Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
18 декабря 2017, понедельник, 00:49
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

Стенограмма парламентских слушаний Комитета Государственной думы по культуре. ВТОРАЯ ЧАСТЬ

Первая часть стенограммы 

Председательствующий.

Уважаемые коллеги! Я сейчас вынужден передать бразды правления Светлане Журовой, которая будет дальше председательствовать. У меня просто сейчас вот в 12 часов начинается следующее мероприятие. Уверяю вас, что хотел бы быть по-прежнему вашим партнёром, товарищем, союзником в том качестве, в каком я сегодня пребываю. Повторяю своё предложение поддерживать эти регулярные контакты с кинематографическим сообществом для обсуждения в текущем on-line  режиме всех проблем, в том числе и которые будут обсуждаться и сегодня.

Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствует заместитель Председателя Государственная Дума  С.С.Журова

Слово предоставляется Герасимову Евгению Владимировичу, председателю Комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям.

Герасимов Е.В.

Не предупредили, не ожидал.

Во-первых, я хочу поддержать доклад выступающего. Считаю, что основные позиции и как бы перспективное развитие на сегодняшний день киноотрасли в его докладе определены. Считаю также очень важным отметить работу в Государственной Думе по 94-му закону, хотя в принципе считаю, что культура и кинематография в целом не должны никакого участия принимать к 94-му закону. Даже не в том виде, в котором сегодня внесено. И об этом надо думать, потому что единственный заказчик не всегда сегодня работает. Потому что всегда находится на эту тему ещё заказчик. И очень сложно в этом смысле, так сказать, работать с 94-м законом в том виде, в каком он сегодня существует.

Считаю, что вот как бы из доклада очень правильно прозвучало, о необходимости полного информирования о распределении субсидий. Что необходимо делать с учётом, естественно, общественного мнения. А также считаю правильным выделение субсидий не только на производство, то, что сегодня прозвучало, а на поддержку проката. Это тоже очень важная, считаю, позиция. Важной позицией - электронный билет в кинотеатрах. Считаю, необходимо перейти как можно быстрей к этой системе.

Также считаю, что финансирование субсидий должно быть за Минкультом и, естественном, при учёте мнений кинематографистов. Почему говорю, за Минкультом? Потому что тогда существует ответственность. Потому что тогда, когда вот как бы передали, сегодня звучало, в одно творческое объединение, в другое, в третье, мера ответственности в этом смысле уходит. Пусть ответственность будет за теми людьми, которые стоят во главе работы с субсидиями.

Также поддерживаю предложение о том, что общественные структуры, об этом говорил Михалков, такие как вот Союз кинематографистов. Если будет принято его предложение, получив финансирование не только на поддержку ветеранов, но и на создание фильмов, авторское, молодёжное кино, эксперимент.

Считаю, необходимо участие государства, не исключая те сегодняшние рыночные отношения в прокате. Потому что отстранившись в своё время от проката и по существу потеряв его, мы вот на том этапе и потеряли кинематограф. Необходимо всерьёз заняться реконструкцией кинотеатров и созданием новой теперь уже, к сожалению, новой киносети. В Москве мы постарались, уже убегающий был поезд, постарались сохранить часть кинотеатров, нам это удалось. Я не могу сказать, что система работает киносети Москвы хорошо, это другое дело. Но удалось больше 20 кинотеатров вывести из системы мебельных, автомагазинов и так далее. Но этот процесс крайне важен. И здесь, я думаю, что и региональные, и, конечно, федеральная власть должны действовать совместно.

Пользуясь столь уважительным собранием, сегодня прозвучало ни в одном выступлении о качестве той продукции, которая на сегодняшний день выходит, я могу сказать от лица тех же самых московских в большом числе избирателей, постольку поскольку я веду непосредственно в своих приёмных приёмы в Москве, то отношение зрителей, к сожалению, особенно вот к телевизионной продукции, оно катастрофичное. На любом собрании возникает речь о том, что жестокость, насилие. Когда объясняешь, что это как вот сейчас такое время. Потом общаясь с руководством, ты слышишь, что вот сегодняшний день это как бы вот тот самый контент. Тогда надо менять контент, я думаю, и думать о том, всё-таки, ради чего сегодня мы привлекаем зрителей к экрану, и что в результате мы хотим получить. Потому что ни один раз говорил и буду продолжать говорить о том, что когда мы показываем действительность такой, какая она есть, надо не забывать о том, что мы её ещё и формируем. Особенно формируем молодёжное подрастающее сознание молодого поколения.

В одной из последних статей Никита Михалков писал, как раз говорил о режиссуре, он сегодня тоже коснулся этого вопроса. И особенно в той части, когда речь шла о классической литературе. На самом деле, это ужас, как, почему эти режиссёры получили возможность снимать там Достоевского и какие-то другие картины. И в том виде, в котором сегодня это выходит на экраны, я считаю, это катастрофа.

Я недавно посмотрел пробы одной из картин достаточно известного всем вам человека, не буду вам называть, но это просто такой пошлый фарс на великое произведение. Это, кстати, не  ваша продукция, но в принципе, ответственность и художника и тех, кто выделяет субсидии будущего экспертного совета, должна быть значительно больше.

И не могу не сказать, говоря о господдержке, об ответственности продюсеров.

Сегодня Говорухин сказал о "Кинотавре", у нас всё время происходит двойной стандарт, лишь бы получить деньги. Не знаю, кто был или не был на "Кинотавре", но, все должны были знать о том, что они в рамках "Кинотавра" популяризируют рекламу легких женских сигарет. Ну, как это возможно в государстве, в котором ты продюсер, получаешь деньги от государства, ты входишь вразрез с позиции государства, международной позиции, мы подписали ВОЗ Конвенцию, вы пропагандируете легкие женские сигареты. Надо нести тоже ответственность этих продюсеров, которые сегодня берут у государства, а завтра разрушают то, о чём говорит общество и о принятых решениях.

Несколько слов о художниках общества и, видимо, уложусь во время.

В советское время была удивительно точная система - 150, 160 фильмов, на самом деле кормили и кино, и здравоохранение, и образование 11-15 фильмов. Конечно, уменьшать производство фильмов ни в коем случае нельзя.

Я руководил Третьим творческим объединением на киностудии Горького. Ты, когда делаешь тот самый пакет, который у тебя есть из семи фильмов. Ты думаешь: один прокатный, который будет кормить объединение (у меня снимался фильм Кары "Вор в законе"), ... я рассчитывал, что будет фестивальный фильм, дебютный обязательно. Ведышев снимал для детей, потому что студия Горького - романтическая картина, и так далее.

Я думаю, где-то по таким принципам и нужно в дальнейшем формировать и госзаказ. Спасибо.

Журова С.С.
Видеозапись выступления 

Спасибо, Евгений Владимирович.

Можно, пользуясь возможностью председательствующего, во-первых, вас поприветствовать, потому что я этого не сделала еще. И хочу буквально сказать пару слов,  потому что сегодня мы говорим о формировании ценностных установок и о стратегии - это два ключевых слова. И когда я их вижу, у меня есть только одно впечатление, что это мы говорим о молодежи. Какие мы будем формировать именно ценностные установки нашей молодежи. Если говорить про поколение, которое уже вышло из возраста молодёжи, всё-таки они уже сформировавшиеся личности.

Одна из основных задач кино, как оно повлияет на наших детей и молодежь. Наверное, это сейчас очень такая серьезная и первостепенная задача, потому что о духовно-нравственном воспитании молодёжи сейчас говорится очень и очень много.

И несмотря на то, что молодёжь сейчас ходит в кинотеатры, всё-таки и большую часть занимает то, что мы смотрим по телевидению, несомненно, и то кино, которое мы смотрим по телевидению.

И здесь хочу, наверное, даже сразу проект рекомендаций дать, и своё пожелание в том числе, чтобы снимали ещё кино (сейчас год молодёжи), всё-таки молодёжное, о молодёжи и спортивное кино.

Министерству спорта и министерству культуры совместно найти возможность, потому что министерство  спорта и молодёжной политики у нас называется, поэтому совместно им разработать возможности заказа такого кино.

Ведь в советские времена мы, я, как спортсменка, Олимпийская чемпионка, я воспитывалась на таких фильмах, как "Вратарь", "Первая перчатка", "Быстрее собственной тени", "Всё решают мгновения", помните, прекрасные фильмы, и они воодушевили нас на занятия спортом.

Мы сейчас очень много говорим о здоровом образе жизни, но, посредством кино очень много можно сделать, значительно больше, чем просто говорить о здоровом образе жизни.

Слава Богу, в нашей истории России, Советского Союза, огромное количество олимпийских чемпионов. Их более 600 проживает на территории Российской Федерации. У нас есть истории, которые даже писать не надо, они просто есть. Даже сценарии, которые не надо придумывать, они уже есть. И это, наверное, наше богатство.

Я знаю, что сейчас уже поддержана Министерством спорта и молодёжи проекта о снятии сериала "стройотряд". Сейчас такая популярная тема. Но я очень опасаюсь, как бы он не превратился в то, что я видела сериал о спорте. Это не сериал о спорте, это сериал об отношениях, и как они не должны быть. То есть, это разрушение всех семейных ценностей и разрушение, вообще, всех отношений между молодыми людьми и ещё здесь приписывают это всё спорту, что это всё происходит где-то в некой спортивной обстановке.

Наверное, вот мне бы не очень хотелось это видеть, потому что я не вижу здесь никакой пропаганды спорта при этом, только как упоминание этого вида спорта.

И, знаете, сказала бы, что в этом плане очень важна именно воспитательная роль кино, о том, что мы говорим сейчас очень много. И мне хотелось, чтобы режиссёры это понимали и снимали то кино, которое всё-таки будет воспитывать и семейные ценности, в том числе, и ценности, которые так нужны нашей молодёжи, чтобы именно она решала те стратегические задачи, которые стоят перед Россией в ближайшем уже будущем. Поэтому очень полагаемся на вас в этом смысле, что то, что всё говорилось, я абсолютно присоединяюсь и просто в рекомендации добавить, может быть, вот эти два момента, которые я попросила. Спасибо. (Аплодисменты.)

А сейчас слово предоставляется Плигину Владимиру Николаевичу председателю Комитета Государственной Думы по конституционному  законодательству и государственному строительству.

Плигин В.Н.
Видеозапись выступления

Уважаемая Светлана Сергеевна, уважаемая аудитория!

Редкий почётный случай разговаривать со всеми с вами, поскольку вы представляете элиту в той области, которая крайне важна для существования и развития государства.

Приведу один пример, который, может быть, не из этой области, пока не переходя к законодательству.

Какой-то период назад в условиях практического начала гражданской войны на нашей территории, на одной из наших территорий, мы встретились с дилером одного из народов, народов, который составляет около 100-120 тысяч человек. Встреча проходила на троих. И один из участников беседы сказал совершенно неосторожную фразу. Он сказал - Россия вам даёт.

После этого этот человек встал и он начал уходить. И мы понимали, что, если он сейчас уйдёт из этого кабинета, мы не достигнем во взаимопонимании с этим народом и мы потеряем огромную вещь. Нам стоило очень много и долго заставить просто человека сесть и продолжить разговор с нами.

И когда мы пробовали понять, что значит, почему он встал. Он сказал, что, вы знаете, я являюсь России 450 лет. И в данной ситуации неосторожная совершенно фраза.

И в начале 2000 годов мы были совершенно поражены, что, собственно говоря, заставило частично заниматься вопросами кино, мы были поражены, когда всё кино было поставлено, кино в Российской Федерации, на противопоставлении одной, другой культуры на противопоставление славянского народа и других совершенно народов. Этого же никогда так не было. Никогда люди не участвовали, они никогда не были так расстыкованы. И поэтому одной из важнейших особенностей, над которой мы просили бы вас... Почему вас? Потому что мы это не способны сделать, мы это не способны донести до конца. Мы это предметно анализировали, попробовать думать над проблемами формирования единой российской нации. Это важнейшее совершенно обстоятельство и здесь нам нужен ваш союз.

