Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
12 декабря 2017, вторник, 19:32
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

16 сентября 2009, 22:39

Стенограмма III (седьмого созыва) Пленума Правления Союза кинематографистов Российской Федерации

Председательствует – Председатель Правления Союза                                   Кинематографистов РФ  МИХАЛКОВ Н.С.

Видеозапись пленума ЗДЕСЬ

МИХАЛКОВ Н.С.  

Уважаемые коллеги,  самое  главное,  чем мы  занимаемся,  это  работа,  которая происходит  сейчас в Думе. Но, прежде чем  начать  официально  наше Правление, я хотел   бы с сожалением  сказать, что  в эти минуты  идет панихида по  Зиновию Высоковскому, нашему  коллеге, нашему  товарищу, замечательному  артисту,   чудному  человеку. Поэтому  я  бы  хотел, чтобы мы  почтили  его память   молчанием. Прошу  всех  встать. (Минута молчания. Все встают.) Спасибо.

Все вы  читаете  и прессу, и   Интернет, все  вы понимаете и  знаете, что вокруг происходит.  Это естественно  совершенно. Я  думаю, что здесь не нужно придавать этому  никакого  трагического смысла, кто-то не  хочет признавать поражение. И самое  удивительное для  меня, честно вам скажу, для  меня  удивительно, что очень часто работает система такая: «выбью  себе  глаз, чтобы  у  моей  тещи   был зять одноглазый».  Но  глупо, когда  мы пробиваем  серьезнейшие  субсидии   для  Союза  кинематографистов, чтобы  помогать ветеранам,  молодым, чтобы  были деньги на  молодое  кино,  на  фестивали, из  этого  делать,  так сказать, какую-то  демоническую историю об  ограблении нации, вот  этого я  просто не понимаю. Но  это пусть  будет на  совести каждого, мы  должны  делать свое  дело. Мы  работаем в очень  тесной  связке  и  с Думой, и с Правительством  по  этому  поводу. Инициатива эта  была не  моя  лично, совсем нет.  Дело в  том, что  на  нашей  встрече  с Президентом  я ему сказал  абсолютно искренне (что я  говорил и на Съезде), меня  не  интересует выигрыш власти, сесть, «воцариться на трон», и  еще  какое-то время  сидеть с  надутыми  щеками, наслаждаясь победой.  Мне   это не  интересно. Я по  сути,  другой  человек, мне  интересно действовать, мне интересно что-то  делать. И я сказал, что мы есть - или мы  реально поймем, что  мы  должны  быть  приняты и признаны  властью с точки зрения  организации, которая  много очень  сделала  для  отечественной  культуры и  для  отечественного  кино,  или мы  будем прозябать,  и  тогда  тут  делать нечего,  мне  уже  совершенно  без разницы, если  не  будет  возможности реально  помочь, первое,  нашим  ветеранам, нашим  старикам, реально помочь.

Второе, иметь  средства  для того, чтобы  проводить лабораторную, если хотите, работу и с молодыми, и с  теми, кто хочет  экспериментировать, не затрагивая на  эти  цели  государственные  средства. Потому что мы  имеем огромное  количество примеров тому, как  в  результате непрофессионализма на  государственные  средства  снимаются  картины, которые просто  не профессиональны. К  сожалению,  многие не понимают, что одним  куском  длинно  снимать, это  еще  не  Тарковский,  а мерзость как бы  правды, это  еще  не  искусство.

Поэтому  за  всем за  этим  должна  стоять  серьезная, рутинная иногда, но   и  упорная  работа.  И на  это  нужны  средства, и  эти  средства  мы  не  хотим просить  у  государства, дайте, мы  сейчас  съезд провели, дайте нам какую-то  сумму, мы  ее раздадим  пенсионерам, старикам, что-нибудь на  нее сделаем, и потом  опять  будем  с протянутой рукой  стоять.   Нет, мы не  хотим иметь эту  рыбку, а мы  хотим иметь  удочку, чтобы  эту  рыбку  ловить,  и потом мы  сами  себя прокормим.  И в этом  смысле,  я  очень  благодарен и Президенту, и Премьеру, они пошли навстречу.  Это  было поручение Президента и напрасно писать, что Никита  Михалков  хочет  еще  чего-то отхватить.  Я  уже  к  этому  привык, бог  с ним, это  пусть  будет на  их  совести. Но  меня поражают  коллеги, коллеги,  которые  должны  быть в первую очередь  заинтересованы  и  руками,  и ногами голосовать за то, чтобы  это прошло. Мы  наталкиваемся  опять на  то же - ослепление. Вот ослепление, когда  люди  не  видят дальней  цели, они видят сию секундное  желание в  выигрыше, вот в эту  секунду, вот в это  мгновение, сейчас. Но мы  знаем прекрасно (и это сказано в  том  документе, который  мы  приняли  на  Секретариате), что никогда  ничего  в России хорошего  не  получалось, когда  люди  объединялись на   нелюбви к  кому-нибудь.  Они могут разрушить   то, что  им не нравится,  но  выяснится,  когда  они  все  это разрушили,  не  любили они  одно и то же, а  любят они  совсем разные  вещи. И  созидательного мы в этом  найдем ничего. 

Поэтому я  и пригласил  сюда  просто  для  того, чтобы  у  нас   была  ясность, господина  Ивлева, председателя Комитета по  культуре  Государственной Думы,  который  в  данном  случае  является  тем  центром, движущей  силой, тем  двигателем, который  проводит в жизнь  вот  эту  очень  важную идею, отчисления  от  чистого диска в пользу искусства, культуры и, в частности, в  основном, в  пользу  кинематографа.  Поэтому  я  бы  очень просил, Григорий  Петрович, если вам не  сложно, к  нам  выйти. Прошу любить и жаловать, господин Ивлев, который  к нам пришел, прилетел  специально из  отпуска к  нам на  один день, между прочим, что я лично считаю это  потрясающим  совершенно  поступком  человека и товарища. А  после  этого передам  слово  для  ведения  С.В. Лазаруку,  который  будет вести  сегодня  наш Пленум.

ИВЛИЕВ Г.П.

Уважаемые  кинематографисты, спасибо за  то, что так  быстро откликнулись на  рекомендации,  сформулированные  на  парламентских  слушаниях. И нам  чрезвычайно  важно, что такой  отклик  происходит  в  то время, когда вопросы культуры, ее финансирования  становятся  чрезвычайно  острыми и важными. Изменившиеся  социально-экономические  условия  этого года и следующего года требуют от  всех творческих союзов, которые   только  могут проявить активность, именно  активной позиции в том,  чтобы  обеспечить  функционирование  культуры  и  государственной поддержки ее  в  этих трудных  условиях на  должном  уровне.

На  парламентских  слушаниях мы  хотели, чтобы  голос  кинематографистов был  услышан всей  страной, всей  властью, не только профильным  министерством, но и  другими  федеральными   органами исполнительной  власти, субъектами  Российской Федерации, всей  общественностью. И думаю,  то, что мы  на  парламентских  слушаниях  услышали позицию  многих людей,  и то,  что  эта позиция  стала  общественным  достоянием, конечно, создает  для  нас  более   высокие  возможности, чтобы  мы  могли  не просто  абстрактно  говорить о необходимости  финансирования  культуры.  Не  считаю  возможным, даже в  нынешних  условиях  подходить к финансированию  культуры  по остаточному принципу.  Проектно-программный принцип  финансирования  культуры особенно  остро проявляется  в кинематографе   Те  цифры, которые  были запланированы,  и те цифры, которые подтвердили  в  ходе  общественных  слушаний в парламенте все  заинтересованные  стороны, они  прозвучали, и они не  вызывают  больших отторжений. Но мы  очень надеемся, что  голос  кинематографистов, прозвучавший  в парламенте, дал  какой-то импульс к  тому, чтобы  работа по  выработке государственной политики в  сфере поддержки  кинематографии  была на  другом  уровне. Я  был  удовлетворен  тем,  что  нам  стали  более понятны  процессы, которые  происходят в  обществе  в сфере  кинематографии. Разговор   проходил открыто, свободно, критические  высказывания  занимали значительное  место на этих   слушаниях. Это позволяет нам  не  блуждать  в  этой  сложной  сфере,  а  рекомендации, которые мы  сформулировали, составляют   предметное поле   для нашей  деятельности. 

И  конечно,  прежде  всего, мы говорим о  том, что кинематограф  остается  по-прежнему  той  влиятельной  силой  культуры, которая  будет обеспечивать влияние  на  весь образ  жизни, будет  обеспечивать влияние  на  развитие  человеческого капитала  и будет  влиять на   формирование  инновационной  экономики. Мы  ждем  от  кинематографистов произведений, которые позволят нам  единое  культурное  пространство  страны  скреплять. Кинематограф позволяет это сделать, как никакой  вид  искусства. И,   конечно  же,  в тех  условиях, когда в  стране  происходят  очень  сложные   процессы  общественного  развития, мы  ждем  образов, созданных вами, мы  ждем  музыки  и песен, которые  охватят  всю  страну.  Именно в  этом смысл  поддержки  государством  кинематографии и в  этом необходимость  этой  поддержки.

К  сожалению, мы  видим, что такое понимание   приходит  очень  трудно и  наши дискуссии   с   Министерством финансов, с Министерством экономики,  проходят не так гладко. Мы, депутаты, представляющие  интересы  культуры  в парламентах (я имею в виду  и законодательный орган  Российской Федерации  и законодательные органы субъектов  Российской Федерации),  нуждаемся  в  резком и  ясном  выражении  творческих  людей,  в  выражении,  с которым  бы  считалась власть. Депутаты   готовы  озвучивать  в  парламенте такие   предложения, и  готовы  их поддерживать.

Это  будет касаться  и  финансирования, и  создания  финансово-хозяйственных  механизмов деятельности  организации  кинематографии, и проката, и  поддержки  наших  фильмов  на  международном  уровне  и  всех  форм, в которых  должен развиваться  современный  кинематограф.

В  настоящее  время  очень  остро  стоит вопрос о  том, как определить стратегические  задачи  общества,  которые  должен  реализовать  кинематограф.  Очевидно, что  на  этот  сложнейший  вопрос  ответ могут дать только  творческие  люди. Мы ждем  такого  оформления ваших  взглядов. 

Государство не может регулировать  творческую деятельность   и не  будет регулировать  творческую деятельность. Только сами  творческие  сообщества   могут решить эти  вопросы в  полном  объеме.  Содействие   в поиске  таких решений - вот  задача  государства, которую оно  должно и будет  осуществлять. Мы  надеемся, что  в  трудные  времена  такая  поддержка  позволит нам не допустить  обвала  в  сфере, которая  так  важна  для всего  общества.

Самый  трудный  вопрос - сказать, каких  фильмов  мы  ждем. Нам необходимы  фильмы, которые   будет  смотреть страна.  Мы  ждем  фильмов, которые  вызовут  отклик,  и  мы  ждем  фильмов, которые научат  страну  жить. 

Царь Соломон  попросил научить его различать  добро  и  зло. Различить добро и зло - это та  задача,  которую  может решить только  человек, которому  Бог  дал  творческий  дар. Именно поэтому  наша  твердая  убежденность - только  обращение  к  творческому  дару кинематографистов даст возможность   получить тот продукт, который  сейчас необходим   обществу. 

После  парламентских  слушаний мы  начали  определенную  работу  по  реализации сформулированных предложений, в том  числе,  и обращенных  в  Государственную Думу.   На  парламентских  слушаниях  прозвучал  вопрос  об  электронном  билете  достаточно  четко и определенно.  Надеемся, что  поддержка  парламентом  тех инициатив, которые  проявляло Министерство  культуры,  будет  важным,  и мы выполним  самую главную задачу Государственной Думы - принять такой  законопроект,  в  случае его внесения  Правительством  в  достаточно  быстрые  сроки, с соблюдением  думских процедур. Если  Правительство примет эти предложения и внесет  в Государственную Думу, то  Государственная Дума сразу приступит  к рассмотрению  законопроекта.   Мы  будем  обращаться к Союзу  кинематографистов с просьбой на  всех  этапах  прохождения  этого  законопроекта  в  Государственной Думе оказать нам  содействие  в  его  оценке, доработке, в правильном понимании и в  разъяснении  общественности  норм, которые  в нём заложены.

Вопросы разъяснения  становятся  для  нас  определяющими тогда, когда  мы  находим иные  источники финансирования  кинематографа кроме прямой  финансовой  поддержки со стороны  государства. Поддерживаем инициативу  Союза  кинематографистов по поводу статьи  1245 Части четвертой Гражданского кодекса  по  выплате  вознаграждения  авторам, исполнителям за  счет  средств,   собираемых  с импортеров и производителей  аудиовизуальной  аппаратуры  и материальных носителей  всех  видов. Совместно с депутатом  Бурыкиной, Комитетом  Государственной Думы  по налогам  и  бюджету  мы  такой  законопроект   проработали   и  внесли его на  заключение  в Правительство. Предварительные  позиции  Министерства  культуры нам  известны, мы с ним  прорабатывали эти вопросы. Предлагается  изменить сам подход  к  реализации данной нормы. Дело  в том, что статья 1245 Гражданского кодекса предполагала некий  гражданско-правовой  механизм  договоренности, но  с  1993 года эта норма  в  законодательстве  до  сих пор  не реализована.  На  наш  взгляд,   не  была учтена  необходимость  включения  административных  рычагов  в  реализацию этой нормы.  Поэтому-то   мы  и предлагаем  не  гражданско-правовой  путь решения  данного вопроса,  а  перенесение механизма  реализации этих  норм  из Гражданского кодекса  в  Закон  о  государственной поддержки  кинематографии и непосредственно в  налоговое  законодательство.

Это нам позволит  сделать этот механизм  более  эффективным  и   произвести упомянутые сборы.  Причем,  мы  заложили в концепцию   законопроекта, что  обязательное  отчисление  с  импортеров  и производителей аудиовизуального оборудования  и материальных носителей  будет носить  характер  обязательных отчислений, но  это  не  налоговые  отчисления, это определенное  регулирование отношений   между  группой производителей   и  творческим  сообществом,  которое  использует это оборудование, и  для  которого создается.  Хотелось бы, чтобы  Союз  кинематографистов и все  творческое  сообщество   разъяснили   всему  обществу, что  это не просто обременение   производителей. На самом  деле, создается  взаимовыгодный  механизм  действия нормы, когда  аккумулируются  финансовые  средства  для  создания новых произведений в  этой  сфере, когда  аккумулируются средства  для поддержки  авторов, для  поддержки  Союза  кинематографистов, и  эти  средства   будут в  творческом обороте   в  нашей  экономике.  Создание  такого  механизма,  когда  средства  будут  обращаться интенсифицирует  эту  деятельность  во  всех  смыслах.    Нагрузка, которая  возлагается на  бизнес, конечно, вызывает  сейчас возражение  соответствующих бизнес-структур, но  мы не  должны  этого  бояться  и  должны  приводить свои  аргументы.    Ожидаем  здесь поддержки  творческой общественности. Потому что такая норма предусмотрена  международными  актами,  она  действует   в целом ряде  стран, и в  условиях  трудных  социально-экономических   обстоятельств, в которых  находится  наша  культура,  она   совершенно оправдана  и  будет  иметь несомненный,  положительный  экономический эффект.

Есть и другие рекомендации, над  которыми мы  работаем,  в  том  числе  и обращенные  к  Правительству  Российской Федерации,  к различным  министерствам. Мы  сделали  эти рекомендации  достаточно  детальными с  тем, чтобы у нас  была  полная  картина, которую  необходимо прорисовать  и  принять меры  для  реализации  всех выработанных предложений.

Одним  из таких важных  предложений  всех  творческих  союзов и  Союза  кинематографистов, в том  числе, всегда  был отказ  от Федерального Закона № 94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». В декабре, когда принимался  законопроект, касающийся   конкурсов, сформулированные нами предложения были учтены. Депутаты нашего Комитета  и некоторые  другие  внесли  в законопроект положения о  полной  отмене  94-го  Закона  в  сфере  кинематографии. К  сожалению,  такой  полный  вариант не прошел  через  Государственную Думу, профильным  комитетом  в этом вопросе является  Комитет по строительству  и земельным  отношениям,  и наши предложения были учтены только  частично. Предложения  из нашего  законопроекта были взяты и включены в   общий законопроект, который  в  то  время  рассматривался  в качестве поправок. В  результате  у нас  остались  сейчас в этой  сфере и  94  Закон и  субсидии, которые  должны  распределяться в  установленном Правительством порядке. 

  В этом  законе имеем  еще  одно   важное  достижение,  исключив, по  существу,   из-под действия  закона   деятельность  физических  лиц, творческих  профессий. Все  режиссеры, хормейстеры, балетмейстеры  могут  заключать сейчас  договоры практически  со  всеми  учреждениями культуры  вне  конкурса, в так  называемой, процедуре  единственного  поставщика. Это  для   нас  было  существенным  шагом в  решении  вопросов творческого развития  и  особенно остро это  было  для  театров,  когда  там  вынуждены  были проводить  конкурсы  на  юбилей  театра Вахтангова,  в котором участвовал Малый  театр с  тем, чтобы формально  такой  конкурс  проводить. 

Сейчас у нас  остается  еще  очень много  проблем общеэкономического плана, связанных  с  94-м  Законом. Все  учреждения культуры  к нам настоятельно обращались  с  тем,  чтобы  мы  вывели  культуру  из-под действия 94-го Закона. Но механизмы  деятельности здесь  могут быть  разные. В частности, внесен законопроект, согласно  которому  предполагается   увеличение сумм,  которые  тратят  учреждения  культуры  без производства  конкурса.  Сейчас в квартал  это  100 тысяч рублей,  предлагалось  сделать  250 тысяч   рублей  в квартал для всех  учреждений  культуры. Это чрезвычайно   важно  для  бюджетных  учреждений  здравоохранения,  культуры  и всех  тех, кто  использует  бюджет. Сейчас  снова   складывается  ситуация, когда  мы  будем  обращаться к  общественности с  просьбой  поддержать  нашу  позицию.  Ведь  с 1997  года  введенная  сумма  коренным  образом  изменилась. Инфляция, которая   превышала  все  эти годы  10%, за  три года  составила, как вы  понимаете,  очень значительную  цифру. И  девальвация  рубля, которая произошла практически на  треть, сделала  сумму 100 тысяч  рублей практически  в  2,5 раза  меньше  той,  которая  предусматривалась в  2007  году.  То есть сейчас  на  эту же  сумму приобретается в  2,5  раза  меньше  товаров, чем в 2007 году. И  когда мы требуем   от  экономических министерств   учесть эту  ситуацию и  изменить ее,  нам  говорят о  том, что  нами недостаточно полно   проведен  экономический  анализ. Мы требуем  от  соответствующих  ведомств  предъявить  нам  расчеты,  согласно  которым    все  инфляционные и  дефляционные поправки   должны  быть  учтены  в  законодательстве, что  существенным  образом   может   повлиять на   развитие  культуры.

Для  нас  чрезвычайно  важно  создание  зачатков, а,  возможно, уже и  четких  механизмов экономической  деятельности  в  сфере  культуры,  кинематографа,  которые  бы  соответствовали неким  возвратным  механизмам. Во  всяком  случае,  видим, что  субсидирование   процентной ставки, которая  применяется в  целом  ряде  отраслей  экономики,   вполне  применимо и к  экономической  деятельности, которая  осуществляется в сфере кинематографа. И если  это предложение  кинематографистами  будет  рассмотрено, и если оно  будет  признано  имеющим  какое-то значение   в  вашей  сфере, мы  готовы  этот  общеэкономический  механизм реализовать и в сфере  культуры.

Финансирование процентной  ставки, использование  других  экономических  рычагов, по существу, позволит  привлечь  к  сфере  кинематографии  больше  ресурсов,   чем  это может  сделать  государство  прямым  финансированием из  бюджета. И  для  нас  было  бы  важно мнение  и  Союза  кинематографистов,  и отдельных продюсеров  по  тому, как мы  могли  бы  этот  механизм реализовывать.

Я  бы  не  стал пересказывать  другие  рекомендации. Наверное, если есть вопросы, на  них лучше  ответить.

МИХАЛКОВ Н.С.

Если есть вопросы к Григорию Петровичу, пожалуйста.  Если  кто-то  хочет  спросить о  том, что его интересует, пожалуйста.

ИЗ ЗАЛА

Без  микрофона, не  слышно.

ИВЛИЕВ Г.П.

Ну,  конечно, медиа-образование  чрезвычайно  важно, как некая   мощная  прививка  против  негативного воздействия, особенно на  детское  сознание. И  мы    с  группой  депутатов внесли  законопроект,  который  называется «О защите детей  от информации, наносящей  вред  их  здоровью». Законопроект  этот принят в  первом  чтении, и мы в нем в основном регулируем  все-таки  другие  вопросы, касающиеся  регламентации  представления детям  информации  не  только  в  средствах  массовой  информации, но  в обществе в целом.  Однако, процесс  этот  очень тонкий  и  все  нормы, которые  там  прописывались, проходили   тщательный  анализ на   предмет  свободы  творчества  и  свободы информации. Я  могу  вам  сказать, что  ни одна норма, которая  будет  затрагивать вопросы ограничения  свободы  творчества и свободы  информации, перспективы  прохождения  в Государственной Думе  иметь не  будет.  Поэтому,  собственно,  медиа-образование  или кино-образование, как  таковое  не  записано в  этих нормах, но мы  можем попытаться  ко  второму  чтению   что-то рассмотреть. 

Для  нашего  Комитета  важнее  другая  тема, это тема  художественного образования. Как  только мы  обратились  к  новому  федеральному  закону о  культуре, который  должен  быть построен  на  конституционных принципах, то  сразу  озаботились  тем, как же должны в образовании  в сфере  культуры   реализовывать  вот эту   конституционную норму. И  вопрос  художественного образования сразу  же  для  нас  стал  основным. Точнее, два  вопроса.  При доработке концепция  художественного  образования в прошлом  году, в ней была предусмотрена   необходимость  законодательного определения понятия  художественного  образования  и эстетического воспитания, имея в виду то, чтобы прописать  вопросы  художественного образования  и  эстетического воспитания  таким образом, чтобы  они  стали  частью   нашего    образовательного процесса. Вообще  последние нормы, которые принимались, в том  числе   и  по инициативе Президента   направлены на  то, чтобы  духовно-нравственное  воспитание  из  моральной  категории или  сугубо нравственных  отношений переходило   в  сферу правовую.  Нам необходимо создать правовую основу  для  духовно-нравственного  воспитания  детей.  Такая  обязанность  сейчас записана  для всех  органов  государственной власти, для всех учреждений  культуры,  для всех  учреждений  образования и  для  лиц, ответственных  за  воспитание, в том  числе  для родителей. Это обязанность,  которую  было  трудно  сформулировать, но  мы  ее приняли.

Поэтому  в рамках  духовного и нравственного  воспитания, и,  конечно  же,  медиа- и кино-воспитание, медиа- и кино-вопросы должны  быть рассмотрены.  Мы  вас  приглашаем на парламентские  слушания в  ноябре  месяце  по  художественному  образованию,  которое мы  планируем провести   в  Государственной Думе. Мы  обязательно  пригласим  Союз  кинематографистов. И  мы   работаем   тесно  с кинематографистами,  которые  заняты в  образовательном процессе.  Было  бы очень  важно, чтобы прозвучало ваше   мнение  о  том,  каковым   художественное  образование и  эстетическое  воспитание  должны  быть  в школе.  Будем рассматривать и вопросы  художественного образования в  узком  смысле,  как   образование в  сфере  культуры  и искусства.  Для  нас  здесь  не  все  вопросы  решены. Очень  много  было  проблем со  вторым  высшим, так  называемым,  бесплатным  образованием. Когда  мы  внесли  законопроект  и он  долго  ходил по  кабинетам, потом в результате всех переговоров  мы  законопроект отозвали, но  Правительство нашло   другое  решение. Оно   просто  обязалось  финансировать наиболее  талантливых  лиц  для получения  второго   высшего  образования  в сфере  культуры.

