Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
15 декабря 2017, пятница, 05:59
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

12 января 2010, 09:16

Климатгейт и Копенгаген

Мы публикуем стенограмму передачи «Наука 2.0» – совместного проекта информационно-аналитического портала «Полит.ру» и радиостанции «Вести FM». Гость передачи – геоэколог, кандидат географических наук, старший научный сотрудник кафедры физической географии мира и геоэкологии Географического факультета МГУ, эксперт UNEP Николай Дронин. Услышать нас можно каждую субботу после 23:00 на волне 97,6 FM.

Борис Долгин: Сегодня в передаче «Наука 2.0», совместном проекте радиостанции «Вести FM» информационно-аналитического интернет-портала «Полит.ру» наш гость – Николай Михайлович Дронин, геоэколог, кандидат географических наук, старший научный сотрудник кафедры физической географии мира и геоэкологии Географического факультета МГУ. Говорить мы будем о проблеме климата: о том, что мы можем об этом проблеме сказать более или менее уверенно, о чём - с какой-то степенью вероятности, и что из этого может следовать для наших практических действий. А дополнительный информационный повод – широко известный скандал с публикацией писем климатологов, а с другой стороны – грядущий саммит в Копенгагене по проблемам климата. Добрый вечер, Николай Михайлович!

Николай Дронин: Добрый вечер!

Б.Д.: Забыл предупредить радиослушателей, что вести программу сегодня буду только я - научный редактор «Полит.ру» Борис Долгин. К сожалению, остальные коллеги не смогли сегодня прийти, но я надеюсь, от этого беседа будет не менее живой.

Николай Михайлович, из какой научной области вы пришли в эту тематику? У нас уже выступал Владимир Клименко, который пришёл к проблемам климата из технических наук. Он тоже рассказывал о климате, об истории в свете климата и о климате в свете истории. Откуда вы?

Н.Д.: Я закончил географический факультет МГУ, все время там и работаю, с небольшим перерывом на армию.

Б.Д.: То есть вы представитель классической географии.

Н.Д.: Да, я из классической географии, причём физической. Проблемой климата я занимаюсь с 2000 года, когда меня пригласили участвовать в международном проекте с Кассельским университетом - это Германия. Они делали модель изменения климата и его влияния на сельское хозяйство России в будущем. Во главе этого проекта был Джозеф Алькама[1], который является ведущим экспертом в IPCC[2]. А с этого года он занял должность главного учёного – есть такая позиция – ЮНЭП[3]. Это очень высокий пост, выше его там нет по части науки.

Мне повезло, что я попал в такую команду, мы сделали модель, она была опубликована. Я имею интерес к этой истории ещё и потому, что в 2005 году я опубликовал на английском языке статью, которая называется «Зависимость от климата и продовольственные проблемы в Советском Союзе». Я рассмотрел все неудачи в советском хозяйстве и попытался объяснить, что же было главным в этих неудачах: климат, например, засухи, или…

Б.Д.: …какие-то административные воздействия.

Н.Д.: Сейчас это называется мисменеджмент.

Б.Д.: Понятно. Все, кто интересуются этим вопросом, сейчас говорят о скандале с опубликованной хакерами перепиской. Хотя ее опубликовали хакеры, переписка не становится менее скандальной. Напомню, что речь идет о переписке климатологов, где они обсуждают друг с другом, как не допускать публичности в отношении тех результатов исследований, которые могут заставить непросвещённую публику подумать, будто никакого глобального потепления нет. Или что это не является результатом собственно человеческой деятельности. Вы можете что-то сказать об этом?

Н.Д.: Это, конечно, самый неприятный сюрприз для экспертов IPCC в преддверии Копенгагенского митинга. Я даже не могу представить, что бы ещё могло произойти такого, чтобы немножко их потрясти. Я посмотрел эту переписку, и у меня сразу возник вопрос: сколько можно этих писем прочитать? Там ведь более 1000 документов. Я стал читать и прикинул, что мне потребуется недели две, наверное, разбирать эти письма. Поэтому у меня возникла мысль, что хакеры-то, может, и вскрыли сервер, но работали с письмами профессиональные люди. Причем, скорее всего, это была какая-то команда, потому что это всё надо было просмотреть. Потому что компрометирующих писем там немного, всего несколько штук, но всё, что можно, они там нашли, а ведь эти компрометирующие письма требуют определённой подготовки. Надо знать имена, о чём речь идёт, и я не думаю, что какие-то хакеры могли прочитать и понять, о чём эти письма.

