Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
23 мая 2018, среда, 14:31
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

07 июля 2009, 08:53

Российские тюрьмы: взгляд с Запада

Определяющим фактором практики лишения свободы при коммунистическом режиме было не участие заключенных в чрезвычайно амбициозных экономических проектах, а то, что их труд считался центром советской экономики.

Политическая идеология в сочетании с извращением и нарушением правовых норм была призвана создать экономический лагерно-индустриальный комплекс. Преступление и наказание определялись в соответствии с утопическим предназначением СССР: все преступления были издержками капитализма, а наказание должно было превратить антисоветские элементы в образцовых пролетариев и (следовательно) лояльных советских граждан. Хулиганство было преступлением потому, что разбитые магазинные витрины и уличные беспорядки нарушали гармонию советского общества. Таким образом, лишенные свободы преступники стояли в одном ряду с преподавателями, врачами, матерями и отцами: они все участвовали в работе по воплощению давней мечты – созданию царства небесного на земле.

С точки зрения криминологии, это было довольно дерзкое мифотворчество - пенитенциарная фантазия. Согласно ей, заключенные должны были работать над колоссальными экономическими проектами и тем самым повышать свой статус, но не как люди, запятнавшие себя преступлением, а как строители коммунизма. Однако в действительности многих граждан арестовывали на улице, дома, по дороге на работу и подвергали тайному суду, а затем отправляли в лагеря на принудительные работы, часто на смерть; они становились рабами самой разнообразной индустрии – от строительства железных дорог до изготовления школьной мебели.

Если преданность Советскому Союзу была идеологическим фундаментом пенитенциарной политики и уголовного законодательства, то ГУЛАГ (Главное управление лагерей) был хранилищем советской идеологии: огромным комплексом лагерного производства, управляющим всеми экономическими проектами. Сфера деятельности ГУЛАГа, созданного в 1934 г., выходила за пределы того, что обычно называют борьбой с преступностью; он действовал на государственном уровне. На самом деле, пенитенциарная система при ГУЛАГе представляла собой раздувшийся микрокосм советской бюрократии и социального контроля.

Исходя из этого можно предположить, что традиционная граница между уголовной юстицией и обществом в России была размытой. При всем ужасе, тюрьмы относились к идейному комплексу преданности делу, чести и славы. На протяжении всего сталинского правления (1926-1953) тюрьмы в СССР были повсеместно. О точном числе заключенных в советских тюрьмах того времени остается только гадать. Обычно наиболее точной считают цифру порядка 12 млн., потому что она учитывает только заключенных, а не всех «репрессированных» (из которых многие в лагеря не отправлялись).

В воспоминаниях заключенных постоянно упоминается о жестокости карательных репрессий, в которой прослеживается связь между страданиями в неволе и политизацией личности. Нам известно, что советская тюрьма не существовала в качестве единого опыта или единого института. Эндрю Майер (Andrew Meier) утверждает, что миллионы россиян, в том числе жертвы репрессий, страстно верили в марксизм-ленинизм и в национальный дух, который прекрасно сочетается с этой системой; затем он добавляет, что русские до сих пор не смирились полностью со своим прошлым.

Наконец, советский национальный дух совмещал в себе противоречивые тенденции. Наследием ГУЛАГа стали города, построенные жертвами сталинского террора. ГУЛАГ, как утверждает Майер, породил колоссальную национальную индустрию, в которой поработители и порабощенные чувствовали себя единым целым.

Уже не раз обсуждалось, как бывшие заключенные, ожесточенные системой, переставали понимать разницу между тем, чтобы быть русским, и тем, чтобы быть жертвами карательных ужасов. После Сталина в пенитенциарной идеологии не было серьезных изменений. Настоящая реабилитация – когда государство признало свою ошибку – началась только спустя некоторое время, уже после смерти Сталина в 1953 г. – когда ГУЛАГ был упразднен. Жертвам это мало помогло. Реформа судебной системы была отложена до 1960-х гг., а идеологическая реформа заглохла, и система оставалась нетронутой на протяжении многих лет после смерти Сталина.

К 1991 г. Советская Россия была уже по горло сыта арестами. Общество было пропитано пропагандой и страхом, так что глубоко укоренившиеся представления о том, какую роль играет труд в жизни общества, стали неотъемлемой частью национального духа. Таким образом, тюремный этос только усилил культурный символизм советской трудовой этики.

