Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
12 декабря 2017, вторник, 21:06
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

13 мая 2009, 12:11

«Перед нами забрезжил проблеск надежды»

Спасибо большое. (аплодисменты) Рад снова здесь оказаться. Спасибо большое. Садитесь, пожалуйста. (аплодисменты) Ректор Деджойа, большое спасибо за прекрасное вводное слово. И спасибо, что привели сюда свою семью – даже Джона Томаса – мне очень приятно. Мы хотим пригласить его к себе – пообщается с нашими дочерьми. (смех) Очень миловидный молодой человек. (смех)

Мэр Эдриан Фенти, которой столько сделал для этого города, - большое спасибо, что пришли. (аплодисменты) Донна Эдвардс, которая представляет здесь четвертый округ Мэриленда, - спасибо. (аплодисменты)

Студенты Джорджтаунского университета, рад вас видеть.

(аплодисменты)

Спасибо. Спасибо.

Я рад снова оказаться здесь. Я появлялся в этой аудитории во время предвыборной кампании, меня тогда замечательно приняли, - и это просто прекрасно оказаться здесь снова и увидеть всех вас.

Сегодня мы собирались поговорить об экономике. Я говорил ректору Деджойе, что это мое выступление, вероятно, будет несколько длиннее, чем обычно, ведь и предмет его несколько масштабнее обычного: как мы будем отвечать на многочисленные экономические вызовы.

Знаете ли, с момента моего вступления в должность прошло 12 недель, и, я думаю, даже наши критики согласились бы с тем, что мы были немножко заняты.

(смех)

Не прошло и трех месяцев, а мы уже ответили на первоочередные экономические вызовы чрезвычайными мерами; мерами, беспрецедентными как по масштабам, так и по скорости принятия.

Я знаю, некоторые упрекают нас в том, что мы сразу беремся за столько дел. Другие считают, что мы сделали недостаточно. Многие американцы просто не понимают, как такие разные программы и планы сочетаются между собой, образуя общую стратегию, которая вытащит экономику из рецессии и направит ее к восстановлению, а в конечном итоге к процветанию.

Итак, сегодня я ненадолго отвлекусь, чтобы как можно четче объяснить нашу стратегию. Это будет проза, а не поэзия.

Я хочу поговорить о том, что мы уже сделали, почему мы это сделали и что нам еще предстоит сделать. Я хочу, чтобы вы знали о самых последних наших достижениях, но я также хочу быть с вами честным и рассказать, какие нас могут ожидать подводные камни.

Больше всего мне хочется, чтобы каждый американец знал, что все действия и стратегии, которыми мы пользуемся, продиктованы более широким пониманием будущего Америки: такого будущего, где благодаря устойчивому росту экономики появляются хорошие рабочие места и увеличиваются доходы; где благосостояние обеспечивается не огромным долгом, безответственными спекуляциями или случайной прибылью, а, наоборот, усилиями опытных и энергичных работников, честными инвестициями, которые создадут новые возможности внутри страны, сделают нашу страну мировым лидером в области технологий, инноваций и открытий, определив тем самым облик XXI века.

Я стремлюсь именно к такой Америке. Это та Америка, которую готовит Джорджтаун для многих из вас. Это то будущее, которое – я знаю – возможно для нас.

Далее, чтобы понять, как нам попасть туда, нам сначала нужно понять, как мы оказались здесь.

Вы знаете, рецессии бывают у всех. У рынков и экономик бывают естественные подъемы и спады, как мы не раз наблюдали в истории.

Но эта рецессия особая. Эта рецессия не вызвана обычным спадом в бизнес-цикле. Ее причиной стали бушующая безответственность и неэффективное принятие решений, - повсеместно: на Уолл-стрит, в Вашингтоне, на Мейн-стрит.

Как все говорили, она началась с рынка жилья. В течение последнего десятилетия схема покупки жилья изменилась. Вместо того чтобы по пенни накапливать сумму для покупки дома своей мечты, многие американцы обнаружили, что они могут взять взаймы такие деньги, которые при обычном раскладе просто не могли бы быть получены из их доходов.

Других втянули в историю с субстандартными кредитами заимодатели, рассчитывавшие на быстрый оборот.

Уолл-стрит усматривал перспективу большой выгоды, поэтому такие ссуды в очень скором времени стали доступными. Инвестиционные банки покупали и оформляли сразу по нескольку таких сомнительных закладных в виде ценных бумаг; они утверждали, что собрав закладные в пул, можно каким-то образом снизить риски. А кредитные агентства, первая задача которых – помогать инвесторам определять надёжность инвестиций, одобряли такие ценные бумаги, на которые в пору было вешать ярлык: «Покупатель, осторожно!».

Никто толком не знал подлинной стоимости этих ценных бумаг. Никто полностью не осознавал риски. Но так как на рынке жилья был бум, а цены росли, банки и инвесторы продолжали покупать и продавать ценные бумаги, постоянно перекладывая риск на кого-то еще, - чтобы получить еще больше прибыли, не принимая на себя окончательной ответственности.

Банки влезали в такие долги, с которыми они не могли справиться. Поддерживаемые правительством компании Fannie Mae и Freddie Mac, задачей которых всегда считалось финансирование традиционных ипотечных кредитов, решили включиться в процесс и стали покупать и держать у себя эти ценные бумаги, оценивавшиеся в миллиарды долларов.

AIG, крупнейшая в мире страховая компания, - она занималась очень традиционным и весьма прибыльным страховым бизнесом – внезапно решила получить прибыль, выставив на продажу сложные финансовые инструменты, оценивавшиеся в миллиарды долларов, которые, как предполагалось, обеспечивали эти ценные бумаги.

