Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
17 декабря 2017, воскресенье, 12:58
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

02 марта 2010, 13:18

Дедушка и медицина

Картина Евгения Ицковича

Картина Евгения Ицковича

Мы встречали его у дверей, и когда они открывались, всегда улыбчивое лицо одаривало нас “золотым ключиком”. Сказочно для детства, дверь, отворяющаяся золотым ключиком, и улыбающееся, светящееся лицо, может оттого улыбающееся и светящееся, что лысое, в нимбе лысости на фоне чёрной обивки дверей. А потом, в его комнате, ставшей нашей, он читал нам у тлеющего закатом окна: “Я видел озеро в огне...” – Маршака, и мы радостно запоминали. До сих пор помню.
И это всё.

Когда дедушка умер, мне было шесть лет, и память больше не сохранила с ним встреч.
С раннего детства я хотел стать врачом, мама говорила, что это было первым сознательно сформулированным мной желанием, которое я менял в зависимости от детских увлечений: военным врачом, космическим, спортивным...
Это я помню. Я играл во врача, потому что мне интересен был человек – что у него, какой он. А человеком, казалось мне, должен заниматься врач. И ещё… Во мне всегда ощущалось присутствие чего-то ещё... так что я иногда серьёзно решал сам с собой, кто же я такой? С другой планеты, из другого времени? И всегда останавливался на себе просто. Меня оскорбляла внеземная помощь, унижающая мои дарования. “Чего ещё не совершу?” – думал я, и не мог придумать. Странно, но такой образ мысли был во мне всегда, с годами он становился контрастней, выпуклей. Это не то, что я придумал – это то, с чем я родился.
Как и обо всех детях, в доме обо мне и о брате жили легенды: обо мне трогательные, о брате яркие, живописные, почти, сказания. Первым Диминым словом было: “Книга”, а первой книгой “Легенда о Тиле Уленшпигеле”, которую он читал несколько лет, дочитывая до конца и начиная с начала. Моё первое слово не сохранилось, я оказался не Димой, и не Державиным, да и читать научился только в четвертом классе, а до этого врал, что читаю сказки, и пересказывал свои, стилизованные под народные.
Что было со мной, где я был, я не помню – не только о детстве, но и, почти, всю жизнь, даже лиц нет. Ни глаз, ни тел – хотя я тонул в этих глазах, а руки вспомнят тела по малейшим изгибам! Только ауры, что-то о человеке возле человека, но такое глубоко сущее, индивидуальное, отчего я узнаю любого, как собака по запаху. Брат же мой, разглядывая фотографию, где он изображён в коляске перед каким-то забором, безошибочно вспоминает цвет этого забора, оказывается он, путешествуя в коляске, изучал окрестность.
Когда брата принесли из роддома, я закричал: “Не надо! Я сам буду маму кушать!” – чем ещё раз подтвердил, что уста младенца далеко не всегда глаголют истину. Надо, очень надо – всю жизнь это чувствую!
“Женечка, ты меня слышишь?” – спрашивает бабушка. Молчание. “Женечка, ты меня видишь?” – “Видю, видю!”
Мои родители – кузен и кузина. Папин папа и мамина мама, родные брат и сестра. Бабушка – папина мама, её звали Дуся... Лишь написав, имея ввиду Фриду из «Мастера и Маргариты»:
“ Я хочу страдать на языке, 
Кончика усильем не напружив, 
Вот она появится в тоске 
В веренице ярмарочных кружев. 

И не для того, что бы подстать 
Сделать ипостась спокойным слепком, 
Фрида, Фрида, так легко стонать, 
Так приятно, судорожно и терпко, 

Пусть она прибавится ко сну 
Духотой или маркизом Садом, 
Я залог булгаковский верну 
Лишь за вздох мольбы или пощады. 

Я сниму предательский платок 
С мёртвых губ ласкающим движеньем, 
Фрида, Фрида... Чёрный завиток 
В стоне, отворённом наслажденьем. 
5 декабря 1981г. 