И вот в рамках этого союза, если мы достигаем те договорённости, которые есть. В частности, я здесь полностью поддерживаю предложение Олега Морозова. Публичная дискуссия. Она задаёт несколько другие рамки. Рабочие встречи, которые будут проводиться в Государственной Думе, они крайне важны и крайне предметны. И, причём, в этих рамках этих публичных встреч нужно понимать одну особенность. Говорение общих фраз мало, что даёт.

Значит нужно наполнять эти встречи. Ведь законотворчество, то, что называется творчеством, на самом деле творчества здесь нет, творчеством занимаетесь вы, это законодательная техника. Законодательная техника работает в том случае, если вы делаете конкретно оформленное предложение, и затем мы начинаем говорить по конкретно оформленной формуле. И, например, я абсолютно, совершенно согласен в рамках этих рекомендаций есть предложение исключить действие 94-го закона «О государственном заказе». Мы почему-то до этого, до настоящего времени не дошли, давайте в рамках осенней сессии примем это предложение.

Следующий момент. Вы говорите о защите малого и среднего бизнеса в рамках кинематографии. Нужно понимать, что только что нами, и это было решение Государственной Думы, мы настояли на том, чтобы помещения, которые занимаются малым бизнесом, продавались малому бизнесу в приоритетном порядке. И продавались не по рыночным ценам, а по иным ценам. Поэтому в данной ситуации используете нас как инструмент с точки зрения лоббирования конкретных интересов по конкретным совершенно предложениям. И мы здесь готовы сотрудничать.

Следующий момент, который не обсуждается, может быть, потому что у нас нет продукта, но этот момент – защита национального рынка. Вот если я не ошибаюсь, здесь вы являетесь специалистами, вы меня поправите, но в целом ряде стран не допускается, то есть  дублирование, оно должно проходить одновременно изучая проблемы движения ГУП или липсинг на вашем языке. То есть таким образом отсекается наша продукция, допустим, в этих странах. Давайте подумаем и давайте будем настаивать на продавливании этих интересов. И я уверен, что в совокупности наших усилий мы как бы в том числе такие технические детали, мы можем достигать соглашения по техническим деталям.

И последнее, коллеги. Нам не удалось это сделать пока ещё в закрытом режиме, поэтому я хочу к вам обратиться в открытом режиме. Может быть найду здесь ваше взаимопонимание. Мне приходилось в жизни довольно долго заниматься проблемами очень неприятной области. Эта область называется судебная медицина и судебная психиатрия. И смею вас заверить, что если в течение одного дня, а мы это считали, примерно будет 150 убийств, чуть меньше, 120 убийств на телеэкране, если эти убийства будут сопровождаться простым – выстрел и человек умер, то задаётся совершенно иной стандарт отношения к жизни неопытного человека. Он перестаёт понимать качество жизни и качество смерти. И поэтому в данной ситуации, я понимаю, необходима зрелищность.

Но нужно найти ваше понимание в следующем вопросе. Ну не может человек на экране за 5 минут, извиняюсь за технологию, потому что каждый из нас технологичен, я технологичен в криминалистике, ну не может человек за 5 минут пристрелить несколько людей, которые ещё не дёргаются, умирают сразу. Это совершенно другой стандарт. И вот это нарушение величайшего конституционного права, на основе которого строится вся Конституция – это право на жизнь.

Я понимаю, что сделать это очень сложно, но, тем не менее, нужно найти вот этот способ разделить задачи достижения привлекательности и ценности жизни. И мы будем признательны вам, если где-то, видимо, осенью в рамках Государственной Думы попробуем поговорить, каким образом достичь вашей цели, делая зрелищность фильма, и каким образом достичь нашей цели, которая точно, любой психиатр вам скажет и судебный медик вам скажет, нарушаются таким повальным количеством смертей.

Но, собственно говоря, я бы хотел закончить тем, с чего я начал. Вы являетесь огромной частью, вы являетесь несомненной элитой общества. И с точки зрения того, что вы являетесь элитой общества, нам бы в огромной степени хотелось переложить на вас ответственность и выйти к технологиям принятия решения по развитию общества. Спасибо большое.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Хотиненко Владимиру Ивановичу, режиссёру.

Хотиненко В.И.
Видеозапись выступления 

Я прошу прощения, просил, может быть, даже вне очереди выступить, потому что у меня сегодня на высших курсах занятия, я потому что занимаюсь достаточно активно и преподавательской деятельностью, и снимаю кино.

Я хотел бы внести коэффициент, который бы распространялся на все вопросы, которые будем обсуждать. Понятно, что мы кино называем искусством, хотя это не до конца решённый вопрос, не все снятое в кино является предметом искусства. Но всякий раз мы боимся ущемить акт самовыражения художника или во всяком случае создателя. И мне хотелось бы чтобы мы достаточно определенно понимали, что вот это акт самовыражения художника в кино это самый дорогой акт самовыражения во всех видах искусства. Он фантастически дорогой, даже если бюджет кино составляет лоу-лоу-лоу бюджет, это все равно очень дорогой акт самовыражения, это очень дорогой акт самовыражения за чужой счёт, потому что для того, чтобы писать или написать даже иногда бумага не нужна, в компьютере, потом переслать, напечатать картину, купить красок немножко, музыку написать, итого меньше, можно просто спеть. То для того, чтобы самовыразиться, нужно очень много денег. И отсюда и идёт специфика этого производства. Если мы это не будем учитывать, мы говорим об абстрактных довольно вещах, самовыражается на здоровье. Я буду насмерть стоять за право своего самовыражения. Но кино это очень специфический вид искусства, это очень дорогой акт самовыражения.

И когда ещё даже не успели ни одного фильма снять по госзаказу, ну всерьез, программно снять по госзаказу, а уже начинается разговор о том, что художники придут, пошли в государство, чтобы услужить этому государству и будут, значит, пресмыкаться, я подчеркиваю, ещё ни одного фильма в этой программе не снято и не затеяно, а начинается уже разговор, ах, художники на службе, ах, их будут ущемлять в этом акте самовыражения, то я задамся вопросом: а чем лучше идти к продюсеру? У продюсера будет свой интерес. У продюсера будет интерес вернуть деньги  и все равно серьёзный продюсер, он заставит и все равно подрежет крылышки этому самовыражению и так далее и тому подобное. Это всё словоблудие на самом деле, кино, любое кино это госзаказ. Исходит ли оно от продюсера, от какой-то организации, давайте перестанем играть словами, это всегда госзаказ.

Если мне не изменяет память, гениальный фильм "Андрей Рублёв" это был госзаказ. И в советское время ... стремились к госзаказу по одной простой причине, это будет больше денег, это для художника больше возможностей создать достойное кинопроизведение. И вот эти вот ярлыки, которые развешивают, это госзаказ, значит ... Это, во-первых, очень трудно, очень трудно делать госзаказ. Очень легко, у тебя что-то внутри там блукает, ты что-то умеешь высказать, тебе дали ещё деньги какие-то, ты высказался. И довольно сложно работать на заказ.

Но если вы просто элементарные свои знания привлечете, то, вообще-то говоря, все художники работали на госзаказ, Моцарт мечтал стать придворным композитором, чтобы получать просто деньги за то, что он делает. И с Сальери у него недоразумение произошло, потому что Сальери достался этот самый госзаказ и он получил это место. Я уже не говорю, а все, ну приходит заказчик заказывать портрет, это госзаказ. Ну что мы дурака-то валяем?

Дальше все вопросы, талант человека, который это делает. Вот способности, и ... того, кто заказывает, ну и так далее и тому подобное. Ну вообще-то говоря, это обыкновенно. Всё, кино это дорогостоящий акт самовыражения, это госзаказ. Если мы в этом ... не будем на всё это смотреть, мы ничего не поймем, и так будем бояться ущемить, государство будет извиняться. Да нет, мы хотим заказать, но вы знаете, мы не хотим ущемить. Да это не важно, если, значит, на этот период времени в советское время, да мы ещё близко даже не приблизились к тому уровню кинематографа, который был в советское время, где это был госзаказ, и где был душняк как бы, да мы приблизительно даже не подошли, мы до среднего уровня не дотянулись. О чем мы говорим?

Сейчас в данном случае это попытка контролировать как-то процесс и всё, больше пока я за этим не вижу ничего, а дальше этот вопрос ..., кто заказывает и таланта исполнитель. Спасибо большое.

Председательствующий.  Спасибо.

Слово предоставляется Гуськову Алексею Геннадьевичу, кинопродюсеру и киноактеру.

Гуськов А.Г.
Видеозапись выступления

Добрый день, уважаемые господа депутаты, добрый день, уважаемые коллеги!  Я хочу вернуться, в общем, в эти стены, мы находимся с вами  не в некой творческой лаборатории, а, собственно говоря, в Государственной Думе, которая принимает и пишет законы. И вот мне бы хотелось сказать, у нас часто очень спрашивают о возвратном механизме и каким образом существует вот этот кинопроцесс.

Я часто очень сталкиваюсь с тем, что власть даже не имеет никакого представления о том, как это действует. Вот Светлана Сергеевна, мною очень любимая и уважаемая, и многие другие нас призывают к тому, чтобы мы делали хорошо, чтобы мы делали качественно и так далее, и так далее. Но я просто хочу задать вопрос: на что мы будем делать это? Система советская была разрушена. Госзаказ, не госзаказ - как ни называй... К слову говоря, Тарковский дважды переснимал картину    ...    . Если вы помните, там был большой скандал. Так что вопросы эти очень сложные, кто там был продюсером, и как это происходило.

Так вот, возвращаюсь к пожеланиям Государственной Думе. К пожеланиям. Я абсолютно не согласен с представителем Минэкономразвития (который, к сожалению, ушёл), что борьба с пиратством - это абсолютно бессмысленная история. Она не бессмысленная. Она проиграна на рынке DVD. Она проиграна насмерть. Властью, к слову говоря.

А теперь о следующем шаге. Я приведу цифры. Они будут (более подробные) у президента Гильдии продюсеров Рената Давлетьярова, там  постоянно ведётся мониторинг. Так вот, на момент премьеры происходит миллионное, двухмиллионное скачивание любой российской картины. Вы представьте...  Естественно, если Государственная Дума не примет какие-то законы, которые нужно было принять ещё вчера... 

Они разрабатываются в Европе уже на протяжении пяти лет. И недавно, буквально месяц назад, во Франции принят закон. Интернет-творчество... Я сейчас точно не помню, как он формулируется. Интернет, по-моему, и... "Творчество и Интернет". Закон, который очень жёстко регламентирует, и наказывает провайдеров, которые предоставляют вот эти сайты. Жёстко. В Америке за это уголовное наказание, господа, давным-давно.

А вот тут молодой человек нам будет рассказывать о том, что, извините, мы даже не будем этим заниматься; да что вы, это проиграно. Проиграно - да, с точки зрения DVD. Этого рынка сейчас нет. Нет.

Вы знаете, у меня хобби - я коллекционирую пиратские диски. Порядка 257 уже есть. Люди приходят, говорят...  Вы посмотрите, если мы каким-то образом приведём эту систему к базе... Вспоминайте своих детей. Они с удовольствием покупают за 3 копейки рингтончики какие-то, что-то ещё у представителей услуг "МТС", "Билайн" и всё прочее. Покупают же. Это делают.

Если мы создадим действительно некий, может быть, портал... Это следующий шаг. Нам нужна база, чтобы мы это создавали. База, ограничивающая людей в пиратстве. И вчера, повторяю, вчера...

Мы действительно, продавая любую свою картину...  Ну, давайте будем её продавать по 10 центов. Умножьте на миллион, господа. Умножьте на миллион.  Это вопросы возврата денег, механизма и, собственно говоря, следующий шаг - его рефинансирование и существование отрасли.