Б.Д.: Ну, проблема климата очень живо и горячо обсуждается. Помнится, за популяризацию этой проблематики даже Нобелевскую премию мира дали отнюдь не профессиональному климатологу. Так что представить себе, что кто-то из хакеров тоже этим интересуется и захотел что-то такое вскрыть, уже зная главные имена в этой сфере, – вполне возможно.

Н.Д.: Я думаю, что это была большая работа, скажем так. Я не знаю, когда именно они получили доступ к этим письмам, но, по-видимому, ребята достаточно серьезно работали с ними. И я хотел бы сказать о самих этих обвинениях. Там прозвучало три главных обвинения: неуважительное, неэтичное отношение к своим оппонентам, как они их называют в своей переписке и так далее. Понятно, что в частной переписке это всё возможно, хотя, прямо скажем, не совсем характерно для западных учёных. Второй пункт – более серьёзный, касается ограничения доступа в рецензируемые журналы. По-видимому, это самое серьёзное обвинение, которое можно извлечь из писем, потому что это противоречит законам той же Англии – это ограничение доступа граждан к информации.

Б.Д.: То есть это неуважение не только к оппонентам, но и к обществу

Н.Д.: Это нарушение закона. В Англии закон не допускает ограничений доступа к информации. Если рецензируемый журнал предвзято относится к той или иной статье только потому, что там излагается другая точка зрения, значит, этот закон нарушен. Мне кажется, есть большие основания предполагать, что эта проблема действительно существует. Дело в том, что в последние годы эксперты IPCC очень часто использовали такой аргумент в отношении своих оппонентов: вы публикуетесь только в Интернете и не публикуетесь в рецензируемых журналах. А мы строим доклады IPCC исключительно на материалах, опубликованных в рецензируемых журналах. Такой аргумент мне казался немножко странным, потому что я не понимал, почему оппоненты не могут публиковать свои материалы в рецензируемых журналах. По-видимому, ограничения реально были, и эксперты IPCC использовали этот аргумент, который высказывается только в отношении этой проблемы, а в отношении других глобальных экологических проблем – нет. А добиться таких ограничений очень легко, потому что многие эксперты IPCC входят в редколлегии ведущих журналов. Фактически они и определяют, что будет напечатано, а что не будет. Здесь есть даже перспектива судебного разбирательства.

А теперь третий вопрос, который широкой аудитории кажется более серьёзным, – насчёт фабрикации данных.

Б.Д.: Ну да, насчёт того, что уничтожалась информация о части первичных данных; и речь идёт о том, как преобразовывать эти первичные данные так, чтобы они бы доказывали нужные закономерности

Н.Д.: Да, это очень серьёзное обвинение. Международного комитета по научной честности не существует, но в некоторых странах такой комитет есть. И здесь тоже есть перспективы судебного разбирательства в рамках такого комитета. Но, повторяю, такого международного комитета не существует. Но, на мой взгляд, это все же не очень серьёзное обвинение. Почему я так думаю? Во-первых, если исходить из писем, это обвинение адресовалось прежде всего Майклу Манну[4].

Я хочу сказать, что эта его «клюшка» была опубликована 10 лет назад и сразу вызвала большие сомнения и критику. Потому что она не согласуется с теми данными, которые всем известны относительно климата недавних эпох. Был малый ледниковый период с 1350 года по 1850-1860, а с 1100 по 1300 был так называемый «тёплый период», когда, например, в Англии делали вино. И если мы сравним нынешние температуры и те, которые позволяли в Англии выращивать виноград, то, по-видимому, в этот «тёплый период» температуры были на градус выше. Это всё известно, поэтому данный график сразу же многим не понравился, и его критиковали. Я думаю, что в отношении не всех других материалов.

Б.Д.: Понятно. Вы хотите сказать, что саму идею проблем с климатом это не отрицает. Напоминаю, что в нашей программе «Наука 2.0» мы говорим о проблемах климата с Николаем Дрониным, сотрудником кафедры физической географии мира и геоэкологии Географического факультета МГУ. Мы говорим и о скандале, связанном с получением и интерпретацией данных, и о том, что с этим связано. Мы остановились на «клюшке» Манна и на той мысли, что даже если данные об изменениях климата были сфабрикованы или, скажем так, несколько подправлены, самой проблемы это не отменяет.