– я по маминой ревности – эту бабушку ты любишь больше чем другую, (вот как можно уменьшительно ласкать) понял, что она – Фрида. Если бы мама понимала, что в моей жизни значит имя Лены!
Эта бабушка болела раком, и так рано умерла, что и не помню её совсем. Она уже не могла вставать, и была очень плоха, когда во дворе кто-то закричал – Пожар! Пожар! Мама вбежала в комнату и увидела на подоконнике нашего шестого этажа со мной младенцем на руках смертельно больную бабушку, готовящуюся прыгать. Кстати, недавно мама рассказывала, что в конце у бабушки были страшные боли, ничем не снимаемые, но когда я к ней подходил ласкаться и утешать, бабушка утверждала, что они стихали. Все тогда смеялись и не придавали значения. Теперь же я думаю, что целительство передается по наследству.
Как-то на улице какая-то старушка пожаловалась мне, что дети и внуки не дают ей жить, и я привёл её домой, у меня же есть бабушка! Мама напоила её чаем, а напоследок, старушка одарила её такими словами, которые мама не могла вспомнить, пока не прочитала Библию: “Так будет благословенно чрево, носившее такого сына!” – по-моему, вполне нормальная история для ребёнка, ощущающего свой дом обетованным раем.
Много раз мы с Димой собирались восстановить нашу генеалогию, чувствовали – глубоко сидим, и не смогли. Перерублены корни, а на имя-фамилию интереса не достаточно.
Когда дедушка умер, нас на время похорон отправили к знакомым. О смерти ничего не сообщив, но эти несколько дней отсвечивают каким-то сознательным промежутком в моём беспамятном детстве.
Две картины: мы гуляем по рынку, на котором продаются живые ананасы. Это галлюцинация на всю жизнь, с тех пор ананасы на рынках больше не попадались. Второе – проводы солнца и встреча восхода. Видимо, квартира была высоко, а нам по каким-то причинам разрешили не спать. И я, в первый раз, на своих ладонях держал багровое онемевшее солнце.

Когда открыли дверь, из квартиры в коридор заструился жёлтый неестественно золотой свет, и в иконе дверного проёма умершие родственники, почему-то мужчины и все лысые, в нимбах лысости, золотых на золотом фоне. Наверное, на лестничной площадке не было света, то есть, был абсолютный подъездный мрак, которого низкое окно ночи совершенно не разбавляло, потому что свет, достигая лифта и смешиваясь с голубоватым светом шахты, становился тяжёлым и падал на пол. И я по этому светоносному столбу-мосту через порог вбежал в квартиру, странно легко взмывая до потолка (может, меня брали на руки?) разыскивая дедушку. Что-то нам такое сказали – «уехал в командировку»? 
Очнулся я оттого, что лежал в дедушкиной комнате и не мог уснуть. И с братом у меня начались ссоры, он хотел спать в темноте, а я только при свете. Вернее, я не спал, я лежал в постели и думал. Думал изнутри себя, но и это не сразу... Моему укладыванию предшествовал целый ритуал. 
Я приходил в родительскую, бросался маме на шею, и долго рыдал, всхлипывая: “Мы завтра не умрём?! Мы завтра не умрём?! ” Утешить меня было невозможно, пока я не обессиливал, и меня не относили в кровать. В перерыве между раздумьями я надевал задник тапка на указательный палец и вращал его на освещённой доске паркета, казавшейся золотой. Движение успокаивало. Движение – это жизнь, даже если это движется тапок или отсвет между тьмою тени. Елочка паркета напоминала скелет, и казалось, что это праздничные останки от какого-то торжества, на которое я попал сразу, выйдя из лифта.

Когда-то потом, теперь уже в далёком прошлом я написал по совсем другому поводу подстёгиваемый этими детскими впечатлениями:

На двери полоски света 
Изолентой врезал ножик, 
У паркета, у скелета 
Рёбра вычленив из кожи. 

Ты за гримом спальни этой, 
Ты на кухне ногти ластишь 
И, забыв, себя пинцетом 
Выворачиваешь настежь. 

Я ж зациклился на "дзине", 
Этот "дзинъ" меня угробит, 
И сквозняк в моей корзине
Не застудит – закоробит, 

Ты ж кроишь себя над всеми, 
Ты, шурша, пройдёшь по стёжке 
И зациклишься на теме, 
Заедающей застёжки. 

...Изолентой незаметней, 
Я подумал осторожно –
Ты пришла, стоишь в передней 
С этой, с молнией сапожной. 

17-18 ноября 1980г. 

