А ведь фестиваль фактически занимается кинопрокатом. Где вы можете видеть неигровое кино? А у нас фестиваль и коротких, и неигровых, и анимационных фильмов, не самых кассовых. Я уверен, что Никита Сергеевич даже не знает об этом, потому что как бы идет целевое финансирование.

МИХАЛКОВ Н.С.

Абсолютно исключено, чтобы за счет других фестивалей дали Московскому. Это была договоренность с Правительством о том, что московский фестиваль, увеличиваясь, получает, не отнимая у других, в своей строке добавочные деньги, потому что их не хватает на Московский фестиваль. Но это не имеет никакого отношения к тому, чтобы эти деньги были отняты у других. Надеюсь, что Александр Алексеевич ошибся. Я надеюсь, что это он не специально сказал, а ошибся, потому что решение это было намного раньше, и решение это не было связано с тем, чтобы закрыть другие фестивали. Вы можете себе представить, при такой ситуации и отношении к себе, чтобы я взял и разозлил фестивали в стране, которые будут уверены в том, что я отобрал у них деньги на фестивали.  Кучу можно уже все валить. Если уж я Киноцентр украл, так уж чего?

ЛИТВЯКОВ М.С.

Никита, я специально поэтому вышел на сцену. Я знаю письмо, но мне сказали, лучше озвучь. Я не хочу в этих трех соснах разбираться. Я считаю, ли не дадут денег на фестиваль, то какое же политическое лицо нашего фестиваля?  Я считаю, нельзя провести за эти деньги.

МИХАЛКОВ Н.С.

Я действительно считаю, что фестиваль «Послание к человеку» - это реальный серьезный фестиваль.  Наверное, надо, чтобы мы поддержали его письмом, обращением. Я постараюсь что-то сделать.

ЛИТВЯКОВ М.С.

Я очень прошу что-то сделать. Я понимаю, что сейчас во власти много питерских. Мне до них не добраться, хотя все меня как облупленного знают, начиная от Путина, Кудрина. Поэтому я хотел бы все-таки, Никита, я лично тебя очень люблю и уважаю и хочу, чтобы именно этот вопрос каким-то образом дошел. Я могу написать Путину письмо.

МИХАЛКОВ Н.С.

Если съезд мне поручит этим заниматься, я постараюсь это сделать.

ЛИТВЯКОВ М.С.

Друзья мои, поддержите хоть раз, чтобы мы слышали о реальном деле, которое мы решили съездом. Фестивалю быть!

30-31

МЕСХИЕВ В.Д.

Давайте проголосуем. Кто за? Кто против? Принято единогласно.

ЛИТВЯКОВ М.С.

Дай Бог новому составу Правления быть инициаторами выздоровления России.

МЕСХИЕВ В.Д.

Михаил Сергеевич, я думаю, что справедливость восторжествует.

Пожалуйста, Ячменёв Борис. Подготовиться Сергачёву Виктору.

Ячменёва нет.

Пожалуйста, Виктор Сергачёв.

Видеозапись Съезда Союза кинематографистов здесь

См.также

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

17:40 Верховный суд Греции решил отправить российского совладельца криптобиржи в США
17:23 Навальный представил предвыборную программу
17:17 «Победа» отказалась от взимания платы за ручную кладь
17:05 «Титаник» и «Крепкий орешек» стали национальным достоянием США
16:59 Переселение по программе реновации начнется в первом квартале 2018 года
16:57 МИД рассказал о предложении РФ обменяться с США письмами о невмешательстве
16:41 В Красноярске отыскали прах Хворостовского
16:31 Ямальский депутат объяснила появление в ее запросе «города Бундестага»
16:17 Эрдоган призвал признать Иерусалим «оккупированной» столицей Палестины
16:05 Лидер Палестины призвал отменить признание Израиля
15:46 Google назвал самые массовые запросы россиян в 2017 году
15:22 Дума ввела штрафы до 1 млн рублей за анонимность в мессенджерах
15:14 Матвиенко подтвердила личное руководство Путиным операцией в Сирии
14:54 Усманов решил избавиться от доли в «Муз ТВ» и СТС
14:38 Дума ужесточила наказание для живодеров
14:31 ГП проверит снятый с «Артдокфеста» фильм
14:21 СМИ сообщили об утерянном в Красноярске прахе Хворостовского
14:07 Московский суд отказался принять иск Кашина к ФСБ по поводу Telegram
13:42 Роскомнадзор пригрозил «Открытой России» закрытием доступа к Twitter
13:40 В янтаре найден клещ и перо динозавра
13:16 Кремль ответил на заявление Трампа о победе над ИГ
13:01 Путин внес в Думу соглашение о расширении российской базы ВМФ в Сирии
12:47 Дума приняла закон об использовании герба России в быту
12:27 Дума одобрила закон о выплатах семьям за первого ребенка
12:09 «Яндекс» и Сбербанк подписали соглашение по новому «Яндекс.Маркету»
11:51 Полпреду Николаю Цуканову предложили стать помощником президента
11:34 ФСБ не нашла никаких призывов в речи Собчак о статусе Крыма
11:31 В России установят обязательные квоты для российских вин
11:07 Два участника теракта в Буденновске получили 13 и 15 лет колонии
10:45 В московской ячейке ЕР призвали не дать оппозиции участвовать в выборах мэра
10:35 50 миллионов лет назад в Новой Зеландии водились стокилограммовые пингвины
10:31 Социологи предсказали рекордно низкую явку на выборах президента
10:23 На развитие госпоисковика «Спутник» выделили еще четверть миллиарда рублей
09:57 Источники рассказали об отказе Сбербанка и Alibaba от создания СП
09:40 Транзит российского газа восстановлен после взрыва на австрийском хабе
09:39 США пообещали вернуться к вопросу Крыма
09:21 Украина задумалась об остановке поездов в РФ
09:17 Объявлены лауреаты премии «Большая книга»
09:08 На Олимпиаду поедут более 200 спортсменов из РФ
12.12 21:22 Саакашвили вызвали на допрос в качестве подозреваемого
12.12 21:11 Путин перечислил условия успешного развития России
12.12 20:50 Задержанного после взрыва в Нью-Йорке обвинили по трем статьям
12.12 19:46 «Хамас» провозгласило третью интифаду
12.12 19:38 НАСА прекратило переговоры о закупке мест на «Союзах»
12.12 19:23 Оргкомитет ОИ-2018 допустил появление россиян под национальным флагом
12.12 19:00 Рогозина не устроил отчет госкомиссии по крушению «Союза»
12.12 18:50 Пожар после взрыва на газовом хабе в Австрии полностью потушен
12.12 18:39 Директор ФСБ объявил резню в ХМАО терактом
12.12 18:21 Россия приостановила работу посольства в Йемене
12.12 18:16 МОК дисквалифицировал шесть хоккеисток и результаты сборной РФ
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.