В современном развитии российской пенитенциарной системы можно выделить три фазы: то, что происходило сразу после того, как выяснилось, насколько плохи были условия содержания заключенных (фаза 1); беспокойное время середины-конца 1990-х гг., когда начался процесс приспособления уголовной юстиции к местным условиям (фаза 2); и настоящий момент, отмеченный повышением значимости прав человека и стремлением переориентировать тюремное управление и содержание заключенных в соответствии с международными приоритетами (фаза 3). Мы бы могли также выделить четвертый этап: постдисциплинарное общество.

Фаза 1: Система в состоянии хаоса.

Специфика пенитенциарной системы сыграла большую роль в падении СССР в 1991 г. Когда открылись двери тюрем, действительность оказалась ужасающей. Нарушение прав человека, переполненность тюрем, болезни и пытки – всё это было неотъемлемой чертой советской пенитенциарной системы. Многие болели туберкулезом; заключенные умирали – из-за того, что их было слишком много, и от недоедания. Сейчас в числе заключенных появились жертвы СПИДа. Эти проблемы всё еще остаются в следственных изоляторах (СИЗО). Советская карательная система стала знаменитой благодаря публикациям диссидентов, активистов и деятельности международных организаций по правам человека. Жестокость достигала ужасающих масштабов, как сообщает специальный докладчик ООН по вопросу о пытках:

«Специальному докладчику понадобился бы поэтический талант Данте или художественное мастерство Босха, чтобы точно изобразить адские условия, с которыми он столкнулся в этих камерах. Восстают чувства обоняния, осязания, вкуса и зрения. Суровые, бесчеловечные условия унижают человеческое достоинство; они сами по себе мучительны» (ООН, Экономический и социальный совет, 1994: 19).

Когда советская экономика рухнула, тюрьмы больше не могли играть роль индустриального монолита. Кроме того, образовался вакуум на месте политической идеологии. Физическое состояние пенитенциарной системы было возмутительным; идеологическое представляло собой хаос.

В 2001 г. Россия занимала второе место в мире по количеству заключенных из расчета на душу населения: на 100 000 человек приходилось 670 арестантов, то есть 979 285 человек содержались в местах лишения свободы. Для сравнения, в том же году в Англии и Уэльсе на 100 000 человек приходилось 130 заключенных (всего 67 056 арестантов). В начале 2006 г. в России было 209 СИЗО, 7 тюрем и 141 учреждение, в которых заключенные содержались до суда; 767 исправительных колоний и 62 воспитательные колонии для несовершеннолетних преступников (от 14 до 17 лет). В 2005 г. из 763 000 арестованных 600 000 отбывали срок в так называемых исправительных колониях – закрытых учреждениях с бараками.

Фаза 2: адаптация уголовной юстиции к местной специфике.

В 1999 г. я наблюдала за тем, как пенитенциарная система переживала крушение советского тюремного монолита. В числе прочих аспектов, меня интересовали работы, программы и инициативы, которые заменили собой лагерный индустриальный комплекс; мне также было интересно, как тюремный персонал распределял и осуществлял лишение свободы в «современной» России – после того как пенитенциарная система лишилась идеологического стержня.

Начался мощный идеологический подъем: центральное тюремное руководство в Москве добивалось полного контроля над пенитенциарной системой как единым целым. Понятие лишения свободы было противоречивым и путаным – вероятно, из-за того, что российское общество при Борисе Ельцине находилось в хаотическом переходном состоянии.

Например, на западе России (в Смоленске) западные понятия заключения (наказание и реабилитация) и преступления (преступники порочны от природы), послужили основанием для нововведений. Бихевиористская психология, когнитивно-поведенческая терапия и слова утешения, транслируемые с помощью акустической системы Tannoy, быстро находили себе применение в числе прочих новых подходов. Многим сотрудникам и управляющим тюрем было трудно интегрировать западную риторику прав человека и ориентированные на преступника нововведения в уже имеющуюся практику. Это был нестройный хор многочисленных голосов, которые боролись за первенство на развалинах индустриальной пенитенциарной системы колоний и тюрем.

