Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
13 декабря 2017, среда, 22:13
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

15 апреля 2010, 09:36

Вскрытие голов в Украине: история одного нейрохирурга

См. также часть 1

Я впервые приехал в Киев зимой 1992 г., несколько месяцев спустя после распада Советского Союза.

Эта поездка была почти случайностью. Один английский бизнесмен хотел продавать в Украине медицинское оборудование. В Киеве находился знаменитый нейрохирургический госпиталь, и он хотел взять с собой туда нескольких британских нейрохирургов, чтобы они рассказали о современной нейрохирургии и необходимом для нее оборудовании. У него был дядя, который работал местным педиатром, и он посоветовал этому бизнесмену позвонить в нашу больницу и выяснить, не хочет ли кто-нибудь поехать. Больничный телефонный оператор, несколько обескураженный вопросом, не хочет ли кто-то из нейрохирургов поехать в Украину на следующей неделе, переадресовал звонок моей секретарше по фамилии Гейл. Недаром о ней говорили, что она может решить практически любую проблему. Когда она заглянула в мой кабинет, я был как раз там.

«Хотите поехать в Украину в следующий четверг?»

«Конечно, нет, – сказал я с некоторым недоумением. – У меня в тот день амбулаторные больные. Слишком поздно предлагают».

«Да, ладно. Вы всё время говорите, как вы интересуетесь Россией, а до сих пор там не бывали».

Гейл обычно больше всех бывала недовольна, когда я отменял амбулаторию, потому что именно ей приходилось принимать все звонки от расстроенных пациентов и переносить их запись. Поэтому в этот раз мне пришлось прислушаться к ее совету.

«Ну хорошо. Тогда поеду», – сказал я.

Так получилось, что я с двумя коллегами поехал в Украину. Советский Союз распался за несколько месяцев до того, и Украина объявила себя независимой. Но так как раньше никогда не было отдельного украинского государства, было совершенно непонятно, что значит эта независимость. Ясно было только, что страна в полном хаосе, а ее экономика близка к коллапсу. Заводы были закрыты, по всей стране была безработица. Условия в больницах, где я побывал, были кошмарными.

В Киеве нас отвезли в Институт нейрохирургических исследований; это гигантское уродливое здание с бесконечными коридорами – как во всех больших больницах. Коридоры были темными, и плохо освещенными. На стенах можно было разглядеть плакаты с изображением достижений советской нейрохирургии: зернистые черно-белые фотографии героев-нейрохирургов в высоких белых шапках вперемежку с серпами, молотами, красными звездами, вдохновительными лозунгами и изображениями сцен Великой Отечественной войны. Всё – от самого здания и плакатов на стенах до спертого воздуха, пропахшего дешевым табаком и каким-то странным, тошнотворным дезинфицирующим средством, – отдавало упадком и изношенностью.

Нас привели в кабинет директора института – видного академика Ромоданова. Это был высокий, старый, внушительного вида человек с большой головой, увенчанной львиной гривой белых волос; на нем был белый халат с высоким стоячим воротником. При этом он выглядел таким же изношенным, как и коридоры; он и в самом деле умер несколько месяцев спустя. После обычных формальностей знакомства – всё при посредничестве переводчика – мы расселись вокруг длинного стола.

«Зачем вы сюда приехали? – сердито спросил он. – В качестве туристов? Поразвлечься, глядя на наши трудности? У нас сейчас плохие времена». Мы старались отвечать дипломатично, говорили о дружбе, профессиональном взаимодействии и международном сотрудничестве. Но это его, казалось, не убеждало, и он был, конечно, совершенно прав.

Потом один из его ассистентов показывал нам знаменитый институт. «Это крупнейшая нейрохирургическая больница в мире, – сказали нам. – Здесь восемь отделений, пять этажей и четыре сотни больничных мест». Я был поражен: в моей собственной больнице с одним из крупнейших нейрохирургических отделений в Британии, было только пятьдесят мест. Мы бродили по лестницам и коридорам, переходя из одного отделения в другое, точно такое же, как предыдущее.

Во время осмотра здания мы практически не встречали пациентов, зато было полно персонала, которому, видимо, было нечем заняться. За столами для виду сидели секретари и медсестры, но столы пустовали, как пустовали и больничные койки. Ничто не свидетельствовало о том, что где-то проводятся операции; мы просили показать нам операционные, но в ответ большей частью слышали отговорки: казалось, все операционные были закрыты на ремонт. Одну операционную нам всё-таки удалось посмотреть. Оборудование было грубым и примитивным, кафель на полу был разбит, инструментов было очень мало. Было ясно, что советская нейрохирургия в своей изоляции и нищете на много десятилетий отстала от западной. Мне было страшно неловко за них, и в то же время я сердился и огорчался.