Второй момент, безусловный в данном случае  (естественно, уже об этом много говорилось, но я обязательно скажу о нём), -  это введение единого кинобилета. Ещё в бытность президентом России... У Владимира Владимировича есть поручение ко всем министерствам.  Есть его номер. И единый билет должен был быть введён 1 января 2009 года.

Какое сегодня число? Какое сегодня число? От 21 процента до 27 процентов (проводится мониторинг) оседает в кинотеатрах, и это невозможно отконтролировать никакой сетью. Здесь сидят представители сети "Каро-Премьер"  (Алексей Рязанцев). Они не могут отконтролировать без этого. Никак не заставишь людей не красть. Ну, если оно лежит, почему это не сделать? 25 процентов невозврата!  25!

И учтите, дорогие господа-депутаты, от этих денег государство не получает налоги. Они белые. Мы сами себя обворовываем, не принимая эти законы.

Теперь следующий момент, абсолютно необходимый и важный. Я постараюсь в 7 минут уложиться, хотя очень тяжело это сделать. Безусловно, хотелось бы (ещё как шаг, это третий пункт), чтобы обязательно на парламентских слушаниях лёгкий ликбез произошёл. Мы радуемся, мы действительно радуемся тому, что у нас 1900 кинотеатров на 170 миллионов населения есть. Залов, экранов. Экранов 32 тысячи - на 300 в Америке. 32 тысячи! А уходили мы, извините, входили в независимую Россию из СССР у нас было 12 тысяч в России. И не считая колхозных киноустановок, армейских этих всяких этих, передвижных, всего прочего. Это арифметика.

Все наши сети частные. Никак не заставишь человека делать то, что ему не выгодно. Государство не может их поддержать, значит государство может их поддержать в одном, это соответственно в облегчении налоговой базы по ввозу кинооборудования. И, пожалуйста, не верьте никакому российскому кинопроизводителю, он не сделает ... и стулья, не сделает он в ближайшее время. Опять будут играть тендеры по 94-му закону, это бред, это бред, невозможно.

В общем моё выступление сводится к одному слову русскому "Караул!" Действительно, караул! Потому что сейчас вы будете нас призывать к творчеству, к ответственности художника, к госзаказу, ко всему прочему. Да, наверное, можно сузить получение государственных денег до 10-ти картин в год, это было. Это было при усатом человеке с отсохшей рукой, мы знаем. Да, были шедевры, наверное, но немного, очень точно политически направленных. 

И теперь самое главное, последнее, я заканчиваю.

О сообществе. Знаете, всегда я здесь абсолютно чист, потому что государственные деньги я никогда не получал в полном объёме, это всё публикуется, печатается, как продюсер, всё только частичное финансирование. Последняя картина это "Отец" 2007 год, предпоследняя "Рагин" 2004 год. Я не замешан в шести, в семи, в получении ничего, я абсолютно чист.

Но я вам могу сказать, что, пожалуйста, не слушайте никого из художников, потому что творчество дело субъективно, о том, что он лучше распределить государственные деньги. Это такая русская национальная забава, знаете, такой зуд, а я знаю лучше. (Аплодисменты.) Потому что обязательно после каждого распределения есть недовольные, а на следующий год они довольны. Не слушайте.

Мы люди публичные, мы легко можем войти в ту дверь, в эту дверь. И буквально так входишь в дверь и говорят, вы знаете, а до вас был этот. И что он говорил? Мы, говорят, запутались.

Пожалуйста, есть некая отработанная система, на данный момент нам просто не до жиру. Единственное, сохраните, не секвестрируйте эти деньги, оставьте. Послушайте Министерство культуры, которое уже мониторит, посмотрите на эти цифры. Чтобы опять заняться каким-то распределением или ... нужно создавать некую структуру, некий совет по поводу совета, некое что-то.

То, что мы имеем молодую режиссуру и всё прочее, это была установка, между прочим, сидящего Александра Алексеевича Голутвы. И в 1998-1999 году тот же Алексей Герман, они на дебюты получали, потому что была установка насмерть поддержать молодых, чтобы они не снимали. Я думаю, что ему было бы очень трудно стать тем, кем он сейчас стал без этой программы.

Вы больше слушайте нас, господа депутаты. Прямо мы вас умоляем, потому что, видите, выступил, где этот товарищ из Минэкономразвития, бодренько и бодренько свинтил. Выступил у нас юрист или кто, я не помню, и быстро свинтил. И я, такая моя речь, знаете, в воздух, депутатов-то не осталось. Где вы, ау, может нас записали? Мы друг с другом пообщались, так мы эти проблемы знаем. Знаем! (Аплодисменты.) Услышьте нас. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Яркое выступление.

Слово предоставляется Давлетьярову Ренату Фаварисовичу - президенту гильдии продюсеров России.

И приготовиться Новикову Дмитрию Георгиевичу, как раз депутату.

Давлетьяров Р.Ф.
Видеозапись выступления

Добрый день, коллеги!

Дело в том, что, конечно, после яркого выступления Алексея Геннадьевича выступать практически невозможно. И вдруг я сейчас абсолютно чётко уловил, что мы с вами, Алексей Геннадьевич, находимся в одной общественной организации, тезисы нам готовили в одном месте. Спасибо вам, вы делаете практически моё появление бессмысленным. Но я тем не менее раз уж вышел. Спасибо, Станислав Сергеевич, за ... тезисы.

Должен пояснить, что, конечно, это не тезисы продюсера Давлетьярова выступающего, это некий плод коллективного разума. И мы постарались серьёзно подойти к сегодняшнему заседанию для того, чтобы обозначить свою некую позицию.

Мне кажется, был всеобъемлющий доклад основного докладчика Александра Алексеевича Голутвы, который затрагивает огромный пласт проблем нашей кинематографии.

И рекомендации парламентских слушаний, я их прочёл внимательно и, мне кажется, всё это очень правильно и хорошо. Единственное, что я бы, может быть, расставил в порядке приоритета то, о чём говорил Алексей Гуськов, потому что без решения этих корневых проблем мы можем сколько угодно с вами бессмысленно обсуждать процессы образования, науки, режиссуру, школы, традиции, духовное возражение. Но поверьте, чтобы мы не скреатировали в этом смысле, мы будем кормить пустоту вот этим всем. И что? И появятся шедевры, и что мы будем с ними делать?

Я хотел бы в виде притчи рассказать судьбу российского фильма в прокате. Например. Продюсер студии или кинорежиссер обращается в Министерство культуры, проходит творческий конкурс. В лучшем случае получает частичную, подчёркиваю - частичную государственную поддержку, потому что из выступления замминистра экономики сложилось ощущение, что мы целиком берем государственные деньги и безответственно снимаем. Невозможно это получить, кроме дебютных работ. Частично.

Дальше вы идёте в банк, где в лучшем случае получаете кредит или инвестиции, возвратные средства. В течение года вы занимаетесь сложнейшим творческим технологическим процессом, огромное количество людей. Далее вы приходите в сеть и пытаетесь на две-три недели, вдумайтесь, две-три недели, вы могли сценарий придумывать десять лет, в лучшем случае вас пустят в кинотеатральную сеть. А получить на огромную страну, где раньше три с половиной, четыре тысячи тираж копий был мизерный тираж, сегодня 500 копий, практически невозможно. Вы счастливчик.

Вот приходит сладостный момент того, как ваша картина начинается в прокате. И здесь вам начинают грабить. Вы начинаете получать деньги, и вас начинают грабить.  

Первое. Я, например, могу основываться на личном опыте, неоднократные проверки наших частных компаний, и они совпадают с проверкой мной. Действительно эти цифры корректные то, что озвучил Гуськов - 20-30 процентов. В результате отсутствие единого билета, спокойно оседают в руках кинотеатров, не входящих в крупные сети, потому что крупные сети они все закомпьютеризированы. Но более половины кинотеатров в стране, при том, что говорил Алексей, это, конечно, смешное количество кинотеатров.

Технологии просты и незатейливы, кстати говоря. Например, они печатают на местных типографиях, утвержденных Министерством культуры ленточку в билеты, вставляют в кассу и прекрасно продают. И по очереди меняют. Если попали на проверяющего, скандал. Составляется акт. Сделать с этим ничего нельзя.

Одновременно с так уютно комфортно ворующими кинотеатрами, все знают, кто продавал хоть одну картину, вы немедленно на второй день получаете несколько миллионов пиратского тиража дивиди, который абсолютно не доступен ни для правосудия, ни для правоохранительной системы, ни для правообладателей. И с этим сделать ничего нельзя, я согласен абсолютно. Борьба проиграна. С этим можно начинать бороться лет десять назад. Сейчас это бессмысленно. Мы не можем в парламенте недоказанные вещи говорить, но, я думаю, что все кинематографисты знают, кто это крышует, кто это охраняет. Я считаю, что настаивать на этой борьбе дальше бессмысленно.

Казалось бы, эту нашу среднестатистическую кинокартину обворовывать некуда. Появилась бы, на мой взгляд, абсолютно гибельная глобальная угроза. То, чем пугал нас заместитель министра экономики и развития, почему-то утверждая о том, что бороться с этим нельзя. Я говорю об интернет пиратстве. Почему-то мы всегда хотим выбрать какой-то особый российский тернистый путь или заранее сдастся. Я не понимаю этой позиции. Потому что существует абсолютно проверенный опыт цивилизованных стран. Я сейчас говорю о Европе и Америке. И абсолютно точно, повторяя нашего премьера, в Америке посадки есть уже. Есть посадки, где так блюдут права человека, где неприкосновенна личность, сажают в тюрьму. У нас к разудалому удовольствию публики множится и растёт вот эта страшная чума.

И теперь, когда мы закончили, через две-три недели, прокат нашей картины, вы отдаёте 50 процентов кинотеатрам, в том числе и тем, которые у вас воруют, вы отдаёте кредит и идёте в Министерство культуры и пытаетесь снова пройти этот путь, и вас ждёт всё то же самое.

Вы скажите, как индустрия может существовать в таком формате? О какой режиссуре мы говорим? Что мы должны возрождать? Для чего? Мы будем кормить пустоту, без решения вот этих вопросов, да, а все остальные, на мой взгляд, но они не бессмысленны, конечно, но как минимум стоят дальше. К сожалению, мы должны решать эти вопросы. Я не буду формулировать предложение очень долго о том, но мне кажется, что предложения, которые наша общественная организация выдвигает, они "а" реально достижимы, не бюджетно затратны.

Например, закон об Интернете  - просто во многом обязываем провайдеров отслеживать пиратский контент и отключать недобросовестных пользователей, налагать штрафы. Это небольшие контрольные функции Министерства связи или Министерства культуры и так далее.  По количеству залов мы провели такой, можно сказать, ... подсчет о том, что, естественно, государство не может включиться в эту полностью программу, это замечательная программа ВТБ. Но мне кажется, необходимо, наверное, на каком-то этапе стимулировать частный бизнес для того, чтобы он пришел в малые города от 100 до 50 тысяч. Потому что иначе, таким образом, мы лишаем огромное количество своего народа, равно доступного прикосновения к той культуре, которой не обделены большие города.  Вот, собственно, время закончилось. Я посмотрел в принципе в рекомендациях эти вопросы, по-моему, все включены. Спасибо большое. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо.

Просто для информации, если вы думаете, что депутатов нет в зале, Алексей Геннадиевич, у депутатов есть телевизоры в их кабинетах, и многие сейчас нас смотрят, в любом случае.

Новиков Дмитрий Георгиевич, депутат Государственной Думы, член Комитета по культуре. И следующий Дондурей Даниил Борисович

Новиков Д.Г.  