Все получали рекордно высокую прибыль. Правда, это богатство существовало только на бумаге.

Когда пузырь вырос, в Вашингтоне не осталось практически никакой отчетности или надзора.

Потом ипотечный пузырь лопнул. Цены на жилье упали. Люди перестали выплачивать деньги по своим субстандартным закладным. А стоимость всех этих кредитов и ценных бумаг резко упала.

Банки и инвесторы не находили никого, кто бы купил это. Жадность уступила место страху. Инвесторы стали забирать свои деньги с рынка. Крупные финансовые институты, у которых не оказалось на руках денег, чтобы расплатиться по своим обязательствам, рухнули. Остальные банки ухватились за свои деньги и просто перестали давать их в кредит.

Именно тогда кризис и перекинулся с Уолл-стрита на Мейн-стрит. В конце концов, как вы все хорошо знаете, от возможности взять ссуду зависит ваша способность приобрести дом, машину или оплатить обучение в колледже. Именно таким образом на полках магазинов оказываются товары, фермы закупают оборудование, а компании набирают сотрудников.

Итак, когда банки перестали давать деньги, компании начали сокращать работников. У уволенных работников стало меньше денег на расходы, и компании были вынуждены уволить еще больше сотрудников.

Когда люди не смогли взять кредит на машину, автопроизводителям, которым и так было плохо, стало еще хуже. Когда люди не смогли взять ипотечный кредит, кризис на рынке жилья только усугубился.

Так как эти недоброкачественные ценные бумаги продавались по всему миру, а в других странах законодательство тоже было слабым, - рецессия вскоре приняла мировые масштабы. А когда другие страны не могут позволить себе покупать наши товары, это еще сильнее тормозит экономику.

Это и есть то положение дел, тот порочный круг, с которым я столкнулся в день вступления в должность.

Поэтому нашей первостепенной задачей было расчистить завалы, компенсировать непосредственный ущерб, нанесенный экономике, и сделать всё возможное для предотвращения еще больших разрушений.

И так как наши проблемы взаимосвязаны и порождают одна другую, усугубляя и без того страшный экономический спад, у нас не было выбора: нам пришлось атаковать сразу по всем фронтам экономического кризиса.

Итак, нашим первым шагом была борьба с резким сокращением спроса в экономике. В прошлом году Федеральный резерв резко снизил процентные ставки, чтобы поддержать инвестирование.

Мои администрация и Конгресс стали повышать спрос с помощью плана оздоровления экономики – самого масштабного в истории нашей страны. Этот план уже сейчас начал сохранять и создавать рабочие места – за два года их будет 3,5 млн. Он уже кладет людям деньги прямо в карман благодаря налоговым льготам для 95% семей трудящихся. Он уже сказывается на зарплатах по всей Америке.

Чтобы смягчить удар, нанесенный этой рецессией, мы также продлили срок выплаты пособия по безработице и продлили медицинскую страховку для американцев, которые лишились работы не по своей вине.

Вы помните, как некоторые утверждали, что наш план оздоровления – это безответственное расходование государственных средств, что почему-то именно из-за него наш дефицит еще долго будет расти и что федеральному правительству сейчас следовало бы экономить, а не стимулировать спрос. Сейчас я на это возражу.

Начнем с того, на чем сходятся экономисты как левых, так и правых взглядов: экономия на расходах – это худшее, что может сделать правительство в разгаре рецессии.

Видите ли, когда спад только начался, многие семьи, собираясь за кухонным столом, пытались подсчитать, на чем бы можно было сэкономить. Тем же занимались и многие фирмы. И это совершенно понятная и ответственная реакция. Но если все – каждая американская семья, каждая фирма – разом начнут экономить, то деньги не будет тратить никто, а это значит, что исчезнут покупатели, то есть уволят еще больше людей, то есть ситуация в экономике ухудшится.

Поэтому правительство должно вмешаться и в течение некоторого времени поощрять расходы, чтобы стимулировать спрос. Именно этим мы сейчас и занимаемся.

Далее, я абсолютно согласен с тем, что наш растянувшийся на долгие годы дефицит – это огромная проблема, которую нам необходимо решить. Но дело в том, что расходы по этому план оздоровления  составляют лишь очень малую долю этого огромного дефицита. Но чтобы решить проблему дефицита и нашего национального долга, нужно, в первую очередь, справиться с неконтролируемыми ценами на медицинские услуги, а не праздно стоять в сторонке, пока экономика падает; этот вопрос я раскрою подробнее через минуту.

Таким образом, план оздоровления – это первый шаг в борьбе с этим экономическим кризисом.

Второй шаг состоит в том, чтобы восстановить нашу финансовую систему: возобновить кредитный поток компаниям и семьям, зависящим от него.

Суть этого финансового кризиса в том, что слишком много банков и других финансовых институтов просто перестали давать деньги в кредит. В общей атмосфере страха банки не могли возместить свои убытки, понесенные из-за плохих кредитов и самостоятельно привлечь новый капитал; и они не хотели давать кредиты из тех денег, которые у них остались, - из страха, что их не вернут.

Именно поэтому прежняя администрация использовала то, что они назвали Программой спасения проблемных активов (TARP): чтобы оказать банкам временную финансовую поддержку, и они смогли снова давать кредиты.

Я понимаю, что TARP непопулярен, и, должен сказать, я не согласен с некоторыми из методов, которые использовала эта программа.