Н.Д.: Да. Я хотел бы сказать, что изменение климата происходит, идет глобальное потепление. Мы можем судить об этом не по «клюшке» Манна, а просто по национальным сообщениям. Фактически каждая страна подписывала национальные сообщения по изменению климата

Б.Д.: То есть существует много независимых друг от друга источников…

Н.Д.: Вы найдёте много графиков: для Казахстана, России, для других стран – и везде будет одно и то же – тренд вверх.

Б.Д.: А этот тренд не изменился за последние годы? Есть точка зрения, что немножко изменился.

Н.Д.: Трудно сказать. Тренд есть тренд, хотя возможны какие-то колебания. Если вспомнить проблему истощения озонового слоя, то, например, в 2002 году дыры не было, а в 2003 году она опять появилась. Поэтому колебания могут быть очень значительными, но тренд есть тренд. Я хотел бы сказать ещё одну вещь в оправдание экспертов IPCC по этому пункту. Знаете, учёный для себя решает, насколько он верит в то, что он говорит. И вторая задача у него стоит…

Б.Д.: …как убедить других.

Н.Д.: Как презентовать, да.

Б.Д.: Более того, эта задача обычно делится на две части: убедить других специалистов и убедить тех, кто не являются специалистами, но воздействуют на принятие решений, да и просто общество.

Н.Д.: Всегда будет проблема выбора того материала, который стоит презентовать, например, широкой аудитории. И тут возможно всякое. Выбор того, как подать материал, какие взять графики и так далее. Вот эта «клюшка», например, она же усреднённая, за ней стоит несколько десятков графиков, которые показывают огромный разброс температурных оценок. «Клюшка» сама по себе не может быть в виде одного графика, если существует такой разброс. Есть проблема презентации. Любой учёный, например, когда лекцию готовит, начинает выбирать, что бы презентовать

Б.Д.: Происходит некоторое упрощение, если ты говоришь не с коллегой, который знает столько же, сколько и ты, но просто получает чуть другие данные, а с аудиторией, которая должна разобраться в проблеме, не обладая тем же исходным знанием. Понятная проблема, давайте попробуем разделить имеющиеся проблемы на несколько логических стадий. Первая: можно ли говорить о тренде потепления? Как вам кажется, климатологи, представители разных специальностей в разных странах более или менее едины, что потепление имеет место в рамках разных колебаний потепления и похолодания?

Н.Д.: Знаете, я могу судить просто по высказываниям моих коллег по факультету. Среди них есть и противники концепции антропогенного изменения климата.

Б.Д.: Нет-нет, мы пока не говорим про антропогенность, мы говорим только о самом факте потепления или его отсутствии.

Н.Д.: Даже эти оппоненты не отрицают факта изменения климата, причем именно его потепления. Конечно, в Интернете вы можете найти всё что угодно, опровержение любого графика и любого высказывания. Ну, вы знаете, есть такой график – увеличение числа аномальных погодных явлений в мире. И я видел в Интернете опровержение этого графика, говорилось, что это артефакт. Там же заложен, например, рост экономического благосостояния, как оценивать экономическую собственность – люди стали богаче, вот у них такие потери возникают из этих аномальных явлений – экономический график такой. Но я знаю, что страховые компании сейчас уже испытывают большие проблемы в связи с изменением климата. Им доказывать не надо, что климат меняется в нехорошую сторону. Они сейчас уже теряют. Например, в Штатах страховые компании уже 40% платят за ущерб, связанный с аномальными погодными условиями, а в 1950-ые гг. это составляло всего несколько процентов. Вот такие вещи…

Б.Д.: Бывший у нас гостем Владимир Клименко, как будто бы солидаризовался с мнением о том, что некоторое повышение температуры происходит, но совершенно не был настроен алармистски. Опять-таки, мы пока не касаемся вопроса об антропогенности. Как вы считаете, как считают ваши коллеги, а вы ведь общались с коллегами далеко не только на своём факультете и не только в России, действительно ли это потепление остается в рамках разных колебаний? Насколько это проблематично? Нужно ли в связи с этим принимать какие-то сверхсрочные меры, то есть является ли это чем-то чрезвычайным?