С точки зрения организации, тюремная система превращалась в квази-развитую структуру управления. Раньше за методы и ресурсы отвечали областные власти. Сейчас все тюрьмы объединены на федеральном уровне и управляются централизованно из Москвы. Однако политический и экономический переход был настолько хаотичным, а замысел объединить всю тюремную инфраструктуру под единым началом Москвы – настолько грандиозным, что в итоге в разных областях стали возникать местные и совершенно разные практики и идеи.

Некоторые тюрьмы Сибири разительно отличались от того, что было в Смоленске. В Омске тюремная реформа проводилась на твердом фундаменте советской рабочей этики. Респонденты, с которыми я там говорила, считали преступление не индивидуальным врожденным пороком, а следствием воздействия различных социально-экономических факторов: заключенные, - говорили мне, - действовали под влиянием среды, а не в силу особенностей характера. Областное тюремное начальство боролось, прежде всего, с ущербом, который преступность наносит обществу. Заключенные участвовали в различных коллективных программах, трудовых и учебных мероприятиях, которые проводились в рамках партнерских программ с местными школами, органами самоуправления, университетами, компаниями. Руководящие принципы развились из видоизмененных советских понятий: «внедрение трудовой этики», «ответственность за свой труд», «компенсация ущерба посредством труда».

Эти разнообразные идеологии и методы стали появляться с момента падения советской системы. Промышленный сектор в России слаб, а тюремной системе не всегда удавалось воспользоваться промышленностью, находящейся на таком примитивном уровне. Восточные регионы могут использовать труд заключенных в лесопромышленности и других сферах, связанных с природными ресурсами.

Но на западе России природных ресурсов гораздо меньше; в распоряжении этих регионов остается только сектор легкой промышленности. Импортируемые дальневосточные продукты стоят дешевле, так что тюремный труд на рынке фактически становится неконкурентоспособным. Естественно, что в результате упадка промышленного сектора появляются альтернативные пенитенциарные концепции. Кроме того, западную Россию часто называют Европейской частью России. Расположенные там тюрьмы более восприимчивы к влиянию с Запада, чем в других частях страны; для проникновения новых идей на пенитенциарную периферию требуется некоторое время.

Международное сообщество постоянно добивалось того, чтобы тюремное начальство отчитывалось в нарушениях прав человека в российских тюрьмах. Заимствованные с Запада программы пользовались большим авторитетом в силу своего западного происхождения. Неудивительно, что многие служащие западных тюрем чувствовали на себе двойной взгляд: они находились под наблюдением как московских властей, так и парламентских делегаций из Совета Европы, которые проверяли российские тюрьмы на предмет соблюдения прав человека.

Пенитенциарная микроэкономика

Во многих регионах труд заключенных – это единственное средство к существованию тюрем. Предполагается, что тюрьмы должны выполнять реабилитационную функцию, а не только наказывать за правонарушения; но в России заключенный должен работать не на благо национальной экономики, как это было при СССР, а просто для того чтобы выжить. При президенте Путине централизованное государственное финансирование тюрем несколько наладилось, но всё же не стало неизменным правилом, так что в ряде случаев содержание тюрем всецело ложится на плечи местных властей. Распределяя ресурсы, центральное правительство учитывает и то, что тюрьмы могут получить самостоятельно, имея доступ к сырью и рынкам.

Многие тюрьмы для получения этих дополнительных средств к существованию используют бартерную схему. Например, местному фермеру может понадобиться ремонт оборудования. Тогда он обращается в тюрьму и в обмен на починку оборудования предлагает свою продукцию. Бартерный обмен широко распространен в России, и возникновение таких схем вокруг тюрем не удивительно; но это показывает, насколько важную роль стал играть частный сектор (в относительно некоммерческом формате) в обеспечении тюрем ресурсами (Piacentini 2004).

С другой стороны, бартерный обмен с тюрьмами привносит интересный аспект в понятие общественной справедливости. Это можно считать новой формой социальной интеграции: местную общественность информируют о том, что производится в тюрьмах, и тюремный персонал активно поддерживает бартерный обмен с местными жителями. Это проверяет на практике распространенное в Британии мнение, что совместные виды деятельности между заключенными местными жителями полезны.

Наше исследование – это не открытие какой-то сельской идиллии отношений между неиспорченным простым народом и заключенными. Тюрьма была и остается учреждением, которому постоянно не хватает ресурсов и которое находится в плачевном состоянии. Помимо очевидных экономических и социальных успехов, тюремный бартер выходит за рамки того, чего обязаны достичь тюремные власти, будучи опекунами заключенных.