Для  нас  очень  важными  были  и другие  вопросы,  связанные  с  художественным образованием.    Сейчас  все-таки удалось  договориться с  Министерством  образования  и  с Министерством  культуры по поводу  того, каким  должен  быть  процесс послевузовского образования. Вот  эта  асиссентура, стажировка  по  творческим  специальностям, она  все-таки   из такого  виртуального  понятия должна   перейти в твердое  законодательное  поле.  И мы  такой  законопроект  внесли в  Государственную Думу. Поэтому    предполагается  его  как раз поставить  на обсуждение в  ходе парламентских  слушаний в  ноябре.  Художественное  образование  будет нашей  темой  в  следующую сессию.  Причем, и Совет Федерации  будет  активно на  этом поле работать. Может быть,  даже  проведем  парламентские  слушания на  эту  тему и в  Государственной Думе,  и  в  Совете   Федерации  с  тем, чтобы  эффект  был  более  значимым. Мы  попытаемся договориться, как нам распределить  вопросы  для  обсуждения, потому что  три, даже  четыре  часа  парламентских слушаний, это все-таки    уже самая  верхушка  обсуждений. Мы очень  много не  успеваем  произнести, а  нам нужно произнести,  сделать  это достоянием  общественности, застенографировать, выставить это во  всех  средствах  массовой  информации с  тем, чтобы  проблемы  художественного  образования  были не  только проблемами деятелей  культуры, а чтобы   проблемы художественного  образования понимали  во  всем  обществе.  Это  огромный потенциал. И  вы знаете, что поиск  талантов  по  Постановлениям Президента -  это  основополагающая   функция  образовательной  школы . И  мы  должны  туда прийти  с нашим  художественным  образованием  и  с тем, что мы понимаем под  эстетическим  воспитанием, и прийти именно сейчас с  тем, чтобы  охватить  как можно шире   все  общество этим  благостным покровом. Рост интеллектуальной  силы  возможен  только тогда, когда  мы  художественное  образование  и  эстетическое  воспитание  сделаем  достоянием (мне  бы  хотелось сказать  всех людей), но, наверное, не  всех, а  предоставить возможность всем  людям  участвовать  в этих процессах  в  личном  качестве. 

Но  личное  участие  гражданина в культурной  жизни, это  конституционное право.  Я вам  должен  сказать, что ни в одном нормативном  акте  не  раскрыто,  что это  такое. Ни  в одном  исследовании культурологическом, социологическом или правовом не  раскрыто, как это  следует понимать.  И только по  моей  просьбе  в одном  из  комментариев Конституции автор – комментатор  к  этой  статье  смог написать три  абзаца по  этому поводу.  Мы  стоим  на  таком  уровне понимания,  когда  в  августе  2008 года  мы  сказали, в  законе  должно  быть  художественное  образование  и эстетическое  воспитание, но  с августа 2008 года  мы  не  сделали  практически ничего такого, чтобы  эти понятия  обрели какую-то  реальность. Если мы   не   предадим  им некой реальности, не  будет  в школе  и художественного  образования,  и  снова будут  10 картин, которые  назовут  малой Третьяковкой, и  снова  будут  уроки пения,  когда на них  будут   неизвестно  чем заниматься. Нам нужен  совершенно  другой подход, когда  мы  должны  совершенно  точно  понимать, что  с урока пения  человек  должен  выйти,  осознав, что такое  мировая  и национальная  музыка, и какие  песни  пел  и поет  его  собственный  народ. А  у нас  это  настолько  было всегда  искажено, что   до сих пор, я, например, помню из школьного  образования, «Марш  парашютистов», например,  очень  хороший.

  Спасибо за  вопрос,  это позволило  мне коснуться целого круга  вопросов, которые  я не  стал  вам с  самого начала освещать.

МИХАЛКОВ Н.С.

Пожалуйста, еще  перспективы закона о творческих союзах.

ИВЛИЕВ Г.П.

Мы сейчас  тему  этого  закона  называем, как  о  государственной поддержке  творческих  работников и  творческих  союзов.  Текст  этого  документа мы  в  своем  варианте подготовили.  Причем, в том числе,  очень  внимательно рассмотрели проект,  который  был подготовлен  Союзом  кинематографистов и  опубликован  еще  в 2006  году. Этот текст  мы  представили  на  Съезде  писателей России с  тем, чтобы  получить предложения   и  замечания. И  мы  его  распространили по   всем  творческим  союзам  с  тем, чтобы  получить   предмет  для  доработки. 

Пока  этот  законопроект,  во  всех  его предыдущих  редакциях  и   нашей,  в  том  числе, носит  достаточно  абстрактный  характер. В  нем  еще  нет  достаточной  правовой определенности  с тем, чтобы  мы  могли говорить о  степени его  готовности.  Но  как только  мы получим позиции  творческих союзов по этому  законопроекту, и если  творческие  союзы  поддержат те положения, которые мы  там  зафиксировали,  мы, депутаты  Государственной Думы, этот проект  внесем   на  обсуждение  в парламенте. Перспективы  его принятия  будут, в этом  случае, достаточно  туманны, но мы  хотим это  сделать, именно  парламентским  обсуждением   этого проекта. Видите, я к вам  пришел  со  сколькими просьбами.  Поэтому просьба  еще  к   кинематографистам, к  Союзу  кинематографистов, к  специалистам, которые работают посмотреть, что в данном проекте  можно  еще  зафиксировать и сделать. Потому что  мы  нуждаемся    в этом первичном  материале, в  замечаниях. Только тогда  появляется  ткань, которую  можно оформить  в  виде  нормы.  Но  то, что мы, депутаты, готовы  внести  этот  законопроект  после прохождения  его  обсуждения  в творческих  союзах, это мы  вам  обещаем.

МИХАЛКОВ Н.С.

Еще вопрос,  пожалуйста, только громче. 

СУЛЕЙМАНОВ М.М.

Мы,  творческие  люди,  с  большим  благоговением   восприняли  ваши    слушания  на  местах, но, к  сожалению, не  так  воспринимают  люди, от  которых  зависит   решение, в  основном, на   местах, это правительственные и так  далее.  Мы,   творческие  кинематографисты,  творческая  интеллигенция Республики Дагестан, два  месяца  тому  назад (этого  слушания  еще не  было)  обратились  к правительству Дагестана  для  того,  чтобы  ряд положений,  которые  у вас  указаны, мы  внесли  для  того, чтобы  поднять культурный уровень населения. В   советское  время 1700  кинотеатров, клубов  было   в  Дагестане, сегодня 4. Народ  деградирует, мы  предложили  ряд  вариантов.

Кстати, я  зачитаю: «Разработать мероприятия  по рекомендации  формирования программ цифрового кинопоказа  в малых городах,   районах,   центрах и так  далее».  Так  вот, мы хотели, чтобы в каждом районе   купить по  видеопроектору, по  видеомагнитофону  и  чтобы в районном  центре,  в  каждом  селе  (сегодня  один  день, завтра  другой и так  далее)  крутили бы  наши  отечественные  фильмы. Потому что  17  лет  в  этих районах  нет, не показывают  кино до  сих пор.   Письмо это  было принято  президентом, отправлено на  согласование  в  Министерство культуры. (Реплика:  вопрос  задавайте). Вот я  хочу  спросить, скажите, творческие  союзы  согласны, а  вот  вы  разослали письма  по  правительствам  федеральных  республик,  они не  будут  тормозить  решение  этих  вопросов?

ИВЛЕВ Г.П.

Программа  цифровых  кинотеатров  для малых городов  и  крупных  сельских населенных  пунктов, пожалуй,  одна  из проработанных в настоящее  время Министерством  культуры до той  стадии готовности,  когда   ее  можно  уже принимать.  У  нас  к  ней  есть некоторые  замечания, которые  облегчат, может,  ее  прохождение, но  такую программу  Министерство  культуры  подготовило.  И  здесь  Александр Алексеевич Голутва  может  о ней  более  подробно  рассказать.

Наша  задача, которую мы  видим  сейчас,   со стороны  Государственной Думы - обеспечить финансирование  этой программы  уже  в рамках  бюджета 2010 года. Думаю, что если мы заложим  средства  на  финансирование  и  будет  методика  распределения  этих  федеральных средств для  субъектов Российской Федерации,  то  субъекты Российской Федерации  будут  активнее   участвовать в этой программе.  Сама по  себе программа  достаточно  объемная,  она  предполагает поддержку  не  чисто  государственного  участия, а поддержку  бизнеса по  созданию  современных  кинотеатров  в  малых городах.  И мы  надеемся,  как по нашим  оценкам,  расчетам, что  там   будут  участвовать не  только государственные деньги, причем,  федеральные,  деньги  субъектов, но и  деньги  бизнеса.  Вот  создание такой  экономической  модели,  когда  мы  поддерживаем  бизнес с  его  средствами  для  создания   кинотеатров  современного  типа, а  как сообщил  мне  один из разработчиков,  в  Урюпинске  будет Пушкинский  кинотеатр, по  уровню  звуков, по  уровню техники, которая  там  будет.  Причем, есть и современные  отечественные   производители, которые  нам  гарантируют, что  будет недорогое, но  качественное  оборудование  для  таких  кинотеатров.  Поэтому  как раз  поддержка  цифрового  кинотеатра  в  малых регионах   нам позволит  для  кинематографистов  создать  аудитории  еще   в  30 процентов  от нынешнего  числа  зрителей, и создать около  тысячи  кинозалов, в  которых  будут  современные  фильмы  звучать  и показываться, что тоже  очень  важно,  одновременно по  всей  стране.  Это  будет  то  единое  культурное пространство, которое нам  сейчас  необходимо. И  мы, конечно,  будем  делать все,  чтобы это единое  культурное  пространство  укреплять.

МИХАЛКОВ Н.С.

Спасибо. Тут, конечно  же,  есть серьезный  вопрос. Вы,  Григорий Петрович, сказали относительно  бизнеса. Но  дело  в том, что  бизнесу  выгодно  строить  большие  кинотеатры и мультиплексы  в  больших городах,  в миллионниках, потому что они  быстрее  окупаются и, в общем,  совсем невыгодно  строить   кинотеатры в малых городах.  Поэтому, конечно, здесь  все равно нужно понимать,  что основная  нагрузка  ляжет  на  государство, и  оно  должно  быть к этому  готово. Мы, кстати говоря,  думаю, что на  Совете,  который  все-таки  должен, наконец,  когда-нибудь состояться,  это  будет один из  вопросов, который нужно ставить. И  государство  должно, в этом  смысле, быть  абсолютно готовым к  тому, что  эти  кинотеатры  цифровые,  и,  кстати говоря, есть еще  и  переносные,  так называемые  мобильные и на  машинах. Я  видел  сам  этот  проект, это очень  хорошо продуманный  проект, в течение  20 минут  раскидывается  палатка,  стулья,  и прямо из   военной машины «Урала» (это военная разработка) тут же на  экран  идет  цифровое  изображение.  То есть это  для  сельского  зрителя и  для полевых  условий это просто идеальная  возможность, но их должно  быть   в  достаточном  количестве.

Здесь одна  очень,  мне  кажется,  важная  вещь,  которую мы  должны  все-таки осознавать. Вы поймите,  коллеги дорогие, впервые  в постсоветский  период появилась реальная возможность финансирования Союза. И  естественно,  совершенно,  что  в наших  интересах, чтобы  эти  средства пошли,  имея реальную отдачу, мы  должны  предоставлять продукт  и  отчитываться  за  те  средства,  которые мы  получаем. Это деньги, из которых каждая  копейка  должна  иметь отдачу.  Это  либо ведомости,  ясные, понятные  и прозрачные,  по  помощи нашим  ветеранам, либо  это  готовый  фестиваль, либо это молодежный  фестиваль «Святая Анна», либо  это  какие-то  фильмы, либо  это  какие-то мероприятия. Но они  должны  иметь  ясную, прозрачную  отчетность, конечно же, под  контролем государства. Конечно же, мы  будем создавать определенные  органы, комиссии, советы, которые  будут решать,   какой  из проектов,  может  быть, нами  одобрен  и  запущен  в  дело. 

По  итогам  нашего прошлого  Секретариата, а  до  этого  то,  о  чем  говорил Григорий  Петрович, о  нашем  как бы  отзыве  на  парламентские  слушания, вы знаете  все  о Манифесте, но не нужно понимать   наш Манифест, как панацею, как  единственно правильный, единственно  возможный   вариант.  Я думаю, что   здесь как раз  есть  возможность и  у  меня, например, желание,  чтобы  это стало поводом  для  обсуждения. В  конце  концов, мы  разговариваем, это не  аксиома, это не  постановление, не  указ, это не   конституция, это  не  библия, а  это сомнения, которые  возникают  у нас,  соображения  и  некие  наши раздумья по поводу  того, что происходит.  Поэтому есть проект письма к творческим Союзам, который  на  ваше  усмотрение может  быть  поправлен,  может  быть отменен,  а  может  быть оставлен в  таком  виде. Но  я  хотел, чтобы  вы  о  нем  знали.

Обращение  Союза  кинематографистов России к  профессиональным  и общественным  организациям   культуры  и  искусства. 

«Уважаемые  коллеги,   мы  обращаемся  к вам  с  предложением  организовать общественное  обсуждение  тех  вопросов,  которые  нас  волнуют и  как деятелей  культуры,  и  как  граждан нашей  страны. В  мае  нынешнего года, по  результатам «круглого  стола» на  тему «Будущее Российского  государства и  текущие  задачи национального  кинематографа», нами  был подготовлен  Манифест, который  решением  Секретариата Правления СК России  принят  в качестве  официального  документа Союза. В  нем мы  высказывали свою позицию  относительно ситуации,  сложившейся  в обществе и  в культуре,  и в  кинематографе. Мы  рассказали о  том, что  происходит  с развитием  культурных и нравственных  основ нашего общества.

Наше  мнение - это не  аксиома,  и  мы  не  призываем  вас  безоговорочно  с  ним  согласиться. Мы предлагаем провести открытый, честный, спокойный разговор относительно того, как все мы  оцениваем  то, что  происходит в  отечественной  культуре,  то, что нам  сегодня  предлагается на  телеэкране, на  сцене, в книгах, и так  далее.  Давайте поговорим о  том, что нам  нравится  или не  нравится, чего мы  хотим или не  хотим, но не  на  вкусовом  уровне,  а на  уровне  сохранения  национальных традиций,  культурного пласта, на уровне   сохранения  истории развития нашей  культуры, литературы, режиссерского  дела  и  тому подобное.  На  уровне  всего  того, что позволяет  нам  сегодня, даже  в самые  сложные  времена  кризиса, ощущать нашу  страну  великой  державой, с точки зрения ее  богатейшего  культурного наследия.

Мы  приглашаем  руководителей  всех  творческих  союзов, всех деятелей  культуры и  искусства, давайте  всерьез  поговорим  о  том, что наш  зритель, читатель, слушатель и  мы  с вами  имеем  в  сухом  остатке, насколько устраивает  его и нас  этот результат, если мы  считаем  нужным  что-то  изменить, то  что и как  это  надо  сделать».

Вот  проект нашего обращения. Я  думаю, что  вы понимаете, мы  не  должны  оказываться  крайними, с одной стороны,  и  в одиночестве.  Трудно представить  себе, допустим, чтобы те  мысли, те  ощущения, которые  нас  волнуют, волнуют только нас. Но  существуют  еще  театры, существует музыка, существует  архитектура, живопись  и  много чего  существует. И  во  всех  сферах, так  или иначе,  происходят  какие-то процессы.  Если они нас  устраивают, но нас  как бы не  устраивают, там  на  телевидении, допустим. Но если  это   устраивает  кого-то, то давайте  выскажемся, пусть нам  аргументировано расскажут, почему  это  устраивает, и почему  нам  не нужно ничего делать, а если делать, то  что.

Поэтому, если вы  не  против, я думаю, можно подумать,  если есть  какие-то поправки  к  этому письму, то, пожалуйста, сделайте  их,  может  быть, кто-то  хочет высказаться  по  этому  поводу.  А если нет, то я предлагаю  принять этот документ, как документ - наше  обращение Правления  Союза  кинематографистов к  нашим  коллегам  других  творческих союзов.  Есть ли  какие-нибудь предложения по этому поводу?

НАУМОВ В.И.

Там есть  чисто технический  момент, что не на уровне вкуса, сказано, и так  далее.  Мне  кажется, что  это надо  как-то по-другому  сформулировать. Потому что можно  сделать  очень нужную и  важную  для  государства,  для нас  всех картину, но  с  плохим  вкусом.  Поэтому  слово  «вкус»  здесь  как-то не  укладывается.  Надо  бы его  продумать, как его немножечко изменить.

МИХАЛКОВ Н.С.

Разговор  идет не о  том, что  нам  неважно  какой  вкус, мы  говорим  о  том,  что не  вкусовщина, не  личные  вкусовые. Тут  и написано, «давайте поговорим  о  том,  что нам  нравится  или не  нравится, чего мы  хотим  или не  хотим, но не на  вкусовом  уровне, а на  уровне  сохранения  национальных  традиций».

РЕПЛИКА

Не на  вкусовом  уровне, а  национальная  традиция  высказанная. Давайте поправим это.

МИХАЛКОВ Н.С.

Ну, хорошо, смысл заключается в  том, что мы  имеем  в виду, что   мы  не  должны  допустить  вкусовщины, то есть  мне  нравится  или не  нравится. Понятно, хорошо, мы   это  сформулируем.

ГОЛОС

Отредактировать письмо. «Сухой  остаток» убрать.

МИХАЛКОВ Н.С.

«Сухой  остаток», согласен. Есть предложение,  отредактировать, в  целом  принять этот  документ и, отредактировав  его, отправить.

Кто за  это предложение, прошу проголосовать.   Кто против? – Нет.  Кто  воздержался? – Нет.  Принять единогласно.

Хорошо.  Тогда,  Сергей Владимирович, вы поручите  кому-то, сегодня надо  будет  это сделать, тут небольшая  работа. 

И   я передаю микрофон  Сергею Владимировичу,  который  будет  вести дальше  наш  Пленум.  Я  хотел  бы  вам  только сказать одну  вещь, знаете, меня  очень радует, что  у  нас  идет  очень спокойная  работа. Мы не  реагируем ни на  какие  раздражители, мы  очень спокойно и  естественно продолжаем  нашу, может  быть, не  всегда, так сказать, веселую, но необходимую  совершенно   работу. Потому что, повторяю  вам  еще  раз,  у нас  сегодня  есть  реальный, единственный, первый  за  почти  20  лет,  шанс, то есть  за  то время,  когда  Союз  кинематографистов,  как и все  союзы,  были практически  лишены государственного, так сказать,   крыла,   и  должны  были  выживать  сами. И вы сами  знаете, что  происходило  с другими союзами,  а  их, практически,  почти не  осталось  цельными, а  СТД  и  мы  остались  только единой  монолитной  организацией. Так  вот, у нас  сегодня есть  шанс,  реальный  шанс, которым  мы не  имеем права не  воспользоваться. Это  шанс, который   даст  возможность   нормально   существовать, достойно  дать жизнь, достойного  существования   добиться  нашим  ветеранам, и двигаться,  работая  внутри нашей  творческой  организации,  повторяю, творческой. Потому что государственный заказ и  значимые  картины, которые  выполняют  задачи  государства, это  отдельные  деньги  и  бюджет, и государство  (о чем мы  пишем  в Манифесте)  100 процентов  должны  оплачивать  свои   нужды, связанные  с  кинематографом. Вы  сами  знаете, (и это известный  факт)  о  том, как  упал процент  поступающих в летные  вузы, в летные  училища  Соединенных Штатов. Пентагон  дал  70 миллионов,   по тем  временам  очень  большие  деньги, был  снят  фильм «Поп Ганс» с Томом  Крузом  и  на  следующий год  были  забиты  все  летные учебные  заведения  в Соединенных  Штатах.  Это  социальные заказы,  они  должны  быть оплачены государством.

Есть деньги, которые  должны  распределяться Министерством  культуры  для  той  работы, для  кинематографа по тем правилам, к которым  мы  отношения не  имеем, как решит Правительство, как решит Министерство  культуры.  Не  думаю, что тот  тендерный (мы  сегодня  будем об этом  говорить) путь, по  которому  сегодня  идем самый правильный. Не  уверен  в  этом, по  крайней  мере, у  документалистов  есть по  этому поводу  серьезные претензии и  они очень  справедливые. Но у  нас  будут  средства, на  которые  мы  и  будем  иметь  возможность   запускать, работать,  учить  и так  далее.  Я  думаю, что  на  сегодняшний  день,  это абсолютно  потрясающая  возможность,  поддержанная  Государственной Думой, Правительством, как я  понимаю,  Президентом  и Премьером,  и мы  не  должны, не  имеем право  упустить эту  возможность, и честно  ее отработать.  Спасибо.  Сергей  Владимирович, прошу вас.

ЛАЗАРУК С.В.

Уважаемые  коллеги,  у  вас  у всех есть повестка дня, есть материал к  заседанию Пленума Правления,  и мы  так  активно  сразу  бросились  в работу. Поэтому   есть предложение  провести нашу  работу  без перерыва с  тем, чтобы  оперативно решить все  вопросы и  уже по  окончанию пообедать.  Или  кто-то настаивает  на  обеденном  перерыве до  того, как мы  завершим работу?

МИХАЛКОВ Н.С.

Мне кажется, просто,  мы  уже имеем опыт, после  обеда не  все  успевают  придти  в  чувство. Поэтому  я предлагаю  сначала закончить дело, а  после  этого  уже  все равно  какие  мы  будем.  Поэтому  я предлагаю  действительно принять, если надо  проголосовать, если есть  какие-то  соображения. Но, я  думаю, что у нас  в  достаточной  степени  здесь  ясно   проработанные  материалы, мы  должны  просто по ним принять  решения. Если  будем понимать, что мы  затягиваемся, то тогда  придется  останавливаться. Но  не  хотелось  бы  нам   терять этот темп,  который  мы  сейчас набрали. 

Что  вы по  этому поводу  думаете?  Есть у вас  какие-то по  этому  поводу  возражения?

ИЗ  ЗАЛА

Поддержать предложение.

МИХАЛКОВ Н.С.

Поддержать предложение   обедать после  того, как  закончим работу, это правильная  мысль.

ЛАЗАРУК С.В.

Григорий  Петрович,  первые  три  вопроса  они  все  были  связаны  в нашей  повестке  с проведением  «круглого  стола»  в Комитете Государственной Думы по  культуре  26  июня  2009 года и на  основе  рекомендаций парламентских  слушаний.  Вам предлагаются  наши  предложения, которые  подготовлены  рабочей  группой. В  Союз  кинематографистов были отданы три  рекомендации. И мы, соответственно,  на них  заостряем  свое  внимание.  Поэтому  пока  будут  выступать  желающие, я просил  бы вас  внимательно познакомиться  с нашими проектами  постановления  с  тем, чтобы  мы  уже  и  в  ходе  обсуждения, и  в  ходе голосования   имели какие-то предметные  дискуссии.  А  сейчас Женя Герасимов просил  слово.

ГЕРАСИМОВ Е.В.

