Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
12 декабря 2017, вторник, 07:53
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

04 февраля 2010, 09:30

День Сурка на Триумфальной

С недавних времен так уж в Москве повелось, что 31 числа каждого месяца, в котором это 31-е число есть, оппозиция выступает за свободу собраний. То есть за то, чтобы ей, оппозиции, да и всем остальным желающим, давали возможность свободно выражать свой гражданский протест по тому или иному поводу. Причем делать это не на выселках, где протест пройдет незамеченным, а в самом что ни на есть центре города. Что до 31 числа – выбор понятен: свобода собраний прописана в статье №31 российской Конституции. Изначально митинги проводила «Другая Россия», и некоторые правозащитные деятели присоединялись к ним в личном качестве. Как и все мероприятия «Другой России», согласовать их с властями не удавалось. То оказывалось, что именно в этом месте и в этот час проводится сбор донорской крови, то народные гуляния, то что-то еще. Нет, ну, естественно, по чистому совпадению…

Оппозиция выходила на площадь - и милиция, которой там собиралось сильно больше, чем оппозиционеров, разгоняла и задерживала последних. Действо превратилось в своеобразную рутину. Но 31 декабря прошлого года, заблаговременно получив очередной отлуп, оппозиция решила, что выйдет не на митинг, а на новогодний карнавал – только опять же в защиту свободы собраний. Принимавшая в нем участие Людмила Алексеева, сама себя с полным правом именующая бабушкой российской правозащиты, нарядилась Снегурочкой. Но маскарадный костюм и преклонный возраст Людмилу Михайловну от бдительных правоохранителей не спасли – доблестные люди в форме, едва не сбив с ног восьмидесятидвухлетнюю снегурку с палочкой, затащили ее в автобус с другими задержанными. Новогодье удалось на славу. Помню, сама я ждала дома гостей под елочку и  лихорадочно пыталась приготовить трапезу на 12 человек. Когда появились первые сообщения о приключениях новоявленной Снегурочки на Триумфальной площади, не знала, смеяться или плакать над столь абсурдным завершением отвратительного до абсурда года. И потом, почти до полуночи и боя курантов, так и стояла на кухне с прижатым к уху мобильным, одной рукой что-то помешивая то в миске, то в сковородке, а другой - забивая в компьютер рассказы самой Алексеевой и десятка очевидцев. Гости даже возмущаться не пытались – тоже находились под впечатлением.

Так или иначе, история была столь выдающаяся, что в начале января "Нью-Йорк Таймс" вынесла на первую полосу соответствующую статью, где исполнительница главной роли в этом театре абсурда блистала непосредственно в карнавальном костюме. Вскоре оппозиция снова подала уведомление о проведении митинга, вполне предсказуемо – на 31 января. И ей снова было отказано, потому что как-то так совпало, что именно в этот вечер на Триумфальной были заранее запланированы какие-то загадочные «зимние забавы». Тут уже, по совокупности факторов, заглавные отечественные правозащитные организации решили официально поддержать митингующих и к ним присоединиться. Потому что надоело все – сил нет. А я подумала, что стоит лично поприсутствовать на этом празднике жизни, чтобы Хьюман Райтс Вотч смог осветить мероприятие «из первых рук».

Да-да, я здесь не собираюсь абстрактно рассуждать о свободе собраний, и о том, почему она важна. Этот рассказ сугубо личный – о себе любимой, которая на митинг 31 января 2010 года от рождества Христова явилась, на случай возможного задержания вооружившись пресс-картой и солидной красной корочкой члена совета Уполномоченного по правам человека в РФ. Потому что шла я туда в сугубо профессиональном качестве, то есть не защищать пресловутую свободу, а наблюдать, как ее защищают другие, и писать о том, как им не дают этого делать. В таком раскладе последнее, что мне было нужно, – это оказаться в отделении милиции до окончания бала.

Вечером 31 января было холодно, даже очень холодно. Натянув на свитер зимнюю куртку и проклиная последними словами свою тяжкую долю, я побрела на Триумфальную и добралась до места минут за десять до заявленного начала запрещенной демонстрации. «Зимние забавы» шли полным ходом: площадь была огорожена железными заборчиками и оцеплена милицией по периметру. Одних автобусов и грузовиков с личным составом стояло больше двух дюжин, а сотни сотрудников уже выстраивались ровными шеренгами. Пройти на площадь не было никакой возможности. Какой-то милицейский чин кричал в микрофон, что митинг запрещен, и «гражданам» следует «разойтись». Вместе с внушительной толпой журналистов и немногими пришедшими заранее участниками я встала возле милицейского транспорта спиной к Тверской и начала ждать превращений. Они не замедлили воспоследовать.