Фаза 3: появление прав человека

Какое значение имеют все эти практики в контексте возрастающей важности таких понятий, как права человека, в  России?

После десятилетнего переходного периода, сопровождавшегося политическим, экономическим и социальным хаосом, пенитенциарная система стала развиваться с помощью реформ, благодаря введению правового регулирования и минимальных допустимых норм и принципам прав человека. Несомненно, в пенитенциарной модернизации важную роль сыграли внешние организации, НПО и наблюдение за процессом. Благодаря инспекциям «специальных докладчиков» перед Россией встала угроза политической изоляции и позорного исключения из мирового сообщества. Но у такой стратегии есть свои подводные камни.

В случае с тюремным бартерным обменом в российских тюрьмах права человека нарушаются из-за того, что тюремное руководство постоянно находится в поисках ресурсов, чтобы кормить заключенных. Арестанты работают не с целью реабилитации, а чтобы выживать.

Для большинства тюремных начальников права человека остаются пустым звуком. Это не понятие, которое следует применять к российским заключенным, а нечто импортированное извне. Один из начальников сказал мне: «Это всё для того, чтобы нам навредить. ‘Всё правильно сделали?’ - ‘Да.’ - ‘Честно провели то-то и то-то?’ - ‘Да.’ Если бы я сказал ‘нет’, мне же было бы хуже».

Нельзя утверждать, что это отражает всю систему целиком; но несомненно, что более четкую и эффективную пенитенциарную систему, основанную на местных ценностях, образовать пока трудно. Как бы убедительно ни отстаивались права человека в женевских «коридорах власти», на местах к ним относятся цинично, воспринимая их как наглядное воплощение новой политики, в которой страна оценивается исходя из того, насколько «хорошие» или «плохие» в ней тюрьмы.

Советские исследования в пенитенциарной сфере

Возможно, одним из главных достижений моей работы в России стала информация о качестве и количестве исследований, проводившихся до 1991 г. На тему лишения свободы в России опубликована масса материалов. В первую очередь, эти тексты апеллируют к идеологии марксизма-ленинизма, а также к политической и экономической выгоде труда в тюремной системе. Данные, относящиеся к двадцатому веку, по большей части дискредитированы как ненадежные и не соответствующие действительности. Насколько мне известно, ни один из российских материалов, опубликованных в ХХ веке, не содержит критического отчета по стандартным социологическим аспектам карательной системы (сюда входят идеологические основания наказаний и политизация лишения свободы).

Лишение свободы считалось нормой; тюрьмы представлялись необходимым институтом политической коррекции и труда, игравшего такую важную роль в советском обществе. Таким образом, в ХХ веке Россия нуждалась в заключенных, а задачей исследователей было соответствовать этому принципу. Но в действительности и тюремный персонал, и заключенные были лишь винтиками в гигантском политическом механизме советского режима. Именно эти герметичные условия создали большие проблемы для исследователей, желающих найти факты и повлиять на пенитенциарную политику.

Впечатления западного социолога

Главная проблема западного социолога, занимающегося тюремными вопросами, состоит в том, что в России его иногда воспринимают как шпиона, а иногда как наблюдателя из ЕС. Это сводится к проблеме лицемерия и политических процессов, которые призваны стыдить общество за ужасающие нарушения прав человека и с помощью манипуляций заставляют его придерживаться международных норм. Западные институты воспринимаются как контролирующие, карающие и использующие негативные дефицитные модели, призванные заставить Россию отчитываться, но не объясняющие, как соблюдать и продвигать права человека (например, в соответствии со стандартами Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод) «изнутри». Я сочувствую тем сотрудникам российской тюремной системы, которые воспринимают участие Запада как враждебное вторжение.

Тем не менее, если Россия хочет и дальше пользоваться благами, которые ей дает членство в таких органах, как Совет Европы, она должна и дальше двигаться по пути пенитенциарных реформ и защиты прав человека. У проекта продвижения прав человека есть, возможно, некоторые недостатки в том, как его осуществляют и воспринимают в народе. Но Россия признала, что это должно быть стержнем ее законодательства. Уважение к правам человека важно не только в плане содержания заключенных, но и в более общем смысле построения гражданского общества.