Уважаемые коллеги, нет сомнений, что кино сегодня оказывает одно из решающих влияний на граждан. Очевидно, и то, что к этой сфере должно быть приковано пристальное и здоровое внимание российского государства. Хотя бы уже потому, что в противном случае, что оно окажется под пристальным вниманием внешних сил. Мы хорошо помним, как это случилось в 90-е годы, когда российское общество деморализовано до крайности и именно тогда некоторые с удивлением обнаружили, что не только в советском, но и в американском кино, заполонившем наши экраны, тоже есть идеология, и порой она присутствует, даже в третьесортном боевике.

Положение отечественного кинематографа с 90-х годов несколько изменилось, но не стало благополучным. Принимало в объеме кинопродукцию, её качество не высоко и склонно снижаться дальше. На телеэкранах масса сериалов, художественная ценность которых равно нулю. В них никто даже не пытается что-то сыграть, люди просто ходят в кадре. А что такое произведение культуры, ценность которого равна нулю? Это явление враждебное интересам общества, ибо оно опустошает, оглупляет, принижает и унижает человека.

С полнометражными лентами дело обстоит не лучше и в целом позиция, которую занимала в мировом кинематографе советское киноискусство, на данном этапе недостижимо для России. В равной степени это касается и художественной ценности кинопродукции, её финансовой успешности.

В СССР окупались как масштабные проекты, так и средние картины (заметим, что немногие эти средние картины зачастую выглядят настоящими киношедеврами на фоне многих нынешних киноподделок). При сегодняшнем уровне нашего кинематографа очень сложно решать такие задачи, как формирование высоких ценностных ориентиров или мобилизация общества перед лицом серьезным проблем. Нет, конечно, в России ещё не забыты традиции добротного советского кино, есть ещё люди, произведениям у которых можно поучится, есть подлинные таланты среди молодого поколения, представителей киноискусства. Однако в 90-е годы в стране, да и в самом киносообществе сложилась такая обстановка, что патриотическое кино оказалось в опале. По большому счету эта ситуация ещё не преодолена.

 До сих пор вызывает споры и сама необходимость снимать патриотические фильмы, но в тех же США эта проблема почему-то не стоит. Появляется масса пафосных работ, среди которых есть, кстати, сняты  не на плохом художественном уровне, взять тот же "Патриот" с Мелом Гибсоном. Такие фильмы прославляют, в общем-то, не богатыми, а героическими фактами страницы истории США, пробуждают американский патриотизм теперь и среди российских граждан тоже.

У нашей страны богатейшая история, мы не имеем морального права предавать забвению по истине её героические страницы, в конце концов, это не только наш гражданский долг, но и наш простой человеческий долг перед прежними поколениями. Особо беспокоит вот что, за последние годы снято много фильмов о Великой Отечественной войне. Большинство из них страдает любовью, к так называемой, в данном случае к так называемой правде о войне.

Вот только правда эта определяется то ли своеобразными политическими пристрастиями авторов, то ли их личными обидами и жаждой мести. В результате мы видим на экране политическое руководство СССР в образе палачей их личными обидами и жажды мести. В результате мы видим на экране политическое руководство СССР в образе палачей, советских генералов и офицеров в облике каких-то недалёких болванов. А на тему звероподобных особистов, кочующих из картины в картину, в пору сочинять анекдоты. Все эти штампы уже превратились в нездоровую моду. Создаётся впечатление, что по другому снимать фильмы о войне теперь просто нельзя, что существует некое табу. В итоге зрителю предлагают такую, сознательно не буду корректны, такую мерзость, как фильм "Сволочь". На месте фашистов, которые действовали, действительно устанавливали жестокие эксперименты над советскими детьми, оказались советские воины. Это что поэтическое преувеличение? С какой целью оно допущено авторами? Чего они желают своей стране, снимая такой фильм? Какое такое свободное творчество можно оправдать оскорбление ветеранов и глумление над памятью павших?

Тенденция такова, что российский кинематограф фактически работает на пересмотр итогов Второй мировой войны. При этом порождается масса крайне вредных мифов. Да, наша страна понесла в войне колоссальные потери. Но основная их масса это уничтоженные гитлеровцами мирные граждане. Боевые потери СССР, с одной стороны, и Германии с её союзниками с другой, примерно равны. А у нас многие уверены в том, что мы победили, завалив Германию горой трупов. Число подобных примеров можно множить, и это во многом следствие того нездорового взгляда на войну, что доминирует в нашем современном кино.

Нет такое, с позволения сказать, историческое кино нам не нужно. И уж совсем недопустимо, если оно создаётся с привлечением государственных средств. Ни о какой поддержке кинематографа нужно вести речь. Идея госзаказа в кино абсолютно оправдано приобретает всё больше сторонников, но нельзя, чтобы она выразилась в поддержку того наносного, что заполонило наши экраны. Никакой свободой творчества нельзя оправдать пропаганду пошлости, ненависти, насилия над детьми и других извращений. Ну, разве плевки в собственную историю лучше этой жуткой духовной порнографией? С какой стати государство должно финансировать то или другое?

Кроме того, нужно позаботиться о том, чтобы финансовое участие государства в кинопроизводстве не было инструментом манипуляции в интересах отдельных политических сил. Когда де-факто российское кино в массе своей работает на обесценивание великой победы, это не просто спор об отношении к прошлому. Это ситуация, когда шансы России поплатиться новыми геополитическими поражениями неизбежно возрастает. И это не только вопрос державной гордости, которой для многих сегодня уже не существует, она вытравлена, это ещё и вопрос новых бед, жертв, страданий для наших народов, для конкретных людей, которые неизбежны при попытках перекроить карту страны ещё раз.

Нет, не только от государства нужно требовать иного отношения к кино, будь у нас может быть другое историческое кино, то и государственной власти пришлось бы иначе смотреть на войну с советскими памятниками в Прибалтике, или на Украине, и не ограничиваться вялой ритуальной реакцией. Мы прекрасно понимаем, что кино о войне можно снимать по другому, мы помним замечательный фильм "Живые и мёртвые" по произведению Константина Симонова. Вот пример того, как можно объективно показывать войну, в том числе и её трагические страницы. И есть сегодня немногочисленные примеры, когда уважительный подход к Великой Отечественной сочетается со зрелищностью. Таким стал фильм "Звезда" Николая Лебедева по повести Эммануила Казакевича. Ну, такие звёзды блистают сегодня на небосклоне российского кинематографа едва ли не в полном одиночестве.

Патриотическое кино не просто нужно России. Оно ещё и востребовано гражданами, и молодёжью тоже. Критиканский угар 90-х годов в обществе почти угас, и он угаснет совсем, если его не поддерживать искусственно. Молодые люди хотят гордиться своей страной. Похоже, что общество оказывается потенциально более здоровым, чем та часть киношно-телевизионной интеллигенции, которая не в силах выйти за пределы своих предрассудков, которая продолжает, как заклинанье повторять, что эфирное время дорого, что телеканалам нужен рейтинг, а лучший рейтинг обеспечивает самая крутая пахабщина.

Серьёзное кино, патриотическое кино, глубокое кино сегодня имеет шансы в России быть успешным. Главное не скатываться на уровень дешёвых подделок, не забывать о нашей богатейшей литературе, дающей великолепные сюжеты. Но кто рискнёт оспаривать современное звучание палаты номер 6, снятой Кареном Шахназаровым по рассказу Чехова, но и посмотрите заодно, как по-новому раскрылся в этом случае потенциал некоторых актёров.

Экранизация классики вдумчиво, бережно, на высоком художественном уровне с использованием современных кинотехнологий, это то, что будет востребовано нашим обществом. И такое кино можно делать сегодня. Прекрасным образцом современного патриотического фильма стала работа Владимира Бортко "Тарас Бульба". Вот этот филь говорит о любви к Родине, о единстве братских народов, о товариществе. И разве это не те ценности, которые нужны современной России?

Кстати, похоже, что и в коммерческом плане этот фильм оказался гораздо успешнее, чем, например, "Обитаемый остров" Фёдора Бондарчука. Это ли не показатель того, в чём нуждается современный российский зритель? Это ли не показатель того, что от современных мастеров культуры зритель ждёт и высокого мастерства, и высокой культуры?

Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Дондурею Даниилу Борисовичу, главному редактору журнала "Искусство кино".

Приготовиться Рязанцеву Алексею Анатольевичу.

Дондурей Д.Б.

Вы видите, наверное, ушли руководители кино, ушли кинорежиссеры. И можно теперь поговорить серьёзно после трёх часов разговоров, используя, по-моему, замечательное определение Алексея Гуськова "караул".

На самом деле я всё равно благодарю Думу. Поскольку это единственное место с 2004 года, где нам разрешили поговорить о кино. Поскольку ни в Министерстве культуры, ни в Союзе кинематографистов, да даже в сущности и в гильдиях мы киноиндустрию или киноискусство практически не обсуждаем –  там у нас другие темы.

Трудно это сделать за 7 минут, но начну с самого главного, на мой взгляд.

Говорухин сетовал по поводу того, что пришли другие режиссеры, которых он не понимает и которые представляют, на его взгляд, другие ценности и другую страну. Мне кажется, это очень опасная, неверная и способная представить разные типы заблуждений оценка того, что происходит сегодня в киноискусстве России. У нас происходит смена поколений. У нас пришли, я думаю, очень интересные молодые режиссеры, их примерно 15-18 человек, которые были в Сочи – и в этом году, и в прошлом, которые представляют новый кинематограф России. Может быть, Говорухин ещё его не понимает, но мы постараемся ему объяснить.

Вы знаете, они не меньше любят Родину. Они не меньшие патриоты. Они невероятно романтичные. Они очень серьёзно и не меньше, чем режиссеры советского времени думают о происходящем. Они единственные сегодня снимают актуальное кино в России. Единственные.

Да, они снимают об одиночестве. Да, о распаде и социальных связей, да, о распаде моральных отношений, о распаде семьи, о том, что все мы переживаем – те, кто рядом с встречей Патриарха на той же странице в газете "Известия" видит рассказы о том, как милиционеры либо расстреляли своих коллег, либо случайных людей в магазине. Это люди из той же страны. Они переживают это точно также и очень интенсивно, очень мощно. Они ещё не могут выйти в массовую аудиторию, естественно. Но давайте подумаем о массовой аудитории.

Вот Дума. Я много раз с  этой трибуны призывал: ну займитесь вы анализом. Чего вы привязываетесь к авторскому? Там действительно новое представление о жизни, в авторском. Это очень малая аудитория пока. Это очень малые сборы средств и так далее. И просто огромная благодарность тому же министерству за то, что оно поддерживает этот кинематограф.

Обратите внимание на кино в телевизоре. Кино в телевизоре – это 70 миллиардов человек-часов. Вы представляете, что это такое? Имеется в виду, конечно, и сериалы, и ситкомы, и неигровое кино. Вы там-то делали ..., вы там-то любовь к Родине прослеживали? Понятие "патриотизма"? Понятие того, о чём говорит президент: про инновационное общество, про героев, умных людей, интеллектуалов и так далее. Вы там-то, там, ту продукцию смотрит страна.

Много проблем. Ну, какие можно за 7 минут? Я вот только коснулся иного содержания.

Возьмём госзаказ. Ну, всё, что говорил Хотиненко, ну, это просто непонимание процессов существующих. Он говорил нам о феодальном обществе. Ему бы кто-нибудь сказал: ты знаешь, дорогой, у нас уже рыночное, у нас уже свобода. У нас уже главные ценности – не только связанные с одной партией, как в Союзе там, например. Не с одним... В Союзе кинематографистов я имею  в виду. Не связанные только с тем, чтобы говорить о том, как подбежать и понравиться кому-то из аристократов и политиков. Давно уже заказ в нашей стране общественный, у нас многопартийная система, у нас свобода, всё это написано в Конституции.