Но я согласен с общим принципом: мы должны снабдить банки капиталом и гарантиями, чтобы они вновь стали выдавать кредиты. С этой целью проводятся исследования, благодаря которым мы вскоре узнаем, сколько дополнительного капитала нам потребуется, чтобы наши крупнейшие банки смогли выдавать кредиты.

В идеале это всё решается частным инвестированием, когда люди хотят положить деньги банк. Но в некоторых случаях это невозможно, и банкам потребуются большие дополнительные ресурсы, предоставленные правительством; тогда мы будем следить за отчетностью ответственных лиц, мы потребуем внесения необходимых поправок, поможем привести в порядок балансы и обеспечим сохранность мощного и устойчивого института, который послужит нашему народу и нашей экономике.

Конечно, есть те, кому такой подход не близок.

С одной стороны, это те, кто утверждает, что государству не следует вмешиваться и спасать банки от коллапса; ведь именно их неразумные решения, в первую очередь, способствовали развитию кризиса.

Но история – нравится нам это или нет – постоянно показывает нам примеры стран, которые не предпринимали своевременных и энергичных действий, чтобы восстановить кредитный поток, - и их кризисы растягивались на многие годы, а не на месяцы, как могло бы быть. Это были годы медленного экономического роста, рабочих мест было мало, инвестиций тоже было недостаточно; всё это обходилось этим странам гораздо дороже, чем последовательность решительных и предусмотрительных действий.

Многие американцы, по понятным причинам, считают, что правительственные деньги лучше было бы направить на непосредственную помощь семьям и фирмам; в письмах, которые я получаю от своих избирателей, чаще всего встречается вопрос: «Когда уже выкупят мои плохие долги?». Я понимаю такой настрой. У него есть интуитивно понятные нравственные основания.

Но дело в том, что доллар из банковского капитала может превратиться в 8 или 10 долларов, которые станут кредитом для семьи или компании. Таков эффект мультипликации, который, в конечном итоге, повышает темпы экономического роста. Поэтому мы и должны восстановить банки.

С другой стороны, есть те, кто согласен, что мы должны поддержать банковскую систему, но они считают наши действия слишком робкими. Такова суть аргумента в пользу национализации, о которой некоторые из вас слышали.

В соответствии с этой идеей, федеральное правительство к настоящему моменту уже должно было превентивно вмешаться и завладеть крупнейшими финансовыми институтами; подобным образом Федеральная страховая корпорация банковских вкладов (FDIC) вмешивается сейчас в дела менее значимых банков; а если мы (моя администрация) не смогли этого сделать, то это лишь очередной случай, когда Вашингтон заигрывает с Уолл-стрит.

«Почему вы так мягко обходитесь с банками?»

Я объясню. Причина, по которой мы не стали ничего такого делать, никак не связана с нашей идеологической или политической позицией относительно вмешательства государства в банковскую систему. И конечно, причина не в том, что мы беспокоимся о банковском руководстве и акционерах, деятельность которых привела к этому хаосу.

Наоборот, мы считаем, что превентивные государственные захваты в конечном итоге обойдутся налогоплательщикам еще дороже, и скорее подорвут, нежели укрепят доверие.

Правительства должны следовать тому же принципу, что и врачи: прежде всего, не вредить. Так что уверяю вас: мы сделаем всё необходимое, чтобы восстановить кредитный поток; но мы будем делать это так, чтобы свести к минимуму риски для налогоплательщиков и экономики в целом.

Для этого, в дополнение к программе обеспечения банков капиталом, мы ввели план, благодаря которому государственные ресурсы объединятся с частными инвестициями, устраняя тем самым старые кредиты и ценные бумаги (так называемые проблемные активы), которые тоже мешают нашим банкам давать деньги.

В ходе этого кризиса выяснилось, что банки – не единственные институты, пострадавшие из-за проблемных активов, которые тормозят финансовую систему.

AIG, например, - это не банк. Это, как я уже говорил, страховая компания. Тем не менее, она страховала рискованные активы на миллиарды долларов, по сути сделала из страховой компании хеджевый фонд и теперь если она рухнет, под угрозой окажется вся финансовая система, а с кредитованием будет еще хуже, чем сейчас.

Так что точно говорю: никто так не огорчается из-за AIG, как я…

(смех)

… и нам пришлось поддерживать AIG, потому что иначе, если бы AIG обанкротилась, под угрозой оказалась бы вся система, а она сейчас очень хрупкая.

Это еще одна причина, по которой нам нужен новый законодательный орган, имеющий право вмешиваться в дела таких финансовых институтов – как это делают сейчас суды по делам о банкротстве с переживающими трудности фирмами, - и при этом не создающий системных рисков. Таким образом мы сможем реструктурировать эти компании в организованном порядке, не внося паники в финансовую систему.

И, кстати, это позволит нам реструктурировать некорректные бонусные контракты, не создавая при этом впечатления, будто правительство произвольно меняет правила компенсации.

Поэтому мы также должны действовать энергично, чтобы разморозить рынки и возобновить кредитование вне банковской системы, где вообще-то и происходит больше половины кредитных сделок в Америке.

Для этого мы запустили программу, которая повысит гарантии для кредитования малого бизнеса, а также создаст на рынке возможность брать автокредиты и кредиты на образование. Для того чтобы стабилизировать рынок жилья, мы разработали план, благодаря которому до 4 миллионов ответственных домовладельцев смогут избежать запрета на выкуп заложенного имущества, а еще миллионы смогут рефинансировать свои ипотечные кредиты.