4 фаза: карательная система в постдисциплинарном обществе?

Некоторые комментаторы, пишущие о проблемах российской пенитенциарной системы, обеспокоены тем, что может возникнуть тенденция, обратная процессу европеизации, который длился на протяжении 1990-х гг. К сожалению, возрождение авторитаризма в российском обществе может отразиться и на пенитенциарной сфере. Хотя проявлений этого пока немного, печальная правда состоит в том, что права человека и прочие реформаторские принципы были «импортированы», а сейчас Россия стремится вновь стать мировой сверхдержавой. В стране на смену хаотичному управлению 1990-х гг. пришла более централизованная политическая власть.

Международное сообщество, в числе прочего, требовало более гуманного обращения с заключенными. Сейчас отношение к международным «интервенциям» и западным идеалам существенно изменилось. В последние годы политические трения между Россией и Европой освещались западной прессой; здесь можно усмотреть аналогию и с пенитенциарной системой.

Тюрем всё еще очень много, и их условия продолжают вызывать беспокойство. С 1991 г. в численности тюрем и в их условиях произошли разве что незначительные изменения. Например, в 2005 г. не менее 300 заключенных из мужской исправительной колонии в Курской области принимали участие в массовом протесте с голодовками и членовредительством (резали запястья, животы, лица, ноги), выражая недовольство условиями, в которых их содержали.

Ситуация изменилась потому, что пенитенциарный вакуум 1990-х гг. наполнился идейным содержанием, сходным с европейским. Не все усилия были впустую. Было запущено несколько пробных инициатив по разработке общественного труда в рамках уголовной юстиции. Хорошо и то, что юридически права заключенных всё еще признаются. Ускорился процесс обращения заключенного в европейские суды. Международные специалисты по тюрьмам (например, профессор Дирк ван Зил Смит/Dirk van Zyl Smit из Университета Ноттингема и профессор Эндрю Койл/Andrew Coyle из Королевского колледжа в Лондоне) констатировали ряд случаев, свидетельствующих о том, что Россия подает большие надежды в развитии правовых принципов в пенитенциарной системе.

Если сравнить с тем, что было 30 лет назад, отличия будут разительными. Это прямой результат следования европейским инициативам, цель которых улучшить условия в местах заключения как для арестантов, так и для персонала. Россия – не единственная страна, которая не хочет следовать рекомендациям и меняться в лучшую сторону.

Заключение

Если посмотреть на российские тюрьмы «западным взглядом», преимущества перехода на основе прав человека становятся очевидными. При таком подходе злоупотребления и ухудшение условий не проходили незамеченными, тогда как в ином случае об этом бы умалчивалось. Правительство несло ответственность за ужасные условия, а права заключенных признавались на юридическом уровне.

Как мы видели на примере дела Калашникова, благодаря правам человека российский заключенный впервые смог стать истцом, чьи позиции укрепляются международными правами.

Что касается тюремных служащих, то и у них есть возможность переосмыслить свою роль и стать представителями профессии системы охраны, признаваемыми международным сообществом.

Россия улучшила условия заключения и повысила свои стандарты. Но из-за изменений в более широком политическом контексте стало труднее ответить на главные вопросы: почему мы наказываем? И что такое современная тюрьма в демократическом обществе?

Российские правящие круги признают жестокость пенитенциарной системы в прошлом. Но чтобы оценить, понять и смягчить нанесенный ущерб, необходим особый процесс примирения, который не был начат.

Несмотря на интерес к правам человека, структурные рамки, забавным образом, остались нетронутыми. Цель правозащитной деятельности состоит в том, чтобы общество усвоило институты и нормы и тем самым стало лучше. Но усвоение – очень сложный процесс. Потому что именно наиболее сильные в политическом смысле страны навязывают его менее сильным государствам и их системам уголовной юстиции. Особенно трудно провести эту процедуру в тюрьмах, которым до сих пор уделяют слишком мало внимания. Для поддержки прав человека в России – или где бы то ни было еще – необходимо постоянно учитывать местный культурный контекст. Местное население следует вовлечь в пенитенциарную политику. Иначе права человека в тюрьмах так и останутся иллюзией; особенно это касается обществ, находящихся в состоянии перехода.