И здесь остались, здесь же нет телевизионных людей, нет режиссеров, кроме двух-трёх, здесь продюсеры, те, кто отвечают за зрителей страны. Пусть через деньги, пусть через успех, за зрителей. Про это в общем-то серьёзных разговоров не было.

Немножко о зрителях. Зрители кино в нашей стране не разлюбили. За последние полгода сборы в кинотеатрах не упали. Значит, давайте дальше смотреть то, чего не было в анализе сегодня, а дальше было то, а, на какие фильмы собирали. Вот эти сладкие наши 220 миллионов долларов в прошлом году или 170 миллионов в 2007 году - это что такое? Это - головастики, это кинематография головастиков, это 4-5 проектов.

Данные. Если в позапрошлом году 4 картины собрали 28 процентов сборов российского кино замечательных, растущих. В прошлом году они собрали 50 процентов - 3 картины, из 75 вышедших, в 2007 - 4 из 88 вышедших. А в этом году у нас уже 5 картин собрали почти 85 процентов сборов. Это что значит? Масса тончайших вещей.

Значит, есть ли у вас деньги на продвижение - это по 10 миллионов на каждый, это вы какие сейчас будете большие государственные блок-бастеры снимать, если у нас мест для них на 5 в течение года, окон в той индустрии, которая реально действует. Только 5-6, больше нет. Значит, вы хотите снимать кино не для зрителей, это серьезная проблема.

Это значит, что в стране нет минстрима, а его нет, минстрим в России  только американский. Что значит минстрим? Это картины, которые собирают 1 миллион долларов и больше. Американцы окупают, потому что у них 19 миллиардов долларов по всему миру и 66 процентов мировых сборов. Но, наши-то, мы-то говорим серьёзно, не взять и поделить 3 картины, за которыми стоят телеканалы, в большинстве случаев. Это не госзаказчик, телеканалы работают со своими ресурсами в миллиард долларов каждый, я имею в  виду Первый, и Второй, и ТНТ, у которого на втором месте картины. У них колоссальные ресурсы, чего мы хотим? Они обладают невероятными связями с государством, самыми прямыми, минуя большинство здешних кресел сегодня. Просто напрямую к главным креслам страны. Это же очень важно, это серьёзно. Что такое,  например, отсутствие в России минстрима, то есть 40 картин, чтобы каждую неделю, минус лето, у нас появлялась картина, которую смотрит зритель, а не в 2 недели детского отдыха.

Проблема чрезвычайно важная, связанная с возвратом. Все подумали, сейчас государство всё будет возвращать. Проанализируйте цифры. У нас в 2007 году примерно 250 миллионов мы затратили, мы вернули  ...кинотеатрах, вы знаете про ситуацию ДВД, здесь потрясающе все это и Гуськов и Давлетьяров очень точно превосходно профессионально объяснили.

Но, с ситуацией возврата денег здесь продюсеры сегодня, режиссеры, слава богу, ушли, которые хотят пилить ваши деньги.

Что это значит? К продюсерам вернулось в 2007 году меньше 70 миллионов долларов, 250 потрачено, а в прошлом году порядка 90 миллионов долларов вернулось продюсерам из кинотеатрам.

Государство по 80 миллионов примерно давало. А где взяли 100 в те два года? И 120 в этом году возьмут? Где их взяли? Это телеканалы, это открытый рынок, он никак не связан ни с министерством, ни тем более с союзом кинематографистов, с режиссёрами и так далее. Это же нужно уметь понимать, что это за киноиндустрия, где каждый третий фильм сегодня не возмещает затрат на копии, просто на копии. Вот, простые копии. Не возмещает. Это серьёзная проблема. Ну вот 7 минут, какие тут 7 минут.

Оппонирую Александру Алексеевичу. Безусловно, может быть, важно большие государственные. Но они и так снимаются. Телеканалы потрясающие, и «Мы из будущего», и масса других фильмов, они замечательно снимают, у них очень много денег, они прекрасно умеют работать с продвижением, они гении креатива в этом плане и так далее. Снимать картины, чтобы их не смотрели, ну мы ведь не для режиссёров, не для авторов, мы же снимаем это для зрителей.

Следовательно, нужно представить себе всю эту систему и начинать строить её от зрителей. Тогда будет понятно, что нам большая часть это выброшенные деньги и мы это прекрасно сегодня до 2010 года понимаем. Это будут выброшенные деньги, их люди смотреть не будут, или частично будут, или у нас не будет денег, чтобы их продвигать, или будет настоящая конкуренция. Ведь может же «Гитлер капут» конкурировать с лучшими американскими фильмами на российском рынке, если вы когда-нибудь посмотрели этот фильм, то вы знаете, о чём  я говорю. Или, например, проблемы, связанные с этим возвратом денег.

Ну проанализируйте этих чемпионов проката. Вы кому хотите вернуть эти деньги? Не буду тоже называть. Ну вот просто возьмите за 2008, за 2007, когда у нас нет средств на продвижение, когда в нашей стране 746 кинотеатров, где 1920 залов, и где более половины населения вообще не имеет доступа к основному, не имеет доступа к кинотеатрам. Это как можно в Москве с её 200, почти 50 залами не быть системы такой, как это называется, сети арт-кино. Вы же знаете, что у нас катастрофа с качественным зрителем.

Более того, даже деньги, которые собираются вот эти, мы там обманываем себя и начальство, что у нас примерно 10 миллионов ходит в кино. Это тоже ложь. Потому что у нас киноманы, неважно, какого качества они, вкуса, но это те люди, которые больше чем раз в месяц ходят в кино, раз в месяц и больше. Они дают 59 процентов сборов. Что это за люди, как их увеличить. Это значит, не 10, а 2. А 2 в 140-миллионной стране, где кинопередачи на телевидении настоящие, где система поддержки вот этих залов типа 35 миллиметров и так далее, этих фильмов, и средних фильмов, и отсутствие ..., где, наконец, система мер, которая бы отвечала реалиям. Но для этого нужно знать эти реалии.

И как вы видите, о чём я опять поблагодарю в очередной раз комиссию по культуре и саму Думу, только здесь мы можем это пообсуждать.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Рязанцеву Алексею Анатольевичу, генеральному директору кинокомпании «Каро-Премьер».

И приготовиться Самойлову.

Рязанцев А.А.

Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемый президиум!

Видимо, как в порядке очерёдности создания картины, замысел её, в последнюю очередь уже она доходит до проката. По этому принципу, наверное, и предоставляется здесь слово. Поэтому все выступления, которые прозвучали до меня, делают ещё более бессмысленным моё здесь выступление. Потому что можно согласиться с каждым из выступающих и той проблемой, которая здесь была затронута, те проблемы, которые были затронуты.

Вижу, видимо, свою миссию в том, что всё-таки приглашён на эту высокую трибуну, в том, чтобы как простой российский прокатчик поделится теми заботами, которые волнуют, прежде всего, нас - участников процесса, на которых, в общем-то, всё заканчивается. И тот результат, с каким это происходит, видимо, то принятие решения, продолжать этот процесс дальше продюсерам, инвесторам, банкам, которые дают деньги на это продолжение, или не давать этих денег, и не продолжать этот процесс.

 Потому что прокатчик по большому счёту - это "приёмный родитель" для тех картин, которые "в муках родили" сами создатели. И здесь можно сколь угодно долго рассуждать на тему таланта прокатчика (о том, как он правильно инициировал стратегию выпуска фильма, подобрал удачное время года, рассмотрел жанровое противостояние на самых вкусных датах релиза), но без решения тех проблем, о которых уже говорилось выше, и о которых всё-таки я хотел бы повторить как представитель кинобизнеса...   Мне кажется, всё-таки это важно.

Мы как руководители прокатных подразделений достаточно часто ездим по городам. И это необязательно большие города, мы с удовольствием заезжаем и в малые города.

Вот в прошедшие выходные я был в Татарии. Так совпало, что праздник, сабантуй... Старый приятель, который пригласил... Хотелось посмотреть на город (я говорю о городе Казани), который сегодня по количеству посадочных мест на количество жителей, проживающих в этом городе, лидер. Но по сборам, как ни странно, этот город где-то болтается во второй десятке городов-миллионников.

Парадокс на самом деле. От чего это зависит? Почему это происходит? Не из-за того, что там не понимают русский язык или всё настолько национализировано, что на фильмы не ходят. Там же идут не только фильмы российского производства, но и все американские блокбастеры. При этом в Казани находится один из трёх аймаксов, который вообще по своей сути и по своей качественной составляющей проката является таким, знаете, пятизвёздочным отелем, когда у тебя в городе такой кинотеатр.

И что самое интересное? Люди в городе есть, праздник в городе есть, молодёжь есть, но людей в кинотеатрах нет.  Потому что пресыщенность количеством залов - это, видимо, так же плохо, как и их нехватка.

И в то же время мы выехали в город Чистополь, который находится от Казани буквально в двух часах езды. Все знают, наверное, об этом городе, потому что во время эвакуации на очень долгое время туда был перемещён Литфонд и Союз писателей, и очень долгое время там жил Пастернак, где создал (и начинал создавать) "Доктор Живаго". Так вот, в этом городе, где население - 100 тысяч человек, нет ни одного кинотеатра, а всё, что там было, разрушено.

Я спрашивал у молодых ребят, которые были на лодочной станции, куда мы подъехали. В музей непосредственно - большие коллективные заявки на посещение музея Пастернака. Да, они иногда ездят в Казань, но не наездишься ведь. Это два часа, и стоимость билета туда и обратно просто повышает расходную часть посещения кинотеатра как такового.

Это я к разговору об интересной программе, которую здесь задумали создать в малых городах. Без этого мы, прокатчики, не сможем повысить уровень рентабельности картин, не прокатывая их в этих городах, и создавая вот такую ситуацию прокатов в городах-миллионниках, где люди и так пресыщены всеми видами досуга и в кино уже перестают ходить.

Что касается электронного билета, это уже притча во языцех. Тут его по-разному идентифицируют: единый билет, не единый билет... Понимаете, единый билет сейчас существует везде, во всех кинотеатрах. Это та единая форма, на которой должно быть указано: ряд, место, число... Определённый набор параметров, без которых продавать этот билет нельзя.

Но всё дело в том, что, как сказал совершенно верно Ренат, вот эти книжки билетные (рулоны), которые раньше являлись билетами строгой отчётности,  проверялись всегда, их хранили три года, и так далее, и так далее...  Сейчас всего этого нет. Я сейчас не говорю опять же о крупных сетях, потому что крупным сетям заниматься этим бессмысленно, а вот тем 50 процентам залам, однозальникам ... располагающихся в регионах, этим заниматься есть смысл. И вот сейчас мы говорили о 20-30 процентах. Вы ошибаетесь, дорогие друзья. С учётом кризиса, который наступил, сейчас там оседает 50 процентов. Так что это ужасная проблема. И всё-таки давайте определимся, как правильно сказал Александр Алексеевич в понятиях. Мы говорим об электронном билете, когда на любой сеанс в любой день недели вы просто можете кликнуть на своём компьютере, войдя в головной сервер: город, кинотеатр и сеанс и вы должны увидеть, сколько человек сидит на данном сеансе. Вот тогда это действенный метод.

Что касается пиратства. Я тоже думал всё же досидит замминистра экономразвития, но это какая-то беспардонная беспомощность что ли, проявляемая в стенах государственной власти. Это невозможно. Тогда действительно не надо никаких денег, не надо никакого кино снимать, потому что, если мы изначально расписываемся в своём бессилии относительно борьбы с этим явлением, то я теряюсь.

Знаете, когда в каждом лотке, и мы тоже все это помним, в каждом лотке, в каждом павильоне продавалась палёная водка, как только государство осознало эту проблему, что здоровье нации под угрозой, на следующий день буквально все испугались, никто не стал торговать. Да, продолжается, это бывает, но все это накрывают, широкомасштабно освещают в прессе. Это, видимо, это важно.