Подтягивающийся народ стали тормозить на подходах к площади, образовались плотные человеческие пробки. На многих участниках поблескивали триколором бэджики «31 статья Конституции Российской Федерации». Поняв, что милиция «не пущает», народ начал с нарастающим энтузиазмом скандировать речевки про примат свободы и уважение к конституции, кто-то радостно закричал «Россия без Путина!», кто-то загудел «Позор! Позор!», кто-то поднял плакаты - и милиция пошла на штурм. Участников набралось, пожалуй, несколько сотен, милиционеров было больше. Сначала они хватали и волокли в автобусы для задержанных, припаркованные в центре площади внутри квадрата заграждений, молодых ребят с плакатами, выкрикивавших лозунги. Потом, раздухарившись, стали брать кого ни попадя. Сама я знала из верных источников, что на этот раз личному составу был отдан приказ журналистов не трогать. И о возможном покушении на свою свободу и личную неприкосновенность особенно не задумывалась – только старалась, чтобы в давке не разбили камеру.

Минут через пятнадцать шеренги милиции стали рассекать толпу на группы, оставляя между ними небольшое пространство. Я, наконец, расправила плечи, вздохнула полной грудью и сделала пару шагов вперед в надежде найти какое-нибудь возвышение, куда можно залезть и фотографировать в свое удовольствие. И тут из-за металлических заборчиков со стороны площади появились два молоденьких милиционера. Схватив меня под белы руки, они деловито сказали: «Девушка, пройдемте!» - «Куда пройдемте?» - искренне возмутилась я - «За что вы меня задерживаете? Плакатов при мне нет, веду себя тихо, и вообще я не участник, а пресса. Давайте пресс-карту покажу…» Но меня уже тащили за железные заграждения к автобусам в центр площади. А на возмущенные возражения «галантные сопровождающие» только бубнили, что «там разберутся», и сопротивление на данном этапе казалось бесполезным.

Автобус, куда меня закинули через минуту, был экипирован просторным «обезьянником» за железной решеткой. В нем кантовалось человек пятнадцать молодых ребят, с виду, в основном, нацболов. Временно пристроив меня возле решетки с наружной стороны клетки, какие-то издерганные сотрудники стали требовать документы. Я протянула вместо паспорта журналистское удостоверение и начала объяснять про свободу прессы освещать свободу собраний, то есть отсутствие таковой. Ввернула и про Уполномоченного по правам человека, которого в случае своего задержания, как член его совета, буду просить о личном вмешательстве. Сотрудники зримо погрустнели, стали вертеть в руках пресс-карту, переглядываться, в конце концов, отдали мне удостоверение, и я было прониклась надеждой…

Но тут с улицы раздался истерический женский визг, и те же стражи общественного порядка, которые только что «доставили» в автобус меня, стали впихивать в него молодую, растрепанную и отчаянно упирающуюся девицу, захлебывающуюся рыданиями и орущую, чтоб от нее убрали «грязные лапы». Предполагаемые нацболы в «обезьяннике» немедленно оживились и, стуча об пол ботинками, закричали «фашисты»… ну и далее нецензурно. Стоявшие в автобусе сотрудники отпихнули меня в угол и, приоткрыв дверь обезьянника, стали запихивать туда сопротивляющуюся барышню. Она раскинула руки и повисла в дверном  проеме. А бойкие «задержанные» изнутри начали выталкивать ее обратно. Железная дверная створка билась о стену аккурат возле моей головы, я вжималась с угол.

Какой-то молоденький милиционер, обидевшийся за фашиста и все остальное, зашелся в трехэтажном мате, поднажал, и барышня, как пробка, влетела в обезьянник. Забившаяся вместе со мной в угол крохотная женщина в милицейском форме и надвинутой на лоб каске поглядела на меня с тоской и пробормотала: «Вот такая у нас работа…» Я кивнула не без сочувствия. Тут выяснилось, что во время ожесточенной борьбы каким-то невероятным образом погнулся засов на двери «обезьянника», и дверь перестала должным образом запираться. Сотрудникам оставалось только удерживать ее спинами. «Задержанные» напирали… Я воспользовалась моментом и закричала поверх оглушительного шума, что мою пресс-карту уже посмотрели, да и сажать меня все равно некуда, учитывая поломку замка. Один из старших сотрудников, сотрясавшийся от ударов в дверь за спиной, рявкнул: «Тебе удостоверение вернули? Тогда иди быстро!» Я протиснулась к выходу, спрыгнула на землю, сделала пару шагов… «Девушка?» Я обернулась на отклик. Сзади подходил молодой круглолицый лейтенант милиции и буквально сиял улыбкой.