Через несколько недель мы также произведем переоценку состояния Chrysler и General Motors. Эти две компании занимают важное место в истории и сыграли большую роль в экономике, но в данный момент это, прежде всего, две компании, которые тоже оказались в бедственном положении.

В конце прошлого года эти корпорации получили от прежней администрации промежуточные кредиты, которые должны были помочь им справиться с финансовыми проблемами, пока они разрабатывали жизнеспособный бизнес-план. К сожалению, их планы не оправдали ожиданий, поэтому мы выделили им дополнительное время, чтобы они могли проработать свои проблемы во всей их сложности.

Кстати, мы сделали это не ради их руководства, чьи проигранные ставки внесли свою лепту в ослабление компаний, а ради сотен тысяч их сотрудников, чьи средства к существованию висят на волоске. Целые города, целые области и штаты в высшей степени зависят от того, что происходит  автоиндустрии.

Теперь мы надеемся, что в ближайшие недели Chrysler найдет себе сильного партнера, а G.M. разработает такой бизнес-план, благодаря которому компания начнет получать прибыль и перестанет наконец зависеть от денег американских налогоплательщиков.

Тем временем мы принимаем меры по увеличению спроса на американские автомобили, чтобы облегчить условия работников автоиндустрии и их компаний. Мы будем и дальше стремиться к тому, чтобы американская автомобильная промышленность XXI века создавала новые рабочие места, производила энергосберегающие легковые и грузовые машины и приближала нас к экологически чистому будущему.

Наконец, чтобы скоординировать глобальный ответ на мировую рецессию, я недавно принял участие в саммите G-20 в Лондоне. Каждая страна приложила немало усилий, чтобы поднять спрос. Все согласились с тем, что необходимо разработать более жесткие правила.

Мы также сошлись на том, что нужно утроить кредитоспособность Международного валютного фонда (как многим из вас известно, это международный финансовый институт, поддерживаемый всеми крупными экономиками), чтобы он мог оказывать прямую помощь развивающимся странам и уязвимым слоям населения.

Это не просто благотворительность. Так как успех Америки зависит от того, могут ли другие страны покупать то, что мы продаем, мы должны уделять внимание развивающимся рынкам.

Мы пообещали избегать торговых барьеров и протекционизма, который в итоге может нанести вред всем нам. И мы решили собраться снова осенью, чтобы оценить наши успехи и принять дополнительные меры в случае необходимости.

Вот чем мы занимались. И вот то, что мы сделали за последние три месяца.

Все эти меры: утвержденный План оздоровления, программа капитализации банков, жилищный план, небанковский кредитный рынок, план по поводу автопроизводителей и наша работа на саммите G-20, - всё это необходимые части головоломки оздоровления.

Все эти шаги имели целью поднять совокупный спрос, чтобы восстановить кредитный поток для семей и компаний и чтобы помочь семьям и компаниям выдержать трудности.

В результате всех этих действий наметились признаки экономического прогресса.

Благодаря нашему плану оздоровления в школах и полицейских отделениях отменили уже запланированные увольнения; компании, занимающиеся разработками проектов использования экологически чистой энергии и строительные компании стали вновь нанимать работников, чтобы производить энергосберегающие окна, строить новые дороги, магистрали и многое другое.

Наши жилищные проекты помогли повысить число домовладельцев, которым благодаря рефинансированию стали выгодны небывало низкие ипотечные кредитные ставки; это всё равно как если бы вам дали в руки 2 000 долларов, сократив налогообложение.

Благодаря нашей программе по поддержке автокредитования и кредитов на обучение этот рынок стал размораживаться и за несколько последних недель было секьюритизировано больше таких кредитов.

Впервые за много месяцев оживилось кредитование для малого бизнеса.

Всё это радостные и ободряющие новости.

Это не означает, что тяжелые времена миновали. 2009 г. будет трудным годом для американской экономики и, естественно, особенно трудным для тех, кто потерял работу.

Эта рецессия настолько сурова, что следует ожидать новых увольнений, новых запретов на выкуп имущества и новых трудностей, прежде чем это закончится. Рынок и дальше будет то оживляться, то падать. Кредитный поток по своим масштабам еще и не приближался к тому, что требуется. Процесс реструктурирования AIG и автомобильных компаний не обойдется без трудных и подчас непопулярных решений. Мы еще не завершили борьбу на этом фронте.

И всё это означает, что нам предстоит сделать еще больше, чем сделано до сих пор.

Но это также означает, что вы можете и дальше рассчитывать на упорную, неутомимую, ежедневную работу администрации, которая на всех фронтах сражается за восстановление экономики.

Но даже тогда, когда мы еще не расчистили все завалы и не решили все проблемы текущего кризиса, наша задача – и это мое твердое убеждение – состоит в том, чтобы предотвратить повторение такого кризиса в будущем; и работу над решением этой задачи нужно начинать уже сейчас.

(аплодисменты)

Даже когда мы разберемся с отчетностью и восстановим кредитный поток; даже когда люди начнут покупать, а компании будут снова нанимать работников – а это всё произойдет – мы должны помнить, что нам нельзя возвращаться к экономике пузырей и спадов, которая довела нас до такого состояния.

Иметь в XXI веке финансовую систему, которая работает по правилам XX века и в которой безответственность нескольких участников создает угрозу для всей экономики, - просто не совместимо с жизнью.

Нельзя жить с экономикой, в которой 40% годовой прибыли корпораций исходит из финансового сектора благодаря раздутым ценам на жилье, кредитным картам, на которых давно не осталось денег, банкам с огромным количеством долгов и переоцененным активам.