А вот здоровье нации относительно того, что её приучают пользоваться краденым и не ценить труд других, что неимоверно сложней, поверьте, снять кино, чем вымучить цистерну палёного спирта. Это как будто бы ничего не значит. Это противоестественно.

Я бы настаивал и просил всё-таки в резолюции нашего совещания внести всё-таки разработать и дать нам конкретный ответ - можем или не можем. Если не можем, давайте пригласим американцев. Смогут они. Или малазийцев. Они вообще там руки отрубают и тракторами сравнивают все эти палатки, которые находят. (Аплодисменты.)

И последнее. Здесь много говорилось о предстоящем госзаказе, о деньгах, которые будут выделяться. Я всё это исключительно поддерживаю, потому что это правильно и проекты такие должны появляться. Но давайте не будем забывать о проектах, которые в муках рождались поиском денег, тем, условий. Так случилось - деньги кончились, фильмы сняты на 80-85 процентов, но закончить их реально нет никакой возможности.

Замечательная программа, поддерживаю её, объявленная РВС на последнем "Кинотавре", когда они предлагают свои инвестиции в окончание проектов, которые посчитают нужным заканчивать. Замечательная инициатива. И сейчас уже пользуется спросом, популярностью, очень много обращений, и я тоже разговаривал с коллегами и РВС. Но предлагаю всё-таки рассмотреть возможность и государства. Те фильмы, которые сняты и которые могут быть закончены с помощью государства и войти в багаж, тоже не оставлять это без внимания.

Знаете последний анекдот. Кого сейчас любят женщины больше всего? Оказывается, кинематографистов и неудачных продюсеров. Потому что они быстро-быстро начинают и долго-долго заканчивают.

Всё.

Председательствующий.  Спасибо.

Слово предоставляется Самойлову Владимиру Александровичу - генеральному директору компании "Кино 2080".

Самойлов В.А. 

Уважаемые господа, я понимаю, уже народ устал. Я буду предельно лаконичным и, думаю, что за семь минут уложусь. 

Я согласен, конечно, со всеми вами о том, что государственная поддержка кинематографу нужна, важна, нужны госзаказы. Но напомню, что основой благополучия любого кинематографа являются кассовые сборы. А кассовые сборы возможны полноценные только тогда, когда есть условия для массового кинопоказа.

Я хочу пару цифр напомнить вам. Кинематографисты старшего поколения, наверное, их знают. Для остальных, может быть, они будут интересны.  

В 1980 году в Советском Союзе было 69 тысяч киноустановок, из них 86 процентов - это были установки в сельской местности. Поэтому был массовый кинопоказ. И при цене билета от 10 до 50 копеек тех сборов, которые мы получали, хватало и для киносъемочного процесса, и для развития киностудий. И если вы помните, кино было третьим по важности источником наполнения госбюджета.

Это достигалось за счёт чего? За счёт того, что на каждого жителя страны приходилось 9 посещений кино в год. Сегодня, насколько я помню, эта цифра 0,3 посещения.

Я думаю, что жители сёл российских и жители малых городов с удовольствием поддержали бы отечественное кино трудовым рублем, но им просто негде это делать. Потому что сельские клубы либо разрушены, либо закрыты, а они поддерживают трудовым рублем производителей контрафактной продукции.

Тот проект, который я здесь сегодня представляю проект "Кино 1080" как раз и направлен на то, чтобы частично эту ситуацию изменить. Наш проект разработан для того, чтобы поддержать кинопрокат, как отрасль народного хозяйства. Сохранить муниципальные кинотеатры и ввести импорт на замещающие технологии, исключающие необходимость ввоза дорогостоящего импортного оборудования и переоснастить систему кинопроката современной цифровой техникой отечественного производства.

Я категорически не соглашусь с любимым мной Алексеем Гуськовым о том, что мы не можем сами этого делать. Можем, у нас есть для этого мозги и руки и деньги. Может быть, 3-4 компонента мы пока не можем сами делать в России, но, наши западные партнеры охотно идут на то, чтобы делать это вместе с нами путём создания совместных предприятий или по лизинговым схемам.

Что нами уже для этого сделано? Разработан пилотный программно-аппаратный комплекс подготовки тиражирования и доставки кинофильмов в цифровом формате и защита их от пиратского копирования. Производить такие комплексы готов завод "Конвейер" в Подмосковье. Апробирован комплекс цифрового кинопоказа для кинотеатров сети. Производство такого комплекса готов наладить Новосибирск, мы также рассматриваем варианты такого производства в свободных экономических зонах - в Дубне или в Елабуге.

Проект включает в себя то, о чём сегодня многие говорили, введение единой информационной системы, обеспечивающей максимальную финансовую прозрачность, при которой гарантирован независимый 100-процентный контроль за количеством проданных билетов и числом зрителей в залах. Разработан и внедрен в производство российский комплекс современного кинозвукового оборудования.

Этот проект уже прошёл апробацию в Новосибирске, в Ханты-Мансийске, в Татарстане, одобрен гильдией кинотехников Союза кинематографистов, на международной конференции "Телевидение - высокая чёткость" и ученым советом МИХИ.

Наконец, мы защитили эту технологию патентом Российской Федерации и, возможно, самое главное в условиях современной России, нашли инвестора, который готов этот проект профинансировать - это Внешэкономбанк.

Каковы преимущества нашего проекта "Кино-1080" перед аналогичными? Это возможность на региональных базах госучреждений кинопроката тиражирования требуемого количества цифровых копий с генерацией в ключе авторизации и обеспечением прозрачной финансовой отчетности.

Это одновременное обеспечение выхода фильмов во всех залах сети и демонстрация фильма на всех экранах в качестве равным примерному покажу. Это защита фильмов от пиратского копирования, это создание условий для демонстрации не только большого кино, но и у учебных. Научных, образовательных и иных программ отечественного производства.

И, наконец, возможность использования единой аппаратной базы как для просмотра кинофильмов, так и для передач спутникового телевидения в формате телевидения высокой чёткости, что особенно актуально в преддверии универсиады и Олимпийских игр.

Мы стремимся к тому, чтобы кино вновь стало доступным не только жителям городов и наши ТЭО согласованы с инвестором, позволяют установить цену билета не выше 50 рублей. Это ниже стоимости пиратского диска и значительно ниже абонентской платы за спутниковое телевидение. При этом, качество показа будет таким же, как в кинотеатре "Пушкинский".

Хочется вернуть в кинотеатры людей не только за счёт доступной цены, но и за счёт репертуарной политики. И мы планируем, что репертуар новой киносети будет не менее чем на 50 процентов формироваться за счёт отечественных фильмов и программ. Это не блажь и не маниловщина, жители малых городов и сёл не сильно хотят смотреть «Секс в большом городе», они не хотят смотреть жесть, гламур, они хотят смотреть кино про Россию. И такое кино вы, творческие работники, наверное, в состоянии делать, если будет, где его показывать.

Это, в общем-то, принципиальный момент нашего разговора. Сегодня об этом уже говорилось. Сидящие в этом зале прекрасно понимают, что насколько была велика роль Голливуда, становления американской нации из нескольких поколений мигрантов и превращения их в патриотов США. Такую же в общем-то функцию достаточно успешно выполняло и советское кино. Сегодня этого нет, но российское кино может и должно стать одним из инструментов возрождения национальной самоидентичности российского народа.

Мы уверены, что мы создаём не просто бизнес-проект, мы пытаемся решать задачи и социальные, и естественно, надеемся, что государство окажет нашей компании поддержку. Формы такой поддержки могут самые разные, это и компенсация процентов по кредиту, и кредитование инвестиционных расходов, и освобождение от налогов на понятный срок реализации проекта или создание государственных коммерческих партнёрств. Здесь форм много, и здесь уже слово за нашими законодателями.

Мы готовы в случае поддержки нашего проекта в течение одного года развернуть производство необходимого оборудования, одновременно начав подготовку к реконструкции и созданию примерно тысячи кинозалов для малых городов и сёл. И осуществление этого проекта позволит создать от 30 до 40 тысяч рабочих мест.

Я должен поблагодарить Комитет по культуре Государственной Думы за те качественные рекомендации, которые нам были представлены и пожелать Григорию Петровичу и его коллегам настойчивости, упорства, хороших лоббистских возможностей для того, чтобы эти рекомендации превратились в реальные законопроекты, которые помогут и создать новые хорошие фильмы, и прокатывать их. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Месхиеву Дмитрию Дмитриевичу, председателю правления союза кинематографистов Санкт-Петербурга, кинорежиссёру и продюсеру.

Месхиев Д.Д.

Добрый день, здравствуйте!

Всё это очень хорошо, очень хорошо, что будет существовать госзаказ, очень хорошо, что останутся те квоты, которые были на поддержку российского кино, очень хорошо увеличить кинопрокат, очень хорошо заниматься и думать о государственной идеологической направленности нашего кино и прекратить оголтелость на наших киноэкранах. Это всё абсолютно правильно и очень хорошо.

И очень хорошо, что основные зрители и посетители наших кинотеатров – это молодёжь. И мы, конечно, о них должны думать и заботиться. Значит, 25 процентов нашего кинопроката занимает российская продукция. К чему привык молодой кинозритель? Молодой кинозритель привык к 75 процентам высококачественной профессиональной сделанной американской кинопродукции. Наш зритель привык уже к тому, что он смотрит кино с хорошим звуком, классно, профессионально снятое на замечательном оборудовании и так далее, и так далее.

Что мы ему можем предложить? Ничего. Потому что за исключением, наверное, киностудии «Мосфильм» все наши остальные производственные базы государственные находятся в удручающем состоянии. Некоторые в плачевном. Значит, если будет продолжаться так дальше, то через несколько лет у нас останется одна киностудия в стране. А ведь существовали совершенно замечательные, на мой взгляд, традиции свердловской киностудии, «Ленфильма», студии Горького и так далее, и так далее. И всё это кануло в небытие на самом деле, потому что наши государственные киностудии с трудом выживают, а некоторые уже не выживают. И некоторые уже не поднять. А для того, чтобы реконструировать или организовать наши государственные киностудии нужны десятки миллиардов рублей. Десятки, может быть даже сотни.

Где мы возьмём эти деньги? Опять у государства? Мы опять пойдём и скажем, дайте нам 200 миллиардов долларов и мы перестроим нашу киноиндустрию. Как вы думаете, нам их дадут? Я очень сильно в этом сомневаюсь. Очень сильно в этом сомневаюсь. И, мне кажется, что очень важный момент и очень важно, и пора задуматься о том, что будет происходить с нашими студиями.

Более того, я абсолютно согласен с Михалковым, мы теряем кадры, теряем катастрофически и безвозвратно. О каком профессиональном и качественном кино мы можем говорить, если нам не с кем его делать? О каком профессиональном и качественном кино говорить, если нам не на чем его снимать?

Вы знаете, последние лидеры нашего кинопроката, я имею в виду российские лидеры, основное количество этих картин делала часть производства за границей, а не у нас. Это касается и "Девятой роты", и "Острова", и "Иронии судьбы..." и так далее. Все постпродакшны этих картин сделаны за границей. Половина графики сделано за границей. Супервайзеры иностранные, каскадёры иностранные. Перечислять дальше? Все и так про это всё знают.

И, мне кажется, что очень важно об этом задуматься. Мы где и на чём, и как будем снимать то замечательно кино, о котором мы все говорим? Я считаю, что для решения этого вопроса, во-первых, первое, нужно, естественно, привлекать серьёзный большой бизнес. Потому что это долгоиграющие проекты, это долгий возврат денег. И если, собственно говоря, некие компании могут позволить себе вложить деньги в реконструкцию киностудии, я не знаю, в рамках частного государственного партнёрства или в каких-то иных, то это уже очень хорошо. Потому что для того, чтобы вернуть деньги, вложенные в киностудию, нужно не три, не пять и даже, наверное, не 10 лет. Я вам это говорю, как директор частной киностудии, наверное, одной из самых крупных частных студий в стране, если на самой крупной. И, мне кажется, что это очень важная и серьёзная проблема.