Во-первых,  я хочу  поддержать позицию Никиты Сергеевича и в отношении организации комиссии Союза по этике, и в плане помощи нашим заслуженным коллегам, а также и тот законопроект, который в настоящее время находится на рассмотрении в Государственной Думе. Все это очень важные вопросы, и есть все объективные предпосылки для того, чтобы они были решены в позитивном для всех нас ключе. Хочу отметить, что в последнее время мы в Московской городской Думе работаем в тесном и постоянном контакте с Государственной Думой в вопросах, касающихся  образования и культуры. Мы  вместе работаем над поправками к законопроектам, в которых заинтересована вся культурная общественность страны. Одним словом,  образовался  хороший  рабочий  процесс.  Все, что сегодня   делается в Москве,  в  Государственной Думе,  находит понимание  и поддержку у власти. В том числе и те предложения, которые возникают в Союзе кинематографистов, и в  целом  в  творческой  среде.

Поэтому сегодня особенно важно поддержать предложения Никиты Сергеевича и  сделать все, чтобы  общественность  реально  среагировала  на  них. Никита Сергеевич прав, прежде всего,  в том, что в том случае, если  возникают сомнения: «а нужно  ли это», «для  кого  это  делается», необходимо обеспечить понимание, что есть реальный  шанс для прорыва в плане реальной поддержки  творческой  общественности. И не  только  кинематографической. Если его предложения будут реализованы (а  у меня, например,  нет сейчас сомнений, что так оно и будет), это  дает  большие перспективы Союзу в целом. Это огромное  дело.

Второе,  на что я хочу обратить внимание. Чтобы  не  происходило  сегодня: кризис, проблемы,  противоречия внутри  творческих союзов,  некоторые разночтения по разным вопросам, но, тем не менее, консолидированное мнение профессионального большинства в конкретном вопросе для нас наиболее важно. Именно на такое мнение реагируют все ветви власти.  Примером  тому  служит, скажем, наш внеочередной Съезд, который  прошел  в Гостином Дворе, и  то  обращение в адрес Президента и Председателя Правительства, с  которым я обратился к аудитории, и которое поддержали более 2 тысяч кинематографистов. Или тот Меморандум,  который  был  озвучен   на  «Золотом Витязе», и был поддержан Секретариатом  Союза кинематографистов. Все  это не  прошло  бесследно.

Еще в  2005  году  я  и  несколько  депутатов Московской городской  Думы  обратились к Генпрокурору Устинову по поводу того, что происходит  на  телевидении и  конкретно в программе «Дом-2». По нашему обращению было  принято решение прокуратуры о том, что  необходимо  внести  изменения  в  данную программу. Расследование подтвердило, что программу  можно  квалифицировать, как коммерческую  сексуальную  эксплуатацию людей.  Это прозвучало  в прокуратуре. И вот наши  Меморандум, поддержка  Съезда, общественное мнение, наконец,, сдвинули это дело с мертвой точки.  Буквально  неделю  назад Пресненский суд столицы суд принял решение.  Я  вам  сейчас его зачитаю, чтобы  было понятно. Было  внесено  представление  об  устранении нарушений закона  Российской Федерации  «О  средствах  массовой  информации». Прокуратура  потребовала перенести время  трансляции  передачи  на  более  позднее  время,  согласно  статье  37 Российской Федерации.

ИЗ ЗАЛА

Сейчас  дети позже  спать ложатся.

ГЕРАСИМОВ Е.В.

И  тем не  менее. Прокуратура  потребовала, чтобы эта  программа  транслировалась от  23  часов до 4 часов утра. Я  считаю, что регламентировать  телепрограммы, адресованные, прежде всего, к подрастающему  поколению, даже мультипликацию,  документальное  кино, хронику - это, в принципе, обязанность цивилизованного  общества. Что, кстати, принято в европейских странах.

Формулировка суда такая: «Поскольку  по  итогам  экспертизы  было признано, что  передача  «Дом-2»  имеет  эротическое,  целенаправленное  и циничное  воздействие  на  аудиторию,  и  данное нарушение не  было  устранено, принято решение  о  том, чтобы  эту программу перенести   на  более  поздний  срок». 

То есть я говорю о  том, что  общество – мы с вами - сегодня  реально  влияем на  решения.  Поэтому  я вас  всех поздравляю. Я  считаю, что,  начиная  со Съезда, «Золотого  витязя», Манифеста,  который поддержал  и Союз  кинематографистов,  лед тронулся. Значит, есть надежда, что будут реализованы и другие  обращения, пожелания, если они будут выражать желание большинства. Вот, что я вам  хотел сказать. Спасибо.

ЛАЗАРУК С.В.

Уважаемые  коллеги,  слово  Владлену Арсеньеву. Мы  обсуждаем  сразу  первых  три вопроса, и  у нас в постановлении они будут полностью освещены.

МИХАЛКОВ Н.С.

Да, но  только надо, наверное,  по протоколу  принять  предложение, обсуждать их   списком, а  не  по  отдельности.  Наверное,  надо проголосовать, или  как?

ГЕРАСИМОВ Е.В.

У  меня просьбы, я  бы  хотел, чтобы Пленум поддержал это решение  прокуратуры.  Очень  важно, что мы  поддержали.  Согласны?

МИХАЛКОВ Н.С.

Конечно.

ЛАЗАРУК С.В.

Есть предложение, три  вопроса  обсуждать одновременно, так как они  все  связаны  с  парламентскими  слушаниями в  Госдуме, и тогда  уже  по  каждому  вопросу  будет принято отдельное  постановление, но обсуждать все  вместе.

Кто за такое  решение, прошу  проголосовать. Кто против? Кто воздержался?  - Принято единогласно.  Давайте  три  первых  пункта  будем  вместе  обсуждать.

АРСЕНЬЕВ В.В.

И  два  вопроса, по которым  за  это  время  перед  Пленумом  приходилось работу провести, опросы среди  членов  Союз  кинематографистов  в разных регионах, они касаются  взаимоотношений гильдий и  Союза  кинематографистов.  И ряд  соображений  о работе   Московского отделения, даже  в меньшей  степени, и  скорее региональных  отделений  и перспектива   их  существования.

Поначалу  о  гильдиях и  Союзе  кинематографистов. У  нас  все пошло гораздо  быстрее, я смотрю, тихо, спокойно все  идет. Когда Екатерина П   решила  собрать комиссию, это к вопросу  демократии в России или монархии, еще  в ХУП  веке, были делегаты  от всех уездов, губерний  собрались, они сводили законы. За  много времени, за  много лет  были приняты  разные  законы и они противоречили друг  другу.  И вот, при Екатерине П  собрались депутаты и  год, два, три, четыре они  этим занимались.  А  дальше  все похоже  на  то, что  у  нас происходило  в декабре. Потом  Екатерина Великая  издала  указ (он напечатан, он  существует, вы можете  увидеть) - сажать депутатов  так, чтобы  плевком  друг  друга  достать не  могли. Конечно,  это все  закончилось, и  теперь мы  можем  быстро и решительно  решать вопросы.

Взаимоотношения гильдий и Союза  кинематографистов. Ну, никаких. Бумага  приложена, то есть отчет о  том, какие  мнения  существуют на  этот  счет. Она  ходит  среди  документов. И получается  так, что  Союз  кинематографистов России может  вполне  обходиться без гильдий.  А  гильдии, за  исключением, может  быть, гильдии продюсеров, не  в состоянии вести  какую-либо  самостоятельную работу, требующую  финансовых  затрат.  И  это  вполне  логичное разрешение   всей  истории. Если  вспомнить, как начинались гильдии и зачем они  создавались. После распада СССР в  середине  90-ых годов все как бы  решили  выживать  в одиночку.  Поэтому  как-то выжить шансов  было  больше  у маленьких групп,  объединяющих  людей   по профессиям,  и лучшей  организационной формы тогда, в 1991 году, как и вообще  для  страны, для  всего  бывшего Советского Союза, считалась  американская  форма. Гильдии по-американски.  В  то  же  время, членство  в гильдии  давало  ощущение какого-то иллюзорного представления  о  собственной значимости. Со временем особенно видно, что кинематографист, будучи  даже наделенным   многими наградами,   может  влачить жалкое  существование, потому что иллюзии  о  собственной  значимости разрушаются  на  примере  капитала  очень  быстро. И  история  гильдий показала, что   как  бы гильдии не  создавались по профессиям,  но не  имея никаких  средств, даже не  собирая  взносы, они  могут  существовать только на  уровне  кружков, таких небольших  сообществ, где  каждый  хвалит  друг  друга.

Положительным  фактором следует  считать, наверное,  организацию  фестивалей, в которых участвовали гильдии и  довольно   много и хорошо.  И  большие  фестивали  были  и маленькие  фестивали, они позволяли  как-то   подпитываться энергией зрительской и просто подпитываться,  потому что денег  у кинематографистов  было мало,  а  там, по  крайней  мере,  можно  было пожить бесплатно и покушать.  Но в то же  время  фестивали  сохраняли  этот  соревновательный  дух,  который   свойственен нашей  профессии ,и как-то мы  этим  живем. Поэтому это всегда  интересно и  нужно, в общем-то,  это хорошая  сторона.

Дальше, гильдии могли  только заявлять   чем  громче  о  своих правах, тем  этим они и занимались. По  большому  счету, никакими правами гильдии не  обладали,  и защитить  себя  и  своих  коллег  перед   натиском  власти  денег не  могли.

Попозже  появилась Гильдия продюсеров, организация,  объединившая  людей,  ближе  всего  стоящая  к деньгам, к капиталу,  и   возглавил  ее как раз Владимир Досталь. Он работал на  деньги всесильного к  тому  времени Гусинского, руководителя Медиа-холдинга «Медиа-мост». Но ни один  человек  из этой  гильдии, может  быть, за исключением Семаго, который  как бы  давал  свои  собственные  деньги, своими деньгами не  обладал. Гильдия продюсеров, таким образом,  не  могла отвечать понятию продюсер по-западному. Потому что   они  использовали  деньги  только  своих покровителей  или знакомых, в том  числе  и Досталь. 

И  сейчас  получается  так, что Гильдия  продюсеров  может  жить, там люди не  бедные,  они, кстати, вопросами о  взаимопомощи своим  бедным  товарищам не  занимаются, там  бедных просто нет, поэтому  они  избавлены  от  этой  участи.  Но  они  стараются  влиять на  политику, особенно гонорарную политику.  Правда, разброд и шатания  у них  большие, есть ассоциация продюсеров, она  была  создана недавно, по инициативе  РВС, и  таким образом  те  установили  свои правила, какие  гонорары  платить. А  некоторые продюсеры  вообще не  вошли ни  в Гильдию продюсеров,  ни  в ассоциацию продюсеров,  считая, что  если  деньги прибило  к  берегу, они сами как-нибудь разберутся  с этими деньгами, сколько вам  платить. То есть  опять никаких правил не  существует  и  гильдия, как таковая, даже  Гильдия продюсеров  имеет  свои изъяны.  Она  собирает  большие взносы   и на  эти  взносы они  могут  иногда ездить  на некоторые  фестивали. Но  в основном,  на  собрания  как клуба  европейских продюсеров  таких организаций  и все.  То есть какая-то конкретная польза  для  кинематографического  сообщества небольшая.

Еще  одна  Гильдия  операторов  может  считаться  действительно   действующей.  По поводу  нее   можно говорить, что она  более-менее  действующая.  Просто потому, что они  точнее  заняты  интересом  своих  коллег, и, по  крайней  мере, отстаивают их интересы во время гонораров, когда начисляются  они  в  договорах.  И потом  это люди, заметьте, они материалистичны, они знают  конкретно из  чего  состоит микрофон, из  чего состоит эта камера,  в  отличие от  других,  которые, в основном,  разглагольствуют и умничают. Гильдия  операторов  занимается  этим  меньше, она  более практична   в этом подходе. 

Другие гильдии,  к  которым многие из нас  принадлежат, они,  конечно,  отличаются разной  кастовостью и принадлежностью  к кругу  избранных. Таким  образом, это  Союз  кинематографистов.  А  ведь демагогические  высказывания  о  том,  что  Союз гильдий  можно  заменить  Союз  кинематографистов постоянно  звучат. И именно  в декабре  гильдии проявили  себя  с единственной  стороны,  которую они  могли  проявить. Это  агрессивностью,  и  абсолютно разрушительной политикой  для  кинематографистского сообщества. Заявляя о  своих претензиях, а  претензии  были только одни,  и они  могут  быть иными,  не имея ничего,  надо  захватить материальные  активы,  все, что есть у  Союза  кинематографистов.  Здесь перспектива у самих  гильдий тоже очень  сложна, они не  могут  ужиться  друг  с другом. Продюсер  вынужден  платить, но не  хочет никому  платить. Режиссер  хочет получать  больше  оператора, а  оператор  считает, что он  может обойтись   без режиссера.  И  все  вместе  с  актерами, конечно, дружно ненавидят   продюсеров потому, что  вынуждены  перед ними   заискивать, и   каким-то образом  искать их расположения. Вот эта перспектива гильдий.

Здесь в документах у вас есть  положение  о   региональных организациях,  о  Союзе  кинематографистов,  организационная  форма  и в этом проекте сказано,  что гильдии (читаю по-прежнему,  комиссии)  должны  как бы  организационно  управляться  Союзом  кинематографистов, его Правлением. Но так  оно и есть, так, наверное, оно и есть,  так  это  было  и  просто эту работу  надо  вести  активнее. Этот опрос проводился, в общем-то, выборочно,  но  он  был проведен  в Москве, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге,  Иркутске,   Твери, Владимире и  Липецке  до  и после  Съезда  Союза  кинематографистов.  И  вывод один -  только Союз  кинематографистов способен  на  решение  значительных   для  нашего сообщества   задач, только он наделен, так  называемой, объединительной силой, или способной  кого-то объединять  и  особенно перед лицом  власти.  И  вот перед  лицом  власти только  Союз  кинематографистов  может выговаривать чаяния кинематографистов, за них, говорить об  их  надеждах,  об их  чаяниях,  об их проблемах  без  деления  на касты, кружки по интересам, без ранжира на  звездных и не  звездных, богатых  или бедных. Это мнение  ваших товарищей.  Обычно говорят, насколько   традиционно  выборка, но ее  можно приводить, но  в данном случае,  вы  сами, наверное, понимаете,  то, что я говорю, но, может  быть,  меньше  приходилось об этом задумываться. Вот  акцентирую  внимание, вот так  она  выглядит.  Большинство  считают, что  Союз  может обойтись  без гильдий, Союз может прожить  без  гильдий - таков  вывод  этих опросов, - воссоздав комиссии по профессиям (и  как бы они ни назывались, может быть, теми же гильдиями), изыскивать средства  для помощи   ветеранам, малоимущим.

А  вот  вопрос  о перспективе  существования  гильдий  и как они  существуют  сегодня  не  является  приоритетом   для  Союза  кинематографистов. Состоит  человек  в гильдии, вот в такой, как   сегодня  или нет, никакого  значения не  имеет  для  Союза  кинематографистов, главное, чтобы человек  был  членом  Союза  кинематографистов. И  ситуация в сегодняшнем  кино, если прибегать к  сравнению  автомобиль, дорога  таким образом, то  все   находятся в недвижимой пробке, как на  Рублевском  шоссе  в районе Крылатского, понимаете.  И разлулить эту  ситуацию, по общему  мнению, ваших же  товарищей, может  только  Союз  кинематографистов во главе  с Михалковым.  Такие  реалии дня.  Вот  так  это  выглядит по гильдиям.

МИХАЛКОВ Н.С.

Я просто  один комментарий. Тут  дело в  том, что наверняка  будет  это восприниматься как месть или попытка  истребить и так далее.  Это  глупо и это неправда. Дело  вот в чем. Дело в  том, что  абсолютно неважно, как это будет называться - гильдия или секции - это не  имеет  значения.  Имеет значение   другое, каковы  взаимоотношения между  организациями, как  Союз  кинематографистов России  и  некой  организацией  под названием гильдия.  Если  это самостоятельная  организация,  и она  не  имеет отношения  к  Союзу  кинематографистов,  ради  бога,  но тогда  они  и не  могут  претендовать на  то, чтобы  получать от Союза    то, что они   могли  бы получать,  находясь  внутри Союза  и не  претендуя, так сказать,  на  свою самость.

Дело не  в том  чтобы  кого-то ущемить, а  дело в  том, что  невозможно  двоевластие, если есть Союз и  Правление, Секретариат Правления Союза, то   решение, там председателя  гильдии  для Союза не  имеет  никакого отношения и никакого влияния. Потому что или тогда  надо  полностью распускать  Союз, как организацию,  и  создать некий  другой  союз гильдий. Пожалуйста, если есть на  это силы.  Но на  это силы и возможности нет, как правильно сказал Владилен Владиленович. Дело  в том, что  у  какого продюсера есть пустые  деньги? Операторы, которые   более  действительно реалистичны  и   их профессия  очень  конкретная,  и они занимаются  помощью,   выбиванием  денег  из продюсеров  для  своих коллег. Все. Но они  могли  бы  то же самое  делать,  называясь  как угодно. 

Поэтому, в данном случае, разговор идет  не  о  том, что прекратить существование  гильдии, а  о понимании. Ведь, как мы  знаем, в гильдии   может принимать участие, быть ее  членом  не  член  Союза  кинематографистов России. Но  этот  человек  не  имеет никаких оснований   пользоваться  благами, которые, надеюсь, Союз  сможет  давать.  Или мы  сохраняем    это единство. Повторяю, тут дело не  в вертикали власти, и не  в желании  кем-то руководить,  а  дело в порядке. Невозможно  существовать в организации, когда  все  время,   дело не  в оппозиции даже и не в  точке  зрения  другой, а  когда  попытка  за  счет того, что  мы есть гильдия, как таковая,  мы  можем  блокировать  любые  решения   Правления Союза. А Правление Союза  избрано  большинством  на Съезде, и  это есть единственный  орган, который  принимает  все решения  по поводу  жизни  Союза. И никакие  другие   организации, как бы  они ни назывались,  никакого влияния  на  эти решения иметь не  могут, а называться  они могут, как угодно. Неважно,  сейчас  это не  имеет никакого значения,  просто  нужно понимание, это нужно понять, это не  желание  забрать  у кого-то  власть, у них ее и нету, у них по  уставу  этой  власти нету. А  раз  ее нет, то они  могут называться, как угодно, но надо понимать, просто, трезво понимать. Хотите, так  сказать,  будучи  членами   Союза, пользоваться  тем  фондом «УРГА. Территория любви», который   существует  сегодня, есть у вас  необходимость  лечиться, пожалуйста,  ради  бога,  но  вы  должны  понимать, что  на  это право  имеют только  члены  Союза  кинематографистов России.  И  принадлежность к  гильдии  никакого отношения (я привожу просто, как пример) к  этому не  имеет, равно, как и к  тем последующим, надеюсь,  возможностями, которые у нас  откроются. Спасибо.

АРСЕНЬЕВ В.В.

Поэтому, наверное,  было  бы правильно   и точнее, по  делу, обратить внимание  на  региональные  отделения. Они  проживают  очень  сложную жизнь, она  еще  радикальным  образом не  изменилась, все  ждут перемен и все  события  последних  месяцев  как раз  говорят о  том, что  эти надежды  могут  быть оправданы. И  может  быть, даже, скорее, чем  это  бывало, или   какие надежды  складывались  в 90-ые года.  Сейчас может  получиться  все  гораздо  быстрее.

Но там есть проблемы, которые  как бы  решают  внутри по Московскому  отделению, скорее, это внутренний  вопрос,  поэтому  незачем  его оглашать  на  всю почтенную публику.  Там есть вопрос, который  достаточно    решается, даже  на  уровне   самого  Правления внутри  в рабочем порядке.

А   региональные  отделения Союз  кинематографистов, я скажу  о  том,  в каком направлении   идут, испытывая,  конечно, и финансовые проблемы, а  развитие  региональных отделений требует  финансов. Письмо,  которое  пришло из Махачкалы,   об этом  говорит и подчеркивает (это письмо  тоже находится  среди материалов), какие маленькие  деньги  получают регионы,  и как им  трудно развиваться.

Есть ряд проблем, которые  решаются  пока  еще  по  инерции не  в  пользу Союза  кинематографистов, как  во  Владикавказе,  где  потерян  в  принципе  Дом кино, хотя какие-то попытки  предпринимаются, чтобы  его отстоять.

Есть ряд проблем, где  начинания  региональных отделений, их  активное  участие, например, в проведении фестиваля  в Татарстане,  требуют присутствия,  конечно,  и   поддержки наших,  что ли  вождей  или, так  скажем,  самых заметных  людей   в мире  кино. И  поэтому, конечно же, если  бы такое  обращение,  вероятно,  будет,  от Татарстана  и  от руководителей организации  кинематографистов Татарстана,  побывать на  открытии, приехать на  открытие  фестиваля,  очень  большого, значимого тоже  для России,  в Татарстане 30  октября, то, наверное, Никита  Сергеевич  рассмотрит, я  думаю, что и поддержит инициативу  наших товарищей, которые   активно участвуют в проведении  чрезвычайно  важного  и  тонкого идеологического  фестиваля на  территории Татарстана.

Есть  такие  дела, но есть и другие   на  стыке, на  контактах, на  каких-то не  очень  прочных и не  очень  слушающих  друг  друга  связях и контактах  с Министерством культуры. Региональные  отделения  базировались, я напомню вам,   вокруг  крупных  баз. Жизнь показала, что  данное  кино  не развивается  так, как хотелось  бы,  эту функцию взяло на  себя  телевидение. Оно забрало очень   многое.  В искаженном,  кривом зеркале  полупередачи, полу-документального   кино   стало так  методично, по  квадратам, как во  время парада  на  Красной  площади,  демонстрации  трудящихся  говорили в КГБ - речь  трудящихся  по  квадратам и так  за ними  смотрели,  и вот  так  по  квадратам у нас получается   убиение  документального  кино. Казалось  бы,  этот  вид, эта очень  важная   составляющая,  еще  не   потеряв  своей  актуальности,   должна  быть  сохранена. Но ряд  выступлений, я думаю, что Ершов  из  Хабаровска Николай  и Александр Назаров из Самары,  они  дополнят   эти  слова.  Происходит  очень  тяжелая  ситуация, даже  тендеры  так, как они проводятся,  они не  помогают  сохранять   наши  региональные  студии. Большая  студия, например, в Ростове-на-Дону,  как она   поддерживается, она  государственная,  она почти  исчезла,  а практически  исчезла   в Иркутске, Восточно-Сибирская. А  Иркутск  объединял   вокруг  себя Красноярский  край и Читу,  и  многие  другие  организации. 

Вот эти  вопросы, в которые  нам  надо  вслушаться, и составить  свое  мнение  по поводу Правления  Союза  кинематографистов, по  очень  болезненным  вопросам, касающихся  большого   количества  наших  людей.  Если  взять  Союз  кинематографистов, то  у  нас  больше  половина, это   документалисты, люди в возрасте,  не  имеющие  сегодня профессию, прибиться  к  телевидению   удается  больше  молодым. Более  старшие люди менее  востребованы  на  телевидении. И поэтому  им  совсем приходится  плохо.  В  то  же  время,  это  большой  умелец в своей  деле, знающий   свой край, любящий  его и знающий самые  отдаленные  уголки России, которые  видели  через  объектив  камеры,  были режиссерами, писали  сценарии.

Я  думаю, что  лучше продолжит  именно   в этом  очень напряженном  моменте, может  быть, Ершов Николай  сейчас скажет   из Хабаровска.