Нельзя жить с экономикой, при которой у 1% населения доходы вдруг взлетают до небес, а у обычной семьи трудящихся вдруг сокращаются на 2 000 долларов.

Это нежизнеспособная модель для устойчивого благосостояния.

Потому что даже тогда, когда слишком многие гнались за возрастающими бонусами и краткосрочной прибылью, как это было в течение прошлых десяти лет, мы продолжали пренебрегать долгосрочными угрозами нашему благополучию: тем, что растут цены на здравоохранение и давят на семьи и компании; тем, что наша система образования неспособна подготовить работников для новой эпохи; тем, что другие страны делают успехи в разработках экологически чистой энергии, а мы в это время всё еще зависим от импортной нефти; тем, что наш долг растет и мы оставляем его нашим детям.

Даже после того, как мы выйдем из нынешней рецессии, эти вызовы будут оставаться огромным препятствием на нашем пути к успеху в XXI веке. Так что нам еще предстоит работать и работать.

В конце Нагорной проповеди есть притча, повествующая о двух людях.

Один строил свой дом на груде песка, и он был вскоре разрушен бурей. А второй известен как мудрец, потому что когда «пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, он не упал, потому что основан был на камне». «Основан был на камне».

Мы не можем вновь возводить нашу экономику на груде песка. Мы должны строить наш дом на камне. Мы должны заложить новый фундамент для роста и процветания: такой, фундамент, благодаря которому мы завершим эпоху займов и расходов и перейдем к новой эпохе сбережений и инвестирования; к такой эпохе, когда мы меньше потребляем дома и больше экспортируем.

Этот фундамент будет держаться на пяти столпах, которые будут двигать нашу экономику и превратят новый век в еще одно Американское столетие.

Столп первый: новые правила на Уолл-стрит, которые будут поощрять энергичность и инновации, а не безответственный риск.

(аплодисменты)

Столп второй: новые вложения в образование, которое даст нам компетентную и конкурентоспособную рабочую силу.

(аплодисменты)

Столп третий: новые инвестиции в разработки возобновляемой энергии и технологий, благодаря которым появятся новые рабочие места и новые сферы производства.

(аплодисменты)

Столп четвертый: новые инвестиции в систему здравоохранения, которые снизят расходы семей и компаний на медицинские услуги.

И пятый столп: накопление сбережений в федеральном бюджете, благодаря которым к приходу новых поколений наш долг уменьшится.

(аплодисменты)

Такой фундамент мы должны построить. Таким будет наш дом, выстроенный на камне. Таким должно быть наше будущее; и стратегии моей администрации предназначены для того, чтобы этого будущего достичь.

Сейчас я расскажу о каждом из необходимых шагов.

Первым нашим шагом к постройке этого фундамента станет реформирование устаревших правил и инструкций, которые допускали возможность такого кризиса. Пора установить новые жесткие «правила дорожного движения» для Уолл-стрит, чтобы нам никогда больше не оказаться в подобной ситуации.

После Великой депрессии были введены новые правила для банков, чтобы больше не было безответственной спекуляции, способствовавшей развитию депрессии. Аналогичным образом и мы должны усовершенствовать нынешнюю систему правил, создать такие правила, которые будут наказывать за погоню за лёгкой прибылью и за злоупотребления; правила, которые создадут некое соотношение между тем, что человек делает и тем, сколько он получает…

(смех)

… новые правила, которые будут защищать интересы простых американских семей, когда они купят жилье, получат кредитную карту или вложат деньги по плану 401(k)[1].

Мы уже начали работать с Конгрессом над созданием этой новой всеохватной системы правил, и я полагаю, что законопроект появится на моем столе еще до конца этого года.

Второй столп нового фундамента – это система образования, которая наконец подготовит нам работников для экономики XXI века.

Вы знаете, в ХХ веке ввели закон об образовательных льготах для демобилизованных после Второй мировой войны; и он привел в колледж целое поколение. Десятилетиями мы были мировыми лидерами по уровню образования и вследствие этого лидировали и в мировом экономическом росте.

Но в этой новой экономике мы начали отставать от мировых лидеров по количеству выпускников, по успеваемости, по числу ученых и инженеров.

Поэтому мы поставили себе такую цель, достигнув которой мы резко повысим свою конкурентоспособность в борьбе за высокооплачиваемую работу с высокими технологиями – работу XXI века.

К 2020 г. в Америке снова будет самый высокий в мире процент выпускников колледжей. Такую цель мы себе поставили и к ней стремимся.

(аплодисменты)

Чтобы достигнуть этой цели, нужно начинать с ранних этапов. Мы уже значительно расширили начальное образование…

(аплодисменты)

Мы инвестируем в инновационные программы, которые помогают школам соответствовать стандартам и повышают успеваемость.

Мы создаем новые премии для преподавателей, разрабатывающих новые пути для достижения больших успехов.

И я уже просил всех американцев посвятить хотя бы год, а то и больше, получению высшего образования или прохождению тренинга повышения квалификации. Мы обеспечили налоговые льготы, сделав тем самым обучение в колледже более доступным для каждого американца; даже для тех, кто учится в Джорджтауне.

(аплодисменты)

Кстати – и я еще буду говорить об этом в своих последующих выступлениях, - я бы хотел, чтобы наши лучшие умы вновь принялись за дело.

(аплодисменты)

Инженеры, ученые, изобретатели.

Мы долгое время выше всех ставили людей, которые умеют манипулировать цифрами и производить сложные финансовые расчеты. И это хорошо. В какой-то мере нам это нужно.

