Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
15 декабря 2017, пятница, 13:25
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

22 марта 2010, 09:04

Можно ли реформировать российскую судебную систему?

О перспективах реформ в области судебной системы с известным экспертом в области неформальных практик в России, социологом, профессором Лондонского университетского колледжа Школы славянских и восточноевропейских исследований (School of Slavonic and East European Studies) Аленой Леденевой побеседовал Оливер Кэролл.

В настоящее время часто высказывается мнение, что российская судебная система не работает: рассказывают о громоздком законодательстве и негласном вмешательстве государства в судебные процессы. До какой степени оправданно столь карикатурное изображение?

Начнем с хорошего. Если говорить об основном своде законов, российская конституция — это один из образцовых документов такого рода в мире. Российское законодательство, в целом, тоже соответствует всем юридическим критериям. Проблемы возникают тогда, когда речь заходит о согласованности и последовательности. Наряду с действительно здравыми законами, встречаются законодательные "ловушки", которые создают административные барьеры; кроме того, есть устаревшие законы, которые до сих пор не аннулированы. Но главное - это проблема исполнения судебных решений.

Если вывести краткую формулу, получится чрезмерная зарегулированность при недостаточном исполнении правовых норм, что и выражено в расхожей фразе о российских законах, строгость которых компенсируется их неисполнением.

В условиях административного давления судебная система оказывается под воздействием большого количества неформальных факторов: давления, неформальной передачи команд и сигналов, с использованием неформальных сетей и дружеских связей, неписанных правил и неформальных критериев избирательного законоприменения, которые встраиваются в российскую модель управления. Совокупность этих факторов иногда называют «системой». Как говорят эксперты, полагать, будто каждое дело в российском суде решается по указке сверху, конечно, абсурдно, но безусловно, в каждом отдельном случае находятся, или могут найтись способы, с помощью которых «система» производит «правильные», с точки зрения власти, решения.

Каким образом такие «правильные» решения принимаются на практике? Просто звонят судье из Кремля? Или важнее какие-то косвенные импульсы — например, карьерные перспективы?

Устные указания сверху, конечно, имеют значение. Это наиболее буквальное проявления «телефонного права» (выражение, которое иногда фигурирует в нынешних СМИ). С другой стороны, как вы и говорите, неформальное давление не обязательно действует напрямую. В недавнем экспертном отчете подчеркиваются не столько внешние, сколько внутренние для судебной системы факторы давления, которые удерживают судей в определенных рамках. Наиболее проблематична роль председателей суда. Самоцензура. Необходимость играть по неписаным правилам (потому что без этого невозможно функционировать и продвигаться внутри судебной системы).

Именно эти формы давления я рассматриваю в своих исследованиях. К сожалению, их труднее всего изучать, так как они понятны только людям внутри системы, но внутри системы же и теряется чувствительность к ним. Те, кто их распознают, не хотят их афишировать, а большинство привыкает—против системы идти трудно, а то и невозможно. Как правило, судьям, приходится "выпасть" из системы, чтобы заговорить об этих проблемах открыто. Прекрасный примеры—Ольга Кудешкина, Сергей Пашин, Тамара Морщакова. А иногда и в обратном порядке, как в случае с судьями Конституционного суда Ярославцевым и Кононовым.

Эксперты также подчеркивают ключевое значение «круговой поруки» в профессиональном сообществе. Они имеют в виду ощущение взаимозависимости и взаимного контроля. Иными словами, судей объединяет некая корпоративность. Они не хотят выносить сор из избы. Судьи понимают, что каждый у каждого из них могут возникнуть проблемы, и по возможности "не сдают своих."  

В истории любых зависимых отношений процесс назначения представляет собой ключевой пункт. Есть ли какие-нибудь сведения о том, как судьи получают работу? Кто эти люди? Откуда их набирают?

Из интервью, которые можно найти в прессе и которые я провела сама, явствует, что вопросы о назначении решаются с консультацией в соответствующих ведомствах и органах исполнительной власти. Зачастую  испытательный срок и неформальные беседы используются для "инициации" судей (метафорой послушания стал оксюморон "судья-первогодка"). По словам судьи Кудешкиной, независимому лицу очень трудно получить назначение. Если вы не играете в игры лояльности, вы вообще выпадаете из игры.

Общая ситуация с назначениями такова, что в судебной системе образовалось огромное количество вакансий. Это началось с реформ 1990-х гг., в результате которых появились суды присяжных и дополнительные звенья в судебной системе. В 2000 г. 8% судейских мест пустовали: просто не хватало людей соответствующей квалификации. В итоге эти вакансии часто занимали молодые сотрудники секретариата суда, которых назначали по окончании вечерних подготовительных курсов. В судьи часто попадали люди из прокуратуры и других правоохранительных органов.