Мы выступили с нашими лекциями. Несколько вопросов из зала показали вопиющее непонимание того, о чем мы говорили. Мы вернулись к себе в гостиницу. Как во сне, мы смущенно проследовали мимо многочисленных девиц, которые надеялись заработать у западных мужчин денег, и скрылись в одном из наших номеров. Там мы выпили много виски, которым запаслись в duty free. Мы были в смятении и замешательстве от сюрреалистической разницы между тем, что мы видели, и тем, что нам рассказывали во время экскурсии по больнице.

На следующий день наш гид спросил меня, что бы я особенно хотел посмотреть. Мне говорили, что Институт не имеет дело с травматологией – хотя, насколько я мог видеть, он в тот момент вообще ни с чем не имел дела.

«Мне сказали, что здесь есть травматологическая больница, – ответил я. – Можно мне туда?» Так как в Институте я не увидел никакой практической работы, я подумал, что понаблюдав за работой скорой помощи, я смогу получить более отчетливое представление о состоянии украинской нейрохирургии.

Это пожелание вызвало беспокойство. Гид и переводчик некоторое время совещались. Возможно, они ожидали, что я попрошу их показать мне туристические достопримечательности Киева. «Мы наведем справки», – сказал мне переводчик. В тот же день мне сообщили, что мне покажут больницу скорой помощи.

Больница скорой помощи была на окраине города. По дороге к ней был пустырь с разрушенными зданиями и теми гигантскими, немыслимыми трубами, которые, кажется, окружают все советские постройки. Там были в полнейшем беспорядке припаркованы потрепанные «лады», «москвичи» и «волги». С одной стороны был обветшалый рынок с мятыми оцинкованными палатками, предлагавшими прискорбно скудный ассортимент дешевой косметики и водки. Впоследствии я слышал, что сбор нелегальной арендной платы с рыночных продавцов был важной обязанностью директора больницы и служил источником дохода городской здравоохранительной администрации.

Мы приехали к вечеру. Уже начало темнеть. Со свинцового неба начал падать чистый белый снег. Всё было серым, бесцветным и тусклым, как бывает только в советских городах. Десятиэтажная больница, в которой, очевидно, было уже восемьсот мест, была совсем убогим местом в сравнении с внушительным, хоть и полуразрушенным, исследовательским институтом. Зданию было всего десять лет, но оно уже казалось заброшенным. С электричеством были проблемы, и значительная часть больницы пребывала в кромешном мраке. Повсюду стоял запах нашатырного спирта: дезинфицирующие средства закончились, остался только нашатырь. Здание казалось необитаемым.

Меня привели в одну из темных операционных: это было огромное, похожее на пещеру помещение с большим окном, из которого открывался вид на развалины, какие бывают после бомбежки. В тусклом свете, идущем из окна операционной, мелькала метель. Хирург «оперировал» пациента, который был полностью, начиная от шеи, парализован в результате, как мне сообщили, несчастного случая, произошедшего несколько лет назад. На маленьком подносе возле хирурга лежали изуродованные временем инструменты, которые, казалось, были подобраны на свалке для металлолома.

Пациент лежал на боку, частично укрытый старой занавеской с выцветшим цветочным узором. Хирург воткнул в спину пациенту несколько больших игл и через них вводил ему в позвоночный канал холодный физиологический раствор. Видимо, предполагалось, что это стимулирует спинной мозг к выздоровлению; рефлекторные движения ног парализованного вызывали у хирурга радостные возгласы: видимо, он считал это свидетельством того, что терапия работает.

Мне, как и любому западному врачу, эта процедура представлялась нелепой и даже гротескной. Позднее я понял, что в России тогда еще не было разделения между конвенциональной и альтернативной медициной, которое принято на Западе и считается делом объективного сравнения терапии. В Украине, к примеру, я своими глазами наблюдал, как астматикам делали радоновые ингаляции, а слепым стимулировали зрительный нерв. Врачи с радостью прописывали пациентам такие формы терапии, которые едва ли имели право на существование; это было что-то вроде псевдонаучного знахарства, только чуть более опасного, нежели аналогичные альтернативные методы, популярные на Западе, – например, рефлексология или остеопатия. Последние представляют собой, главным образом, массажные практики – важное медицинское искусство, которое академические западные врачи давно утратили, если вообще когда-либо им владели.

Мы шли по какому-то особенно темному и мерзкому коридору, когда ко мне с восторженностью спаниеля подбежал молодой человек.

«Это нейрохирургическое отделение, – сообщил он на исковерканном английском. – Здесь всего три отделения неотложной нейрохирургии. Я директор отделения хирургии позвоночника». Я приготовился выслушать длинный и нудный монолог. Нескончаемое исчисление отделений, больничных мест и достижений, которым приветствовали посетителей украинских больниц, стало мне до боли привычным. Я ожидал уверений в том, что украинская спинномозговая нейрохирургия держится на мировом уровне, если не превосходит его.