(смех)

Но, знаете ли, нам нужно немного больше ученых и инженеров, которые бы строили и производили вещи, чтобы мы экспортировали их в другие страны.

(аплодисменты)

Далее, третий столп нашего нового фундамента – это использование возобновляемой энергии, благодаря чему появятся миллионы новых рабочих мест и новые отрасли индустрии.

Мы все знаем, что лидировать в XXI веке будет та страна, которая научится использовать этот новый источник энергии. И при этом мы позволили другим странам обогнать нас в этой гонке за будущее.

Не знаю, как вы, но я не хочу, чтобы в будущем профессии и производственные отрасли приходили к нам из-за границы. Я думаю, Америке пора снова стать лидером.

В соответствии с утвержденным Планом оздоровления экономики, мы инвестировали в то, благодаря чему а течение трех последующих лет наши запасы возобновляемой энергии возрастут вдвое.

(аплодисменты)

Мы даем американцам работу; делаем наши дома и общественные здания более энергоэкономичными, экономя тем самым миллиарды, которые бы мы иначе потратили на оплату счетов за электричество; и в то же время расширяем нашу экономику.

Но единственный способ, с помощью которого мы действительно сможем добиться необходимых изменений, - это постепенное и рыночными принципами обусловленное прекращение загрязнения атмосферы углекислым газом…

(аплодисменты)

… чтобы чистая энергия стала выгодной.

(аплодисменты)

Есть, те, кто утверждает, что нам не следует стремиться к такому переходу до того, как восстановится экономика; что не следует даже думать и говорить об этом. Они правы в том, что нам нужно учитывать, каких издержек потребует такой переход.

Переход к чистой энергии не будет легким. Но мы больше не можем откладывать: необходимо создать экономику, основанную на чистой энергии. Это надо сделать сейчас.

(аплодисменты)

Если фирмы и предприниматели сегодня будут знать, что мы боремся с источниками загрязнения атмосферы, они уже сейчас начнут вкладываться в чистую энергию. И вскоре мы увидим, как всё больше компаний производят солнечные батареи, как рабочие строят ветряные двигатели, а автопроизводители выпускают топливосберегающие автомобили.

Инвесторы вложат в новые энергетические технологии какие-то деньги, появятся небольшие компании, которые начнут ими торговать.

Таким образом, мы будем одновременно развивать экономику, повышать безопасность и защищать нашу планету.

Четвертый столп нашего фундамента – это здравоохранительная система XXI века, при которой семейные, корпоративные и государственные бюджеты не будут истощаться растущими страховыми взносами.

(аплодисменты)

Полтора миллиона американцев могли в этом году лишиться жилья только из-за медицинского кризиса. Крупнейшие американские корпорации едва выдерживают конкуренцию с аналогичными зарубежными компаниями. Малый бизнес закрывается.

Мы не можем допустить, чтобы цены на медицинские услуги душили нашу экономику.

Поэтому наш утвержденный План оздоровления предусматривает вложение средств в создание электронной медицинской документации (с условием строгой конфиденциальности), которая позволит сэкономить деньги и спасти жизни, снизив риск медицинской ошибки. Поэтому мы больше, чем когда-либо инвестируем в профилактику: это один из лучших способов сдерживать рост затрат.

В бюджет, только что одобренный Конгрессом, заложены затраты на реформы, которые позволят создать качественную систему здравоохранения, доступную каждому американцу.

(аплодисменты)

В течение нескольких следующих месяцев мы будем работать с обеими партиями в Конгрессе, чтобы провести эту реформу; я с нетерпением жду этого момента.

Для улучшения нашей здравоохранительной системы потребуются ресурсы. Бесплатно это не произойдет. Но, как указано в бюджете, мы намерены обеспечить реформе финансирование, не увеличивая дефицит. Мы установили, на чем можно сэкономить так, чтобы система была более эффективной, а расходы на нее сократились.

Мы в самом деле пересмотрели весь бюджет, чтобы понять, на чем можно сэкономить (до нас такого еще не делали), - потому что пятый столп нашего нового фундамента – это восстановление финансовой дисциплины к тому моменту, как экономика поднимется.

Мы уже установили, как нам за следующие десять лет сократить дефицит на 2 триллиона долларов. Нам нужно еще больше, но что-то уже сделано.

Мы объявили о реформе системы снабжения (procurement reform): наша задача резко уменьшить число невыгодных контрактов, что позволит правительству сэкономить 40 млрд. долларов. Нам нужно сделать больше, но важно начать действовать.

Министр Гейтс недавно предложил смелый проект реформ, благодаря которым прекратятся  ненужные траты и перерасходы, в сумме составляющие сотни миллиардов долларов, - которые раздували наш оборонный бюджет, не добавляя Америке безопасности. Нам нужно сделать еще больше, но предложение министра Гейтса бьёт прямо в цель.

Мы уберем те образовательные программы, которые не работают. Мы искореним расточительство, обманы и злоупотребления, связанные с программой Medicare.

В то же время этот бюджет за следующие десять лет сократит долю дискретных расходов на внутригосударственные программы в экономике более чем на 10% - до самого низкого уровня за полстолетия (с тех пор как мы стали это фиксировать).

По мере того, как мы будем строка за строкой проверять федеральный бюджет, мы будем сообщать о новых способах сэкономить, за счет устранения или объединения не нужных нам программ, и освободить тем самым пространство для необходимого. Этим мы занимаемся сейчас.

Конечно, я понимаю, что некоторым этого недостаточно. Я знаю, что мою администрацию критикуют в опрометчивости расходов под предлогом либеральных общественных программ и вложения в будущее наших детей. Вы слышали этот аргумент.

