Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
18 декабря 2017, понедельник, 17:57
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

06 декабря 2009, 23:44

Ограничение или легализация?

 

Говоря о трудовой миграции, сегодня принято упоминать прежде всего о проблемах: нелегальном статусе, антисанитарных условиях проживания, росте преступности, отрицательном влиянии на рынок труда в стране. Не последнее место в этом списке занимает рост негативных настроений в обществе по отношению к мигрантах и проявление ксенофобии. Однако уже много лет проблема нелегальной миграции в Россию остается без эффективного решения. В своей статье Морин Риммер и Питер Диксон на примере США рассматривают несколько сценариев разрешения проблемы нелегальной трудовой миграции — от ужесточения контроля на границах до создания специальной визовой программы, облегчающей въезд, — и экономические последствия этих решений для страны. Материал опубликован на сайте проекта Inliberty.ru.

См. также:

Краткое содержание

По последним оценочным данным, в США сегодня работает 8,3 миллиона нелегальных иммигрантов. Для решения этой проблемы предлагаются самые различные меры — от ужесточения режима охраны границы и контроля над наймом работников внутри страны до легализации уже работающих у нас иммигрантов и допуска в страну других желающих по временным визам. Политические решения, которые примет на этот счет Конгресс, способны оказать серьезное воздействие на экономическое благосостояние американцев.

В настоящем исследовании рассматривается семь различных сценариев, в том числе ужесточение контроля на границе и на рабочих местах, а также несколько вариантов легализации, включая и визовую программу, облегчающую въезд в США неквалифицированных работников на законных основаниях. Для оценки влияния всех этих сценариев на благосостояние граждан используется прикладная модель общего равновесия для США (US Applied General Equilibrium, USAGE), разработанная по заказу Комиссии по международной торговле и других американских государственных ведомств.

C помощью модели USAGE для каждого сценария взвешивается воздействие соответствующих мер на такие факторы, как доходы и расходы государства, структура и общий уровень занятости в США, объемы капиталов, имеющихся у американских домохозяйств, а также цены на импортную и экспортную продукцию. Проведенный анализ показал, что ужесточение контроля и сокращение притока малоквалифицированных иммигрантов окажут существенное негативное влияние на доходы американских семей. Небольшая экономия государственных расходов будет многократно перекрыта снижением объемов производства и сокращением количества рабочих мест, доступных для более квалифицированных американских рабочих. Шаги, которые приведут к сокращению числа малоквалифицированных рабочих-иммигрантов на 28,6% по сравнению с «нормальными» прогнозными показателями, обернутся снижением совокупного дохода американских граждан примерно на 0,5%, или на 80 миллиардов долларов.

И напротив, легализация таких иммигрантов позволит существенно повысить доходы работников-американцев и членов их семей. Она устранит выплаты проводникам-контрабандистам и иные издержки иммигрантов, связанные с нелегальным въездом в страну. Кроме того, она приведет к повышению производительности их труда и создаст новые рабочие места для американцев, обладающих более высокой квалификацией. В результате легализации на условиях оптимального визового налога объем ВВП США увеличится на 1,27%, или на 180 миллиардов долларов.

 

Введение. Методология исследования *

По состоянию на март 2008 года в США работало до 8,3 миллионов нелегальных иммигрантов, что составляет примерно 5% от общей численности рабочей силы в стране [1]. Отношение к нелегальным иммигрантам в обществе варьируется — от негативного мнения, что они лишают рабочих мест малообеспеченных американцев и тем самым способствуют их обнищанию, до позитивного мнения, согласно которому их присутствие крайне важно для американской экономики, поскольку эти люди выполняют те виды работ, за которые не хотят браться легальные резиденты. Проблема нелегальной иммиграции сегодня стала одной из важных тем политических дискуссий; озвучиваются самые различные варианты ее решения — от массовой депортации до легализации и амнистии.

Цель настоящей работы — объяснить и оценить экономические последствия различных мер в отношении нелегальной рабочей силы — от ужесточения режима охраны границ и контроля над наймом работников до создания специальной программы по временному трудоустройству, которая обеспечивала бы въезд новых иностранных рабочих в США на законных основаниях. Определяя экономические последствия того или иного решения, мы будем учитывать такие факторы, как количество незаконных иммигрантов, уровень их квалификации, профессиональную специализацию, объемы их зарплат и налогов, а также соответствующих государственных расходов. Эти данные мы совместим с информацией о структуре американской экономики и занятости. Нам необходимо будет также оценить спрос на нелегальных иммигрантов и соответствующее «предложение», а также перспективы экономического роста в США. В ходе анализа взаимосвязанных экономических последствий изменения иммиграционной политики США мы используем вариант Прикладной модели общего равновесия для США (USAGE), охватывающий 38 отраслей экономики и 50 профессий [2].

Математическая модель общего равновесия, например USAGE, позволяет нам рассчитать приблизительное экономическое воздействие изменения политического курса на отдельные, но взаимосвязанные сегменты рынка. Подобный анализ проводится с учетом взаимозависимых изменений спроса на рабочую силу и ее предложения, уровня зарплат, инвестиций в основные фонды, доходов и расходов государства, обменного курса валюты, а также объемов товарооборота. Хотя сама модель весьма сложна, ее выводы вполне доступны и для неспециалистов. Полученные с помощью USAGE результаты можно понять и объяснить с помощью всем известных экономических механизмов, например колебаний спроса и предложения, а также простых расчетов. Это позволяет читателям оценить наши результаты как с точки зрения правдоподобности лежащей в их основе теории, так и в плане надежности самих данных [3].

В настоящем исследовании семь имитационных экспериментов в рамках модели USAGE используются для расчета экономических последствий различных политических решений проблемы нелегальной иммиграции. В ходе первых двух имитаций речь идет об ограничении такой иммиграции: первый вариант имитационного моделирования связан с ужесточением охраны границы, второй — с усилением контроля на территории самих США.

Остальные пять имитаций связаны с анализом различных вариантов замены нелегальной миграции специальными визовыми программами. В рамках этих программ американские работодатели получат возможность предлагать иностранцам временное трудоустройство. Подобное изменение иммиграционной политики позволит в основном устранить платежи «проводникам»-контрабандистам и другие издержки, связанные с незаконным въездом в страну, способствуя росту «предложения» услуг гастарбайтеров, как мы отныне станем называть таких работников.

В ходе имитации 3 мы исходим из того, что трудовые характеристики (например, производительность) у гастарбайтеров аналогичны тем, что были заложены для нелегальных иммигрантов в рамках имитаций 1 и 2. В ходе имитаций 4 и 5 мы предполагаем, что в результате легализации трудовые характеристики рабочих-иммигрантов по каждой профессии приблизятся к характеристикам работников-американцев. Это означает, что гастарбайтеры будут обладать большей производительностью труда, чем нелегальные иммигранты, и смогут заменить американских рабочих по соответствующим специальностям. В рамках имитаций 6 и 7 мы вводим дополнительный параметр: визовый налог. Его должны выплачивать работодатели, желающие получить разрешение на наем рабочего-иностранца. Этот налог можно использовать для контроля над количеством гастарбайтеров и для частичной передачи американцам прибавочной стоимости, создаваемой иностранными рабочими. Указанный излишек представляет собой разницу между стоимостью продукции, которую они могут произвести, и зарплатой, за которую они готовы предоставлять свои трудовые услуги.

В рамках модели USAGE воздействие изменений в иммиграционной политике на благосостояние американских семей проявляется в виде шести факторов: 1) прямого влияния на объем продукции, производимой нелегальными иммигрантами или гастарбайтерами, за вычетом издержек на их наем; 2) влияния на структуру занятости работников-американцев; 3) влияния на объем капитала, принадлежащего американским семьям; 4) влияния на уровень занятости легальных резидентов в США; 5) влияния на государственные расходы; и 6) влияния на макроструктуру цен, особенно экспортно-импортных. Ниже мы остановимся на этих шести факторах подробнее.

Для имитации эффектов каждого варианта изменения политики необходимы два «прогона» модели: в «нормальном режиме» и в «политическом» — с поправкой на изменения. Цель прогона в нормальном режиме — создать правдоподобный прогноз ситуации на период до 2019 года при сохранении статус-кво; второй же прогон позволяет определить отклонения от этого прогноза, порожденные соответствующими изменениями политического курса. В основном речь идет о процентных изменениях переменных (таких, как уровень оплаты труда и занятости) по сравнению с их прогнозными величинами.

Для «нормального» прогноза мы исходим из того, что нынешний спад в мировой экономике будет непродолжительным. Согласно этому прогнозу количество иностранных рабочих-нелегалов возрастет с 7,3 миллионов в 2005 году (который мы берем за точку отсчета) до 12,4 миллионов в 2019-м: таким образом, темпы роста должны составить 3,8% в год. Быстрый рост занятости нелегалов будет происходить на фоне более умеренного увеличения (примерно на 1% в год) общего притока нелегальных иммигрантов. Причина этого заключается в том, что в 2005 году общий приток нелегалов был велик, поэтому даже в отсутствие роста нелегальной иммиграции «пул» рабочих-нелегалов в США будет быстро увеличиваться. При этом рост занятости людей, работающих в стране на законных основаниях, составит лишь 1% в год.

В настоящей статье мы будем использовать понятия «несанкционированные» или «нелегальные» иммигранты для обозначения работников, находящихся в стране без действующих документов. Однако в ходе анализа мер, которые позволили бы им работать в США на временной основе, было бы некорректно и неправильно по-прежнему называть их «нелегалами». В таких случаях, как мы ожидаем, большинство этих людей превратится из нелегальных иммигрантов в так называемых гастарбайтеров. Говоря об «американских семьях» или «работниках-американцах», мы имеем в виду всех, кто проживает в Соединенных Штатах, за исключением нелегальных иммигрантов и гастарбайтеров. Речь идет как о гражданах США, так и тех, кто имеет вид на постоянное жительство в стране.

 

Краткое изложение результатов: выгоды от легализации

Один из важных выводов исследования состоит в том, что ужесточение пограничного режима (имитация 1) обернется существенным падением благосостояния американских семей. Главный его результат будет заключаться в повышении зарплат нелегальных иммигрантов, которые останутся на территории США, т.е., по сути, речь идет о перераспределении доходов легальных резидентов в их пользу. Кроме того — и это еще важнее — ограничение притока «нелегалов» приведет к перекосу в структуре занятости работников-американцев в пользу низкооплачиваемых рабочих мест, не требующих высокой квалификации, поскольку они станут более привлекательными и доступными по сравнению с высокооплачиваемой работой. В конечном итоге это обернется общим сокращением производительности труда работников-американцев, а следовательно и снижением их средней реальной зарплаты.

Негативные последствия ужесточения мер контроля внутри страны (имитация 2) по масштабам не уступят первому варианту (имитация 1). В данном случае повышение стоимости нелегальной рабочей силы, вызванное дефицитом, не реализуется в виде роста зарплаты этих работников, а растрачивается на действия работодателей, призванные избежать уголовного преследования, включая наем адвокатов, бухгалтеров и других специалистов. Пользуясь терминологией экономической науки, можно сказать, что повышение стоимости нелегальной рабочей силы, вызванное ее дефицитом, преобразуется в социальные издержки монополии.

По итогам имитации 1 получается, что ужесточение охраны границ сдвигает кривую предложения нелегальной рабочей силы вовнутрь настолько, что количество таких работников в США к 2019 году снизится на 28,6% — с 12,4 миллионов при «нормальном» прогнозе до 8,8 миллионов в прогнозе с учетом изменений политического курса. Это приведет к снижению совокупного благосостояния американских семей на 0,55% от валового внутреннего продукта, или на 80 миллиардов долларов при его нынешнем объемеp [4]. Сценарий с ужесточением контроля внутри страны (имитация 2) должен повлиять на уровень занятости нелегальных иммигрантов аналогичным образом. В этом случае снижение благосостояния американцев составит 0,45% от ВВП.

В рамках имитаций 3–7 легализация приводит к сдвигу кривой предложения иностранной рабочей силы (теперь уже гастарбайтеров) вовне. Для большей сравнимости с имитациями 1 и 2 мы исходим из того, что процентный прирост предложения такой рабочей силы для любого конкретного уровня зарплат (после уплаты налогов) будет таким же, как его процентное сокращение в рамках имитации 1.