Неудивительно, что во многих случаях результат был далек от совершенства.  А ведь известно, и верно, как утверждает Тамара Морщакова, в прошлом заместитель председателя Конституционного суда, что слабость работников порождает зависимость. Это очень важно. Даже если вы дадите неопытным людям полнейшую свободу, они всё равно не  воспользуются ею адекватно. Без подсказок и советов со стороны председателя суда они просто потеряются.

То есть, возможно, это было сознательной стратегией?

Отчасти это и есть принцип работы «системы». Если вы хотите, чтобы ваши люди слушались председателя суда, то надо назначать молодых и неопытных. Потому что ими легче управлять. Конечно, это часть истории. А другая часть – это то, о чем мы говорили до этого: корпоративная ответственность, страх утечки компрометирующей информации и т.д. Дмитрий Медведев и сам в какой-то мере продукт «системы». Путин выбрал его на пост президента из-за его личной преданности и из-за его неопытности как государственного деятеля.

И всё же, будучи даже продуктом «системы», Медведев каким-то образом пытается ее изменить. Он много говорит о том, что надо бороться с коррупцией во власти, с «телефонным правом» и кумовством при назначении на должности. Насколько он искренен? Имеет ли это какое-то значение?

Я бы сказала, что эта риторика сама по себе имеет большое значение. Впервые эти дефекты системы были открыто признаны на президентском уровне. Медведев даже признаёт, что они представляют собой угрозу национальной безопасности. Факт такого признания как таковой уже прогресс.

Нельзя сказать, чтобы действия Медведева сводились только к словам. Он начал реформы, которые, в сущности, представляют собой серьезный вызов «системе». Он предлагает, например, реформировать систему назначений на руководящие должности, а это довольно радикальный шаг. Сегодня такие назначения по большей части завязаны на личных контактах и финансовых возможностей кандидатов.

Медведев предложил создать общегосударственную базу данных правительственных чиновников; ввести президентскую квоту на назначения. Первая сотня номинантов из запланированного «золотого» списка в 1000 кандидатов была объявлена в феврале прошлого года. Еще 500 были объявлены совсем недавно. Большинство из них – молодые, энергичные и успешные люди. Критики, конечно, справедливо указывают на то, что принципы создания этого списка далеки от прозрачности: кто выбрал этих людей и по каким критериям? С другой стороны, база данных содержит много новых имен, и эти люди, вероятно, cмогут противопоставить профессионализм принципам «системы».

Достаточно ли у Медведева поддержки, чтобы, как вы говорите, преодолеть сопротивление тех, кому система выгодна?

Мы не знаем. Любопытно, что у Медведева иная база поддержки, нежели у Путина. Считается, что Путин, по большому счету, опирается на «силовиков» (бывших сотрудников спецслужб); Медведев же опирается на «цивиликов», то есть своих бывших коллег с факультета гражданского права Ленинградского государственного университета. В свое время появление Путина ознаменовало переход неформальной власти от преступных группировок к «силовикам»; появление Медведева может оказаться предвестником перехода власти от «силовиков» к «цивиликам». С точностью до выборов 2012 года.

При Медведеве юридическая элита начинает вести себя более активно. Широкоизветны реформы и предложения Антона Иванова. Симптоматичен исход дела о клевете (Боев против Соловьева, 2008 г.), когда столкнулись Валерий Боев, глава управления по кадровым вопросам и государственным наградам в Кремле, и Владимир Соловьев, известный теле- и радиоведущий, который заявлял, что Кремль контролирует арбитражный суд. Беспрецедентны показания  первого заместителя председателя Высшего арбитражного суда Валявиной: она выступила с неожиданным заявлением в поддержку позиции Соловьева.

То есть она заявила, что Боев и ее вынуждал к вынесению определенных судебных решений…

Именно. Ее свидетельство было в значительной степени решающим, и Боев отозвал свой иск. Это заявление до сих пор вспоминают в британских залах суда, приводя его как пример государственного давления в российской системе.

А беспрецедентны в каком смысле?

Не могу с уверенностью говорить о советском периоде, но в последнее время не бывало случаев, чтобы высокопоставленный судья, к тому же женщина, выступал в качестве свидетеля и давал такие показания. Скорее всего она предварительно посоветовалась с главой Высшего арбитражного суда Антоном Ивановым; и скорее всего, Иванов в свою очередь посоветовался со своим другом и соавтором Дмитрием Медведевым.

Заявление Валявиной – это явный сигнал: президент не хочет, чтобы бюрократы вмешивались в работу судов.

