Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
18 декабря 2017, понедельник, 10:29
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

08 февраля 2010, 23:30

Стенограмма защиты Дмитрия Куракина в Институте социологии РАН

УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ РАН


С Т Е Н О Г Р А М М А

заседания Диссертационного совета Д 002.011.01 в Институте социологии РАН

20 января 2010 года

Защита диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук КУРАКИНЫМ ДМИТРИЕМ ЮРЬЕВИЧЕМ на тему: «САКРАЛЬНОЕ КАК ПОНЯТИЕ И ПРОБЛЕМА СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ: НА ПРИМЕРЕ АМЕРИКАНСКОЙ «СИЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ» КУЛЬТУРСОЦИОЛОГИИ»

Специальность 22.00.01 – «Теория, методология и история социологии»

Москва – 2010

СТЕНОГРАММА

заседания Диссертационного совета Д 002.011.01 в Институте социологии РАН

20 января 2010 года

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ  -  доктор философских наук, профессор

В.А.МАНСУРОВ

УЧЕНЫЙ СЕКРЕТАРЬ  -  кандидат философских наук

С.Г.КЛИМОВА

В.А.МАНСУРОВ

Уважаемые коллеги!

Состав Диссертационного совета утвержден приказом ВАК в количестве 24 человек, на заседании присутствуют 19, в том числе докторов наук по профилю намеченной к рассмотрению диссертации  - 7:

1.Мансуров В.А.                   доктор философских наук                 22.00.06

(заместитель Председателя диссертационного совета)

2.  Климова С.Г.                    кандидат философских наук            22.00.03

(ученый секретарь)

3. Адамьянц Т.З.                   доктор социологических наук          22.00.06  

4. Андреев А.Л.                     доктор философских наук                22.00.06

5. Голенкова З.Т.                   доктор философских наук                22.00.01

6. Девятко И.Ф.                     доктор социологических наук          22.00.01

7. Журавлева И.В. .               доктор социологических наук          22.00.03

8. Ключарев Г.А.                   доктор философских наук                22.00.01

9. Константиновский Д.Л.    доктор социологических наук          22.00.06

10. Кравченко С.А.                доктор философских наук                22.00.01

11. Орлова Э.А.                      доктор философских наук                22.00.06

12 . Островский А.В.          доктор экономических наук              22.00.03

13. Семенова В.В.               доктор социологических наук           22.00.01

14. Татарова Г.Г.                 доктор социологических наук           22.00.01

15. Черныш М.Ф.                доктор социологических наук           22.00.03

16. Чирикова А.Е.               доктор социологических наук            22.00.06

17. Шамшурин В.И.            доктор социологических наук            22.00.01

18. Шапиро В.Д.                  доктор экономических наук               23.00.03

19. Яницкий О.Н.                 доктор философских наук                  22.00.01

           

Таким образом, необходимый для проведения заседания кворум, в том числе по специальности рассматриваемой диссертации, имеется.

Разрешите начать заседание совета. Сегодня на повестке дня защита диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук КУРАКИНЫМ ДМИТРИЕМ ЮРЬЕВИЧЕМ на тему: «Сакральное как понятие и проблема социологической теории: на примере американской «сильной программы» культурсоциологии» по специальности 22.00.01 – «Теория, методология и история социологии».

Работа выполнена в Центре фундаментальной социологии Института гуманитарных историко-теоретических исследований Государственного университета – Высшей школы экономики.

Научный руководитель: доктор социологических наук Александр Фридрихович Филиппов.

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Эльна Александровна Орлова;

кандидат философских наук Виталий Анатольевич Куренной.

Ведущая организация: кафедра теории и истории социологии факультета социологии, экономики и права ГОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет.

Слово для оглашения официальных данных о диссертанте предоставляется ученому секретарю Диссертационного совета, кандидату философских наук Климовой Светлане Гавриловне.

С.Г.КЛИМОВА

(Зачитывает официальные данные, содержащиеся в личном деле диссертанта, и сообщает, что все материалы личного дела и документы предварительной экспертизы соответствуют требованиям Положения ВАК РФ).

В.А.МАНСУРОВ

Есть ли вопросы к ученому секретарю по поводу оглашенных материалов личного дела соискателя? Вопросов нет.

Слово для изложения основных положений и выводов диссертационного исследования предоставляется соискателю.

Д.Ю.КУРАКИН

Уважаемый Председатель! Уважаемые члены Совета! Уважаемые коллеги! Я представляю к защите диссертацию, которая называется «Сакральное как понятие и проблема социологической теории: на примере американской «сильной программы» культурсоциологии». Прежде всего, несколько слов о «сильной программе» культурсоциологии. Основатель программы – Джеффри Александер. Первые работы начали выходить в середине восьмидесятых. В это время в заглавии еще не было «сильной программы», это наименование появляется существенно позже, в 90-е. В этих статьях фиксируются первые ориентиры теоретизирования. Прежде всего, это тезис автономии культуры, который в более поздних публикациях существенно уточняется и конкретизируется. Кроме того, это принцип противопоставления культурсоциологии различным версиям социологии культуры, который основан на том, что эти версии объясняют культуру через что-то иное, внеположенное области смысла. Таким образом культура всякий раз предстает как зависимая переменная. Наконец, в этих, первых работах, фиксируется круг приоритетных для исследовательской программы теоретических ресурсов, и, прежде всего, так называемая «поздняя программа» Дюркгейма.

В конце 80-х и в течение 90-х гг. в русле этого направления возникает целый ряд знаковых исследований, посвященных анализу политических событий, техники, медиа, исторических событий и др. В конце 90-х в Йельском университете США возникает Центр культурсоциологии. Движение ширится, к нему примыкают все новые исследователи. В мире появляется своего рода сеть центров культурсоциологии. Поток публикаций существенно возрастает. Это то, что на данный момент представляет собой культурсоциология.

В этой связи важно отметить, что несмотря на то, что опубликовано несколько программных текстов, теоретические и методологические основы «сильной программы» культурсоциологии во-первых весьма сложны, а во-вторых рассеяны по целому пространству текстов. И, поскольку в настоящее время нет какого-то фундаментального исследования, посвященного реконструкции и анализу этих основ, сама задача критического анализа и модификации этой программы чрезвычайно сложна. И решение этой задачи неизбежно должно опираться на некую теоретическую платформу. На некие основания, оптику анализа, которая позволит выстроить линию анализа: и в историко-социологическом, и в теоретическом отношении. В качестве такого рода оснований была выбрана дюркгеймовская концепция сакрального. Именно через это понятие, именно через эту теорию производится критический анализ сильной программы культурсоциологии.

Сакральное – фундаментальное для социологической теории понятие. Его касаются многие теоретики, в том числе классики, но наиболее фундаментальной разработкой социологической теории сакрального считается концепция Дюркгейма. Почему Дюркгейм? Это объясняется тем, что большинство социологов рассматривали сакральное как конкретный феномен или группу феноменов, нуждающихся в социологическом объяснении. Примерно так, к примеру, рассуждает Макс Вебер, работая с проблематикой харизмы. У Дюркгейма статус теоретизирования принципиально иной. В теории Дюркгейма сакральное непосредственно связано с решением проблемы социального порядка, то есть фундаментальной социологической проблемы.

Анализируя типы солидарности, Дюркгейм приходит к выводу, что даже развитые общества не могут обойтись без остаточного, не редуцируемого далее ядра, не выводимого ни из разделения труда, ни из функциональной взаимозависимости индивидов, даже если эта взаимозависимость осознана. В частности, речь идет о проблеме регламентации договорной основы социальной жизни. Чтобы решить эти проблемы (поставленные в контексте современных обществ) Дюркгейм и обращается к материалу первобытных сообществ. Это позволяет ему развернуть концепцию сакрального, которое представляется подобно некому «атому социальности», и тесно связанную с ней социологическую теорию познания, выводящую категории познания из основ социальной жизни.

Что важно отметить особо. Для Дюркгейма понятие «общество», в первом приближении, состоит из двух частей. Первая часть – это факты социальной морфологии или то, что мы теперь более привычно называем социальной структурой. Вторая часть – это совокупность коллективных представлений: то, что мы сейчас привычно называем культурой. Так вот понятие сакрального позволяет Дюркгейму разработать такие символические механизмы, такие объяснительные схемы, которые связывают эти две части понятия общество воедино.

Именно к этому теоретическому ресурсу подсоединяется Джеффри Александер с программой культурсоциологии. Эту преемственность можно проследить и на историко-социологическом, и на теоретическом, и на методологическом уровнях. Когда Джеффри Александер и Филипп Смит выстраивают реконструкцию развертывания «сильной программы» культурсоциологии на историко-теоретическом материале, они показывают, что именно концепция Дюркгейма явилась решающим теоретическим ресурсом, позволяющим реализовать все исходные интенции программы. На теоретическом уровне дюркгеймианская концепция сакрального позволяет отстоять тезис «автономии культуры», центральный для культурсоциологии, социологическими средствами. Действительно, перспектива автономии культуры достигается уже в семиотике, но для того, чтобы сообщить этому решению социологическое «звучание», необходим соответствующий ресурс. Речь идет о той самой связи социальной структуры и культуры. Этим ресурсом и оказывается понятие сакрального. Наконец, в ходе диссертационного исследования нами был осуществлен анализ методологического арсенала «сильной программы». Проанализировав «эталонные» исследования этой формирующейся традиции, мы выделили ключевые объяснительные схемы. Почти все они напрямую связаны с понятием сакрального.

Для того, чтобы перейти к критическому анализу и модификации «сильной программы» культурсоциологии, потребовалось рассмотреть не только понятие сакрального в концепции Дюркгейма, но и проанализировать особенности его перцепции в социологической мысли, от Дюркгейма до Александера, и, прежде всего, работы Парсонса и его последователей. Только после того, как эти задачи были решены, появилась основа для модификации концепции сакрального и увеличения продуктивности «сильной программы» культурсоциологии.

Несмотря на то, что исследование в целом носит безусловно теоретический характер, за ним стоят весьма прагматичные интенции. Мы исходим из того, что теория хороша настолько, насколько она позволяет продвинуться в продуктивном исследовании. При этом мы считаем, что «рецепты» увеличения продуктивности лежат в области фундаментальных проблем социологической теории.