У нас, простите меня, на некоторых киностудиях можно фильмы про войну снимать уже не декорируя стены, здания и так далее. Мы сами все прекрасно это видим, знаем и понимаем. Я уж не говорю про наши павильоны, там на Горького, на Ленфильме, на Свердловской киностудии многострадальной, которые по своему техническому оснащению хуже, чем были в советское время. Хуже, потому что там вообще ничего нет.

И мне кажется, что всё-таки задуматься о такой важной, глобальной вещи, как, собственно, само кинопроизводство, где мы это всё будем делать, очень и очень важная задача. Спасибо огромное. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово для выступления предоставляется Воронецкой Татьяне Владленовне - продюсеру, сценаристу и режиссёру.

Воронецкая Т.В.

Дорогие друзья!

Я понимаю, что вы устали. Но давайте зададим себе вопрос, хотим мы жить в сырьевой стране, с сырьевой экономикой? Все уже выступающие здесь сказали, нет, мы хотим иметь инновационную страну, мы хотим иметь развитую науку и образование. Значит, мы должны с вами вернуться к такому понятию, как научно-популярное кино для того, чтобы элементарно популяризировать научные знания, образование и для того, чтобы пробрасывать в общество то, что, например, делает замечательное американское кино, оно пробрасывает в общество идеи будущего. Оно пиарит, популяризирует те идеи недалёкого будущего, которое хочет видеть в своей стране. Это очень важная, даже стратегическая задача, которая сегодня стоит перед нами. 

И здесь возникает вопрос. Что мы можем в данном случае представить? Техническая база требует обновления и надо обращаться, безусловно, в Министерство культуры, чтобы эту базу как-то обновлять и какие-то средства получить, чтобы хотя бы начать эту деятельность.

И что важно? Зачем, собственно, нам наше кино научно-популярное? Вы можете спокойно мне ответить, что мы можем смотреть аналоги, например, формата "BBC", которые делаются для всего мира, делаются виртуозно на очень высоком уровне, которые мы смотрим, знаем.

Но нам же хочется, у нас державные амбиции, мы хотим, чтобы наши дети видели нашу страну, просто элементарно они бы могли её увидеть. Потому что, чтобы знать и гордиться и говорить о тех патриотических чувствах, о которых мы с вами сегодня говорили. Они не только связаны с войной и какими-то такими историческими моментами нашей судьбы, нашей страны. Они ещё связаны с нашим таким каждодневным пониманием и просто знанием нашей страны. Наших рек, озёр, наших каких-то научных, технических там завоеваний. Мы должны этим как-то гордиться, научиться этим гордиться.

И здесь мы, конечно, кинематографисты, оказываемся в очень сложной ситуации. Вы поймите, что при социализме рынок был закрыт – мы конкурировали друг с другом. И, собственно, на сегодняшний день наш рынок открыт. И мы имеем дело вовсе не с американским кино, немецким или французским. Мы имеем дело с очень амбициозным международным трансконтинентальным продуктом, который делается – вдумайтесь в это только на секунду – делается для показа во всём мире. Это картины, которые смотрят во всём мире. Это стандарт мировой.

И мы с вами вышли после разрухи 90-х лет, не имея ни технической базы, никакой другой. Спасибо Министерству культуры, что оно поддерживало все эти годы. Вот как раз в области неигрового кино очень хорошо складывались ситуации, хоть как-то поддерживало неигровое кино, как-то развивало кадры. Потом эти кадры, собственно, пошли и в игровой кинематограф. Если мы сейчас проанализируем ситуацию: кто сейчас в игровом снимает кино? Да режиссеры и неигровики в основном. Большая плеяда пришла в игровое кино из документального.

И мы конкурируем с этим грандиозным продуктом на сегодняшний день. Рынки открыты. И вот мы с вами вышли, и мы должны сделать очень хорошо за миллион рублей то, что другие делают за миллион долларов. Или вот, например, последний французский фильм "Дом" об экологии планеты – 10 миллионов евро. То, что другие делают совсем на других бюджетах.

И сегодня, когда мы говорим о стратегии развития нашего государства, вспоминаем слова и нашего премьер-министра, и президента, мы должны с вами сказать, что вот в это кино, игровое кино, которое мы хотим и планируем делать как бы по заказу государства, мы обязательно должны включить научно-популярное и документальное многобюджетное кино. Бюджеты этих картин должны тоже исчисляться миллионами, иначе мы не достигнем того качества, мы не сможем показать нашим детям, нашей молодежи просто элементарно нашу страну.

Вот аналог Кремля есть где-то в мире? Нет. Это совершенно уникальное архитектурное строение. Если снять фильм тот о Кремле, который можно сделать, например, в формате "BBC". Или наш Байкал, или наши заповедники – это уникальная продукция, которая, я уверена, первой выйдет на международный рынок. Кстати, не игровое кино, а именно такое кино будет пользоваться большей популярностью.

И, конечно, обратно мы наращиваем производство, мы наращиваем сейчас, поднимаем нашу киноиндустрию – то, о чём говорил и Дондурей, в общем, все, кто говорили до меня. Нужен какой-то обратный посыл из общества. Нужен обратный посыл из проката. Прокат не хочет работать ни с каким кино, кроме как с этими международными трансконтинентальными блокбастерами, он не ориентирован ни на какой другой сегмент. Он у нас совершенно не развит. Значит, нужна какая-то адресная поддержка или отдельных залов, или отдельных кинотеатров, нужна какая-то профильная работа.

В том же Нью-Йорке два документальных кинотеатра. У нас, например, в Москве нет. Вот, к сожалению, очень жалко, что из Московской Думы люди убежали, потому что у них ещё что-то осталось в Москве на балансе какие-то кинотеатры. Дайте такие кинотеатры под документальное и научно-популярное кино. Давайте, пусть корпорация "Роснано", которая сейчас мыслит стратегически, продумает: как хотя бы, может быть, что-то сделать в 3D? Потому что это должны быть очень современные изображения, с современной графикой компьютерной. Это позволит, эти бюджеты позволят подтянуть и кадры. Это очень, в общем-то, важный  и принципиальный вопрос.

Мы можем презентировать эти фильмы в больших залах. То есть какую-то работу с ними надо начинать. В своё время были, вы помните, такие удлиненные программы какие-то специализированные. То есть мы должны учесть, что рынок разный, страна разная. Интерес есть и к документальному кино большой, есть и интерес к арт-хаусу, есть интерес к авторскому кино, которое тоже надо где-то показывать.

Есть уже такая интересная структура, как синематека, куда вы можете прийти, заказать какие-то интересные фильмы. Давайте поддержим такую форму работы, где можно что-то делать на заказ разному количеству людей. То есть давайте поддерживать воспитание нашего зрителя, это необходимо делать, это работа длительная, долгая, результата мы не увидим сразу. Но фестивальное движение и, кстати, есть такой миф, что у нас очень много в стране фестивалей. У нас не так много в стране фестивалей. Во всей нашей стране проходит столько фестивалей, сколько в одном европейском иногда небольшом городе, а это альтернатива проката существующего. И это надо поддерживать, надо развивать. Потому что это работа, это целевая работа со зрителем.

И о документальном кино ещё буквально два слова. Оно позволило сохранить кадры, оно позволило сохранить летопись, оно позволило сохранить, как ни странно, нашего героя, потому что оно было обращено очень конкретно, оно изучало нашего человека всё это время, именно его духовное становление. Именно это был всегда рассказ о каком-то выборе человеческом, очень важно на сегодняшний момент. И поэтому давайте сейчас мы поможем именно финансово развиться, потому что, слава богу, что бюджеты хоть как-то увеличивались, но это всё равно недостаточно для той конкуренции, в которой мы на сегодняшний день пребываем, рынки, как говорится, открыты.

И последний вопрос, так называемое детское кино. Оно обычно перечисляется так, арт-хаус, неигровое кино и детское кино. Это некая такая и детское кино. Видно, это предполагаются какие-то, не знаю, переодетые зайчиками тети и дяди, которые как бы совершенно не попадают ни в ХХ1 век, ни в инновационное представление о нашем будущем, и, вообще, как бы в никуда. Потому что и детское кино это Гарри Потер. Это формат Гарри Потера. Мы можем сказать, спасибо, что наши дети стали после этого многие читать, вот тут рассказывали мне, как Гарри Потер повлиял на молодое поколение.

И что можем сказать? Это тоже многобюджетное кино, потому что это тридеграфика, это компьютерные технологии, нельзя снять дешево детское кино, к сожалению. Это одна из очень дорогих позиций, одна из самых почти дорогих позиций в мире. Потому что здесь мы ещё должны говорить об очень важной вещи, о которой мы совсем не говорим, это создание нашего героя, отечественного героя. Потому что всё прекрасно, что мы имеем эти аналоги, на них выросли у нас целые поколения, но мы должны думать о нашем герое. А наш герой - это индустрия. Это создание героя - это целая индустрия. Это колоссальные затраты и финансовые, и любые тут, креативные, наши таланты и всё должно быть брошено на это. Потому что герой нам необходим. Давайте об этом думать, и давайте думать, что наше ближайшее будущее мы должны визуализировать. Вот американцы это делают прекрасно.

Если вы придете домой, сейчас спросите у своих детей, что они знают... Вот они хотят быть космонавтами. Какая у нас организация занимается космосом? Они вам не назовут. О нас узнает весь мир. Вот они пиарят во всей практически своей продукции, игровой, документальной, научно-популярной. Мы знаем, что это массированное, занимающееся нашим будущим. Это даже, может, не конкретно каких-то разработок касаться, а это космическая империя. Мы с вами космическая империя. И, к сожалению, то, что делает телевидение, нам этого не хватает. Потому что телевидение работает в информационном поле. Мы работаем более образно. Это образная у нас структура, она воздействует сильнее на зрителя. Документальный фильм, сделанный именно кинематографистами нашими минкультуровскими, он всегда воздействует сильнее. Потому что он оперирует к образу. У него совсем другой язык. И мы об этом не должны забывать. Коротко, поэтому я сворачиваю свою речь. И считаю, что мы встретимся в кинотеатре на премьере отечественного научно-популярного фильма, просто уверена в этом. Всего доброго!

Председательствующий. Спасибо. (Аплодисменты).

Слово предоставляется Березину Олегу Станиславовичу, генеральному директору компании "Нива-фильм".

Березин О.С.

Добрый день, уважаемые депутаты, депутаты по телевизору и уважаемые коллеги! Я, по-моему, последний.

Разрешите, я сначала два слова скажу о своём видении развития кинотеатров в малых городах, потому что много об этом сегодня говорилось. К сожалению, статистика вещь жестокая.

И в своё время мы посчитали, сегодня современным кинопоказом у нас охвачено примерно 260 населенных пунктов городов страны, это примерно 70 миллионов жителей, которые проживают в этих городах.

Если мы поставим себе задачу охватить кинопоказом все населенные пункты с населением больше 10 тысяч, это не только города, это сёла большие, это  263 населенных пункта, то есть в пять раз увеличим количество городов, то количество населения, которое охвачено будет со времён кинопоказа увеличится всего на 30 процентов до 90 миллионов. Вот цена вопроса. Скорее всего, эти 30 процентов, естественно, дадут максимум 5 процентов кассового сбора дополнительных, в 5 раз увеличив объём рынка.

Почему это происходит? Всё очень просто, потому что мы иногда оперирует эмоциями 20-летней давности, когда мы были маленькими, когда мы ходили в кино, стояли в очередь за билетом, потому что в то время кинотеатр был единственный способ просмотра фильма.

