Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
14 декабря 2017, четверг, 07:53
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

30 сентября 2009, 08:30

Зугдиди: Вернусь ли я когда-нибудь на родину?

Фонтан в Зугдиди. Вода бьет прямо из брусчатки, выкрашенной в цвета грузинского флага. 

Я пересек границу между Абхазией и Грузией и прибыл в город Зугдиди – и невольно стал вспоминать о своей матери. Она никогда не бывала в Грузии, но я увидел, что перед людьми здесь стояла абсолютно та же дилемма, что и перед ней в 1939 г.: бросить всё и бежать из города – или рискнуть и остаться?

Тогда в Польшу вторглись нацисты, и выбора у матери фактически не было. Она бежала вместе со всей своей еврейской семьей среднего достатка. Они оставили свою новую квартиру, родственников, друзей, работу, семейные фотографии и документы, благополучную жизнь, заработанную постоянными трудами, и свои планы на будущее.

Я сел напротив Антонии Центалии, посмотрел ей в глаза и увидел всё ту же историю бегства. С ней было точно так же: соседи на пороге ее дома кричали, что Китаури уже горит, что враг подступает к Гочари и почему они вообще еще здесь, когда абхазские войска уже напали на Очамчирский район?

Антония, ее муж и пятеро их детей бежали не раздумывая. Было ли у них время взять с собой хотя бы самое необходимое? Одежду, косметику, документы, семейные фотографии? Она посмотрела на меня так, будто я прилетел с другой планеты. Они ничего не взяли. Они знали истории о диких и жестоких горцах, которые, поддерживая своих абхазских родственников и союзников, сжигали всё на своем пути.

Главной проблемой для семьи стала больная, наполовину парализованная свекровь Антонии. Они несли ее по очереди, даже дети помогали. Из-за нее они, конечно, не могли идти быстро, но им и в голову не приходило бросить ее. Наконец им встретился тракторист, который согласился подвезти еще одну оборванную семью. Если бы Антония не видела этого сама, она никогда бы не поверила, что один трактор может увезти столько отчаявшихся людей. Их было человек тридцать или даже сорок; они цеплялись за крышу, висели по бокам, втискивались друг другу на колени, и каждый молился о том, чтобы им хватило топлива доехать до Гали, центра соседнего района.

Антония Центалия помогает своей дочери в работе с детским садом для детей абхазских беженцев.

Слушая Антонию, я верил каждому ее слову. Она была главой семьи; муж всё еще не мог оправиться после инсульта, который случился с ним несколько лет назад. Ее черная футболка и цветастая юбка придавали ее крестьянской внешности изрядную долю женственности и обаяния. Антонии, наверно, было не меньше шестидесяти лет, но она лучилась энергией, как человек, который привык к неустанной и трудной работе. Со времен той войны прошло уже пятнадцать лет, а она всё еще смеялась при воспоминании о тракторе, везущем на себе гору людей. «Жалко, фотоаппарата не было! – воскликнула она. – Была бы хоть одна фотография этого трактора с его человеческим грузом, и мы бы отправили ее в редакцию Книги рекордов Гиннеса!»

Самой любопытной стороной рассказа Антонии была история ее этнической принадлежности. Она абхазка, родилась в абхазской семье, и ее родной язык тоже абхазский. В 1970-е гг. она училась в сухумском мединституте. Там она познакомилась с грузином Гоглой, за которого потом и вышла замуж. Вначале они держали свою свадьбу в секрете, а между собой говорили на советской лингва-франка, то есть по-русски. Когда они, наконец, рассказали своим семьям о браке и переехали жить в дом к родителям Гоглы, ей пришлось выучить грузинский. Это непростой язык, и тогда она говорила по-грузински с массой ошибок, но она считала своим моральным долгом выучить язык семьи, с которой делила кров, пищу, чувства, мечты и планы.

Муж Антонии был водителем, а сама она работала медсестрой. Обе работы были не слишком прибыльными, но семья не терпела нужды благодаря большому участку земли, перешедшему им по наследству. Республики теплого Южного Кавказа отличались от прочих советских как раз тем, что люди там владели такими земельными участками. В отличие от Средней Азии (не говоря уже о России), жители Грузинской ССР могли владеть большими наделами и строить на них частные дома выше двух этажей.

Семья мужа Антонии добавила к этому наследству свое трудолюбие и по советским меркам жила очень неплохо. Они выращивали арбузы, кукурузу, виноград и фундук. У них во дворе был сарай, в котором они хранили большие кувшины с бродящим вином и чачей.