А он вдруг сказал: «Здесь всё ужасно. Вы можете помочь?» Условия в отделении у Игоря были еще кошмарнее, чем в престижном исследовательском институте. Большинство пациентов с серьезными спинными травмами и параличом умирали. В рутинном порядке проводились по большей части ненужные и крайне грубые операции. Советская медицинская система не была заинтересована в хронической инвалидности, поэтому отделение Игоря представляло собой затхлое, всеми забытое болото.

Так я познакомился с Игорем Курельцом.

Генри Марш – старший консультирующий нейрохирург в Atkinson Morley Wing of London’s St George’s Hospital. Джеффри Смит снял для BBC Storyville документальный фильм “The English Surgeon” («Английский хирург») о работе Генри Марша и Игоря Курильца в Украине. Генри Марш организовал благотворительный проект, чтобы собрать денег для работы с Игорем в Украине. Подробности о фильме и о проекте см. здесь: http://www.theenglishsurgeon.com/

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

21:02 Герман Стерлигов начал продавать розги
20:44 Порошенко призвал к примирению с Польшей
20:13 ФСИН начала проверку после публикации о VIP-камерах в «Матросской тишине»
19:50 Канада разрешила поставку летального оружия Украине
19:30 У полковника Захарченко обнаружили замок в Лондоне
19:10 Совфед назначит президентские выборы на заседании 15 декабря
18:53 Лидеры исламских стран объявили Восточный Иерусалим столицей Палестины
18:35 Роскомнадзор пригрозил блокировкой за публикацию материалов нежелательных организаций
18:19 Bon Jovi и Dire Straits войдут в Зал славы рок-н-ролла
18:06 МВД предложило выплачивать деньги сообщившим о преступлении
17:40 Верховный суд Греции решил отправить российского совладельца криптобиржи в США
17:23 Навальный представил предвыборную программу
17:17 «Победа» отказалась от взимания платы за ручную кладь
17:05 «Титаник» и «Крепкий орешек» стали национальным достоянием США
16:59 Переселение по программе реновации начнется в первом квартале 2018 года
16:57 МИД рассказал о предложении РФ обменяться с США письмами о невмешательстве
16:41 В Красноярске отыскали прах Хворостовского
16:31 Ямальский депутат объяснила появление в ее запросе «города Бундестага»
16:17 Эрдоган призвал признать Иерусалим «оккупированной» столицей Палестины
16:05 Лидер Палестины призвал отменить признание Израиля
15:46 Google назвал самые массовые запросы россиян в 2017 году
15:22 Дума ввела штрафы до 1 млн рублей за анонимность в мессенджерах
15:14 Матвиенко подтвердила личное руководство Путиным операцией в Сирии
14:54 Усманов решил избавиться от доли в «Муз ТВ» и СТС
14:38 Дума ужесточила наказание для живодеров
14:31 ГП проверит снятый с «Артдокфеста» фильм
14:21 СМИ сообщили об утерянном в Красноярске прахе Хворостовского
14:07 Московский суд отказался принять иск Кашина к ФСБ по поводу Telegram
13:42 Роскомнадзор пригрозил «Открытой России» закрытием доступа к Twitter
13:40 В янтаре найден клещ и перо динозавра
13:16 Кремль ответил на заявление Трампа о победе над ИГ
13:01 Путин внес в Думу соглашение о расширении российской базы ВМФ в Сирии
12:47 Дума приняла закон об использовании герба России в быту
12:27 Дума одобрила закон о выплатах семьям за первого ребенка
12:09 «Яндекс» и Сбербанк подписали соглашение по новому «Яндекс.Маркету»
11:51 Полпреду Николаю Цуканову предложили стать помощником президента
11:34 ФСБ не нашла никаких призывов в речи Собчак о статусе Крыма
11:31 В России установят обязательные квоты для российских вин
11:07 Два участника теракта в Буденновске получили 13 и 15 лет колонии
10:45 В московской ячейке ЕР призвали не дать оппозиции участвовать в выборах мэра
10:35 50 миллионов лет назад в Новой Зеландии водились стокилограммовые пингвины
10:31 Социологи предсказали рекордно низкую явку на выборах президента
10:23 На развитие госпоисковика «Спутник» выделили еще четверть миллиарда рублей
09:57 Источники рассказали об отказе Сбербанка и Alibaba от создания СП
09:40 Транзит российского газа восстановлен после взрыва на австрийском хабе
09:39 США пообещали вернуться к вопросу Крыма
09:21 Украина задумалась об остановке поездов в РФ
09:17 Объявлены лауреаты премии «Большая книга»
09:08 На Олимпиаду поедут более 200 спортсменов из РФ
12.12 21:22 Саакашвили вызвали на допрос в качестве подозреваемого
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.