Результаты имитации 3 фактически противоположны тем, что мы получили в ходе имитаций 1 и 2. Легализация приведет к значительному росту благосостояния американских семей. После нее предложение трудовых услуг иммигрантов (теперь гастарбайтеров) увеличится, а средний уровень их зарплат снизится. В то же время усиление притока гастарбайтеров окажет позитивное воздействие на структуру занятости и объем средней реальной зарплаты работников-американцев. Разрешение на легальный въезд в страну малоквалифицированных рабочих приведет к повышению благосостояния американских семей в размере 0,57% ВВП. Имитация 4 — здесь мы исходим из предположения, что работодатели будут с большей готовностью нанимать малоквалифицированных гастарбайтеров вместо американцев с тем же уровнем квалификации – подводит к аналогичным выводам.

Благосостояние американских семей в результате легализации вырастет еще больше, если — как мы предполагаем в рамках имитационных экспериментов 5–7 — она приведет к повышению производительности труда работников-иммигрантов. Это будет способствовать увеличению доходов американцев двумя способами. Во-первых, Министерство финансов сможет перераспределить этот прирост производительности в пользу американских семей через визовый налог. Во-вторых, повышение производительности труда усиливает позитивное воздействие легализации на структуру занятости. В этом случае гастарбайтеры все больше будут заменять американцев при выполнении неквалифицированных, а значит и малооплачиваемых работ.

Исходя из предположения о том, что легализация приведет к повышению производительности труда гастарбайтеров на 12,5%, мы по итогам имитации 5 получаем следующий результат: рост совокупного благосостояния американских домохозяйств составит 1,19% ВВП, или 170 миллиардов долларов. В рамках имитаций 6 и 7, где вводится визовый налог, благосостояние американцев увеличивается примерно в таком же объеме.

Среди других важных выводов следует отметить, что дополнительный приток малоквалифицированных иммигрантов не приведет к росту безработицы среди американцев с тем же уровнем квалификации. Результаты моделирования говорят о том, что количество рабочих мест для малоквалифицированных работников-американцев сократится, но это не означает, что безработица среди них вырастет. При увеличении количества въезжающих в страну неквалифицированных иммигрантов объем ВВП США также возрастет, что обернется созданием большего количества рабочих мест для квалифицированных работников. Со временем некоторые американцы, не имеющие высокой квалификации, продвинутся по профессиональной лестнице, что, кстати, ослабит и давление в сторону понижения оплаты труда тех резидентов, что продолжат заниматься неквалифицированным трудом.

Наш анализ демонстрирует, что легализация представляет собой один из важнейших элементов разумной иммиграционной политики. Она устранит плату за незаконный переход границы и иные издержки, которые несут нелегальные иммигранты. Легализация также позволит повысить производительность труда иммигрантов (которые после этого станут гастарбайтерами). Оба эти эффекта создадут в экономике прибавочный продукт — за счет увеличения стоимости, создаваемой иностранными работниками по отношению к зарплате, которая их устраивает. Затем эта прибавочная стоимость может быть перераспределена в пользу американских семей.

Принятие правильных решений в рамках иммиграционной политики имеет немалое значение для повышения благосостояния американцев. Наши имитационные эксперименты демонстрируют, что разница между долгосрочными последствиями в плане этого благосостояния в зависимости от самых неверных и самых правильных политических шагов из тех, что мы рассматривали, — т.е. «закручивания гаек», рассмотренного в рамках имитации 1, или либерализации иммиграционной политики с введением оптимального визового налога, проанализированной в рамках имитации 7, — измеряется суммой в 260 миллиардов долларов в год.

 

Воздействие иммиграционной политики на экономику

В рамках модели USAGE учитываются шесть основных факторов, влияющих на долгосрочные эффекты изменений в иммиграционной политике с точки зрения благосостояния американских семей:

Прямое воздействие. Первый фактор заключается в изменении объема ВВП США, напрямую связанном с изменением масштаба занятости гастарбайтеров или нелегальных иммигрантов за вычетом издержек их найма для экономики. Во всех случаях, кроме имитации 2, эти издержки рассчитываются исходя из размера зарплаты иммигрантов за вычетом налогов, которые они платят в Соединенных Штатах. В рамках имитации 2 в издержки также включаются расходы на юристов, бухгалтеров и иных специалистов, нанимаемых работодателями, чтобы избежать обысков, закрытия предприятий и уголовного преследования.

Воздействие на структуру занятости. Нелегальные иммигранты в основном выполняют виды работ, не требующие высокой квалификации и, соответственно, с низкой оплатой. Ограничение нелегальной иммиграции создает дополнительные возможности для занятости работников-американцев на таких рабочих местах. В то же время оно приведет к снижению ВВП, и, тем самым, к сокращению занятости для квалифицированных и высокооплачиваемых работников-американцев. В конечном итоге результатом ужесточения иммиграционной политики станут сдвиги в структуре занятости, в целом снижающие производительность труда американских работников. И напротив, в условиях либерализации этой политики в структуре занятости американцев произойдут сдвиги, способствующие повышению производительности их труда. Подробнее на этом мы остановимся ниже.

Воздействие на объем капиталов. В долгосрочном плане изменения в сфере предложения рабочей силы ведут к изменению совокупного объема капиталов в США и долей этих капиталов, принадлежащих американским гражданам и иностранцам. Рассчитывая воздействие иммиграционной политики на благосостояние граждан по модели USAGE, мы принимаем во внимание изменения в доходах США, связанных с изменением доли совокупного капитала, принадлежащей американцам, и, соответственно, объема налоговых поступлений в казну от капиталов, которыми владеют иностранцы.

Воздействие на уровень занятости в США. В рамках нашего имитационного моделирования мы исходим из допущения, что изменения в политике по отношению к нелегальным иммигрантам не влияют на предложение американской рабочей силы. Тем не менее, политические решения в иммиграционной сфере могут оказывать постоянное и долгосрочное воздействие на совокупный уровень занятости работников-американцев. Это связано с тем, что равновесный уровень безработицы среди малоквалифицированных работников выше, чем среди квалифицированных. Следовательно, совокупный масштаб занятости среди работников-американцев уменьшается (или увеличивается) в результате сдвигов в структуре занятости в сторону неквалифицированных (или квалифицированных) специальностей. Изменения в совокупном масштабе занятости работников-американцев обусловливают изменения в их доходах и благосостоянии, выходящие за рамки количественных результатов воздействия на структуру занятости. Кроме того, изменения в иммиграционной политике чреваты и временными эффектами в плане занятости работников-американцев: корректировка уровня зарплат, ликвидирующая разрыв между спросом и предложением рабочей силы, требует определенного времени.

Воздействие на государственные расходы. Сокращение количества нелегальных иммигрантов, работающих в Соединенных Штатах, позволит снизить связанные с ними государственные расходы, в частности, на начальное образование, неотложную медицинскую помощь и деятельность исправительных учреждений. Это позволит повысить благосостояние американцев — либо за счет сокращения налогового бремени, либо за счет расширения масштабов услуг, предоставляемых государством американским семьям. С другой стороны, увеличение количества гастарбайтеров обернется негативным последствиями с точки зрения расходов государства на социальные нужды. Следует отметить, что в данном случае речь идет только о государственных расходах, без учета налогов, которые платят иммигранты. Эти налоги учитываются при расчете прямого воздействия на объем ВВП.

Ценовые макроэффекты. Одним из преимуществ сокращения занятости нелегальных иммигрантов для США, а следовательно и снижения объема ВВП страны, станет изменение в благоприятную сторону мировых цен на внешнеторговые товары и услуги. Снижение спроса на импортные товары из-за относительного уменьшения числа людей, живущих в США, приведет к падению цен на эти товары, а сокращение производства экспортных товаров, напротив, приведет к повышению цен на них. Соответственно, возникнет благоприятная динамика «внешнеторговой конъюнктуры» — соотношения цен на экспортные и импортные товары. Это позволит американским семьям увеличить объем потребления при имеющемся объеме производства и капиталов: для получения любого конкретного объема импортных товаров им можно будет вывозить за рубеж меньше товаров и услуг. В техническом же плане улучшение внешнеторговой конъюнктуры позволяет увеличить реальный ВВП или уровень благосостояния американских семей за счет повышения цен на произведенную в США продукцию по отношению к стоимости товаров и услуг, потребляемых американскими гражданами. Любые политические меры, способствующие увеличению объема ВВП США, приводят к противоположному результату — за счет повышения «веса» Америки в мировой экономике, роста относительных цен на импортные товары и снижения цен на предметы экспорта внешнеторговая конъюнктура для страны меняется к худшему.

 

Как ограничение иммиграции снижает благосостояние американцев

Семь наших имитационных экспериментов можно разделить на две категории. Первый набор, состоящий из имитаций 1 и 2, связан с выяснением последствий ужесточения политики в отношении нелегальных иммигрантов. В рамках второго набора — имитаций 3–7 — мы, исходя из различных допущений, рассчитываем последствия либерализации политики превращения нелегальных иммигрантов в гастарбайтеров. Основные долгосрочные результаты семи имитационных экспериментов показаны в таблице 1. В строке, выделенной темным, приводятся оценочные данные о последствиях изменений в иммиграционной политике в плане экономического благосостояния американских семей (речь идет обо всех людях, проживающих в США, кроме нелегальных иммигрантов и гастарбайтеров). Эти последствия рассчитываются на основе различий в прогнозных показателях реального ВВП американских семей на 2019 год. Сам ВВП американских семей измеряется путем вычета из совокупного объема ВВП (т.е. ВВП без чистого дохода, поступающего иностранным инвесторам) доходов нелегальных иммигрантов или гастарбайтеров после уплаты налогов [5].

Точка отсчета: «нормальный» прогноз

Чтобы рассчитать изменение доходов граждан, вызванное теми или иными политическими мерами, для начала надо определить базовый сценарий. В рамках этого базового сценария устанавливаются исходные показатели занятости, доходов домохозяйств, уровня зарплат и иных индикаторов на определенный момент в будущем в том случае, если нынешняя политика останется без изменений. Наиболее важные аспекты прогона в «нормальном режиме» связаны с количеством нелегальных иммигрантов и их долей в совокупном фонде заработной платы (т.е. общем объеме зарплат, выплачиваемых в экономике).

Создавая «нормальный» прогноз, мы учли тот факт, что в 2005 году количество занятых нелегальных иммигрантов выросло на 5,5%: их чистый приток составил 400 000 человек, а в США к тому времени уже работало 7,3 миллиона «нелегалов». В отсутствие новых политических инициатив в этой области со стороны властей США увеличение чистого притока нелегальных иммигрантов в будущем скорее всего будет носить умеренный характер, поскольку рост населения в Мексике, откуда прибывает большинство из них, замедлился [6]. Мы предполагаем, что к 2019 году это увеличение чистого притока составит не более 1%. В соответствии с этим допущением, рост количества нелегальных иммигрантов, занятых в американской экономике, замедлится, но все же в течение рассматриваемого периода будет составлять в среднем 3,8% в год. Таким образом, если в 2005 году их число составляло 7,3 миллиона [7], то к 2019 году оно в рамках «нормального прогноза» вырастет до 12,4 миллионов.

Другие результаты нашего «нормального» прогноза заключаются в том, что среднегодовые темпы роста за период с 2005 до 2019 года должны составить: 3% для реального ВВП, 3,2% для реального объема частного потребления, 4% для реального объема инвестиций, 2% для реального объема государственного потребления, 6% и 5%, соответственно, для реального экспорта и импорта и 1% для количества занятых в экономике работников-американцев. Все эти прогнозы носят умеренный характер и основываются на предположении о том, что нынешний спад в мировой экономике будет недолговечным. Разумная вариабельность в этих прогнозных макропоказателях не влияет на наши выводы относительно иммиграционной политики.

С учетом того, что количество занятых в экономике работников-американцев будет расти всего на 1% в год, а нелегальных иммигрантов — на 3,8% в год, доля последних в составе рабочей силы должна увеличиться с 4,98% в 2005 году до 7,17% в 2019-м. Поскольку нелегальные иммигранты выполняют низкооплачиваемую работу, их доля в совокупном фонде оплаты труда меньше, чем в общем количестве занятых. Согласно базовому прогнозу она должна увеличиться с 2,69% в 2005 году до 3,64% в 2019-м.