“Чего я боюсь? Что такое смерть?” – я пытался представить себя умершим, после жизни, и не мог. Но чувствовал чьё-то присутствие, как будто внутри меня кто-то силился выразить, что-то вне меня лежащее и, не находя слов и музыки, надрывался отчаяньем. Я пытался ему помочь, перебирая скороговоркой все мыслимые кончины, и вдруг понимал, что не смерти боюсь я, что я жить хочу вечно! И как только это проговаривалось, я расслаблялся и в голове моей проносились картины далёких путешествий. Обычно это были города (много лет спустя, я видел похожие в Эстонии, читал о подобных в “Фаусте”). Я спускался в какие-то подвалы, погреба-трактиры, встречал каких-то людей, или долго ходил по улицам вечерами или в ненастье, среди непонятных мне вывесок и названий. И всё это имело смысл не только, как путеводитель по далёкой уже или ещё реальности, но и, как вхождение в страдание….

Наивная детская простота. Ребёнок идёт в туалет и плещется в унитазе. Вода –
радость... Жизнь ещё не эстетизированна, ещё не упирается в умирание.
Я хочу жить вечно! Так вот для чего моё желание! Медицина продлевает жизнь до бесконечности, разливает её по вечности! Я хочу стать врачом, чтобы жить вечно!
И так каждую ночь, каждый вечер: плачь: “Мы завтра не умрём?”, вращение тапка на остане паркета, и полнота внутренней немоты чувством извне. Путешествие, и в конце туннеля, в его свете – жить вечно!
Я не верю в реинкарнацию, она пуста для истории, мертва для человека, в котором обитает Бог. Я знаю, память прошлого исходит с Духом от человеческого, от человека или неба. Я этого никогда не забуду. 
Постепенно я понял, что не я говорю изнутри себя, а это «он» говорит из меня. И ужас перед сном связан с ожиданием его прихода. Хотя, когда «он» уже был рядом я не разу не почувствовал угрозы или враждебности. Наоборот, это была моя сила и поддержка. Но ужас шёл впереди «него», но «он» летел на крыльях смерти. 
Я понял, что «он» со мной разговаривает, и выражает меня через себя, или «его» через меня. Мы объединяемся в какое-то ночное существование, чтобы после того, как выяснены сущностные вещи отправиться путешествовать. 
Что это были за путешествия, в которые «он» меня брал? Зачем «он» меня водил по этим местам. Но мы посмотрели так много, что мне потом не раз приходилось переживать «Дежавю», и о, ужас! Я каждый раз вспоминал, что будет потом!
Первый раз это случилось в Эстонии, куда я поехал со школьным отрядом на сельхоз работы. Сразу же нас повели в баню. Рядом с нами мылись два взрослых эстонца, и в какой-то момент мы сидели все вместе в предбаннике.
И я здесь я ясно почувствовал, что это уже было…. Я стал силиться вспомнить, какие слова произнесут эти незнакомые мужчины… и не вспомнил. Я попытался вспомнить что-нибудь ещё, и увидел странного вида колодец напротив бани. Потом какие-то смутные сны, о бессонной ночи и виде белого дома за окном о стайках детей, словно аквариумные рыбки, перетекающих из комнаты в комнату…
Эстонцы оделись и ушли, так и не вымолвив ни слова, но я осмотрел на выходе окрестность и увидел колодец, на который никто кроме меня не обратил внимания. Нас поселили в эстонской школе, и меня положили под окно, так что вида из окна с моего места просто не было. Но к концу полевого сезона я тяжело заболел, и меня переложили в угол. От болезни у меня началась бессонница, и я ночи напролёт созерцал какое-то зловещее белое здание то ли райкома, то ли сельсовета.
А дальше эти воспоминания порой принимали такой угрожающе регулярный характер, что моя жена взяла привычку буднично у меня спрашивать – «Жень, а ты ещё ничего не вспомнил про нашу жизнь здесь?» И в зависимости от моего ответа строила вполне реалистичные планы, о нашем «житие-бытие».