«Девушка! Ну, что? Отпустили вас? Как хорошо. А я вот видел, как вас ведут, и думал, эту-то, наверное, зря забрали. Вы ведь журналистка, да? Но главное, отпустили. Давайте, я вас до заграждений провожу, ну, так, на всякий случай…» Я пожала плечами, и мы пошли через площадь. Парень не замолкал ни на секунду: «Девушка, знаете, я вот вам лично скажу, между нами? Так все это надоело! Стоять здесь, время терять, людей задерживать… А что их задерживать? Ведь безобразие всюду какое! Мы с парнями про то, как в этом "Речнике", прямо в Москве, людей из домов выселяют, новости слушаем - и просто волосы дыбом! Это же произвол полный! И я, мы – на вашей стороне, честное слово, ну, то есть, не на вашей, вы же пресса, а в смысле вообще, на стороне людей, с народом… И что? И нас этот народ вот так в автобусы загонять заставляют! В городе такая преступность, а нас с места срывают – все бросай, иди митинг разгонять. Да, мы озверели уже… Да я сам…»

Мы давно дошли до железных заграждений. Я закурила, прислонившись к ним спиной. Парень оживленно жестикулировал, сыпал скороговоркой, ругал начальство. Мне захотелось сказать ему что-то утешительное, и я было открыла рот, но тут откуда-то слева подбежали еще два милиционера и с криком «А ну, пройдемте!» схватили меня за руки. У моего собеседника в погонах от изумления отвисла челюсть, да и я на мгновение потеряла дар речи, правда, немедленно опомнилась: «Вы что делаете? Меня только что отпустили ваши коллеги, проверив журналистское удостоверение! И я с вашим сотрудником разговариваю! Куда вы меня тащите? Совсем разум потеряли?» Лейтенантик торопливо подтвердил: «Ну, да, ребят, вы чего? Ее отпустили только, журналистка, и с документами все в порядке, да, пять минут назад буквально, я ее до заграждений провожал…» Но меня уже тащили к очередному автобусу со словами «там разберутся». Ноги едва касались асфальта. Я обернулась и увидела через плечо, как разговорчивый лейтенант недоуменно разводит руками…

Второй автобус был уже без клетки, и сидели в нем «арестанты» немолодые, спокойные. Увидев кого-то при должности, я с места в карьер начала орать, что повторное произвольное задержание в течение 15 минут - это уже откровенный бардак, отсутствие профессионализма и препятствование работе прессы. Вытащила многострадальную пресс-карту, потрясла ее перед лицом очередного сотрудника, напомнила недавний скандал вокруг фотокорреспондента, которого забрали в милицию и даже на общей волне гротеска осудили за участие в несанкционированной протестной  акции (участие заключалось в том, что он эту акцию снимал для РИА "Новости", о чем красноречиво свидетельствуют его фотографии, растиражированные данным сугубо респектабельным агентством), пригрозила, что если меня доставят в отделение, проблем будет еще больше… Сотрудники подумали-подумали - и, наконец, отпустили восвояси. Я снова спрыгнула со ступенек автобуса и пошла к заграждениям.

Посреди площади стояла закутанная в платок Людмила Михайловна Алексеева, которую милиция, вытащив из толпы, провела в зону оцепления, видимо из страха, что бабушку в давке случайно покалечат, и тогда уж точно будет всем скандалам скандал. Она что-то кричала в мобильный телефон, пытаясь добиться чьего-то освобождения… А на мой мобильник позвонил Олег Орлов из «Мемориала» и сообщил, что находится в автобусе 398, и скоро этот автобус отъезжает в отделение… Я объяснила, что меня уже два раза задержали, но отпустили по пресс-карте, и не нужно ли ему чего. Орлов посмеялся и заверил, что ничего ему не нужно. Я, наконец, вышла за заграждение и собиралась найти кого-то из «мемориальцев», поделиться информацией, но тут ко мне подлетела очень возбужденная девушка и затараторила, что она корреспондент газеты «Собеседник», и мы с ней якобы знакомы, и она видела, как меня забрали, и рада, что отпустили, а вот у нее задержали фотографа, и не могла бы я помочь добиться, чтобы его тоже освободили… Я призадумалась и, увидев неподалеку за заборчиком своего знакомого разговорчивого лейтенантика, стала махать рукой. Он расплылся в улыбе и подошел к ограждению: «Ой, девушка, вы снова вышли! Ну, слава Богу!» Я объяснила, что «по ошибке» забрали фотографа, показала корреспондентку, попросила пригласить кого-нибудь из старших по званию. Он был рад стараться. Корреспондентка пустилась в объяснения, а я осталась стоять рядом на случай, если понадобятся более веские аргументы.