ЕРШОВ Н.Н. (Хабаровск)

По Дальневосточной студии. Студии кинохроники перестройка  должна  обеспечить, по нашему  понятию,  непрерывность   процесса  кинолетописи,    документального  кино. Мы  боимся, есть опасения,  что если   отдать  эти  маленькие студии Москве, Свердловску и  Санкт-Петербургу,  то возникнет  вероятность   того (скорее всего, так и  будет), что кинолетопись  в  регионах не  будет  сниматься. Поэтому  я просил  бы  Пленум поддержать   предложение   директоров  студий   кинохроники о  сохранении этих  студий  в том  виде, в  котором  есть,  и  обеспечить  достаточно нормальное  финансирование  для  того, чтобы  они  могли  снимать  кинолетопись.

И,  пользуясь  случаем,  я  хотел  бы  сказать несколько  слов  о  рекомендациях парламентских  слушаний.  Мы  в министерстве  культуры Хабаровского края  обсудили и   готовим  мероприятия  по их  выполнению, с точки зрения региона. На  сегодняшний  день  в крае  работает   14  муниципальных  и  государственных   кинотеатров,  которые  оснащены  современным оборудованием  за  счет  краевого  и  местного  бюджета. И эти    кинотеатры,  большинство из них, получают  фильмы  в прокат  через   месяц  после  выхода  их на  экран.  Только  четыре  из этих  кинотеатров  работают  с прибылью,  и только  два  оснащены  цифровым  оборудованием. 

Мы  знаем  о  большой  работе,  которую проводит Министерство культуры  России по  цифровому  кинопоказу. В  этом году  уже  будут поставлены  или изготовлены цифровые проектора  стоимостью  2  миллиона  рублей  во  Франции, цифровой  проектор  «Искра»,  это  вместе   с процессором, что в несколько раз, в два с лишним раза  меньшей  стоимости  цифровых проекторов, которые  сегодня  находятся  на  рынке и поставляются  другими странами.  Это  специально заказанные  проектора, первый  образец   пришел, я как  раз  завтра  хочу  его посмотреть  у  них, как он работает.

В связи с тем,  когда мы  делали переоборудование  кинотеатров на долби, тогда  краевая  муниципальная  власть нашла  деньги и в крае  кинопоказ  остался, но   сегодня  стоимость  печати  копии  фильма,  к  сожалению, доходит  до  полутора  тысяч  долларов, стоимость же   печати  цифровой копии получается  где-то   от  5 до  10  тысяч рублей, если весь тираж  его  раскинуть,  то   получаются копии почти бесплатно. И размер  цифровой  копии, это, как примерно, жесткий  диск видеокассеты.  Причем  жесткий  диск   присылается  в кинотеатры, он  записывается, а после  этого   отправляется назад и на  нем записывается  опять новый,  другой  фильм.  

Есть просьба к Комитету по культуре Государственной Думы предусмотреть  финансирование   данного проекта  для  сельских, северных  районов и   мест  проживания  малочисленных народов   Севера и Дальнего Востока.  Понятно, что  один  местный  краевой  бюджет  не  сможет  обеспечить  финансирование   и перестройку кинопоказа без  государственной  поддержки из федерального  бюджета.  У  меня все.

МИХАЛКОВ Н.С.

Спасибо  большое.  Скажите,  14  кинотеатров на весь Хабаровский  край?

ЕРШОВ Н.Н.

14  кинотеатров  муниципальных и государственных. Кроме  этого   работают  частные   кинотеатры. Практически  в городе  2  кинотеатра,  даже 4 кинотеатра, которые  муниципальные  и государственные 

МИХАЛКОВ Н.С.

Они получают копии, уже отработанные где-то в центре.

ЕРШОВ Н.Н.

Я получаю копию фильма, показываю его у себя в кинотеатре в течение двух-трех недель, после этого по договору с продюсерами эту копию отправляю в район. Там у меня специальная служба, которая занимается…

МИХАЛКОВ Н.С.

Вы получаете новую копию или уже которая отработана?

ЕРШОВ Н.Н.

Новую копию.

ИЗ ЗАЛА

Только одна копия, они покупают.

ЕРШОВ Н.Н.

Копии мы не покупаем, мы согласовали проблему с продюсерами, в в соответствии с которой они дают картины в прокат на сельские районы с арендой на тех же условиях, как и для больших кинотеатров, 50 на 50. 50 процентов остается кинотеатру, 50 процентов уходит продюсеру. Это закон, я не могу его изменить.

МИХАЛКОВ Н.С.

Понятно. Кто хотел бы выступить?

ЛАЗАРУК С.В.

Назаров Александр из Самары просит слово. Подготовиться Геннадию Ивановичу Полоке.

НАЗАРОВ А.Н. (Самара)

Я, собственно, не слово просил, а высказать некоторые соображения.

Я представляю Самарский регион, это бывшее Поволжское отделение Союза кинематографистов, крупнейшее в России, теперь стало Самарским.

Были сказаны золотые слова о том, что документальное кино в регионах гибнет, это совершенная правда. В Самаре была старейшая студия кинохроники, основанная в 1927 году, в годы войны на ней работала студия документальных фильмов ЦСДФ. Сейчас Самарская студия кинохроники продана. Слава богу, что в 1991 году была создана одна из первых при Союзе кинематографистов студия «Волга-фильм», художественный руководитель Нина Алексеевна Шумкова. За 20 лет существования этой студией создано более 200 фильмов. Снимается православная программа на деньги спонсоров. Если сейчас проанализировать все эти темы, которые снимались, это от саммита с Владимиром Владимировичем Путиным, который проходил у нас в Поволжье, до жизни деревни, Российской глубинки. Повторяю, все это снимается на деньги спонсоров. На этой студии спасаются от голода 30 работников, ушедших с Самарской студии кинохроники.

Учитывая то, что все последние фильмы снимаются на деньги спонсоров, хочу сказать, а не при поддержке Федерального Агентства. Нам за последние годы не удалось выиграть ни одного тендера. Думаю, что все представители регионов со мной согласятся. Выиграть тендер в последние годы стало практически невозможно. Скажем, на последние торги нами были выставлены такие темы, как «Портрет Генерального конструктора ракетной техники Козлова», это лауреат всего, чего только возможно, это человек, вытащивший из зоны Сергея Павловича Королева. Эта тема не проходит. А проходит тема из какой-то странной конторки, подвальчика, художественной студии, районного уровня. Учитывая то, что мы не смогли выиграть ни одного тендера у Федерального агентства, весь наш коллектив проанализировал, кто чего и как выиграл в этом году. Это был серьезный труд, на основе этого мы сделали письмо. Это письмо я передаю Вам, Никита Сергеевич. И на основе этого письма у нас есть предложения. Зачитываю:

«Предложения Самарского областного отделения Союза кинематографистов Российской Федерации к повестке дня Ш Пленума Правления.

Первое. Отбор, оценка заявок, решения о заключении государственных контрактов по созданию  документальных фильмов с полной или частичной государственной поддержкой должны производиться государственной комиссией, созданной совместно с Министерством культуры и Союзом кинематографистов из профессиональных известных, уважаемых профессионалов-сценаристов и режиссеров.

Второе. Созданные на государственные средства документальные фильмы обязательно должны приниматься творческой профессиональной комиссией, которая подписывает акт о соответствии законченного производства фильма условиям контракта, сделанного на высокопрофессиональном и идейно-художественном уровне. На основании такого акта Министерство культуры принимает решение о перечислении финансовых средств либо о расторжении контракта и возврата государственных денег. По-моему, это очень серьезно.

Третье. Союзу кинематографистов особое внимание уделять региональным студиям, так как при существующем положении вещей реальная жизнь России не отражается в документальном кино».

Подписано председателем Самарского областного отделения Союза кинематографистов Н.А.Шумковой. Но это мнение всех, практически 30 членов Союза Самарского региона, которые безуспешно пишут заявки. Все специалисты практически с ВГИКовским образованием. Но мы не получаем ни ответа, ни мотивации, почему Федеральным Агенством нам было отказано.

МИХАЛКОВ Н.С.

Как тендер?

НАЗАРОВ А.Н.

Тут все проанализировано. Это длинный и серьезный документ. Это нужно читать не один день. На 99 процентов выигрывает Москва. Это ни для кого не неожиданность. Причем, я хорошо ориентируюсь в документальном кино. Не выигрывает ни Питер, ни ЦСДФовские ребята, ни ребята рабочего документального кино. Странно! Кто, чего, как – я не знаю.

МИХАЛКОВ Н.С.

Почему? Доля лотов, выигранных региональными студиями России, ничтожно мала по отношению к лотам, выигранным московскими студиями. Например, по извещению номер такой-то (уточнить), из 29 лотов 25 лотов выиграли или просто получили, а подана всего одна заявка. 12 лотов – московские организации и 4 лота – иногородние. То есть 86 процентов московские студии и 14 процентов – иногородние. Это очень серьезный вопрос. То есть это вопрос дисбаланса центра и глубинки. Это очень серьезный вопрос, хотя настоящая жизнь, реально отражающая пульс страны, происходит не в московской песочнице или петербургской, она происходит там, на Волге, на Дону, на Оке, в Сибири, на Дальнем Востоке. Выигрывают те, кто ближе к центру, к начальству. Это неправильно, это несправедливо.

БОРОДАЧЕВ Н.И.

Никита Сергеевич, одни и те же люди выигрывают.

МИХАЛКОВ Н.С.

Это так или иначе, можно назвать словом под названием «коррупция». Это абсолютно коррупционный вопрос. Это серьезное дело. И здесь, мне кажется, очень важно, чтобы мы на это серьезно обратили внимание. Потому что документальное кино – одна из самых сильных сторон в отечественной кинематографии, которое спасло в тяжелые времена кризиса, я уж не говорю о летописи, о Великой Отечественной войне, я уж не говорю о том, что если бы не документальное кино… Я говорю о том, что убить документальное кино,  это все равно, что истребить эпистолярный жанр. Вот есть мобильный телефон и уже писем не пишут. Истребить документальное кино – это значит истребить историческую ткань жизни страны. А как раз именно эта жизнь и происходит там, потому что здесь мы можем увидеть, как живет Ксюша Собчак и что они думают с Тиной Канделаки относительно замечательного Юры. То есть здесь, мне кажется, чрезвычайно важно, чтобы отбор проходил неформально и важнейшие темы, кстати говоря, связанные с Гражданской войной, другие потрясающие материалы. Я отвлекусь на секунду. Когда мы делаем «Русский выбор. Русские без России», нас спасает именно хроника. Она дает материал, она дает информацию. Поэтому я совершенно уверен, что здесь нужно вмешательство государства, такое серьезное, резкое, совершенно определенное, и, конечно, при содействии Союза кинематографистов, профессионалов, которые должны этим заниматься. Практически Госфильмофонд скоро будет собирать только то, что снимают в Москве и Санкт-Петербурге. Но это не страна. Это как раз к расколу и к такому местничеству и ведет.

Поэтому я бы хотел, чтобы Пленум по этому поводу высказался. Мы должны подготовить решение. И обязательно иметь право проводить серьезную ревизию того, что происходит по выигранным тендерам документального кино. Это наше дело.

ИЗ ЗАЛА

Каково на сегодняшний день оснащение ваших студий? И элементарный вопрос – на какую камеру вы снимаете фильм?

ГОЛОС

На ту, которую заказывает Министерство культуры.

ИЗ ЗАЛА

Об оснащении наших студий в стране надо серьезно думать, если мы хотим быть конкурентными на телевидении или где-то еще. К сожалению, очень часто региональные студии не выходят со своими какими-то интересными тематиками, которые бы поддержали их регион. Они выходят иногда с очень общими темами. Поэтому этот вопрос однозначно так сразу не рубить, а изучить более детально. Техническая оснащенность и то, что Москва снимает по всей стране.

МИХАЛКОВ Н.С.

Разговор идет не о том, чтобы что-то рубить. Разговор идет о том, что это информация, которая получена регионом, мы же не можем к ней относиться как к информации, которая не достойна внимания. Правильно? Она достойна огромного внимания. Мы как Союз, например, я как Председатель Союза, я не могу это пропустить мимо, не заострив внимание Правления Союза кинематографистов на этой теме.

Другой разговор, когда мы говорим, что кто-то жалуется и говорит – а вот мне не дали, а мы смотрим, а, собственно, и не так это интересно, это общий разговор, это пока никакой конкретики. Я знаю, что есть конкретные вещи. И люди, которые снимают, и к тому же еще и фестивальное кино, не просто летопись, которая очень важна, как бы она не была снята с точки зрения высокого профессионализма и художественного уровня, но летопись страны – это абсолютно необходимая вещь. Это то, с чего потом будут строиться вообще впечатления об эпохе, это то, на чем потом наши потомки будут исправлять наши ошибки. Но мы должны их фиксировать.

Друзья, мы же понимаем, что мы не можем пройти мимо этого вопроса. Поэтому я предлагаю в данном случае не решение принимать о том, кому давать, а кому не давать, а чтобы Пленум выразил свое отношение к этому вопросу. Мы получили от наших коллег очень серьезную информацию, это их жизнь. Мало того, что это их жизнь, не просто окормление,  просто физическое существование, а это еще и история страны, это еще и наша общая жизнь. Поэтому я убежден, мы абсолютно безоговорочно обязаны на это отреагировать. Как отреагировать? Мы решим это. Не надо действительно рубить с плеча и давать кому-то советы, но то, что мы не можем на это не отреагировать, это совершенно очевидно. Поэтому я буду спрашивать, какие по этому поводу будут предложения. Это нужно сформулировать, потом редакционная комиссия должна составить бумагу, и это должно войти в решения нашего Пленума.

Тогда я прошу проголосовать. Кто за то, чтобы Пленум отреагировал на данную информацию и принял какое-то решение, которое мы поручим сформулировать редакционной комиссии.

Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет Принято единогласно.

БУРЛЯЕВ Н.П.

У меня есть три момента.

Первое. Очень правильно подняли вопрос о документальном кино. Оно уничтожается не только в регионах России, оно  практически уничтожено в Москве. Что с ЦСДФ, летописной кузницей государства? Где она? Она выселена из ее дома. Штат распущен, люди голодают. Это те, кто должен работать. Кто принимает решение по тому, что запускать, а что не запускать от Минкульта? Я не знаю. Это «тайна мадридского двора» до сих пор. Почему в этом году не прошел фильм о великом русском режиссере Бондарчуке, 90-летие которого близится. 0,2 процента не добрала эта заявка. Что, есть более важные заявки, чем фильм о великом русском режиссере? Поэтому, конечно, Союз кинематографистов должен принимать какое-то участие в решениях обязательно.

Второе. Я поддерживаю то, что говорил здесь Женя Герасимов о «Доме-2». Но только я бы действовал еще более активно. Да, мы провозгласили в нашем Манифесте программу действий по оздоровлению нашего общества, потому что речь идет о выживании России. А почему бы эту программу не закрыть вообще? Почему мы переносим грех на более позднее время? Значит, днем нельзя грешить, а ночью, пожалуйста, грешите. Я считаю, что мы должны Союзом высказаться в поддержку того, что решил суд. Это раз. И здесь сейчас просто задуматься о других программах. Ведь не только ТНТ этим грешит. Поглядите на МТV. Это откровенный разносчик патологий идей гомосексуализма, лесбиянства и прочего. Абсолютно в нормальной доступной форме уже, привычной для всех, сидят однополые мальчики, однополые девочки и говорят – кто с кем бы вот сейчас. А далее, где-то там еще на ночь «секс с рогатой Анфисой», которая говорит на миллионы то, что не принято говорить в нормальном обществе. А с этим что будем делать?! Пусть глядят? И есть еще ряд программ.

Я считаю, что если бы Союз наш, как некогда лет 20 тому назад Союз писателей России, вышел бы на передовую борьбу за душу человека, это было бы абсолютно правильно, потому что нам еще пока верят, у нас еще есть лица и не пропитые до конца, и мы не распались, мы должны действительно обратиться ко всем творческим Союзам и поговорить о том, о чем было предложено, - принимают ли они эту нашу общую программу по спасению духовной жизни России.

И последнее. Только что, 3 августа, закончился первый Международный  кинофорум экологических фильмов «Золотой витязь», который провел Союз кинематографистов при поддержке Минприроды и экологии. Это была первая проба. Но тот эффект, который мы получили, в июле месяце, в жару переполненные залы, где работало наше международное жюри. Переполненные залы, люди стояли. Более того, 28 ученых сделали доклады об экологии. Перед нами выросла картина поразительной экологической безграмотности не только нашей личной (мы сами начали образовываться с этой темой, лишь взявшись за это дело), но экологической безграмотности нашего народа, который замусоривает все вокруг и думает, что кто-то уберет. Цифры – 82 млрд.тонн мусора покрыли нашу Россию! Но это данные 2000 года. А учитывая то, что по 4 млрд.тонн прибавляется мусора каждый год, вы представляете, что ждет наших детей?! Мы-то доживем. Но что будет с детьми?!

Сейчас мы вырабатываем наш итоговый документ по итогам Экологического форума, который будет отправлен руководству нашего государства, руководителям других государств, в ООН и ЮНЕСКО, потому что обобщения, к которым мы пришли, удивительны.

Я предлагаю, чтобы во втором Экологическом форуме участвовал наш Союз обязательно и чтобы мы не оставляли ту тему, о которой Патриарх Кирилл недавно говорил перед отъездом в Киев, как о самой главной кричащей проблеме бытия, об экологической катастрофе. Мы уже в ней живем, мы уже за чертой, и, может быть, уже нет возврата.

И еще для нашего руководителя Комитета по культуре. Георгий Петрович, мы Вам очень благодарны за поддержку наших инициатив. И я делаю акцент на том, что здесь говорилось по поводу кинообразования. Я Вас попытаюсь укрепить в том, как это важно. Кино – это самое мощное оружие, доходящее тут же до сознания. Ведь у нас тысячи фильмов о великих пророках, подвижниках нашего Отечества, о деятелях культуры, живописи, музыки, полководцах, писателях, поэтах. Сейчас Экологический форум показал 80 фильмов, которые незамедлительно нужно показывать во всех школах, тогда они не будут разбрасывать бумажки и будут понимать про то, что им потом оставлять Землю потомкам.

МИХАЛКОВ Н.С.

Николай Петрович, действительно очень важный форум прошел. И он очень наглядный. Единственное, о чем я думаю. Вы поймите такую вещь. Наш Союз, мы можем считать его передовым, лидером во многих инициативах, о которых мы говорим. Но я бы не хотел бы, чтобы мы стали бы лидером в запретительных инициативах. Почему я хотел бы, чтобы мы провели «круглый стол» с нашими коллегами из других Союзов? Потому что этот разговор не идет же об одной программе «Дом-2» или еще каких-то трех-четырех программах. Не только об этом речь идет. Разговор идет об общей атмосфере жизни в стране, когда показываются именно патологические отношения между мужчиной и женщиной, гражданином и властью, властью и обществом и т.д. Они создают атмосферу, когда людям намного интереснее включать телепрограммы про чужую мерзость, испытывая удовлетворение от того, что они еще не такие. Одно дело быть лучше другого. Это нетрудно – я убил пять, а он убил восемь, поэтому я уже лучше. Трудно быть лучше по отношению к самому себе.

Поэтому разговор идет об общей атмосфере и как эту общую атмосферу оздоравливать. Александр Артемович Адабашьян на Съезде в Гостином Дворе предложил потрясающую вещь – взять как основу отношения друг к другу отношение в США к животным. Попробуй на экране показать, как убили кошечку, все равно в конце должно быть написано «ни одно животное не пострадало». У нас убивают на экране тысячу людей, вообще никого не жалко. Уже неинтересно кого убили и за что, уже интересно как: бормашиной или бензопилой. Вот что уже интересно.

Поэтому здесь разговор комплексный. Он не может сводиться к тому – запретили программу «Дом-2» и все, благоденствие наступило. Нет. Это связано со школой, образованием. Когда мы говорим про дедовщину, что дедовщина только в армии, неправда. Падок на дедовщину тот, кто все равно воспитан в школе, дома, в семье, на улице и т.д. Оттуда идет в армию, только в армии возможностей для дедовщины больше. Это внутренние качества человека - возможность унизить другого и получить от этого удовольствие, они привнесены в армию. Уже из нашей повседневной жизни. Я понимаю, что об этом мы можем много говорить. Но реальные вопросы все равно будут упираться в средства и консолидированную позицию тех людей, которые так или иначе этим озабочены и имеют возможность влиять. Вот почему я думаю, что нам нужно обязательно после этого обращения к нашим коллегам собраться и провести несколько серьезных мероприятий, просто поговорить, что об этом думают наши друзья и наши коллеги в других областях, в том числе и наши коллеги, которые не входят в сегодняшнее Правление Союза и выступают на страницах газет совершенно с противоположной точкой зрения. Я думаю, что мы должны по результатам нашего обращения получить какие-то ответы от наших коллег.

Давайте пойдем дальше.

ЛАЗАРУК  С.В.

Слово Александру Алексеевичу Голутве.

ГОЛУТВА А.А.

Хотелось бы коснуться двух вопросов.

Первый вопрос связан с внутрисоюзными делами, с проблемами профессиональных гильдий. Я полностью разделяю взгляд коллег о том, что членства юридических лиц в Союзе кинематографистов России быть не может. Союз кинематографистов - это общественная организация, где предусмотрено только индивидуальное членство, и дискуссий тут, по-моему, возникать не должно. С этой точки зрения, устав Союза кинематографистов России необходимо привести в соответствие с нормами действующего законодательства Российской Федерации.

С другой стороны, состав организаций, в которые объединяются и будут объединяться кинематографисты, претерпевает постоянные изменения. Какие-то гильдии, возможно, отомрут, какие-то останутся; будет появляться все больше новых общественных организаций, в которые будут входить кинематографисты. Например, за последнее время зарегистрировано три профсоюза, объединяющих часть наших коллег. Появляются новые ассоциации и объединения, представляющие интересы субъектов киноотрасли по направлениям кинобизнеса.

Поэтому ставить точку на том, чтобы провести изменения в уставе Союза кинематографистов и вывести за его черту профессиональные гильдии, было бы неправильно. Правильно для Союза кинематографистов было бы возглавить этот процесс, взять на себя координирующую роль и разработать систему взаимоотношений с другими общественными организациями, работающими в системе кинематографии. Иначе образование и последующая деятельность общественных организаций кинематографистов примут хаотический характер и не дадут должного результата ни в обеспечении развития отрасли, ни в улучшении социальных и трудовых условий работников кино.

Второй вопрос, на котором необходимо остановиться, касается документального кино. Обсуждая проблемы, связанные с объемами государственной поддержкой документального кинематографа, необходимо руководствоваться не столько эмоциями, сколько фактами и знанием предмета в целом. А факты, полученные на основе специального изучения этого вопроса, таковы, что нигде в мире не существует такой масштабной поддержки документального кино, как в России. Мы ежегодно поддерживаем порядка 500 документальных фильмов. Возможно, это даже неправильно, потому что столько качественных фильмов у нас не снимается. Подчас мы оказываем отдельным проектам государственную поддержку, исходя из гуманитарных соображений по отношению к авторам фильмов, принимая во внимание их вклад в развитие документального кино в прежние годы или их большое желание работать в этой области. Однако мы никак не можем быть удовлетворены уровнем создаваемых картин, хотя многие из них затрагивают очень важные и актуальные темы. Думаю, многие из вас, просмотрев эти киноленты, дали бы такую же оценку.