Но, тем не менее, некоторые комментаторы указывают на то, что никаких действий не последовало: никого не стали преследовать в судебном порядке. По их версии, вся эта история была просто PR-акцией Медведева…

На это нужно смотреть в перспективе. Давайте вспомним 2005 г., когда случай «телефонного права» впервые попал в судебное разбирательство. Подсудимой оказалась женщина, которая, якобы из секретариата Антона Иванова, с целью разрешить вопрос о собственности. Она представилась секретарем председателя Высшего арбитражного суда; а поскольку она раньше работала в суде и знала специфику таких разговоров, её распознали не сразу. Но когда поняли, что звонок был ложным, эту женщину нашли, и устроили показательный процесс о «телефонном праве».

Это был странный процесс. Наказание понес человек со стороны, в вину ему вменялась неудачная попытка воспользоваться «телефонным правом»; а к системе тогда вопросов не возникло, и она продолжала работать в интересах тех, кто находился внутри нее.

С этой точки зрения, нельзя не признать, что заявление Валявиной – это колоссальный прогресс.

Вы упомянули арбитражные суды. Они вызвали в России довольно большой интерес – из-за связей между Антоном Ивановым и президентом, но также и потому, что возросло количество судебных дел: в первый год правления Медведева их было на 36% больше, чем в прежние годы. Действительно ли существует такая разница между типами судов?

В России есть суды общей юрисдикции, возглавляемые Верховным судом. Есть система арбитражных судов во главе с Высшим арбитражным судом. И есть Конституционный суд, состоящий из девятнадцати судей, который определяет конституционность законодательных норм.

Лучшей репутаций пользуются арбитражные суды, которые решают коммерческие споры. Во-первых, это новые постсоветские институты: в советское время их вообще не было, и там работают судьи, которые специально для этого обучены. Во-вторых, в этих судах требуется настоящая экспертиза и компетентность, то есть судьи обычно работают профессиональнее. Американский ученый Кэтрин Хендли провела большое исследование этих судов. Она проанализировала разбиравшиеся ими дела и пришла к выводу, что вынесенные решения были по большей части справедливыми и независимыми. Ей не удалось найти ни серьезных противоречий с законодательством, ни признаков неформального влияния на судебные решения.

Хендли также высказала интересный взгляд на реформу в целом: она сказала, что давление снизу столь же необходимо для проведения судебной реформы в России, как и инициативы сверху. Позволяют ли данные ваших исследований заключить, что российская общественность как-то участвует в процессах, связанных с законностью? И есть ли консенсус наверху?

Кэтрин Хендли, безусловно, заметила бы растущий спрос на право. И действительно, как показывают ее данные, из десяти россиян трое обращаются в суд, как только возникают какие-то проблемы. Те же данные показывают, что суды в России из всех официальных институтов пользуются наибольшим доверием – если, например, сравнивать с милицией и т.д.

Но это, конечно, не дает повода утверждать, что существует некое постоянное давление снизу. Для давления требуется самоорганизация гражданского общества – например, через ассоциации домовладельцев или автолюбителей. В юридической сфере такого рода ассоциаций просто не может быть. Случаи проигравших в суде, как правило, слишком непохожи друг на друга, и нет оснований для протеста а тем более для гражданского движения. Хорошо известно, что правозащитники считают эту сферу особенно трудной для своей деятельности. Они делают, что возможно, но изменить систему не в их силах.

Что касается консенсуса наверху, то мы можем констатировать наличие консенсуса в отношении стратегии. Если говорить о стратегии, то вся власть единодушна в том, что надо улучшать инвестиционный климат; что лучше, если дела будут разбираться внутри страны, а не в Страсбурге; что нужна судебная реформа и создание независимой судебной власти. Проблема не в этом. Проблема в тактике, и здесь, конечно, есть расхождения.

В заключение главный вопрос: есть ли вероятность, что реформы Медведева победят «систему»?

Вероятнее всего, реформы увенчаются лишь частичным успехом. Одна проблема заключается в том, что инициированные элитой и проводимые сверху изменения обычно недостаточно действенны. Юридический бэкграунд Медведева тоже не всегда в помощь. Он по-видимому считает, что если принять новый закон, то изменится и практика, а на самом деле влияние формальных институтов весьма ограничено, особенно в российскои среде. Что делать понятно: надо менять культуру институтов; необходимо, собственно, сочетать механизмы, которые, с одной стороны, повышают риск в случае ненормативного поведения, а с другой, повышают защищенность тех, кто хочет профессионально исполнять свои обязанности; интегрировать в систему неудобных людей, таких как как Ольга Кудешкина. До сих пор добиться этого было очень трудно, ведь это долгосрочный и непростой процесс.