Н.Д.: Хороший вопрос, но на него трудно ответить, потому что он упирается в ту концепцию, которую можно принять. Если мы считаем, что это то же примерно явление, которое было в недавнем прошлом, – я говорил про тёплый период, про Средневековье, когда было существенное похолодание… Между прочим, в последний раз Темза замерзала в 1814 году, до 1814 года ярмарки устраивали на замерзшей Темзе. Сейчас это невозможно себе представить. Если мы считаем, что потепление, которое мы имеем, – это аналог того, что было в недавнем прошлом, то мы примерно знаем, каков предел этого потепления. Ну, на градус больше.

Б.Д.: И в этом нет ничего, что заставляло бы нас думать, что жить на Земле станет крайне некомфортно.

Н.Д.: Да, я скажу так: человечество-то не заметило ни потепления, ни похолодания. В летописях это никак не отражено. Там вы можете получить лишь косвенные сведения. Нельзя сказать, что люди от этого так страдали, что они ставили это в качестве проблемы. Была чума, например, но не было никакого похолодания или потепления для них. Ну, вымерли фермеры в Гренландии, когда похолодание началось: они сначала в тёплый период туда переселились, а потом похолодание началось.

Б.Д.: То есть по косвенным фактам это всё отслеживается.

Н.Д.: Да, как вино в Англии.

Б.Д.: А теперь третья точка: насчёт роли человека в этих изменениях. Насколько, на ваш взгляд, предметом консенсуса в международном научном сообществе является значимая, принципиальная роль человека в этом процессе? Не просто факт какого-то воздействия, а на уровне вполне ощутимого фактора?

Н.Д.: Я недавно семь месяцев провёл в Штатах, в Нью-Йоркском университете. Там у меня была возможность спрашивать, я интервью брал у американских профессоров и ведущих экспертов. И я им задавал такой вопрос: как ранжировать глобальные экологические проблемы по степени достоверности? На первое место они поставили истощение озонового слоя. Они считают, что это научная концепция, которая подтверждена фактами и хорошо сформулирована, всё там понятно, есть модели, прогнозы просчитаны и пр. На второе место они поставили проблему климата, но интересно, как они её ставили. 100% считают, что проблема антропогенного влияния на климат существует.

Б.Д.: Именно антропогенного влияния?

Н.Д.: Да. Но они считают, что, в отличие от истощения озонового слоя, существует какое-то расстояние, скажем, между этими двумя проблемами с точки зрения степени их обоснованности. Почему? Потому что фактически (это мнение опять же американских профессоров) мы не имеем возможности прямого наблюдения, которое подтвердило бы эту концепцию.

Б.Д.: Невозможно взять две Земли с абсолютно идентичными условиями, и одну из них сделать контрольной, то есть человечество прекратит свою деятельность, а на другой человечество продолжит текущую деятельность.

Н.Д.: Слишком много шума в наблюдениях будет. Если речь идёт о том, что радиационный баланс меняется на 1-2%, мы его не можем уловить, это изменение, но есть модели, и есть логика, и есть концепция, которая как бы убеждает: это должно происходить, накопление антропогенного CO2 в атмосфере должно приводить к изменению климата. Кстати, два дня назад по Euronews показывали простой опыт. Какой-то специалист брал две ёмкости: в одной был простой воздух, в другой - накаченный CO2, концентрация там была побольше. Ставились две лампы, освещали две эти ёмкости…

Б.Д.: Некий микроэксперимент.

Н.Д.: Такой, для школьников. И в той ёмкости, где был накачен CO2, температура была выше на три градуса. Простая демонстрация, которую можно поставить под сомнение, но она показывает эффект. Что нам известно? Нам известно, что накапливается CO2. Это неоспоримо, потому что есть станция на Гавайских островах, которая подхватила этот тренд вверх, и это основной график для нас, так называемая «гавайская пила». «Пила», потому что там зубцами показываются сезонные колебания того, как дышит наша растительность. Так, CO2 накапливается, было 280 миллионов частиц, стало 370 миллионов, и есть тренд, направленный вверх. Мы знаем точно, что это накопление идёт за счёт антропогенной деятельности. Идёт накопление антропогенного CO2. Это факт, потому что это сделано на основе изотопных анализов, это всё достоверно. Интересно, что в принципе антропогенный углерод составляет небольшой процент, это меньше 5% оценочных данных относительно вообще CO2 в природе вообще.