Кроме того, если мы сейчас проанализируем ситуацию, связанную с документальным кино в регионах, то увидим, что география съемок всё более расширяется, а не сужается, как утверждают некоторые кинематографисты. Появились центры документального кино в Якутске, в Ханты-Мансийске, в Уфе, Перми и во многих других городах, где даже в советское время не существовало базовых киностудий. Поэтому есть все основания утверждать, что документальное кино развивается. Другое дело, что существует проблема спроса на продукцию этого вида кинематографа. Имеется в виду проблема, где его показывать. У киностудий существует жесткая конкуренция с телеканалами, которые все больше занимаются производством документального кино, и в дальнейшем будут наращивать это производство с учетом перехода на цифровое телевидение, а также с учетом того, что появится большое количество специализированных каналов, которые будут показывать исключительно документальные фильмы. Но в этом есть и положительный момент, поскольку потребность в тех, кто снимает документальное кино, будет только увеличиваться. Но проблема качества остается первостепенной, потому что, с одной стороны, уровень далеко не всего, что делают на телевидении, соответствует сегодняшней взыскательной потребности зрителя, а с другой - есть некоторые образцы телевизионного документального кино, на которые кинодокументалистам можно было бы равняться. Поэтому сегодня, с моей точки зрения, мастерам документального кино не следовало бы ставить во главу угла свои прежние достижения, стаж работы в кинодокументалистике и базовое ВГИКовское образование. Надо критически оценивать свои работы, внимательнее смотреть на работы своих коллег, на работы телевизионных документалистов.

Еще один момент. Проблема дисбаланса между объемами документальной кинопродукции, которая снимается московскими и санкт-петербургскими студиями, и которая создается другими регионами страны, действительно существует. Однако решить эту проблему, находясь в рамках законодательства о размещении государственных заказов, было практически невозможно. Там действовали свои жесткие критерии отбора проекта, в первую очередь цена, срок выполнения заказа, квалификация исполнителя, которые ставили в заведомо выигрышное положение студии с высоким кадровым потенциалом, развитой технической базой, грамотным менеджментом, то есть, в основном, киностудии обеих столиц. Минкультуры России как государственный заказчик был весьма ограничен в возможностях смещения акцентов на творческую составляющую кинопроектов. Поэтому, сегодня следует сказать большое спасибо Григорию Петровичу Ивлиеву, Комитету по культуре и в целом Государственной Думе за поддержку наших инициатив по внесению изменений в законодательство о государственном финансировании кинематографии. Тендеров на основную часть проектов производства и проката национальных фильмов больше не будет. Мы перешли на систему субсидий. И решать вопросы, кому предоставить субсидию, будет экспертная комиссия, рекомендована Союзом кинематографистов. А дальше процедура финансирования будет осуществляться в соответствии с теми правилами, которые устанавливаются Правительством Российской Федерации. В этих условиях проекты будут обсуждаться не так формально, как это было при размещении государственных заказов. И все-таки главная составляющая успеха создаваемых фильмов лежит не в плоскости того, как мы делим общий бюджет кинопроизводства, а того, как мы снимаем кино.

Если же вернуться к тем проблемам, которые порождал для нас закон о размещении госзаказов, то надо сказать, что огромное количество интересных и хороших проектов (около трети всех поданных заявок) в соответствии с законом просто не могли рассматриваться по содержанию, поскольку заявители неправильно сдавали документацию. И здесь значительная доля вины лежит на самих продюсерах и администраторах, которым бывало лень посмотреть на сайт, где показано, как правильно оформлять документы, в частности, что их необходимо сшить и поставить печать. Конечно, эта ситуация не работала на качество документально кино. Повторяю, будем считать, что данная проблема разрешена. Когда мы будем знать цифры бюджета на 2010 год и сможем рассказать о порядке предоставления субсидий, наверное, мы обсудим, каковы приоритеты при отборе проектов, на что мы следует обращать особое внимание, как строить работу с региональными киностудиями и т.д. Это, наверное, предмет нашего отдельного разговора, и, думаю, принять решение о еще одной встрече после утверждения бюджета 2010 года.

Самая сложная ситуация, как явствует из письма директоров киностудий, которое я прочитал, связана с имущественными комплексами этих студий. Каждый год мы боремся за то, чтобы студии не приватизировались, а Росимущество и Минэкономразвития настаивают на том, чтобы включать эти студии в программу приватизации и выставлять их акции на продажу. Это проходит уже в течение многих лет, и рано или поздно наши аргументы перестанут браться в расчет. Сегодня, ссылаясь на экономический кризис, мы добились того, что процесс приватизации киностудий вообще остановлен. Но остановлен - это не значит, что отменен.  Остановлен при том условии, что мы объясним, как эти студии будут работать дальше, каковы направления их деятельности, из чего будут складываться источники их существования и развития, насколько нужна их продукция рынку и нужны ли сами они обществу. Потому что когда мы доказываем, что та или иная студия нам крайне необходима, а потом комиссия территориального управления Росимущества выясняет, что 90 процентов помещений этой студии сдается в аренду, то имеются все законные основания признать, что площади студии используются неэффективно и, соответственно, изъять их из хозяйственного ведения студии.

Поэтому снова надеяться на то, что мы в очередной раз найдем убедительные аргументы для отсрочки приватизации студий, не приходится. Проблема ведь еще и в том, что студии не устраивают ни те, ни иные наши предложения. Они не хотят ни приватизироваться, ни сливаться с крупными киностудиями отраслевого значения. Похоже, что их вполне устраивает получать деньги от сдачи помещений в аренду. Но таким способом необходимость существования хроникально-документальных киностудий обосновать невозможно. Сегодня изменились технологии производства неигровых фильмов. Люди дома снимают и монтируют документальное кино. При этом получается очень качественно. Высоковский, например, часто не пользуется никакими студиями.

Иными словами, однозначно и легко решить вопрос об исключении студий документальных фильмов из планов приватизации нельзя. В результате проработки этого вопроса возникло предложение, чтобы объединить все наши студии в несколько кустов путем присоединения студий кинохроники к крупным отраслевым киностудиям. Но для этого нужна ваша инициатива, ваши предложения. На следующий год опять будут выставлять акции студий на продажу, и с нами уже никто не станет разговаривать, потому что вы из года в год говорите одно и то же, а с нас спрашивают: где результат? что сделали эти ваши студии? Субсидировать студии, в отличие от субсидирования производства фильмов, мы не имеем права, потому что это не учреждения культуры, а коммерческие организации, целью которых, если строго руководствоваться законом, является получение прибыли. Для себя и для государства. Таким образом, финансировать студии мы можем только через финансирование представленных ими фильмов, притом только тех, которые прошли конкурсный отбор.

МИХАЛКОВ Н.С.

А какой Вы лично видите выход в истории со студиями? Как Вам кажется, что мы должны поддержать? Какова идея? Смотрите, приватизация приостановлена, но не отменена. История с кустами киностудий оказалась в общем недееспособной, потому что огромное количество людей сопротивляются, не понимая, что это такое. И вообще мало кто понимает, к чему ведет приватизация и что делать, если ее не проводить? Где, по Вашему мнению, есть реальный выход из положения?

ГОЛУТВА А.А.

В разных случаях реальные выходы могут быть разные. Во-первых, это то, о чем мы со студиями документального кино давно и много раз говорили. А именно о том, что нужно диверсифицировать производство, заниматься разными видами кинодела. Я понимаю, что в каких-то случаях это сложно, но в других - нет. Например, в таком городе, как Ростов, вполне можно было бы снимать и телесериалы, и игровое кино. И тогда студия вполне может жить.

Те, кто пошел по этому пути, хоть это и более крупные студии, например, Центр национального фильма (бывший «Центрнаучфильм»), живут сейчас благополучнее, чем киностудии им.М.Горького и «Ленфильм». Между прочим даже «Мосфильм» сейчас на втором месте. А Центр национального фильма по всем экономическим показателям выше именно потому, что в отличие от «Ленфильма» и киностудии им.Горького, которые снимают только игровое кино, они сумели развить производство анимационного кино, документального кино, научно-популярного кино, снимают сериалы, игровые фильмы. Большая база полностью загружена. Студия работает, к ним претензий нет, и на сегодняшний день их никто не собирается приватизировать или что-то у них отбирать.

Поэтому каждой студии неигровых фильмов сейчас надо думать о том, как создавать кинопродукцию или оказывать киноуслуги, востребованные рынком. Когда, например, перед Казанской киностудией встала перспектива приватизации, сразу активизировалось правительство Республики Татарстан. Оно вышло с пожеланием выкупить себе определенный пакет акций и финансировать студию. Они понимают, что у них крупная республика, которая имеет свои социально-политические и культурные интересы. Сейчас мы обсуждаем вопрос о том, какой пакет акций федеральное правительство готово уступить, и какие деньги будут вливаться из Республики Татарстан в Казанскую студию, в осуществлении на ее базе кинопроизводства.

МИХАЛКОВ Н.С.

А какое предложение, с Вашей точки зрения, Пленум мог бы инициировать по этому вопросу? Я совершенно убежден, что, к сожалению (а, может быть, это единственное спасение для художника), у каждого есть свое видение того, что он делает, и ему хочется, чтобы то, что он делает, увидело свет, притом всё. Но как это происходит и где это происходит, на какой студии работать, мне, например, абсолютно всё равно. Мне важно, чтобы у меня было оборудование, актеры, комнаты и т.д.

Но когда мы подходим комплексно (а мы должны подходить комплексно), то такая организация, как Союз кинематографистов, должна формулировать предложения, которые должны быть в результате скоординированы с Министерством культуры, властью и т.д. Что бы Вы посоветовали?

ГОЛУТВА А.А.

Союз кинематографистов, так же, как и Министерство культуры, интересует, чтобы было хорошее документальное кино, а не то, чтобы стояли здания киностудий. Вот ведь о чем речь.

МИХАЛКОВ Н.С.

Я согласен.

ГОЛУТВА А.А.

В первую очередь, чего мы хотим, вы хотите, все мы хотим, чтобы не уменьшалось финансирование документального кино, чтобы отбирались лучше проекты. Вот та тема, которую мы должны, видимо, отдельно обсудить. (Из зала реплика: Чтобы смотрели кино). Да, чтобы смотрели, совершенно верно. А чтобы смотрели кино, нужно чтобы оно было конкурентоспособным. Это тоже играет большую роль. Значит, нужно переходить на другие форматы: на сериалы, на крупные фильмы. Может быть, нужно в документальном кино сделать такие же крупные национальные проекты, как в игровом кино, чтобы выйти на большие экраны, на экраны кинотеатров. Вот эта задача и есть главное.

Что касается зданий, то здесь, конечно, существуют очень серьезные проблемы. Я говорю просто про здания, в которых действительно ничего не осталось, поскольку оборудования там практически нет. Так вот, если говорить именно о зданиях, то нигде в мире нет студий неигрового кино с такими зданиями, как у нас. В мировом кинематографе тысячи, десятки тысяч студий располагаются в трех-четырех комнатах.

Сейчас мы говорим, что среди хроникально-документальных студий, располагающих собственными зданиями, несколько лучше дело обстоит  у Казанской киностудии. Почему? Потому что они сняли уже два игровых фильма, несколько анимационных фильмов, то есть они развивают кинопроизводство. Раз развивают кинопроизводство, диверсифицируя его по видам фильмов, значит существует реально подтверждаемая потребность в этой самой материальной базе. Если же делать несколько копеечных документальных картинок, то содержать этот комплекс никак, никакими силами невозможно, и сколько бы мы ни искали инвесторов, спонсоров, кого угодно, никому это в качестве бизнеса неинтересно. Разве только чтобы разместить на этих территориях свой офис.

Поэтому нас должен интересовать вопрос развития кино. В собственном ли помещении или в арендуемом, в объединенных студиях или в необъединенных - это играет третью, четвертую, пятую  роль. Тем более что появляется все больше организаций, которые оказывают услуги, и не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других крупных городах, где в одной комнатке, условно говоря, два мальчика дают напрокат камеры, в другой - занимаются монтажом фильмов и проч. Частный бизнес это все развивает. Услуг таких на рынке страны сейчас достаточно много. Поэтому главное не здания и помещения сами по себе, а главное - делать больше хорошего кино.

МИХАЛКОВ Н.С.

Хорошо.

ЛАВРЕНТЬЕВ К.А.

Можно вопрос, а то иначе мы забудем. Смотрите, впервые представитель власти заинтересованно говорит о поиске выхода из положения. Впервые за 20 лет, которые я работаю в Союзе кинематографистов! У нас три или четыре года тому назад разработан документ, одобренный везде, Меморандум развития документального кино. Если сейчас вернуться к этому документу и взять стенограмму выступления Александра Алексеевича, собрать комиссию, то я абсолютно убежден, что месяца через два, через три мы сможем найти выход. Я вижу его заинтересованность в этом вопросе. Раньше не потому, что он не был заинтересован, у него, видимо, не было какой-то опоры, он не знал, как можно помочь. Сейчас это есть. Обсуждать дальше все это бессмысленно, мне кажется. Надо думать о комиссии и надо думать о предложениях. Мы сейчас ничего не напредлагаем. Надо вернуться к документу, к серьезному документу. Мы над ним работали полгода в Москве, Петербурге, Самаре, Нижнем Новгороде и в Перми. Были «круглые столы» по всей стране. Там все собрано. Мы же одобрили его на Пленуме. Не было денег. Сейчас, видно, ситуация меняется.

МИХАЛКОВ Н.С.

Александр Алексеевич, тогда давайте мы все-таки вернемся, суммируя все, что сегодня сказано, мы попросим наших коллег суммировать это, умножив на тот Меморандум, взяв его за какую-то основу, потому что это конкретная заинтересованность документалистов, которые более всех приложили руку и труда для того, чтобы этот документ состоялся. Давайте в результате по решению нашего Пленума вернемся к этому вопросу, реанимируем его, и по сегодняшнему разговору попытаемся суммировать это и найти какое-то решение. Ладно? Давайте так и сделаем. Договорились?

Александр Алексеевич, спасибо Вам большое.

ЛАЗАРУК С.В.

Уважаемые коллеги, давайте будем думать о регламенте. И у нас в «разном» очень много важных и принципиальных вопросов.

НАУМОВ В.Н.

Уважаемые коллеги!

   Очень хорошо, что мы на сегодняшнем Пленуме Правления кроме вопросов производства фильмов, наших взаимоотношений, заговорили о художественной стороне нашей деятельности, о качестве наших фильмов, о профессионализме, мы должны обратить на это самое пристальное внимание. Надо поставить преграду дилетантам, единственное достоинство которых – умение достать деньги. Обидно видеть такое количество фильмов на экране и на ТВ, авторы которых небрежно, походя, снимают фильмы, которые только портят вкус нашего зрителя.

   Завяла профессия режиссера: многие забыли, а может и не знали, что такое, например, монтаж. У нас подчас не монтируют, а склеивают, а порой просто сляпывают эпизоды.… А, между тем, монтаж огромная сила. Один эпизод, смыкаясь с другим, бросает на него свой рефлекс, который может повлиять на настроение эпизода, а иногда и на его смысл. О композиции, драматургии цвета и т.д. я уже и не говорю.

   Потерялось лицо художника. Стандарт, граничащий с плагиатом, порой заполняет наши экраны. Конечно, все это касается потока серых картин, лишенных печати личности. Сейчас у нас фабульное кино. Мне кажется, нашему кино не хватает умных, поэтичных, интеллигентных фильмов, опирающихся на глубокое знание мирового искусства. Нам не хватает философского кино, ищущего новые пути. Как в науке существуют фундаментальные открытия и прикладное направление.

   Недавно я слышал по радио, что ноги футболиста Рональдо застрахованы на 100 000 долларов США в год. И мне пришла в голову странная мысль – за какие же деньги нужно застраховать мозг Энштейна?

   Сейчас, когда наши споры разрешились, и все выяснилось, нам самое время заняться кинематографом.

   Спасибо.

ЛАЗАРУК С.В.

Уважаемые коллеги, я, безусловно, дам слово тем, кто записался - и Геннадию Ивановичу Полоке, и всем, кто еще просится. Но давайте все-таки вернемся к нашему регламенту и к нашим вопросам.

Просил бы взять текст, который вам роздан, и прослушать его вслух. Постановление, связанное с рекомендациями парламентских слушаний, то есть по нашему основному вопросу.

Проект такой: «Союз кинематографистов Российской Федерации выражает поддержку выводам, содержащимся в рекомендациях парламентских слушаниях на тему обеспечения развития российской кинематографии в целях формирования ценностных установок, соответствующих интересам российского общества и стратегическим задачам развития страны, проведенных Комитетом по культуре Государственной Думы Российской Федерации 25 июня 2009 года.

Являясь массовой профессиональной организацией в отечественной кинематографии Союз кинематографистов Российской Федерации намерен занять самую активную роль в выработке для профессионального сообщества нравственно-художественных ориентиров вектора последующего развития отечественной кинематографии. Первым шагом в этом направлении стал Манифест кинематографистов, который составлен по результатам обсуждения на «круглом столе» «Будущее Российского государства и текущие задачи национального кинематографа» в Липецке 23 мая 2009 года, который решением Секретариата Союза от 25 июля 2009 года принят в качестве официального документа Союза кинематографистов Российской Федерации.

Решение: обратиться к профессиональным общественным организациям культуры и искусства по поводу Манифеста и «круглого стола». (Никита Сергеевич проект письма зачитывал.)

И второе. Направить текст Манифеста кинематографистов в Государственную Думу Российской Федерации, в Общественную Палату, в Правительство Российской Федерации для ознакомления с нашей позицией.

Давайте проголосуем по первому проекту. Какие есть возражения, предложения? По-моему, достаточно корректно.

Кто за то, чтобы принять постановление номер один нашего Пленума прошу голосовать. Прошу руки опустить. Кто против? Воздержался?  Принято единогласно.

По второму вопросу. Напомню, это вопрос об участии Союза кинематографистов Российской Федерации в развитии механизмов саморегулирования  киноотрасли. Проект постановления такой:

«Первое. Считать чрезвычайно важным участие Союза кинематографистов России в развитии механизма саморегулирования профессиональной деятельности киноотрасли для повышения идейно-художественного уровня отечественных кинофильмов, их качества и конкурентоспособности на внутренних и внешних рынках.

Второе. Ввести в практику работы Союза кинематографистов проведение общественных дискуссий, публичных обсуждений для определения критерия кинофильмов, который отвечает целям развития общества и стратегическим задачам развития страны. Содействуют сохранению и укреплению национальных традиций, защите морали и нравственности, формированию ценностных установок современного массового зрителя.

Третье. Обратиться в Совет при Председателе Правительства Российской Федерации по кинематографии с вопросом о создании рабочей группы по разработке принципов и содержания государственной политики по развитию отечественной кинематографии на среднесрочный и долгосрочный период».

Мне кажется, что все вполне корректно. Кто за то, чтобы принять это постановление, прошу голосовать. Кто против? Воздержался? Принято единогласно.

По третьему вопросу. Это вопрос, связанный с разработкой механизма проведения общественной экспертизы предполагаемых к производству фильмов на предмет их соответствия задачам формирования ценностных установок современной зрительской аудитории.

«Пункт первый. Союз кинематографистов Российской Федерации считает крайне важным участвовать в значительном повышении качества отечественной кинопродукции и готов принять самое активное участие в налаживании предварительной экспертизы и оценки будущих кинопроектов. С этой целью СК России считает целесообразным создать  общественную экспертизу будущих фильмов, включая экспертизу их профессионального, идейно-художественного уровня, оценку потенциальной зрительской аудитории, а также вопрос соответствии концепции фильма задачам формирования ценностных установок современной зрительской аудитории, интересам российского общества и  стратегическим задачам развития страны.

Второе. Секретариату СК России подготовить Положение о творческой экспертизе будущих фильмов, которым предусмотреть правовой, общественный, профессиональный статус экспертизы проектов фильмов, состав и функции Экспертной комиссии, порядок ее утверждения, формирования  и работы, регламент проведения экспертизы, предоставления ее результатов, перечень документов, включаемых в заявку на проведение творческой экспертизы проекта фильмов, другие вопросы, относящиеся к проведению экспертизы.

Третье. Исходя из целей экспертизы, предусмотреть в Экспертной комиссии возможности оценки будущего фильма по следующим направлениям, критериям:

- экспертиза профессионального   уровня подготовки кинопроекта проводится членами Комиссии – представителями кинематографического сообщества;

- экспертиза идейно-художественного уровня будущего фильма проводится членами Комиссии – представителями культуры и искусства, широкой общественности;

- оценка объема потенциальной зрительской аудитории, показатели экономической  эффективности кинопроекта и тестирование концепции фильма зрительской аудитории на предмет ее соответствия интересам российского общества и стратегическим задачам развития страны проводится и организуется членами Комиссии, экспертами в области социологии и экономики кино.

После разработки Положения об экспертизе и начала работы Экспертной комиссии предложить  Министерству культуры Российской Федерации использовать результаты экспертизы будущих фильмов, проводимые Союзом кинематографистов Российской Федерации при принятии решений о выделении средств государственной поддержки производства и продвижения отечественных фильмов».

МИХАЛКОВ Н.С.

Имеется в виду кино, на которые дает деньги государство, потому что на частные деньги ты можешь снимать все, что угодно, это твое. Но ответственность за деньги, которые получены на это от государства…

ЛАЗАРУК С.В.

Да. Но здесь тоже у нас пока рекомендательно это будет делать Экспертный совет.

БУРЛЯЕВ Н.П.

Есть один вопрос. В принципе документ нормальный. Но вот в пункте 3.3 есть такая фраза – об экономической эффективности кинопроекта. Я попробую объяснить, что я думаю об этом. Я думаю, что я «белая ворона». Я против рынка в области кинематографа, чтобы все оценивать задачами рынка. Фильм «Андрей Рублев» не был рыночным и его не оценивали, что с этого получат. Однако на этом фильме познавали историю россияне, кто-то вооцерквлялся и поднимался дух нации. Наша задача – не мгновенная эффективность извлечения прибыли, как-то делает первый канал, рекламируя пустоту. Там «Ирония-2» девальвирующий «Иронию-1», полностью «Ночной позор», «Дневной позор», показывает всем, что нужно идти глядеть, делает деньги и говорит – мы за неделю собрали больше, чем голливудский фильма. Я думаю, что это ошибочный подход. И в этом контексте я хочу акцентировать перед руководителями Комитета по культуре Государственной Думы очень важный момент. Какой? Я лично, быть может потому, что я «белая ворона», был против указа об акционировании и приватизации кинематографа. Этот указ наворотил уже очень много бед, и сейчас уже и не знают, что с этим делать.

Есть ли  у вас, у законодателей, возможность вернуться к этому указу, проанализировать что он уже принес - погубил киностудии, детской кинофабрики нашей нет вообще. Дети растут, ориентируясь по Гарри Потеру и заморским ужастикам. Что делать с этим? Быть может, все-таки вы можете что-то на законодательном уровне пересмотреть, потому что тот указ был принят под давлением министра культуры Швыдкого. Я выяснял у него – почему Вы это сделали? Он говорит – молодые реформаторы, Греф и так далее, они требовали. Но не все можно запихивать в рынок. Нельзя культуру запихивать в рынок. Кино – тоже. Да, весь мир действует по законам рынка. Да, что-то окупается у нас и слава Богу. Вот тут что-то надо делать. Если я успел выразить, то все.

ЛАЗАРУК С.В.

Это же еще мнение с этой точки зрения на этот проект.

ОБЕРТЫНСКИЙ А.Я.

Я считаю, что экономическая эффективность бывает  разной. Андрей Тарковский экономически очень эффективен. Но не мгновенно окупается. Вот этот дурацкий критерий – делать экономически эффективным то, что окупается в первые два выходных – это действительно кошмар.