В рамках всех имитационных экспериментов мы исходим из предположения о том, что соответствующие изменения в иммиграционной политике произойдут в период с 2006 по 2009 год. Возможно, естественнее выглядел бы анализ политических решений, которые будут приняты в будущем, но мы все же взяли за точку отсчета 2006 год, поскольку наши базовые данные о нелегальной иммиграции относятся к 2005 году. Хотя некоторые из полученных нами результатов затрагивают непосредственные последствия изменений в иммиграционной политике, основные выводы относятся к 2019 году — т.е. ситуации, которая может сложиться через 10 лет после шокового воздействия соответствующих решений. Мы трактуем эти результаты в десятилетней перспективе как долгосрочные или устойчивые последствия. И на эти устойчивые последствия не влияет то, какую точку отсчета мы выбрали — 2006 год или более позднюю дату.

Имитация 1: ужесточение пограничного режима

В рамках этого имитационного моделирования мы рассчитываем воздействие на американскую экономику сокращения предложения иностранной рабочей силы в результате ужесточения режима охраны границ. Мы остановимся на результатах имитации 1 подробнее, чем на всех остальных, поскольку среди предложений об изменении иммиграционной политики ужесточение пограничного режима пользуется наибольшей популярностью. Кроме того, детальный разбор этого варианта поможет прояснить выводы остальных имитаций.

Имитацию 1 можно истолковать как усиление трудностей, с которыми сталкиваются потенциальные иммигранты при незаконном проникновении на территорию США. В частности, можно ожидать увеличения сумм, которые будут требовать с них проводники-контрабандисты, а также финансовых и иных рисков при попытках нелегального перехода границы. В рамках данного имитационного эксперимента ужесточение охраны границ оборачивается повышением затрат, связанных с ее незаконным переходом, примерно на 5000 долларов. Как видно из строки 9 таблицы 1, это приведет к достаточному сокращению притока нелегальных иммигрантов, чтобы в долгосрочном плане количество таких лиц, работающих в США, уменьшилось на 28,6%.

Таблица 1. Долгосрочное (по состоянию на 2019 год) воздействие возможных изменений в иммиграционной политике на благосостояние американцев (за исключением гастарбайтеров и незаконных иммигрантов),%
Экономические последствия Ограничение въезда Либерализация иммиграции
1 2 3 4 5 6 7
1 Ужесточение охраны границ
2 Ужесточение контроля внутри страны
3 Характеристики иммигрантов не меняются
4 Рост занятости
5 Рост занятости и производительности труда
6 Рост занятости и производительности плюс нейтрализующий иммиграцию визовый сбор
7 Рост занятости и производительности плюс оптимальный визовый сбор
1 Прямое воздействие –0,29 –0,35 0,31 0,27 0,57 0,8 0,75
2 Воздействие на структуру занятости –0,31 –0,22 0,32 0,41 0,73 0,15 0,48
3 Воздействие на объем капиталов –0,24 –0,26 0,26 0,28 0,49 0,24 0,39
4 Воздействие на занятость в США –0,11 –0,08 0,11 0,11 0,26 0,02 0,16
5 Воздействие на государственные расходы 0,17 0,17 –0,19 –0,23 –0,32 0,00 –0,17
6 Ценовые макроэффекты 0,23 0,29 –0,24 –0,28 –0,55 –0,06 –0,34
Благосостояние (реальный ВВП американских домохозяйств) –0,55 –0,45 0,57 0,56 1,19 1,15 1,27
Уровень занятости и зарплат гастарбайтеров и нелегальных иммигрантов
7 Реальные издержки работодателя (на 1 человека) 9,2 9,1 –7,7 –4,8 1,3 13,0 6,0
8 Уровень реальной зарплаты после уплаты налогов 9,2 –17,3 –7,7 –4,8 1,3 –21,6 –8,7
9 Количество занятых –28,6 –28,4 32,0 38,7 53,2 0,0 29,3
10 Реальные издержки работодателей (в единицах эффективности) 9,2 9,1 –7,7 –4,8 –11,4 –1,1 –7,3
11 Занятость (в единицах эффективности) –28,6 –28,4 32,0 38,7 75,1 14,3 47,8
12 Реальная зарплата без налогов (в единицах эффективности) 9,2 17,3 –7,7 –4,8 –11,4 –31,4 –20,1
Источник: расчеты авторов.

Сокращение количества работников-«нелегалов» на 28,6% вызовет в экономике эффект камня, брошенного в воду, и его последствия будут весьма серьезны. В частности, в долгосрочной перспективе объем основных фондов экономики США (речь идет о промышленном оборудовании, зданиях, дорогах и иной инфраструктуре) уменьшится на 1,7%; затраты труда — на 1,6%; производство товаров и услуг (т.е. ВВП) — на 1,6%. Общей уровень занятости среди работников-американцев снизится незначительно, поскольку из-за структурной безработицы многие из них перейдут на рабочие места, требующие меньшей квалификации. В каких-то отраслях начнется спад, в других — рост, но эти перемены не будут носить радикального характера и их причины не обязательно будут связаны с использованием труда нелегальных иммигрантов. (Подробнее о воздействии мер, предусмотренных имитацией 1, на отдельные сектора экономики, структуру занятости и уровень зарплат см. приложение А.)

При более тщательном изучении шести основных последствий в рамках имитации 1, мы обнаруживаем:

1. Прямое воздействие. Данный эффект касается изменений в объеме производства, напрямую вызванных изменением количества занятых в экономике нелегальных иммигрантов за вычетом издержек, связанных с их работой. Сокращение этого количества на 28,6% по сравнению с базовым показателем приведет к повышению зарплаты оставшихся работников-«нелегалов» на 9,2%. Это главная причина, по которой прямое воздействие мер, рассматриваемых в ходе имитации 1, имеет ярко выраженный негативный характер. С учетом прямых и косвенных налогов, выплачиваемых иммигрантами, непосредственное воздействие ужесточения пограничного режима на экономику заключается в устойчивом сокращении базового объема ВВП американских семей на 0,29% в год. (Технический анализ этого прямого воздействия дается в приложении Б.)

2. Воздействие на структуру занятости. Ограничение притока нелегальных иммигрантов изменит профессиональную структуру занятости работников-американцев и приведет к снижению средней почасовой оплаты их труда на 0,46%. Это произойдет из-за того, что сокращение количества нелегальных иммигрантов приведет к увеличению числа вакансий в низкооплачиваемых профессиях. В то же время из-за того, что рабочих-«нелегалов» станет меньше, общий объем ВВП США снизится по сравнению с базовым показателем, а это обернется сокращением рабочих мест для квалифицированных и высокооплачиваемых категорий трудящихся. Со временем изменение структуры занятости обернется оттоком американцев в отрасли с меньшей производительностью труда и меньшей оплатой. К 2019 году это обернется для легальных резидентов потерей примерно 45 миллиарда долларов (в ценах 2009 года): данная цифра получается перемножением «зарплатного эффекта» на размер совокупного фонда оплаты труда американцев. В плане благосостояния это обернется сокращением совокупного дохода американских домохозяйств на 0,31%.

Долгосрочный сдвиг в структуре занятости, обусловленный ужесточением пограничного контроля, не означает, что нынешним работникам-американцам придется менять род занятий. В каждой профессии сокращение предложения трудовых услуг «нелегалов» создает возможности для их замены американцами. С другой стороны, объем ВВП уменьшается, и это оказывает негативное воздействие на возможности в плане занятости для тех американцев, что ищут работу, требующую высокой квалификации. Позитивный «эффект замещения» затрагивает прежде всего низкооплачиваемые виды работ, где сегодня занято много нелегальных иммигрантов. А негативные последствия снижения ВВП касаются в основном высокооплачиваемых специальностей, где в настоящее время трудится мало «нелегалов». Таким образом, мы наблюдаем увеличение количества вакансий в низкооплачиваемых профессиях по сравнению с высокооплачиваемыми, что позволяет первым поглощать больший процент людей, начинающих свою трудовую деятельность, а также безработных.

Другой способ анализа изменений в структуре занятости работников-американцев связан с тем фактом, что на рынке труда всегда существует дефицит рабочих мест. В любой конкретный момент не все, кто желает получить работу по конкретной специальности, могут ее найти. Таким образом, кому-то приходится довольствоваться тем, что есть. Например, выпускник вуза, хотевший работать экономистом, вынужден удовлетвориться должностью администратора, выпускник школы, стремившийся стать полицейским, находит место лишь в частном секторе, а безработный шеф-повар может устроиться только в закусочную. Именно этот процесс «перетасовки» объясняет причины, по которым сокращение количества нелегальных иммигрантов ограничивает выбор рабочих мест для квалифицированных американцев, что в долгосрочной перспективе приводит к снижению их производительности труда и доходов.

3. Воздействие на объем капиталов. По результатам имитации 1 в долгосрочной перспективе мы имеем отклонение от «нормального» совокупного объема капиталов в сторону уменьшения — на 1,7%. Поскольку отдача от капиталов составляет 26% ВВП, подобное сокращение снижает ВВП на 0,44% (1,7 помноженное на 0,26). Впрочем, это снижение ВВП не равнозначно сокращению благосостояния американских семей. Последнее можно рассчитать, прибавив к той доле недополученных доходов от капитала, что принадлежит гражданам США, налоговый компонент доли, принадлежащей иностранцам. В рамках имитации 1 на долю американцев приходится примерно 40% от общего сокращения капиталов. Приняв это во внимание и введя поправку на «налоговые эффекты» доли, принадлежащей иностранцам, мы выясняем, что сокращение ВВП на 0,44% приводит в долгосрочной перспективе к снижению благосостояния американцев на 0,24%.

4. Воздействие на занятость в США. Ужесточение режима охраны границы к 2019 году обернется снижением занятости в США на 0,16%. Прямые потери в плане зарплаты для работников-американцев от такого сокращения составят примерно 15 миллиардов долларов (в долларах 2009 года). Ущерб для американских семей будет немного больше, поскольку сокращение занятости в США приведет и к уменьшению поступлений в казну от косвенного налогообложения. Приняв это во внимание, мы получаем цифру недополученных доходов, равную 16 миллиардам долларов. С точки зрения совокупного ВВП американских домохозяйств эти потери составят в 2019 году 0,11%.

5. Воздействие на государственные расходы. Оценивая объем государственного потребления, мы исходим из того, что его расходы на душу населения — как в отношении законных резидентов, так и в отношении нелегальных иммигрантов — пропорциональны объему потребления законных резидентов на душу населения. Коэффициент пропорциональности для нелегальных иммигрантов задается в размере 0,49% от показателя для законных резидентов (из-за более низких расходов они потребляют на душу населения примерно вдвое меньше общественных благ, чем законные резиденты) [8]. Таким образом, мы делаем три предположения: 1) по мере роста благосостояния законных резидентов они требуют большего количества благ от государственного сектора; 2) «отсечь» нелегальных иммигрантов от процесса повышения качества общественных благ, предоставляемых законным резидентам, невозможно; но 3) не все блага государства, доступные законным резидентам, распространяются на нелегальных иммигрантов. В рамках «нормального» прогноза в 2019 году доля нелегальных иммигрантов в общей численности рабочей силы должна составить 7,17%. Мы предполагаем, что такова же будет и их доля в составе всего населения и что коэффициент 0,49 сохранится и к этому периоду. Таким образом, к 2019 году доля ассигнований на нелегальных иммигрантов в совокупных расходах государства должна составить 3,65% [9]. При сокращении количества работающих нелегальных иммигрантов на 28,6% расходы государственного сектора к 2019 году снизятся на 1,04% (28,6% от 3,65%). Высвобождение этого 1,04% позволит повысить благосостояние американских домохозяйств на 24 миллиарда долларов, или примерно 0,17% от их совокупного ВВП.