Далее все разворачивалось по уже известному сценарию. К заборчику подбежали двое ребят в милицейской форме, раздвинули загородку, взяли меня под руки и поволокли обратно на площадь. Я чувствовала себя героем полюбившейся народу комедии «День Сурка» и хохотала в голос. Тем более, в моем случае – в отличие от многострадального персонажа фильма - переживать заново до бесконечности, к счастью, приходилось не целый муторный день, а все лишь какие-то десять минут.

В третьем автобусе присутствовал какой-то злобный мужик в штатском, распоряжавшийся милиционерами, как барин. Под аккомпанемент рассказа о том, что «задерживать три раза уставы не велят», тем более – три раза за полчаса, он вытаращился на мое удостоверение, долго изучал его со всех сторон и, наконец, потребовал «командировочное предписание». Я засмеялась еще громче: «Какое у москвички может быть командировочное предписание? Редакция должна была послать меня в командировку на Триумфальную площадь?» Тогда господин в штатском потребовал «разрешение на видеосъемку». Я сообщила, что таковой не вела. «Пусть начальство разбирается!» - буркнул он обиженно и повел меня в сопровождении двух белых от холода милиционеров в центр площади, где неподалеку от все еще ведущей телефонные переговоры «бабушки правозащитного движения» красовался рослый полковник в высокой папахе и серьезных очках.

«Вот, товарищ полковник! Журналистское удостоверение у нее есть, а предписания нет». «Пресса?» - потребовал подтверждения полковник. «Да, пресса. И уже третий раз задержали за полчаса. Вам не кажется, что это несколько излишне?» - «Раз журналист с удостоверением, значит свободна. Иди, работай спокойно!» - полковник покровительственно похлопал меня по плечу, и тут профессиональное терпение, наконец, иссякло: «А почему так фамильярно? Мы с вами разве на брудершафт пили?» - «На брудершафт, говоришь? А мы давно уже выпили. Иди давай!» Мне действительно надо было работать и, удержавшись от просившегося на язык комментария о том, что наличие звезд на погонах не оправдывает отсутствия хороших манер, а скорее наоборот, я снова пошла к выходу с площади.

Следующие минут 15 стояла на углу, недалеко от метро, глядела, как милиция загоняет туда остатки демонстрантов, время от времени выхватывая кого-то из толпы и переправляя в еще не отъехавшие арестантские автобусы. Молодые ребята пытались брыкаться, их несли на руках. Люди постарше шли спокойно, многие улыбались в фотокамеры… У меня невыносимо замерзли руки и ноги. Хотелось в тепло. Кто-то тронул за плечо: «Девушка, а что здесь происходит? Я, знаете, из зала Чайковского вышел и угодил в эту толпу. Столько милиции. И зачем этого юношу так грубо тащат, куда?» Рядом стоял пожилой мужчина в черном пальто; лицо вылеплено по русско-интеллигентскому образцу. В трех словах пояснила коллизию вокруг власти, оппозиции и свободы собраний. Он поблагодарил, минут пять постоял молча, вместе со мной наблюдая последние задержания: «Какой бардак… Смотреть противно. Знаете, если и дальше так пойдет, будет в этой стране что-то очень нехорошее…» Пожал плечами и растворился в редеющей толпе.

Post Scriptum

Я тешу себя надеждой, что эту статью заметят составители Книги рекордов Гиннесса и занесут меня в анналы. Гордыня, конечно, грех, но по крайней мере, лично мне неизвестен ни один человек, которого задерживали три раза за полчаса… Хотя, кто его знает. Вполне возможно, что не одна я в прошлые выходные прожила День – точнее вечер – Сурка на Триумфальной. Всего было задержано более ста человек. Из правозащитной среды - фигуры такие знаковые, как Олег Орлов, Юра Джибладзе, Лев Пономарев. И куча просто никому не известных людей, включая, по крайней мере, одного гражданина, который, вообще, к этому протестному действу не имел никакого отношения, даже знать о нем не знал, а просто возвращался домой с работы. Путь его лежал к метро Маяковская, и тут подлетели люди в форме, схватили за руки, поволокли в автобус, отвезли в отделение и оформили протокол за участие в запрещенном митинге, плакаты да речевки. Для того чтоб оказаться задержанным, сознательно выходить «на площадь» по нынешним временам совершенно необязательно.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