Документальное кино многое, там, где оно нормально продается, та же летопись, оно тоже очень эффективно экономически. Мне кажется, эту формулировку надо сделать так, - что продумать критерии экономической эффективности. В конечном итоге экономическая эффективность – это вопрос смотрят или не смотрят? Если говорят, в Лондоне есть кинотеатр, где на протяжении десяти лет идет один фильма Тарковского, я сам не видел это, но по прессе гуляет эта информация. Но в любом случае, мне кажется, надо сформулировать так: продумать критерии экономической эффективности. Они не продуманы. Мы ориентируемся на запад – два первых выходных . Вот это рыночная глупость.

МИХАЛКОВ Н.С.

Абсолютно правильно. Согласен с этим совершенно. Дело в том, что есть кино и кино. Мы говорим, что есть развлекательные картины. Они должны быть веселыми. Есть боевики, есть триллеры. Есть много разных жанров. Не нужно все загонять в прокрустово ложе большого кино философского и по этим критериям мерить вообще кинематограф. Кинематограф – это индустрия, хотим мы этого или не хотим. Кинематограф – это индустрия, которая должна приносить прибыль. Если мы не будем об этом думать, мы будем все время находиться на шее у государства. Это абсолютно несправедливо и неправильно, и, на мой взгляд, пагубно для кинематографа, потому что мы в результате скатимся к тому, что будем заниматься только госзаказами. «С Пал Иванычем вдвоем, что прикажут, то поем». Поэтому не считаю правильным нам вообще из этой формулировки вынимать прибыльность картины,  потому что это очень важный вопрос. Другой разговор, когда «Лучший фильм» становится лидером проката, то это уже проблема воспитанного нами зрителя – что он смотрит и почему бежит смотреть эту разнузданную непрофессиональность. Поэтому, я думаю, что это предложение, которое есть, оно обсуждаемо, и мы должны  о нем подумать.

ИВАНОВ О.

У меня предложение убрать  слово «эффективность». Дело в том, что экономические показатели проекта нужны для экспертизы. А можно не акцентировать на том, что именно эффективность является в данном случае очень важным критерием. То есть нужно оценивать аудиторию. Дело в том, что по тому, какой доход приносит фильм, косвенно или впрямую можно оценивать объем аудитории. То есть на самом деле интересно для кинематографиста, чтобы его кино смотрели. Если в данном случае объем зрителей, количество посещений, как основной показатель хорош, то в данном случае следствием является и то, что доходность этого проекта может быть очень высокой. Здесь не сказано про то, что в течение одной недели или трех лет или какого-то длинного срока. Ясно, что хорошее кино живет долгую жизнь. Поэтому предложение для того, чтобы остановиться сегодня на чем-то, заменить фразу «показатели экономической эффективности» на «оценка экономических показателей проекта».

ЛАЗАРУК С.В.

Голосуем. Кто за то, чтобы принять третье постановление, безусловно, с поправкой. Мы отредактируем.

С МЕСТА

У меня есть предложение, чтобы Союз кинематографистов, именно Союз кинематографистов, участвовал в получении прокатного удостоверения. И вы тогда поймете, что за этим сразу может стоять. То бишь тот поток безнравственности, пошлости, гадости… Ведь можно показывать жесткое порно, и оно будет иметь экономический успех.

ЛАЗАРУК С.В.

Во-первых, вы знаете, есть специальное постановление Правительства, по которому прописано и положение о выпуске тех или иных картин. Это большой, длительный этап. Я думаю, на сегодняшний момент мы можем это иметь в голове. Но коль скоро мы сейчас говорим о производстве картины и сотрудничестве между государством и Союзом кинематографистов по отбору проектов, по экспертизам, давайте на сегодняшнем этапе завершим в том виде, в каком оно было.

МИХАЛКОВ Н.С.

Друзья, я думаю, тут один вопрос имеет для нас значение. Все-таки мы не должны бросать слова на ветер. Когда мы запускаем, допустим, пять комиссий по отбору, Вы совершенно правы, это утяжеляет общий процесс. Мы делаем его тяжело бюрократически непроходимым. Поэтому я бы все-таки подумал о том, чтобы мы приняли за основу это соображение, о котором мы говорим, потому что мы должны принимать участие в этом вопросе, ибо мы должны нести какую-то ответственность за то, что мы сами же делаем. Тут разговор идет не о цензуре, а просто об оценке. Может быть, правильно, когда говорится относительно разрешительного удостоверения. Может быть, и так. Но, вы понимаете, мы сейчас уже живем в другое время. Сейчас очень много вот этих фирм-однодневок, которые снимали кино, потому что у них есть деньги. Но их сметет, и останутся те, кто сможет удержаться на рынке. Зритель тоже не идиот. Тоже смотрит кино и оценивает его. И оценивает порою правильно. Простите меня – приведу пример из своей жизни. Я никогда не думал, что достаточно длинная говорильная картина, идущая 2 часа 40 минут «Двенадцать» может вызвать такой отклик у совсем молодых, 16-18-летних ребят. Я говорю не потому, что это высокое произведение, а потому, что когда  заинтересованно человек слышит, все равно вырабатываются те гены, которые русской литературой и какие-то рудименты культуры все равно привлекают. И, как я представлял, эта картина может собрать совершенно другие цифры, для меня совершенно неожиданные, потому что картина разговорная, без экшена, без компьютерной графики и так далее. Поэтому, мне кажется, что мы должны все-таки доработать этот проект. Я не знаю, как это правильно сформулировать для протокола. Чтобы мы приняли это к сведению и приняли в целом, но с возможностью довести это до ума, как это делается.

ВОЛОДАРСКИЙ Э.Я.

Понимаете, почему мы много об этом говорим. Потому что проблема  очень сложная в этом плане. Что должно ставится на первое место? Художественные достоинства сценария, который представляется, или его экономическая эффективность?  Вот когда был этот тендор нашего всеобщего вредителя Грефа, то, как правило, во главу угла ставилась экономическая эффективность, так называемая, хотя я тоже ее особенно не видел. Так вот, что будет оценивать эта комиссия? Допустим, можно написать замечательный сценарий, глубокий, умный, талантливый, но экономически не эффективный. И что тогда делать с этим сценарием? Одобрять его или не одобрять?  Вот вопросы, которые возникают. Они неминуемо возникнут перед членами Экспертной комиссии. И что тогда будет во главе? Вот то, что будет во главе угла, такая политика и будет. Или вы читаете полную бредятину, зато, смотрите, вам будет интересно. А рядом будет лежать сценарий, и вы понимаете, что он интересный, но будет тяжел для проката. Вот двенадцать человек разговаривают два с половиной часа… Ведь можно задвинуть один и поставить вперед другой. Вот о чем я прошу сейчас задуматься, потому что это очень важно.

МИХАЛКОВ Н.С.

Но критерий  умный, талантливый и как ты сказал, интересный сценарий, он сам за себя говорит. Но все-таки здесь достаточно толковые люди существуют.

ВОЛОДАРСКИЙ Э.Я.

Никита Сергеевич, я отдавая сценарий две недели назад, слушал вот такую оценку своего собственного сценария – да, сценарий интересный, но  это сейчас смотреть не будут, это молодежи не нужно. И все. Я заткнулся, забрал сценарий и ушел. Давай возьмем твой пример. Я прочитал твой сценарий «Двенадцать». Да, интересно. Сценарий глубокий, есть, над чем подумать, поразмышлять. А смотреть-то будут это пацаны? Нет, не будут. А сколько он стоит? О…, два миллиона. А тут сценарий лежит рядом – нормальный боевик,  лихо написан…

МИХАЛКОВ Н.С.

И, тем не менее, «Двенадцать» смотрела именно молодежь.

ВОЛОДАРСКИЙ Э.Я.

Я сейчас говорю о начальной точке отсчета. Я говорю о другом. Если бы не стояла за этим сценарием фигура Михалкова, его бы задвинули, может быть.

МИХАЛКОВ Н.С.

Какие Ваши предложения, Эдуард Яковлевич?

ВОЛОДАРСКИЙ Э.Я.

Не знаю. Сколько я ни думаю, не знаю, как тут быть.

С МЕСТА:

… Должно быть развлекательное кино, желательно, приличного уровня. И должно быть серьезное, философское кино, чем всегда славилась наша литература.

МИХАЛКОВ Н.С.

Какой выход, господа?  Есть какой-нибудь выход? Вопрос-то интересный и хорошо бы довести его до конца – хотя бы не в решении, а в формулировке.

АЙРАПЕТЯН Б.А.

Дело в том, что то, что предлагается собрать Экспертный совет, мы это проходили. И в прошлых тендерах наши же коллеги, которые сейчас в зале, были членами комиссии. И тем не менее, наверняка там утверждали, будем думать, объективно хорошие сценарии.

Что предлагается? Мы слышали, что будут субсидии давать госзаказам  и соцзаказам до 7 млн. долларов, а по 2 млн. - по линии Министерства культуры. Я думаю, что если это большой соцзаказ, то 7 млн. долларов все равно не хватит. И 2 млн. для нормальной картины  тоже не хватит. Все равно должен быть спонсор. В 90% так и будет.

Я предлагаю одно из направлений. Спонсор в прошлые годы, только письмом говорил, что я участвую. Сегодня же спонсор показывает свои деньги. Группа показывает, что она есть. Студия – что она есть. Она работает. Можно тут уже подумать. 25% он показывает – первый вариант. Можно будет, что в съемочный период он приходит. Так что, Никита Сергеевич, может быть абсолютно хороший сценарий, но не только от сценария зависит фильм. Я не говорю, что это универсально, но это один из путей. Ты делаешь, показываешь 25%. Там уже ясно, кто главный актер, как оператор, как они работают, какая стилистика, какая форма и так далее. Я предлагаю просто над этим подумать.

И последнее. Очень много непонимания среди наших общих единомышленников, что мы каждый раз с 91-го года, когда говорим о кинематографе, мы четко на дискуссиях и собраниях не выявляем предмет обсуждения. Ведь кинематограф, как правильно сказали, разный. Поэтому у Бурляева стоит вопрос, как же так – некоммерческий и так далее. Надо сказать, о чем мы говорим – о коммерческих проектах, об общем кино, а где будет арт-хаусное кино, которое очень многих здесь интересует, как он должно выплывать. Нам-то понятно, что если не будет общего кино, индустриального кино, не будет и арт-хауса. Но я хочу заметить, что арт-хаусное кино безлико, без нас, без вас, без Союза всегда будет. Время будет требовать, чтобы оно было. Будет рождаться тот человек, который будет голодать, страдать, но он это сделает. Потом это может быть высоким искусством или ничем. Поэтому это надо понимать, и на каждых наших собраниях поставить точные границы того, что мы обсуждаем.

МИХАЛКОВ Н.С.

Вот что нас интересует? Нас интересует качество, профессионализм. Второе – на какие деньги это качество будет осуществляться. Вот два вопроса. Больше вопросов нет. Дальше за этим идет – кто имеет право, не имеет, может  - не может и так далее. Мы сейчас говорим о том, каким образом это качество будет определяться? Кем будет определяться качество? Ну, сегодня же абсолютно спокойно пришло время сказать – король голый. Ну, голый. Артисты играют плохо. Режиссер не понимает, что такое «восьмерка». Тексты говорят такие, что можно «хоть всех святых выноси». Это плохо. Голый король, это навоз. Мы же должны понимать, что это плохо. И давать этому оценку – это плохо. Мы сейчас упираемся в то, что чрезвычайно низкий профессиональный уровень ремесла у людей, занимающихся кинематографом. От этого идет такой же сценарий, такая же режиссура, такие же актеры. Так же это снято. К чести профессионалов-операторов он вынуждены, чтобы все было в фокусе и видно. У более талантливого все-таки не будет тени от человека не стене, стоящего около раскрытого окна во время солнечного дня. Он просто знает, что есть правильный баланс. Но это мы сейчас говорим о критериях. Я приводил пример. Ко мне приехал артист на съемки. Я говорю – ты откуда. Он говорит – со съемок. Назвал  картину. А кого ты играешь? Играю того-то. А кто режиссер?  Ну, такой в кепке. Это же определенный критерий – какой-то в кепке ходит и говорит – «мотор» или «стоп». Почему я об этом говорю? Мы сейчас вдаемся в подробности, упуская то, ради чего мы об этом говорим. Уровень, качество продукта, который должен быть воплощен. Это сценарий и те люди, которые должны этот сценарий высокого качества осуществлять на экране. Поэтому арт-хаусное кино. Если господь  управит и сработает система, о которой мы сейчас печемся, в чем нам помогает Государственная Дума и Правительство, это как раз и будут те деньги на арт-хаусное кино. Именно это будет лабораторное кино, арт-хаусное кино, фестивальное кино, молодежное и так далее.

Но мы сейчас не об этом кино. Мы говорим о том кино, которое претендует на «хорошо». У тебя есть 7 млн. долларов и ты захотел вложить их в картину. Это твой риск. Это я сделал, он пролетел. Это твои проблемы.

Когда мы говорим, что хотим получать от государства субсидии для того, чтобы снимать  кино. Мы должны отвечать за то, что мы предлагаем государству?

Кто хотел сказать. Вопрос серьезный.

ВЫСОЦКИЙ А.В.

Я, может быть, далеко сижу, не все понимаю. Вот Экспертный совет, эксперты. Экспертом являются наши коллеги, мы, члены нашего творческого Союза и представители культуры. С какой стати, в этот Экспертный совет будут избираться какие-то лучшие.  С самым хорошим вкусом, самые уважаемые, самые замечательные люди. Почему они должны оценивать экономический эффект? Они должны как раз и оценивать художественное достоинство, идейное соответствие какой-то задаче, которая ставится, - это понятно. А почему они должны оценивать экономический эффект? Совершенно не должны. Так, может быть, вообще эту фразу  про экономический эффект…

МИХАЛКОВ Н.С.

Согласен. Это абсолютно правильное соображение – нечего нам оценивать экономический эффект. Об экономическом эффекте должен заботиться продюсер и должен заботиться режиссер, если его это интересует. Но, я думаю, что Экспертный совет, о котором мы говорим, должен оценивать качество продукции – волнует – не волнует, хорошо или нехорошо.

На чем мы остановимся? Я бы хотел, чтобы сформулировал Сергей Владимирович. Ты можешь сформулировать? (Сформулирую.)

Можем мы принять такое решение, что мы в целом одобряем этот посыл с просьбой, рекомендациями и замечаниями, с учетом их отредактировать и доверить это Секретариату .

Давайте проголосуем. Кто за это предложение? Кто против? Воздержались? 1. Хорошо. Дальше давайте.

ЛАЗАРУК С.В.

Слово предоставляется Полоке Геннадию Ивановичу. Приготовиться Гущину Эдуарду Владимировичу.

ПОЛОКА Г.И.

Уважаемые коллеги, у каждого из нас есть свои частные вопросы и боли. Давайте вернемся к нашей общей проблеме.

Я давно в Союзе и, несмотря на сложную биографию, многим обязан нашему сообществу. На моей памяти впервые Союз с первых шагов Союз так энергично и мощно внедряется в решение кинематографических проблем.  (Аплодисменты). И это сегодня главное, определяющее мое ощущение. Абсолютно прав Никита Сергеевич, когда говорит, что кино – это индустрия и вы с этим ничего не поделаете. Значит должны сниматься картины кассовые и картины авторские. Был Гайдай, рекордсмен по прокату, его ругали при жизни, а сейчас он классик. И был Тарковский – художник далеко не однозначный. У него были замечательные фильмы, круг зрителей которых был ограничен, и был фильм – рекордсмен проката. Это «Солярис». Билеты достать было невозможно. В свое время я входил в комиссию Союза по прокату. Ездил по стране и разбирался в справках, которые ежедневно делали киномеханики о посещаемости и прокатываемых фильмов. Так что я мог лично убедиться в этом.

 У меня тоже был грех. В 67-ом году вышла картина «Республика ШКИД», и она собрала за первые 10 дней проката 17 млн. зрителей. Рекорд до сих пор не побитый. И что же, это позор? Сказать, что я сделал легкомысленную, чисто развлекательную картину -  не могу. Это картина про 21-й год – время голодное, тяжелое, суровое. Так что, желательно, чтобы и чисто развлекательные фильмы обладали определенным серьезным содержанием.

Сегодня создается новая система государственной поддержки кинематографа. Это система в отличие от прошлых лет должна решать не только перспективу каждого отдельного проекта, но и определять: столько-то картин развлекательных, рассчитанных на широкого зрителя, и столько-то авторских. Казалось бы, что это есть возвращение к советскому тематическому планированию. В какой-то степени, да!

Хочу добавить к тому серьезному разговору, который начался до меня, еще два аспекта. Последние десять лет у нас шли разговоры о создании государственной прокатной компании. Государственный прокат существует практически во всех европейских странах. Моя картина «Возвращение броненосца» была продана в государственный прокат Германии, который называется «коммунальный прокат». По этой системе любители кино покупают абонемент, скажем, Это когда люди покупают абонемент на целый год, скажем, на 10 сеансов. Моя картина катается по этой системе с 96-го года до сих пор. У нас в свое время была аналогичная система. Успешно функционировали кинолектории. Мне кажется, пора вернуться к государственному внедрению в систему проката фильмов, потому что частные прокатные компании берут фильмы, рассчитанные в основном на 12-летних зрителей, то есть они ориентируются не на самую умную и не на самую умную публику. И порой даже талантливая, и может быть, приличным коммерческим потенциалом российская картина, на экран пройти не может. Эту проблему надо решать.

Далее. В советское время существовала мощная организация киноклубов, которая продвигала лущшие отечественные фильмы к массовому зрителю. Киноклубы проводили всесоюзные фестивали в кинотеатре «Ударник». И порой для кинематографистов более престижным был приз, полученный на этом фестивале, организованном киноклубами, чем на Всесоюзном государственном. Ассоциация киноклубов существует и сейчас. Где-то на задворках кинематографического движения они что-то смотрят, что-то обсуждают. Естественно по сравнению с прошлым их деятельность существенного влияния на кинематографический процесс не имеет. Надо восстанавливать связи с этим движением, Союз должен подписать с ними соответствующий договор. Как и в прошлые годы надо помогать им доставать копии новых фильмов, поддерживать их участие в национальных кинофестивалях, а может быть, помочь восстановить общенациональный фестиваль киноклубов, наподобие того, который был в «Ударнике», тогда они снова станут нашими мощными союзниками в борьбе за национальное киноискусство. Мы отвыкли от гражданской активности и порой уже не верим, что что-то можем изменить. Слава Богу, мы выползаем из-под 94-го закона. Но законодательные инициативы Союзу надо активно продолжать, от этого во многом зависит наше будущее.

В заключение хочу повторить – должно гармонично существовать  популярное, зрелищное  кино и индивидуальное, арт-хаусное, как сейчас говорят. Это единый поток и одно без другого существовать не может. И хватит споров на эту тему. Спасибо.

МИХАЛКОВ Н.С.

Спасибо. К нам присоединился Денис Владимирович Молчанов. Кстати говоря, у него самая свежая информация по поводу нашей дальнейшей жизни в культуре, потому что сегодня было совещание у вице-премьера Жукова. Может быть, нам что-нибудь Денис Владимирович расскажет.

МОЛЧАНОВ Д.В.

Я очень рад сообщить, что, в том числе, благодаря стараниям Никиты Сергеевича, сейчас было совещание, добавили еще немного денег на культуру. Еще 350 млн. рублей на следующий год добавили на кинематограф. (Аплодисменты). Я думаю, что этого достаточно. До 900 миллионов по федеральной целевой программе тогда дошло.

МИХАЛКОВ Н.С.

Потрясающе! До 900 миллионов по федеральной целевой, при том, что 4,3 млрд. остаются на господдержку.

Александр Артемович, Вы хотели что-то сказать.

АДАБАШЬЯН А.А.

Опять в развитие того, о чем говорилось все время. Все время говорится только о том, что мы будем запускать, в запуске чего мы будем участвовать – будь-то художественный фильм, будь-то документальный, анимационный, - роли не играет. Что это будет за Экспертный совет? Кто будет выбирать те картины, которые будут получать какое-то вспомоществование и дальше будет выпускаться в плавание. Хотя парадоксальная история в принципе с нашим кинематографом, которая началась еще в те веселые времена в 90-е годы, когда было огромное количество продюсеров, которые были заинтересованы только в том, чтобы картину запустить и совершенно не интересовались, что с ней будет потом. Потому что это был легальный простой, свободный способ украсть как можно больше на берегу и дальше забыть о том, как будет плавать эта утлая лодчонка, которая запускалась как большой фрегат. А потом уже этим фрегатом с одним веслом кто-то греб куда-то. И эта славная традиция, что кино действует по остаточному принципу, все, что осталось от последовательного отщипывания от бюджета, существует и по сей день. Поэтому, я думаю, что благие намерения участия Союза в запуске с тем, что потом это свободное плавание будет продолжаться как ему заблагорассудиться, а как заблагорассудится, мы знаем, все кто с кино сталкивался в его реальном существовании… Если не будет строжайшего контроля за тем, как эти деньги, о которых сейчас говорили, будут расходоваться… В те же 90-е годы, когда надо было как-то выживать, у меня получилось, что была возможность много работать за границей. Не могу сказать, что там все продюсеры кристально честны, но у продюсера западного есть альтернатива – либо украсть все на берегу, потом провалиться с этой картиной, зато уже карманы набиты, но слабы перспективы, что ты будешь работать в дальнейшем. Либо есть другая возможность – постараться как можно больше втолкнуть в эту картину с тем, чтобы потом с нее заработать. Так как у нас с картин заработать крайне трудно в прокате по массе причин – и потому, что прокат забирает огромный процент, и потому, что конкуренция с западными картинами, и то, что с рекламой у нас дела сложны, и вот это определение формат – не формат совершенно таинственная космическая формулировка, ничего нельзя возразить. Действительно, что это такое?  Вот такие страшные слова – рейтинг или формат и не формат. Это таинственный критерий, за которым проследить невозможно. Я думаю, что отчасти я пытаюсь пробиться пока в собственном сознании, чтобы не запускать все это в некое бумажное производство, а чтобы какая-то часть картины была снята, уже какой-то список картин перед вами был бы в материале. Может быть, этот способ. Во всяком случае, очень серьезное подумать о том, что дали деньги этим людям, и они пошли в дальний путь, должны разделять, в том числе, и те, кто это решение принял. Вроде как мы это не замечаем. Ну, не вышло,  сценарий был замечательный, но мастера постигла творческая неудача, бывает со всеми. Или наоборот,  получился не формат. Сценарий был форматный, а получился не формат. Ну, не вышло. И никто не отвечает. Полная безответственность. Потом приезжает продюсер на «Майбахе» и говорит, что «вот такая печальная история, что это действительно картина не работает, сейчас режиссер на «БМВ» подъедет, может быть, он что-то объяснит. Артист опоздает, он в пробке стоит, трамваи не ходят». Есть ли возможность все это контролировать? Есть ли возможность следить от начала до конца за прохождением материализации этой идеи?  Если этого не будет, боюсь, что это благое начинание обернется тем же, что и было. То есть будет Экспертный совет, который будет состоять из творцов – людей  сложных, пристрастных. Кому-то нравится, кто-то кого-то любит, кто-то у кого-то пальто украл… Кто-то кому-то дал по морде в свое время в Доме литераторов, и это критерий оценки его творчества. Кто-то просто этот жанр не приемлет. «Ну, не люблю я вестерны, не нравятся они мне», а кто-то, наоборот, поклонник этого. Кто-то называет арт-хаусом все, что  не выглядит мгновенно привлекательным с материальной точки зрения. И так далее. То есть все, как у нас в 90-е годы было: если картину хоть кто-то посмотрел, то она лидер проката; если не посмотрел никто, то она культовая. Такое было деление. (Аплодисменты).