Б.Д.: Иными словами, есть вопрос, не является ли это самое накопление некоторой мышкой в огромном здании, которая вряд ли может повлиять на его смещение.

Н.Д.: Нет. Загадка здесь заключается в том, что почему-то он накапливается. По идее он мог быть поглощён растительностью – это же катализация, что называется, это питательная среда для растений, или поглощаться, например, океаном. Почему в атмосфере накапливается этот небольшой выброс, дополнительные 4 - 4.7? Не всё накапливается, но примерно половина этого накапливается – 2%.

Б.Д.: Здесь возникает вопрос, не готовы ли со временем приспособиться к этому увеличению растительный покров, океан? Не начнут ли они постепенно его поглощать и перерабатывать?

Н.Д.: В экспериментальных условиях – да, это всё подтверждается. Накачивание CO2 приводит к тому, что растения поглощают. Там есть предел - 1200 биллионов частиц, а мы сейчас имеем 370 миллионов частиц, то есть, запас такой, что должно было бы поглощаться. Была концепция, что океан не может поглощать, потому что существуют другие лимитирующие факторы. Например, нехватка железа есть в некоторых частях океана, которая препятствует размножению планктона, фитопланктона, которые могут поглотить. Но факт в том, что это накапливается. Теперь логично рассудить, что если накопление идёт, приведёт ли это к потеплению? Должен сказать, что эксперты IPCC достаточно осторожно подходят к этому вопросу, они не то чтобы рисуют там такие графики с линейной зависимостью: идёт наращивание CO2 - и идёт рост температуры. Все знают ограничение такого влияния CO2: во-первых, водяной пар, ответственный за парниковый эффект на 90%, а на 10% - все парниковые газы, включая CO2. Во-вторых, все знают, что CO2 сейчас в атмосфере достаточное количество, чтобы поглотить радиацию в том диапазоне, в котором он поглощает.

Б.Д.: Возникает вопрос о реакции человечества на всё это. Ведь разговоры о глобальном потеплении, об антропогенных факторах изменения среды идут с 1970-ых годов, насколько я помню. Была попытка Киотского протокола, сейчас что-то такое идёт в Копенгагене. Что можно сделать, что удалось и чего не удалось в Киото, чего ждать от Копенгагена?

Н.Д.: Если говорить очень коротко, то Киотский протокол провалился, то есть он не достиг своих целей. По Киотскому протоколу максимальный выброс от антропогенных источников должен был составлять +44% по отношению к 1990 году. Речь не шла о том, чтобы сократить выбросы ниже 1990 года, а просто ограничить по отношению к нему. Т.е. если бы всё это было выполнено, то в 2010 году мы бы имели прирост 44%. Извините, это был бы трендовый прирост. Если бы Киотский протокол был выполнен, мы бы имели прирост 38% - разница в 6%. Что мы имеем сейчас, в 2009 году – мы имеем уже 49%, на 5% выше трендового.

Б.Д.: Почему так получилось?

Н.Д.: Потому что тренды были просчитаны неправильно. Мне кажется, никто не смог предположить, что Китай так рванёт.

Б.Д.: А обязательства не были взяты такими быстро развивающимися странами, как Китай? А что в этом смысле с Индией?

Н.Д.: И Индия тоже, но Китай тут важнее. Потому что, если мы возьмём только 1990-ые годы, то прирост эмиссии CO2 был где-то 1% в год. Это устраивало всех экспертов. Но в 2000 году произошло то, что произошло: 3.6% прироста эмиссии в год. Это за счёт роста Китая и за счёт того, что Китай стал использовать уголь

Б.Д.: Очень грязные технологии.

Н.Д.: Они грязные и неэффективные, на единицу продукции вы больше выбрасываете CO2, если уголь жжете.

Б.Д.: Насколько я понимаю, Китай не хочет присоединяться к соглашению, говоря о том, что страны Запада уже столько столетий загрязняли окружающую среду, надо бы и нам позагрязнять.

Н.Д.: Да, у них много аргументов, но если судить по последним заявлениям, они не могут порадовать экспертов IPCC, потому что Китай заявил, что он готов рассмотреть эту проблему, но в части интенсивности выбросов. Это называется «на единицу продукции».