Это полная довольства жизнь постоянно снилась Антонии после бегства в Зугдиди. Спустя полтора десятилетия эти сны стали реже, но когда они всё-таки приходили, картинки были такими же отчетливыми и красочными, как прежде. Она помнила семейные праздники с длинными чередами тостов, семейные ссоры – все повседневные трудности и радости семейной жизни. При воспоминании о тех днях в глазах Антонии появились слезы.

«Хорошая была жизнь. А кто ее разрушил? – спрашивала она. – Кто не хотел, чтобы мы жили спокойно?»

Она сразу же ответила сама, но ее ответ едва ли был оригинальным. Этот ответ можно услышать во всех странах бывшего СССР, особенно от стариков, которым история не принесла больше ничего, кроме страданий и боли.

«Политики! – воскликнула она. – Они играют в свои игры и не беспокоятся о людях вроде нас».

После бегства семья восемь месяцев жила в переполненном доме у родственников в Гали, на юге Абхазии. Но война продолжалась, абхазские вооруженные силы снова захватили столицу (Сухуми), и им опять пришлось бежать. Вместе с тысячами других беженцев они пересекли реку Ингури, которая отделяет Абхазию от остальной Грузии. Они поселились в Зугдиди, сонном провинциальном городке рядом с фактической границей, чтобы быть как можно ближе к своей родной деревне.

Я пытался представить себе, как массы беженцев стекаются в Зугдиди. Хаос эвакуации, нехватка еды и жилья, отсутствие известий о друзьях и родственниках и отчаяние местных властей, которые не в состоянии справиться с внезапным наплывом беженцев. У каждого на уме (вслух обычно не говорили) один вопрос: смогут ли они когда-нибудь вернуться в те края, где столетиями жили их семьи?

 

В здании керамического завода на улице Чавчавадзе в основном живут беженцы, приехавшие из Очамчирского района Абхазии.

Зугдиди всё еще переполнен этими вынужденными переселенцами. Когда мы приехали туда в августе, там их было более 40 000 человек. По пути к дому Антонии мы видели на улице Чавчавадзе два огромных бетонных здания, в которых раньше находился керамический завод. Теперь там живут несколько сотен беженцев. Архитекторам завода такое не приснилось бы и в страшном сне. Производственные цеха были наспех разделены фанерными досками на жилые помещения. Во внешних стенах (по виду напоминающих стены бункера) пробили отверстия в качестве окон и дымоходов. Это были дымоходы для примитивных печей; в них пекли хлеб и ими же отапливали помещение. За зданием в земле вырыли две отхожие ямы. Через несколько лет после заселения беженцы купили себе две ванные (с душем каждая), раковины и стиральную машину на средства, выделенные международными гуманитарными организациями; всё это разместили в маленькой постройке во внутреннем дворе завода. Беженцы, заселившие керамический завод на улице Чавчавадзе, были почти все из Очамчирского района. Их собственные дома, в которые они едва ли надеялись вернуться, находились на расстоянии часа езды на машине.

Когда между Абхазией и Грузией устанавливались относительно мирные отношения, семьи иногда приезжали в свои родные деревни; они помогали горстке оставшихся там родственников убирать грецкие орехи и прочий урожай и зарабатывали себе хоть какие-нибудь гроши на зиму. Грузинское правительство выделило вынужденным переселенцам пособие в 22 лари (примерно 15 долларов) в месяц. В Зугдиди взрослое население проводило большую часть времени на огромном местном рынке в попытках заработать несколько лари в дополнение к пособию.

Антония и ее дочь Хатуна знали жителей здания на улице Чавчавадзе. По их мнению, семье очень повезло, что она нашла себе жилье в старой поликлинике на окраине Зугдиди. Их впервые привели туда дальние родственники ее мужа, и сотрудники поликлиники освободили для них две комнаты, в которые семья и переехала.

Первые годы были невероятно трудными. До центра города можно было добраться только пешком, пройдя расстояние почти в 4 мили (более 6 км). Заработать деньги можно было только на рынке. Они вскоре обнаружили, что вокруг поликлиники можно выращивать помидоры, огурцы, лук и морковь. Со временем они купили корову и несколько кур. Они много работали, чтобы их жизнь стала походить на прежнюю, в деревне.

«Другие беженцы из Абхазии последовали нашему примеру и переехали в другие помещения, тоже на территории поликлиники, – вспомнила Антония. – Теперь здесь живут около 1 500 человек».

Антония знала историю почти каждой семьи. Главная тема у всех этих историй была одинаковая: их дома сожгли, их родственников расстреляли у них на глазах; они помнят первые ночи после бегства, как они ночевали, где придется: в подвалах, под навесами, в бараках – или сами устраивали себе подобие крова; они помнят вкус собственных слез, чувство беспомощности, отчаяния и одиночества. У них не было сил противостоять этой трагедии, которая навсегда изменила их жизнь.