Я хочу отметить три момента.

Во-первых, как я говорил и ранее, худшее, что мы можем сделать во время этой рецессии, - это попытаться сократить правительственные расходы в тот самый момент, когда во всём мире расходы сокращают семьи и компании.

Наши проблемы с дефицитом и долгом настолько серьезны, что наши способы их решения должны ориентироваться на среднесрочную и долгосрочную бюджетную перспективу, а не на ближайшее будущее, - мы так и сделали.

Во-вторых, работая с проблемой дефицита, мы просто не можем пожертвовать долгосрочными инвестициями, которые нам необходимы как условие стабильного процветания в будущем. Вот что замечают по этому поводу некоторые критики:

«Вы предлагаете реформу системы здравоохранения. Вам не следует этого делать. Вы предлагаете инвестировать в образование. Вам не следует этого делать. Это только увеличивает дефицит».

Послушайте, семья даже в стесненных обстоятельствах будет экономить на предметах роскоши, но всё же будет упорно платить, чтобы дети закончили колледж; люди не захотят, чтобы их дети бросили колледж и пошли работать в каком-нибудь кафе с фаст-фудом, хотя, возможно, первое время это и добавило бы семье денег; но люди думают о долгосрочных перспективах. Точно так же и страна, делая выбор сейчас, должна думать о будущем.

(аплодисменты)

Если мы не будем сейчас инвестировать в возобновляемую энергию, компетентных работников, доступные по стоимости медицинские услуги, экономика просто не выйдет на нужные темпы роста ни через два года, ни через пять или десять лет.

Если мы не заложим новый фундамент сейчас, мы, даже достигнув каких-то успехов, окажемся вскоре в той же точке, что и сегодня. И я вас уверяю, что хронически медленный рост экономики никак не исправит нашу бюджетную ситуацию в дальнейшем.

Это был второй момент.

Третий состоит в том, что наша проблема дефицита и долга далеко не нова. Она разрасталась в течение восьми прошлых лет, в значительной степени из-за больших налоговых льгот в сочетании с увеличивающимися расходами на ведение двух войн и с растущими издержками на государственные здравоохранительные программы.

Этот структурный разрыв в бюджете – между суммами, которые мы получаем, и суммами, которые мы отдаем, - будет только увеличиваться, как это было в эпоху демографического взрыва, и в итоге сделает нас нежизнеспособными.

Но давайте не будем издеваться сами над собой и уверять, будто мы можем решить эту проблему, урезав пару выделенных лимитов или сократив бюджет для Национальный фонд поддержки искусств. Это просто неправда.

(аплодисменты)

Наряду с обороной и процентами по национальному долгу, крупнейшими статьями расходов в нашем бюджете являются такие программы социальной защиты, как Medicare, Medicaid и Social Security, которые с каждым годом становятся всё дороже.

Так что если мы хотим серьезно говорить о финансовой дисциплине – а мы хотим, - то нам нужно устранить ненужные траты из нашего дискреционного бюджета (и мы уже начали этим заниматься); нам также нужно серьезно взяться за реформу программ социальной защиты.

А для этого важнее всего провести реформу здравоохранения, которая снизит стоимость всей системы, включая Medicare и Medicaid.

(аплодисменты)

Так что не заблуждайтесь: реформа системы здравоохранения – это и есть реформа программ соцзащиты.

Это не просто моё мнение. К этому пришли многие участники Саммита финансовой ответственности, который проходил в Белом доме в феврале. В частности, поэтому я так твердо уверен, что нам нужно завершить реформу здравоохранения в этом году.

(аплодисменты)

Далее, раз мы взялись за растущие издержки на здравоохранение, мы также должны дать прочную основу для социальной безопасности. Обеим партиям пора собраться вместе и найти способ сдержать обещание обеспечить безбедную старость будущим поколениям.

Мы должны вернуть честность и непредвзятость нашему налоговому кодексу; сюда входит борьба с корпоративным уклонением от уплаты налогов и гарантии возвращения долгов.

(аплодисменты)

Все эти действия потребуют трудных решений и компромиссов. Но трудности больше не могут служить оправданием праздности.

Это приводит нас к тому пункту, на котором я бы хотел сегодня остановиться.

Я уже много говорил о фундаментальных недостатках нашей экономики, которые привели нас к сегодняшнему «дню гнева». Но мы оказались здесь также и из-за существенных недостатков нашей политической системы.

Слишком долго и слишком многие в Вашингтоне откладывали трудные решения на другой день. Много времени уходило на набирание политических очков, в то время как надо было закатать рукава и решать настоящие проблемы.

В этом городе также царит нетерпение, чему способствует круглосуточный поток новостей; политики хотят, чтобы их решения приносили моментальные результаты или повышали их рейтинг. Когда разражается кризис, они зачастую начинают метаться между шоком и трансом…

(смех)

… они пытаются удержаться на волне пока не утихнет массовый интерес к какой-то теме; затем СМИ переходят к другой теме; и всё это – вместо того чтобы обратиться к важнейшим вызовам которые закладывают основу нашего будущего.

Сейчас не тот случай: вызовы слишком серьезны; ставки слишком высоки.

Я знаю, как трудно членам Конгресса из обеих партий обратиться к некоторым из крупных проблем, которые нужно решать прямо сейчас. Было бы еще ничего, если бы за раз приходилось решать только одну проблему, но обычно приходится иметь дело с пятью-шестью одновременно. Большинство Конгрессов и президентов за всю свою жизнь не решали столько проблем.