МИХАЛКОВ Н.С.

Есть такая идея – защита проекта. То есть начинается проект, на него даются какие-то деньги, на которые есть возможность сделать некий эскиз – пробы, выбор натуры. То, что мы делали.

АДАБАШЬЯН  А.А.

Ну да, то, что было в советское время. Установочный проект.

МИХАЛКОВ Н.С.

Защита установочного проекта. И когда мы видим пробу, видим концепцию, видим раскадровки, видим, что в результате может быть. И мало того, можно услышать режиссера, который расскажет, что он хочет и как он хочет это делать. Но в принципе, я думаю, что защита проекта – это, наверное, то самое… Абсолютно прав Александр Артемович, когда говорит – выиграл тендер, получил деньги и уехал  снимать. Что он привез, абсолютно никого не интересует, потому что в результате как бы вроде все начиналось неплохо. Мне кажется, что система, о которой Боря говорил - 25% денег, которые даны… Все равно картина начинается со сценария, с выбора натуры, с эскизов, с проб актеров и так далее. Первый этап на те деньги, которые даны, должен быть защищен. Во-первых, это самое главное, что произойдет – заставит думать людей, которые снимают кино, как они будут защищать то, что они собираются сказать. И про что снимать кино. Мне кажется, это, естественно, касается тех денег, которые дает государство. Есть у тебя свои деньги, снимай, что хочешь. Но вот деньги, которые даются государством, мне кажется, как раз то, о чем говорит Александр Артемович, чтобы не пускать их просто так.  Запустили хорошую картину, а по финалу мы имеем Бог знает что.  Извини, Саша, я тебя перебил

АДАБАШЬЯН А.А.

В принципе, я уже закончил. Единственное, к чему хочу подвести: надо, наверное, чтобы не только производство контролировалось этим новым органом, который будет нечто среднее между какой-то комиссией Госкино и  Министерства культуры и какой-то комиссией Союза кинематографистов, но чтобы и прокат и прибыль, результат тоже был под контролем этой самой комиссии. Действительно, я согласен, что кино, как ни верти – это производство, это индустрия. Это единственное из искусств, которое полностью зависит от средств производства. Если я могу музицировать, стуча палкой по дереву и распевая при этом, если я могу сочинять стихи и запоминать или целую пьесу, как вынужден был делать Солженицын, то если  из кино убрать пленку и камеру, все, его нет. Нет такого искусства. Оно связано только с тем, что есть конкретное изобретение двух братьев. Ни у какого другого искусства нет даты рождения и точной причины его появления – ни у живописи, ни у цирка, ни у балета, не у музыки. Это следствие естественной человеческой потребности в самовыражении. А здесь просто два братана сочинили штуку, которая им казалась аттракционом и которая в результате оказалась важнейшим из искусств. Это таинственная фраза, которую, кстати говоря, не известно, когда произнес Ленин.  Поэтому надо еще притормозить с принятием какого-то категорического решения и подумать о том, как на выходе творцы должны быть заинтересованы, чтобы не украсть это по ходу действия для того, чтобы побольше заработать. А что чем больше ты вкладываешь в картину, чем лучше будет ее качество, тем больше я в результате могу на ней заработать. Или, если это арт-хаусное кино, тем больше я получу почета и уважения, возможности работать в дальнейшем. Как, собственно, чтобы люди ни говорили, что они не заинтересованы в прокате, самый арт-хаусный режиссер все равно думает об аплодисментах на фестивале, премии на фестивале, понимая, что в прокате ему ничего не светит. Если даже это его не интересует.

Так вот, чтобы стимул к конечному результату превышал все-таки возможность как можно больше отщипнуть на запуске и дальше на всех стадиях, вплоть до того, когда во время съемки уже больше украсть невозможно, потому что раздеть артиста на ходу или продать пиджак пока он там между мотором и стопом, это не реально. Хотя, наверное, будет скоро и такое, потому что крадется все с выделения денег. Потом все это в подготовительный период, потом это уже линейный продюсер вплоть до самых последних работников, которые понимают, что это единственный шанс заработать. Дальше в перспективе уже ничего не светит.

Наверное, защита постановочного проекта – тоже одна из правильных идей. Но как дальше контролировать, чтобы этот финансовый поток не растекся как устье большой реки в маленькие ручейки, из которых только один впал в  океан, а остальные орошают какие-то личные сады и огороды, об этом надо подумать. Я думаю, что это краеугольный камень для того, чтобы все-таки качество продукции интересовало не только режиссера и артистов, чьи морды, как ни верти, все равно на экране, и поэтому совсем уж позориться не получается. Скрыться за титрами там не выйдет. Вот все, что хотел сказать, но это информация к размышлению, а не конструктивные идеи.

У меня реплика. Можно? Дело в том, что мы забываем, что мы были Советским Союзом, закрытой страной, с закрытым прокатом. И работали мы на себя и смотрели мы друг друга и показывали себя друг другу. А на сегодняшний день мы включены в мировой кинопроцесс. И на сегодняшний день в прокате идут блокбастеры, которые 170-120 миллионов. Мы сейчас хотим рассмотреть проекты, запустить этих бедных, несчастных людей выбирать натуру. Это надо набирать съемочную группу, всю ее содержать, кормить. Как говорится, начинать уже на азах. И как правило, наши бюджеты  2 миллиона, там и украсть-то нечего. Но мы на этой утлой лодочке пытаемся конкурировать с теми проектами, которые рядом с нами идут в прокате со 100-миллионными бюджетами. Мы с мировым продуктом конкурируем на сегодняшний день, и пытаемся с ними на 2 миллиона или министримовскую картину или жанровую картину потрясти наших соотечественников какими-то особыми спецэффектами, стараемся конкурировать. Поэтому здесь очень важный вопрос несоответствия тем финансам, которые иногда заявляют. Замечательный проект, талантливый сценарий, все продумано, все сделано, но нет средств для реализации этого проекта. Просто несоответствие выделяемых средств с тем, что можно на это снять. И конечно, в итоге получается очень скомканный продукт. Иногда инвесторы  отказываются от какого-то процесса. Поэтому не надо забывать, что мы с вами сегодня не только радуем друг друга, но включены в единое мировое пространство. У нас очень суровая конкуренция.

Первое предложение – увеличивать бюджеты наших картин, естественно. Те, которые мы делаем – жанровые, министримовские,  какие-то направления. Арт-хаус, грубо говоря, авторское кино, оно вылезет на каких-то малых бюджетах.  А вот средний бюджет картины определять. Эти средние проекты рассматривать, и какой-то акцент, может быть, на них делать – развивать какую-то жанровую структуру кинематографа, занять хоть какую-то нишу в нашем прокате на сегодняшний день, которая будет близка к тем животрепещущим проблемам общества, еще к чему-то. Определить для  себя такой средний уровень, мне кажется, как-то надо.

МИХАЛКОВ Н.С.

Друзья, смотрите, мы сейчас впервые задели сущностные вопросы. Мы сегодня говорим о том, чем должен заниматься Союз кинематографистов любой страны, нашей по крайней мере. Ведь все равно существует какой-то выход. А их всегда два – либо делать либо не делать, либо говорить либо молчать и так далее. Мы сегодня говорим о сущностных проблемах, которые требуют от нас каких-то предложений. И они сегодня уже есть. Хороши ли они, плохи ли, будут они работать, не будут они работать, но убежден, что из того нашего опыта советских времен можно взять очень многое. Я сейчас, говоря о защите проекта, вспоминаю, как мы с тобой, Саша, вместе перед Петром Максимовичем защищали проект, когда мы включались в работу намного раньше, чем начинали снимать, когда мы определяли места съемок, актерский состав. Мало того, манеру съемок. Когда мы писали режиссерский сценарий. Мы сегодня про это забыли. Мы вообще не знаем, что такое режиссерский сценарий. У нас просто его физически нет. Это была тоже достаточно формальная вещь. У тебя получилось 3 тысячи 500,ты от каждого кадра оторвал по метру, получилось 2700. Все формально. Но при написании режиссерского сценария шел процесс определения того, каким ты видишь фильм. То есть в результате просто при физической работе ты уже как режиссер, как оператор и художник определял лицо картины. Я-то работаю по старой системе. Но я снимался и у молодых режиссеров. Сегодня на площадке решается, куда ставить камеру. На площадке решается, как будут снимать- крупно, панораму. Режиссер требует выложить 40-метровую панораму, но потом на ней не снимает. Через два раза после того, как люди сделали бессмысленную работу, его перестают уважать обыкновенные рабочие на площадке, потому что ты сначала придумай как снимать, а потом мы будем таскать тебе рельсы. Отсутствует элементарная культура и ответственность. Это как бы громкие слова, но это впрямую имеет отношение к фильмопроизводству. Впрямую имеет отношение к киноиндустрии. Поэтому, когда мы сейчас говорим, мы удивительным образом упираемся в ремесло. Я пишу к каждому сценарию… Если сценарий 50 страниц, то у меня экспликация 150. По пяти пунктам, которые мой брат украл или ему подарил Копполла в «Крестном отце»  пять пунктов содержания… Последний пункт – возможные ошибки. Там все есть – изоображение, настрой, тонкость. Вот по пяти пунктам. Я записываю картину на бумаге. И когда я раздаю это группе,  никто не имеет права подойти ко мне и спросить – а что там? Там все написано. Если у тебя есть новое предложение, пожалуйста. Если ты не согласен, говори. Но не смотрите мне в рот и не выясняйте, как мы будем снимать. Вы знаете все, я вам это написал. Это муторный, рутинный, тяжелый труд, потому что, как говорил кто-то из великих итальянцев – кино уже готово, его осталось только снять. Поэтому на сегодняшний день мы опять же, говоря о том, как тратить эти деньги и говоря о защите проекта, это как раз то самое и есть. Минимальные деньги нужны для того, чтобы написать режиссерский сценарий. Не обязательно для этого должна быть вся группа, не обязательно реквизиторы, не обязательно те, кто работает на площадке. Должен быть костяк – оператор, художник, сценарист, режиссер, второй режиссер. Ведь в контракте можно записывать, оператор получает за съемочный период, а не за подготовительный, и это его риск.

Чтобы резюмировать то, о чем мы говорили. Мы пришли к абсолютно точной точке отсчета. Мне кажется, мы сегодня докопались до очень важной вещи. Вот это самая изначальная защита проекта, когда лицо картины видно прежде, чем его сняли. И тогда можно решать да или нет, продолжать субсидировать или не продолжать. Тут будут какие-то потери. Но совершенно убежден, что это будет намного более экономично, чем снимать картину за два или за пять миллионов, и потом в результате она просто не выходит на экран, потому что ее не берут кинотеатры из-за профнепригодности.

Давайте мы запишем то предложение, за которое вы проголосовали. Но, я думаю, что в результате дополнительного обсуждения я бы все-таки по стенограмме рассмотрел этот вопрос. Я думаю, что это должно быть не решение Пленума, а это должно быть некое эссе, такая брошюрка обсуждения нашего разговора. Я думаю, что она будет очень полезна Совету по кино, потому что в данном случае мы сегодня докапываемся до тех причин, почему же в результате, допустим из 100 картин, на экран выходят 20 реально. В лучшем случае выходят на один день. Их сметают блокбастеры, совершенно правильно. Выгоднее кинотеатру показывать две недели картину со 100-миллионным бюджетом, нежели даже с 10-миллионным, но картину, которую никто не смотрит.

Единственное, о чем я прошу. Это вопрос, который принципиально важен, и мы должны выпустить какой-то нормальный, ясный документ, который я бы хотел прочесть. И потом мы бы его запустили.

ТОМСКАЯ Л.И.

Я хочу добавить. Поскольку мы говорим о кинопроизводстве и о конечном продукте – о фильме, надо как бы завершать эту историю, этот фильм надо прокатывать. Вот сегодня здесь сидят режиссеры и они понимают, как им кажется, что их произведения, которые они сделали, народ сможет посмотреть в любое время. Так вот, уважаемые господа режиссеры,  ни черта вы уже не посмотрите. Раньше у нас были кинопрокаты. Раньше мы эти копии хранили. Мы этими копиями работали. Сегодня вышло новое постановление, согласно которому мы не имеем права демонстрировать ту или иную картину, которая есть у меня в фонде без согласия студии. Это ее авторское право. Тут никто не возражает. Мы пишем очередную бумагу. Никита Сергеевич, я говорю про хорошее кино, которое у нас сегодня есть в фондах. А то новое кино, которое мы сегодня создаем – и «Дневной дозор» и «Ночной дозор» и Ваша картина «Двенадцать» они имеют время проката на территории. А дальше? Дальше мы ее опять не будем показывать. Дальше у нас есть только телевидение. Телевидение приобретает право на показ и все. А дальше мы должны обращаться к студии с просьбой разрешить нам показ той или иной картины. И как правило, студия дает это право. Но как правило, это не коммерческие показы. Если мы сегодня говорим о какой-то национальной идее и о каком-то возрождении  национального самосознания, то нам надо думать, что с этим тоже делать. Потому что сети – это прекрасно. И когда у нас есть конкурентоспособное кино, как фильмы «Двенадцать», «Утомленные солнцем» (это не потому, что Вы здесь сидите, просто мне в голову это быстрее приходит), это понятно. Эти картины все равно будут смотреть и молодежь, и пожилые возвращаться к этим картинам. Но вернуться к ним практически будет невозможно, потому что мы не имеем права их показывать без согласия студий. Если мы получаем согласие у студии, то это как правило не коммерческий показ.

Предложение простое на самом деле. Когда мы говорим о прокате, надо понимать, где мы будем прокатывать это кино, потому что на сегодняшний день мы имеем сети, которые показывают конкурентоспособное кино. Часть отечественных картин, которые они показывают, на короткий промежуток времени в том случае, если эта картина дает деньги, а дальше эти картины нигде не прокатываются. Поэтому у меня есть предложение – то, о чем мы говорили и то, что было раньше. Я не призываю всех возвращаться к старым временам. Не приведи Господь. Я говорю совсем о другом. Если мы вошли в этот рынок, то надо понимать, что этот рынок должен иметь площадку, где должно демонстрироваться это кино.

МИХАЛКОВ Н.С.

Кинотеатр повторного фильма.

ТОМСКАЯ Л.И.

Нет, это не кинотеатр повторного фильма. Это как раз региональные истории. Это как раз субъекты федерации. Кинотеатр прокатного фильма ни хрена никому не даст, потому что это один кинотеатр. Я говорю про Санкт-Петербург, потому что я в Петербурге, и у меня есть эта возможность, и я это сделаю. А ведь в других городах таких кинотеатров нет. И содержать эти кинотеатры мы вынуждены будем за счет государства, потому что это будет дотация, по другому это не получится. Или мы должны разрешать тогда этим кинотеатрам показывать современное кино. То есть история вся та же. Я предлагаю другое. Когда мы сейчас говорим о том фильме, который мы снимаем и дальше мы его прокатываем , обязательно, когда мы будем рассматривать эту проблему (а мы ее будем рассматривать), надо понять, на каких площадках и как они будут показываться. Фильм, снятый за 2 млн. долларов и за 100 млн. долларов – это большая разница. И в эффекте и в возврате. Предложение состоит в том, что должна быть сеть кинотеатров, которые показывают отечественное кино. Но эта сеть должна быть государственной. Мы же сейчас все время говорим про коммерческие сети, а государственной сети давно нет. У нас коммерческие сети поглотили так называемый прокат. И это нормально, мы живем в капитализме и это правильно. Но если мы хотим смотреть свое кино, мы должны иметь площадки, чтобы его смотреть. Поэтому должна быть сеть государственных кинотеатров.

МИХАЛКОВ Н.С.

То есть кинотеатры на дотации государства, которые показывают…

ТОМСКАЯ Л.И.

Вот посмотрите: у нас в Петербурге очень просто. Я могу сказать, что у нас коммерческих кинотеатров порядка 60 открыты в торговых центрах, мультиплексы. Я про них не говорю. У нас было 28 кинотеатров государственных, которые были в городе. В результате приватизации, от которой никто никуда не денется (и это тоже понятно), в результате подсчетов, что выгоднее экономически – сохранить эту «стекляшку», реанимировать ее, сделать реконструкцию или снести ее к чертовой матери или оставить что-то решили так. Все то, что бессмысленно дороже реконструировать, отдали в приватизацию. Оставили сеть детских кинотеатров по очень простой причине. Согласно закону по культуре, они не подлежат никаким изменениям. У нас была эта сеть, их было всего 7, они и остались.        Теперь к нашей прокатной организации, к моей «Петербургкино» присоединяют 6 детских кинотеатров. Мы их модернизируем, а дальше у нас есть госзаказ, согласно которому мы заявляем в Комитет по культуре о том, что у нас есть такие-то программы. Они требуют таких-то затрат для таких-то слоев населения. Потому что это тоже важно – у нас есть незащищенные слои населения, у нас есть инвалиды, есть пенсионеры. Мы все это понимаем. Кстати, «Виват! кино России» – это тоже как результат того, что людям не на что было смотреть это кино. У нас идет госзаказ, программа, которую мы пишем и говорим , что мы в ней показываем. Мы занимаемся этим на этих площадках. А дальше же эти кинотеатры после капитальных ремонтов, после модернизации, имеют возможность, поскольку у нас уже получается небольшая сеть. Мы в этой сети уже не первым экраном, но тоже показываем то кино, которое дает деньги помимо воспитания и поддержания национального кинематографа. И здесь вам, господа режиссеры, вам тоже нужно очень серьезно подумать о том, что будет с вашим «кином». Хорошо, оно осталось на студии, оно осталось у них в фонде. А дальше это кино кроме как на дисках никак не работает, и с ним работать на самом деле официальная прокатная организация не имеет права, потому что закончится день проката. Спасибо.

МИХАЛКОВ Н.С.

Спасибо. Хорошо.

ПОЛОКА Г.И.

   В сегодняшних рыночных условиях большинство отечественных фильмов не конкурентоспособны. И в этом отношении я согласен с предыдущими  выступлениями. Однако когда причину этого положения видят только в том, что бюджеты американских блокбастеров около 150 млн. долларов, а наши фильмы создаются в основном за 2 млн., вызывает у меня решительное возражение. Это утверждение некорректно, скажу больше – спекулятивно и банально. У нас по сравнению с США пока что несопоставимый уровень жизни, а главное, разные цены в области кинопроизводства. Конечно, никто не возражает против того, что бюджеты наших картин недостаточны, а порой, и просто нищенские. Однако бюджетов сопоставимых с американскими мы нескоро дождемся.

В советское время художественные фильмы снимались в основном за 400 тысяч рублей, конечно в ценах того времени. Причем, за эти деньги создавались масштабные сложно-постановочные, с огромными массовками и монументальными декорациями картины, но главное, их профессиональный уровень был значительно выше, чем у подавляющего большинства нынешних отечественных картин. Во всяком случае, эти недорогие фильмы довольно успешно конкурировали на международном рынке.

Самый большой бюджет из советских картин был у «Войны и мира» Сергея Бондарчука. Однако он был в несколько раз меньше, чем бюджет американской «Войны и мира» Кинга Видера. Вместе с тем, картина Бондарчука выглядела грандиознее и масштабнее чем американский фильм. Но в американском кино есть лидеры проката, которые сняты на достаточно скромные деньги, например – «Комната Мервина». Действие в этой картине происходит в кабинете врача и комнате Мервина. На Московском фестивале этот фильм получил первый приз. Конечно, в данном случае был замечательный сценарий, в картине снимались звезды, но секрет художественного и коммерческого успеха этого скромного камерного фильма прежде всего в высокопрофессиональной режиссуре.

Качество фильмов помимо денег определяется режиссерским мастерством, профессионализмом съемочной группы и наработанным годами технологическим процессом. К сожалению, в начале 90-х годов, в самый разгар острейшего кризиса отечественного кинематографа, киностудии растеряли профессиональный технический состав; в кино проникли случайные, профессионально несостоятельные люди. В результате основа производства – наработанный годами технологический процесс, рухнул. Практически исчез классический режиссерский сценарий, почти не практикуется защита постановочного проекта. В подавляющем большинстве случаев группы выходят на площадку неподготовленными, на съемке царит хаос и лихорадочные поиски сиюминутного решения, зачастую, случайного.

Я завершаю достаточно сложную постановочно, многофигурную историческую картину. Там и монументальные комплексные декорации, и батальные сцены с конными атаками и, вместе с тем, скромный стандартный бюджет и ограниченные производственные сроки. Я не позволил себе ни малейшего отступления от традиционного технологического регламента, разработал классический режиссерский сценарий и защитил развернутый постановочный проект. Ощущая и уважая степень моей готовности, члены группы работали на пределе своих возможностей. Никакими деньгами оплатить адский труд членов съемочной группы невозможно. Если режиссера не уважают, ничего путного не выйдет.

Разрушение регламента работы съемочной группы было связано и с разрушительными процессами в цехах киностудий. Например: у нас практически исчезли разборные фундусные декорации. Сейчас для строительства декораций приглашаются сторонние организации, которые используют дорогостоящие материалы. Вместе с тем, фундусные декорации стали использовать зарубежные кинокомпании.

Сегодня абсолютно ясно, необходимо уважать собственный и производственный опыт, возвращать основополагающие технологические нормы, причем, в кинопроектах, осуществляемых при государственной финансовой поддержке, т.е. на средства налогоплательщиков, это можно сделать на министерском нормативном уровне. Процесс восстановления наших национальных кинематографических традиций во многом предопределит качественный конкурентоспособный уровень наших фильмов.

МИХАЛКОВ Н.С.

Спасибо, Геннадий Иванович. Друзья, давайте закончим эту дискуссию. Понятно, о чем идет разговор. Нам надо еще решить несколько вопросов. Мы подняли очень важный пласт в разговоре. Я думаю, что мы его продолжим. Он должен выразиться в тех бумагах, которые мы потом еще раз будем обсуждать. Но в результате мне думается, что мы нащупываем реальную возможность влияния и ответственности за то, что делается и будет делаться в кино и в прокате.

ЛАЗАРУК С.В.

Коллеги, хотел бы предоставить слово Эдуарду Владимировичу Гущину и просил бы его также оперативно как на Секретариате доложить о ходе подготовки новой редакции Устава.

ГУЩИН Э.В.

Я постараюсь не нарушать темп, который набран сегодня с утра. Буду краток, потому что вы получили на сегодняшний Пленум все материалы. Там есть неполные две страницы перечень изменений, поправок, извлечений из проектного документа нашего Устава, который мы будем принимать, по всей видимости, осенью. И есть пояснительная записка. Поэтому останавливаться на том, что сделала уставная комиссия, не буду. Но тем не менее, это плод трехдневной работы уставной комиссии в июне. В первый день мы нащупывали сам смысл, потому что вчитаться в 56-страничный материал, трудно. Кто-то из наших коллег назвал проект нашего Устав больше, чем Конституция Соединенных Штатов Америки.

Второй день был более плодотворный. И третий меня, например,  привел в ужас как заместителя председателя Уставной комиссии. Когда я  посмотрел, что мы занимались чем-то, а выводов сделали очень мало. Но потом оказалось, что как раз эти выводы являются кардинальными  для того, чтобы привести нашу союзную «конституцию» в соответствие с тем, что сегодня требует от нас жизнь.

Я остановлюсь только на одном первом пункте. Мы вернулись к понятию индивидуального членства и исключили из проекта такое понятие как юридические лица, потому что  это противоречит принципу индивидуального членства. Там все есть подробно. Единственное, что мы понимаем, что Уставной комиссии, наверное, еще придется перед съездом собраться и поработать. Но мы рассчитываем на предложения, потому что мы рассматривали предложения Уральского союза (Екатеринбург), Сибири, Москвы, Питера, наши предложения с Волги. Мы постарались учесть все, что было высказано, но, тем не менее, находясь в рамках закона об общественных и некоммерческих организациях.