Анализируя «сильную программу» культурсоциологии, мы выделяем две базовые проблемы такого рода: методологическую и теоретическую. Методологическая проблема состоит в тех затруднениях, с которыми связано чересчур прямолинейное перенесение объяснительных схем, предложенных Дюркгеймом в ходе анализа первобытных сообществ, на современный мир.  Знаковой в этом отношении является критика, которой подверглись прорывные исследования проблематики центра Эдварда Шилза и гражданской религии Роберта Беллы. Фрагментарная и изменчивая реальность современных обществ упорно сопротивляется фиксации феноменов, в полной мере идентичных реальности первобытных сообществ.

Теоретическая проблема связана с идентификацией важной ошибки, которую содержат рассуждения Дж. Александера и его коллег по «сильной программе» культурсоциологии. Речь идет об объединении двух не эквивалентных различений – «сакральное-профанное» и «чистое-скверное» в рамках единой бинарной оппозиции. Проведенный в диссертационном исследовании анализ оснований этой ошибки обнаруживает ее связь как с концепцией Дюркгейма, так и с вкладом его интерпретаторов, прежде всего, Парсонса. Дело в том, что оппозиция «чистое-скверное», отсылающая к амбивалентности сакрального, подразумевает динамический аспект рассмотрения, тогда как рассуждения Дюркгейма и Парсонса в этом отношении характеризуются принципом гомеостазиса. Так, Дюркгейм рассуждает о противоположности сакрального и профанного, анализируя соответствующие табу и запреты, а также ритуалы, воспроизводящие культурный порядок. Вопрос о том, что произойдет, если эти запреты на смешение сакрального и профанного будут нарушены, отходит на второй план. Между тем, «скверное» проистекает как раз-таки из этого нарушения.

Преодоление этого затруднения подразумевает модификацию дюркгеймианской концепции сакрального. Приоритетные направления этой модификации продиктованы результатами проделанной нами историко-теоретической реконстурукции. В качестве ресурсов модификации мы опираемся на работы антропологов, в первую очередь, Рене Жирара, Мэри Дуглас и Виктора Тернера. Эти теоретические решения имеют отчетливые следствия в части методологии. Так, акцент переносится с идентификации сакрального, на фиксацию процессов осквернения. Изменчивое сакральное современных обществ явно более доступно к наблюдению в формах осквернения, нежели в формах сакрализации. Методологический потенциал такого решения проистекает из того обстоятельства, что осквернение связано с высвобождением эмоциональной энергии, а, следовательно, принципиально наблюдаемо.

Наконец, нами предпринимается попытка усилить ресурс модифицированной исследовательской программы посредством элементов теории метафоры. Возможности такого усиления проиллюстрированы предпринятым нами кейс-стади на тему университетской этики. Этот методологический шаг продиктован тем, что в реальном исследовании возникает необходимость анализа целостных символических образцов. Иными словами, требуется такая модель культурных содержаний, которая могла бы, во-первых, охарактеризовать символический образец в целом (т.е. атрибутировать ему определенные характеристики), а во-вторых – эксплицировать свойства взаимодействия разных символических образцов. В качестве такой модели выбирается теория метафоры.

Результаты настоящего исследования представляют ценность для историко-теоретических исследований, а также для разработки проблемно-ориентированных учебных курсов. Однако их основная ценность, на наш взгляд, состоит в том, что они представляют собой теоретико-методологическую базу для развертывания продуктивных исследований, выполненных в культурсоциологическом ключе.

Благодарю за внимание.

В.А.МАНСУРОВ

Есть ли вопросы к соискателю? Пожалуйста.

А.Е.ЧИРИКОВА           - доктор социологических наук

Вы достаточно убедительно сказали о том, что теория хороша настолько, насколько она может повлиять на развертывание эмпирических исследований. Я с вами абсолютно солидарна. У меня такой проективный вопрос, а, если бы вам продвинуться на шаг дальше, который вы пока еще не сделали, и предложить некоторое эмпирическое исследование, в котором бы вы использовали ваш концепт, какое бы было это исследование? Почему я задаю этот вопрос? У вас чего только ни написано, где это может применяться: и проблематика эмоций, и проблемы образования, социология искусства, мне представляется, что ваше видение очень широко, сузьте его.

Д.Ю.КУРАКИН

У меня есть конкретные соображения относительно того, как двинуться дальше с точки зрения того, какие ближайшие проблемы  операционализации стоят перед теорией. В этом отношении есть конкретные  идеи, наработки, и я думаю, что  они будут воплощены. С точки зрения объекта, почему нельзя здесь сфокусироваться на каком-то конкретном объекте? Потому что Джеффри Александер как большой теоретик не делает специальную теорию, то, что он предлагает, это проект общей социологической теории, которая принципиально не ограничивает себя какими-то конкретными объектами. В этом смысле выбор объекта на таком предварительном уровне не может проистекать из самой концепции, есть просто некоторые задумки, над которыми мы работаем. В частности, они связаны с проблемами университетской этики, во-вторых, очень важной мне кажется проблематика эмоций, которая сейчас активно развивается.

А.Е.ЧИРИКОВА           - доктор социологических наук

Что конкретно в проблематике эмоций, как может расширить проблематику эмоций разработанный концепт, назовите хотя бы одно направление?

Д.Ю.КУРАКИН

Проблематика эмоций здесь выходит на первый план по той причине, что она вплавлена в самое ядро этой схемы, «сакральное» принципиально связано с сильными социально индуцированными эмоциями. Поэтому именно через эти эмоции оно идентифицируется; точно так  же, как и «осквернение». Мы можем говорить, что сигналом для того, что мы можем применить схему, связанную с символическим осквернением, являются те самые эмоции, которые еще Дюркгейм полагал принципиально отличными от обыденных эмоций, он говорил, что сакральное появляется тогда, когда появляются социально индуцированные эмоции, которые настолько сильны, потому что имеют принципиально другое происхождение по сравнению с обычными эмоциями в обычной индивидуальной жизни. И это коллективное, это социальное, таким образом, проявляет себя через сакральные объекты. Именно в этом смысле проблематика эмоций является столь многообещающей.

М.Ф.ЧЕРНЫШ – доктор социологических наук, профессор

Джеффри Александер – очень непростой автор, у него был функционалистский  период ярко выраженный  и более поздний период, когда он в большей степени проповедывал культурологию в большей степени даже, чем социологию. На какие работы вы опираетесь, когда выставляете концепцию Александера?

Д.Ю.КУРАКИН

Это очень интересный и сложный вопрос, потому что, действительно, если прослеживать возникновение проекта культурсоциологии с середины 80-х годов, то он в течение 10 лет существовал бок о бок с другим большим проектом Джеффри Александера, а именно, с неофункционализмом. На неофункционализме Джеффри Александер ставит точку только в девяносто пятом году в книге «Неофункционализм и после». Уже позже, в двухтысячных годах он в интервью поясняет свою позицию и говорит о том, что когда был начат проект культурсоциологии, он уже, в принципе, понял, что неофункционализм – проект, который пора заканчивать, он свою роль выполнил. Он считал свои задачи выполненными еще в середине 80-х, но, как он сам говорит, имела место некоторая инерция, которая продолжалась еще на протяжении 10 лет. Это несколько запутывает дело, но линия работ прослеживается весьма отчетливо, начиная со сборника, посвященного дюркгеймианским исследованиям, потом начинают выходить статьи в сборниках, прежде всего, о техническом дискурсе, такое инновационное, я бы сказал, очень радикальная попытка заявления о себе. Потом выходят статьи его коллег, в частности, Энн Кейн, которые очень важны, потому что она работает над конкретизацией понятия автономной культуры; ближайшего соратника Дж.Александера Ф.Смита, которому, на мой взгляд (и Джеффри Александер согласился с этой оценкой, когда я ему сказал об этом), принадлежит самое убедительное, самое мощное с методологической точки зрения исследование, посвященное историческим событиям, связанным с французской революцией и культурсоциологическому анализу гильотины, дискурсу Просвещения. Эта статья опубликована у нас на русском языке. Выходят сборники «Смыслы  социальной жизни» и ряд других: то есть, сейчас публикационный поток настолько богат, что все упомянуть в одной реплике очень сложно, но основные вешки я пытался расставить.

В.В.СЕМЕНОВА – доктор социологических наук, профессор

У вас по поводу методики вашего исследования в автореферате сказано достаточно закрыто: «Однако конкретные методы эмпирического анализа не связаны с задачами, решаемыми в диссертационном исследовании, и по этой причине не рассматриваются подробно». Но, тем не менее, вы занимаетесь анализом большого объема текстов, большого количества терминов. Мне интересно, не могли бы вы немножко рассказать по поводу методики своего анализа, тем более, что вы наверняка работали с англоязычными терминами, какова была методика анализа этих источников?

Д.Ю.КУРАКИН

Методика анализа работы с этими текстами проистекала из базовых линий теоретизирования. Во-первых, из дюркгеймианской социологии, во-вторых, из работ «сильной программы» культурсоциологии, причем, в первую очередь, программных работ, там можно назвать 2-3 программные работы, в которых зафиксированы основные приоритеты теоретизирования и  зафиксирован основной круг понятий. Ну, и промежуточное звено, потому что история рецепции дюркгеймианской концепции поистине неисчерпаема, и мы проследили ту линию, которая в наибольшей степени относится к теме, которой мы занимаемся, это работы Парсонса и парсонсианцев. Вот в этих работах заключен основной категориальный аппарат, который позволил двигаться дальше и переходить к другим источникам литературы, другим терминам категориального аппарата. То есть, в первую очередь, мы анализировали понятия.

С.А.КРАВЧЕНКО – доктор философских наук, профессор

Вы сказали, что у Александера есть статьи, но у него есть книги, которые вы не назвали почему-то. (Демонстрирует книгу).

Д.Ю.КУРАКИН

Вот эту книгу я назвал.

С.А.КРАВЧЕНКО – доктор философских наук, профессор

В связи с этим у меня есть вопрос о теоретико-методологическом  основании культуральной социологии. Вы называете Дюркгейма, но я открываю книгу (показывает книгу), и он начинает с того, что называет теоретико-методологические основания, и  в качестве теоретико-методологического основания он называет не Дюркгейма, а Дюркгейма с Соссюром (говорит по-английски). Вот Дюркгейм один – это одно, Дюркгейм с Соссюром  - это  совершенно другое. Точно так же, скажем, если есть фрейдо-марксизм, если убрать что-то, то это будет уже немножко не то. У меня вопрос, куда делся Соссюр?