6. Ценовые макроэффекты. В рамках имитации 1 сокращение количества нелегальных иммигрантов приводит к снижению ВВП США; это, в свою очередь, вызывает изменение мировых цен в благоприятную для американцев сторону. Снижение ВВП по сравнению с базовым показателем улучшает внешнеторговую конъюнктуру для США: американские потребители будут приобретать импортные товары по более низким ценам, а производители смогут продавать экспортные товары дороже. К 2019 году снижение цен на импорт и повышение цен на экспорт приведет к сокращению ценового индекса потребления частных лиц и государства по отношению к ценовому индексу ВВП на 0,23% [10]. В результате покупательная способность ВВП американских семей, т.е. их благосостояние, увеличивается на 0,23%.

Совокупное воздействие на благосостояние

При совмещении всех шести эффектов совокупное воздействие ужесточения пограничного режима на благосостояние американских семей оказывается однозначно негативным. Ограничение нелегальной иммиграции будет им выгодно в плане сокращения государственных расходов на «нелегалов» и благоприятного изменения внешнеторговой конъюнктуры. Однако эти преимущества с лихвой сводятся на нет снижением объема производства за счет сокращения занятости иммигрантов, менее благоприятной в плане оплаты труда структурой занятости для работников-американцев, сокращением доходов и поступлений от налогов на капитал и общего уровня занятости американцев.

Чистый эффект для американских семей по итогам имитации 1 заключается в сокращении к 2019 году реального ВВП, а также частного и государственного потребления на 0,55% по сравнению с базовым прогнозным показателем. На наш взгляд, это означает, что политические решения, взятые за исходную точку в ходе имитации 1, приведут к устойчивому снижению благосостояния американских домохозяйств на 0,55%. Для читателей, предпочитающих, чтобы эти выводы были выражены в долларах 2009 года, поясним: в денежном исчислении оно выражается суммой в 80 миллиардов долларов в год.

Имитация 2: ужесточение контроля внутри страны

В рамках данной имитации мы рассчитываем последствия сокращения спроса на трудовые услуги нелегальных иммигрантов из-за принудительных мер правительства: обысков, закрытия предприятий и жесткого уголовного преследования людей, нанимающих их на работу. Мы предполагаем, что работодатели в ответ будут нанимать юристов, бухгалтеров и прочих специалистов, чтобы свести к минимуму возможный ущерб. Для большей сопоставимости между имитацией 1 (ограничение предложения) и имитацией 2 (ограничение спроса) мы рассчитываем рост издержек предприятий в рамках имитации 2 таким образом, чтобы их долгосрочное воздействие на занятость нелегальных иммигрантов было приблизительно таким же, как и в имитации 1. Политические решения, предусмотренные имитацией 2, приводят к снижению спроса на труд нелегальных иммигрантов за счет дополнительных издержек для работодателей. В отличие от имитации 1, речь идет не о сокращении предложения рабочей силы «нелегалов», а именно о спросе, который уменьшается путем повышения издержек, связанных с наймом таких работников, за счет ужесточения регулирования.

Как видно из таблицы 1, в данном случае общее воздействие шести факторов, влияющих на благосостояние, оказывается примерно таким же, как и в результате имитации 1. Тем не менее, здесь существуют и весьма интересные различия.

В рамках имитации 2 мы исходим из предположения, что после соответствующих политических решений для использования труда нелегальных мигрантов необходимо будет нанимать дополнительных специалистов-американцев, а это означает, что подобные меры должны относительно благоприятно отразиться на занятости высокооплачиваемых отечественных работников. Этим объясняется их менее негативное воздействие на структуру занятости по сравнению с имитацией 1, поскольку негативные последствия сокращения нелегальной иммиграции в данном случае отчасти компенсируются созданием высокооплачиваемых рабочих мест для юристов и бухгалтеров.

Более благоприятный по сравнению с имитацией 1 ценовой макроэффект в имитации 2 объясняется тем, что в рамках последней объем экспорта оказывается ниже. В результате валютные цены экспортных товаров повышаются. Но почему это происходит? Необходимость найма отечественных специалистов в дополнение к «нелегалам» эквивалентна шагу назад в технологическом плане: для производства такого же объема продукции потребуется больший объем факторов производства. Подобный «шаг назад» снижает объем ВВП как прямо, так и косвенно — за счет сокращения основного капитала. Поскольку по результатам имитации 2 ВВП снижается сильнее, чем в имитации 1, США и импортируют, и экспортируют меньше товаров и услуг.

Более негативные последствия прямого воздействия на ВВП в рамках имитации 2 по сравнению с имитацией 1 обусловливаются «налоговым эффектом». Чтобы его понять, необходимо сначала остановиться на ситуации с уровнем зарплат. В рамках имитации 2 уровень зарплат нелегальных иммигрантов после уплаты налогов (таблица 1, строка 8) снижается на 17,8%, а в рамках имитации 1 он, напротив, повышается на 9,2%. В то же время обе имитации дают почти одинаковые результаты в плане повышения реальных издержек работодателей на использование труда нелегальных иммигрантов в пересчете на одного человека (9,2% и 9,1% — см. табл. 1, строку 7). В рамках имитации 2 различие между уровнем чистой зарплаты и издержек объясняется оплатой услуг юристов и иными расходами, призванными избавить работодателей от уголовного преследования. В отличие от имитации 1, в рамках имитации 2 «бонус от дефицита» в результате ограничения нелегальной иммиграции за счет повышения доходов упомянутых специалистов превращается при использовании их услуг в чистые социальные издержки от монополии. Так или иначе, американские домохозяйства этих доходов не получают. Существует, однако, различие в косвенных налоговых эффектах. Если, как это происходит в рамках имитации 1, «бонус от дефицита» существует в форме более высоких зарплат нелегальных иммигрантов, Министерство финансов отчуждает часть этого «бонуса» через налогообложение, и данные суммы можно использовать для повышения благосостояния американских семей. Однако в рамках имитации 2 он превращается в чистые издержки для общества, никакого перераспределения в пользу американских семей за счет налогового механизма не происходит. Подобное отличие и обусловливает тот факт, что прямое негативное воздействие на экономику в имитации 2 проявляется сильнее, чем в имитации 1.

В совокупности последствия ужесточения контроля внутри страны по итогам имитации 2 к 2019 году должны сократить уровень благосостояния американских домохозяйств на 0,45%.

Наша модель демонстрирует, что еще большее, чем в имитациях 1 и 2, сокращение нелегальной иммиграции лишь сильнее снизит благосостояние американцев. На практике потери доходов американских семей будут примерно пропорциональны сокращению количества нелегальных мигрантов. Таким образом, если их число сократится вдвое больше, чем мы прогнозируем, это удвоит и снижение благосостояния американцев.

 

Как легализация неквалифицированных работников способна повысить доходы американских семей

В отличие от двух имитационных экспериментов, предусматривающих исключительно ужесточение принудительных мер, результаты всех сценариев, связанных с легализацией нелегальных иммигрантов, показывают, что в этом случае доходы американских домохозяйств повысятся. В первых двух вариантах непосредственное воздействие на объем ВВП, влияние на структуру занятости, объем капиталов и количество занятых американцев носят негативный характер: они снижают благосостояние американских семей. Однако в рамках пяти имитаций, связанных с легализацией, эти же эффекты приобретают противоположное значение — доходы американцев увеличиваются. Воздействие легализации на государственные расходы и внешнеторговую конъюнктуру, правда, оказывается отрицательным, но эти потери с лихвой компенсируются повышением доходов, связанным с остальными эффектами.

Имитация 3: либерализация въезда в страну без изменения трудовых характеристик иммигрантов

Данная имитация представляет собой полную противоположность имитации 1. В этом случае мы анализируем вариант, при котором нелегальная иммиграция в основном ликвидируется за счет специальной программы, предусматривающей выдачу иностранным рабочим разрешений на въезд в страну. В рамках такой программы работодатели в США получат право предлагать иностранцам временную занятость. Подобное изменение политического курса позволит в основном устранить выплаты контрабандистам и другие издержки, связанные с незаконным въездом в страну: это будет стимулировать рост притока в США работников, которых мы отныне будем называть гастарбайтерами. В рамках имитации 3 изменение в предложении трудовых услуг иммигрантов будет таким же, как и в имитации 1, но с противоположным знаком. Важное допущение в ходе имитационного эксперимента 3 заключается в том, что трудовые характеристики (например, производительность труда) гастарбайтеров остаются аналогичными тем, что были свойственны нелегальным иммигрантам в имитациях 1 и 2.

Сокращение издержек, связанных с въездом в страну, в данном случае означает, что число желающих работать в США за более низкую зарплату увеличивается.

Результаты имитации 3 почти диаметрально противоположны тем, что мы получили по итогам имитации 1 [11]. В плане прямого воздействия легализация трансформирует суммы, прежде составлявшие выплаты контрабандистам и другие издержки, связанные с незаконным въездом, в преимущества американцев за счет снижения затрат на использование труда иммигрантов. Другое важное преимущество они получают в результате воздействия легализации на структуру занятости. Увеличение количества гастарбайтеров, занятых на неквалифицированных работах с низкой зарплатой, побудит американцев устраиваться по специальностям, где производительность труда выше. Это позитивное воздействие на структуру занятости хорошо знакомо тем, кто изучал историю иммиграции в США. Приток неквалифицированных иммигрантов в начале XX века — в период «великого переселения» — побудил миллионы американских граждан получить образование и усовершенствовать свои трудовые навыки. Усиление конкурентной борьбы за рабочие места, не требующие высокой квалификации, способствовало резкому росту числа людей, закончивших полный курс средней школы в 1910–1930 годах: это явление специалисты по истории образования называют «движением за среднее образование». Таким образом, неквалифицированные иммигранты «подтолкнули» работников-американцев вверх по профессиональной лестнице [12]. И сегодня въезд в страну большего количества «легализованных» работников окажет столь же позитивное долгосрочное воздействие на положение американских домохозяйств. В совокупности шесть основных эффектов по результатам имитации 3 приводят к повышению благосостояния американцев на 0,57%.

Имитация 4: Легализация въезда и замена иммигрантами работников-американцев

Наша точка зрения заключается в том, что при найме людей работодатели придают большое значение наличию у них легального статуса. Многим из тех, кто сегодня не использует труд «нелегалов», для того, чтобы изменить решение, вероятно потребовалось бы существенное сокращение зарплат нелегальных работников по сравнению с легальными. Это позволяет предположить, что нелегальные иммигранты по конкретным специальностям (например, уборщиков) в настоящее время замещают работников-американцев лишь в умеренной степени. Мы предполагаем, что эластичность заменяемости равна 5, т.е. сокращение уровня зарплат работников-«нелегалов» в той или иной специальности по сравнению с зарплатой легальных работников, имеющих ту же профессию, приводит к пятипроцентному увеличению занятости нелегальных иммигрантов по сравнению с легальными работниками в данной специальности.

Мы ожидаем, что в условиях легализации замещение работников-американцев иностранцами усилится. В рамках имитации 4 мы анализируем последствия такого развития событий. Мы исходим из того, что осуществление программы легализации, описанной в рамках имитации 3, сопровождается резким усилением подобного замещения. При этом, если эластичность замещения в условиях статус-кво мы принимаем за 5, то после легализации она, на наш взгляд, увеличится до 10. Это означает, что при однопроцентном снижении издержек на наем гастарбайтера по сравнению с американцем, масштаб использования труда иностранцев по сравнению с отечественными работниками возрастает на 10%.

При прогоне имитации 4 кривая спроса на гастарбайтеров выглядит более плоской, чем в рамках имитации 3: это означает, что спрос на их услуги более чутко реагирует на изменения в уровне зарплат этих работников. Внешне изменение спроса на иностранных рабочих в имитации 4 выглядит таким же, как и в имитации 3. Однако из-за того, что кривая стала более плоской, в рамках имитации 4 снижение оплаты труда гастарбайтеров оказывается меньше, а масштаб их занятости повышается сильнее. Так, зарплата гастарбайтеров сокращается на 4,8% (против 7,7% в имитации 3), а их занятость возрастает на 38,7% (по сравнению с 32% в имитации 3). В рамках имитаций 3 и 4 изменения в уровне зарплат и занятости подталкивают прямое воздействие на экономику в противоположных направлениях. Тем не менее в имитации 4 изменение в зарплатах превалирует, в результате чего прямое воздействие в данном случае оказывается лишь чуть менее позитивным, чем в имитации 3 (0,27% против 0,31%).