07:41 СМИ рассказали о согласии США оставить Асада президентом Сирии
07:23 Роскомнадзор заблокировал сайт «Открытой России»
06:58 Суд в Киеве освободил Саакашвили
11.12 21:13 Тысячи пользователей скачали поддельный криптокошелек для iOS
11.12 20:45 Подрывник из Нью-Йорка рассказал о мотивах своего поступка
11.12 20:23 Участники беспорядков на Хованском кладбище получили по три года колонии
11.12 20:06 Роспотребнадзор нашел причину вони в Москве
11.12 19:48 Родченкова заочно обвинили в незаконном обороте сильнодействующих веществ
11.12 19:27 Комиссия Роскосмоса нашла причины аварии запущенной с Восточного ракеты
11.12 19:02 Власти Нью-Йорка признали взрыв в переходе попыткой теракта
11.12 18:41 Минтранс России допустил возможность полетов в Каир с февраля
11.12 18:23 «Нелюбовь» Звягинцева поборется за «Золотой глобус»
11.12 18:06 Взрыв в Нью-Йорке мог совершить сторонник ИГ
11.12 17:45 «Дочка» сколковского резидента привлекла $ 6 млн на лекарство от лейкоза
11.12 17:40 Путин не поддержал решение Трампа по Иерусалиму
11.12 17:20 Путин заявил о готовности возобновить полеты в Египет
11.12 17:14 Растения в первую очередь защищают от вредителей свои цветки
11.12 17:05 Полиция задержала подозреваемого во взрыве бомбы на Манхеттене
11.12 16:56 Собчак рассказала на Первом канале о фабрикации дел Навального для его отстранения от выборов
11.12 16:38 Запуск военного спутника с Плесецка перенесли на 2018 год
11.12 16:21 Михалков переизбран главой Союза кинематографистов России
11.12 16:07 Михаил Саакашвили назвал себя военнопленным
11.12 15:58 В Манхэттене прогремел взрыв
11.12 15:53 60 млн рублей выделены на развитие технологии трекинга для виртуальной реальности
11.12 15:46 ЦБ стал единоличным владельцем «Открытия»
11.12 15:30 Хакер из Екатеринбурга заявил о взломе Демпартии США по заказу ФСБ
11.12 15:14 МГУ попал в топ российского рейтинга мировых вузов
11.12 15:04 Лавров не увидел признаков достижения Трампом «сделки века» по Палестине
11.12 14:53 Изучен «бактериальный экипаж» Международной космической станции
11.12 14:37 Эстонский бизнесмен получил в России 12 лет за шпионаж
11.12 14:11 Экологи объяснили неприятный запах в Москве выбросом воды
11.12 13:51 Саудовская Аравия снимет 30-летний запрет на кинотеатры
11.12 13:20 Большинство российских спортсменов заявили о желании участвовать в зимних Играх
11.12 13:06 Путин прибыл в Сирию и приказал начать вывод войск
11.12 13:03 В Совфеде предложат наказание за привлечение детей к несогласованным акциям
11.12 12:38 Родителям двойняшек выплатят пособие сверх маткапитала только на одного ребенка
11.12 12:18 В Египте нашли две гробницы времен XVIII династии
11.12 12:14 «Дочка» «Ростеха» оспорила санкции из-за турбин Siemens в суде ЕС
11.12 12:01 Лидер SERB потребовал наказать организаторов показа фильма о Донбассе
11.12 11:51 В «Ленкоме» началось прощание с Леонидом Броневым
11.12 11:39 Матвиенко предложила оставлять больше денег в регионах
11.12 11:38 СК завел дело после смерти избитой в Красноярске школьницы
11.12 11:20 Мадуро отстранил главные оппозиционные партии от участия в президентских выборах
11.12 11:16 Биржа CBOE приостанавливала торги из-за спроса на биткоин
11.12 10:59 Путин наградил госпремией Людмилу Алексееву
11.12 10:50 Зарплату чиновников повысили впервые за 4 года
11.12 10:46 Вернувшийся с Маврикия президент ДС-Банка арестован по делу о растрате
11.12 10:43 Петроглифы Венесуэлы впервые нанесены на карты
11.12 10:24 Потраченные на санацию «Открытия» миллиарды вернутся в бюджет из ЦБ
11.12 10:23 Роспотребнадзор предложил маркировать вредные продукты
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.