Но ведь вы знаете, что культуральная социология имеет широкий теоретический базис, это более десяти оснований. Дюркгейм и Соссюр – на пятом – шестом месте, на первом месте (я цитирую по-английски): «Калчер…социолоджи …  оф … психоанализ». Где «психоанализ» и соответствующая проблематика?

На втором месте стоит следующее (говорит по-английски): «Калчер…социолоджи …коллектив эмоушнз .. энд …». Где «коллективные эмоции? Я хотел бы, чтобы вы назвали другие основания.

И второй вопрос. В автореферате на с.11 у вас сказано, что вы сделаете «анализ ключевых теоретических проблем и базовых объяснительных схем «сильной программы» культурсоциологии». Одной из базовых объяснительных схем «сильной программы» культурологи, которая представлена здесь в этой книге, является «кодирование реальности с помощью «спирали означения». Что это значит, как Александер этот инструментарий использует? Я все-таки хотел бы встать на его защиту

Д.Ю.КУРАКИН

Спасибо. Я начну по порядку: Дюркгейм – Соссюр. Прежде всего, я упомянул об этой книге «Смыслы социальной жизни», насколько я отсюда вижу; она важна, но она не входит в число программных текстов. Это я говорю не к тому, что здесь написано что-то не так, здесь все написано так, просто с точки зрения того, что Дюркгейм является одним из ключевых оснований, на это указывает, во-первых, «Манифест» культурсоциологии, на это указывает небольшая статья, которая скоро будет опубликована, в ней Джеффри Александер просто описал историю того, как он лично пришел  к этим понятиям, кроме того, первые публикации, которые я упомянул, они были связаны с дюркгеймианской социологией. Связка Дюркгейм – Соссюр не может быть уподоблена связке фрейдо-марксизм, фрейдизм и марксизм это два радикально разнородных теоретических ресурса. Поэтому, когда они комбинируются, появляется что-то, что не может быть полностью сведено ни к марксизму, ни к фрейдизму. Дюркгейм и Соссюр это принципиально  другая ситуация. Джеффри Александер предпринимает специальную попытку, и это его личное изыскание в области истории идей, где показано, что Соссюр в своих положениях напрямую исходит из Дюркгейма. И он даже предполагает, что Соссюр, скорее всего, посещал его лекции и получил эту основную схему непосредственно от Дюркгейма. Таким образом, Соссюр здесь не делает эту схему менее дюркгеймианской.

«Кайнд ов сошиал психанализ». Это метафора, которая показывает чувствительность к культурным текстам, т.е. того, что мы можем достичь с помощью  этой программы. И, действительно, они это делают, продвигаться за поверхность этих культурных текстов и подобно психоанализу обнаруживать в них знаки более глубинных структур.

Коллективные эмоции были упомянуты; и, несмотря на то, что там упоминаются коллективные эмоции, это прямая отсылка к Дюркгейму, то есть, схема коллективных эмоций здесь является полностью дюркгеймианской.

«Кодирование реальности»: принцип, упомянутый им,  это то, что проистекает из приверженности, внимания к смысловым структурам,  фактически это проистекает из принципа автономии культуры - это повышенное внимание к культурным текстам. Спираль означения - потому чтокаузальные ряды замыкаются внутри сферы культуры.  Понятно, что  это  прямая отсылка к структурализму, и еще одна из его основных заявок это попытка скомбинировать структурализм и герменевтику, опираясь на обозначенные теоретические срезы. Поэтому это фактически продолжение тезиса автономии культуры, который говорит о том, что значение и смысл не должны редуцироваться к внешним сильным принципам, потому что тогда мы получим один из вариантов слабой программы культурсоциологии.

Г.Г.ТАТАРОВА – доктор социологических наук, профессор

В вашем выступлении прозвучало сопоставление методологического аспекта с теоретическим, почему вы это делаете и что вы в это вкладываете? Это первый вопрос.

И второй вопрос. Вот есть книжка Гудкова, она называется «Метафора как рациональное», вы специально этот аспект не рассматриваете, метафоре ведь много чего посвящено, но в списке литературы это не значится?

И третий маленький вопрос. На примере университетского образования вы пытаетесь рассмотреть теорию метафоры, в частности, «образование как услуга», «образование как функциональная социальная структура», я зачитываю из вашей диссертации, вы называете это базовыми метафорами, которые могут быть использованы при рассмотрении этой сферы. Не можете ли вы пояснить, почему это метафоры?

Д.Ю.КУРАКИН

Спасибо. Начну с последнего вопроса. Здесь прежде, чем идти к метафорам, мы ссылаемся на социальное понятие «рут метеферс», которое отсылает вот к таким теоретическим ресурсам. На самом деле мы здесь не являемся первооткрывателями, мы следуем за работами антропологов. Например, Виктор Тернер очень подробно работал с теорией метафоры и как раз в ходе приложения теории метафоры к антропологическому материалу появились такие положения, как коренные метафоры, как некоторые принципы, задающие логику и пространство ясности. Именно в этом смысле они могут быть здесь названы метафорами.

Что касается книги Гудкова «Метафора и рациональность», я с ней знаком хорошо, но просто эта тема не является осевой, поэтому у меня нет в списке литературы и многих других очень важных ресурсов. Гудков там  работает с теорией Макса Блэка, я просто в данном случае апеллирую к оригиналу, при более подробных разработках все это будет принято к рассмотрению, тем более, что книга мне хорошо знакома.

И, наконец, самое важное, на мой взгляд, связь теоретических и методологических проблем. Я исхожу из того, что одной из фундаментальных проблем современной социологии является разрыв между теорией и методологией. Теория и методология развиваются как бы независимо друг от друга, и довольно редко ставится вопрос о консистентности одного и другого. А между тем методология это не просто некоторый абстрактный набор методов, он также основывается на определенных допущениях. Эти допущения не должны конфликтовать с допущениями теоретическими. Поэтому для меня в этой работе и, вообще, эти понятия идут в связке, и я предпринимаю специальные усилия для того, чтобы эту связь проследить и удержать.

В.И.ШАМШУРИН – доктор философских наук, профессор

У меня не вопрос, а, скорее, сомнение, которое не обязательно все его разделяют. После прослушивания вашего выступления и ознакомления с вашим авторефератом возникает такое сомнение, и как-то оно должно быть развеяно. Достаточно ли удачным является понятие сакрального в социологии, вообще?

Почему я это говорю? Потому что, если взять того же Дюркгейма, то, в принципе, очень часто, практически всегда он использует латинскую версию, для него очевидную, и он даже не считает нужным переводить. Если так взять, то «сакра» это «собственность богов» в виде недвижимости или в виде, скажем, приговоренного к смерти преступника. И вот, если кто-то посягнул, то, соответственно,  жрец (по-латински «юрист») приговаривает того или иного человека к определенным санкциям. У римлян есть еще «санкта», «реликаре», и вот тогда получается, что Дюркгейм стоял, в общем-то, на жанровой исторической позиции. И попытка применить  эту историческую тему к современности изначально обречена на неуспех. Это все равно, что сейчас сказать, вот вы пишете: «концепция сакрального (имеется в виду дюркгеймская концепция) оказывается недостаточно чувствительной к современности». Также можно сказать, что обряд древних ариев тоже как-то плохо работает в современности или обряд вынесения партийного выговора с занесением в учетную карточку. Соответственно, вопрос такой: а не мешают ли современные исследователи римскую практику с современными реалиями и очень мало тут точек соприкосновения, и тогда они начинают вводить «сакральную санкту», «реликаре» и речь идет о чем-то  чтимом,  достойном или о чем-то не чтимом, не достойном? Но это, как говорят в Одессе, уже совсем другая разница.

Д.Ю.КУРАКИН

Спасибо. Вот как раз касательно значения дюркгеймианской концепции, вообще, в принципе, в современных разных версиях теории сакрального, причем, не только социологических, но и междисциплинарных,  является общим местом, пожалуй, то, что сакральное отрывается от божественного. И в этом смысле эти понятия разводятся. Да, происхождение точно такое, как вы сказали, но уже Дюркгейм (в том-то его значимость и стоит), говорит не о конкретных феноменах, а об общем принципе, и выстраивает теоретическую схему, которая после этого и ассоциируется с сакральным.  Точно так же поступает Рудольф  Отто, и Мирча Элиаде, и все большие современные (и не только социологические) авторы по теории сакрального. Да, оно, как и все прочие понятия: едва ли мы сможем сейчас найти такое понятие социологическое, которое бы не оторвалось от своих изначальных корней в контексте своего возникновения.

Т.З.АДАМЬЯНЦ  - доктор социологических наук, профессор

Я хочу спросить о роли социолога, роли социологического знания при привлечении к анализу социальных проектов понятия сакрального. То есть, если мы допускаем, что оппозиция «чистое – скверное», «сакральное – профанное» как бы не идентичны, то мы допускаем возможность сдвига? Такая гибкость, с одной стороны,  как бы объяснима, а, с другой стороны, эта гибкость не приведет ли к тому, что мы будем как бы поощрять в социальном дискурсе возможность сдвига от «сакрального – чистого» к «сакральному – скверному»?

Д.Ю.КУРАКИН

Я думаю, что здесь роль социолога точно такая же, как и при работе с любыми другими понятиями. Роль социолога не меняется от тех понятий, с которыми мы работаем, и «сакральное – профанное», «чистое – скверное» это чистые понятия, «скверное» образуется от смешения сакрального и профанного, это чистые ясные и определенные понятия, и они никак, на мой взгляд, не влияют на роль социолога в науке и в приращении научного знания.

В.А.МАНСУРОВ

Спасибо. Есть ли еще вопросы к соискателю? Больше вопросов нет.

Слово предоставляется научному руководителю диссертанта доктору социологических наук Александру Фридриховичу Филиппову.