Через полгода или год соседская девочка во дворе во время гуляний спросила – плакал ли я на похоронах дедушки. Говорят, со мною случился шок, помню только, я не мог дождаться лифта и бежал по лестнице, стучал в дверь: “Вы знаете, что дедушка умер?!!”
Путешествия исчезли, страх притупился, но я долго ещё боялся смерти и темноты, как смерти, пока, уже в юности, не прочитал в “Войне и мире” устав масонства – “Возлюби смерть, как самоё себя”. 
Страх злил и унижал меня. Я, стараясь его пересилить, ходил по ночам в детский парк, где, по слухам, совершались убийства и насилия, но от этого стал лишь видеть в темноте, да научился повадкам твари дрожащей.
Пока боялся смерти, я легко относился к боли и высший её момент воспринимал, как радость превозмогания. Когда я возлюбил смерть, боль превратилась в муку. 
В школе я был истовым атеистом. Мне нравилось самостоятельность человека на земле, я верил в отсутствие Бога, и знал о бессмертии души. Часто о последнем я беседовал с одноклассниками, поражая их воображение. Мне казалось жизнь человеческая без бессмертия души бессмысленною, но души я хотел в теле по-другому не представлял. 
Коммунизм потому и отвратителен, что развращает детство. Но он нравственно пуст, и если у ребёнка всё в порядке, идолы заменятся Богом. Я мечтал оживить Ленина. Если это такой замечательный человек, если к нему обращены чаянья всего человечества, то он и должен быть бессмертным. Надо воскресить его во имя жизни. Я сидел, слушая передачи о нём, по радио, открыв рот, и мама, входя в комнату, говорила, каждый раз с безнадежностью: “Закрой, хотя бы, рот!”
Однажды я агитировал одну заезжую немецкую католичку в наивных терминах школьной пропаганды. Девушка была изумительно красива, и ничего мне не возражала. И мне через некоторое время стало очень стыдно, нет, не за суть, а за назойливую навязчивость при свете спокойной красоты.
Родители говорили: “Дима чуткий, а Женя нет”. Я радовался и учился чуткости душой и руками. 
Медицина заключалась в ноже, а значит, я должен уметь через нож чувствовать кожу страждущих. И я умел. Я научился так резать фрукты чтобы через нож чувствовать ткань, по которой идёт нож. Увы, и это моё приобретение оказалось невостребованным, может быть только в приготовлении салатов? Когда я учился в медицинском училище, то первая операция, на которую нас привели, была гинекологическая. Оперировали молодую женщину только что вернувшуюся с юга и очень загорелую. Наш учебный амфитеатр располагался над операционным столом и она лежала на нём совершенно обнажённая и невероятно стройная, как на ладони. У меня дух захватило от такой красоты, и так и подмывало с кем-нибудь поделиться своими впечатлениями, но вокруг были одни только девушки, и я робел.
Я ожидал, что вошедший хирург, остановится перед операционным столом, сложит молитвенно руки и воскликнет – «Боже, какая красота!». Но он даже не взглянул. Пришёл, нагнулся, сестра вложила ему в руку скальпель, и всё разрезал. Он искромсал красоту!
Нет, я никогда не буду портить ножом красоту человеческого тела!

Когда-то потом, я понял, что система медицинского образования не верна в корне. В медицине магии-науки и магии-искусства пересекаются и живут в органическом единстве. Но магии наук довлеют современному миру. Какое мне дело до того, что меня убьёт врач, сдавший математику и физику на отлично! Сам этот технологический подход безнравственен и порождает аморализм. Надо обучать искусству врачевания каждого желающего, чтобы судить по творениям. Медицина это такой же язык, как музыка, поэзия, математика. Это нужно постигать в детстве, когда языковые навыки прививаются без усилия, что бы потом, когда окончательно подрастёшь, можно было уже и поговорить с людьми иных культур и континентов.

Когда я понял, что во время ночных посещений ко мне приходил дедушка? Не знаю…. Просто я привык к этой мысли, и если у меня возникали неразрешимые проблемы, звал его на помощь. Поле того, как «он» обрёл имя, ужас исчез, и мы уже общались в кровной обстановке близкого родства.
Дедушка настолько вошёл в мою жизнь, что я сдружившись с кем-либо, не только рассказывал о своём близком родственнике, но и пытался представить:
– Знакомьтесь, это мой дедушка!
И великих людей я стал оценивать по-другому.
– Да, Гёте великий поэт, но кем стали его дети?
– Да Леонардо да Винчи и Микеланджело гениальные художники, а вы что-нибудь слышали про их детей?
Но познакомить по-настоящему мне удалось только со своим сыном. Когда он снимал свой дипломный фильм, который постепенно разрастался в киношедевр, он стал чувствовать, как ему сильно помогают, в тех вещах, где не достаточно профессионального мастерства и приходится полагаться на удачу. В конце концов, он даже сформулировал творческий принцип. 
– Если у меня не клеится монтаж, я оставляю на ночь, и мой прадедушка делает всю работу. Остаётся только просмотреть и восхититься!
Кончилось дело тем, что он включил дедушку в титры, как одного из создателей фильма, а перед началом показа написал слова особой благодарности ему.