При этом, если прямое воздействие в имитации 4 носит менее выраженный характер, чем в имитации 3, остальные пять факторов, влияющих на благосостояние американцев, по абсолютным величинам в рамках имитации 4 оказываются больше — из-за большего количества работающих в США иностранцев. Общая «сумма» всех шести факторов по итогам имитации 4 примерно аналогична результату имитации 3 (0,56% со знаком плюс против 0,57%). Это говорит о том, что замещение не оказывает решающего воздействия на результаты в плане благосостояния.

Имитация 5: либерализация въезда и повышение производительности труда

Уровень зарплаты нелегальных иммигрантов в любой специальности ниже, чем у работников-американцев. На наш взгляд, это свидетельствует о том, что и производительность труда «нелегалов» ниже. Возможно, это связано с отсутствием гарантий (нелегальный иммигрант в любой момент может быть уволен), а возможно и с отсутствием соответствующих навыков, причем работодатели не хотят вкладывать деньги в обучение временных работников, которые пробудут у них неизвестный срок. Поскольку легализация придаст их занятости более гарантированный характер, можно ожидать, что производительность труда гастарбайтеров постепенно превысит производительность труда нелегальных иммигрантов, работающих по аналогичным специальностям. Из этого мы исходим при проведении имитационного эксперимента 5, предполагая, что превращение «нелегалов» в гастарбайтеров приведет к увеличению производительности их труда на 14,3%. По нашей оценке, это составляет примерно половину разницы в производительности труда между нелегальными иммигрантами и работниками-американцами, выполняющими одни и те же виды работ.

Для лучшего понимания результатов этого повышения производительности труда уместнее всего представить трудозатраты в виде «единиц эффективности». В рамках имитации 4 количество единиц эффективности гастарбайтеров и уровень зарплаты на единицу эффективности просто равны числу гастарбайтеров и их средней зарплате на одного человека. Однако в имитации 5 количество единиц эффективности равно количеству гастарбайтеров, увеличенному на 14,3%: трудовой потенциал эффективности каждого из таких работников повышается на 14,3%. Уровень оплаты труда на единицу эффективности в этом случае составляет среднюю зарплату на одного гастарбайтера, уменьшенную на 14,3%. Рост производительности труда в рамках имитации 5 не влияет на кривую спроса на единицы эффективности, т.е. не меняет количество единиц эффективности труда гастарбайтеров, на которые имеется спрос при любом конкретном уровне зарплаты на единицу эффективности. Однако кривую предложения он сдвигает вправо, т.е. увеличивает предложение единиц эффективности при любом конкретном уровне оплаты труда на единицу эффективности.

Изменение кривой предложения обусловлено двумя причинами. Во-первых, при любом конкретном уровне оплаты труда на единицу эффективности зарплата работников в рамках имитации 5 оказывается на 14,3% выше, чем в рамках имитации 4, в результате чего свои трудовые услуги предлагает больше людей. Во-вторых, каждый из них при этом предлагает больше единиц эффективности своего труда. В результате куда более выраженного сдвига кривой предложения вовне имитация 5 приводит к почти двойному увеличению количества единиц эффективности по сравнению с имитацией 4 (на 75,1% против 38,7%). Увеличение количества единиц эффективности на 75,1% в данном случае складывается из увеличения числа гастарбайтеров на 53,2% и роста производительности труда каждого из них на 14,3% [13].

Результаты имитации 5 показывают, что производительность труда гастарбайтеров представляет собой один из главных факторов, определяющих позитивное воздействие их присутствия в стране на благосостояние американских семей. По сравнению с имитацией 4 мы видим усиление большинства эффектов в этом плане, приблизительно соответствующее увеличению количества единиц эффективности труда гастарбайтеров. При примерно двойном росте эффективности их трудозатрат результаты имитации 5 по первым четырем эффектам и макроценовому воздействию также оказываются примерно вдвое выше соответствующих показателей имитации 4. При этом негативный эффект в плане государственных расходов сглаживается, поскольку он зависит от числа гастарбайтеров, которое увеличилось меньше, чем количество единиц эффективности.

Совокупное воздействие всех этих факторов обусловливает повышение благосостояния американских домохозяйств в два с лишним раза по сравнению с имитацией 4 (на 1,19% против 0,56%).

Имитация 6: либерализация въезда при нейтрализующем занятость визовом сборе

В условиях либерализации у государства появится возможность повысить свои доходы и влиять на количество въезжающих в страну гастарбайтеров с помощью визового налога или сбора за вид на жительство. В рамках имитации 6 мы добавляем этот элемент к ситуации, рассмотренной в ходе имитации 5. Мы выбрали ставку визового налога таким образом, чтобы она нейтрализовала занятость: в долгосрочном плане она приведет к тому, что количество гастарбайтеров к 2019 году составит 12,4 миллиона — т.е. не будет отличаться от числа нелегальных иммигрантов в базовом прогнозе.

Соответствующая ставка составляет 31% от объема издержек (включая и визовый налог), связанных с наймом гастарбайтеров. При этом возникает вопрос: почему после введения такого налога спрос на услуги гастарбайтеров и их предложение не снижаются по сравнению с базовым показателем? Ответ заключается в том, что этот налог поглощает средства, прежде представлявшие собой издержки незаконного въезда в страну, а также полученные за счет повышения производительности труда в результате легализации. В совокупности на долю этих факторов приходится около 31% стоимости, произведенной «легализованными» гастарбайтерами.

Отчуждение Министерством финансов США прибавки в производительности труда гастарбайтеров и издержек, связанных с незаконным въездом, оказывает сильное позитивное воздействие на благосостояние американских семей: прямой эффект в плане роста ВВП по сравнению с имитацией 5 увеличивается с 0,57% до 0,8%. Этот прирост, однако, нивелируется изменениями в других показателях, чьи значения резко уменьшаются из-за меньшего количества гастарбайтеров (в данном случае оно не увеличивается, в отличие от роста на 53,2% в имитации 5).

В результате совокупное воздействие всех факторов на благосостояние американцев в условиях нейтрализующего занятость визового налога оказывается чуть меньше, чем при либерализации въезда без каких-либо сборов. При введении визового налога прирост благосостояния американских домохозяйств уменьшается с 1,19% по итогам имитации 5 до 1,15%.

Имитация 7: либерализация въезда и оптимальный визовый сбор

Данный эксперимент отличается от имитации 6 только тем, что ставка визового налога рассчитывается таким образом, чтобы он в долгосрочной перспективе приносил максимальные преимущества в плане благосостояния американских семей. В рамках имитации 7 мы установили ее на уровне 14% от издержек, связанных с наймом гастарбайтеров. Опытным путем мы определили, что именно такая ставка обеспечивает максимальное повышение благосостояния американских домохозяйств (1,27%), поскольку представляет собой оптимальный баланс между позитивным эффектом от отчуждения части прироста производительности труда гастарбайтеров и негативным воздействием ограничения их количества.

Прямое воздействие от введения оптимального визового налога будет чуть меньше, чем в случае с нейтрализующим занятость налогом (0,75% по итогам имитации 7 против 0,8% в рамках имитации 6). Менее благоприятный характер по сравнению с имитацией 6 носит и воздействие оптимального налога на государственные расходы и макроуровень мировых цен. Воздействие параметров имитации 6 на государственные расходы равно нулю, поскольку в результате либерализации количество гастарбайтеров совпадает с количеством нелегальных иммигрантов в рамках базового прогноза. По результатам имитации 7, однако, их число увеличивается на 29,3% по сравнению с показателем базового прогноза, в результате чего эффект с точки зрения госрасходов составляет 0,17%. Кроме того, предусмотренные имитацией 6 политические решения оказывают сравнительно небольшое воздействие на объем ВВП США, а значит, и на уровень экспорта, а также внешнеторговую конъюнктуру. В результате ценовой макроэффект оказывается не столь негативным, как в имитации 7.

Однако эти негативные последствия по сравнению с имитацией 6 с лихвой перекрываются позитивным воздействием на структуру занятости, объем капитала и общую занятость в США — все они повышаются благодаря увеличению количества единиц эффективности трудозатрат гастарбайтеров. Особенно выраженный характер носит повышение показателя в сфере структуры занятости (0,48% по сравнению с 0,15% в имитации 6). Он почти пропорционален увеличению количества единиц эффективности труда гастарбайтеров.

При введении оптимального визового налога прирост благосостояния американских семей составит 1,27% по сравнению с сохранением статус-кво. В денежном исчислении это равно 180 миллиардам долларов по курсу 2009 года.

 

Выводы и политические рекомендации

Выработка правильного политического курса в вопросе о нелегальной иммиграции имеет немалое значение для благосостояния американцев. Наши имитационные эксперименты показывают, что разница между наименее и наиболее удачными иммиграционными решениями в плане благосостояния домохозяйств США составляет до 260 миллиардов ежегодно в нынешних долларах. Таково денежное выражение различий в воздействии на благосостояние американцев ужесточения режима границы в рамках имитации 1 (снижение благосостояния на 0,55%) и либерализации въезда с оптимальным визовым сбором в рамках имитации 7 (прирост в размере 1,27%) [14].

Важнейший элемент правильного политического курса — легализация иммигрантов. В результате будут устранены выплаты проводникам-контрабандистам и другие издержки, связанные с незаконным въездом в страну, и созданы условия для повышения производительности труда бывших «нелегалов», а ныне гастарбайтеров. Ликвидация издержек незаконного въезда позволит снизить уровень зарплат, способных привлечь гастарбайтеров, а повышение производительности труда иностранных работников обеспечит увеличение создаваемой ими стоимости по сравнению с оплатой. Оба эти эффекта либерализации ведут к повышению ценности труда иммигрантов по отношению к издержкам, связанным с его использованием. Как показывают наши имитационные эксперименты, это создаст значительный «излишек», который может пойти на благо американских семей.

Но не приведет ли легализация к неконтролируемому притоку иностранных рабочих в страну? На наш взгляд, этого не случится [15]. В любом случае, в рамках программы по привлечению гастарбайторов их количество можно будет регулировать за счет визового налога. Наши эксперименты демонстрируют, что установление взимаемого с работодателей визового налога в размере 31% от издержек, связанных с наймом гастарбайтеров, приведет к тому, что их количество будет не больше, чем число работающих в США нелегальных иммигрантов в рамках «нормального» прогноза. Почему именно на уровне 31%? Потому что эта цифра равна сумме издержек на незаконный въезд и объема прироста производительности труда, повышение которой скорее всего последует за легализацией.

По результатам имитационных экспериментов оптимальная ставка визового налога должна составить 14%. В этом случае количество гастарбайтеров в стране будет больше, чем количество «нелегалов» в базовом прогнозе. Четырнадцатипроцентный визовый налог обеспечивает наилучший баланс между преимуществами от отчуждения прироста стоимости, создаваемой гастарбайтерами, и негативными последствиями ограничения их численности. При ставке налога в 31%, способной сдержать приток иностранной рабочей силы в США, работники-американцы лишаются слишком большой части потенциальных возможностей в плане продвижения вверх по профессиональной лестнице, т.е. слишком большой части потенциальных преимуществ от воздействия легализации на структуру занятости.

Хотя именно 14% являются оптимальной ставкой визового налога, результаты нашего моделирования говорят о том, что потери в плане благосостояния американцев от его установления на других уровнях не будут слишком велики. Коридор вариаций показателя повышения благосостояния достаточно узок: он увеличивается с 1,19% в рамках имитации 5 (в отсутствие визового налога) до 1,27% в рамках имитации 7 (при визовом налоге в 14%) и понижается до 1,15% в рамках имитации 6 (при визовом налоге в 31%). Основной прирост благосостояния американских домохозяйств по итогам этих трех имитаций происходит за счет легализации иммигрантов и связанного с ней повышения производительности их труда. Визовый налог представляет собой полезный инструмент регулирования притока гастарбайтеров, но не главную детерминанту роста благосостояния американцев.