Лаура Пьячентини - первый западный криминолог, который занялся исследованием современной пенитенциарной системы в России. Она занимается этим до сих пор. После падения коммунистического режима она провела 15 лет среди заключенных и тюремного персонала и взяла более 300 интервью.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

14:04 Дипломат США заявил об «акустической атаке» в Китае
14:03 Центр имени Хруничева привез на выставку новые «Протоны»
13:34 МИД России назвал сроки выхода Украины из СНГ
13:32 Изменение кислотности среды послужит тормозом для молекулярных машин
13:30 Роскачество нашло нарушения в 25% образцов сливочного масла
13:25 Бывший тренер «Спартака» и ПСЖ возглавил лондонский «Арсенал»
13:00 Просившую Путина о помощи онкобольную похоронят 24 мая
12:59 Девять сотрудников Мариинского театра госпитализированы с отравлением
12:40 Минкульт России открестился от планов запрета Booking.com
12:20 МИД РФ рассказал о мизерных зарплатах боевиков ИГ
12:19 Сбербанк в четвертый раз попытается продать украинскую «дочку»
11:51 Бизнес предложил отменить посадки за исполнение санкций
11:38 Хазанов готов озвучить попугая Кешу в полнометражке «Союзмультфильма»
11:32 В ДНР рассказали о попытке украинских военных захватить Горловку
11:21 Глава Сбербанка рассказал о переговорах с «Русалом» по долгам
11:13 В аварии школьного автобуса под Псковом пострадал 21 человек
10:51 В Совфеде ответили на заявление депутата Верховной Рады по Крымскому мосту
10:46 ВТБ прекратил сотрудничать с бизнесом Дерипаски
10:40 Медведев раздал поручения по реализации «майского указа»
10:22 В деле о госизмене экс-сотрудников ФСБ остался единственный эпизод
10:17 Высокопоставленных сотрудников ФСО заподозрили в хищениях при строительстве резиденции Путина
10:13 Николай Караченцов попал в больницу
09:51 Международная Букеровская премия досталась Ольге Токарчук
09:49 Отмена бумажных ПТС создаст проблемы покупателям новых машин
09:37 США выдвинули условия снятия санкций с группы ГАЗ Дерипаски
09:21 В ответ на санкции в России могут заблокировать Booking.com
09:20 Писатель Филип Рот умер в США от сердечной недостаточности
09:04 Удачно прошел очередной запуск ракеты Falcon 9
22.05 21:03 «Юрий Долгорукий» провел залповый пуск ракет «Булава»
22.05 20:46 Кудрин рассказал об участии в разработке новейшего оружия
22.05 20:21 Глава Facebook отчитался Европарламенту о безопасности пользователей
22.05 20:04 Трамп подтвердил готовность отказаться от встречи с Ким Чен Ыном
22.05 19:51 Госдума одобрила повышение стоимости голоса избирателя на выборах президента
22.05 19:27 В Росстате зафиксировали сокращение численности населения России
22.05 19:21 Крымский мост прошел чин освящения
22.05 19:04 Эрмитаж подал иск к Пирумову на 856 млн рублей
22.05 18:57 ФИФА закрыла все дела о применении допинга российскими футболистами
22.05 18:41 Дума отклонила законопроект о выдаче водительских прав с 16 лет
22.05 18:24 Нью-йоркскую фондовую биржу впервые за 200 лет возглавит женщина
22.05 18:17 Астероид-нарушитель оказался выходцем из другой планетной системы
22.05 17:48 Бинбанк и «Открытие» сообщили о сделках с признаками вывода активов
22.05 17:24 В Дебальцево подорвали рейсовый автобус
22.05 17:23 Путин подписал указ о создании НКО «Россия — страна возможностей»
22.05 17:04 Мариничев предложил Генпрокуратуре проверить действия Роскомнадзора
22.05 16:57 Прокуратура заняла первое место в рейтинге доверия опрошенных россиян
22.05 16:34 Израиль впервые использовал истребитель F-35 в бою
22.05 16:24 Ритейлеры допустили рост цен из-за закона о контрсанкциях
22.05 16:06 Audi отзовет более 11 тысяч машин для обновления ПО
22.05 15:53 Госдума рассмотрит возможность присвоения законам имен их авторов
22.05 15:47 63% опрошенных россиян не одобрили проведение ЕГЭ
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.