Я стремился в медицину, поскольку душа, отделяясь от тела, переходила внутрь меня. Я перестал бояться смерти, потому что вечность стала моей первореальностью. Но влекло лечить, наслаждение облегчать боль и освобождать от страданий.
Меня не взяли в биологический класс, и я пошёл в химический. Я посещал клуб юного медика, и по блату, с другом, секции в морге. Человек в этих занятиях куда-то исчезал и его место занимал труп, остан. Но я не отчаивался, главное, что я живой, главное не потерять ощущение живого человека, не притерпеться к трупу.
Уже в старших классах, моя бабушка в Киеве, мамина мама, родная сестра дедушки, мне рассказывала о моих родственниках. А эта бабушка, бабушка Лена (про которую мальчишки в киевском дворе спрашивали, издеваясь – красивая ли она, а я не замечая издёвки, отвечал, что да, самая!.. а старушки на лавочке назидательно объясняли – все бабушки одинаковые!), была в двадцатые годы ученицей Яхонтова. Как-то выступая на митинге с агитационной декламацией посвящённой открытию офицерского училища, одного из первых в стране «советов», её осенило, что лучший ораторский приём это личный пример, и она в порыве вдохновения воскликнула: “Я первая вступаю!” Она стала первой советской женщиной офицером. Брак с маминым папой был простым, офицерским, и как тогда было принято, не регистрировался, что не помешало, однако, прожить им вместе всю жизнь. 
Этот, факт – не регистрации брака, которого потом стали стесняться, спас, в своё время, другую бабушку (пытавшуюся прыгать со мной из окна), когда указ о запрете абортов застал её беременную с открытой формой туберкулёза. Но все указы в нашей стране имели исключения, и ей сделали аборт, как жене офицера (на них указ не распространялся) Ицкович, который был бабушкой Леной. Во время войны бабушку назначили комиссаром в женскую эскадрилью. Но дядя был грудным, а мама пяти лет, поэтому их не брали в один детдом, а бабушка на разные не соглашалась. 
Подумать только, чуть-чуть везения и всё это могло бы и не писаться! В день перед смертью бабушка внезапно устроила большую готовку, и когда она умерла, оказалось, что поминки в полном сборе. 
К, сожалению, наши отношения портил Киев, город моего мучительства, где в маленьком дворе мы с братом были москали, да ещё к тому же евреи. Но я до сих пор, как не у кого из живых, помню её лицо, её руки. А какие она готовила сладкие блюда! А какие пекла пироги и варила варенья! А сколько! Последние съели через десять лет после её смерти... но это уже рассказ из другой жизни. 
… что дедушка всю жизнь мечтал стать врачом, (папа помнит, что в местечке он был талмудистом) и даже поступил в медицинский институт, но по странной прихоти тех лет, по роковому жребию его перераспределили в авиационный, в котором и стал он авиаконструктором. Одно время он даже возглавлял авиационный институт, и его самолёты ещё летали во время войны. 
Большой террор тридцатых годов застал Зельмана Исааковича в командировке во Франции. По письмам и слухам он понял, что происходит, самовольно прервал командировку, возвратился в Союз, взял семью и переехал в Москву, где сдал институт, устроившись за завод мастером. Во время войны дедушка рвётся на фронт, но его не пускают, и он заместитель Туполева при строительстве первого реактивного самолёта. Только в 53 г. во время компании по борьбе с космополитами дедушка оказался на улице, и целый год искал работу.
Умер дедушка на рабочем месте, как говорят, от разрыва сердца. Вероятно, дедушка был большим изобретателем, из того, что он изобрёл и мне называл папа, я запомнил только самозатачивающиеся коньки. Так и не довелось на таких покататься! За каждое изобретение завод его чем-нибудь награждал, и у нас появлялись: колонка горячей воды, телефон, телевизор, то, что на моей памяти было уже у всех соседей. Папа говорит, что мы проживаем дедушкино наследство, он сам, проработав 25 лет на том самом месте, где дедушка умер, нечего не приобрёл, кроме доброго отношения сослуживцев, да подозрения начальства.