А.Ф.ФИЛИППОВ

Уважаемый Председатель! Уважаемые члены Совета! Уважаемые коллеги! Так получилось, что защита Дмитрия Юрьевича Куракина для меня в каком-то смысле юбилейная, ровно 25 лет назад на этом месте я защищал свою кандидатскую диссертацию. Вообще говоря, я уже давно не воспринимаю Дмитрия Юрьевича как ученика, которого я чему-то научил, он давно уже не ученик, он давно уже для меня коллега. И я должен сказать, что этот интерес к теме сакрального, который сейчас нашел свое выражение в  теме диссертации, это очень старый у него интерес, когда он еще учился в Московской школе социально-экономических наук, тогда еще Батыгин поощрял его к первым занятиям этой темой, и первый опыт в этой роли был сделан под его руководством. Потом этот интерес разным образом модифицировался, он уходил в разные традиции и экспериментировал, какой ресурс окажется более удачным. Появлялись публикации, появился этот специальный интерес к культурсоциологии, появились коллегиальные отношения с Александером. Единственное, чего не было, это диссертации, сейчас она есть, и, конечно, я счастлив.

Дмитрий Юрьевич – настоящий ученый, я рад, что он здесь выступает, защищается, и благодарен всем тем, кто уже сейчас, и по вопросам это видно, создает атмосферу настоящего научного обсуждения.

В.А.МАНСУРОВ

Слово предоставляется ученому секретарю для оглашения поступивших в диссертационный совет отзыва ведущей организации и отзывов на автореферат диссертации.

С.Г.КЛИМОВА

В диссертационный совет на диссертацию Куракина Д.Ю. поступил официальный отзыв ведущей организации, которой является кафедра теории и истории социологии факультета социологии, экономики и права ГОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет. (Зачитывается отзыв. Письменный положительный отзыв в деле имеется).

Кроме того, в совет дополнительно поступило 5 положительных отзывов об автореферате диссертации, некоторые отзывы содержат критические замечания.

(Проводится обзор отзывов, зачитываются замечания).

В.А.МАНСУРОВ

Слово для ответа на замечания ведущей организации, а также в отзывах на автореферат диссертации предоставляется соискателю.

Д.Ю.КУРАКИН

Я благодарю уважаемых рецензентов ведущей организации за отзыв и сделанные замечания.

Согласно замечанию, сформулированному в отзыве ведущей организации: «Объективной особенностью диссертации является совмещение в рамках работы весьма разнородных теоретических ресурсов. Это в существенной степени усложняет навигацию внутри работы, поскольку композиция диссертации связана со структурой основного аргумента. Поэтому, без понимания целей и задач, которые ставит перед собой автор, нелегко сориентироваться в последовательности глав и разделов».

Во введении к работе сформулированы цели и задачи, и это дает ключ к композиции работы.

Второе замечание: «Помимо этого стоит упомянуть проблематику гражданского общества как одну из основных сфер приложения теоретизирования Дж. Александера, которую обошел вниманием автор диссертации. Этой проблематике посвящен целый ряд публикаций, в том числе, обширная монография, изданная в 2006 г. Согласно Дж. Александеру, проблематика гражданского общества тесно связана с ключевыми для культурсоциологии постановками проблемы. Поэтому было бы логично в той или иной мере включить этот материал в рассмотрение».

Главной характеристикой проблематики гражданского общества является ее вовлеченность в политический дискурс. Поэтому мы намеренно воздержались от анализа этой части работ Дж. Александера и обосновали свой выбор, хотя и упомянули об этом направлении исследований.

По поводу замечаний в отзывах на автореферат диссертации. Я их разделил на три основных группы.

1. Содержательные замечания.

Отзыв Малахова.

«Не вполне прояснено, какая линия рассуждения о связи понятия сакрального с «сильной программой» культурсоциологии является основной: теоретическая, или методологическая».

Частично, я говорил об этом, отвечая на вопрос Галины Галеевны. На материале теории сакрального и культурсоциологии мы попытались частично восполнить существующий пробел в части консистентного соотнесения социальной теории и методологии. Эти две части должны быть не противопоставлены друг другу, а взаимнообусловленными.

Отзыв Николаева.

«3. Меня смутил способ интерпретативной работы с исследованиями группы авторов, объединенных в категорию «неодюркгеймианцев, главным образом, из числа последователей Т. Парсонса» (с. 21). У многих среди них интеллектуальные родословные далеко не такие простые: так, Э. Шилз, хотя и работал с Парсонсом, вряд ли может быть отнесен к его «последователям», а учился вообще в Чикагском университете; К. Гирц тоже гораздо сложнее, чем предполагается приведенной категоризацией; Ш. Айзенштадт во многом ревизовал подход Парсонса, причем очень рано; Э. Тириакьян скорее ученик Сорокина, а не парсонсианец; У.Л. Уорнер находился вне влияния Парсонса, его структурный функционализм имеет другие корни. Можно было бы на это не обращать внимание, если бы на эту пеструю компанию не проецировался единый диагноз, основанный на оценке теории Парсонса: «упрощение или «линеаризация» решения проблемы социальной интеграции… Основанием этой линеаризации является специфическое прочтение принципа единства природы Парсонсом, разрешающееся в принципе гомеостазиса» (с. 21). Эта компания не настолько едина и не настолько воодушевлена парсонсовскими принципами, чтобы они присутствовали во всей ее продукции автоматически и напрямую» .

В тексте диссертации мы уточняем, что, вслед за С. Люксом, мы называем «неодюркгеймианцами» конкретный круг авторов: в основном, из числа последователей Парсонса, хотя и не только. Линеаризация решения проблемы социальной интеграции усматривается в конкретных работах, а ее сведение к тезису гомеостазиса Т.Парсонса является нашей гипотезой.

«Меня несколько смутила констатация, что Дж. Александер «все еще ассоциируется в России со своими более ранними метатеоретическими и неофункционалистскими работами – несмотря на то, что его работа над проектом культурсоциологии длится уже почти четверть века» (с. 10). По моему опыту, дело обстоит как раз наоборот. Новые проекты Александера (культурсоциология, последняя работа о гражданском обществе) как раз таки гораздо у нас известнее, чем его ранний неофункционалистский проект. Если новые проекты весьма хорошо представлены в текущих статьях, рефератах и переводах (список последних есть в тексте обсуждаемого автореферата, с.10), то ранней работе Александера посвящено от силы полтора отечественных текста, а переводов нет вообще. Так что реальная «диспропорция» обратна той, о которой говорит автор (на с. 10) » .

В качестве подтверждения нашего тезиса можно сослаться на обстоятельную и обширную работу автора замечания, посвященную неофункционализму Дж. Александера и Р. Мюнха. Аналогичных работ по культурсоциологии на русском языке до сих пор не выходило.

«5. На с. 26 говорится о «преодолении» Александером «парсонсианского теоретизирования в ряде важных аспектов и разрыве с проектом неофункционализма». Я не буду сильно на этом настаивать, но, насколько я понимаю, там «разрыва» гораздо меньше, чем это публично объявил сам Александер и некритически приняла его публика. Мне кажется, что именно отсюда та «преемственность «сильной программы» по отношению к теории Т. Парсонса» (с. 26), о которой справедливо говорит автор».

Указанный тезис не принимается некритично, а, напротив, анализируется в тексте диссертации.

Оберемко.

«При том, что проведение принципиальной разницы между ранним и поздним, оставаясь в высшей степени дискуссионным, имеет существенный теоретический потенциал, формулировка первого положения, выносимого на защиту, — «признание… программы представляет особую форму перцепции… наследия» (с. 12) — представляется тавтологией по типу известной констатации: усыпляющее вещество обладает усыпляющим свойством».

Существует разница между различением как аналитической операцией, и различением как фактом перцепции, объединяющим исследовательское направление и характеризуемым определенными теоретическими последствиями.

«Из автореферата неясно, каким способом установлено (измерено), что принцип единства природы — «наиболее влиятельный тезис социологической теории познания Э. Дюркгейма» (с. 12)».

Это установлено экспертным образом, руководствуясь теми связями внутри теории, которые нам удалось эксплицировать.

«Ошибочно фактически утверждение о том, что Р. Якобсон выделил метафоры и метонимии; эти тропы имеют более длинную историю (с. 28)».

В указанном примере речь шла не о введении понятий метафоры и метонимии, а о гипотезе их связи с двумя типами магии, которая действительно принадлежит Р. Якобсону.

2. Экспрессивные средства и композиция

Николаев.

«Меня смущает такая риторическая сторона текста, как употребление слов-терминов без их заключения в кавычки там, где по смыслу эти кавычки требуются. Приведу ряд примеров: «сакральное представляет собой наименее очевидную детерминанту рассуждения» (с. 3), «сообщество, авторитет и статус относятся к числу наиболее широко употребимых социологических понятий» (с. 3), «роль сакрального в развитии социологической теории» (с.4), «сакральное стало ключевым элементом решения проблемы социального порядка» (с. 4), «важность сакрального как понятия и проблемы» (с. 14), «роль сакрального в теории и методологии этой исследовательской программы» (с. 14), «ключевым объяснительным средством является ритуал» (с. 24); и т.д. В большинстве случаев мне было понятно, идет ли в тексте речь о понятиях или о том, что этими понятиями обозначается; но в некоторых случаях я не смог этого понять, в частности это помешало мне понять суть предложенного автором обогащения культурсоциологии элементами теории метафоры (или «элементами метафоры»? – с. 28), описываемого в последней части автореферата (с. 27-29). Практика такого раскавычивания может иметь следствием ошибку, которую Г. Бейтсон определял как смешение логических типов. Возможно, я не что-то недопонял, но, кажется, именно такая ошибка содержится в следующем тезисе: «Анализ наиболее влиятельных образцов исследования показывает, что к ним относятся, прежде всего: анализ символических классификаций, акцентуация границ, регламентация их пересечения… и символические механизмы, воздействующие на это пересечение («заражение» и «подобие»), а также… амбивалентность сакрального» (с. 24). Поясню предельно просто: кошка и понятие кошки не могут присутствовать в одном классификационном перечне, а если они вдруг в нем оказываются, то получается что-то вроде борхесовской «китайской» классификации, с которой начинаются «Слова и вещи» Фуко. Возможно, это специфический эффект автореферата, и в тексте диссертации всего этого нет, но меня отмеченная практика смутила.»

В большинстве случаев термины закавычивались при их первичном упоминании. В остальных случаях различение понятия и соответствующего ему явления осуществлялось через контекст.