Вторая проблема состоит в том, что даже изменения в формальных институтах сопряжены с продавливанием, в том числе и неформальными методами. Если Медведев действительно хочет перемен, ему, в конечном счете, придется действовать по правилам «системы». Например, ему придется отдавать устные распоряжения и следить, чтобы они выполнялись. Случай с Валявиной, в этом смысле, можно рассматривать и как очередной сигнал для чиновников и бизнесменов: не вмешиваться в судебные дела. Когда в 2000 г. олигархам был дан сигнал Путиным не вмешиваться в политику, последовали санкции.  А вопрос, последуют ли какие-нибудь санкции против тех, кто нарушит «команду» Медведева, остаётся открытым.

См. также:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

13:24 Ученые заглянули в глаз трилобита
13:23 Власти Москвы отказали Илье Яшину в проведении акции 24 декабря
13:19 Индекс потребительских настроений по всей России вышел в «зеленую зону»
13:08 Прокуратура назвала самое коррумпированное подразделение силовиков
13:00 Лавров заявил о вмешательстве США в выборы в России
12:47 Совет Федерации подключился к поиску источника вони в Москве
12:40 Минтранс анонсировал возобновление рейсов в Каир в феврале
12:25 Дед Мороз заявил об отказе от пенсии
12:20 Дума приняла закон об индексации пенсий в 2018 году
12:07 Антитела к вирусу лихорадки Эбола вырабатываются через сорок лет после болезни
12:01 ЦИК снова пересчитал желающих баллотироваться в президенты
11:41 Улюкаев признан виновным в получении взятки
11:40 Совладельцы Промсвязьбанка списали проблемы на конкурентов и информатаки
11:24 Дума подняла МРОТ до прожиточного минимума
11:14 В Совфеде предложили заменить флаг России на ОИ-2018 флагами регионов
11:07 Министерство образования отказалось вводить 12-й класс в школах
10:54 Власти предложили схему отказа от долевого строительства
10:54 Управление «клеточной смертью» поможет победить опасное заболевание
10:46 Гендиректором «Яндекса» назначена Елена Бунина‍
10:33 Трамп предлагал продать изъятую у России дипсобственность
10:17 Совет Федерации дал официальный старт президентской кампании
10:06 В США отменили введенный при Обаме сетевой нейтралитет
10:05 Правительство отказалось запретить курение у подъездов‍
09:45 «Нелюбовь» Звягинцева вошла в короткий список претендентов на «Оскар»‍
09:42 ЦБ ввел в Бинбанк и Промсвязьбанк временную администрацию‍
09:32 Задержан отец подозреваемых в организации теракта в Петербурге
09:25 Вонь в Москве дошла до Собянина
09:13 ЦБ отозвал лицензию у банка «Солидарность» из второй сотни
09:10 WADA ответило на обвинения Путина в запугивании
08:52 Суд арестовал замглавы Росимущества по подозрению в хищении‍
08:36 Путин обсудил с Трампом Северную Корею
08:19 Лидеры ЕС договорились продлить антироссийские санкции
08:00 СМИ рассказали об отказе Медведева уволить главу Росавиации
14.12 23:20 В Москве пройдет обсуждение книги Павла Уварова о Франции XVI в.
14.12 22:53 Минобороны РФ изложило свою версию «перехвата» Су-25 над Сирией
14.12 22:43 Россияне обыграли шведов на домашнем этапе Еврохоккейтура
14.12 21:35 «Современник» отложил спектакль из-за госпитализации Гафта
14.12 21:26 Захарова назвала ответственных за гибель людей в Донбассе
14.12 21:16 CNN сообщил о перехвате российских истребителей над Сирией
14.12 21:07 Четверо детей погибли при столкновении автобуса с поездом во Франции
14.12 20:04 Россельхознадзор запретил ввоз чая из Шри-Ланки из-за вредного жука
14.12 19:52 Apple начала продажи самого дорогого компьютера
14.12 19:30 Минтранс попросил Медведева уволить главу Росавиации
14.12 19:17 Дисквалифицированный лыжник Легков вошел в Putin Team
14.12 19:13 Биатлонистка из РФ выиграла спринтерскую гонку для Словакии
14.12 18:47 ЦИК насчитал 13-15 желающих баллотироваться в президенты
14.12 18:35 В московском воздухе зафиксировали тройное превышение сероводорода
14.12 18:19 КНДР пообещала США жесткие контрмеры за морскую блокаду
14.12 18:18 ЕЦБ и Банк Англии не стали менять ключевые ставки
14.12 18:12 Роскомнадзор пригрозил блокировать СМИ за «нежелательные» ссылки
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.