Другой вывод нашего исследования заключается в том, что сосредоточивать внимание исключительно на фискальных аспектах иммиграционной реформы было бы неверно. Наше моделирование подтверждает предположение ряда критиков легализации о том, что увеличение количества неквалифицированных гастарбайтеров, работающих в США, увеличит связанные с ними государственные расходы. Но, с другой стороны, оно показывает, что позитивное воздействие легализации на экономику в целом намного перевешивает ее эффект в плане государственных ассигнований. По сравнению с преимуществами, которые получат американцы за счет повышения зарплат, доходов от инвестиций, расширения возможностей в плане занятости и дополнительных поступлений в казну, негативные последствия в плане роста госрасходов будут незначительными.

Когда Конгресс и президент будут рассматривать альтернативные предложения об ограничении нелегальной иммиграции или ее легализации, им следует учитывать тот факт, что в экономическом плане ставки здесь весьма высоки. В отличие от ужесточения пограничного режима или контроля над занятостью внутри страны легализация со временем приведет к росту доходов работников-американцев и членов их семей.

 

Приложение А: экономические последствия сокращения числа нелегальных иммигрантов

В настоящем приложении мы подробнее остановимся на экономическом воздействии ужесточения пограничного режима в масштабе экономики в целом. Сосредоточить все внимание на результатах имитации 1, на наш взгляд, было бы особенно полезно, поскольку именно такие меры представляют собой главную альтернативу легализации. Более детальное рассмотрение макроэкономических и секторных последствий какой-либо одной политической линии также поможет нам глубже понять последствия альтернативных решений.

Меры, предусмотренные имитацией 1, к 2019 году обернутся сокращением числа работающих в стране нелегальных иммигрантов на 3,55 миллиона по сравнению с показателем базового прогноза в 12,4 миллиона. В рамках нашего анализа мы сосредоточим внимание не на природе шокового воздействия этого сокращения на предложение рабочей силы, а на его последствиях в плане занятости нелегальных иммигрантов. Как уже отмечалось, ужесточение пограничного режима приведет к росту издержек, связанных с незаконным въездом в страну, примерно на 5000 долларов. Эта цифра — полезный ориентир, но в рамках нашего анализа она не имеет критического значения. Главное в другом: речь идет о мерах по сокращению предложения рабочей силы, из-за которых количество работающих в США нелегальных иммигрантов в долгосрочной перспективе уменьшится на 28,6% по сравнению с базовым прогнозом.

Сокращение притока низкоквалифицированной рабочей силы приведет к 2019 году к снижению общего количества рабочих мест в стране на 2,2%. Это связано прежде всего с сокращением числа самих нелегальных иммигрантов на 3,55 миллионов: эта цифра составляет 2,1% от общего числа рабочих мест в базовом прогнозе на 2019 год. Немного уменьшится и количество рабочих мест для людей, проживающих в США на законных основаниях.

Снижение количества рабочих мест не всегда можно считать надежным индикатором потерь в объеме выпускаемой продукции. Дело в том, что различные виды работ отличаются разной производительностью труда, что в основном проявляется в разном уровне зарплат. Таким образом, если народное хозяйство лишается низкооплачиваемого рабочего места, происходит меньшее сокращение производства, чем при утрате рабочего места с высокой оплатой труда. Поскольку в имитации 1 речь идет в основном о ликвидации рабочих мест для низкооплачиваемых работников, потери в плане производства в 2019 году будут меньше 2,2%. Можно ожидать, что этот показатель составит примерно 1,04%: 28,6% (сокращение количества занятых нелегальных иммигрантов) от 3,64% (доли «нелегалов» в совокупном фонде оплаты труда при «нормальном» прогнозе на 2019 год). Однако сокращение числа «нелегалов» приведет к сдвигу структуры занятости остальных работников в сторону низкооплачиваемых специальностей, в результате чего потери в трудозатратах на 2019 год возрастут до 1,6%.

Сокращение притока иммигрантов оборачивается снижением объемов инвестиций, производства и потребления

Кроме того, в долгосрочном плане эти меры приведут к сокращению основных фондов США (оборудования, производственных сооружений и объектов инфраструктуры) на 1,7%, что примерно соответствует падению объема трудозатрат. В соответствии с экономической теорией результаты наших имитационных экспериментов говорят о том, что изменения в иммиграционной политике не оказывают долгосрочного воздействия на объемы капитала, вложенного на единицу трудозатрат [16]. При сокращении затрат труда на 1,6% и затрат капитала на 1,7% производство товаров и услуг — т.е. ВВП — снизится примерно на 1,6%.

Рисунок 1. Динамика совокупных расходов в результате ужесточения пограничного режима (имитация 1): отклонения от «нормального» прогноза,%
Источник: расчеты авторов на основе USAGE.

На рисунке 1 показано, каким образом это сокращение ВВП распределяется между его компонентами: ВВП — это частное потребление (С) плюс инвестиции (I) плюс государственное потребление (G) плюс экспорт (X) минус импорт (M). Как видно из графика, долгосрочные процентные эффекты по всем этим компонентам имеют отрицательный знак и их величины примерно соответствуют падению объема ВВП. Государственное потребление снижается по сравнению с частным, поскольку доля нелегальных иммигрантов в потреблении общественных благ выше, чем в частном потреблении. По результатам «нормального» прогноза в 2019 году на их долю будет приходится 3,7% государственного потребления и всего 2,4% частного. Таким образом, сокращение количества нелегальных иммигрантов ведет к падению государственного потребления по отношению к частному.

В долгосрочном плане государственное и частное потребление снижается меньше, чем объем ВВП в целом. Другими словами, политические шаги, предусмотренные имитацией 1, приводят к тому, что Америка будет больше потреблять (C+G) по сравнению с тем, что она производит. Это связано с тем, что в результате ужесточения пограничного режима произойдет повышение цен на товары и услуги, произведенные в США, по отношению к ценам на товары и услуги, потребляемые в США. Это происходит из-за изменений во внешнеторговой конъюнктуре, которые рассчитываются путем деления цены экспорта на цену импорта. Таковы преимущества сокращения масштаба экономической деятельности на 1,6%: в результате стране потребуется меньше импортных товаров (что приведет к снижению цен на них), и к тому же она будет меньше вывозить (что обернется повышением экспортных цен).

Другое преимущество от улучшения внешнеторговой конъюнктуры связано с повышением в долгосрочной перспективе реального курса американской валюты на мировых обменных рынках. Это означает, что обменный курс доллара повысится больше, чем требует разница между уровнем инфляции в США и в странах, которые являются их торговыми партнерами. Другими словами, улучшение внешнеторговой конъюнктуры оборачивается снижением конкурентоспособности Америки на мировом рынке. Как явствует из рисунка 1, кривая импорта в долгосрочной перспективе оказывается выше, а кривая экспорта ниже, чем кривая ВВП. Тем не менее ухудшения торгового баланса не происходит: улучшение внешнеторговой конъюнктуры приводит к тому, что Соединенные Штаты оказываются в состоянии оплачивать любые объемы импорта за счет меньших объемов экспорта.

Кривая инвестиций в 2019 году расположена на графике ниже, чем кривая ВВП. Инвестиции обеспечивают ежегодное изменение объема основного капитала. В самой отдаленной перспективе изменения в иммиграционной политике не оказывают существенного влияния на темпы роста объема капиталов по отношению к объему ВВП, а значит, и на коэффициент «инвестиции/ВВП». В 2019 году кривая инвестиций все еще оказывается чуть ниже, чем в стартовой точке: это говорит о том, что основной капитал не полностью адаптировался к сокращению трудозатрат на 1,6%. Поскольку в 2019 году объем капиталов остается более низким, чем в стартовой точке, это означает, что коэффициент «инвестиции/ВВП» еще не достиг своего долгосрочного уровня.

Краткосрочные результаты, отраженные на рисунке 1, связаны в первую очередь с тем, что экономике в ходе «политического прогона» необходимо адаптироваться к снижению объема основного капитала по отношению к «нормальному» прогону. В краткосрочном плане изменение иммиграционной политики приводит к относительно резкому сокращению инвестиций. Поскольку доля иностранных капиталовложений в общем объеме инвестиций в США преобладает, сокращение этого объема ослабляет спрос на доллары, тем самым способствуя снижению курса американской валюты. Это на время стимулирует экспорт и препятствует росту импорта. Когда адаптация объема капиталов завершится, уровень инвестиций восстановится, в результате чего реальный обменный курс доллара начнет повышаться, экспорт — падать, а импорт — увеличиваться. Как мы отмечали в предыдущем абзаце, к 2019 году этот процесс еще не закончится.

Последствия сокращения количества
нелегальных иммигрантов на отраслевом уровне

В рамках дискуссий на популярном уровне часто утверждается: некоторые отрасли экономики США настолько зависимы от труда «нелегалов», что без него им просто не выжить. Однако результаты имитации 1 не подтверждают этого тезиса. Из таблицы 2 явствует, что долгосрочное воздействие ужесточения пограничного контроля на производство в различных секторах американской экономики не носит существенного характера. Отклонения в объемах производства по секторам, связанные с политическими решениями, из-за которых количество работающих в стране нелегальных иммигрантов сокращается на 28,6%, колеблются от –2,97% до 1,68%. Вариации в рамках столь узкого «коридора» объясняются в основном макроэкономическими эффектами.

Таблица 2. Отдельные сектора экономики США*: данные за 2005 год и отклонения по состоянию на 2019 год в рамках имитации 1 (ужесточения пограничного режима)
Отрасли Доли затрат по секторам на 2005 год,% Имитация 1: отклонения на 2019 год,%
Легальные работники Нелегальн. работники Произ-
водство
Трудо-
затраты
Рабочие места
1 2 3 4 5
1. Сельское хозяйство 14,18 0,59 –2,1 –2,17 –3,26
2. Уход за территорией 50,44 4,08 –1,71 –2,19 –3,7
4. Строительство 45,99 4,51 –2,14 –2,12 –3,3
8. Швейное производство 14,12 1,34 –1,95 –2 –3,32
9. Текстильная промышленность 21,9 1,5 –2,38 –2,69 –3,67
11. Целлюлозно- бумажное производство и издательское дело 32,07 0,76 –2,1 –2,11 –2,58
16. Станкостроение 31,61 0,76 –2,97 –3,01 –3,43
17. Компьютерная отрасль 7,33 0,07 –1,69 –1,62 –1,84
19. Автомобильная промышленность 16,59 0,71 –2,6 –2,61 –3,25
22. Связь 17,77 0,15 –1,52 –1,5 –1,63
23. Коммунальное хозяйство 9,87 0,27 –1,19 –0,94 –1,38
24. Оптовая и розничная торговля 45,76 1,17 –1,54 –1,51 –2,01
27. Медицина 60,52 0,45 –1,05 –0,9 –1,15
34. Отдых за рубежом** 0 0 1,68
35. Экспортная туриндустрия** 0 0 –2,64
Средний показатель по всем секторам 37,31 1 –1,66 –2,19
* Результаты по всем секторам см.: Dixon P.B., Johnson M., Rimmer M.T. Reducing Illegal Immigrants in the US: A Dynamic CGE Analysis. CoPS/Impact Working Paper G-183, 2009 www.monash.edu.au/policy/ftp/workpapr/g-183.pdf.
** В модели USAGE рубрика «отдых за рубежом» означает несколько факторов, например, связанных с авиаперелетами и шопингом в других странах, осуществляемых резидентами США, находящимися за рубежом. «Экспортная туриндустрия» объединяет факторы потребления, используемые иностранными туристами, отдыхающими в США, Эти искусственные «отрасли» не предусматривают прямого найма рабочей силы.

Результаты имитации 1 включают в долгосрочной перспективе повышение реального обменного курса доллара (см. рис. 1). Следовательно, в таблице 2 отрасли, «завязанные» на торговлю (например, сельское хозяйство, швейная, текстильная промышленность и экспортная туриндустрия), демонстрируют более негативные отклонения в объеме производства, чем падение ВВП в целом. Долгосрочные изменения объема производства в строительстве также носят несколько более негативный характер, чем по ВВП в целом — они соответствуют тенденции в сфере инвестиций (см. рис. 1). Не связанные с экспортом, ориентированные на внутреннее потребление отрасли (в основном в сфере услуг) демонстрируют меньшее падение производства по сравнению с совокупным снижением ВВП. Это объясняется увеличением в долгосрочной перспективе частного и государственного потребления по отношению к ВВП (см. рис. 1). Категория «отдых за рубежом» в таблице 2 представляет собой аномалию. Ее весьма позитивные результаты в плане производства отражают долгосрочную тенденцию к замещению отдыха в США отдыхом за рубежом, вызванную повышением обменного курса доллара.