Сегодня у любого жителя маленького города нет проблемы с просмотром фильма. Да, он, может быть, не смотрит его день в день с большим городом, но сегодня есть  бесплатный триколор, тарелку надо купить, есть ДВД, я даже не говорю про пиратское, появляются новые Интернет-сервисы.

Я родился в городе, где население 10 тысяч человек, там нет ни одного кинотеатра, но, при этом люди смотрят кино. Сегодня наш бесплатный телеканал предлагает огромное количество, в том числе отечественных фильмов.

Что это значит, куда двигаться дальше? Одна из проблем развития рынка, когда мы говорим о кинопрокате, состоит в том, что к удивлению, может быть, даже многих, кто с этим не связан, кинопрокат сегодня до сих пор пользуется технологией, которая придумана больше ста лет тому назад, использована братьями Люмьер при показе своего первого фильма.

Кинопрокат в большинстве своём в нашей стране, даже во всём мире пользуется 35 миллиметровой  кинопленкой, в то время, когда всё вокруг становится цифровым.

Плохо это или хорошо? В прошлом году, чтобы заработать 800 долларов кассового сбора, или 20 миллиардов рублей, было напечатано в нашей стране 63 тысячи кинокопий на 2000 залов, чтобы заработать 800 миллионов долларов.

Обращу внимание, что кинокопии напечатаны на импортной пленке, у нас в стране не производится, даже в советские годы у нас Украина производила это на пленке. Это 2 миллиарда рублей в прошлом году потраченных на печать только кинокопий, чтобы показать фильм.

Много это или мало? Каждый  четвёртый фильм в прошлом году не окупил затрат на печать кинокопий в прокате. Каждый второй российский фильм не окупил затрат на печать копий, вот экономика нынешнего кинопроката. Какой выход? Выход, естественно, понятный, очевидный, это переход на цифровые технологии.

Здесь два важных момента. Первый - этот переход должен быть обязательно на основе международных стандартов. Мы не можем придумывать свою систему, мы должны жить вместе со всем миром. Несколько стран в мире пыталось уже сделать своей системой: Индия, Китай, в Европе был такой проект, все всё равно договариваются и переходят на единую систему, потому что это элемент обмена фильмами, обмен вовлечения нас в международный кинопрокат и так далее.

Второй важный момент, по какому сценарию действовать? Есть три варианта. Первый вариант - вообще ничего не делать. Если ничего не делать, если остаёмся мы в пленочной технологии, это приедёт к тому, что из-за высокой цены кинокопий, из особенности экономики дистрибьюции на кинопленке, рынок кинотеатров превратиться в рынок проката поп-корн гигантов.

Если вы посмотрите экономику, любое мало мальски интересное авторское кино физически не может попасть на экраны, потому что оно рассчитано на более узкую аудиторию и тем самым мы развиваем массовую культуру.

Если оперировать официальными документами, то именно засилие массовой культурой является одной из национальных угроз, согласно стратегии национальной безопасности, которая недавно подписана. То есть оставаясь в пленочной технологии, мы превратим рынок кинотеатров в рынок блокбастеров, которые пропагандируют ту самую массовую культуру.

Есть второй вариант, оставить всё как есть, пусть оно развивается само, в конечном итоге, какое дело кому, как кинотеатр переходит на какую цифровую технологию. Здесь таится вторая опасность. Сегодня в стране уже действует 170 цифровых кинозалов. К концу года их будет 200, их будет ещё чуть больше.

 К чему это приведёт? Это приведёт к тому, что эти кинозалы, как ни парадоксально, "убьют" маленькие кинотеатры. Почему? Потому что сегодня кинокопия, которая работает в большом кинозале, после нескольких недель проката в силу уже амортизированной стоимости своей кинокопии попадает в маленький кинотеатр, где дорабатывает ещё какое-то время.

Если лидеры рынка за счёт собственных денег перейдут на цифровые технологии, то для маленького кинотеатра не останется вот той амортизированной копии. Напечатать одну копию стоит тысячу долларов. Соответственно, кинотеатр должен заработать 2 тысячи долларов. У нас нет таких маленьких кинотеатров, которые в состоянии такие деньги окупить. Это приведёт к тому, что дистрибьютор скажет: мы не печатаем копии для маленького кинотеатра. Это автоматом приведёт к тому, что маленький кинотеатр "умрёт". И останутся на рынке только крупные кинотеатры, которые за свой счёт перешли на цифровые технологии.

В чём проблемы перехода? Проблемы две: высокая стоимость и проблема вторая, что существует дилемма. Кинотеатр инвестирует деньги сегодня, а дистрибьютор и продюсер за счёт экономии на киноплёнке получают выгоду. То есть получается такая несуразица: тратятся одни, а выгоду получают другие.

Именно поэтому необходим тот самый третий сценарий, который бы решил две эти проблемы. То есть это объединение рынка прокатчиков, производителей, дистрибьюторов, государства, финансовых институтов, страховых компаний, производителей оборудования для того, чтобы создать одну программу и договориться о справедливом перераспределении дохода. Справедливое перераспределение дохода - это компенсация кинотеатру части сэкономленных на непечати киноплёнки средств. Это система, которая работает во многих странах мира. Это система, с которой согласны многие игроки рынка. И надо только это организовать.

Нужно ли здесь участие бюджетных средств? Я считаю, нет, потому что экономический расчёт показывает, что нормальный, длинный, скажем, кредит, который позволит финансировать лизинговую схему поставки оборудования в течение нормального срока...  Нормальным я называю срок от 5 лет, 5 - 8 лет. Мне говорят, что это нереально, но такой срок нужен для коммерческого кредита.  Кинотеатры вернут.

И важный момент, что произойдёт с маленькими городами, когда большие города разовьют всю эту инфраструктуру. То есть мы же не говорим: дайте нам денег, и мы просто потратим их. Когда большие города разовьют всю структуру, когда выстроятся все вот эти взаимоотношения, постепенно начнёт развиваться и рынок более маленьких городов, потому что уже цена входа в эти маленькие города будет абсолютно другой.

Поэтому я призываю всех просто обсуждать эту проблему, объединяться и пытаться что-то сделать. Потому что если мы не перейдём на цифры, то года через три-четыре у нас начнутся необратимые изменения в кинопрокате. Спасибо.

Председательствующий.  Спасибо.  (Аплодисменты.)

С заключительным словом выступит Ивлиев Григорий Петрович.

Ивлиев Г.П.

Уважаемые участники парламентских слушаний! Вам представлены рекомендации. Мы готовы их дорабатывать. Ждём от вас в течение двух-трёх дней предложений. Мы готовы отразить в них то, что было произнесено, уточнено.

Для нас чрезвычайно важно, что общество сейчас ожидает фильмов, которые покажут преимущество творческой и духовной жизни перед серостью наживы, чернотой похоти, ужасом жестокости. И мы с вами готовы к тому, чтобы создавать фильмы, которые будут востребованы обществом, и признаны, как неотъемлемая часть гражданами нашими собственной жизни. Фильмы, соединённые с развитием России - Родины нашей, нам сейчас чрезвычайно нужны, и государство обеспечит ту поддержку, о которой мы здесь сейчас так говорили. Но будет это происходить, конечно же, в рамках свободного общества, в рамках рыночной экономики, и экономические рычаги, экономические мотивы мы должны с вами разрабатывать и обсуждать.

По цифровому кинотеатру, очевидно, уже по осени назрела необходимость нам провести "круглый стол". И мы вас пригласим, потому что мы услышали аргументы и за и против, мы должны учесть все те опасности, которые здесь могут нас подстерегать.

Спасибо вам за участие. Ждём вас на следующих встречах.

Светлана Сергеевна ещё скажет пару слов.

Председательствующий. Спасибо большое всем оставшимся в живых на этих парламентских слушаниях. Непросто собирать такие слушания, потому что представлены были все интересы киноиндустрии. И огромное вам спасибо, что вы выступали и то, что вы здесь были. Мы должны консолидироваться, несомненно. Я лично, например, считаю, что борьба с пиратством не безнадёжное дело и с Интернет-пространством тоже. Поэтому Государственная Дума готова идти в этом направлении, чтобы это было в рамках законности всё доведено до того уровня, который позволит киноиндустрию защитить.

Спасибо большое.

Первая часть стенограммы 

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

21:00 Президент Финляндии ответил на информацию о слежке за военными РФ
20:27 Компания Ковальчука стала претендовать крымский завод шампанского «Новый свет»
20:04 Сборная РФ по хоккею выиграла Кубок Первого канала
19:44 ЦРУ передало Москве данные о подготовке теракта в Петербурге
19:16 При столкновениях со сторонниками Саакашвили пострадали десятки полицейских
18:35 СМИ назвали место содержания главаря ИГ
18:08 Опубликовано видео ликвидации боевиков в Дагестане
17:25 Между сторонниками Саакашвили и полицией произошли столкновения
16:47 Прокуратура впервые запросила пожизненный срок для торговца наркотиками
16:24 Курс биткоина превысил 20 тысяч долларов
16:16 Спортсменам РФ разрешили использовать два цвета флага на Олимпиаде
15:13 В Госдуме назвали неожиданностью слежку Финляндии за Россией
14:54 Скончался Георгий Натансон
14:15 В Крыму работы на трассе «Таврида» привели к перебоям с интернетом
13:44 В Москве снова побит температурный рекорд
13:15 СМИ сообщили об убийстве плененного ИГ казака
12:39 Губернатор Подмосковья пообещал избавить жителей региона от вони в начале года
12:07 Правительство Австрии поддержало смягчение санкций против РФ
11:35 Глава МИД Великобритании не увидел фактов влияния РФ на Brexit
11:15 СМИ рассказали о затрате Пентагоном 20 млн долларов на изучение НЛО
10:52 В Финляндии возбуждено дело после публикации данных о контроле разведки над интернетом
10:20 Представители Трампа обвинили спецпрокурора по РФ в незаконном получении документов
09:53 Завершилось голосование по названию моста в Крым
09:34 В Москве побит абсолютный температурный рекорд с 1879 года
09:24 Источник рассказал о переносе с Байконура пилотируемых пусков
09:12 В Дагестане силовики вступили в бой с боевиками
16.12 22:07 Курс биткоина превысил 19 тысяч долларов и вернулся обратно
16.12 21:03 СМИ узнали о «мирном» письме Саакашвили к Порошенко
16.12 19:56 Собчак заявила о готовности не участвовать в выборах
16.12 19:45 ПАРНАС отказался от выдвижения своего кандидата в президенты
16.12 19:28 Галерея-банкрот потребовала 27 млн рублей из Фонда храма Христа Спасителя
16.12 19:14 Российский биатлонист принес сборной первую медаль Кубка мира
16.12 17:07 Володин призвал власти РФ и Белоруссии уравнять граждан в правах
16.12 16:18 Фигуранта дела о контрабанде алкоголя нашли убитым в Ленобласти
16.12 15:13 Экс-сотрудник ФСБ отверг обвинения в хакерских атаках против США
16.12 15:11 Украина составила план покорения Крыма телевидением
16.12 14:07 Ученые из США выложили в сеть видео с ядерным испытанием
16.12 13:55 Овечкина признали одним из величайших игроков в истории НХЛ
16.12 13:12 Борис Джонсон снялся в «рекламе» сока с Фукусимы
16.12 12:53 Глава Минтруда анонсировал выделение 49 млрд рублей на ясли
16.12 11:40 В Москве мошенники забрали 20 млн рублей у покупателя биткоинов
16.12 11:29 Норвегия первой в мире «похоронила» FM-радио
16.12 10:51 Российские военные обвинили США в подготовке «Новой сирийской армии» боевиков
16.12 10:00 Россия вложила в госдолг США 1,1 млрд долларов за месяц
16.12 09:51 Собянин позвал москвичей оценить новогоднюю подсветку
16.12 09:21 Трамп включит «агрессию» КНР в стратегию нацбезопасности
15.12 21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
15.12 20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
15.12 20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
15.12 20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.