« В тексте есть неверно транскрибированные имена:

– Р. Белла, а не «Р. Беллах» (с. 12);

– М. Салинз (видимо), а не «М. Сахнинс» (с. 21);

– Э. Тириакьян, а не «Э. Тиракьян» (с. 21);

– У.Л. Уорнер или Ллойд Уорнер, но не «Л. Уорнер» (с. 21»).

Не существует единого правила транслитерации английских имен. Кроме того, относительно части приведенных имен не существует единого канона русской транслитерации. Поэтому мы дублировали первое упоминание каждого из имен английским оригиналом, в скобках.

«Под текстом Э. Дюркгейма и М. Мосса «Первобытные сообщества» (с. 21) имеется в виду, насколько я понимаю, работа «О первобытных формах классификации»».

Речь идет об опечатке. Устоявшееся в литературе сокращение названия этой работы – «Первобытные классификации».

Оберемко.

«В целом очевидные теоретические и методологические основы диссертационного исследования не эксплицированы (см. с. 11–12)».

Базовыми теоретико-методологическими основами исследования являются дюркгеймианство и «сильная программа» культурсоциологии, а также, интеракционистская теория метафоры Макса Блэка.

«Из автореферата не ясно, делает ли автор различие между достоверностью и обоснованностью результатов исследования (см. с. 11–12)». 

Разница между самими понятиями существует, однако, в данном контексте, средства подтверждения обоснованности и достоверности совпадают.

«Не вполне ясно, как соотносятся между собой понятия «объяснительная схема», «анализ», «акцентуация», «регламентация», «символические механизмы», «амбивалентность», «принципы». Например, вызывает сомнение возможность между первыми из упомянутых двумя понятиями установить отношения тожества, зафиксированные в синтаксической конструкции предложения (с. 12–13).»

В приведенном примере происходит последовательное наименование выявленных объяснительных схем. В этом смысле «анализ символических классификаций» и другие упомянутые термины представляют собой краткое обозначение объяснительной схемы.

«Наконец, основное содержание диссертации имеет подробную разбивку, что является большим преимуществом при чтении собственно диссертации, но затрудняет знакомство с содержанием работы по автореферату, поскольку описание содержания не предварено описанием композиции всего произведения.».

Описание содержания предварено описанием композиции в разделе постановки целей и задач исследования.

Никулин.

«В качестве одного из источников выявленной ошибки автор указывает на концепцию Э. Дюркгейма. Если это так, логично указать и на последствия этого ошибочного решения – не только в программе Дж. Александера и работах Т. Парсонса и его последователей (что автор демонстрирует), но и в собственной теории Э. Дюркейма».

Последствия (и причины) указанной ошибки в теории Дюркгейма проанализированы в диссертации.

3. Отбор теоретических ресурсов

Николаев.

·              «В работе выведены за скобки несколько важных контекстов, которые могли бы привести к ее существенной модификации.

(а) Никаким образом не затрагиваются работы Э. Гоффмана 50-х – 60-х годов, в которых тема сакрального затрагивается самым непосредственным образом и которые связаны очевидной преемственностью с дюркгеймовской традицией, о которой в диссертации идет речь. Если бы эти работы были приняты во внимание, то стал бы невозможен тезис о том, что «главным недостатком их [«неодюркгеймианцев»] подхода явились допущения об аналогии связи морфологической структуры общества с символическими классификациями – в современном обществе и первобытном клане» (с. 21), поскольку к Гоффману этот тезис никак не применим. Невозможным стал бы и тезис, что «неодюркгеймианцы… упростили и исказили понимание сакрального и его ключевых свойств, таких как амбивалентность» (с. 21), так как к Гоффману он опять же неприменим. Неприменим он, кстати говоря, и к Рэдклифф-Брауну: некоторые новации и усовершенствования, предлагаемые автором, присутствуют в концентрированном виде в его очерке «Табу». На всякий случай напомню, что Гоффман не раз открыто напоминал о том, что его исследования повседневных ритуалов продолжают традицию Дюркгейма и Рэдклифф-Брауна. Гоффману, помимо прочего, не свойственно статичное видение «сакрального–профанного», он рассматривает их всегда предельно динамически, и процессы осквернения – одна из ключевых тем в его работах названного периода. Динамические образцы анализа сакрального могут быть легко найдены и в дюркгеймианских по духу работах У.Л. Уорнера.

(б) Целиком выведена за скобки традиция чикагского символического интеракционизма. Тема символизма для этой традиции изначально родная; тема сакрального и осквернения тоже ей не чужда (например, Э.Ч. Хьюз). Выведение этой традиции за скобки имеет следующие следствия. Как одну из важнейших модификаций культурсоциологии автор предлагает переход к видению «природы культуры» как «контингентной» (с. 27), опираясь на ресурсы, находимые в работах Р. Жирара, М. Дуглас и В. Тернера. Однако задолго до этих авторов, уже в начале ХХ в. природа культуры понималась как контингентная у Дж.Г. Мида, Дж. Дьюи и др.; это видение пронизывает традицию символического интеракционизма от начала и до конца. Принятие во внимание интеракционистской традиции позволило бы авторы перейти «от синхронной к диахронной перспективе анализа» (с. 26) гораздо быстрее и проще, чем это было им сделано. Я допускаю, что у взятых автором фигур можно почерпнуть какие-то полезные понятия, которых в символическом интеракционизме не найти, но допускаю одновременно и то, что в последнем он мог бы почерпнуть другие понятия, которых нет у рассмотренных авторов и которые могли бы оказаться ничуть не менее полезными».

Работы Гофмана и Хьюза действительно апеллируют к рассуждениям Дюркгейма о сакральном – но не в части его базовой гипотезы (что представляет основной интерес в рамках данной работы), а в рамках приложения этой гипотезы к конкретным проблемам, в частности, прогрессирующему культу индивидуализма.

«На с. 25 выдвигается «предположение», что причины теоретически ошибочного отождествления двух оппозиций – «сакральное–профанное» и «чистое–скверное» – «содержатся в корпусе дюркгеймианской теории и ее парсонсианского прочтения: в частности, в принципах единства природы и гомеостазиса». Мне трудно оценить с абстрактной точки зрения этот тезис, но если подойти к вопросу эмпирически, то во вполне себе дюркгеймианских работах А.Р. Рэдклифф-Брауна («Табу») и Э. Гоффмана (например «Стигма») указанного отождествления просто нет».

Об упомянутом отождествлении уместно говорить только в рамках тех теорий, которые следуют дюркгеймовской базовой гипотезе о связи сакрального с социальным порядком. Упомянутые работы действительно привлекают ресурсы дюркгеймианства – но не в части этой центральной гипотезы.

Степанов.

«Не подвергая сомнению обоснованность выбора американской культурсоциологии как парадигмы исследования культуры и значения для нее категории «сакральное», нам хотелось бы все же указать на то, что автор, как представляется, слишком поспешно отдает приоритет американской версии рецепции Дюркгейма перед французской версией. Между тем, привлечение новейших французских работ по теории сакрального, (в частности, трудов М.Годелье и К.Таро, на которые указывает в своих текстах С.Н.Зенкин) дало бы возможность увидеть другие основания и пути социологической актуализации наследия Дюркгейма, в большей степени основанные на переосмыслении семиотической и психоаналитической традиций. Не исключено, что это послужило бы более точному определению специфики рефлексии по поводу сакрального в американской культурсоциологии».

Ответ на этот вопрос аналогичен двум предыдущим. И Морис Годелье в своей работе «Загадка дара», и Камиль Таро вместе с группой MAUSS, (которая, кстати, упоминается в диссертации), имеют отношение к теории сакрального Э. Дюркгейма. Однако они не укладываются в выстроенную нами линию анализа.

В целом же хочу отметить, что тема сакрального в социологии является столь широкой, и влияние теории Дюркгейма столь велико и обширно, что охватить их невозможно не только в рамках одной диссертации, но и жизни одного ученого в принципе. Косвенно об этом свидетельствуют многотомные сборники исследований, опубликованные Британским центром дюркгеймианских исследований. Поэтому мы шли по пути конкретизации задачи, ориентируясь на базовую гипотезу Дюркгейма.

Малахов.

«Кроме того, в контексте теории сакрального не лишним было бы проиллюстрировать ее связь с важнейшими проблемами современной социальной науки, такими как проблемы национализма, расизма и этничности. Помимо собственной значимости указанной проблематики, это было бы уместно еще и по той причине, что выделенные проблемы могут выступать в качестве объекта анализа в перспективе культурсоциологии. Таким образом основной аргумент работы мог бы быть еще более усилен».

Указанные проблемы частично затронуты в диссертации, к примеру, на с. 137. Вместе с тем, стоит заметить, что перечень объектов культурсоциологического анализа принципиально открыт, и «обязательного набора» таких проблем не существует.

Спасибо.

В.А.МАНСУРОВ

Переходим к заслушиванию выступлений официальных оппонентов. Слово предоставляется официальному оппоненту, доктору философских наук, профессору Эльне Александровне Орловой.

Э.А.ОРЛОВА

(Официальный положительный отзыв прилагается).

В.А.МАНСУРОВ

Слово для ответа на замечания, содержащиеся в отзыве официального оппонента, предоставляется соискателю.

Д.Ю.КУРАКИН

По поводу некоторых замечаний официального оппонента.

«Прежде всего, автору следовало бы более четко обозначить собственную методологическую позицию на шкале между полюсами реализма и конструктивизма. Отсутствие такой рефлексии обусловливает использование ключевого для работы понятия «сакральное», то в субстанциональном, то в инструментальном значении, причем, без всяких оговорок».

Оппозиция реализм-конструктивизм является чересчур тесной для современной социологии. В качестве примера можно привести классическое исследование Бенедикта Андерсона: ведущиеся споры об атрибуции его теории воображаемых сообществ к конструктивизму или реализму обнаруживают несостоятельность этой оппозиции. Скорее, можно различать содержательную составляющую сакрального – связанную с конкретными феноменами, и понятие сакрального, находящееся в контексте прочих социологических понятий.

В качестве другой иллюстрации можно привести формулу Камиля Таро: «реализм сакрального в основе символического»

«Далее, можно было бы более четко определить само понятие сакрального. При условии, что автор свободно владеет техникой интерпретации (обоснование выделения «поздней программы» Дюркгейма, реконструкция конфликта метафор, связанных с авторством), ему не составило бы труда герменевтическим путем уточнить то общее значение, которое присутствует при любом употреблении понятия сакрального».