Мне казалось, стоит только рассказать на собеседовании в институт историю про дедушку и медицину, как меня сразу же примут без экзаменов. Зачем экзамены, я люблю людей, а не физику и химию. Неужели там никто не поймёт понятного мало-мальски со мной знакомому. Я врач от Бога! Я покажу им свои чуткие руки и душу.
Собеседование свелось к заполнению пустых формальностей, да вопросам подозрительности. Родителям удалось, играя на моей мечте, уговорить меня записаться русским. Русским Морозовым из села Подмокрого с одними Морозовыми был мой другой дедушка-офицер. Но менять фамилию и имя отчество я отказался наотрез. Если имя и дают родители, то подписывается оно, где-то в другом месте. 
Теперь я знаю точно, моё поступление было простой формальностью.
Так всегда, останавливаясь перед закрытой дверью, стучишь, ждёшь, и уходя, всё ещё оглядываешься, может, откроют? Но имеешь ты дело не с человеком, а с бесчувственной дверью. Все ушли. Никого нет дома.
Экзамен по физике я сдал на хорошо, хотя не готовился, и билета не знал, но в билете были почти одни задачи.
Ещё в восьмом классе обнаружилась странная особенность, я выполнял примеры и уравнения, не решая, просто после мимолётного размышления приписывал ответ. Как-то я проделал это в классе у доски – математичка потребовала объяснений, которых у меня не нашлось. И она объявила меня сумасшедшим, развернув целую компанию. Дело могло бы кончиться психбольницей, но родители для начала сводили меня к знакомому психиатру, и он после некоторого общения со мной заявил, что у меня психика сформировавшегося поэта. Тут-то я и узнал, что я поэт. 
Скоро я перешёл в другую школу, физика и математика перестали меня интересовать, как науки, и волновали, как образ зрения, но ещё какое-то время я с ребятами из физмат школы ходил на различные олимпиады, писал им ответы, а они подгоняли под них решения.

Я пришёл до экзаменов в вестибюль второго меда и попытался вспомнить будущее, как это часто делал на новом месте. Но вспомнить ничего не удалось, будущего не было. Евреев в медицину не брали, а я к тому же вместо школьных занятий принёс любовь.

Перед сочинением я со своей подругой, Марианной, пошёл в театр, и посмотрел один из лучших спектаклей в своей жизни “Цезарь и Клеопатра” Кировского драматического. По дороге со спектакля нам встретилось несколько человек с арбузом и попросили у нас нож. Ножа у меня не было, но я сразу понял, что если найду что-нибудь острое, они отдадут мне половину арбуза. И я дал ключ. Очень вкусный арбуз мы весело с кем-то ещё разделили.

На утро я пел траурные марши, было очень грустно, я с кем-то прощался. И тему – “Твой любимый женский образ в русской литературе”, писал дурацки про Веру Павловну из “Что делать”. Хотя, единственным лицом, проступившим для меня из бумажной пыли, была Сонечка Мармеладова.
В общем, я отсутствовал, и читал сочинение своей соседки по парте – «о любви к людям, о счастье», что меня, естественно, потрясло несоответствием обстановки. А когда мы сдавали листки, познакомился с ней и назначил свидание у оценочных стендов в день объявления результатов.

Господи! Зачем пишу всё это?! Нет мне исхода! Я выпал из времени! Я, поэт –посвященный женщине! Я, еврей – посвященный Богу! Я русский – посвящённый истории! 
Оттого-то люблю прежде встречи, оттого-то и ревнуют прежде любви, оттого-то и жизнь прежде смерти! 
Разве дар унесу я в могилу и оттого мараю белое чёрным? Здесь не бумаге я встречаюсь с Богом, и говоря прилюдно, молчу с Ним наедине: о дедушке, о медицине, о самом главном – нашем не расставании с Ним, нашим с Ним отречении на муку прежде времени. 
Когда я живу, я не успеваю Тебя понять, и я говорю – рок. Когда я пишу, я проникаюсь любовью и шепчу – Боже! Что Ты делаешь с нами? Ты вкладываешь в нас прекрасные мечты и стремления, и погружаешь в быто-пучину. Зачем? Чтобы мы научились понимать Тебя, чтобы мы...
В списке провалившихся я сразу увидел свою фамилию, и на какое-то время оцепенел, и не мог включиться в действительность, чтобы перевести взгляд. 
– “Ну, вот, а ты волновалась, в вашей группе никто не провалился кроме одного мальчика – Ицковича, как мне его жалко!” 
Я обернулся, женщина успокаивала дочь, а за их спинами отворялось низкое в арочной двери сочащееся небо. И из этого неба по самому центру арки упал голубь. Я подошел ближе, какая-то женщина в сером плаще зонтиком отодвигала в угол разбитое тело. Фиры не было. 
Я пошёл звонить домой, но автоматы были заняты и около них стояли большие очереди. Постепенно я сдрейфовал к метро, где в телефоне с разбитым стеклом стояла только одна женщина. 
– “Ну, вот, а ты волновалась, в вашей группе никто не провалился, только один мальчик – Ицкович, как мне его жалко!” 
Как они мою фамилию запомнили-то. Когда её редко кто произносит правильно с первого раза?
Женщина вышла из кабинки, и я сообщил родителям, что полностью «провалился» и теперь могу гулять. Навстречу из института шла Фира: “Женя, ты очень расстроился?”
Нет, Фира, я не расстроился, я немножко умер, как умираю каждый раз, когда Бог призывает меня к себе. И если бы не ты, я не поверил в этот рассказ, потому что события из другой жизни кажутся мне ирреальными. Но ты говоришь мне: “Помнишь голубя?” и мы вспоминаем: один – последний полёт, другая – разбитое тело.