Б.Д.: То есть он готов постепенно становиться эффективнее?

Н.Д.: У него будет расти выброс, если это перевести на нормальный язык, но выброс относительно продукции будет уменьшаться за счёт внедрения новых технологий или за счёт альтернативных источников энергии, как гидроресурсы, гидростанции, они 20 атомных станций хотят построить.

Б.Д.: А есть ли тогда смысл о чём-то договариваться в Копенгагене, если главный фактор риска не готов к самоограничениям?

Н.Д.: Это проблема, проблемой является и позиция США.

Б.Д.: Которые не готовы брать на себя ограничения, пока не возьмёт их на себя Китай. Во всяком случае, такой была позиция при администрации Буша. Сейчас ситуация изменилась?

Н.Д.: Последнее заявление было более обнадеживающим. Было заявлено, что США готовы ограничить свои выбросы в абсолютных значениях, но относительно 2005 года. А позиция Европейского Союза… У нас три игрока вообще-то есть сейчас: Европейский Союз, Штаты и Китай, потому что если вы посмотрите, какие выбросы приходятся на страны, то график будет удивительный. В Штатах, я не помню точно, но где-то 6 млрд. тонн выбрасывается. В Китае – где-то 7 млрд. тонн уже, а на третьей позиции Россия – 1.7 млрд. тонн. Все остальные страны идут по убывающей.

Б.Д.: Так есть ли смысл о чём-то говорить? И чего вообще можно ждать от таких разговоров? Есть ли смысл в Копенгагене - или он заранее обречён?

Н.Д.: Я думаю, что проблемы будут. Здесь есть только один аргумент у Европейского Союза. Ведь Киотский протокол даже Европейский Союз не выполнил.

Б.Д.: Как они его ни пробивали и ни заставляли всех присоединиться.

Н.Д.: Они были инициаторами, но не смогли выполнить: взяли на себя обязательство сократить выбросы на 8% по отношению к 1990 году – это хороший показатель.

Б.Д.: Что всё-таки делать? Кратко, одной фразой.

Н.Д.: Там есть пункт по поводу дополнительных механизмов решения проблемы. Суть такая, что создать углеродный рынок.

Б.Д.: Рынок выбросов, и таким образом как-то попробовать заставить…

Н.Д.: …нет, я хотел сказать, что Киотский протокол в этом отношении можно считать вполне успешным

Б.Д.: Рынок создан, и в нём участвует Россия.

Н.Д.: Фактически не участвует. В России хотят продавать свои квоты, но это не рынок - квоты у неё никто не купил.

Б.Д.: Сейчас, кажется, с кем-то пытается договариваться.

Н.Д.: Может быть, но Украина, например, продала свой избыточный горячий воздух за 200 млн. евро.

Б.Д.: И всё-таки, что делать в Копенгагене?

Н.Д.: В Копенгагене, я думаю, Европейский Союз будет напирать на этот достаточно успешный опыт создания рынка, рыночных отношений. Действительно, никто не ожидал, что западные страны начнут вкладывать технологии в развивающие страны и получать, таким образом, для себя дополнительные возможности. Вот этот технологический обмен оказался вполне дееспособным.

Б.Д.: Здесь у нас в деле сохранения нашей окружающей среды есть надежда на рынок?

Н.Д.: Я думаю, что США можно заинтересовать этим.

Б.Д.: Спасибо. На этой оптимистической ноте мы прощаемся с вами. Напоминаем, что это была передача «Наука 2.0», совместный проект радиостанции «Вести FM» и Интернет-издания «Полит.ру». В гостях у нас был Николай Дронин, геоэколог, кандидат географических наук, старший научный сотрудник кафедры физической географии мира и геоэкологии Географического факультета МГУ. Спасибо.


[1]              Джозеф Алькама – эколог и профессор прикладных исследований экологической системы науки, директор центра экологических системных исследований Кассельского университета, Германия.

[2]           IPCC – межправительственная группа экспертов по изменению климата. Организация, основанная в 1988 году для оценки риска глобального изменения климата, вызванного техногенными факторами.