Рабочее определение сакрального дано на с. 47. Так, сакральное определено как: «социологическая категория, обозначающая первичную, далее не редуцируемую оппозицию, маркированную социально-инспирированными эмоциями и фундирующая социальный и культурный порядок».

«Наконец, неопределенность сохраняется и в отношении понятия «культура». Почему в рамках культурной социологии оно ограничивается только символической областью, какой познавательный смысл это имеет для социологии? В каком смысле культура автономна по отношению к социальной структуре и какова эвристичность их разведения? Что дает основания авторам «сильной программы» культурной социологии претендовать на построение общей социологической теории? Обобщенное для программы определение понятие «культура» позволило бы ответить на значимые для ее обоснования вопросы».

В дюркгеймианских терминах культуру можно определить как совокупность коллективных представлений.

Фактически, приравнивая культуру к символической области, мы, вслед за Дж. Александером, намеренно расширяем область символического далеко за пределы ситуаций коммуникации.

«Сильная программа» исходит из относительной, аналитической автономии культуры.

«Сильная программа» культурсоциологии является общей социологической теории по тем же причинам, что и «религиозная социология» Э. Дюркгейма. Культура рассматривается не как особая область социальной жизни, а как оптика анализа.

Большое спасибо.

В.А.МАНСУРОВ

Официальный оппонент кандидат философских наук Виталий Анатольевич Куренной отсутствует по уважительной причине. В деле имеется письменный положительный отзыв официального оппонента.

Слово для оглашения отзыва официального оппонента, предоставляется ученому секретарю совета С.Г.Климовой.

С.Г.КЛИМОВА

(Зачитывает отзыв. Официальный положительный отзыв прилагается).

В.А.МАНСУРОВ

Слово для ответа на замечания официального оппонента предоставляется соискателю.

Д.Ю.КУРАКИН

Я благодарю уважаемого официального оппонента. По поводу сделанных замечаний хотелось бы сказать следующее.

«Логика построения работы не всегда очевидна. Во всяком случае, она не всегда эксплицирована и может быть предугадана читателем, что, по меньшей мере, осложняет чтение текста. Так, одна из ключевых методологических инноваций автора – привлечение теории метафоры — описывается как вызванная необходимостью решения задачи по анализу «культурных образцов» (С. 173) (или анализу «отношения между моделями культурных образцов» (С. 179)). Однако само возникновение подобной проблемы никак не следует из предшествующего текста диссертации. Хотя бы потому, что ранее в тексте даже не встречается понятие «культурный образец» (упоминаются лишь «символические образцы» в контексте анализа методологических подходов культурсоциологии (С. 126, 128))».

Указанное затруднение как минимум отчасти разрешается, если учесть, что понятия «символический образец» и «культурный образец» идентичны в рамках «сильной программы» культурсоциологии.

«Спорны некоторые квалификации автора в отношении затрагиваемых в тексте методологических подходов и теорий. В частности, представляется преувеличенным антиредукционизм сильной программы культурсоциологии на фоне других сходных подходов. Например, упоминаемые на С. 28 Cultural Studies в своей классической разновидности (С. Холл) также строят свою идентичность по отношению к классическому марксизму именно на утверждении автономии сферы культуры».

Проект «западного марксизма» можно считать «культурным» лишь на фоне более классических версий марксизма. При этом, культура в изложении этих авторов уживается бок о бок с такими понятиями как классовое господство, гегемония и др. Реконструкция культурного текста оказывается лишь проявлением более глубинных структур, а, следовательно, речь не может идти об автономии культуры. Иными словами, в рамках бирмингемской школы культура выступает скорее как «параметр», нежели как «независимая переменная».

«Основные объяснительные схемы культурсоциологии сводятся автором к «теории сакрального» (С. 126 и passim). Подобное сведение может быть квалифицированно как вариант радикального редукционизма, прибегающего во всех случаях объяснения социальных феноменов к одной мыслительной схеме. Потому что основной критический аргумент, который может быть обращен к редукционизму, состоит именно в том, что многообразие реальности упраздняется и подгоняется под шаблон единственной теоретической схемы (другие определения редукционизма являются конкретизацией этого формального определения».

Указанное сведение является последовательным выбором оснований анализа. Эти основания могут быть и другими, а сравнивать их между собой можно исходя из продуктивности теории, проявляемой в исследованиях.

«Ханс Блюменберг назвал первую часть своей наиболее известной работы «Легитимность Нового времени» следующим образом; «Секуляризация — критика одной категории исторической несправедливости». Где весьма аргументировано поставил под сомнение рассмотрение основных характеристик современности как «секуляризованных» структур религиозного мировосприятия. Логика, поставленная под сомнение Блюменбергом, известна, например, по работам К.Г. Доусона о Французской революции, а затем Н. Бердяева – о русской («Истоки и смысл русского коммунизма»). Она состоит в опознании антирелигиозных, на первый взгляд, явлений как религиозных по сути. Аналогично в психотерапевте сегодня с легкостью опознают «того же самого» священника, в атеисте - верующего и т.д. и т.п. Но подобного рода быстрое опознание «того же самого» требует, по крайней мере, обсуждения и проблематизации — и повсеместное опознание «сакрального» в предложенной диссертации не является исключением. Упоминание Блюменберга в данном случае— не ссылка на авторитет, но лишь указание на то, что решение этого вопроса не является таким самоочевидным, как представляется автору, с легкостью — вслед за адептами сильной программы культурсоциологии — распознающего  «то же самое» сакральное в короле, гильотине и персональном компьютере. (Разумеется, этот вопрос, прежде всего, следует обратить к работам самого Дюркгейма)».

Сакральное, профанное, осквернение и прочие понятия, являются элементами объяснительного принципа. Цель науки – не именовать (что можно было бы отнести к логическому ходу, обозначенному как «то же самое»), а объяснять.

«Тезис Дюркгейма об «абсолютной» противоположности сакрального и профанного (С. 106, прим.), регулярно повторяемый в диссертации (С. 127, 140), некритически перенят диссертантом, но при этом взывает множество вопросов логического характера. Что значит «абсолютная противоположность», которая при этом «методологически проявляется в акцентуации границ» (С. 127)? Наличие границы по меньшей мере категориально указывает на отсутствие «абсолютной» противоположности. «Абсолютно противоположными» можно было бы считать понятия «белое» и «двойка». Но как раз между ними не может быть никакой границы».

Тезис абсолютной противоположности не просто постулируется Дюркгеймом, но и трактуется через мифы, ритуалы и другие символические процессы, которые конституированы через эту оппозицию. «Белое» и «двойка» - это не противоположные понятия именно потому, что они не являются рядоположенными, а относятся к разным «плоскостям». Дюркгейм же проясняет эту оппозицию через конкретные, находящиеся в одной плоскости, но противоположные объекты. В частности, на примере пространства, поделенного на сакральные и профанные зоны – рядоположенные, но противопоставленные.

Спасибо.

В.А.МАНСУРОВ

Мы заслушали выступления официальных оппонентов, и теперь каждый из присутствующих может продолжить обсуждение диссертации.

Кто желает взять слово? Пожалуйста.

С.А.КРАВЧЕНКО – доктор философских наук

Что меня смущает? Меня смущает, что, во всяком случае, в автореферате я насчитал 6 раз утверждение об ошибочной оппозиции «сильной культурной программы», что сформулировано в новизне. Прямо сказано: «Впервые выявлена ошибочная идентификация двух оппозиций», что сказано и далее, где уже говорится не просто об ошибке, которую допускает Александер, а ничтоже сумняшеся говорится о том, что допускают ошибку и представители самой культуральной школы социологии (с.25): «Теоретической проблемой является ошибка, которую допускают Джеффри Александер и другие представители «сильной программы» культурсоциологии». Это меня очень и очень смущает. Для того, чтобы это заявлять, должны быть серьезные доказательства, к сожалению, доказательств я не услышал. Это первое.

Но второе требование, как мне видится, должна быть адекватно представлена сама позиция «сильной культурной программы».  С моей точки зрения, и я вопрос этот задавал, я на него не получил адекватный ответ. Другие источники культуральной социологии просто не были названы. Это и символический реализм, это и рефлексивная социология и другие, я просто сейчас лекцию читать не буду.

Второе. Механизм, на который направлена культуральная социология, механизм кодирования реальности, декодирования  реальности, перекодирования реальности в контексте спирали означивания диссертанту просто не знаком. О чем идет речь? Речь идет о самом элементарном. Сегодня такая социокультурная динамика, что постоянно меняются смыслы. Меняются смыслы из-за того, что происходит культурно-травматические события. Дальше  разворачивается вот эта спираль.

Первый этап этой спирали – создается нарратив о том или ином событии. Второй виток этой спирали – религиозные деятели подключились, и они уже перекодировали это событие. Третий этап – включились научные работники и тоже взяли между собой в результате конкуренции и перекодировали смысл. А потом включилась бюрократия, у нее политический интерес есть, и из-за политических интересов они взяли и перекодировали смысл. И идет политическая борьба. Так происходит постоянное кодирование и перекодирование реальности по Александеру, и он этой проблемой занимается. При этом в контексте культуры у него совершенно другая стоит проблема, он не просто изучает культуру по Дюркгейму как социальный фактор, он изучает то, что вы назвали малозначимой работой, это называется «социальные смыслы», это совершенно речь идет о другом. Причем, не просто речь идет о социальных смыслах, а о бессознательных культуральных структурах, которые определяют наше мышление и которые определяют наше поведение.

Некоторые из них формируются стихийно, например, определенные этические принципы, и они влияют на наше поведение,  они влияют на наше мышление. Это определенные исторические события, которые кодируются, перекодируются и т.д., но в большинстве своем в нынешнем постмодернистском мире эти культуральные бессознательные структуры формируются сознательно с помощью определенных механизмов. И один из них является перформативность, о котором вы почему-то ничего не сказали. Так, скажем, происходит формирование второго тела короля, в частности, нынешнего президента Соединенных Штатов. И он показывает и занимается не столько проблемами сакрального или не сакрального, а занимается совершенно другим, и вам правильно сказала замечание ведущая организация, гражданская сфера – совершенно другая проблематика. Это новая концепция демократии, это новая концепция права с учетом подвижки перекодирования вот этих реалий.