1991 г. - 06.10.1992 г. © ЕСИ
http://www.algabriona.ru/ 
eciarteci@mail.ru

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

12:39 Губернатор Подмосковья пообещал избавить жителей региона от вони в начале года
12:07 Правительство Австрии поддержало смягчение санкций против РФ
11:35 Глава МИД Великобритании не увидел фактов влияния РФ на Brexit
11:15 СМИ рассказали о затрате Пентагоном 20 млн долларов на изучение НЛО
10:52 В Финляндии возбуждено дело после публикации данных о контроле разведки над интернетом
10:20 Представители Трампа обвинили спецпрокурора по РФ в незаконном получении документов
09:53 Завершилось голосование по названию моста в Крым
09:34 В Москве побит абсолютный температурный рекорд с 1879 года
09:24 Источник рассказал о переносе с Байконура пилотируемых пусков
09:12 В Дагестане силовики вступили в бой с боевиками
16.12 22:07 Курс биткоина превысил 19 тысяч долларов и вернулся обратно
16.12 21:03 СМИ узнали о «мирном» письме Саакашвили к Порошенко
16.12 19:56 Собчак заявила о готовности не участвовать в выборах
16.12 19:45 ПАРНАС отказался от выдвижения своего кандидата в президенты
16.12 19:28 Галерея-банкрот потребовала 27 млн рублей из Фонда храма Христа Спасителя
16.12 19:14 Российский биатлонист принес сборной первую медаль Кубка мира
16.12 17:07 Володин призвал власти РФ и Белоруссии уравнять граждан в правах
16.12 16:18 Фигуранта дела о контрабанде алкоголя нашли убитым в Ленобласти
16.12 15:13 Экс-сотрудник ФСБ отверг обвинения в хакерских атаках против США
16.12 15:11 Украина составила план покорения Крыма телевидением
16.12 14:07 Ученые из США выложили в сеть видео с ядерным испытанием
16.12 13:55 Овечкина признали одним из величайших игроков в истории НХЛ
16.12 13:12 Борис Джонсон снялся в «рекламе» сока с Фукусимы
16.12 12:53 Глава Минтруда анонсировал выделение 49 млрд рублей на ясли
16.12 11:40 В Москве мошенники забрали 20 млн рублей у покупателя биткоинов
16.12 11:29 Норвегия первой в мире «похоронила» FM-радио
16.12 10:51 Российские военные обвинили США в подготовке «Новой сирийской армии» боевиков
16.12 10:00 Россия вложила в госдолг США 1,1 млрд долларов за месяц
16.12 09:51 Собянин позвал москвичей оценить новогоднюю подсветку
16.12 09:21 Трамп включит «агрессию» КНР в стратегию нацбезопасности
15.12 21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
15.12 20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
15.12 20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
15.12 20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
15.12 20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
15.12 19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
15.12 19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
15.12 19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
15.12 19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
15.12 19:03 В Назарете отменили Рождество
15.12 18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
15.12 18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
15.12 18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
15.12 18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
15.12 18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
15.12 18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
15.12 17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
15.12 17:48 ФИФА пригрозила отстранить сборную Испании от ЧМ-2018 из-за действий властей
15.12 17:28 Задержанный в Петербурге планировал взорвать Казанский собор
15.12 17:25 Промпроизводство в РФ в ноябре упало максимальными темпами за 8 лет
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.