[3]              ЮНЭП – программа ООН по окружающей среде. Учреждена на основе резолюции генеральной ассамблеи ООН 15 декабря 1972 года. Программа призвана способствовать координации охраны природы на мировом уровне. В сферу деятельности ЮНЭП также входит разработка рекомендаций и международных договоров по таким вопросам, как потенциально опасные химикаты, трансграничное загрязнение воздуха и загрязнение международных судоходных русел.

[4]              Майкл Манн – американский климатолог. Известен как автор многих работ по палеоклиматологии и один из авторов так называемой «климатической клюшки» - графика оценки средних температур на Земле с 1000 года, призванного обосновать глобальное потепление в последние десятилетия.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

23:20 В Москве пройдет обсуждение книги Павла Уварова о Франции XVI в.
22:53 Минобороны РФ изложило свою версию «перехвата» Су-25 над Сирией
22:43 Россияне обыграли шведов на домашнем этапе Еврохоккейтура
21:35 «Современник» отложил спектакль из-за госпитализации Гафта
21:26 Захарова назвала ответственных за гибель людей в Донбассе
21:16 CNN сообщил о перехвате российских истребителей над Сирией
21:07 Четверо детей погибли при столкновении автобуса с поездом во Франции
20:04 Россельхознадзор запретил ввоз чая из Шри-Ланки из-за вредного жука
19:52 Apple начала продажи самого дорогого компьютера
19:30 Минтранс попросил Медведева уволить главу Росавиации
19:17 Дисквалифицированный лыжник Легков вошел в Putin Team
19:13 Биатлонистка из РФ выиграла спринтерскую гонку для Словакии
18:47 ЦИК насчитал 13-15 желающих баллотироваться в президенты
18:35 В московском воздухе зафиксировали тройное превышение сероводорода
18:19 КНДР пообещала США жесткие контрмеры за морскую блокаду
18:18 ЕЦБ и Банк Англии не стали менять ключевые ставки
18:12 Роскомнадзор пригрозил блокировать СМИ за «нежелательные» ссылки
17:44 WADA объявило о новом расследовании в отношении россиян
17:33 Прокурор напомнил Яшину о последствиях несанкционированной акции
17:25 Роскомнадзор пообещал постараться избежать блокировки YouTube
17:04 СКР открестился от дела в отношении Родченкова 2011 года
17:00 Сбербанк посулил акционерам триллион рублей дивидендов
16:48 Disney покупает кинокомпанию Twentieth Century Fox
16:27 Саакашвили отреагировал на критику Путина
16:17 Госдума отказалась сокращать новогодние каникулы
15:58 Тараканы меняют аллюр в зависимости от скорости движения
15:58 Греф признал наличие двух преемников
15:40 В употреблении допинга заподозрили 300 российских спортсменов
15:39 Суд в Бельгии закрыл дело об экстрадиции Пучдемона
15:37 Путин высказался о проблеме абортов
15:23 Сатурн обзавелся кольцами сравнительно недавно
15:16 Суд приговорил вербовщика террористов в Петербурге
15:15 Путин ответил Собчак на вопрос о страхе перед оппозицией
15:13 Рособрнадзор нашел нарушения на сайтах 95% вузов
15:03 Президент России назвал способ победить мировой терроризм
15:00 Британский суд признал WikiLeaks средством массовой информации
14:51 Парламент Британии получил право наложить вето на решение о Brexit
14:41 Путин обвинил Польшу в провокации конфликта из-за крушения самолета Качиньского
14:39 Путин отказался отвечать на вопрос о новом составе правительства
14:34 Путин назвал Китай основным стратегическим партнером
14:33 Роскомнадзор пригрозил YouTube блокировкой из-за «Открытой России»
14:26 Президент РФ назвал ЕАЭС выгодным для всех участников
14:17 В Думе обвинили Канаду в нежелании мира на Украине
14:11 Путин призвал к обмену заключенными и пленными с Украиной
14:08 Путин обвинил США в провокации по отношению к КНДР
14:00 Дума приняла закон о наказании за воровство на гособоронзаказе
13:53 Путин предложил ограничить кредиты коммерческих банков для регионов
13:42 Путин ответил на вопрос о Трампе и «российском следе» в президентских выборах в США
13:41 В Пхеньяне впервые собралась российско-корейская военная комиссия
13:34 СМИ назвали неполадки причиной взрыва на газовом хабе в Австрии
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.