И еще просто сошлюсь на самого Джеффри Александера. Выдергивать Дюркгейма вне Соссюра, вне всех остальных категорически, с его точки зрения, нельзя, и он прямо пишет о том, что все его принципы должны рассматриваться  (говорит по-английски) «ин виэл фу комплексети энд нюанс». Вот что-то выдернуть, он говорит, это нельзя. Поэтому обвинять в ошибочности школу Александера и его сподвижников без адекватных интерпретаций их позиций, мне представляется, категорически нельзя.

Спасибо.

И.Ф.ДЕВЯТКО – доктор социологических наук

Я ознакомилась с этой работой во время предзащиты. И хотела бы сказать, что предзащита проходила в форме настоящего научного диспута, поскольку были претензии к работе и автореферату. Была насыщенная дискуссия, Дмитрий Юрьевич дрался как лев.

На самом деле, в ходе этого обсуждения я поняла, что Дмитрий Юрьевич обладает одним неоспоримым достоинством, что он все-таки сформировался как историк социологии, как теоретик, потому что он все-таки: а) читатель;  и б) писатель. И, когда мы предъявляем к нему претензии как к писателю, мы понимаем, что он ищет свой стиль, пока он не вполне его нащупал, но это именно поиски стиля, а не попытки склеить что-то. И он читатель, а это абсолютно  необходимое качество для историка социологии, теоретика, он читает очень много, и это тоже отразилось в работе  в разных смыслах, потому что, в конце концов, сама эта работа уже нашла своего идеального читателя и это правда.

Таким образом, я считаю, что просто в силу этого обстоятельства, в  силу того, что мы не так часто имеем дело не с школярской работой, а с работой, обладающей не только зрелыми достоинствами, но и «зрелыми недостатками», в хорошем смысле,  я предлагаю членам совета поддержать эту работу.

Спасибо.

А.Е.ЧИРИКОВА – доктор социологических наук

Я бы просто хотела дать совет автору. Безусловно, все то, что  он сегодня нам рассказывал и пытался доказать свою точку зрения, в его изложении выглядело достаточно понятно, что за этим стоит какое-то профессиональное знание, но оно было абсолютно эгоцентрично. Вот это огромное знание литературы и «принцип читателя», действительно, у меня нет сомнения, что он много читает, но при этом есть некоторые законы изложения того, что вы поняли. И законы изложения, когда вы выступаете перед профессиональным сообществом, состоят в том, что вы должны думать не только о том, что вы поняли, но и предъявить это тем, кто принимает по вашему поводу какое-то решение или хочет оценить вашу работу. Пока что я могу сказать, что у вас здесь  очень большое поле для потенциального роста, потому что даже доброжелательный эксперт, который хочет понять и ориентирован на то, чтобы вас понять, находится в большом затруднении, и не только потому, что он, например, не знаком очень подробно с теми работами, на которые вы ссылаетесь. Мне кажется, что это то, чему вы должны научиться, несмотря на «зрелость ваших недостатков».

М.Ф.ЧЕРНЫШ – доктор социологических наук

Вообще, когда я слушал автора, у меня постоянно возникали какие-то сомнения. Мне представлялся сомнительным поиск ошибок у Дюркгейма, может быть, у Джеффри Александера скорее, чем у Дюркгейма. Утверждение, что Д.Александер совершил некоторую ошибку, каким-то образом интерпретируя Дюркгейма, означает, что автор лучше знает Дюркгейма, чем Джеффри Александер, и лучше его интерпретирует, более адекватно. Может быть, так оно и есть на самом деле.

Кроме того, мне представлялось сомнительным, может быть, вследствие некоторого невежества по отношению к этой теме, такое радикальное рассоединение, разъятие двух оппозиций, которые присутствуют в работах Дюркгейма. Это оппозиция «сакрального и профанного», с одной стороны, а, с другой стороны, оппозиция «чистого и скверного». Мне кажется, что, если их разъять, то возникают некоторые очень серьезные методологические проблемы, проблемы интерпретации. Мне кажется, что Джеффри Александер все-таки более консервативен в этом отношении, более осторожен и, наверное, обоснован, чем автор, который все-таки именно за это Д.Александера критикует.

Были еще какие-то сомнения, может быть, даже более радикального свойства. Например, у Дюркгейма существует все-таки сакральное и профанное, это такая базовая оппозиция. В его работах «сакральное и профанное» сакральное может быть понято только через профанное, а профанное через сакральное. Имело ли смысл так разъять  их в  работе и представить сакральное как все-таки отдельное понятие и как отдельную проблему вне этого контекста оппозиции? Понятно, что если мы какую-то базовую оппозицию разнимаем, то теряется основание, посредством которого мы понимаем второй элемент оппозиции.

Дело в том, что в работе, и я убедился в этом, автор все время использует оппозицию в целом как сакральное и профанное, он на самом деле ничего не разнимает, он оставляет эту оппозицию в неприкосновенности и анализирует её именно как оппозцию, что, собственно, и Джеффри Александер сделал в культурсоциологии. Тем не менее, в заголовке работы сакральное представлено как отдельная проблема, не профанное, это тоже показалось мне довольно симптоматичным и, может быть, недостаточно обоснованными претензиями, то, что существует такая протогональность.

Тем не менее, несмотря на все эти сомнения, я должен сказать, что эта работа мне понравилась, и понравилось, как держался сам автор. Мне кажется, что он имеет право на эти, я бы сказал, некоторые необоснованности, некоторые недостатки, может быть, на некоторые претензии, потому что автор фундаментален, он очень много знает, у него есть своя собственная рефлексия по поводу этих проблем, и он, безусловно, заслуживает присуждения ему искомой степени. В этом, я думаю, ни у кого нет сомнений.

В.В.СЕМЕНОВА – доктор социологических наук

Продолжая выступление Михаила Федоровича, скажу, что у меня тоже некое сомнение. С одной стороны, явно совершенно,  что это очень серьезный научный поиск, очень серьезная работа и очень продуктивная с точки зрения того, что вводятся в оборот эти противоречия, сложности Джеффри Александера и всей культурсоциологии. Но, с другой стороны, мне кажется, что автор должен все-таки получить ученую степень кандидата социологических наук. И мне, например, было странно другое, я понимаю прекрасно, что за этим стоит серьезная научная работа и очень серьезный научный поиск. Но то, что представлено в автореферате, оставляет за скобками всю ту работу, которую провел соискатель.

Например, вы посмотрите, как сформулирована новизна диссертационного исследования, содержатся следующие положения: «Проведен анализ тезисов «поздней программы» Э.Дюркгейма». Это процесс, это не результат. Следующее - «Осуществлен анализ ключевых теоретических проблем и базовых объяснительных схем», это тоже процесс. «Проведена проблематизация исследовательской программы  культурсоциологии и определение направлений и ориентиров повышения ее продуктивности», это все как научная новизна не звучит.

С другой стороны, я недаром задала вопрос по поводу того, как исследователь работал с текстами, потому что, на самом деле, я согласна с Сергеем Александровичем по поводу того, что, когда предъявляешь претензии к крупным исследователям в проработанной программе и выступаешь с обозначением их ошибок, с критикой тупика этого направления, естественно, должна быть аргументация. И аргументация должна быть текстовой аргументацией, если человек занимается исследованием текстов. Меня удивило, что здесь нет ни одной цитаты, ни одного положения, ни одной аргументации, где бы показывалось, в чем состоит ошибка оснований Александера, то есть, словами тех исследователей, которые занимаются этим проблемами. И, когда формулируется в автореферате достоверность этой работы, говорится, что «помимо этого, результаты представленных исследований неоднократно обсуждались на конференциях, семинарах и научных дискуссиях с отечественными и зарубежными специалистами в области социологической теории и методологии, в том числе, с основоположником «сильной программы»  культурсоцологии Джеффри Александером». Это не аргумент, если я лично был знаком с этим человеком и лично с ним разговаривал, это не значит, что это достоверность и обоснованность выводов.

Поэтому, с одной стороны, я очень ценю работу, которую провел исследователь, и ввел в научный оборот все эти дискуссии относительно дюркгеймианского наследия, и относительно современных видений проблемы сакрального, и мне кажется, что с этой стороны он, несомненно, заслуживает присуждения искомой степени. Но с точки зрения реферата, который содержит краткое изложение этой программы, мне кажется,  что он все-таки остался недоработанным, и в связи с этим мне кажется, что важно, чтобы заключение хотя бы было написано в соответствии с предъявляемыми требованиями.

О.Н.ЯНИЦКИЙ – доктор философских наук

Если можно, я начну с вопроса, а где обсуждалась диссертация перед представлением на защиту?

В.А.МАНСУРОВ

Олег Николаевич, об этом говорили в начале заседания. Вот выписка из протокола № 32 объединенного заседания отдела теории и истории социологии и Центра социологии образования, науки и культуры Института социологии РАН, совместное заседание двух уважаемых центров.

О.Н.ЯНИЦКИЙ – доктор философских наук

Спасибо, вопрос снимается. Теперь, собственно, по автореферату. Конечно, запихнуть определение в середину автореферата -  лучше было бы его вынести в начало автореферата, тогда было бы немножко легче, но дело не в том месте, где оно находится. Понимаете, если убрать отсюда лишние слова, то сакральное есть оппозиция, фундирующая социальный и культурный порядок. Вы знаете, я таких определений еще не встречал, я даже не знаю, как это сказать, это не новизна, это «полет в другую галактику». Здесь есть еще слова для читателя, глубоко не знакомого с этой проблематикой, скажем так, почему социально-инспирированные эмоции, а, может быть, не социально-инспирированные эмоции, это все лишние слова здесь, пустые слова. Но здесь ключевые слова «сакральное», характеризуемое как социологическая категория и как не редуцируемая оппозиция, фундирующая социальный  и культурный порядок. Я обращаю ваше внимание, что это определение, самое главное, потом не разворачивается в теорию, оно затихло посередине и там оно и спряталось. И, видимо, это произошло не случайно, потому что  логики выстраивания от концепции понятия или от  гипотезы, если угодно, от какой-то идеи его развертывания я здесь не увидел.