Результаты отраслей в плане производства и трудозатрат, показанные в таблице 2, лишены тесной связи с количеством используемой там нелегальной рабочей силы. В столбце 2 показана доля «нелегалов» в общих затратах по отраслям на 2005 год. Коэффициент корреляции этой доли с результатами в сфере производства (столбец 3) составляет –0,2 (слегка отрицательная корреляция), а с результатами по трудозатратам (столбец 4) он равен –0,25 [17]. Конечно, отрасли, где занято относительно много нелегальных иммигрантов, сталкиваются с повышением издержек, когда предложение их трудовых услуг ограничивается. Следовательно, они страдают от неблагоприятных «эффектов замещения»: цены на их продукцию по сравнению с продукцией других отраслей возрастают. Эти эффекты также учитываются при имитационном моделировании с помощью USAGE, но они носят слабовыраженный характер. Доля нелегальных иммигрантов в совокупных отраслевых затратах невелика: максимальной величины она достигает в строительстве, но и там составляет 4,51%. Как следует из таблицы 1, реальный уровень зарплат «нелегалов» по итогам имитации 1 увеличивается в среднем на 9,2%. Зарплаты их конкурентов — легальных работников — возрастают значительно меньше (см. табл. 3, столбец 3). Это повышение зарплат не настолько велико, чтобы привести к существенному «эффекту замещения», поскольку оно не влечет за собой значительного изменения сравнительных цен.

Таблица 3. Отдельные профессии*: данные за 2005 год и отклонения по состоянию на 2019 год в рамках имитации 1 (ужесточения пограничного режима)
  Нелегалы Отклонения на 2019 год,%
Доля издержек на рабочую силу в 2005 год,% Легальные работники (рабочие места) Реальная зарплата легальных работников
1 2 3
1. Повара 15,6 4,2 1,89
2. Уход за территорией 24,8 7,45 3,19
3. Домработницы 22 6,56 2,82
4. Уборщики помещений 10,4 2,31 1,19
5. Сельскохозяйственные подсобные рабочие 34,3 10,7 4,55
6. строительные рабочие 23,9 7,1 3,16
8. Плотники 15,1 3,9 1,92
10. Кассиры 4,7 0,31 0,43
13. Официанты 5,7 0,64 0,53
16. Маляры 24,9 7,46 3,31
17. Посудомойки 22,7 6,83 2,86
24. Няни 5,2 0,56 0,51
26. Штукатуры 35,8 11,43 4,87
30. Автослесари 6,3 0,88 0,64
31. Швеи-мотористки 18,8 4,95 2,39
32. Бетонщики 22,6 6,61 3
33. Кровельщики 28,2 8,64 3,78
34. Сантехники 7,1 1,07 0,8
43. Сварщики 6,2 0,31 0,41
50. Иные услуги 0,4 –1,27 –0,13
Средняя величина по всем профессиям 2,6 –0,16 –0,46
* Результаты по всем секторам см.: Dixon P.B., Johnson M., Rimmer M.T. Reducing Illegal Immigrants in the US: A Dynamic CGE Analysis. CoPS/Impact Working Paper G-183, 2009.

Коэффициент корреляции доли нелегалов в затратах (столбец 2 табл. 2) с рабочими местами (столбец 5 табл. 2) составляет –0,52. Более высокое абсолютное значение этого коэффициента отражает замещение нелегальной рабочей силы легальными работниками в отраслях, где доля первых сегодня относительно велика. Как уже отмечалось выше, нелегалы, независимо от профессии, получают меньшую зарплату, чем легальные работники той же специальности: мы интерпретируем этот факт как признак того, что производительность их труда тоже ниже [18]. Следовательно, имитируя эффекты ограничения предложения трудовых услуг «нелегалов», мы обнаруживаем, что количество рабочих мест довольно резко сокращается в тех отраслях, где замещение нелегальных иммигрантов с низкой производительностью труда местными работниками, у которых она выше, приобретает значительные масштабы.

Воздействие на занятость и зарплаты (по профессиям)

В столбце 1 таблицы 3 показана доля нелегальных иммигрантов в совокупном фонде зарплаты по различным специальностям. Чтобы как можно детальнее раскрыть структуру занятости «нелегалов», мы составили список из 50 профессий. Примерно 90% этих иммигрантов работает по первым 49 специальностям из списка. На долю категории «иные услуги» приходится 60% от общего количества работающих в США, но «нелегалов» в ней занято лишь 10%. В столбцах 2 и 3 подытоживаются долгосрочные результаты ограничения предложения трудовых услуг нелегальных иммигрантов в плане занятости и уровня оплаты труда работников-американцев.

В целом итоги имитации 1 с точки зрения занятости можно истолковать как долгосрочную тенденцию к перемещению работников-американцев из сферы «иных услуг», обозначающей в основном хорошо оплачиваемые виды работ, требующие высокой квалификации, в те специальности, где в настоящее время занято большое количество нелегальных иммигрантов. Речь в данном случае идет чаще всего о низкооплачиваемых видах работ, не требующих квалификации. Коэффициент корреляции между отклонениями в структуре занятости работников-американцев (столбец 2) и долей «нелегалов» в общем количестве занятых по той или иной профессии (столбец 1) близок к +1, что говорит о высокой и положительной корреляции. При этом сокращение количества нелегальных иммигрантов ведет не только к высвобождению рабочих мест для американцев, но и к существенному повышению зарплат в соответствующих специальностях. Коэффициент корреляции между результатами в плане занятости и оплаты труда (столбцы 2 и 3) также приближается к единице.

Тем не менее, хотя ограничение нелегальной иммиграции и создаст новые, лучше оплачиваемые рабочие места для американцев в ряде специальностей, его общее воздействие на занятость будет негативным. Из данных, показанных в последней строке столбцов 2 и 3, явствует, что общее количество занятых и средний уровень реальных зарплат сократятся, соответственно, на 0,16 и 0,46%.

В том, что общее воздействие этих мер (–0,16%) невелико, нет ничего удивительного: в отсутствие радикальных изменений количества работников-американцев, ограничение нелегальной иммиграции может оказать лишь незначительное долгосрочное воздействие на занятость в США. Но почему этот эффект носит негативный характер? Сокращение количества работников-американцев связано со сдвигами в профессиональной структуре их занятости в сторону неквалифицированных видов работ. Эти специальности отличает сравнительно высокий равновесный уровень безработицы, на который, как мы предполагаем, изменения в иммиграционной политике не влияют.

Из столбца 3 таблицы 3 видно, что ограничение нелегальной иммиграции ведет к увеличению уровня зарплат работников-американцев по всем специальностям, кроме «иных услуг», где оплата труда снижается, правда незначительно — на 0,13%. Тем не менее из-за сдвига в профессиональной структуре занятости этих работников в сторону низкооплачиваемых специальностей средняя почасовая оплата труда американцев снизится на 0,46%.

 

Приложение Б: Непосредственные эффекты сокращения количества нелегальных иммигрантов: диаграмма спроса-предложения

В рамках имитации 1 ужесточение пограничного режима оборачивается ростом издержек на незаконный въезд в страну, и, соответственно, сокращением притока нелегальных иммигрантов. На рисунке 2 DD обозначает кривую спроса на труд нелегальных иммигрантов в 2019 году на основе уровня их зарплат до уплаты подоходного налога. В рамках данной имитации зарплата (включая налоги) обозначает издержки работодателей, связанные с наймом «нелегалов». Кривая DD направлена вниз, поскольку из-за роста издержек работодателей спрос на услуги нелегальных иммигрантов должен снизиться. SS и S’S’ — это кривые предложения трудовых услуг «нелегалов» в ходе «нормального» и «политического» прогонов модели. В обоих случаях предложение привязывается к уровню зарплат до уплаты подоходного налога; мы также исходим из того, что ставка этого налога для нелегальных иммигрантов остается константной. Кривые предложения направлены вверх: из-за роста зарплат количество людей, желающих работать в США в качестве нелегальных иммигрантов, должно возрасти.

Рисунок 2. Спрос на услуги нелегальных иммигрантов и их предложение на 2019 год (имитация 1)
Источник: расчеты авторов с помощью модели USAGE.

Цифры на рисунке 2 представляют собой результаты имитационного эксперимента на 2019 год. По итогам «нормального» прогона зарплата на единицу трудозатрат нелегальной рабочей силы составляет 1 доллар (в ценах 2009 года), но в ходе «политического» прогона, с учетом сокращения предложения этих трудовых услуг в результате ужесточения пограничного контроля, она возрастает до 1,092 доллара. Совокупный фонд оплаты труда в рамках «нормального» прогноза на 2019 год равен 14 127 миллиардам долларов (в ценах 2009 года). Как отмечалось в основном тексте статьи, доля зарплат «нелегалов» в этом совокупном фонде составляет 3,64%. Таким образом, при уровне оплаты в 1 доллар, общий масштаб занятости нелегальных иммигрантов на 2019 год по результатам «нормального» прогноза представляет собой 514 миллиардов единиц трудозатрат (14 127 миллиардов умноженные на 0,0364). По итогам «политического» прогона количественный масштаб занятости нелегальных иммигрантов сокращается на 28,6% — до 367 миллиардов единиц.

Как наверно помнят те, кто изучал экономику в университетах, в первом приближении сокращение производства (в форме ВВП) из-за уменьшения количества занятых представляет собой изменение зоны, расположенной под кривой спроса. На рисунке 2 эта зона обозначена буквами abcd: если предположить, что последняя использованная единица трудозатрат нелегальных иммигрантов была отплачена в соответствии с полученным за ее счет прибавочным продуктом, исключение этой единицы сокращает ВВП на 1 доллар, исключение следующей единицы сокращает ВВП чуть больше, чем на 1 доллар, и так далее, пока исключение последней единицы, входящей в сокращение занятости «нелегалов» на 28,6% не сократит ВВП на 1,092 доллара.

Изменение в совокупных издержках работодателей на использование труда нелегальных иммигрантов представляет собой зону gado (издержки в условиях изменения политики) минус зона fbco (издержки в рамках «нормального» прогноза). Это можно представить как зону gaef (рост издержек, связанных с увеличением уровня оплаты труда нелегальных иммигрантов) минус зону ebcd (сокращение издержек в связи с уменьшением количества занятых нелегальных иммигрантов). Если мы оставим за скобками налоги, наш анализ позволяет предположить, что прямое воздействие сокращения занятости нелегальных иммигрантов (изменение ВВП за вычетом изменения в издержках найма «нелегалов») представляет собой потери, обозначенные зоной abfg. Как видно из графика 2, эта зона равна 40,5 миллиардам долларов.

Налоги усложняют ситуацию по двум причинам. Во-первых, изменение зоны под кривой спроса не полностью отражает потери ВВП, поскольку из-за косвенных налогов уровень зарплаты «грязными» оказывается меньше прибавочного продукта, созданного работниками. Следовательно зона ebcd дает преувеличенное представление об экономии, которую получает народное хозяйство США при сокращении количества нелегальных иммигрантов на 28,6%, а зона gaef преувеличивает издержки, связанные с повышением уровня оплаты труда «нелегалов», которые продолжают работать в США. С поправкой на налоги окончательная оценка прямых последствий на 2019 год — это потери в размере 61 миллиарда долларов, или 0,29% от совокупного ВВП американских домохозяйств в рамках «нормального» прогноза (табл. 1, строка 1, столбец 1). Применительно к состоянию экономики на 2009 год потери в 0,29% ВВП американских домохозяйств составляют 41,7 миллиардов долларов.

 

Примечания

* Исследование, результаты которого представлены в данной статье, являются частью проекта по созданию и внедрению USAGE — детальной модели американской экономики, предназначенной для использования в ходе проработки политических решений. Финансирование проекта обеспечивают Комиссия по международной торговле США, американские министерства торговли, сельского хозяйства и внутренней безопасности, а также Центр политических исследований австралийского университета им. Монаша. С начала реализации в 2001 году вдохновителем и руководителем проекта USAGE является Боб Купмэн (Bob Koopman), директор Экономического управления Комиссии США по международной торговле. Без его поддержки разработка этой модели была бы невозможна.