Дочь Антонии Хатуна старалась хоть как-то помочь детям беженцев (многие из них родились уже в изгнании). Она устроила в старой поликлинике детский сад. Пока родители скитались по городу в надежде заработать несколько лари, дети были под присмотром. Их хорошо кормили, учили петь и рисовать; они могли играть в игрушки – совсем как дети из нормальной семьи, живущие в нормальной стране. Вначале Хатуна занималась этим на добровольной основе. Год или два назад на ее работу обратили внимание гуманитарные организации и стали выделять ей средства. Антония тоже стала работать в детском саду поваром.

Хочет ли всё еще Антония вернуться домой?

За прошедшие 15 лет она побывала в своей родной деревне дважды. Оба раза она приезжала на похороны кого-то из членов ее семьи. В первый раз пограничник на абхазской границе не хотел ее пропускать. Она свободно говорила по-абхазски, сама абхазка, с абхазской стороны границы толпились, ожидая ее, родственники (в том числе ее брат). Из документов при ней был только новый грузинский паспорт и свидетельство о рождении. Прочие документы пропали еще во время бегства. В тот раз, как и во второй, только с помощью взяток она смогла пересечь эту де-факто границу.

«Да, мы хотим вернуться, – решительно сказала она. – Все наши дети учат абхазский, и мы почти ежедневно рассказываем им о нашей прежней жизни».

Я рассказал Антонии историю своей матери. Она доехала до советского Узбекистана, далеко в Средней Азии, и жила там в течение всех 1940-х гг. В годы жестокой войны, разрушившей половину мира, она мечтала только о возвращении домой. Но когда она вернулась, ей оставалось только оплакивать утраты. Вся ее семья погибла во время Холокоста. Ее прежняя жизнь тоже закончилась; новая выглядела и пахла иначе – и не только потому, что над Польшей теперь господствовал Советский Союз.

«С нами будет так же, – согласилась Антония, печально покачав головой. – Но нам нельзя так расходиться с грузинами. Когда я начала жить с грузинской семьей моего мужа, я удивлялась, насколько наши культуры похожи друг на друга. У нас схожие блюда и танцы. Нам не нужно ссориться. Простые люди ни в чем не виноваты».

В какой-то момент забрезжила надежда, что ее мечты о возвращении – каким бы трудным оно ни было – сбудутся. Абхазские лидеры, в том числе президент Багапш, открыто выступали против возвращения беженцев в центральные районы Абхазии – в Сухуми, Гудауту, Пицунду или Гагры. Они утверждали, что в советские времена Тбилиси присылал всё новых грузинских поселенцев в Абхазию, чтобы изменить ее демографический состав и ослабить связь абхазов с их территорией. Но в отношении юга политики склонялись к компромиссу и не исключали возможность возвращения беженцев.

Хотя не исключено, что Антонии, ее детям и внукам придется всю жизнь прожить в Зугдиди и умереть в вечном изгнании. Из слов Антонии я понял: для нее важнее всего, чтобы больше не было конфликтов и войн.

Красочный рынок в Зугдиди славится изобилием прекрасных свежих продуктов.

Побывав у Антонии, я пошел гулять по центру Зугдиди. Огромный красочный рынок изобиловал прекрасными свежими продуктами. Я с удовольствием прошелся по старинному бульвару, обсаженному кленами; этот бульвар застал еще досоветские времена, но был назван в честь первого постсоветского президента Грузии – Звиада Гамсахурдия. На этом бульваре был фонтан; вода била прямо из брусчатки, раскрашенной в цвета грузинского флага. Дети бегали вокруг, забегая под струи воды, а их родители наблюдали за ними с безопасного расстояния. Я зашел в местное кафе съесть харчо (суп из острого перца и мяса) и выпить рюмку чачи. В каждом овощном магазине продавались медового цвета дыни, рядом лежали сочные помидоры, вызревшие под грузинским солнцем. Меня несколько озадачило большое количество аптек и парикмахерских в центре города. Не будь я лысым, мне бы, наверно, захотелось постричься.

На улицах было много народу, но атмосфера в Зугдиди, расположенном совсем близко к фактической границе с Абхазией, была спокойной, почти сонной. Да, они смотрели по телевидению новости, в которых сообщалось о перестрелках и усиливающихся противоречиях с Южной Осетией, – сказала Нино, молодая сотрудница гостиницы. Но это ведь далеко от Зугдиди.

«В любом случае, мы привыкли к противоречиям. Даже если ситуация с Южной Осетией ухудшится, здесь всё будет хорошо».