Очень большая просьба ко всем членам Правления посмотреть материалы. Может быть, у вас будут какие-то предложения для дальнейшей работы, потому что времени до съезда, насколько я понимаю, остается уже не так много. Устав, по всей видимости, мы должны принимать в этом году. Вот, что я хотел сказать, не отрывая времени.

ЛАЗАРУК С.В.

Уважаемые коллеги, слово Элизбару Караваеву.- председателю Приемной комиссии Союза кинематографистов Российской Федерации.

КАРАВАЕВ Э.К.

Правлению предлагается список для утверждения  кандидатур для принятия в Союз кинематографистов. Включая этот список, после чрезвычайного съезда будет принято 119 человек. Возрастной ценз резко упал – пенсионеров нет, только молодежь.

КАРАВАЕВ Э.К.

Мы смотрим фильмы, ролики. И хочу предложить группу  организаторов производства, других творческих работников фильма «Утомленные солнцем». Ролик 43 фильма, который вы видели в Белых Столбах. Там большая группа работников не членов Союза кинематографистов. Такую съемочную группу иметь, это счастье. Организаторы кинопроизводства Карпушин Алексей  Львович, Уткин Александр Юрьевич, Яковлева Екатерина Александровна, Круцкой Елизавета Юрьевна, Васильев Евгений Анатольевич, Баглай Денис Леонидович. Это организаторы. Шульц Сергей – питерский оператор, Шкат Елена Анатольевна – ассистент по реквизиту. Они давно уже должны быть приняты другими приемными комиссиями. Извинимся перед ним за то, что мы задержались с их приемом в наш Союз.

Далее идут – это уже молодежь - Маханько Мария Дмитриевна – 29 лет, снято 3 художественных фильма, отмечены призами. Сергиенкова Мария Васильевна – режиссер монтажа, картины «Диверсант», «Ленинград», «Мы из будущего», лауреат премии «Золотого орла» за картину «Мы из будущего». Матвеев Геннадий Васильевич – актер, заслуженный артист России. Давно должен был быть принят. И 3 каскадера, которые работали еще на «Борисе Годунове» у Сергея Федоровича Бондарчука. Дорофеев Сергей Викторович, Смекалкин Антон Павлович, Карпович Владимир Эдуардович. Вот список, который предлагается первым.

Второй список. Вчера заседала наша комиссия. Предлагается 10 человек. Сергеева Людмила Анатольевна – драматург. Режиссеры Гончарова Галина Алекперовна, Черткова Марианна Павловна. Регионы – Тазиева Мадина Хазбиевна (Северный Кавказ), Багизова Ирина Багразовна (может быть, я не очень точно произношу, но это ваша рекомендация). Композитор Шепилов Илья Васильевич. Кинотехник всего один – Бодрова Зоя Васильевна. Организаторы производства Митюшин Юрий Анатольевич – продюсер, Суров Николай Федорович – директор, Плиско Ирина Андреевна. По всем были  жесткие дебаты, особенно по организаторам производства. Там у нас солидная команда, возглавляемая Литвиновым. По операторам  - Владимир Иванович Юсов.

Я предлагаю, если вы нам доверяете, принять этих товарищей в Союз кинематографистов. Прошу поставить на голосование.

БОРОДАЧЕВ Н.М.

Речь идет о продюсерах. Сколько фильмов они продюсируют?

КАРАВАЕВ Э.К.

Не менее 3-5 фильмов.

ЛАЗАРУК С.В.

Кто за то, чтобы утвердить работу Приемной комиссии и принять наших коллег в Союз кинематографистов Российской Федерации? Прошу опустить. Кто против? Воздержался? Принято единогласно.

МАКЕРАНЕЦ В.И.

Почему в этом списке нет наших кандидатур. Документы давно сданы в Приемную комиссию.

МИХАЛКОВ Н.С.

На сегодняшний день документов, которые лежат нерассмотренными в Приемной комиссии, просто нет. Официальная информация Приемной комиссии – нерассмотренных документов сегодня в  загашнике нет. Кстати говоря, в СК-Новости надо опубликовать, что приняты и что заявлений нет. Это надо записать – чтобы в СК-Новости каждый раз, когда принимают в члены Союза, был список  принятых в члены Союза.

ЛАЗАРУК С.В.

Давайте мы тогда решим это в рабочем порядке.

Информация председателя Ревизионной комиссии Александра Стефановича.

СТЕФАНОВИЧ А.Б.

Приоритетными направлениями работы Ревизионной комиссии являются контроль за соответствием деятельности руководящих органов Уставу нашей организации, а также контроль за финансовой деятельностью и использованием собственности Союза.

Мы решили начать не только с руководства, а с выполнения рядовыми членами Союза своих обязанностей по Уставу. Мы проанализировали на примере Московского отделения уплату членских взносов и обмен билетов. Проверка выявила, что 215 человек не обменяли  членские билеты с 1999 года. Соответственно, их задолженность по взносам составляет более 10лет. При этом в списке отнюдь не неработающие пенсионеры, а именитые мэтры нашего кино, востребованные режиссеры, популярные артисты. Я не буду обнародовать этот список, но мы по этому поводу написали служебную записку в Секретариат. Надеемся, что меры будут приняты.

Собираемость членских взносов оставляет желать лучшего. Я говорю только на примере Московского отделения. На середину года из 3570 членов, состоящих на учете в Московском отделении, заплатили только 25%. Есть случаи неуплаты членских взносов в течение нескольких лет уже среди обменявших билеты. Но отдел творческих кадров не проводит учеты этих неплательщиков, ссылаясь на отсутствие технических средств, на что мы тоже указали Секретариату.

Теперь по поводу того, нужно или не нужно увеличивать размер членских взносов. Мы обсуждали этот вопрос. Мы за то, чтобы увеличивать. Я, например, являюсь также членом президиума творческого Союза художников России и вице-президентом его Московского отделения. У нас членские взносы составляют 6000 рублей, а в Союзе кинематографистов, одной из мощнейших общественных организаций 300 рублей в год. Это вообще не укладывается ни в какие рамки. По нынешним временам нужно, на наш взгляд, увеличивать размер взносов. В какой степени для работающих и какие льготы будут у пенсионеров, у неработающих – это вопрос другой. Но это факт - наш Союз один из самых отсталых по уровню взносов.

Ревизионная комиссия провела проверку Дома ветеранов кино. Мы получили большой том документов от дирекции. Беседовали и с ветеранами и с проживающими там, и с дирекцией, и с техническими сотрудниками. По этому поводу мы готовим  служебную записку, которую мы передадим руководству Союза. Это будет очень серьезный документ.

Также дважды мы выезжали в Дом творчества «Болшево». По этому объекту мы тоже будем делать наше представление. Там серьезная ситуация, потому что объект заброшен, дважды за последнее время уже были пожары. Дважды пытались поджечь дачи, которые там стоят. Нужно срочно решить вопрос с охраной. Если существовала охрана, за которую мы платили большие деньги и при которой были эти поджоги, нужно разбираться с этой охраной, заменять ее. Есть там еще один серьезный аспект, который мы тоже будем изучать. Несколько лет назад через территорию Болшево, которая заброшена, были проведены городские канализационные трубы высокого давления, которые, с одной стороны, испортили нам нижний парк. Там возведены какие-то надолбы, в которых спрятаны компрессоры высокого давления. Кроме того, эта система не была подключена к нашей системе. То есть, если мы туда включимся, все эти стоки хлынут к нам. Извините, что я говорю о таких низменных вещах, но от этого коммерческая оценка объекта  резко упала. А ведь это собственность нашего Союза. Значит нужно с этим разбираться. Я не говорю, что нужно кому-то головы сносить. Может быть, этих людей уже нет. Но если наносится ущерб экологии, то эти факты надо фиксировать и предъявлять претензии тем, по чьей вине это происходит, городским властям. Кроме того, нужно самым срочным образом решить вопрос принадлежности болшевской земли, потому что до сегодняшнего дня Болшево  чтобы вы отдавали себе в этом отчет  - наше, а земля – не наша. На это нужно обратить внимание исполнительной дирекции.

Ревизионная комиссия работает в хорошем деловомконтакте с Сергеем Владимировичем Лазаруком, Климом Анатольевичем Лаврентьевым, Михаилом Германовичем Калининым. Мы общались с новым исполнительным директором, - сейчас ему нужно после самым срочным образом решить вопрос оформления земли нашего Дома творчества, а когда мы уже будем владельцами этой территории, мы должны с городом Болшево или  с Московскими областными властями решать вопрос о компенсации нам за экологию. На контроле у Ревизионной комиссии еще несколько вопросов, о которых мы будем информировать Правление, Секретариат и руководство Союза по мере их подготовки.

          МИХАЛКОВ Н.С.

Кстати говоря, по поводу Дома ветеранов, наверное, вы знаете, что 1,5 млн. рублей мы выделили срочным образом для установки здесь противопожарной системы сигнализации, потому очень страшные события были в домах престарелых и в детдомах. Поэтому здесь это было сразу же решено. Дальше давайте пойдем.

Единственное, о чем я прошу. Господин Стефанович сделал нам сегодня доклад  по поводу работы Ревизионной комиссии и спасибо, что комиссия работает. Но я бы очень хотел, чтобы те замечания, которые существуют у Ревизионной комиссии, кроме того, чтобы они были зафиксированы, были бы еще отслежены с точки зрения их исполнения, потому что у нас в кино бывает такая система: я сказал, важно, чтобы все доводилось до конца. И потом мы бы получили информацию – это сделано, а это мы не можем сделать потому-то, для этого нужно это. Хорошо? Это очень важно.

ЛАЗАРУК С.В.

Уважаемые коллеги, у вас есть проекты положений, которые мы начали рассматривать на предыдущем Пленуме. Вы попросили время, чтобы ознакомиться с ними более подробно. Мы учли все предложения, которые были высказаны в рабочем порядке. Сейчас вам предлагается посмотреть. И если нет других замечаний, положения надо принимать.

Первое Положение «О порядке образования и функционирования Приемной комиссии Союза кинематографистов Российской Федерации». Есть ли к этому варианту, который роздан, замечания, предложения?  Нет.

Кто за данное Положение, прошу голосовать. Кто против? Воздержался? Нет.

Следующее Положение «О порядке приема, регистрации, учета, исключения из членов, приостановления и прекращения членства в Союзе кинематографистов Российской Федерации». Тот вариант, который сейчас вам роздан – есть ли какие-то вопросы? Нет.

 С МЕСТА

Этого нет.

ЛАЗАРУК С.В.

Должно быть. Тогда давайте пойдем по тому, что есть на руках. Есть Положение «О порядке образования и функционирования Фонда помощи малоимущим членам СК России»? Есть. Есть ли какие-то замечания в том варианте, который роздан сейчас после доработки? Нет.

МИХАЛКОВ Н.С.

Все эти положения, которые мы обсуждали на прошлом Пленуме и замечания, которые были получены, в процессе работы были учтены. Поэтому имейте в виду, что это не первичное рассмотрение.

ЛАЗАРУК С.В.

Кто за данное Положение «О порядке образования и функционирования Фонда помощи малоимущим членам СК России» прошу голосовать. Кто против? Воздержался? Принято единогласно.

Следующее Положение «О порядке приема, регистрации, учета и исключения из членов, приостановления, прекращения членства в СК России» Нашли это Положение?  Есть.

Кто за то, чтобы принять это Положение в том виде, которое существует. Прошу голосовать. Кто против? Воздержался? Нет.

Следующее Положение «О порядке уплаты взносов» оказалось самым сложным. Мы сейчас обратились в ряд организаций, дружественных творческих союзов. Николай Михайлович по просьбе Секретариата Союза занимается этим вопросом более внимательно. Я думаю, на следующем Пленуме мы вернемся к этому болезненному вопросу.

МИХАЛКОВ Н.С.

Кстати говоря, мы просили регионы дать нам рекомендации. Нам дали только Дагестан и … Я все-таки просил бы, чтобы регионы посмотрели. Это очень серьезное дело. Оно и политически и финансово серьезное, потому что мы должны сбалансировать здесь, кто имеет возможность платить такие деньги, кто не имеет такой возможности, но является членом Союза, с какого возраста вообще не нужно платить взносы. Это серьезный вопрос. Поэтому я второй раз прошу – активизируйтесь, пожалуйста, регионы по этому поводу, потому что потом вы же сами будете нас обвинять в том, что мы не сделали так, как вы считаете нужным. Дайте свою  рекомендацию по этому поводу.

БОРОДАЧЕВ Н.М.

Вопрос очень сложный.

ЛАЗАРУК С.В.

Хорошо. Уважаемые коллеги, на прошлом Пленуме было принято решение  о создании Комиссии по этике Союза кинематографистов Российской Федерации. Генрих Боровик, как вы знаете, был избран нами на пост Председателя этой Комиссии. Здесь есть Положение «О порядке образования, функционирования Комиссии по этике Союза кинематографистов Российской Федерации». Есть ли какие-то замечания? Изменения, дополнения? Нет.

Кто за данное Положение, прошу голосовать. Кто против? 1 (В.И. Макеранец – Екатеринбург).

 Воздержался? Воздержавшихся нет.

И есть еще одно Положение «Об этических нормах поведения членов Союза кинематографистов Российской Федерации» или второе название «Кодекс этики СК Российской Федерации». Их надо рассматривать как пакетные ввиду того, что Комиссия будет основываться в своих действиях на Положении и Кодексе этики. Есть ли какие-то замечания, предложения?

СУЛЕЙМАНОВ М.М.

Я дома написал: «За нетактичное поведение членов Союза в отношении коллег, общества»…. То, что у нас на съезде было, это пример – оскорбление и так далее. Вот за это исключить.

МИХАЛКОВ Н.С.

Друзья, это очень серьезные формулировки. Они носят юридический характер. И мы не должны, на мой взгляд,  любительским способом к этому подходить. Если кто-то обозвал кого-то дураком, и исключить за это из Союза, мы можем уткнуться в огромное количество выяснения личных отношений совершенно неправомерных и неправомочных. Существует общее представление об этике членов Союза кинематографистов, которые оскорбляют сам Союз, которые ведут себя недостойно членов Союза  кинематографистов. Они довольно ясные и, на мой взгляд, как бы глобальное принимается решение. Один человек считает, что он нетактичен, а другой – что он тактичен. Поэтому в данном случае разговор идет о том, что каждый из нас имеет право обратиться в эту комиссию и сказать. Абсолютно неправомочно, допустим, огульное заявление человека, которое унижает мое достоинство и мою деловую репутацию. Почему я говорю про это? Потому что это должно быть тем фильтром, чтобы не бежали сразу в суды, в милицию, в МВД, в прокуратуру – чтобы не выливать этой грязи. Если это не принимается во внимание, если в результате та Комиссия не сумела договориться, не сумели вы найти общий язык, тогда, пожалуйста. Но все-таки мы должны иметь свой внутренний орган, который должен разбирать наши внутренние вопросы, а не выливать их сразу в прокуратуру, что никому радости не приносит.

ЛАЗАРУК С.В.

Уважаемые коллеги, кто за утверждение Положения  «Об этических нормах поведения членов Союза кинематографистов» прошу голосовать. Кто против? 1(В.И. Макеранец – Екатеринбург).

 Кто  воздержался? Нет.

Уважаемые коллеги, посмотрите еще два положения. У меня их не оказалось, у вас они есть. Первое Положение «Об имуществе и хозяйственной деятельности СК Российской Федерации». Это все, как вы понимаете, писалось на основании Устава. И второе Положение «Об организационной структуре СК России, его региональных организациях и подразделениях». Посмотрите второе Положение.

Кто за то, чтобы утвердить Положение «Об имуществе и хозяйственной деятельности СК России», прошу голосовать. Кто против? Кто воздержался? Принято единогласно.

Следующее Положение «Об организационной структуре СК Российской Федерации, его региональных организациях и подразделениях». Кто за?

МАЛЮКОВ

Гильдию композиторов забыли.

ЛАЗАРУК С.В.

Извиняемся перед ними и вставляем в текст.

Это Положение, которое действует до принятия нового Устава.

Кто за данное Положение, прошу голосовать. Кто против? Воздержался? Принято единогласно.

Итак, мы закончили работу. Кто проголодался, спускается вниз, кому нужны деньги, идет за сцену.

ГОННОВ В.В.(Новосибирск)

Я по поручению своих ветеранов, которые в этом году получали существенную материальную помощь. Видели бы вы слезы на этих глазах! Поэтому я от своего Новосибирского региона, от Екатеринбурга и некоторых других регионов хочу передать глубочайший поклон и огромное спасибо лично Никите Сергеевичу, Климу Анатольевичу и Елене Ивановне Третьяк, которая непосредственно работает с нами. (Аплодисменты). Они даже хотели послать телеграмму. У них был такой порыв. Я говорю, что еду завтра и все скажу на словах. Спасибо огромное.

МИХАЛКОВ Н.С.

Спасибо большое, друзья. Фонд работает, слава Богу, и будет работать, надеюсь. Я очень прошу вас на местах и особенно прошу наших коллег из регионов – вот вы сегодня слушали выступление Ивлева – председателя Комиссии по культуре Государственной Думы. Разъясняйте, пожалуйста, нашим коллегам, что мы здесь делаем. Мы же знаем, как можно опорочить любую идею, но глупо нам отказываться от того, что никогда в жизни не предлагалось Союзу кинематографистов со стороны государства. Сегодня мы имеем реальную возможность поправить хотя бы положение наших ветеранов – наших коллег. С другой стороны, если Бог даст, мы сможем иметь возможность в результате средствами, которые будут выделяться для дела, помогать тому самому арт-хаусному кино, молодому кино, молодым фестивалям, что в принципе и есть реальная задача Союза кинематографистов России. Просто так бросать на ветер слова и не иметь никакой возможности влиять на ситуацию и превращать эти слова в жизнь никому, и мне лично, это абсолютно не нужно. Если у нас есть возможность в результате принимать деятельное участие в формирование сегодняшнего кинематографа, собственно, чем мы должны заниматься, нам нужны средства. За каждую копейку мы должны ответить. Кто это будет, это будет решать Союз. Каким образом, - механизм мы создадим. Контроль государства за выделением этих средств и контроль Союза за тем, как эти средства тратятся. Но у нас до этого никогда не было таких возможностей. Поэтому прошу вас, несмотря на то, что вы будете читать в Интернете, как будут к этому относиться, - это единственная реальная возможность не стоять с протянутой рукой, а именно реальные возможности заниматься Союзу созидательной, творческой и организационной для наших ветеранов деятельностью.

МАКЕРАНЕЦ В.И.

Все правильно. Встречное предложение или встречная просьба. Газета доходит к нам, даже до Екатеринбурга (вроде серьезный город) минимум через месяц. И это понятно, можно объяснить. Неужели сложно, а, я думаю, что это очень просто: прошел рабочий секретариат, приняты какие-то решения, факсом тут же сообщили. Мы повесили на доску. Все знают, что происходит в Союзе. У нас отсутствие информации, и это сегодня беда.

МИХАЛКОВ Н.С.

Согласен. Поэтому я прошу сегодня руководство Союза принять это к сведению. И как только материалы по сегодняшнему Пленуму будут обработаны, я прошу сразу во все региональные отделения Союза по  эм-эйлу отправить эти материалы, которые будут разосланы. Пожалуйста, занимайтесь этим, потому что самое страшное что может быть, это отсутствие информации у наших коллег. Потом они приезжают в полном недоумении. Этого нельзя делать.

Друзья, спасибо вам большое за работу. Я очень рад, что мы сегодня занимались ключевыми вопросами.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

19:23 Оргкомитет ОИ-2018 допустил появление россиян под национальным флагом
19:00 Рогозина не устроил отчет госкомиссии по крушению «Союза»
18:50 Пожар после взрыва на газовом хабе в Австрии полностью потушен
18:39 Директор ФСБ объявил резню в ХМАО терактом
18:21 Россия приостановила работу посольства в Йемене
18:16 МОК дисквалифицировал шесть хоккеисток и результаты сборной РФ
18:03 МВД РФ обвинило боевиков из Сирии в звонках с угрозами взрывов
17:59 НАТО продлило полномочия генсека Столтенберга до 2020 года
17:43 Суд отказался снять с Telegram штраф за нераскрытие данных ФСБ
17:32 Генпрокуратура РФ подготовила французам запрос по делу Керимова
17:23 СМИ сообщили о намерении ЕС продлить санкции против России
16:50 Бомбившие боевиков в Сирии самолеты ВКС прибыли в Россию
16:38 «Первый канал» решил частично транслировать Олимпиаду
16:25 Киев пригрозил осудить Поклонскую за военные преступления
16:18 Пчелы сибирских старообрядцев помогут в исследованиях опасной болезни
15:55 Суд заочно арестовал владельца «Вим-Авиа»
15:42 Варвара Караулова решила просить Путина о помиловании
15:29 Глазьев поддержал создание крипторубля ради обхода санкций
15:22 ЕСПЧ присудил россиянам 104 тысячи евро за пытки в полиции
15:04 СМИ рассказали об инструктаже Кремля по сбору подписей за Путина
14:43 «Яндекс» назвал самые популярные запросы за 2017 год
14:28 Европа осталась без российского газа из-за взрыва на газопроводе
14:22 Прочитан полный геном вымершего сумчатого волка
14:14 Песков подтвердил включение твитов Трампа в доклады для Путина
14:00 Минобрнауки РФ поддержало обучение школьников «Семьеведению»
13:55 «Сколково» и «Янссен» поддержат проекты по диагностике и терапии социально-значимых заболеваний
13:51 ФБР признало право генпрокурора не сообщать о встречах с Кисляком
13:44 Песков признал «большое волнение» Кремля из-за Саакашвили
13:37 Новый препарат замедляет развитие болезни Хантингтона
13:26 Минспорта финансово поддержит решивших не ехать на ОИ-2018
13:25 Помощник Путина раскритиковал «Роскосмос» за неумение делать деньги
13:11 Украинское Минобрнауки разработало отдельную модель для русскоязычных школьников
13:06 CardsMobile и Bitfury Group объединяют рынок программ лояльности
13:00 ОКР попросит МОК пересмотреть решение о российском флаге
12:41 ОКР одобрил участие российских спортсменов в ОИ-2018 под нейтральным флагом
12:39 По делу о хищении денег из разорившихся банков арестованы топ-менеджеры
12:35 ГП потребовала заблокировать сайты «нежелательных» организаций
12:18 При взрыве на газопроводе в Австрии пострадали десятки человек
12:03 Разоблаченная в Москве группа террористов оказалась ячейкой ИГ
11:55 Трамп «узаконил» удары коалиции по сирийской армии
11:42 Сотрудники российской военной полиции вернулись из Сирии
11:25 Счетная палата решила взяться за хозяев «старой» недвижимости
11:18 В Москве арестован подозреваемый в шпионаже в пользу ЦРУ
11:11 Ведущие мировые политологи и руководители банков – среди участников Гайдаровского форума в РАНХиГС
10:54 ФСБ объявила о срыве готовившихся на Новый год терактов в Москве
10:47 Союз биатлонистов России поблагодарил понизивший его статус IBU
10:40 Дуров заработал на биткоинах больше 30 млн долларов
10:34 Киты и дельфины регулируют чувствительность своего слуха
10:30 Экс-поставщику формы олимпийской сборной РФ поручили одевать МОК
10:23 В России появятся новые дорожные знаки‍
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.