Второй момент. Конечно, работа чрезвычайно мозаична, опять же, судя по автореферату, она очень мало посвящена аналитике собственно понятия сакральности и окружающей ее базы, группы понятий, для  развития в теорию, здесь масса боковых ходов очень интересных, вероятно, очень важных, но, тем не менее, ничем не кончающихся. Это уже не первый случай с работами, переходящими, я прошу прощения, то из нашего института в «вышку», то из «вышки» в наш институт. Был такой аспирант Гаврилов, я был у него оппонентом, масса интересных вещей, но это такое нагромождение.  Да, он прошел, все прекрасно, он работает у вас и хорошо работает, но простите, это такой «домик», который можно надстраивать, надстраивать, а потом он возьмет и упадет, потому что у него нет ни конца, ни края.

Теперь третья общая позиция. Явно ощущается все-таки продолжающаяся герметизация теоретической социологии, где-то она хоть кончиками пальчиков должна опираться на действительность. И у Александера это есть, но здесь никакого ощущения этого не возникает ни на одной странице.

И в заключение несколько технических, но, мне кажется, важных для защиты замечаний. Я не знаю, как отнесется к этому ВАК, но в основных положениях и выводах исследования, ни в одной из публикаций не упоминается сакральность, вообще. Упоминается техника, корпорация, очень интересные перспективы социологии и много чего упоминается. Это еще раз характеризует мозаичность мышления автора. Очень интересные вещи – «Железная клетка», красивые названия. Но здесь ничего нет, как это  с точки зрения соответствия названия и текста автореферата и так далее. И то же самое моя коллега отмечала на с.16., с чем автор, собственно говоря,  выступал на  своей апробации -  «метафоры, метафоры,  метафоры», единственная работа «Морфогенетический поворот в теории сакрального» - одна, и опять «Техника». Наверное, автора волнует техника, и, может быть,  там есть элемент сакральности, но все-таки надо как-то увязывать элементы того, что ты пишешь и того, что ты защищаешь, и я бы как-то на это обратил внимание. Ну, и здесь я не буду повторяться, уже многие говорили, что это, скорее, работа по Дюркгейму, нежели собственно работа по            сакральности, выполненная данным уважаемым автором.

Спасибо за внимание.

Д.Л.КОНСТАНТИНОВСКИЙ  – доктор социологических наук

Вслед за Инной Феликсовной я хочу сказать о том, что это было чрезвычайно интересное предварительное обсуждение, и я с удовольствием буду проводить совместные заседания, тем более  что я здесь хочу несколько противоречить уважаемому Олегу Николаевичу. Это теоретическая работа, которая имеет или может иметь непосредственное  приложение к практике социологических исследований. Я говорю об этом как человек, который значительно более привержен к эмпирическим исследованиям. Кстати, в диссертации есть публикация, связанная с университетом,  и это является хорошим примером.

Кроме того, хочу сказать, что уважаемым соискателем, присутствующим здесь Виктором Ванштайном и мною подготовлена такая книга, в которой все эти вещи, связанные с метафорой, перелагаются в переход к анализу сферы образования. Эта книга, по-моему, еще не вышла, но на самом деле, она будет датироваться 2009 годом и очень скоро появится. Вообще, должен сказать, что с этим делом все обстоит очень плохо, потому что теоретики сами по себе, а мы сами по себе, но по этой проблематике как раз наоборот.

Спасибо.

В.А.МАНСУРОВ

Спасибо. Есть еще желающие выступить? Нет.

Пожалуйста,  заключительное слово соискателю.

Д.Ю.КУРАКИН

Спасибо. Я хотел бы ответить на некоторые замечания,  только по основным вещам, потому что многие замечания носят амбивалентный характер.

Что касается проблематики гражданского общества и других работ, связанных с Александером, с точки зрения того, что я не смог объять необъятное. Александер это современный классик, его типологизация, на мой взгляд, является задачей, не вполне уместной для диссертационного исследования, и поэтому я за нее не брался, но со своей стороны, чтобы обозначить, что мы принимаем во внимание и что не принимаем, провел эти границы, и они эксплицированы и обоснованы, почему я те или иные работы принимаю в рассмотрение, а другие находятся на периферии.

 Что касается книги «Смыслы социальной жизни», она есть в списке литературы, я с ней работал, но, когда мы говорим о базовых положениях, я, конечно, в большей степени ссылаюсь на программные тексты.

Что касается практической значимости, я согласен, что это огромная проблема в теории и методологии и как раз эта работа – попытка выйти на такую теоретико-методологическую базу, которая позволит реализовать себя в конкретных исследованиях, частично она уже позволила, и в этом смысле я надеюсь, что с этой точки зрения работа достаточно обоснована.

Спасибо за внимание.

В.А.МАНСУРОВ

Для проведения процедуры тайного голосования предлагается избрать счетную комиссию в следующем составе:

1. О.Н.Яницкий – доктор философских  наук

2. Г.А.Ключарев – доктор философских наук

3. Т.З.Адамьянц – доктор социологических наук.

Нет возражений? Нет. Прошу членов совета проголосовать за предложенный состав счетной комиссии. (Голосование). Счетная комиссия избирается единогласно.

Прошу членов счетной комиссии приступить к работе

Объявляется перерыв для проведения тайного голосования.

(Голосование).

В.А.МАНСУРОВ

Слово предоставляется председателю счетной комиссии.

О.Н.ЯНИЦКИЙ

Состав Диссертационного совета утвержден в количестве 24 человек, на заседании присутствовало 19 членов совета, в том числе докторов наук по профилю рассмотренной диссертации - 7.

Роздано бюллетеней 19, осталось не розданных – 5. В урне для голосования обнаружено 19 бюллетеней.

Результаты тайного голосования по вопросу о присуждении ученой степени кандидата социологических наук Куракину Д.Ю.

Подано голосов: за – 11, против – 8, недействительных бюллетеней - нет.

В.А.МАНСУРОВ

Таким образом, на основании результатов тайного голосования:  за – 11, против – 8, недействительных бюллетеней нет,  Диссертационный совет  Д 002.011.01 констатирует, что Д.Ю.КУРАКИН  не набирает необходимого количества голосов и не может претендовать на присуждение ему  ученой степени кандидата социологических наук.

На этом заседание совета объявляется закрытым.

Председатель Диссертационного совета доктор философских наук, профессор
В.А.МАНСУРОВ

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат философских наук
Л.Г.КЛИМОВА

См. также:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

10:28 США потратят 200 млн долларов на сдерживание России
10:06 Три НПФ продали акции Промсвязьбанка до объявления о его санации
10:02 В Израиле умерла любимая учительница Путина
09:45 Полиция обыскала дом написавшей о слежке за Россией журналистки
09:41 Правозащитники рассказали о просьбах Улюкаева в СИЗО
09:26 Еще одна биржа в США начала торговать фьючерсами на биткоины
09:15 На Дальнем Востоке появится новая армия
09:05 Депутаты ГД предложили штрафовать стритрейсеров на миллион рублей
08:45 Посол РФ в США в Вашингтоне встретится с замгоссекретаря
08:22 60 нацгвардейцев пострадали при столкновении со сторонниками Саакашвили
08:07 В ЦРУ отказались обсуждать помощь в предотвращении теракта в Петербурге
07:50 18 декабря официально началась президентская кампания
17.12 21:00 Президент Финляндии ответил на информацию о слежке за военными РФ
17.12 20:27 Компания Ковальчука претендует на крымский завод шампанского «Новый свет»
17.12 20:04 Сборная РФ по хоккею выиграла Кубок Первого канала
17.12 19:44 ЦРУ передало Москве данные о подготовке теракта в Петербурге
17.12 19:16 При столкновениях со сторонниками Саакашвили пострадали десятки полицейских
17.12 18:35 СМИ назвали место содержания главаря ИГ
17.12 18:08 Опубликовано видео ликвидации боевиков в Дагестане
17.12 17:25 Между сторонниками Саакашвили и полицией произошли столкновения
17.12 16:47 Прокуратура впервые запросила пожизненный срок для торговца наркотиками
17.12 16:24 Курс биткоина превысил 20 тысяч долларов
17.12 16:16 Спортсменам РФ разрешили использовать два цвета флага на Олимпиаде
17.12 15:13 В Госдуме назвали неожиданностью слежку Финляндии за Россией
17.12 14:54 Скончался Георгий Натансон
17.12 14:15 В Крыму работы на трассе «Таврида» привели к перебоям с интернетом
17.12 13:44 В Москве снова побит температурный рекорд
17.12 13:15 СМИ сообщили об убийстве плененного ИГ казака
17.12 12:39 Губернатор Подмосковья пообещал избавить жителей региона от вони в начале года
17.12 12:07 Правительство Австрии поддержало смягчение санкций против РФ
17.12 11:35 Глава МИД Великобритании не увидел фактов влияния РФ на Brexit
17.12 11:15 СМИ рассказали о затрате Пентагоном 20 млн долларов на изучение НЛО
17.12 10:52 В Финляндии возбуждено дело после публикации данных о контроле разведки над интернетом
17.12 10:20 Представители Трампа обвинили спецпрокурора по РФ в незаконном получении документов
17.12 09:53 Завершилось голосование по названию моста в Крым
17.12 09:34 В Москве побит абсолютный температурный рекорд с 1879 года
17.12 09:24 Источник рассказал о переносе с Байконура пилотируемых пусков
17.12 09:12 В Дагестане силовики вступили в бой с боевиками
16.12 22:07 Курс биткоина превысил 19 тысяч долларов и вернулся обратно
16.12 21:03 СМИ узнали о «мирном» письме Саакашвили к Порошенко
16.12 19:56 Собчак заявила о готовности не участвовать в выборах
16.12 19:45 ПАРНАС отказался от выдвижения своего кандидата в президенты
16.12 19:28 Галерея-банкрот потребовала 27 млн рублей из Фонда храма Христа Спасителя
16.12 19:14 Российский биатлонист принес сборной первую медаль Кубка мира
16.12 17:07 Володин призвал власти РФ и Белоруссии уравнять граждан в правах
16.12 16:18 Фигуранта дела о контрабанде алкоголя нашли убитым в Ленобласти
16.12 15:13 Экс-сотрудник ФСБ отверг обвинения в хакерских атаках против США
16.12 15:11 Украина составила план покорения Крыма телевидением
16.12 14:07 Ученые из США выложили в сеть видео с ядерным испытанием
16.12 13:55 Овечкина признали одним из величайших игроков в истории НХЛ
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.