Нино ошибалась. Не прошло и недели с начала военных действий в Южной Осетии, как российские танки пересекли реку Ингури и заняли Зугдиди.

На границе с Грузией приезжих из Абхазии обычно встречают только коровы.

Прошлогодняя  поездка Зигмунта Джечоловского в Грузию и Абхазию состоялась при поддержке Pulitzer Center for Crisis Reporting.

См. также:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

07:39 Песков не нашел достойных соперников Путину
07:36 ФРС повысила базовую ставку‍
13.12 21:02 Герман Стерлигов начал продавать розги
13.12 20:44 Порошенко призвал к примирению с Польшей
13.12 20:13 ФСИН начала проверку после публикации о VIP-камерах в «Матросской тишине»
13.12 19:50 Канада разрешила поставку летального оружия Украине
13.12 19:30 У полковника Захарченко обнаружили замок в Лондоне
13.12 19:10 Совфед назначит президентские выборы на заседании 15 декабря
13.12 18:53 Лидеры исламских стран объявили Восточный Иерусалим столицей Палестины
13.12 18:35 Роскомнадзор пригрозил блокировкой за публикацию материалов нежелательных организаций
13.12 18:19 Bon Jovi и Dire Straits войдут в Зал славы рок-н-ролла
13.12 18:06 МВД предложило выплачивать деньги сообщившим о преступлении
13.12 17:40 Верховный суд Греции решил отправить российского совладельца криптобиржи в США
13.12 17:23 Навальный представил предвыборную программу
13.12 17:17 «Победа» отказалась от взимания платы за ручную кладь
13.12 17:05 «Титаник» и «Крепкий орешек» стали национальным достоянием США
13.12 16:59 Переселение по программе реновации начнется в первом квартале 2018 года
13.12 16:57 МИД рассказал о предложении РФ обменяться с США письмами о невмешательстве
13.12 16:41 В Красноярске отыскали прах Хворостовского
13.12 16:31 Ямальский депутат объяснила появление в ее запросе «города Бундестага»
13.12 16:17 Эрдоган призвал признать Иерусалим «оккупированной» столицей Палестины
13.12 16:05 Лидер Палестины призвал отменить признание Израиля
13.12 15:46 Google назвал самые массовые запросы россиян в 2017 году
13.12 15:22 Дума ввела штрафы до 1 млн рублей за анонимность в мессенджерах
13.12 15:14 Матвиенко подтвердила личное руководство Путиным операцией в Сирии
13.12 14:54 Усманов решил избавиться от доли в «Муз ТВ» и СТС
13.12 14:38 Дума ужесточила наказание для живодеров
13.12 14:31 ГП проверит снятый с «Артдокфеста» фильм
13.12 14:21 СМИ сообщили об утерянном в Красноярске прахе Хворостовского
13.12 14:07 Московский суд отказался принять иск Кашина к ФСБ по поводу Telegram
13.12 13:42 Роскомнадзор пригрозил «Открытой России» закрытием доступа к Twitter
13.12 13:40 В янтаре найден клещ и перо динозавра
13.12 13:16 Кремль ответил на заявление Трампа о победе над ИГ
13.12 13:01 Путин внес в Думу соглашение о расширении российской базы ВМФ в Сирии
13.12 12:47 Дума приняла закон об использовании герба России в быту
13.12 12:27 Дума одобрила закон о выплатах семьям за первого ребенка
13.12 12:09 «Яндекс» и Сбербанк подписали соглашение по новому «Яндекс.Маркету»
13.12 11:51 Полпреду Николаю Цуканову предложили стать помощником президента
13.12 11:34 ФСБ не нашла никаких призывов в речи Собчак о статусе Крыма
13.12 11:31 В России установят обязательные квоты для российских вин
13.12 11:07 Два участника теракта в Буденновске получили 13 и 15 лет колонии
13.12 10:45 В московской ячейке ЕР призвали не дать оппозиции участвовать в выборах мэра
13.12 10:35 50 миллионов лет назад в Новой Зеландии водились стокилограммовые пингвины
13.12 10:31 Социологи предсказали рекордно низкую явку на выборах президента
13.12 10:23 На развитие госпоисковика «Спутник» выделили еще четверть миллиарда рублей
13.12 09:57 Источники рассказали об отказе Сбербанка и Alibaba от создания СП
13.12 09:40 Транзит российского газа восстановлен после взрыва на австрийском хабе
13.12 09:39 США пообещали вернуться к вопросу Крыма
13.12 09:21 Украина задумалась об остановке поездов в РФ
13.12 09:17 Объявлены лауреаты премии «Большая книга»
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.