Идею данной статьи предложил нам Дэниэл Гризвольд (Daniel Griswold) из Института Катона; она также является продолжением работы, проведенной нами ранее по заказу Министерства торговли и Министерства внутренней безопасности США (МВБ). Инициатором применения модели USAGE для анализа проблем иммиграции стал Брайен Робертс (Bryan Roberts) из МВБ. В ходе адаптации USAGE для этих целей мы получали ценные советы и поддержку не только от него, но также от Марвина Фелла (Marvin Fell), Майкла Феррантино Michael Ferrantino), Гордона Хэнсона (Gordon Hanson), Мартина Джонсона (Martin Johnson), Яна Мэйрса (Jan Mares) и Джеймса Уитакера (James Whitaker). Всем им мы хотели бы выразить благодарность. Что же касается мнений и возможных недочетов, содержащихся в данной работе, то ответственность за них целиком и полностью несут авторы.

[1] Jeffrey S. Passel and D’Vera Cohn, “A Portrait of Unauthorized Immigrants in the United States,” Pew Hispanic Center, April 14, 2009, p. i.

[2] Речь идет о динамической модели в масштабе всей экономики США, разработанной Центром политических исследований Университета им. Монаша совместно с Комиссией США по международной торговле. По своей теоретической структуре USAGE аналогична модели австралийской экономики MONASH; см. P.B. Dixon and M.T. Rimmer, Dynamic General Equilibrium Modelling for Forecasting and Policy: A Practical Guide and Documentation of MONASH (Amsterdam: North-Holland Publishing Company, 2002). USAGE применяется в прикладных целях Комиссией США по международной торговле, а также американскими министерствами торговли, сельского хозяйства и внутренней безопасности. См. напр. US International Trade Commission, The Economic Effects of Significant US Import Restraints: Fourth Update, June 2004; Fifth Update, February 2007.

[3] Создание и применение моделей вроде USAGE требует детальной теоретической проработки, многостраничной системы машинных команд и многолетнего изучения данных о промышленности, торговле и структуре занятости. Потребителям аналитических разработок, полученных с помощью такой масштабной модели, незачем знакомиться подробно со всеми ее аспектами. Распространенная реакция на эти обстоятельства заключается в требованиях о проведении количественного анализа чувствительности. Такой анализ представлен в P.B. Dixon, M. Johnson and M.T. Rimmer, “Reducing Illegal Immigrants in the US: A Dynamic CGE Analysis,” CoPS/Impact Working Paper G-183, 2009, www.Monash.edu.au/policy/ftp/workpapr/g-183.pdf. На наш взгляд, однако, количественный анализ чувствительности не может полностью заменить понимание полученных результатов. В данной статье мы излагаем объяснения, которые, как мы надеемся, дадут читателю общее представление о том, каким образом на наши результаты могут воздействовать вариации в исходных предположениях и данных.

[4] В данном случае, и во всех других случаях, когда в данной работе упоминаются денежные суммы, речь идет о долларах по курсу 2009 года.

[5] Для расчета реального ВВП американских семей мы снижаем показатель на взвешенную среднюю величину ценовых индексов частного и государственного потребления. В ходе нашего имитационного моделирования мы предполагаем, что процентные девиации частного потребления американских семей и потребления государства на их нужды аналогичны процентным отклонениям реального ВВП американских семей. Следовательно, девиации в объемах потребления американских семей позволяют судить и о девиациях в сфере благосостояния.

[6] G.H. Hanson and C. McIntosh, “The Great Mexican Emigration,” University of Southern California, San Diego, July 2007, p. 48.

[7] Эта оценка взята из J. Van Hook, F.D. Bean, and J. Passel, “Unauthorized Migrants Living in the United States: A Mid-Decade Portrait,” Pew Hispanic Center, Septiber 2005, p. 43, www.migrationinformation.org/feature/display.cfm?ID=329. Более поздняя оценка количества нелегальных иммигрантов в стране (по состоянию на март 2008 года) — ее мы приводили выше — почти полностью соответствует темпам роста, спрогнозированным в нашей модели, за период начиная с базового 2005 года.

[8] Главными источниками для подобной оценки являются работы: R. Rector and C. Kim, “The Fiscal Cost of Low-Skill Immigrants to the US Taxpayer,” Heritage Special Report SR-14, Heritage Foundation, May 2007, p. 70, www.Heritage.org/Research/Immigration/sr14.cfm; Carol Keeton Strayhorn, “Undocumented Immigrants in Texas: A Financial Analysis of the Impact to the State Budget and Economy,” Special Report, Office of the Controller of Texas, Deciber 2006, p. 22.

[9] Эту цифру мы получаем, умножив 0,49 на 100, а затем на 0,0717, и произведя деление (0,0717 умножить на 0,49 плюс 1-0,0717).

[10] Улучшение внешнеторговой конъюнктуры обычно оборачивается сокращением ценового индекса валовых внутренних расходов (частного и государственного потребления, а также инвестиций [ВВР]) по отношению к ценовому индексу ВВП, поскольку ВВР включают импорт, но не экспорт, а ВВП — экспорт, но не импорт. В рамках имитации 1 сокращение ценового индекса потребления по отношению к ценовому индексу ВВП акцентируется движением ценовых компонентов ВВР. Цена потребления падает по отношению к цене ВВП, поскольку цена другого компонента ВВР — инвестиций — повышается: это отражает тот факт, что большую долю занятых в строительной отрасли составляют нелегальные иммигранты.

[11] Поскольку сокращение зарплат в рамках имитации 3 охватывает большее количество работников, чем их увеличение в рамках имитации 1, мы ожидали, что в этом случае прямое воздействие на ВВП по абсолютной величине будет заметно превышать аналогичный показатель по итогам имитации 1. Однако кривая спроса на нелегальных иммигрантов или гастарбайтеров не представляет собой прямую линию: она вогнута сверху. Это означает, что сокращение зарплат в рамках имитации 3 по абсолютной величине будет меньше, чем их увеличение в имитации 1 (сокращение на 7,7% против увеличения на 9,2%). Поэтому прямее воздействие на ВВП в рамках имитации 3 по абсолютной величине оказывается лишь немного больше, чем в имитации 1 (0,31% по сравнению с –0,29%), несмотря на разницу в количестве работников-иностранцев.

[12] Daniel T. Griswold, “Willing Workers: Fixing the Probli of Illegal Mexican Migration to the United States,” Trade Policy Analysis no. 19, Cato Institute, October 15, 2002, p. 13.

[13] То есть 1,532, умноженное на 1,143, равняется 1,751.

[14] За рамками нашего моделирования, правда, остался один фактор: затраты на реализацию рассматриваемых политических решений. После легализации нужда в охране границы, естественно, не отпадет. Мы однако сомневаемся, что расходы на эти цели в данном случае сильно увеличатся: вполне возможно, они даже сократятся вместе с количеством работников-иностранцев, пересекающих границу незаконно. На самой территории США речь идет о затратах на реализацию программы по сбору визового налога или ужесточение контроля над занятостью. Поскольку разница между последствиями тех или иных политических решений достигает 260 миллиардов долларов в год, представляется маловероятным, чтобы прямой учет затрат на реализацию политического курса изменил наш вывод в пользу либерализации.

[15] О последствиях либерализации иммиграционной политики США, проведенной в 1965 г., см. Griswold, p. 4.

[16] Мы предполагаем, что иммиграционная политика не влияет в долгосрочном плане на уровень технологий и процент отдачи от капитала, а это значит, что и коэффициент капитал/труд (К/Т) не меняется.

[17] Мы вычисляем коэффициент корреляции Пирсона «продукция/единицу времени». Она измеряет силу линейной зависимости между двумя переменными. Этот коэффициент корреляции лежит в диапазоне от –1 до +1, и приближается к –1 (+1), если между переменными существует сильная положительная (отрицательная) линейная зависимость.

[18] В базе данных за «предстартовый» 2005 год мы закладываем уровни зарплат для легальных и нелегальных мигрантов, составляющие, соответственно, 90% и 80% от зарплат отечественных работников. Обоснование цифры в 90% см. в.R. Rector and C. Kim, p. 11, Table 2. Цифра в 80% является предположительной.

Впервые: Restriction or Legalization? Measuring the Economic Benefits of Immigration Reform // Trade Policy Analysis. № 40 (2009. August 13).

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

17:45 МЧС предупредило москвичей о надвигающейся непогоде
17:27 Посол Молдавии отозван из России в Кишинев
17:02 В Белом доме признали прогресс в отношениях с Россией
16:54 Лидеру SERB не дали засудить Навального за испорченный День России
16:47 Рогозин встретился в Сирии с Асадом
16:37 Горячий чай связан с понижением риска глаукомы
16:24 Умер глава международного «Мемориала» Арсений Рогинский
16:09 Обаму обвинили в развале дела о причастности «Хизбаллы» к торговле наркотиками
15:35 Россию и Китай в США назвали странами-ревизионистами
14:54 Москва обвинила Киев в своем уходе из центра по контролю минских соглашений
14:37 Поджигателя кинотеатра перед показом «Матильды» отправили на принудительное лечение
14:23 У озера Лох-Несс найдена могила бронзового века
14:04 Илья Яшин подаст в суд на мэра Москвы Сергея Собянина
14:03 Песков отказался обсуждать наказание Улюкаева
14:00 Навальный подаст документы на регистрацию в ЦИК
13:55 Песков призвал к сотрудничеству ЦРУ и ФСБ
13:07 Генпрокуратура затребовала на Украине предполагаемого убийцу Пола Хлебникова
13:05 ЦИК запустил обратный отсчет до выборов президента РФ
12:50 На островном «дальневосточном гектаре» устроят площадку для квестов
12:41 Apple закроет музыкальный магазин iTunes
12:39 Число гимназистов «Сколково» удвоится к 2021 году
12:34 «Сколково» представил целевые показатели на 2020 год
12:25 Спустя 130 лет редкая бабочка вновь встретилась энтомологам
12:13 Каддафи-младший решил возглавить Ливию и призвать на помощь ООН
12:02 Россельхознадзор разрешил поставки шпрот из Латвии и Эстонии
11:41 Минфин простит долги предпринимателям
11:21 Саакашвили отказался отвечать на вопросы украинских прокуроров
11:20 Новым «Звездным войнам» не хватило шага до кассового рекорда
10:54 СМИ узнали о возможном выделении 19 трлн рублей на перевооружение армии
10:31 Саакашвили изложил свою версию истории письма к Порошенко
10:29 Власти Рима отменили указ об изгнании Овидия
10:28 США потратят 200 млн долларов на сдерживание России
10:06 Три НПФ продали акции Промсвязьбанка до объявления о его санации
10:02 В Израиле умерла любимая учительница Путина
09:45 Полиция обыскала дом написавшей о слежке за Россией журналистки
09:41 Правозащитники рассказали о просьбах Улюкаева в СИЗО
09:26 Еще одна биржа в США начала торговать фьючерсами на биткоины
09:15 На Дальнем Востоке появится новая армия
09:05 Депутаты ГД предложили штрафовать стритрейсеров на миллион рублей
08:45 Посол РФ в США в Вашингтоне встретится с замгоссекретаря
08:22 60 нацгвардейцев пострадали при столкновении со сторонниками Саакашвили
08:07 В ЦРУ отказались обсуждать помощь в предотвращении теракта в Петербурге
07:50 18 декабря официально началась президентская кампания
17.12 21:00 Президент Финляндии ответил на информацию о слежке за военными РФ
17.12 20:27 Компания Ковальчука претендует на крымский завод шампанского «Новый свет»
17.12 20:04 Сборная РФ по хоккею выиграла Кубок Первого канала
17.12 19:44 ЦРУ передало Москве данные о подготовке теракта в Петербурге
17.12 19:16 При столкновениях со сторонниками Саакашвили пострадали десятки полицейских
17.12 18:35 СМИ назвали место содержания главаря ИГ
17.12 18:08 Опубликовано видео ликвидации боевиков в Дагестане
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.