Но нас призвали к правлению в чрезвычайной ситуации. И это требует от нас чрезвычайной ответственности перед нами самими, перед людьми, которые нас выбрали, перед многими поколениями, на жизни которых так или иначе скажется то, что мы сейчас делаем.

Нет сомнений в том, что суровые времена еще не закончились. Пока что мы еще далеко не в безопасности.

Но сейчас впервые перед нами забрезжил проблеск надежды. А за ним вдалеке мы можем различить образ будущего Америки, который так разительно отличается от нашего тяжелого экономического прошлого.

Это Америка с множеством новых видов производства и процветающей торговлей; она изобилует новой энергией, в ней совершаются открытия, которые вновь несут свет миру; это место, в котором всякий независимо от происхождения сможет жить так, как он мечтал, - если у него есть интересные идеи или желание работать.

Это дом на камне: величественный и прочный, непоколебимо стоящий даже в разгар самой жестокой бури.

Мы не доберемся туда за один год; и даже за много лет.

Но если мы воспользуемся этим моментом, чтобы заложить новый фундамент; если мы соберемся вместе, чтобы взяться за трудную работу по перестройке; если мы будем тверды и не испугаемся разочарований и неудач, которые нас, без сомнения, ожидают, - тогда, я уверен, этот дом будет стоять, а мечта его основателей будет жить в наше время.

Спасибо.

Благослови вас Бог. Благослови Бог Соединенные Штаты Америки.

(аплодисменты)

Спасибо.

14 апреля 2009 г.

Источник:


[1] Речь идет о пенсионных сбережениях.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

20:50 Задержанного после взрыва в Нью-Йорке обвинили по трем статьям
19:46 «Хамас» провозгласило третью интифаду
19:38 НАСА прекратило переговоры о закупке мест на «Союзах»
19:23 Оргкомитет ОИ-2018 допустил появление россиян под национальным флагом
19:00 Рогозина не устроил отчет госкомиссии по крушению «Союза»
18:50 Пожар после взрыва на газовом хабе в Австрии полностью потушен
18:39 Директор ФСБ объявил резню в ХМАО терактом
18:21 Россия приостановила работу посольства в Йемене
18:16 МОК дисквалифицировал шесть хоккеисток и результаты сборной РФ
18:03 МВД РФ обвинило боевиков из Сирии в звонках с угрозами взрывов
17:59 НАТО продлило полномочия генсека Столтенберга до 2020 года
17:43 Суд отказался снять с Telegram штраф за нераскрытие данных ФСБ
17:32 Генпрокуратура РФ подготовила французам запрос по делу Керимова
17:23 СМИ сообщили о намерении ЕС продлить санкции против России
16:50 Бомбившие боевиков в Сирии самолеты ВКС прибыли в Россию
16:38 «Первый канал» решил частично транслировать Олимпиаду
16:25 Киев пригрозил осудить Поклонскую за военные преступления
16:18 Пчелы сибирских старообрядцев помогут в исследованиях опасной болезни
15:55 Суд заочно арестовал владельца «Вим-Авиа»
15:42 Варвара Караулова решила просить Путина о помиловании
15:29 Глазьев поддержал создание крипторубля ради обхода санкций
15:22 ЕСПЧ присудил россиянам 104 тысячи евро за пытки в полиции
15:04 СМИ рассказали об инструктаже Кремля по сбору подписей за Путина
14:43 «Яндекс» назвал самые популярные запросы за 2017 год
14:28 Европа осталась без российского газа из-за взрыва на газопроводе
14:22 Прочитан полный геном вымершего сумчатого волка
14:14 Песков подтвердил включение твитов Трампа в доклады для Путина
14:00 Минобрнауки РФ поддержало обучение школьников «Семьеведению»
13:55 «Сколково» и «Янссен» поддержат проекты по диагностике и терапии социально-значимых заболеваний
13:51 ФБР признало право генпрокурора не сообщать о встречах с Кисляком
13:44 Песков признал «большое волнение» Кремля из-за Саакашвили
13:37 Новый препарат замедляет развитие болезни Хантингтона
13:26 Минспорта финансово поддержит решивших не ехать на ОИ-2018
13:25 Помощник Путина раскритиковал «Роскосмос» за неумение делать деньги
13:11 Украинское Минобрнауки разработало отдельную модель для русскоязычных школьников
13:06 CardsMobile и Bitfury Group объединяют рынок программ лояльности
13:00 ОКР попросит МОК пересмотреть решение о российском флаге
12:41 ОКР одобрил участие российских спортсменов в ОИ-2018 под нейтральным флагом
12:39 По делу о хищении денег из разорившихся банков арестованы топ-менеджеры
12:35 ГП потребовала заблокировать сайты «нежелательных» организаций
12:18 При взрыве на газопроводе в Австрии пострадали десятки человек
12:03 Разоблаченная в Москве группа террористов оказалась ячейкой ИГ
11:55 Трамп «узаконил» удары коалиции по сирийской армии
11:42 Сотрудники российской военной полиции вернулись из Сирии
11:25 Счетная палата решила взяться за хозяев «старой» недвижимости
11:18 В Москве арестован подозреваемый в шпионаже в пользу ЦРУ
11:11 Ведущие мировые политологи и руководители банков – среди участников Гайдаровского форума в РАНХиГС
10:54 ФСБ объявила о срыве готовившихся на Новый год терактов в Москве
10:47 Союз биатлонистов России поблагодарил понизивший его статус IBU
10:40 Дуров заработал на биткоинах больше 30 млн долларов
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.